Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Турм. Фамильный замок Вальтеров

Сообщений 181 страница 197 из 197

181

Несмотря на вежливые улыбки и учтивость, Джейн понимала, что медиум проигнорировал непогоду и проехал через весь город, чтобы оказаться на пороге замка в столь поздний час, отнюдь не ради собственной прихоти. Она успела заметить, что он чем-то встревожен, да к тому же не пытался этого скрыть, а значит его привело сюда действительно дело особой важности, которое касалось всех присутствующих, иначе бы он попросил аудиенции. Должно быть, ей следовало начать тревожиться за свою судьбу, но на сегодня, кажется, лимит столь бурных эмоций был исчерпан, поэтому выражение на лице молодой женщины оставалось бесстрастным, что разнилось с её нравом.
-Боюсь, герр Вебер, неприятности стали моими спутниками гораздо раньше, чем появился мой уважаемый родственник, – сказала Джейн, усмехнувшись краешком губ, когда мужчина озвучил свой приговор. Её взгляд упал на окровавленный платок и остановился на вышитых инициалах. Она задумалась, взяв короткую паузу, продевшуюся не больше пяти секунд. – Но раз так, – наконец вернувшись из размышлений, заключила женщина, стараясь смягчить накал страстей бравируя перед загадочной угрозой, еще не осознавая в полной мере о чем пойдет речь: – Пусть «доброжелатели» встают в очередь. Уверена, что на турмском кладбище, как и на любом другом, хватит места для каждого из них.
После того, как апатия спала и на её место пришла ядовитая тихая ненависть, Джейн стала похожа на гадюку, притаившуюся в зарослях, но готовую совершить неожиданный бросок и вцепиться в глотку каждому, кто осмелиться перейти ей дорогу. То ли от излишне насыщенного вечера, то ли от выпитого вина, настроение этой женщины постоянно колебалось. Её буквально бросало из стороны в сторону, точно фрегат во время бури. Но это обстоятельство предавало ей неуловимый шарм, который между тем чрезвычайно раздражал определенную категорию мужчин.
Джейн также не могла не заметить тревогу в жестах и лице графа, на долю которого выпало итак немало горестей, начиная от путешествия сквозь время и заканчивая знакомством с чрезвычайно «сплочёнными» потомками. Наверное, не таким он представлял свое будущее, когда стоял у алтаря рядом с возлюбленной невестой. Здраво оценивая положение, фрау могла только от души посочувствовать ему. На это она, к счастью, несмотря на дурман негативных мыслей, была еще способна.
-Не тяните же, Дитрих, – опустив прелюдии, выпалила Джейн, чувствуя, что начинает терять терпение. Она переглянулась с Гербертом, который казалось был встревожен чуть больше остальных, дав понять всего одним взглядом, что несмотря ни на что ему не стоит принимать слова медиума на веру. У нее появилось инстинктивное желание приободрить его, но сил хватило разве что на то, чтобы совершить безмолвную беседу, возможно способную сказать больше, чем сами слова.
Когда Вебер поведал им о своем видении, в красках описав то, что увидел, Джейн почувствовала, как начали холодеть кончики её пальцев. Она мысленно вернулась в прошлое и вспомнила разговор со златоглазой дьяволицей.
8, 4 и 11.
- Переверни их, – потребовала предсказательница. – Мы увидим твое настоящее.
Первая карта под цифрой 8 была полностью темно-синей, почти черной, как воды океана ночью. Первое впечатление подсказывало, что больше на ней ничего изображено не было, но это было заблуждением. Если внимательно приглядеться, то можно различить контуры фантастического гиганта с множеством щупалец, прорисованные черным на темном фоне. Безобразная черная клякса, отдаленно напоминающая морских монстров со старинных гравюр. Тварь будто "спала". В отличие от других картинок у нее не было глаз. Так казалось, когда девушка только коснулась карты. Спустя мгновение монстр будто ожил, и на Дженис уставились четыре пары очей разного цвета. Надпись-название внизу карты не поддавалась толкованию, поскольку была написана на неизвестном для человека языке.
Вторая карта фигурировала под номером 4. На ней было нарисовано множество людей, занятых весьма интересным делом - оргией. Среди них всех особенно выделялась сладострастная суккуб, взирающая на Картер алчным взором.
Третья и последняя карта представляло собой искусно выполненный рисунок полураздетой женщины-мага в объятиях огромного непонятного происхождения существа, облаченного в балахон. Лик или морду этой твари скрывала золотая маска. Монстр, приобняв девицу за талию, другой рукой касался ее шеи - где на цепочке висел ключ. Сама дева тоже представляла собой прелюбопытное зрелище: верхняя половина ее тела была прекрасна и могла вызвать зависть в любой женщине, но вот нижняя была как у трупа - разлагалась. Все участники композиции также смотрели на Джейн и периодически моргали или переводили взгляд, будто пытаясь осмотреться.
- Как интересно.

8, 4 и 11. Ей определенно не везло с предсказаниями.
-Раз уж вы здесь, – сказала фрау, обращаясь к своему гостю, – то, быть может, сможете провести сеанс, чтобы получше разобраться в этом жутком видении? – она посмотрела в глаза медиума, после чего перевела взгляд в сторону Брендона, ставшего свидетелем рассказа. – Ты присоединишься к нам или…? – некоторые образы, как сказал маг, оставались неясными, поэтому до начала ритуала было сложно сказать фигурировал ли в нем он.
В конце концов они не стали терять времени даром и приступили к самой важной части этой спонтанной встречи. К тому моменту Джейн начала ощущать первые признаки наркотического опьянения.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (22.05.2017 23:50)

+2

182

Все было как в добротном фильме ужасов: ночь, старинный замок, раскаты грома и дробь дождя по стеклу. Где-то – скрежет веток и свист рассеченного о зубцы башен ветра. Уютный кабинет. Приглушенный – как показалось Брендону – свет. Давящая обстановка. Загадочные обитатели, странные и по-своему страшные. И, разумеется, пугающая тайна, которая связывает этих людей.
Да, верно: не сказка, а фильм ужасов. Он только маскировался под сказку, невинную и веселую, пока не заманил в свои когтистые объятья четверку наивных жертв. Брендон был одним из них.

Стоя спиной к гостям и хозяйке, он в болезненной сосредоточенности ловил каждое слово. Почему? Он и сам не мог объяснить. Кажется, минуту назад Бренди лихорадочно соображал, как бы выудить ключ или изыскать иной способ вскрыть злосчастный ящик, а сейчас поймал себя на том, что выхватывает всякое произнесенное слово. Просто внимательнейшим образом подслушивает эту мистическую муть!

Однако мистика этого вечера захватила его. Когда Джейн задала свой вопрос, Брендон уже стоял к ней лицом – он развернулся незаметно для всех, – и ответил сестре кратким серьезным кивком. Он выглядел… взволнованно-растерянным. Неслышными шагами он приблизился к столу и сомкнул магический круг людей, связанных общей тайной. Да, ему нравилось, как это звучало.
Он встал поближе к сестре и уставился на платок. Уши, налитые жутким багровым цветом, слушали вовсю. А в окно, стеная и грозя, скреблось нечто кошмарное.

+2

183

[NIC]Дитрих Вебер[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/t/unfi8.png[/AVA]
[SGN]Я люблю свою работу: раньше у меня ничего не было, а теперь ничего и дергающийся глаз.[/SGN]

Совместно с Гербертом Вальтером

Дитриху пришлось подавить поднявшуюся в груди волну раздражения. Отчего дурацкая бравада этой женщины так действовала на его и без того расшатанные в последнее время нервы, маг сказать бы не смог. Сам он никогда и никого не жалел, не стесняясь идти по головам ради выполнения собственных целей, но, черт возьми, судя по тем незабываемым ощущениям, которые подарило медиуму видение незавидного будущего, действия этой глупой девчонки способны затронуть жизни огромного количества людей. Откуда только такая власть? Вебер никогда не верил в судьбу, предопределенность, ему удавалось много раз доказывать тот факт, что будущее зависит только от решений самого человека, но сейчас его прямо трясло от ощущения какой-то обреченности. Почему, ну почему он не отказался от выполнения именно этого заказа? Нужно было послать дочку Картера к Дагону вместе со всеми ее родственниками, прежними и вновь прибывшими, и наконец-то позволить себе заслуженный отдых. Но что теперь страдать по волосам, снявши голову? Глубоко вздохнув, маг начал говорить.

Наверное, Вебер и сам не осознавал тот факт, что он буквально захлебывается словами, будто пытаясь поскорее выплеснуть на присутствующих в кабинете людей весь пережитый им от видения ужас. Стоявший рядом с магом Вальтер мог наблюдать, как у того на виске от волнения бьется жилка. Практический ум Герберта отчаянно не желал воспринимать всерьез то, о чем говорил медиум, однако болезненный опыт прошлого уверял, что даже в этой каше, которую «посчастливилось» лицезреть Веберу, должно быть хоть какое-то рациональное зерно. И, черт возьми, опять разговоры о какой-то мифической тьме!
- И вы готовы верить во всю эту чушь? – в голосе Герберта звучит еле сдерживаемый сарказм. В комнате стоит непередаваемый дух жженых куриных перьев, и мужчинам, несмотря на то, что проникновение в жилище демонопоклонника должно было быть скрытным, пришлось слегка приоткрыть окно из-за чуткого обоняния оборотня.
- Чушь это или нет, не слишком важно, - собеседник графа пристально изучает очередной свиток, испещренный мелким неразборчивым почерком. – Главное то, что они во все это верят и что их покровитель готов давать им силы в обмен на «мелкие» услуги. Такие как, например, жертвоприношение девственницы. Смотрите сюда: наш гостеприимный хозяин убежден, что на тринадцатый день после Йоля его господин явит себя миру, испив жертвенной крови, и принесет с собой первозданную тьму.

Дитрих так надеялся, что испытает облегчение после произнесения своего безмерно путанного пророчества, однако оно так и не наступило. Сердце медиума глухо продолжало ухать в груди, будто вознамерившись взять реванш за все прошедшие годы, когда мужчина умудрялся его не замечать.
- Некоторые образы очень туманны и не поддаются точной трактовке, - ощутив противную слабость в коленях, маг сел в стоявшее рядом со столом кресло, не спрашивая ни у кого разрешения.
Нужно было принимать решение, медлить было нельзя. Но Вебер отчего-то медлил, отчаянно цепляясь за все возможные отсрочки. Черт возьми, отчего именно сегодня он не способен мыслить рационально?
И, сама того не желая, фрау фон Вернер дала Дитриху возможность такой отсрочки. Маг попросил погасить в кабинете все электрическое освещение и зажечь свечу, которая должна была стать якорем для вызываемого духа.

Погрузившийся в практически полную тьму кабинет лишь изредка озарялся вспышками молний за высокими окнами. Люди, собравшиеся возле стола в этот странный час будто бы в ожидании какого-то злого чуда, не произносили ни слова, и тишину, которая окружила их подобно кокону, нарушала только разгулявшаяся на улице буря. Отчего же так долго? Герберт искоса посмотрел на мага, пристально вглядывающегося в пламя свечи. Веберу все же удалось справиться с волнением, он дышал ровно, хотя сердце медиума явно билось на пределе возможностей. Вальтер, сжимавший в одной руке ладонь Дитриха, а в другой – холодные пальцы Джейн, мог это явственно чувствовать. Вот только резкое похолодание в комнате мужчина заметил далеко не сразу.

Все происходящее для медиума было простой рутиной. Сосредоточившись на пламени свечи, Вебер мысленно начал составлять обращение к духу. Но отчего-то секунды ожидания сменялись минутами, а та, которую он звал, до сих пор не откликнулась. Отчего же вы медлите, сударыня? И вот, наконец, будто в ответ на свой незаданный вопрос, Дитрих ощутил, что в комнате  стало заметно холоднее. Над столом соткался призрак молодой женщины в старинном платье, однако стоило магу лишь открыть рот, за окном вновь сверкнула молния, за которой последовали громкие раскаты грома. И в этот момент Вебер смог почувствовать, как вздрогнул рядом с ним незадачливый путешественник во времени.
- Изабелла…
Как ни странно, женщина услышала обращение к себе и плавно обернулась, чтобы посмотреть на окликнувшего ее Вальтера.

Герберту горько было смотреть на такое знакомое и родное лицо. Наверное, даже в самом страшном сне подобная картина мужчине, который был гораздо старше супруги, не могла привидеться такая картина. За что же мы были так наказаны, моя бедная девочка? Когда за окном в очередной раз вспыхнула молния, призрачный силуэт графини Вальтер пошел странной рябью, ее лицо исказила болезненная гримаса, а когда все закончилось, собравшиеся в комнате люди смогли увидеть, что место Изабеллы заняла другая молодая женщина.

Этого просто не может быть… Несмотря на то, что Вебер в данный момент сидел, маг очень явственно ощутил, что земля уходит у него из-под ног. Или он все-таки наконец-то сошел с ума? Почему-то в данный момент это показалось ему наилучшим выходом. Увы, похоже, нет: судя по ошарашенному лицу графа Вальтера, тот тоже уловил момент, когда дух его супруги приобрел совсем иные черты. Переведя взгляд на фрау фон Вернер, Дитрих ощутил, что у него все холодеет внутри, и поспешно разорвал связь с потусторонним миром.

Это сходство, которое  так мучило его все это время… Герберт посмотрел на Джейн, и внутри у него все похолодело: девушка была без сознания, а ее тонкие пальцы, которые Вальтер продолжал рефлекторно сжимать в своих, были мертвенно холодны.
- Джейн! – граф склонился над девушкой и дотронулся до жилки на шее, пытаясь почувствовать пульс. Слава богу, все было в порядке, это, вероятно, просто обморок. Увы, Герберт не до конца понимал смысла только что увиденной метаморфозы.
- Не могли бы вы позвать служанку? – обратился мужчина к Брендону. – Пусть она принесет…
Какими средствами сейчас приводят в сознание людей, его утративших, Вальтер не знал, но очень надеялся, что младший Картер понял смысл просьбы.

А вот до Вебера смысл увиденного дошел прекрасно, вот только поверить в него до конца медиум заставить себя не мог. Пока включали в кабинете свет и приводили фрау фон Вернер в чувства, Дитрих   устало тер ноющие виски. Он успел заметить тончайшую пуповину, которая связывала духа с телом Дженис. Таких случаев в истории…
- Понимаю, в это очень трудно поверить, - медленно начал маг, когда все трое присутствующих в комнате людей вновь сконцентрировали на нем свое внимание, - достоверно доказанных в истории случаев, к сожалению, я сейчас не смогу припомнить, но все указывает на то, что вы, фрау фон Вернер, являетесь реинкарнацией Изабеллы Вальтер, вашей прабабушки в n-нном поколении. И, очень боюсь, что подобное переселение не могло произойти без вмешательства каких-то «иных» сил, которые происходят не от магии в классическом ее понимании.
Дальше свою мысль маг развивать не стал, поскольку сам не был уверен в сделанных выводах. Похоже так просто из этой ситуации вырваться ему не удастся, потому что проблема оказалась гораздо глубже, чем он мог предположить.
Вебер покинул фамильный замок Вальтеров, попросив фрау фон Вернер связаться с ним завтра во второй половине дня. Медиуму требовалось время, чтобы осмыслить всю полученную информацию, чтобы дать точный ответ…
Вот только связаться с ним у Дженис на завтра не получится.

Отредактировано Рейнер Войц (28.05.2017 20:52)

+3

184

Все произошло так стремительно, что Джейн не успела опомниться, как вдруг голова пошла кругом и она в один миг лишилась чувств, не издав при этом ни единого звука. Время замедлило свой бег, остановилось и растянулась, словно липкая патока. Она зависла между двумя мирами, став на миг громким отголоском прошлого и тихим обещанием настоящего, напомнившем о клятве данной почти триста лет назад. И ни одна сила, будь то даже сам дьявол, были не способны разорвать её.
Стекло больших напольных часов, стоявших в гостиной, осветил синеватый свет молнии, раскинувшей свои крючковатые когти на темном небосводе, словно старая ведьма, наводящая над домом и его обитателями тёмные чары. Маленькая стрелка сделала последний шаг и замерла. Все хронометры в доме перестали отмерять время.
Джейн открыла глаза и увидела перед собой обеспокоенное лицо горничной, которую позвали, чтобы привести её в сознание. В нос ударил резкий запах нашатыря, заставивший вынырнуть из крепких объятий дурноты. Она сделала глубокий вдох, вернув себе возможность думать и почувствовав теплую руку графа, сжимавшую её тонкие пальцы, обратила на него еще поддернутый дымкой взор.
-Сколько меня не было? – слабым голосом спросила Джейн, но горничная опередила мужчину, сказав, что она отсутствовала не больше десяти минут, добавив также, что ей следует лучше беречь себя, ведь это не шутки так часто терять сознание. Девушке было хорошо известно о слабом здоровье фрау и её обморочных состояниях. Она сказала, что приготовит настой из трав, который та принимала, когда чувствовала слабость, после чего покинула кабинет.
Однако Джейн не нуждалась в тонизирующих средствах, как можно было подумать, поскольку этот случай нельзя было считать обычным, о чем в последствии сообщил медиум, который спешно покинул замок, оставив их в недоумении. К тому моменту по телу фрау прокатилась приятная волна вибраций, которая открыла для неё новый спектр ощущений. Она испытала чувство глубокого удовольствия от мысли, что является столь значимой фигурой в жизни далекого родственника, с которым ощущала духовное родство, но в тоже время искренне сочувствовала его нелегкой доле.
-Мой дорогой Герберт, – сказала Джейн, проведя рукой по щеке мужчины, – сколько же несчастий свалилось на вашу голову, – в глазах фрау отразилась такая бесконечная любовь и понимание, что едва ли у кого-то возникли бы сомнения в её искренности. И действительно, она сама верила в каждое слово, каждую мелодию чувств, возникающих в груди и душевных порывов, подталкивающих к нему навстречу. Джейн была готова поклясться, что они созданы друг для друга из частичек Вселенской пыли, как первые люди, согласно книге Истин. Мир стал намного ярче и доброжелательнее к ней, и она захотела поделиться этим чувством.
Подавшись импульсу, Джейн запечатлела на губах графа продолжительный чувственный поцелуй, испытав при этом яркие переживания благодаря тому «химическому» букету, что подарил ей препарат, подмешанный в глинтвейн. Его вовлеченность в процесс позволили фрау почувствовать полноту и единство этого действа, влюбиться в него и воспарить в облаках. Быть может, когда все закончится, она упадет с небес на землю и сильно ударится, но разве можно было отказывать себе в этом удовольствии? Пусть даже оно продлиться всего мгновение.
-Такой хороший и такой родной, – произнесла она, когда мужчина деликатно отстранился. Зрачки Джейн расширились, как у кошки в ночное время суток. Она не задумывалась над тем, что послужило причиной таких резких перемен в настроении. Несколько капель метилендиоксиметамфетамина освободили её от гнетущих мыслей, позволив без стыда обнажить тайные желания.
-А в глазах такая печаль, – добавила молодая женщина, разглядев в них беспокойство и горечь. Все это время ее ладонь лежала на щеке Герберта. Для неё почему-то было важно чувствовать присутствие графа, а это прикосновение позволяло не потерять его, не дать ему исчезнуть, полностью завладеть его вниманием.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (01.06.2017 14:23)

+2

185

От того, что время внезапно переставало быть линейным и процесс этот, судя по всему, в каком-то моменте стал уже необратимым, мир Вальтера не рухнул, не треснул по швам и даже не подумал остановить своего хода, чтобы дать мужчине хоть малейшую передышку.
На Джейн было страшно смотреть: и без того бледное лицо ее приобрело какую-то странную прозрачность, словно превратившись в маску смерти. Мужчине было страшно отпускать ее ледяную ладонь, ему казалось, что девушка может сгинуть в потустороннем мире так же, как только что растворился в воздухе призрак Изабеллы. И почему он все-таки не сошел с ума? Право, всем, а самому Герберту в первую очередь, от этого стало бы только легче.
Вальтеру пришлось чуть отступить в сторону, когда в кабинете появилась молоденькая горничная. Девушка действовала очень уверенно, и вскоре фрау фон Вернер пришла в себя. Однако затуманенный взгляд Джейн весьма насторожил графа: было в нем что-то абсолютно неземное, как будто в момент обморока та смогла познать какую-то тайну, не предназначенную для понимания простых смертных.
- Что вы имеете в виду? - этот вопрос Герберт задал после того, как медиум упомянул о так называемой неклассической магии. Ответ мелькал где-то на периферии сознания мужчины, но пока еще, как следует, осознать его Вальтер был не способен. Однако Вебер лишь отрицательно покачал головой: лицо медиума было искажено болезненной гримасой, и взгляд у него был отсутствующим, будто маг также пытался найти ответ где-то внутри себя.
Мелочи... Мысленно Герберт цеплялся за любую мелочь, чтобы только не думать о том, что в словах Дитриха было основным. Ему отчаянно не хватало душевных сил, чтобы поверить в то, что женщина, любовь которой он готов был отвоевывать у целого мира, сейчас находится здесь, рядом с ним. Образ Изабеллы настолько прочно вошел в восприятие Вальтера, что попытка примерить его на другую, пусть и удивительно похожую, молодую женщину казалась ему настоящим кощунством.
Провожая взглядом медиума, который своим появлением не только не внес хоть сколько-нибудь ясности, но наоборот добавил лишь еще больше туману, граф размышлял о том, что человек с кровоточащей раной на сердце из видения Вебера – это все же он. Этот несчастный орган, не беспокоивший Вальтера на протяжении всей сознательной жизни, вновь болезненно сжался, намекая мужчине на то, что за последние два дня переживаний и потрясений на его долю и так выпало слишком много. Однако было одно обстоятельство, которое не позволило Герберту покинуть комнату сразу вслед за удалившимся медиумом. Это обстоятельство все так же продолжало держать графа за руку и смотрело на него все тем же странным затуманенным взглядом.
- Надеюсь, завтра господин Вебер сможет описать более четкую картину увиденного, - не слишком уверенно произнес Вальтер, обращаясь к девушке.
Джейн вряд ли слышала мужчину. Она нетерпеливо подалась вперед и требовательно коснулась губами его губ. Знала ли девушка, чего хочет на самом деле, или поддалась внезапному импульсу, Герберт судить не мог, однако действия ее не смогли оставить графа равнодушным. Наверное, в этом поцелуе было все: и страсть, и нежность, и тайное обещание, которое уже звучало однажды.
Несмотря на то, что в течение долгого времени Вальтер хранил верность только лишь одной женщине, он не стал бы отрицать, что находит Джейн привлекательной. Да и не стоило сомневаться в том, что она сама прекрасно знает о той власти, которая дана была ей природой. Вот только граф в данный момент был ей неподвластен: его сознание сейчас могло воспринимать девушку лишь как несчастного ребенка, которому отчаянно не достает простейшего человеческого участия, и ни о какой чувственной подоплеке речи быть просто не могло.
Мужчина деликатно отстранился, не желая обидеть Джейн, и внимательно посмотрел на нее. Что-то в облике девушке неуловимым образом изменилось, вот только что? Взгляд Герберта блуждал по матово-бледному лицу, пытаясь найти так смутивший его изъян, отчего мужчина далеко не сразу обратил внимание на расширившиеся зрачки, которые свидетельствовали о сильном перевозбуждении.
Вальтер осторожно накрыл ладонь молодой женщины, все еще прижимающуюся к его щеке, своей рукой.
- Джейн, - кожа скользит по коже, и вот уже пальцы Герберта сжимают тонкие пальцы фрау фон Вернер, - мне кажется, что сейчас вам лучше отдохнуть. У нас у всех сегодня был невероятно трудный день, и визит господина медиума его только усугубил. Думаю, что все возникшие вопросы на лучше будет обсудить завтра на свежую голову.

+1

186

Джейн была исполнена необъяснимой радостью, для которой не требовались причины. Ей казалось, что сама жизнь с её причудливыми поворотами прекрасна и нет ничего, что может хоть как-то подвергнуть это сомнению. Дышать, чувствовать, касаться, разве же это не истинное волшебство? Ах, главное не упустить ни секунды!
-Вы просто чудо, - прошептала она, подавшись вперед, чтобы вновь почувствовать на губах поцелуй Герберта, но ему удалось ловко пресечь эту попытку. Однако, женщина, чье упорство могло бы сокрушить даже высокие горы Каниша, не остановилась на таком сущем пустяке, как неготовность последнего переступать существующие границы личного пространства. – О, Герберт, милый, - в очередной раз попытавшись поймать его, кокетливо воскликнула Джейн, но их игру, напоминавшую охоту удава на кролика, прервала вошедшая в кабинет горничная, которая сообщила ей о том, что господин фон Вернер вернулся и желает видеть свою супругу.
Пока девушка отвечала на вопросы фрау, граф спешно ретировался, оставив в её руках только галстук, который она все же умудрилась с него стянуть.
-Так что же получается, - ахнула Джейн, когда мужчина был уже далеко от кабинета, - у меня два мужа? – она хлопнула в ладоши, - вот это история! И как же мне быть, Гертруда? – судя по выражению на лице горничной, ответа от нее ждать не стоило. – Хорошо. Ступай-ступай, мне нужно подумать, - и только дверь закрылась, фрау обнаружила, что осталась совершенно одна. За окном по-прежнему шел дождь и гремел гром.
-Герберт, куда же вы, проказник, - сказала женщина, сжимая в руках свой маленький трофей. Этот бой был проигран, но она не собиралась сдавать позиции, твердо решив, что завоюет эту крепость. Джейн еще не знала, что спонсором её игривого настроения были веселые таблетки, которые дорогой братец растворил в бокале с глинтвейном, но как только ей удастся прийти в себя, она непременно устроит переполох, построив всех обитателей замка.

Поднявшись, Джейн допила остатки напитка, который стоял на столе, и направилась в коридор, где и встретила своего благоверного. Судя по внешнему виду, вечер у него выдался весьма непростой, однако эта живая искра, появившаяся в его взгляде, показалась ей весьма привлекательной.
-Хаган, - растянув его имя, произнесла женщина, - что с тобой произошло? – создавалось впечатление, что он с кем-то дрался, хотя на лице не было ни единого следа от побоев. Богатое воображение начало живо рисовать перед глазами различные картины подобного столкновения.
Она сделала шаг навстречу, по-прежнему держа в руках чужой мужской галстук, и взволнованно добавила:
-Где ты был три дня? – на Джейн по-прежнему было бальное платье, отчего создавалось впечатление, что и сама она недавно присутствовала на том торжественном мероприятии, где фон Вернеру довелось недавно побывать. Сейчас присутствие мужа совершенно не вызывало в ней раздражения. Более того, она прониклась к нему искренним сочувствием.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (17.06.2017 12:27)

+1

187

[NIC]Макс Ниман[/NIC]Макс внимательно оглядывался по сторонам, пытаясь пробудить в себе воспоминания об этом месте и, по возможности, вспомнить хоть что-то про отношения Фридриха с женой, чтобы не вызвать подозрений при первой же встрече. Исходя из слов Картера, можно было предположить, что между супругами не всё так гладко, как хотелось бы. Но отсутствие подробностей сильно тревожило мужчину – что же такого могло между ними произойти, что от Вернера можно было ожидать покушения? Может, его шутливая догадка была верна, и тот неспроста въехал на скорости в дерево посередине леса?

Тем не менее, разодетую Дженис, Ниман встретил с приветливой улыбкой на лице. Она появилась у него на губах настолько неожиданно и органично, что впору было грешить на мышечную память. Но галстук в руке и странноватая манера Дженис говорить повергли мужчину в недоумение. Он мог предположить, что фрау фон Вернер была пьяна, но вот объяснить наличие галстука было сложнее. Если она решила собрать для него чемоданы, то почему делает это в вечернем платье? А если Дженис прячет в шкафу любовника, мотать на виду предметом его туалета было крайне нелогично.

– К сожалению, кто-то подстроил мне аварию и похитил меня. Сбежать удалось только сегодня, и я тут же поспешил домой, как видишь, – отвечал Макс, практически не соврав, а после кивком головы указал на галстук, который держала Джейн. – А ты в порядке? И что это у тебя в руке? Кто-то потерял галстук на балу, и теперь ты ищешь прекрасного незнакомца по подходящей по размеру шее?

Он приблизился на расстояние, которое можно было бы назвать неприлично интимным, не будь они женаты. Макс очень надеялся, что со стороны это смотрится, как проявление заботы и встревоженность, хотя на самом деле в первую очередь он стремился подтвердить или опровергнуть своё предположение о том, что Дженис успела изрядно накидаться, используя своё чувство обоняния.

Отредактировано Фридрих Хаган фон Вернер (23.07.2017 11:27)

+1

188

Быть может, Джейн и была в состоянии наркотического опьянения, но её состояние было в достаточной степени нормальным. Она могла отдавать себе отчет в том, что говорит или делает, хотя некоторые границы дозволенного в данный момент оказались несколько смазанными. Например, появление супруга, в отношении к которому зачастую включался principio, ей не испортило настроения. Более того, ей захотелось проявить участие к его судьбе не из каких-то личных соображений, а по наитию великодушного сердца, наличие которого в привычной жизни она старалась не думать. Джейн научилась заключать сделки с совестью, хотя, надо отметить, не без помощи посторонних людей, каждый из которых в свое время помог ей достигнуть это соглашение.

-Боже праведный! – совершенно естественно воскликнула молодая фрау фон Вернер. – Не может быть! Кто посмел? – обескураженная такой новостью, она приложила руку к груди, словно это тронуло её до глубины души.
Вопрос Фридриха не вызвал у неё опасений, которые могли появиться будь она в обычном для себя состоянии. Дело в том, что сейчас Джейн мало заботили возможные последствия её выходки в кабинете, поскольку её внимание переключилось на известие о аварии и похищении. Едва ли мужа сейчас удалось бы добиться от неё вкрадчивого ответа о том, что этот галстук делает у неё в руках.

-Хаган, как ты можешь думать о каком-то балу! – от неё почти не пахло алкоголем. Во всяком случае, в такой степени, чтобы можно было сослаться на алкогольное опьянение. Однако зрачки Джейн могли бы сказать ему о том, что дело нечисто. – Нужно сообщить в полицию, позвонить в гвардию, в союз! Да как такое можно спустить с рук? Нет, мы не можем, – она уже забыть забыла о том, для чего ей нужен был этот галстук, который почти с легкостью павлиньего пера полетел вниз с лестницы и приземлился на голову дворецкому. Тот снял его со своей лысеющей головы и посмотрев наверх, покачал головой.

-Ты ранен? – Джейн положила ладони ему на щеки и повертела его головой, – нужен врач! Определенно нужен врач! А может даже два. Бедный, Хаган, как же тебе не повезло. С нашей свадьбы все в твоей жизни пошло кувырком. Мне так жаль, что я принесла тебе столько бед.

+1

189

[NIC]Макс Ниман[/NIC]Один пристальный взгляд в глаза Дженис подсказал Максу, что супруга Хагана слегка не в себе. Он понятия не имел, что именно она принимает и как часто – богатые дамочки частенько злоупотребляли транквилизаторами. С другой стороны, если она сидела на наркотиках или лечилась от зависимости, реакцию отца на появление зятя с пистолетом наперевес было куда проще объяснить.

Макс так и не получил ответа на свой вопрос о галстуке, но этот предмет мужского туалета, загадочным образом попавший в руки Дженис, сейчас не представлял для него особого интереса. Вероятно, Фридрих так просто не оставил бы эту тему, но его отношения с женой были сугубо его личным делом. Нимана сейчас куда больше интересовала собственная судьба, и распалять остатки внимания фрау фон Вернер было не в его интересах.

– Нет, врача не надо, я в порядке, – он взял ладони Дженис в свои руки, отнял их от лица и проникновенно прижал к груди. – И не говори так, ты в моих бедах ничуть не виновата…
Разумеется, в этом Макс отнюдь не был уверен, но придерживаться этой линии ему казалось предусмотрительнее всего. Какие бы ни были отношения между этими двумя, психологическая травма, полученная похищенным Хаганом, вполне могла заставить его пересмотреть свои взгляды на семейную жизнь. А те странности его поведения, которые нельзя списать на психологическую травму, он надеялся, не задержатся в сознании Денис надолго.

– Я уже боялся, что никогда тебя не увижу. Мы ещё успеем отомстить за эту дерзость, но сейчас мне нужно попросить тебя кое о чём, – он сделал драматическую паузу. – Мне кажется, что у моих похитителей был какой-то план, чтобы меня подставить. Вероятно, они не ожидали, что мне удастся сбежать так быстро, но они успели привести этот план в действие. Мне нужно, чтобы ты подтвердила моё алиби. Сказать всем, если будет необходимость, что мы этот вечер провели вместе.

+1

190

Джейн почувствовала прилив нежности, когда супруг взял ее ладони в свои руки и проникновенно прижал к груди. Ей показалось, будто этот жест пронизан любовью. В состоянии наркотического опьянения, изменявшем не только восприятие окружающих вещей, но и людей, а также событий, она чувствовала себя совершенно не так, как обычно. Все негативные чувства смягчились и теперь Джейн смотрела на него совсем иначе.

В данный момент ей удалось отметить не только внешнюю привлекательность Фридриха, но и его чувствительную душу, добрый нрав и стоическую выдержку. Сколько же крови она ему попортила за то время, что они провели вместе? Должно быть, немало. Однако он по-прежнему смотрит на нее с такой любовью и преданностью во взгляде, что любая бы женщина на её места должна была растаять. С большой вероятностью Джейн все это только казалось, но едва ли он стал бы утверждать обратное, ведь немного-немало от её расположения в данный момент зависела его дальнейшая судьба. Преимущество определенно было на стороне герра фон Веренра, который очень кстати застал свою жену в таком состоянии, в котором она была готова согласиться со многими его словами, если те не умаляли ее достоинства. А уж как ей была приятна лесть!

-Ну же, о чём ты хочешь меня попросить? – умоляюще сказала женщина, когда повисла драматическая пауза. Она смотрела на мужа, словно преданный щенок, который уже готов схватить тот мячик, что любимый хозяин держит в руках и намеревается бросить ему. И в тот момент, когда он заговорил, на нее накатила очередная волна от экстази. Ей стало чертовски жарко.

-Конечно, милый, я готова подтвердить всё что угодно, – сказала она, отняв одну руку от груди мужа. И внезапно захотела снять с себя это крайне неудобный наряд, который не давал дышать полной грудью.
-К тому же, ты здесь, а значит этот вечер мы действительно проведем вместе, – добавила Джейн, расстегивая боковую молнию на платье, будто это также нормально, как если бы она делала тоже самое в спальне. Кажется, в таком состоянии её совершенно не волновало случайное появление прислуги, например. По правде говоря, Джейн вообще не волновалась ни о чем. Ей казалось, словно все происходящее с ними совершенно естественно. Без особого труда расправившись с платьем, безвольно упавшим на ковер, она спросила у Хагана стоя в одном нижнем белье и чулках:

-Ты чувствуешь, что здесь стало как-то очень жарко? Неужели в этом замке так сложно установить кондиционеры? Нужно, чтобы завтра их установили! Ты ведь сделаешь это для меня? Скажешь им? – сократив между ними расстояние, Джейн мягко положила свои ладони на плечи мужа, внезапно добавив: – У тебя такие красивые глаза. Почему я раньше этого не замечала? – и вот рука уже скользит по шее мужчины, плавно перемещается на его щеку и останавливается у края брови. – Мне кажется, я знаю, чего хочу за эту маленькую услугу.
В обычной жизни Джейн так много и разрозненно не говорила.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (21.08.2017 00:27)

+1

191

[NIC]Макс Ниман[/NIC]Мужчина, конечно, заранее подумал о том, что они будут говорить в том случае, если им с супругой придётся подтверждать алиби. Что может быть естественнее и правдоподобнее ночи бурной любви после долгого расставания? Где-то краем сознания он подумал и о том, что им предстоит превратить эту ночь любви в жизнь, добавив истории правдоподобности. Но то, что она начала первой, невзирая на возможных свидетелей, удивило его настолько, что Макс на какое-то время лишился дара речи. Он просто стоял как истукан, оглядывая фрау Фон Вернер с ног до головы в её соблазнительном нижнем белье, не забыв всё же в своём ступоре уделить особое внимание чулкам.

Эта ночь накачала Макса адреналином до такой степени, что он был готов наброситься на Дженис прямо здесь и сейчас прямо посреди её жаркого спровоцированного дозой экстази флирта. Но кровь всё-таки прилила обратно к голове, и у мужчины включился здравый смысл, позволивший ему спасти их репутацию. Насколько это ещё было возможно. Макс улыбнулся, приобнял Дженис за талию, искренне надеясь, что этот контакт не станет последней каплей и не заставит его передвигать к спальне мелкими шажками сквозь стеснение в штанах.

- Мне тоже стало жарковато, - не соврал он, заботливо поправил прядь волос на виске жены и наклонился на мгновение, поднимая платье с пола, дабы его не постигла участь галстука. – Первым делом завтра улажу вопрос с кондиционером. А пока не перенести ла нам обсуждение в спальню? Там это будет... куда удобнее, мне кажется.

Отредактировано Фридрих Хаган фон Вернер (21.08.2017 14:41)

+1

192

Когда мужчина наклонился, брови Джейн поползли наверх от неожиданности, поскольку она не сразу поняла, что он собирается сделать. Подняв с пола несчастное платье, от которого она избавилась раньше, чем это позволяли рамки приличия, фон Вернер сделал предложение переместиться в спальню, чтобы уже там продолжить их общение. Вероятно, более тесно. Джейн в свою очередь была совершенно не против.

-Отличная мысль, – согласившись и, кокетливо проведя пальчиками от ворота рубашки вдоль линии пуговиц до ремня на его штанах, Джейн соблазнительно прикусила нижнюю губу, предвкушая, чем они будут заниматься в ближайшие несколько часов. Уцепившись указательным пальцем за пряжку и, потянув ту на себя, она заставила его сделать шаг. Ей показалось, будто жар желания исходящий от него стал почти осязаем.
Их лица были совсем близко, и она улыбнулась ему так призывно, что создалось впечатление, будто сейчас их губы сольются в жарком поцелуе.  Они дышали одним воздухом. Но вместо того, чтобы действовать, она озвучила очередной каприз:
-Я хочу мороженного. И фруктов. Виноград, апельсиновые дольки и дыню. – Говорила Джейн с придыханием, делая паузы, – ты ведь сделаешь это для меня? – сомнений не оставалось – он определенно исполнит и эту ее просьбу, став на сегодняшний вечер своего рода исполнителем желаний.
«Всего пара бокалов, а я чувствую себя так, будто залила в себя целый погреб», – подумала фрау, на задворках разума которой еще оставались задатки здравомыслия. Она наивно полагала, что такой результат был достигнут благодаря небольшому количеству выпитого, ведь никак иначе и быть не могло.

Пока фон Вернер ходил на кухню, сбивая с толку пышную кухарку, полагающую, что господа вернуться с праздника сытыми и довольными, Джейн наполнила ванну, вылила в неё полбанки пены и разделась. Погрузившись в теплую воду, она положила голову на полотенце, которое предусмотрительно было сложено и положено на бортик. К тому времени, как Фридрих обнаружил её там, помещение заполнил аромат лаванды, мяты и лимонника.
-Ты принес? – открыв глаза, подавшись немного вперед, спросила Джейн. – Вода такая необычная, дорогой, – взяв ягодку винограда и положив его в рот, продолжила она. – Мне кажется, что мы одно целое. Люди состоят из воды, ведь так? Может нашими предками были русалки? А почему бы и нет? Ведь вампиры и оборотни существуют, – рассуждая, женщина положила другую ягодку ему в рот, – может и русалки тоже есть?

Пенка была высокой, поэтому единственное, что мог видеть Хаган – это обнаженные плечи жены и верхнюю часть груди.
-Это так прекрасно ощущать себя частью чего-то целого. Единство! – Джейн очень часто чувствовала себя крайне одинокой, поэтому выброс серотонина создал в мозгу иллюзию того, что она никогда не будет одна, оформившуюся в мысли о мире, в котором все люди есть единый организм. Ее влажная ладонь коснулась рубашки Фридриха, оставив на той след. – Скажи, дорогой, ты когда-нибудь испытывал нечто подобное? – ей показалось, будто она слышит голоса дельфинов и шум прибоя. Разумеется, это было всего-навсего разыгравшееся воображение, а не полноценные галлюцинации. – Послушай. Как будто море шумит. Ты веришь в реинкарнацию?

Отредактировано Дженис Дензел Картер (21.08.2017 21:45)

0

193

[NIC]Макс Ниман[/NIC]Макса несколько сбила с толку переменчивость в настроении жены, но  это можно было списать как на наркотики, которыми она накачалась, так и просто на её взбалмошную натуру. После всего, что он узнал о ней от третьих лиц, второй вариант тоже нельзя было исключать. Как бы там ни было, Дженис готова была пойти ему навстречу и оказать услугу, которая вполне может в будущем спасти его от тюремного заключения, поэтому она могла заказывать музыку.

Сам мужчина особого голода не испытывал, поэтому не спешил прикоснуться к тарелке с угощением, но от жеста Дженис отказываться тоже не стал. Он медленно прожевал ягодку, размышляя, что сейчас могло твориться в голове у фрау фон Вернер и что она ожидает от него услышать в ответ. Но в итоге Макс всё-таки сдался и стал отвечать просто по наитию:

- Насчёт реинкарнации не знаю. Если в новое тело поселяется только душа без прошлого самоосознания и чётких воспоминаний о предыдущих жизнях, то можно ли это считать настоящей реинкарнацией? По-моему, можно считать в новом существе, которое она населяет, совершенно новая личность. И если этой личности приходится отвечать за поступки, совершённые другой личностью, которую даже не помнит, это не очень честно.

- Но мне нравится думать, что мы все - множество частей одного целого, - продолжил он после паузы, за время которой он вдумчиво умял ещё пару виноградин. - И я говорю сейчас не просто об атомах, а о сознании. Вроде бы мы осколки одного изначального всеобъемлющего разума. И после смерти мы возвращаемся к нему обратно, чтобы вновь отколоться и чистым листом попасть в новое тело, чтобы заново испытать все аспекты бытия. Так что, по-настоящему мы никогда не бываем одиноки. Это лишь иллюзия, которую мы испытываем, будучи потерянными среди других таких же одиноких осколков.

Макс призадумался о том, что, возможно, он тоже совсем не Хаган фон Вернер, а другой такой осколок, случайно вселившийся в чужое тело. Но рассудок подсказывал ему, что реальный мир куда прозаичнее его полуфилософских фантазий на тему личности и цикла перерождений. Так что он улыбнулся, зачерпнул двумя руками огромную пригоршню пены, попутно лишив грудь Дженис стыдливого прикрытия, и вылепил себе из пены окладистую белоснежную бороду.
- Но если мы действительно были когда-то русалками, то я чувствую себя, как минимум, океанским владыкой. Мне только трезубца не хватает и свиты, выходящей на берег из морской пены.

+1

194

Джейн была так увлечена своими фантазиями на тему подводного народа и реинкарнации, о которой узнала сегодняшним вечером, что чуть было не выпала из разговора. Голос мужа звучал так, будто его голос прорывался к ней из-под толщи воды. И все же, она слышала каждое его слово и с легкостью осмыслила все сказанное, будто её мозг разделился на две части и мог обрабатывать сразу несколько задач.

Сама молодая женщина после разговора с медиумом отнеслась к теории переселения душ крайне серьезно. Насколько это вообще возможно в её нынешнем состоянии. Она задумалась о том, до какой степени способна изменяться личность человека в новом воплощении и, возможно ли сохранить свою собственную, если предположить, что велика вероятность, как говорится, вспомнить все? Посчастливилось бы ей остаться собой в таком разрезе? Как человеку, посвятившему часть своей жизни изучению диссоциативного расстройства идентичности, Джейн стало чрезвычайно интересно выдержал бы такую нагрузку её разум? Или же все закончилось бы психическим шоком и последующим расколом личности.
Если допустить, что душа проживает не одну жизнь, то вырисовывается весьма интересная картина! Джейн начала размышлять о том, что все её пациенты с расстройствами могли быть не такими уж ненормальными, как она полагала.
-Ты такой смешной, – искренне рассмеялась несостоявшаяся морская владычица, когда Хаган изобразил на своем лице бороду. – И такой сексуальный с этой бородой, – прикусив нижнюю губу, промурлыкала она, хватая его за ворот рубашки и притягивая к себе. – Так бы и съела, – клацнув у него перед носом зубами, Джейн уделила особое внимание его губам.

Во время жаркого поцелуя, её влажные пальцы проникли под волосы Хагана, а его одежда перестала быть такой же сухой, как и тогда, когда он вошел в ванную комнату. Она отпряла от него, чтобы спросить, почему же великий царь морей до сих пор не в воде, но вдруг осеклась, точно наяву увидев графа, облокотившегося одним плечом на дверной косяк. Он держал в руках свечку и с порицанием смотрел на происходящее, качая головой, словно всем своим видом говоря: «Как вы можете, дорогая Джейн, так беспечно предавать наше родство душ?».
Надо было видеть глаза молодой женщины, когда она отшатнулась от мужа и прижавшись спиной к краю бортика, уставилась в одну точку. В её серо-голубых глазах застыло недоумение.

-Что же вы с нами делаете, – обратилось к ней видение.
-Что я делаю? – автору бы очень хотелось добавить: «… со своей жизнью», но вопрос звучал совершенно иначе. Стоило ей перевести рассеянный взгляд на Хагана, как мужчина оказался совсем близко. Он присел на корточки, облокотился о бортик и поводил рукой по воде, словно измеряя ее температуру, хотя все это время смотрел прямо ей в лицо.
-Ты тоже его видишь? – поинтересовалась Джейн, теперь уже стараясь даже не моргать.
Но в этот момент к ним постучали.
-Фрау, – послышался женский голосок с той стороны двери. – Прибыли из полиции. Они бы хотели поговорить с вами и герром фон Вернером. Я сказала, что вы уже спите, но они очень настойчиво просили вас разбудить.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (24.08.2017 19:34)

0

195

[NIC]Макс Ниман[/NIC]Настроение у Макса уже давно плавно перетекало из озабоченного собственным выживанием в… озабоченное по совершенно другим обстоятельствам. Воображение уже рисовало бурные картины развития сегодняшнего вечера, центральной фигурой которых была фрау фон Вернер со своими мягкими губами, гладкой кожей и завораживающими чулками. Последние к тому же являлись единственным предметом одежды, которым она могла похвастать в его фантазиях.
Так что непонятный вопрос, а следом и известия о прибытии полиции стали настоящим испытанием для его выдержки. Но мужчина быстро взял себя в руки и… начал раздеваться. Объяснять свои мотивы Дженис он не спешил, вряд ли та заострит на этом внимание, учитывая её состояние. Конечно, галлюцинации отнюдь не делали из неё надёжного свидетеля, но Макс всё ещё надеялся скрыть невменяемое состояние фрау фон Вернер от полиции. Всё-таки они пришли поговорить с ним, а не с ней.

Закончив своё совершенно неметафорическое разоблачение без какого-либо смущения, Макс обильно поплескал на тело водой, создавая видимость принятия ванной и смывая свою пышную фальшивую бороду, наспех обтёрся и оделся в банный халат. После этого он провёл некоторое время наедине с зеркалом, создавая образ мокрого и разозлённого аристократа, который дался ему с неожиданной лёгкостью.
Дождавшись, пока Дженис приведёт себя в порядок (по крайней мере, настолько, насколько она посчитает нужным), он открыл дверь и решительно походкой направился в направлении пары полицейских, самым драматичным образом игнорируя присутствие кого бы то ни было ещё. У Макса уже была заготовлена речь, и он поспешил начать с неё не дожидаясь представления полицейских.

- Прошу меня простить, но сегодня я не в настроении рассказывать о деталях моего похищения. И учитывая, что моего чудесному спасению я обязан не нашей чудесной полиции, надеюсь, вы простите мне эту маленькую прихоть. А сегодняшним вечером я предпочту придаться простым радостям жизни, которых я был лишён три долгих дня, проведённых в заточении, - он с достоинством поправил халат и обратился к Дженис. – Дорогая, я надеюсь, ты меня поддержишь!

0

196

Денек выдался тот еще, но хотя бы не было очередных убийств а-ля "Джек Потрошитель снова в деле". Пара никому не интересных ограблений с банальным огнестрелом, поножовщина недалеко от соседнего участка да покушение на убийство. Мелкие грабежи и нападения, включая хулиганство и вандализм даже в сводку общую не попали, сразу отправившись в отделения на местах. В Центральном таким не занимались. Центральному Управлению подавай громкие дела и резонансные происшествия. Алан Зерски вообще отправился бы домой уже, отложив поездку на сбор показаний на завтра, но тут ему позвонили. Номер был из тех, на звонок с которого ответишь и среди ночи, а потом побежишь, сверкая пятками и в штанах без трусов. Через двадцать минут Алан с напарником, рыжим и долговязым наивняком двадцати пяти лет от роду уже останавливал машину перед особняком, ежедневное содержание которого едва ли укладывалось в его собственный годовой бюджет. Ну, может быть, чуть меньше, да, но не намного.
- Как обычно, просто слушаешь, наблюдаешь. Выводы потом выскажешь мне.
Напарник лучезарно улыбнулся, россыпь веснушек у него на переносице и щеках чуть сдвинулась, васильково-синие глаза заискрились весельем.
- Да я нем, как рыба.
- Ага. Дельфин хренов…
- Так дельфины ж не рыбы!
- Поэтому просто заткнись и не булькай тогда.
В прошлый раз он начал болтать со служащей отеля, которая тоже подлежала допросу, а в итоге та от этого придурка узнала, что они приехали опрашивать свидетелей и слиняла аккурат перед тем, как ее вызвали на дачу показаний. Поэтому теперь это достаточно внимательное трепло будет просто наблюдать - вот что-что, а уж потом делать анализ собранной инфы.
Машина подрулила к парадному входу и остановилась. Вообще-то они сначала было направились к месту основных событий, но по рации им сообщили, что там уже ловить нечего, зато вот по месту жительства подозреваемого вполне реально застать. Демоны бы побрали тех, кто свою работу выполняет на "отвали" - они могли получить сразу ордер, а придется тянуть время. И дело было не только в том, что это папенькин сыночек одного из "шишек", сильных мира сего. Сам Алан ехал на этот "опрос свидетеля" не столько по первому звонку из отдела, сколько из-за короткого сообщения с, казалось бы, обычным номером. Когда он перезвонил по нему на бензозаправке, пока напарник расплачивался за бензин, стало ясно, что дело может обернуться чем-то большим, чем банальная стычка между не поделившими что-то мальчиками-мажорами.
Ожидание в холле герра фон Вернера, Алан поправил галстук и идеально сидевший на нем костюм. Хотел было придраться к младшему, но тот уже приступил к осмотру помещения, не стоит сбивать с настроя. К тому же, хозяин замка не так уж и задержал их здесь. Выслушав не слишком довольную тираду со стороны фон Вернера, Алан покивал, вздохнул и лишь тогда удивленно поднял брови, глянув на напарника.
- Ты слышал? - ответа не требовалось. Зерски вновь повернулся к Хагану, взъерошенно недовольному, будто его вытащили из ванной, где он трахал супругу. Супруга, правда, как раз была похожа на ту, что только что принимала душ или ванную, но вот сам он… Взгляд задержался на руках мужчины, а точнее пальцах. Впрочем, мысли он свои естественно придержал - вполне возможно, что чета фон Вернеров просто в разное время вошли в ванную. - Для начала, доброго вечера, герр фон Вернер. Детектив Зерски, отдел уголовного розыска, - он вновь показал удостоверение. - Я бы посочувствовал Вам, но, насколько мне известно, заявления о Вашем исчезновении ни от Вашей супруги, ни от кого-то из родных не поступало. И я, признаться, удивлен Вашим речам относительно похищения, - он достал уже блокнот и ручку, приготовился записывать. - Если Вам удобнее будет отвечать на мои вопросы в Управлении Департамента Полиции - то, конечно, это можно. Только ведь вот какая штука - мы приехали по несколько иному вопросу, но, видимо, связанному с Вашим "похищением". Кстати, сколько же Вы отсутствовали? Будете писать заявление?
А взгляд Алана вновь вернулся к рукам мужчины. Подушечки пальцев не были покороблены впитавшейся водой, как это бывает при тщательном принятии душа или ванны более десяти минут. Мыл голову и мылся сам по секундомеру, что ли? Ладно, допустим. Но это по какой-то причине зацепило внимание Алана, а своей интуиции он старался доверять, пусть эта мелочь может и выеденного яйца не стоить в итоге, но отметку он себе, все же, поставил, хоть и мысленную.
[AVA]http://storage1.static.itmages.ru/i/17/0912/h_1505253662_8402348_c4b4c97d7a.png[/AVA][STA]Откройте, полиция![/STA][NIC]Алан Зерски[/NIC][SGN]Внешний вид: темно-серый костюм, бледно-голубая рубашка, серый галстук в темную и тонкую диагональную полоску, ботинки из черной кожи. Удостоверение детектива и агента с собой, в наплечной кобуре - табельный "Браунинг".[/SGN]

Отредактировано Тайлер Квинмаус (13.09.2017 01:08)

+1

197

Внешне состояние наркотического опьянения было схоже с алкогольным, поэтому сказать наверняка, что фрау фон Вернер употребила запрещенный препарат можно было только сделав соответствующие анализы. Даже сама она перед тем, как пустить мысли в свободный полет, успела подумать, что напитки на вечере у родителей её мужа были слишком уж крепкими.
Горячая ванна не помогла ей привести голову в порядок, а напротив усилила эффект наркотика, добавленного её дражайшим братцем в тот проклятущий глинтвейн. Вероятно, видение представшее перед глазами Джейн было прямым свидетельством перегрева.
Она встала и с завидной скоростью обтерла тело полотенцем. Все это время ей мерещилось, будто за ней наблюдает граф. Теперь он стоял облокотившись плечом о стену. Молодой женщине было не по себе от его пристального осуждающего взгляда.
-Я ничего не сделала, – сказала она ему, а на заинтересованность со стороны Фридриха добавила: – не понимаю, что здесь нужно полиции. Но скоро мы это узнаем, – с этими словами женщина надела на тело белый флисовый халат, подпоясалась и вышла из ванной комнаты.
Джейн была радушной хозяйкой, но встречать господ полицейских в таком состоянии была определенно не готова. Вместо того, чтобы вести себя, как деловой человек, молодая женщина попросила прислугу приготовить самовар. На ответ «у нас нет самовара, фрау», она велела им непременно найти его или купить в экспресс-покупках. Закончив разговаривать с прислугой, Джейн оглянулась, но никого не обнаружила. Видимо граф, подумала она, пошел отдыхать, словно это действительно мог быть он, а не плод её воображения.
Детективы, в количестве двух штук, ожидали в холле.
-Добрый вечер, герры, - добродушным голосочком, сказала Джейн. – Извиняюсь за наш вид, мы с мужем были слегла заняты… представляете, я никак не ожидала, что на праздничном вечере будет такое крепкое шампанское! – она случайно икнула, прикрыв рот ладошкой. – Вспоминает, наверное, кто-то. О, Фридриха не было дня два или три. Дорогой, не помнишь точно? Но не волнуйтесь, детективы, теперь у нас все в порядке. Вы представляете какая незадача, – захихикала женщина, – я ведь и не знала, что он пропал. В тот день мы так поругались, что нас, наверное, слышал весь замок. Да, Матильда? – увидев служанку, Картер поманила ее к себе рукой. – Вообще-то мы предпочитаем не афишировать наши размолвки, но в тот день я была так зла, вы не представляете. Я думала он у родителе или кутит в каком-нибудь лофте с моделями. Это ведь было не так, да, дорогой? Ты же мне верен? – ухватив и потрепав фон Вернера за щеку, Джейн вновь посмотрела на незваных гостей, задав встречный вопрос. – А по какому поводу вы здесь, господа?

Отредактировано Дженис Дензел Картер (11.10.2017 15:51)

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC