Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Турм. Фамильный замок Вальтеров

Сообщений 81 страница 100 из 197

81

Всё равно что-то было не так, какое-то противное сколькое чувство шло по хребту, словно есть что-то, о чём Эрик не знал.  Это ощущение продирало до костей и не отпускало. Может быть Леоне просто слишком сильно начал переживать о Дженис. Но как можно было не переживать за такую женщину. Святая обязанность мужчины хранить покой своей женщины. Этим Эрик и станет заниматься. Дженис уже была на пределе своих физических и психических возможностей, это проявлялось во всём. Но при всём при этом она старалась держаться сильной, тратя на это остатки сил. Мартину же хотелось чтобы она могла расслабиться.
- Тогда надеюсь, ты не будешь против, если я переночую в одной из многочисленных комнат этого особняка. Тогда утром мы и сможет выбраться, из этой золочённой клетки. – Мартин был бы рад спасть в одной постели с Дженис и не ради забавы, а чтобы она не чувствовала себя брошенной. Хотелось поддерживать ей и душой и телом, но, к сожалению, доступа к её телу пока не было. Остаётся дать всем своим видом понять, что Эрик Дженис не бросит, пока не будет уверен в её стоянии.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (09.06.2013 23:50)

+1

82

Дженис приложила  ладонь к стеклу, оставив на нем свой теплый отпечаток, после чего полностью развернулась к молодому человеку, сказав:
-Я не против, - она в очередной раз  мило улыбнулась, непринужденно добавив, - думаю, отец тоже не станет возражать.
В данный момент старик Картер был полностью погружен в свои дела, а потому, чтобы не отвлекать его от них, девушка решила сама распорядиться обо всем. Возможно в любое другое время, он бы запротестовал, поскольку, как известно, хоть и поддерживал дружеские отношения с другими расами, оставался ужасным расистом, когда дело касалось собственной семьи. Однако сейчас на улице был настоящий ураган, который наверняка не прекратиться до самого утра, а потому отказать в гостеприимстве не велел этикет и правила хорошего нота.
Как раз во время на пороге появилась служанка, которая принесла ей стакан воды. Приняв его, Дженис попросила приготовить апартаменты для господина Леоне, а также добавила, что сегодня будет ужинать у себя, объяснив это плохим самочувствием. Когда молоденькая кокетка, которая все это время строила вервольфу глаза удалилась, закрыв за собой дверь, мисс Картер позволила себе засмеяться.
-Кажется, вы ей понравились, Эрик, - заметила она, - ой, прости, иногда я выкаю по привычке. – Сейчас, не смотря на усталость, Дженис выглядела по-настоящему живой, поскольку глаза девушки от улыбки блестели, как звезды. Сделав глоток воды, она поинтересовалась: - Возможно, стоит позвонить Алесандро и предупредить, что эту ночь ты проведешь здесь?

Отредактировано Дженис Дензел Картер (10.06.2013 01:06)

+1

83

Леоне был рад слышать, что его не пнут под зад как шелудивого пса. Всё же на улице была гроза, и хоть мужчина любил дождь, но мокнуть под ним никто не любил, если не было для этого настроения. А сейчас Эрика его заботило самочувствие Дженис и уходить куда либо, категорически не хотелось. Эрику даже из комнаты девушки не хотелось выходить, но, к сожалению, достаточного основания для того, чтобы остаться не было. Радовало то, что Дженис оживилась и даже немного поиздевалась над оборотнем. Служанка строила глазки, но мужчина совершенно этого не заметил, и если бы Дженис об этом не сказала, то никогда бы не узнал.
– Боюсь её труды бесплодны. – Холодно заметил Эрик. – Ведь меня интересует другая, более привлекательна особа. – Мартин посмотрел на Картер, взглядом намекая на неё. Сказать о своей симпатии прямо Эрик боялся, в чём была самая большая ирония. Могучий вервольф боялся хрупкой женщины, боялся её отказа. Перед сердечными чувствами даже жуткие ночные охотники поджимали хвосты. Мартин ещё даже себе до конца не признался, не говоря Дженис. Поэтому оставалось только намекать.
Эрик не громко рассмеялся, когда речь зашла об его отце, причём в такой форме. Таких предложений он отродясь не слышал, даже от самого отца. Алехандро воспитывал Мартина как самостоятельного волка, посему и не ждал от сына подобных новостей. Если они звонят друг другу, значит произошло что-то действительно важное.
- Дженис, - через смех говорил мужчина, - я ведь уже давно не щенок, чтобы отчитываться перед родителем где я и что делаю. Неужто ты сама этим грешишь, раз предлагаешь? – Смех прекратился, но улыбка, причём искренняя,  не сходила с лица. Давно Эрик так не смеялся. Будь он не в гостях, смех его был бы громче.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (10.06.2013 03:49)

+1

84

Джеремия остался сидеть за книгой и бутылкой вина. И хоть взгляд его бегал по строчкам, однако мысли были далеки от чтения. Разговор с горничной окончательно вернул его к прежнему себе, успокоил разбушевавшиеся нервы, и теперь на смену гневу пришло некоторое сожаление. Нет, обида на Дженнис никуда не делась, но Хавьер признал, что сильно перегнул палку – сестре в ее положении нельзя так волноваться.
К тому же, тот факт, что Дженнис интересовалась его состоянием, припахав горничную узнать для нее, все ли с ним хорошо, тоже смягчил гнев парня – ссорится больше не хотелось, Хавьер решил для себя, что если Дженнис не хочет или не может рассказать ему всю правду, то он больше не будет у нее ничего выпытывать, а постарается разузнать обо всем сам. Так или иначе, на данный момент его более всего тревожил тот факт, что они еще не заключили «официального перемирия».  Вздохнув и собрав волю в кулак, Хавьер поднялся и вышел из комнаты – вина за все время он выпил не более пары бокалов, что было явно недостаточно, чтобы опьянить молодого человека.
Справляясь у горничной, где находится его сестра, Джеремия узнал свежие новости об обмороке и о том, что с ней уже все более-менее нормально.
На лице парня не дрогнул ни один мускул, однако внутреннее он был готов пойти и биться головой об стену, обвиняя в случившимся с сестрой себя и свое упрямство. За последнее время с Дженнис много всего случилось, и Хавьер решил, что, ежели их примирение состоится, то он будет стараться проводить максимум времени рядом, чтобы в случае чего иметь возможность помочь ей своим даром.
Все еще продолжая корить себя за то, что вместо того, чтобы помогать сестре исцелиться, он наоборот ухудшил ее состояние, Джеремия зашел в комнату.
-Дженни … - начал он спокойным голосом, в котором сквозили нотки раскаянья.
В тот же момент бровь парня вопросительно поднялась, а фраза прервалась.
Дело было в том, что сестра была не одна. Рядом был человек, который вызывал ощущение, принципиально похожее, на то, которое Хавьер испытывал рядом с Майклом. В этот раз правда ощущение интерпретировалось мозгом как запах псины. Джеремия, не имеющий большого опыта, решил что это действительный запах, царящий в воздухе, а не его ощущение. В конце концов, он, например, всегда считал Ларса – бывшего друга семьи Картеров – знатным собачником из-за сопровождающего его запаха, на почве чего, кстати, недолюбливал. Джеремия действительно больше любил кошек.
В общем фраза, которую он собирался сказать так и осталась несказанной – во первых, разум парня отвлекся на запах, а во вторых, рядом был незнакомец, которого Хавьер не собирался посвящать в семейные дела.
-…ты решила завести себе собачку? – продолжил фразу Хавьер, переключаясь на другую, более светскую, по его мнению, тему. - По мне, так хорошо, только не забывай кормить и выгуливать регулярно. Надеюсь, дядя не будет против твоего нового четвероногого друга – все продолжал болтать он…

Отредактировано Джеремия Хавьер Редфилд (10.06.2013 15:11)

+1

85

Коди еще раз стрельнула слегка недовольным взглядом в сторону добродушно улыбающегося и в то же время напряженного как струна молодого Леоне, и, коротко кивнув головой, вышла из комнат. Стоило двери закрыться, как из фартука тут же появился телефон и беспроводная гарнитура, а рыжая оперлась спиной на дверь, проведя стопой по голени другой ноги и быстро что-то клацая а своем телефоне.
-Ну давай, старина Эллиот, только не говори, что ты не додумался поставить прослушку на телефон своей слабонервной дочурки... - сжав зубы практически зарычала она, быстро переключая волны как будто на радио. И вот спустя несколько секунд ей удалось поймать нужную волну. Сначала до нее добрались обрывки слов, а затем четко было услышано имя - Марсель де Буйон.
"Эта зубастая сука?! А он-то тут каким боком?!" - николь яро ненавидела кровососов. Пускай их организации было никак не добраться до семейки Буйон, но ведь надежда, ка известно, умирает последней.
"Недоразумение? Друзья? Черта с два, я убью этого "шефа" за столь полные и полезные сведения!" - действительно, девушка мчалась на задание, зная о семье Картер совсем немного. И все больше возникало трудностей из-за незнания ситуации.
Итак, что мы имеем?
Для начала, какой-то слишком хитрожопый братец с рентгеновским взглядом. В принципе, от покушения или убийства он ничего не получит, разве что сопли дядюшки Картера по своей жилетке размазывать будет.
Затем, странный гость, Эрик, кажется? Смазливый, бешеный, да еще и политик. Та еще змеюка. За ним было бы неплохо проследить. Наверняка добренькая Дженис захочет оставить этого красавчика дома, тем более за окном гроза.
Ну и наконец, гвоздь программы! Пальма хитрожопства и змеючести переходит к мсье де Буйону и его очаровательным клыкам! С какого боку здесь замешан этот ренегат -непонятно.
Стоило закончиться разговору, как Декст услышала приглушенные ковровой дорожкой шаги. И, судя по всему, направлялись в сторону комнаты. Девушка тут же юркнула за соседнюю дверь, и присела около замочной скважины. Мимо прошли джинсы - соответственно, не прислуга и не Эллиот. Значит, братец идет на примирение.

+1

86

Слова господина Леоне заставили ее в очередной раз улыбнуться. Сейчас Дженис  не могла воспринимать намеки молодого человека всерьез, поскольку считала, что он просто старается поднять ей настроение и своего рода сделать приятное. Кажется еще полчаса назад они были совершенно чужими людьми, а сейчас разговаривали так, будто давно друг друга знают и успели стать закадычными друзьями. Смех Эрика был таким заразительным, что она также не удержалась и еле сдерживаясь захихикала, прикрывая рот ладошкой, словно стесняясь своего смеха, хотя на самом деле это был скорее жест, продиктованный извне подсознанием. Часто, когда мы смущаемся или в какой-то степени ощущаем опасность, то стараемся спрятаться. Так и здесь. Сознательно Дженис уже успела забыть, что перед ней стоит не просто человек, а вервольф, но внутреннее чутье все же не обмануть. Вероятно, когда они станут ближе, и она сможет доверять ему, это чувство пройдет, а, следовательно, смех, который услышит Эрик, будет живым и невероятно искренним.
-Редко, – призналась девушка, - но порой все же грешу… - убрав ладонь от губ, она взмахнула рукой, заметив: - Для наших родителей мы всегда останемся детьми. Думаю, когда у меня будет ребенок, я тоже стану переживать по всяким пустякам и стану жуткой занудой…- Дженис хотела сказать что-то еще, но не успела, поскольку на пороге появился ее брат. Его появление было для девушки неожиданным. Она свято верила, что он будет злиться, как минимум сутки, но видимо ошибалась.
-Джеремия, - брови девушки поплыли вверх. Слова молодого человека заставили ее ладони немного вспотеть. Он не знал, что Эрик оборотень, и весьма некстати помянул про собак, вогнав ее в краску. Если представить, как все выглядело со стороны, можно было понять ее чувства. Многозначительно посмотрев на Мартина, Дженис намекнула, что Хавьер также не в курсе потустороннего мира. Оставалось только надеяться, что он поймет ее без слов  и  не обидится на острый язык Редфилда.
-Познакомьтесь, - начала девушка, сделав вид, будто пропустила слова Хавьера мимо ушей. – Эрик – это мой двоюродный брат -  Хавьер, Хавьер –  это Эрик, друг семьи. – Правила вежливого тона говорили о том, что для начала стоит познакомить этих мужчин.

+1

87

Лёгкий юмор в исполнении Эрика штука редкая. Ему редко когда выпадает шанс удачно пошутить, обычно от него можно услышать только саркастические замечания, которые только его и веселят. А тут получилась так, что и Дженис повеселела.
- У нас просто разные отцы. Мой скорее будет волноваться не за меня, а за тех, кто меня окружает. – В детстве Эрик не редко ввязывался в драки, чтобы отстаивать своё место под солнцем, плюс он знал, что сильнее обычного человека. Сдерживаться тогда было трудно, и мальчиком Мартин был очень конфликтным. Лишь повзрослев, он научился держать свою агрессивную натуру.
- Я не знаю, каким я буду отцом, так как у меня будут не вполне обычное дети, да и осадок воспитания моего отца на мне остался. – О детях Эрику думать было некогда, так как он строил грандиозные планы на будущие, а семья могла лишь затормозить мужчину на его пути вверх. Но встретив Дженис, где-то глубоко внутри произошло осознание, что семья не станет помехой, возможно, она даже поможет. Всё-таки нельзя всю жизнь распланировать за ранее – это Мартин понял уже давно. Бесчисленное количество его небольших планов рухнули под натиском реальности.
Как всегда неожиданно, вот уже в третий раз, в комнату Дженис кто-то зашел. Но Эрик уже не злился: во-первых – он не был уже в столь пикантной ситуации, а во вторых – он уже морально подготовился к тому, что кто-то мог снова зайти в комнату. Два раза уже зашли, так почему не быть третьему, ведь Дженис не единственный обитатель особняка. С тем же успехом мог зайти Элиот. Это натолкнуло Мартина на мысль, что подбивать клинья к Дженис под носом у её отца была не самая продуманная идея в его жизни. Но мужчину захлестнули чувства, к чему он готов не был и мозг временно был недоступен для эксплуатации. Но освоившись и восстановив связь с разумом, к Леоне вернулось здравомыслие.
Новый актёр на сцене сразу же показался Эрику подозрительным, и он вскоре понял почему. – Пневматик. – Встречаться с необычными людьми Мартину приходилось, хоть и не слишком часто. Дальнейшие слова нового знакомо дали понять, что он чувствует, что в Эрике что-то не так, но что именно понять не может. Приложив к этому ещё жесты Дженис, мужчина быстро понял, что молодой человек ничего не знает об ином мире. – Это будет немного проблематично. – Несмотря на это умозаключение, на лице Мартина была улыбка. Он представил себе картину, где новый знакомый встречается с этой собакой, которая может ему голову откусить. Не то, чтобы оборотень этого желал, но ему это показалось крайне забавным.
Тем временем Дженис поспешила представить мужчин друг другу. Политик протянул руку брату Дженис.
- Приятно познакомиться, Хавьер. – Знай Эрик его фамилию назвал бы по фамилии. В общем и целом настроение снова стало располагающим к беседам и новым знакомствам. Убивать никого не хотелось, что даже радовало. Спокойный волк никому не навредит.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (10.06.2013 23:29)

+2

88

Уже второй раз за день Хавьер внимательно осматривал незнакомого человека чуть прищуренным из-за улыбки глазами. Жесты, мимика, голос - все это очень много могло сказать о собеседнике, о его текущем настроении и о его характере. Эрик не особо понравился Хавьеру - собственно, помимо подсознательного чувства, он всегда относился с прохладицей к тем, кто хотя бы мог претендовать на Дженнис. Исключение более-менее было сделано для Майкла, которого парень хоть и недолюбливал, но по крайней мере уважал.
Параноидальная мысль о том, что Эрик может подкатывать к Дженнис само собой мелькнула в голове ревнивого брата - она мелькала решительно всегда, когда его сестра оставалась тет-а-тет с мужчиной.
"Чтож, еще один повод не отходить от сестры" - решил пневматик, пожимая протянутую руку и улыбаясь во все лицо своей веселой и несколько раздолбайской улыбкой.
-Друг семьи и мой друг - казалось, парень или испытывает истинное удовольствие от знакомства, или просто по жизни веселый и оптимистичный.
Окончив формальности, Джеремия перевел взгляд на сестру. В конце концов, причина, по которой он сейчас здесь находился, никуда не делась, а тему "собачки" можно было и отложить на потом.
-Дженни, по поводу нашего разговора - Джеремия на мгновение задумался, подбирая слова с учетом присутствия постороннего - думаю позицию твоей подруги можно понять, она в конечном итоге права, как мне кажется - на мгновение взгляд Джеремии стал серьезен, хотя улыбка не покинула его лица.
Конечно, не самые лучшие извинения, но по мнению парня ждать это не могло, а Дженнис достаточно умна, чтобы понять о чем он говорит. Тот факт, что Хавьер не собирается отказываться от своих намерений разобраться во всем сам он уже озвучил сестре ранее и не видел смысла повторяться.
Вообще, Джеремия хотел сказать еще о том, что было очень мило направить к нему горничную, чтобы убедиться, что у него все хорошо, и что девушка старалась себя не выдать изо всех сил и вообще молодец, но в данных обстоятельствах нормально рассказать об этом не представлялось возможным.
Не смотря на свою привычную болтливость, Джеремия заткнулся, ожидая реакции его сестры. Если она еще недостаточно отошла от их ссоры, чтобы помириться с ним, то она даст ему это понять и Хавьеру ничего не останется, как ретироваться.

+2

89

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

Ах, семейно-дружеские посиделки, как же вы милы и как же греете уставшее от бед сердце! Как же жаль, что любой идиллии приходит конец - приходит в лучшей традиии жанра "саспенс" в виде подарка от таинственного незнакомца с недобрыми помыслами. Хотя почему сразу недобрыми? Согласитесь, далеко не каждый состоятельный гражданин согласится тратить свое время и деньги на поиски одной златокудрой девицы, пусть фигурка и мордашка у нее что надо? А наш аноним пошел на этот шаг и дал знать, что от жизни в очередном загородном домике не спрячешься...
Пока наши герои вели теплые беседы, в дом прибыла посылка на имя мисс Дженис Дензел Картер. Посылка представляла собой чудо ювелирного искусства: золотой ошейник ручной работы с инкрустацией из драгоценных камней, рубинов и бриллиантов. По сияющей поверхности была выгравирована надпись: "Далеко не убежишь".

+2

90

Выдохнув, когда мужчины пожали друг другу руки, Дженис почувствовала какое-то облегчение, будто только что с плеч спал тяжелый груз. Все постепенно начало возвращаться на круги своя. Она прекрасно понимала, что пытался сказать Хавьер, прикрываясь спором с подругой, и не задумываясь, ответила:
-Я обязательно передам ей, - она с пониманием и какой-то нежностью посмотрела на брата, в душе радуясь, что конфликт исчерпан, и они вновь могут общаться, как раньше. Вероятно, тот разговор еще может повториться, но  сейчас ей совершенно не хотелось об этом думать. Так или иначе, Дженис любила брата, со всеми его минусами и плюсами, без которых он не был бы самим собой. За полгода, что они прожили в одном доме, девушка успела привыкнуть к нему, как к родному. Жаль лишь, что их сблизило горе, настигшее всю семью – смерть родителей Хавьера. Впрочем, не будем о грустном. Сейчас они оба живы и здоровы, и несмотря ни на что по-прежнему занимают в жизни друг друга не самое последнее место.
Вскоре на пороге вновь возникла горничная, которая несколько минут назад покинула покои мисс Картер.  В этот раз у нее в руках была какая-то коробочка обвязанная красным бантиком.
-Что это? – поинтересовалась блондинка, красиво изогнув бровь.
- Вам прислали, - ответила та, и сократив расстояние между ними вручила посылку прямо в руки получателя.
-Благодарю, - глядя на него, сказала Дензел, после чего, добавила: - можешь быть свободна.
Когда горничная покинула покои, мисс Картер отошла к кровати и присев на ее край, начала распаковывать подарочную коробку. Когда же блестящая фольга была порвана, а сама посылка вскрыта, глаза девушки округлились. Руки сами потянулись к украшению, лежавшему внутри, а глаза остановились на фразе, которая заставила ее невольно содрогнуться.
-Далеко не убежишь, - прочитав одними лишь губами, она посмотрела на стоявших рядом мужчин каким-то напуганным взглядом. Сердце в груди вновь забилось чаще. В последнее время, Дженис буквально осыпали подарками, но такой экстравагантный она получала впервые.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (11.06.2013 21:54)

+1

91

Состроив рожицу подобрее, Хавьер улыбнулся и пожал руку Эрика. Однако понимая, что братец Дженис не обычный человек, Мартин осознавал, что в его глазах выглядит подозрительным типом, не говоря ещё о том, что он оборотень. Но тут уже ничего не поделаешь, политик даже многим обычным людям казался подозрительным из-за своих особенностей, и это уже стало для многих нормой. Однако последующий разговор заставил мужчину улыбнуться немного шире. То незначительное обстоятельство, что интересовало Эрика в момент его прибытия в особняк, наконец-то обрело наиболее логическую версию. С начала Леоне думал, что виной тяжёлой атмосферы в доме является ссора дочери и отца Картер, так как Дженис кидала на своего старика недвусмысленные взгляды. По Элиоту вообще нельзя было понять, что у него на уме – умудрённый жизненным опытом и общением с вампирами  бизнесмен. Даже профессиональный психолог не сразу разберет, что на душе у этого человека. Однако сейчас эта версия стала не слишком правдоподобна. Судя из содержания разговора, брат с сестрой что-то не поделили.  У ссорящихся людей есть привычка - разойтись каждый в свой угол, словно копя силы для следующего раунда. Это объясняло, почему Дженис спустилась из своей комнаты, и почему до последнего момента Эрик не видел Хавьера. Он скорее всего надув щёки сидел в своей комнате, думая над тем, что произошло. А теперь видно, что он надумал извиниться. Однако Хавьер в своей скрытности оказался на удивление не оригинален и подменил в разговоре Дженис несуществующей подругой. – Тоже мне, конспиратор. – Всё стало настолько очевидно, что даже напрягаться особо не пришлось, чтобы понять кто всему виной, причём учитывая несколько виноватый вид самого Хавьера. Ответ Дженис тоже был предсказуем до абсурда. Со стороны вся эта семейная идиллия выглядела как какой-то фарс. Леоне так и хотелось подойти к Хавьеру, положить ему руку на плечо и глядя ему в глаза сказать – «Будь оригинальней». Однако вымолвить, хоть что-то оборотень не успел, так как в комнату вошла служанка и протянула Дженис посылку. Вроде бы ничего необычного на первый взгляд. Но содержание коробочки повергло в шок не только Джени, но и всех присутствующий. – Вампиры. – Тут же сузил круг подозреваемый Эрик, ведь только у этих кровососов хватало денег, наглости и плохого вкуса для отправки нечто подобного. На ум тут же пришел Марсель де Буйон, с которым Дженис общалась относительно недавно. А так же Маркус Браун, чья рожа мелькала с Дженис в бульварных изданиях, где они чуть ли не в обнимку целуются, трубя на весь Лациум о их романе. То, что вся эта сплетня была не более чем наглым враньём, которую Маркус, возможно, желает превратить в правду, можно было понять лишь пообщавшись с мисс Картер.

Эрик был крайне возмущён наглой выходкой отправителя, явно уверенного в своей безнаказанности и неотвратимости того, что он получит желаемое, рано или поздно. Вот уже в который раз за день над Дженис сгущаются тучи, становясь всё чернее, которые Мартин не мог развеять, как бы он не старался. Как только лицо девушки озаряется светом, тут же, словно уловив посыл, из мрака выныривает новое событие, не девая расслабиться ни на секунду. Что делать? Как быть? Чем помочь? Эти и многие другие вопросы вертелись вихрем в голове вервольфа. Одно он знал точно – отдавать Дженис на растерзание этим мерзким кровососущим рабовладельцам Эрик не собирался. Чтобы её да посадили на цепь? Этого оборотень ни за что не допустит.
– У меня есть пара личностей на примете, которые могли бы послать подобную безвкусицу. – Ни на лице, ни в голосе не было радости. Скорее уж гнев и отвращение к тому, кто присылает подобное девушке. Для высказываний своих мыслей была одна проблема – Хавьер. В его присутствии Эрик не мог прямо сказать, что посылка от вампира.
– Какие у тебя отношения с Маркусом Брауном? – Спросил Мартин, подойдя на пару шагов ближе к Дженис. – Я спрашиваю потому, что желтая пресса раздувает сплетни, будто у вас роман. Я, конечно, во весь этот бред не верю и, поговорив с тобой, убедился в этом. Однако всё же, что могло подвигнуть его, или кого-то ещё на подобный жест? – На данный момент иных кандидатур  кроме Брауна или де Буйона не было, так как из всех знакомых только они имели наибольший интерес к Дженис. Леоне не отрицал, что может быть кто-то ещё, кого они не знали, и был увлечён девушкой до такой степени, что мог её похитить. Однако доказательств не было, и все размышления политика были не более чем вероятностями. Нужно было продумать все варианты и подготовиться к худшему - это было лучшим из возможных, на данном этапе, способов защиты.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (12.06.2013 03:21)

+5

92

Вот уже в который раз, Дженис ловила себя на мысли, что это никогда не закончится. Сколько же еще напастей уготовила ей судьба? Они, словно снежная лавина, обрушились на эту светлую головку, лишив  спокойного сна. Прежде, она злилась на отца за то, что он не рассказал о темной стороне, но сейчас была готова признать, что есть вещи, которых не стоит знать. Держа в руках украшение, девушка терялась в догадках, кому может принадлежать столь извращенная идея, прислать подобный подарок. Цитата натолкнула на мысль, что когда-то ей уже удалось убежать от новоявленного охотника, но, к сожалению, память девушки давала сбои, а потому каждый раз, когда она напрягалась, чтобы порыться в закромах, начиналось сильное головокружение и звон в ушах. Кто же этот аноним, который не пожалел огромных средств на столь извращенный способ заявить о себе? Слова Эрика вогнали Дженис  в еще больший ступор, поскольку она не имела представления о новых сплетнях в прессе.
-Что? – переспросила мисс Картер, глядя на молодого человека круглым от удивления глазами. – Мой роман с…? Брауном? Никаких отношений у нас нет, не было и не будет... мы пересекались пару раз на светских мероприятиях и не более... – она тут же вспомнила их странный разговор в бальной зале президентского дворца, и было подумала, что он мог подобным образом отплатить ей грубый уход от ответа, но тут же отмела подобную мысль в сторону. Дженис почему-то не верила, что Браун  способен послать подарок, с неприкрытой угрозой. Убрав ошейник обратно в коробку,  и поднявшись со своего места, она отошла к окну, чтобы унять нарастающий гнев внутри. Посмотрев вниз, девушка вдруг почувствовала очередной приступ головокружения, и в какой-то момент увидела там мужчину. Разумеется, никого на самом деле не было, просто она неожиданно вспомнила фрагмент из событий произошедших в Лиаване. Высокий брюнет, рядом с которым мелькают чьи-то тени, смотрит  наверх и посылает ей воздушный поцелуй. – Боюсь здесь замешан кто-то еще… - сказала Дженис, обернувшись к Эрику. – И этот кто-то не остановится на подарке… - сложив руки на груди, девушка глубоко вздохнула, - Это не месье де Буйон и не мистер Браун… - уверено сказала она. - Человек, пославший подобный знак внимания имеет садистские наклонности  и явно не дружит с головой…  - приложив ладонь ко лбу, девушка сожмурила глаза. Дженис постаралась составить психологический портрет подозреваемого, но не смогла сделать это за неимением сил. – Я уже не знаю, во что и кому верить. Такое чувство, словно кто-то пытается свести меня с ума…
Все это сильно подкосило нашу героиню, и  вновь почувствовав, что может потерять сознание, она присела на кровать. Слишком много стрессов. Слишком.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (12.06.2013 18:40)

0

93

– Я, собственно, так и думал, но должен был уточнить. – Подытожил Эрик прослушав ответ Дженис. Мог ли Браун это сделать или нет? Станет ли он действовать так открыто и дерзко? По тому, что Мартин знал о Маркусе, то если бы он и задумал нечто подобное, то в его исполнении это бы выглядело более изящно и тонко. Аристократы – личности тонких намёков и интриг. Он не пустился бы до уровня черни, чтобы получить то, что ему надо. Но всё равно пока отрицать его причастность было нельзя.
Поразмыслив, на ум Джении видимо что-то пришло и она озвучило несказанное Эриком подозрение, что это скорее дело рук третьего лица, личность которого не установлена. В этом сейчас и была самая большая опасность, так как не зная лица преступника, вовремя заметить его не удаться. Охотник может быть рядом, а жертва об этом может даже и не подозревать.
– Не надо быть психиатром, чтобы понять, что отправитель явный маньяк-преследователь, причём с ужасным вкусом. Думаю, ты права, я лишь озвучил то, что пришло мне первое в голову. – Мартин начал было думать над тем, что делать дальше, что надо сообщить об этом Элиоту. Картер старший должен знать, ведь страшно представить что будет, узнай он обо всём последний. Непонятно почему, но Эрик инстинктивно немного побаивался Элиота. Он внушал своим существом столько уважение, что будь Леоне человеком без его гордости, то испытывал бы к Картеру благоговейный трепет. От мыслей политика отвлекло состояние Дженис – она снова выглядела не здорово. Всё же нервное напряжение сказывается. Эрик встал на одно колено перед сидящей на кровати Дженис и, не обращая на Хавьера внимания, взял девушку за руки, смотря ей в её усталые глаза.
– Ты справишься. Весь сегодняшний день ты показывала мне насколько сильной и проницательной ты можешь быть. И я уверен, что ты не позволишь загнать себя в угол. Мне ты этого не позволила. – С губ мужчины срывался спокойный голос, в его глаза была уверенность. Мартин хотел, чтобы и Дженис поверила в себя, ведь отчаянье это то, чего добивался преследователь.
– А я со своей стороны приложу все возможные и невозможные силы, чтобы помочь тебе и не допустить худшего. – Наверное, кроме как для себя, Эрик ни для кого так не старался как для Дженис. Под давлением иного мира Эрик и Дженис всего за день смогли сблизиться. Ему отчаянно хотелось, чтобы она в серьёз воспринимала его намёки на свою симпатию. Мужчина искал то, чтобы их связывало кроме партнерства их родителей и знание об ином мире, нужно было что-то личное и сокровенное.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (13.06.2013 01:29)

+1

94

Она прекрасно понимала, что именно такой реакции добивался человек, который прислал сей дар, однако ничего не могла с собой поделать. Страх перед неизвестностью сковывал, и заставлял разум бунтовать.  Чувствуя, как подступает паника, Дженис постаралась успокоиться. Внешне девушка держалась, но в мыслях громко крича, громила все вокруг. То, что происходило у нее внутри, там и осталось. Лишь глаза – зеркало души, могли отразить ее истинные чувства.
-Еще раз спасибо за поддержку, Эрик, -  в который раз за сегодняшний день произнесла девушка, накрыв ладонью руку вервольфа. Его слова придали ей сил. - И это пройдёт. – С  этим она поднялась и, подойдя к двери, подозвала служанку, попросив убрать коробку с глаз, после чего, обратилась к обоим мужчинам. – Мне нужно побыть одной. – В голосе чувствовалась усталость.
Дженис действительно следовало отдохнуть, хотя бы просто для того, чтобы прийти в себя после переезда. Горничная уже приготовила апартаменты для Эрика, и он также мог обустроиться, принять ванну или же спросить, где находится библиотека, скоротав время там. К тому времени она бы уже отдохнула и смогла предстать перед ним полная сил и уверенности. 
Мисс Картер оценила желание молодого человека помочь, но пока не воспринимала его как потенциального претендента на сердце, поскольку настроение больше располагало к тревожным мыслям. Вряд ли ей удастся сейчас заснуть, но побыв наедине с собой, возможно, она найдет ответы на некоторые терзающие вопросы. После, ей предстоит призвать посыльного к ответу, чтобы окончательно разобраться в этом деле. Хотя что-то подсказывало, что это будет не так – то просто. В любом случае, сейчас Дженис находилась в особняке, который охраняла целая орда телохранителей отца, а значит пока она в безопасности. Одно ясно, как белый день - сейчас не время опускать руки. Хочешь быть счастливым? Выучусь сперва страдать.

Свернутый текст

Стою у двери и жду вашу реакцию.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (13.06.2013 14:53)

0

95

Джеремия позволил себе легкий вздох облегчения – ссора с сестрой была в прошлом. Извинения конечно были так себе, да и запрятаны откровенно плохо, однако Хавьеру то по большому счету было плевать, что там может подумать и понять этот новый знакомый – формально никакой информацией он не располагал, и этого было достаточно.
Поначалу, Хавьер не обратил особо внимания на посылку, собираясь вернуть разговор к теме собаки, которой отчетливо пахло в комнате, однако резко изменившееся лицо сестры заставило его замолчать и внимательно слушать.
Очевидно было, что парень, с его извечным пофигизмом к светским радостям и политике не был в курсе всего происходящего, конечно, названные имена, и некоторые события он знал, но ощущение, что он лишний в этом разговоре было крайне стойким. В довершении всего, Хавьер стал свидетелем весьма горячих и заботливых слов Эрика – намерения этого человека теперь уже не составляли для Хавьера особой тайны, даже если Дженни их сама не разглядела за шоком.
«Одно о сестре можно сказать точно – вокруг нее постоянно вьются мужики» - подумал с некоторым сокрушением Джеремия. Как правило «мужики» эти делились на «плохих» и «приемлемых» в сознании весьма ревнивого брата. Майкл вот, например, относился к «приемлемым», а автор сего, достаточно унылого и безвкусного, по мнению Хавьера, послания, заранее записал себя в «плохие». Лишь вопрос об Эрике еще оставался открытым – что-то в нем не давало Хавьеру покоя.
Не смотря на проникновенную речь и горящий взгляд, направленный на Дженни, Хавьер не особо доверял Эрику – не было бы ничего удивительного, если бы одетый на него образ оказался обманкой, моментально испарившейся бы, помани только деньгами или властью или еще чем. Слишком уж лакомым куском, с точки зрения положения в обществе, была Дженнис, чтобы можно было верить каждому обожателю на слово.
За все время Джеремия не сказал ни слова, внимательно слушая и смотря на происходящее и запоминая каждое сказанное слово и сделанный жест – в диалог он не мог включиться из-за недостатка информации, а прерывать последующий монолог Эрика было бы не правильно, хотя бы по отношению к Дженни – ей эти слова однозначно помогли.
Так или иначе, игнорировать это послание нельзя – может быть, это глупый розыгрыш, а может, кто-то действительно хочет свести Дженни с ума – в текущем ее состоянии это казалось не слишком сложным. В голове Джеремии даже мелькнула мысль, что сам Эрик – автор послания и все это представление служит лишь целью сблизиться с сестрой. Исключать такой вариант было слишком рано.
Так или иначе, сейчас сестре ничего не угрожало, и этим стоило воспользоваться, чтобы дать ей отдохнуть хоть немного. Хавьер лишь задержался у двери.
-Чего бы там это не значило, сис – начал он, не оборачиваясь – ты не одна. Мне совсем не обязательно понимать, что происходит, чтобы знать, рядом с кем мое место… и не мне одному – добавил под конец Хавьер, подразумевая Элиота, Майкла и тех немногих союзников, которым действительно можно было доверять.
Большего из себя Джеремия вытянуть не смог – слишком уж он был разозлен на этого, пока еще неизвестного, дарителя, а проявление агрессии перед Дженнис сейчас - не лучшее решение.
"...И, дагонова задница, как же псиной несет..."

Отредактировано Джеремия Хавьер Редфилд (13.06.2013 17:03)

+2

96

В Дженис было что-то не осязаемое, что манило и притягивало к ней мужчин. Это было не только её даром, но и проклятьем, так как не всех мужчин, которых подманила эта незримая сила можно описать как «благовоспитанные джентльмены». Вначале Эрик и правда без особых эмоций со своей стороны хотел использовать Дженис в своих целях, хоть и причинять ей вред он не планировал. Как говорил сам Эрик, что он не обманывает, если дело касается сделок. Но всё изменилось, узнай он Джении получше. Зверь внутри, словно с цепи сорвался, стоило только в полной мере ощутить её манящий запах. И выкинуть её из головы или думать о чём-то другом рядом с ней он уже просто не мог. Именно так дикие звери, подчиняясь своим диким инстинктам, добровольно садились на цепь. И Леоне, никогда ранее не ощущав ничего подобного, не могу понять -  то ли это просто звериный инстинкт, что желает получить очень привлекательную самку; то это действительно было то, что люди зовут любовью, логики в которой просто не было. И как же можно говорить, что чужая душа потёмки, когда люди и в себе толком разобраться не могут?

Во время разговора Эрика и Дженис, Хавьер слушал и внимательно смотрел на политика, прожигая в нём дырку взглядом. Братец Джени словно старался заглянуть Мартину в голову и понять какой он на самом деле, прочитать его мыли. Но образ Эрика, как у личности публичной, был отполировал до блеска и сиял незапятнанным благочестием. Хотя за сегодня этот самый образ немного потускней, так как притворять и в тоже время быть искреннем было сложно, а тут ещё появились чувства к Дженис. Местами приходилось мысленно стиснуть зубы, чтобы не выдать себя. И не проблема, если Хавьер был бы простым человеком и просто бы недолюбливал Мартина, но в глубине тот понимал, что Эрик не тот за кого себя выдаёт. И как всех прочих пневматиков не знающих об ином мире, этого не давало ему покоя.  Знала ли Дженис о том, что её брат не был простым человеком, оборотень не знал. Он лишь предположил что нет, так как обычно такие тайны храниться за семью печатями даже от самых близких. Но так или иначе, сам Эрик к Хавьеру неприязни не испытывал.
– Вот видишь, - подхватил Хавьера Эрик, - в отличие от меня, у тебя есть близкие, которые не дадут тебе впасть в отчаянье и нести эту ношу одной. – Мужчина сам начал направляться к выходу из комнаты, держась уверенно, словно он старался вселить в девушку надежду на лучшее разрешение проблемы.
– Думаю действительно нужно откланяться. – Сделав наигранное хитрое лицо, Мартин, словно по секрету, сказал Дженис. – Пожелай я остаться тут и посторожить тебя, это бы все восприняли очень подозрительным. – Мартин не знал, оценит ли девушка юмор оборотня, так как он у него был своеобразным. Но тем не менее, эта была попытка разрядить обстановку.
Уже у стоя в проеме, Эрик повернулся в пол оборота.
– Знаешь, я где-то слышал, что если перед сном думать о хорошем и улыбнуться, то кошмары сняться не будут. – Снова улыбнувшись девушке уголками губ, оборотень бесшумно выскользнул из комнаты и направился в сторону своих заранее подготовленных для него апартаментов. Но на самом деле спать не хотелось, столько всего надо было обдумать и переварить. День был явно насыщенным и не таким, как все предыдущие. – С Джени не заскучаешь. – Мысленно подвёл итог дня.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (13.06.2013 23:47)

+2

97

Оставшись наедине со своими мыслями, девушка прилегла на кровать, предварительно закрыв дверь на замок, чтобы никто не смог потревожить ее сон, даже в случае пятой мировой войны. Глаза медленно слипались, но между тем, при всем своем желание, она не могла отправиться в царство Мосфиса из-за переживаний, которые так и не покидали эту светлую головку, и вряд ли исчезнут в ближайшее время. Сейчас все казалось не таким, каким должно быть: подушка слишком мягкая, матрас чересчур жесткий. Между тем в голове продолжали воспроизводиться картины, которые наталкивали на разного рода мысли, и как вы уже, наверное, догадались ничего хорошего они из себя не представляли. Обхватив подушку обеими руками и зарывшись в нее лицом, Дженис начала размышлять над произошедшим, пытаясь  разложить все по полочкам. Получалось не всегда удачно из-за бреши в воспоминаниях, но кое-что вынуть и собрать из закромов и уголков памяти все же удалось.
Пролежав на кровати около получаса так и не сомкнув глаз, девушка решила принять душ, который возможно сможет привести ее в чувства. Освободившись от платья, которое плавно скользнуло  по  точеной фигуре и оказалось на полу, Дженис направилась в ванную комнату, где встала под струю воды. Простояв так около двадцати минут, наслаждаясь приятной прохладой, она вновь ощутила вкус к жизни. После, насухо вытиревшесь махровым полотенцем, девушка втерла в кожу миндальное масло и накинула легкую шелковую сорочку, с тонким, ручным кружевом, вернулась в спальню, запрыгнув под одеяло. Дождь все не прекращался, и периодически за окном по-прежнему слышались громкие раскаты грома. Она прикрыла глаза и ненадолго смогла забыться, однако даже во сне ее преследовали кошмары. Резко проснувшись уже, когда стемнело,  Дженис пришла на ум мысль, позвонить своей подруге, лицо которой было последним, что она запомнила, прежде чем прийти в себя. Опустив ноги на холодный пол, девушка подошла к комоду и взяла телефон, набрав номер Стейс. После недолгого ожидания и гудков на проводе между ними завязалась интересная беседа.  Положив трубку, девушка отошла к окну и молча глядя на то, как стекают капли по стеклу, вновь погрузилась в раздумья. Отвлек ее стук в дверь. Это была служанка, которая принесла ужин, поскольку Дженис предубеждала, что будет почивать у себя.  Однако сейчас в горло не лез даже кусок хлеба, а потому обойдясь стаканом сока, она вновь прилегла в кровать. Пролежав так еще пару часов в дреме, девушка  в очередной раз открыла глаза и поняла, что больше не сможет уснуть. На улице стало совсем темно и двор освещали лишь фонари и полная луна, которая заглядывала в окно ее спальни, играя переливами в волосах. Накинув легкий халат, она решила отправиться на поиски библиотеки, где собиралась взять книгу, чтобы скоротать ночь за чтением. Оно могло отвлечь от дурных дум и погрузить в сказку, заставив забыть кто ты есть. Тихо, словно мышка, проскользнув за пределы комнаты, Дженис интуитивно направилась на поиски, и вскоре оказалась перед двустворчатыми дверями, ведущими к последнему пристанищу кладезя знаний. Шагнув внутрь, мисс Картер включила свет и удивленно ахнула представшему перед взором разнообразию. Подойдя к одному из деревянных стеллажей, девушка прошлась пальчиками по старинным переплетам, словно пытаясь их прощупать, после чего вытащила  наобум первую попавшуюся книгу.

Свернутый текст

Стою листаю книгу, пока суть не разобрала, но на обложке написано "инквизиция. старинные способы убить нечисть."

Отредактировано Дженис Дензел Картер (14.06.2013 01:10)

+1

98

Зайдя в свою комнату и закрыв за собой дверь, лицо Мартина заметно помрачнело. Эрик первым делом избавился от пиджака и свитера, несколько небрежно повесив их на спинку ближайшего стула. Следом последовал галстук, освобождая шею мужчины от петли. Расстегнув на вороте две пуговицы, оборотень почувствовал свободу. Не смотря на то, что он любил официальную одежду, и она ему шла, она в совокупности с его положением накладывала слишком много ограничений. Может быть, по этой причине оборотни редко идут в политику, добровольно загоняя себя в рамки публичного образа. Но тут уже ничего не поделаешь, у каждой профессии были свои издержки, на которые люди добровольно соглашались.
Мужчина сел на кровать и посмотрел в окно, за которым сверкали молнии, на мгновение освещая комнату яркой вспышкой. Через стекло глухо доносились раскаты грома. Раскинувшись на кровати, оборотень изучал потолок и думал о Дженис. О том через что ей уже пришлось пройти и через что ей предстоит пройти, чтобы отстоять своё право на счастье. Но в какую бы сторону Эрик не уводил мысли, всюду появлялось её лицо. Мужчина накрыл локтем глаза и постарался очистить сознание от мыслей. На какое-то время это помогло, и Эрик ушел в дремоту, не слыша уже ничего. Но тишина постепенно начала раздражать. Она перемешивалась с тьмой в одну вязкую субстанцию, что липкой патокой цеплялось за стены помещения, словно старалась растянуть секунды ещё дольше. Зверь внутри начал вопить, неспособный так долго бездействовать. Мартин резко сел на кровать. На улице уже стемнело, дождь прекратился и было пасмурно. У оборотня было такое чувство, что если он останется в этой комнате на всю ночь, то он действительно будет выть, но в голосе, а не в мыслях. Спасть решительно не хотелось, на небе была полная луна, временами выглядывающая из-за туч. Причиной возбуждённого состояния Эрика луна не была, но она его усугубляло. Нужно было срочно чем-то занять свой мозг, нужно было какое-то действие.
Не найдя решения лучше Мартин решил прогуляться по особняку разглядывая интерьер, который завораживал.  Картины, вазы, канделябры, ковры, да даже пол с потолком. Огромное количество антиквариата и предметов искусства, от чего Эрик чувствовал себя как в музее. Но вечно по особняку он шляться не мог. Он шел по коридорам, как это не абсурдно звучит по отношению к волку, кошачьей поступью – не издавая ни звука. Так Леоне набрёл на широкие двери. Заключив, что за такими дверьми ни чьих спален быть не может оборотень, предварительно инстинктивно оглянувшись по сторонам, зашел в помещение. Им оказалась огромная библиотека, что откровенно порадовало мужчину, найдя для себя самый лучший досуг и возможность отвлечься. Включив основной свет, Эрик выбрал какую-то фантастику. Он выбрал именно этот жанр, потому что содержание книги не имело ни чего общего с реальностью, плюс там не было вампиров и оборотней. Погрузившись в этот мир, Мартин на время забудет о реальности.
Эрик выключил основной свет и направился в дальний угол помещения, в котором удачно был расположен столик с лампой, окруженный высокими стеллажами с книгами. Тут его не сразу заметят. Усевшись за книгу, мужчина погрузился в её атмосферу, даже толком не вдумываясь в то, что читает. Так он провёл не один час и за это время смог прочитать добрую половину книги, если не больше. От чтения его отвлёк звук отворяющихся дверей, и оборотень резко выключил свет. Зажегся основной свет, освещая зал. Леоне решил положить книгу туда от куда взял, и вернуться в свою комнату, словно он её и не покидал. Но его остановил до боли знакомый аромат. Это был не Элиот и не Хавьер и уж точно никто из прислуги. Этот запах оборотень ни с чем не спутает. – Дженис. – Сейчас бы Эрик нашел её по запаху, где бы она ни была. Мужчина выглянул из-за стеллажа, чтобы убедиться. – Точно, она. – Собравшись с силами, мужчина решил подойти, но боялся её испугать.
– Здравствуй, Дженис. – Как можно более спокойно произнёс Эрик, подкравшись с боку с книгой в правой руке. – Так и не смогла уснуть?

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (14.06.2013 03:05)

+2

99

Пробегаюсь взором по буквам, Дженис особо не вчитывалась в содержание книги, и, пролистывая страницу за страницей, примечала картинки, на которых были разные фрагменты пыток, а также снаряжение, служившее, судя по заметкам, орудием борьбы с нечистью.  Перевернув очередную главу, девушка наткнулась на одно изображение, которое смогло задержать ее внимание чуть-чуть дольше. Со страницы книжного издания на нее смотрели кроваво-красные глаза упыря, который на вид ничем не отличался от обычного человека, за исключением острых клыков. Его грудь пронзал деревянный кол, вбитый мужчиной средних лет, судя по всему одним из охотников. Текст гласил:

"Убить вампира не так-то просто, но мой опыт показал, что ничего невозможного нет. Эти хищники очень проворны и умны, но, как и любая тварь, имеют свои слабости и уязвимые места. К примеру, они не выносят запах цветков ангелики. Более того, выпив отвар этого растения, можно защитить себя от их "очарования", а вместе с тем сделать кровь на вкус горькой и неприятной."

Дженис внимательно читала содержание под картинкой, запоминая информацию, которая вероятно могла принести какую-то пользу в будущем. Возможно, все написанное здесь было ничем иным, как бредом сумасшедшего, а быть может и имело смысл. Опустив взгляд в самый конец, девушка медленно прочитала подпись:
-Вольфганг Ван Рихтер… - после чего взглянула на фотопортрет данного господина. Внезапно, с боку послышался чей-то голос. Едва вздрогнув, девушка резко обернулась, встретившись взглядом с Эриком. – Боже, вы меня напугали, - спохватившись о том, что держит в руках пособие по уничтожению нечисти, она резко закрыла книгу, и отложила ее на стол. – Да… не могла уснуть и решила что-нибудь почитать, - запахнув посильнее халат, ответила Дженис, после чего задала встречный вопрос: - А вы…? Я думала все уже спят… - она вновь обратилась к Мартину на «вы» поскольку еще не привыкла к нему, но затем исправилась, поинтересовавшись: - Что читаешь?

Отредактировано Дженис Дензел Картер (14.06.2013 11:48)

0

100

После столь насыщенного событиями дня, Хавьер, добравшись как можно быстрее до своей комнаты, с удовольствием провел следующий час отмокая в ванне и продолжая читать книгу. Когда мокнуть окончательно надоело, парень взгромоздился с книгой и сигаретами на подоконник.
Прохладный воздух, напитанный влагой от бушевавшей грозы приятно обволакивал тело.
Покурив и окончательно придя в себя, Хавьер решил, что самое время отправиться спать – засыпать с мутной головой, в которой роятся не самые приятные мысли парень очень не любил.
Единственное, что стояло перед Джеремией и кроватью – книга, которую он взял из библиотеки. Хавьер любил порядок, хотя по сравнению с Элиотом он и был жутким разгильдяем, а с учетом недавнего «инцидента» с летающей мебелью, провоцировать дядю самовольным хищением книг из библиотеки, которую он наверняка обожал и собственноручно дополнял, было не лучшей идеей.
Джеремия кинул взгляд на сложенную одежду, а потом на часы. Напяливать джинсы и остальное было откровенно лень, а время уже было позднее. Рассудив, что в такой час он все равно встретит разве что горничную, и то маловероятно, Хавьер решил быстренько сбегать до библиотеки не одеваясь. В конце концов, едва ли горничная или дворецкий, если уж они ему и повстречаются, умрут от вида боксеров, которые Джеремия машинально одел после купания.
Вот так вот, в одних белых, обтягивающих трусах парень аккуратно выскользнул из комнаты. Путь до библиотеки ему уже был известен, поэтому заплутать в таком виде Хавьеру не грозило. Добравшись до пункта назначения, Хавьер бесшумно приоткрыл дверь(благо петли регулярно смазывались) и тихо скользнул внутрь. Его уха сразу достиг звук разговора, доносившийся откуда-то сбоку. Самих говорящих парень не видел, однако ему стало крайне любопытно.
Двигаясь с максимальной осторожностью и бесшумностью, Джеремия достиг стеллажа, из-за которого можно было видеть говорящих – к тому моменту Хавьер уже мог отличить голос сестры. Парень присел на одно колено и аккуратно выглянул из-за стеллажа, держа голову в десятке сантиментов от пола – обычно люди смотрят перед собой, а не вниз, поэтому это уменьшало шанс того, что его обнаружат.
Не далее как в пяти-семи метрах от него стояла парочка – Эрик и уже упомянутая ранее Дженнис, в весьма нескромном, по мнению Хавьера, пеньюаре. Складывалось ощущение, что у них свидание.
Первым порывом Джеремии было покинуть свое укрытие и разрушить всякие планы Эрика на тему Дженни, однако достаточно быстро вспомнив, как он был одет, Хавьер удержал себя от нежелательных движений.
По крайней мере, на данный момент все было весьма прилично, и необходимости вмешиваться не было, поэтому парень решил просто немного понаблюдать за «голубками», надеясь, что его не заметят.
К слову, было бы ничуть не удивительно, если бы Эрик не смог его заметить – учитывая внешний вид Дженнис, он бы вполне мог оставить без внимание стадо слонов, марширующих сквозь библиотеку.

Отредактировано Джеремия Хавьер Редфилд (14.06.2013 13:56)

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC