Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Турм. Фамильный замок Вальтеров

Сообщений 141 страница 160 из 197

141

Мужчина выглядел довольно взъерошенным. Джейн сразу же бросилось это в глаза, но она не стала акцентировать внимание на его внешнем виде. В конце концов, это не имело сейчас никакого значения. Все мысли женщины были сосредоточены совершенно на другом. Сна не было ни в одном глазу.
-Как я могу спать, когда нахожусь в неведении, - сцепив пальцы в замок, сказала Картер. Она выглядела очень напряженной, и голос тоже был отнюдь не ровным; слишком долго нет никаких вестей, и у нее отсутствовала всякая возможность ускорить процесс, узнав по своим каналам, чем все закончилось, и закончилось ли вообще. – Моя семья до сих пор не вернулась, и я чувствую свою беспомощность перед обстоятельствами, которые не могу контролировать, - нервно потерев ладони, женщина добавила, - не важно. Ты отдыхай.
Обойдя оборотня, Джейн проследовала к лестнице, где наткнулась на взъерошенную служанку. Выгнув бровь, она окинула ту взглядом, а затем обернулась в сторону, где стоял мужчина, после чего молча продолжила свой путь. Было не ясно догадалась ли хозяйка особняка о том, что было между этими двумя; однако даже если и так, то реакции не последовало. Край ее халата исчез за углом, но шлейф ее запаха, смешанного с ароматами трав, еще оставался в коридоре.
Спустившись на первый этаж, Картер прошла в гостиную. Большая часть прислуги уже спала, но по дороге ей попалась пара охранников, совершающих обход. Она остановила их, спросив были ли какие-то новости, но получила отрицательный ответ.
Графин с коньяком стоял на привычном месте. Она подняла хрустальную крышку, она плеснула в фужер, стоявший на столе, янтарной жидкости. Поднеся ароматный напиток к губам, женщина почувствовала приступ тошноты и поставила его обратно.
-Как же мне все осточертело, - буквально прорычала Джейн, нависая над дубовой поверхностью стола. Затем она выпрямилась и отошла к окну. Отодвинув шторку, блондинка увидела автомобиль, подъезжающий к дому. Сердце ее трепетно забилось. Сорвавшись с места, она побежала в сторону двери, но спустя пять минут, когда та отворилась, была сильно разочарована. Перед ней стоял высокий худощавый мужчина. В его руках была какая-то коробка. Представившись, он сказал, что должен вручить ее мистеру Картеру. Посмотрев на часы, Джейн удивилась отчего же ему пришло в голову приехать в такое время.
-Дело важное, - сказал мужчина, - чем быстрее мистер Картер получит это, тем лучше.
Она объяснила неожиданному гостю, что того нет дома, но он может доверить эту важную посылку ей. Пришлось немного надавить на него, чтобы заветная коробка попала к ней в руки. Когда дверь за ним закрылась, Джейн вернулась в гостиную, где, присев на диван, начала разглядывать оную.

+1

142

Эрик ничего не ответил, всё было понято без слов. Дальнейшие дискуссии на эту тему становились бессмысленными. Единственно, что оборотень про себя подметил, что этой ночью, если всё сложится, он отдохнет как следует. Это будет самый, что ни на есть активный и потный отдых, на всю оставшуюся ночь. Дженис обошла Эрика стороной, он краем глаза проследил за ней. Она наткнулась на служанку, которая прошла мимо и на мгновение остановилась, окинув взглядом её и Эрика. Он приподнял брови, словно чего-то, ожидая, но ничего не произошло. Хозяйка дома пошла дальше и скрылась за поворотом. Мужчина выдохнул. Не то чтобы он особо прятался, но доставлять лишних проблем сейчас не хотелось, хотя природа оборотня брала своё. Улыбнувшись каким-то своим мыслям, Леоне направился по следу, откуда шла Дженис. По ней было видно, что она приняла душ, так что да, нюх волка вывел на ванную комнату в незнакомом доме. Надо было подготовиться ко второму заезду этой ночью.

Тёплые струйки воды приятно бегали по телу. После секса есть две приятные вещи – сон и душ. Но долго лить воду он не мог. Из душа он ничего не слышал и не ощущал. Замкнутое пространство и пар мешали обонянию. Эрик небрежно вытерся и оделся, но рубашку застёгивать не стал. Мужчина направлял в выделенную ему комнату, где его уже должна была ждать недавняя служанка. Однако проходя мимо лестницы вервольф почуял слабый новых запах. Пройти мимо сего факта он само собой не мог, поэтому спустился на первый этаж. В гостиной была Дженис с коробкой, которая и была источником нового запаха.

- Коробка? – Эрик подошел к Дженис на расстояние трёх шагов и с присущей его роду недоверием и любопытством, принюхался к новому предмету. С волос мужчины капала вода, да и рубашка во многих местах была мокрой. Но он этого словно не замечал, всё его внимания привлёк новый предмет, который мог представлять опасность своим содержимым.

Отредактировано Эрик Мартин Леоне (12.07.2016 22:40)

+1

143

Пальцы женщины очертили контуры посылки, прицениваясь к ней. Она не знала, что находится внутри, но горела желанием выяснить это. Останавливало ее только то, что содержимое в ней предназначалось отцу, а значит, он рано или поздно спохватиться о нем. Подумав немного, Джейн все же решилась удовлетворить свое любопытство. Она позвала служанку и попросила у той ножницы. Через минуту они уже были у нее в руках. Аккуратно срезав печать, Джейн начала освобождать коробку от бумажной обертки грязно-розового цвета. Именно за этим делом и застал ее Эрик.
-Аккуратнее, - сказала Джейн, когда несколько капель с его волос попало ей на руки, после чего добавила, - коробка, что же еще. Вот только что там внутри... – скулы на лице женщины напряглись; она раздумывала стоит ли открывать ее сейчас или лучше повременить до того момента, когда рядом никого не будет. В конце концов, Картер все же решила сделать это сейчас.
Приподняв крышку, она обнаружила внутри какие-то бумаги и потертый ежедневник. Достав его, Джейн прочитала вслух надпись:
-Личный дневник. Тереза Марша Картер, - брови женщины поплыли вверх от удивления. – Это мать Брендона. Она умерла полгода назад. Якобы была какая-то неисправность с тормозами, - не став придавать этому значения, блондинка убрала его обратно в коробку и достала оттуда другие бумаги. – Счета, счета, счета. Одни счета. И письмо, - благоразумно рассудив, что читать его при Эрике не стоит, Картер вернула все на свои места. Ей стало интересно, почему это было так важно для человека, который принес эту посылку; отчего же она срочно должна быть передана ее отцу?
-Ладно, я разберусь с этим позже, - подвела итог Джейн. – Возможно найду для себя что-то полезно, - ее взгляд скользнул по лицу мужчины. – Вижу ты тоже принял душ, после чего спросила: - тонут два человека: одного ты любишь, другой любит тебя. Кого ты спасешь? – внезапный вопрос наверняка застал его врасплох.
Впрочем, Джейн по образованию была психиатром, а они часто задавали странные вопросы. Хотя для нее он определенно что-то значил, иначе бы она не стала его задавать.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (13.07.2016 23:45)

+1

144

Зачарованный лес >>
Ночь с третьего на четвертое января
К счастью для обоих участников «торжества», помощь в лице знакомого фрау Картер подоспела совсем скоро. Во всяком случае, колдун и блондинка успели перекинуться парой фраз относительно произошедшего во дворце, и не успели закоченеть окончательно. Зелье, припасенное Дженис, очень серьезно этому поспособствовало.
Адриан поздоровался с господином Леоне, пропустил мимо ушей подкол на счет испачканных кровью сидений – отпускать ответные колкости не было ни сил, ни желания – а по приезду в турмский особняк Картеров, поблагодарил мужчину за помощь. Собственно, большего и не требовалось, даже строгим Тезейским этикетом. Кроме того, Адриан не мог не заметить с каким выражением «спаситель» смотрит на Дженис: даже находясь в подобном стрессе, Ламберт не забывал подмечать мелочи, окружающие светловолосую стерву – со временем, они могли сложиться в пазл, и подсказать, через какие еще педальки, можно воздействовать на эту женщину. А потому, предпочел молчать и наблюдать. Как говорят: смотри, и увидишь.
Поблагодарив и Дженис за проявленную заботу, Ламберт двинулся за служанкой в сторону выделенной ему комнаты. Горячая вода, чистая одежда и аптечка – да, это были как раз те вещи, в которых нуждается человек, просидевший в сугробе изрядное количество времени. О своем порезе он больше не переживал – минимальная антисептическая обработка, и вскоре все пройдет как по волшебству. «Какая ирония» – мелькнуло в мыслях, прежде чем горячий влажный пар, наполнивший ванную комнату, вытеснил мысли вообще.

Минут через сорок, герр Ламберт, был практически полностью в состоянии стояния. Переодевшись в свежие вещи, и пригладив влажные волосы, мужчина отправился вниз. Предполагать, что после пережитого, хозяйка дома мирно спит в своей постельке, было весьма наивно. Разумеется, Дженис ждала вестей из дворца.
И Ламберт не ошибся. Спустившись в гостиную, мужчина застал там не только хозяйку дома, но и ее друга. Всего разговора Ламберт не слышал, лишь окончание: кого из тонущих ты спасешь – любимого, или того, кто любит тебя.
Не дожидаясь, пока прозвучит ответ, колдун легонько постучал костяшками пальцев по косяку двери, информируя собравшихся о своем присутствии:
– Не помешал?

Отредактировано Адриан Ламберт (14.07.2016 00:05)

+2

145

Содержание коробки удивило Дженис, а вот Эрику всё это ни о чём не говорило. Сама девушка так же не горела желанием поделиться деталями, а мужчина не особенно на этом настаивал. Тандем у пары получился более или менее слаженным. Эрик уже давно уяснил для себя, что если Дженис не хочет о чём-то рассказывать, то не стоит её об этом даже просить. Женщина была упрямая и темпераментная, но умела сдерживать свой пылкий характер, когда того требовала ситуация.

В общем и целом, в коробке ничего кроме документов и дневника не было. Одни вопросы и никаких ответов.  И это только больше запутывало. Рано или поздно это может пригодиться, но вопрос был когда, в каком качестве и с какими последствиями. Всё это предстояло только узнать. Клубок интриг и заговоров становился лишь больше.

Дженис неожиданно задала вопрос. Это был один из тех вопросов-ловушек, на которые как такого конкретного ответа нет. Для каждого человека ответ будет свой собственный, и никто не сможет ответить, не покривив при этом душой. И на такие вопросы ответы обычно получают только тогда, когда ситуация воспроизводиться в реальности и жизнь всё расставляет по своим местам самостоятельно. Но ответить Эрик не успел, сначала он почуял человека, затем услышал шаги и, обернувшись, услышал стук об косяк. Там стоял новый знакомый Ламберт, кажется. На лице оборотня, всё на какое-то мгновение отразилось удивление. Этот человек словно и не был ранен. То ли у него раны затягиваются быстрее чем у обычных людей, то ли сама рана была не такая серьезная, как это казалось в начале. В любом случае Эрик не стал акцентировать на этом внимание.

- Нисколько, мистер Ламберт. Приятно видеть вас в добром здравии. – Эрик дежурно улыбнулся собеседнику. Событие, произошедшее на кухне, и которое должно будет произойти в спальне, явно поднимало оборотню настроение. Давать язвительные и колкие замечания уже как-то не хотелось. Незачем было нагнетать и без того напряжённую обстановку.

+2

146

Джейн никогда не задавала вопросы в пустоту; она всегда делала это с определенным умыслом, надеясь подчерпнуть из ответа нечто полезное для себя. Этот раз не был исключением из правил, но им помешали. Женщина обернулась в сторону вошедшего мужчины и слабо улыбнулась, сказав:
-Надеюсь, все в порядке? – разумеется, речь шла о том, предоставили ли герру Ламберту все необходимое здесь или же ему чего-то не хватило; она распорядилась, чтобы ему ни в чем не отказывали (в пределах разумного конечно же).

Дочь Картера не любила быть обязанной. Так, например, после того как произошел эксцесс с месье Бенуа, она отозвала свое прошение только из-за его отца, которому была в некотором смысле обязана; в ином случае, вампир бы сейчас лежал в соляном гробу и провел там по меньшей мере лет триста – в лучшем случае, в худшем – его ждала смерть. Однако злопамятная блондинка не простила ему это. Месть, как известно, это блюдо, которое стоит подавать холодным. Поначалу она хотела использовать Кита, чтобы раз и навсегда покончить с этим мерзавцем, с которого и начались все неприятности, но отступилась, когда была близка к цели, рассудив, что подставит себя. Время шло, но старые раны не заживали. Картер, точно ядовитая гадюка выжидала удачного момента, чтобы вцепиться ему в глотку. Ей предстояло найти того, кто согласиться чисто сделать всю грязную работу.

-Мы с Эриком затронули одну весьма интересную тему. Я спросила у него – кого бы он выбрал, представься ему возможность спасти только одного – человека который дорог его сердцу или того, кто любит его. Философский вопрос, не так ли? – женщина жестом предложила Адриану занять свободное место рядом с собой, - присоединяйтесь. Нужно же как-то скоротать время, пока нет известий из дворца. И раз уж вы теперь с нами, то может ответите на него? – тут Картер вспомнила, что Ламберт прибыл на бал не один, а потому ей стало особенно интересно, что он ответит. В голове женщины возник закономерный вопрос: "Переживает ли этот человек за свою пассию?». Следом за ним, конечно же, увязался и другой: «Кто они друг другу?»

+2

147

С такой же улыбкой, что отразилась на лице собеседника, Ламберт кивнул, и вошел в гостиную.
От внимания колдуна не укрылось и секундное удивление, отразившееся в глазах мужчины – по всей видимости, в лесу слуга Зийира произвел на него впечатление серьезно раненого человека. Что, впрочем, не удивительно.
– Благодарю, фрау Картер, как видите, все в полном порядке, – Ламберт неспешно прошелся по гостиной, нацелившись на столик с напитками, и оглядел комнату. – Не возражаете? – Наполнив бокал золотистым напитком из ближайшей бутылки на три пальца, Адриан сделал щедрый глоток, и, не почувствовав вкуса, вновь повернулся к присутствующим.
– Не такой уж и философский, на мой взгляд, – мужчина пожал плечами, и сделал еще несколько шагов по комнате, на этот раз, в сторону окна. Открывшийся за стеклом пейзаж казался капельку не реальным, словно картинка на цифровом дисплее; то ли от перенесенного стресса, то ли от того, что в памяти четко отпечатался момент, когда практически такой же пейзаж за окном Турмского дворца сменился непробиваемой, и не проницаемой магической стеной. Ламберт задумчиво потер переносицу, и сделал еще один глоток.
– На практике, каждый выберет своего любимого. Если, конечно, любовь настоящая, и достаточно сильна. – Адриан немного помолчал, покручивая в руке стакан, а затем добавил, – Такова человеческая природа. А что Вы думаете, господин Леоне? – Мужчина расположился возле блондинки, и заметил коробку, некогда аккуратно завернутую в крафт-бумагу, а теперь вскрытую. «Посылка?» – подумал Ламберт, сделав очередной глоток из стакана, и наконец, ощутил обжигающий вкус напитка. – Значит, из дворца все еще нет никаких вестей… Как вы считаете, Союз уже на месте? Прошло уже достаточно времени, с момента, когда их проинформировали о случившемся.

+2

148

Ламберт чувствовал себя вольготно, даже налил себе выпить. В помещении уже был запах спиртного, что решила выпить Дженис. Эрик не стал возражать или как-то реагировать, учитывая, что и он несколько воспользовался гостеприимством, хоть и по-своему. Оборотень снова вспомнил, что в его комнате уже должна ждать обнажённая и страстная особа женского пола. Мужчина надеялся, что девушка не будет сильно злиться, если он немного задержится. Благо ночь длинная – времени на плотские утехи было достаточно. Хорошо бы если только ничего бы не случилось этой ночью, как это обычно с Дженис бывает. Идти на помощь во время секса со стояком было бы крайне неудобно и неприлично.

Ответ Ламберта на вопрос Дженис был вполне ожидаемым.
- Соглашусь с мистером Ламбертом. – Вставил своё слово Леоне. – В таких случаях думать об этом заранее не имеет смыла. В реальности времени на раздумья не будет. Большинство спасут того, кого любят, ожидая ответных чувств. Логики тут нет. Жизнь сама всё расставит по местам. – Эрик легко улыбнулся. Для него этот вопрос не стоял. Хотя ему показалось, что Дженис проверяла его – выберет ли он её или нет? Всё же женщина она была хитрой и осторожной, никому не доверяла до конца. В некотором роде это было печально. Сколько она ещё так продержится, не сломавшись – загадка. Но в Джен явно уже что-то надломилось и судьба всё продолжает испытывать женщину на прочность.

0

149

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1031-4.png[/float]ерез десять минут к особняку подъехал автомобиль, в котором был отец, а также г-жа фон Вольф и муж Дженис. Старик Картер так обрадовался, увидев свою дочь, что не сдержал чувств и крепко обнял ее. Мистера Ламберта и Эрика поблагодарили за то, что они, так или иначе, принимали участие в ее спасении. Ранним утром все, кроме главы семейства, покинули Турм. Самому Картеру пришлось остаться. Ему сообщили, что готовится очередной внеплановый съезд Союза Единения.

http://savepic.ru/6166300.png

Эллиот остается в Турме, а остальные могут играть уже в Валенштайне

+1

150

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

11 июля 2006 год, ночь


[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1029-4.png[/float]а Турм опустилась ночь. Тьма укрыла столицу своим покрывалом, как в настоящем времени, так и почти четыреста лет назад, когда граф Вальтер мчался на гнедом жеребце к своей семье, чтобы сообщить им о надвигающейся опасности. Один герцог из соседних земель (в каком-то колене причисляющий себя к монаршей семье), а по совместительству его злейший враг, собрал армию таких же прохиндеев, чтобы произвести очередной переворот в стране. Кровавая дорога, по которой он собирался пройти, лежала как раз через угодья Вальтеров. Видит бог, он не отступиться не перед чем!
Конь нес графа, как ошалелый, когда яркая вспышка ослепила их обоих. Вальтер даже не понял, что случилось. Он услышал оглушающий гудок, копыта скакуна ударились обо что-то, а затем их буквально выбросило к замку. Вероятно, Герберт заметил бы различия, если бы не был так встревожен. Вот только его глаза увидели знакомые стены, а ум сам дорисовал все остальное. Мужчина даже не представлял, что здание, возле которого упал и умер его конь, превратившись в гумус, словно на него было наложено темное колдовство, действительно принадлежало когда-то ему, но теперь в этих стенах лишь изредка гостях их с Изабеллой потомки. 

http://savepic.ru/6166300.png

В некотором смысле, Вальтер стал причиной аварии, в которую попал супруг наследницы этого замка. В посте нужно учесть, что конь занемог, опустился на землю, затем повалился на бок и в считанные секунды превратился в горсть гумуса.

+2

151

Ветер ледяной свистит в ушах,
Городская пыль слепит глаза.
Сердце рвётся, тяжело дышать…
Только бы успеть, не опоздать.

Очень похоже, дорогой граф, что ваша хваленая предусмотрительность впервые вам отказала. Обидно, не правда ли? Вы ведь всегда считали себя удачливым игроком, способным просчитать любого противника за карточным столом, у шахматной доской и даже в той странной игре, которая называется «дипломатия». А что же мы имеем теперь?
Дробь лошадиных копыт по брусчатке болью отзывалась в висках мужчины. Как там любил говорить о себе ваш старый друг, милейший граф? «Память – это мое проклятье. Я никогда не забываю нанесенных обид». Губы Вальтера против воли растянулись в горькой усмешке: да, Робер всегда был любителем мелодраматических эффектов и наверняка очень долго вынашивал в душе планы мести. Конечно, ведь это блюдо всегда подают холодным, как бы банально не звучала эта выспренная сентенция.

Бесконечный улиц лабиринт
Рвут подковы в клочья тишину
Эхом в переулках сталь звенит
Стали веком несколько минут.

В хрипе несчастного Грато мужчине послышался крик отчаяния. Потерпи, дружок, потерпи! Мы с тобой выберемся из этой передряги и обязательно оставим наших преследователей в дураках. Ты только потерпи. Нервный, взбудораженный Герберт вряд ли сейчас до конца осознавал, кого он на самом деле уговаривает, взмыленного жеребца или все-таки себя самого. В голове мужчины была только одна мысль: он вопреки всему должен добраться до дома и защитить свою семью, а всех тех, кто рискнет заступить ему дорогу, Герберт готов был охотно познакомить со своим клинком.
Как же все-таки странно, что дружба, одно из тех качеств, которое делает человека человеком, порой может обратиться в полную свою противоположность, застящую глаза и лишающую душевного покоя и воли принимать решения не сердцем, но разумом. В детстве будущий граф Вальтер никогда не мог уловить сути всех тех конфликтов, которые послужили началом многолетней кровавой вражды. Уже тогда, будучи откровенным прагматиком, он прекрасно понимал всю нерациональность этой вражды, ради которой отдавались многие сотни, а то и тысячи жизней. До чего все-таки были разумны предки, свято соблюдавшие закон о вире, и почему мы, их просвещенные потомки, утратили то понимание цены человеческой жизни, а иногда и чести, которое было у них?

И рука сжимает рукоять
Верного булатного клинка
Только бы успеть, не опоздать
Плата будет слишком высока.

Герберт чувствовал, что родной дом близко, и это как будто придало ему уверенности. Мужчина сильнее сжал бока жеребца коленями, за что был удостоен укоризненного взгляда и тяжелого вздоха, вырвавшегося из груди Грато. Потерпи, друг, потерпи, осталось еще недолго! А дальше… Неразрешимых проблем не бывает, дорогой граф, и вам это известно лучше многих.
Однако того, что произошло дальше, Вальтер никак не мог ожидать. Яркая вспышка, подобная удару молнии, ослепила мужчину. Неужто меня наконец-то настигла кара небесная? Последовавший за возникшим как будто из ниоткуда светом оглушительный звук окончательно дезориентировал и всадника, и его лошадь. Герберту почудилось, что Грато столкнулся с чем-то твердым, его самого едва не выбило из седла, но внезапно все закончилось. Несколько раз резко закрыв и открыв глаза, граф убедился, что зрение его все-таки не покинуло. В ушах у мужчины шумела кровь, мешая сосредоточиться. Что это могло быть, какая злая магия только что одурманила мой разум? Однако  мысли о странном происшествии сразу же покинули его, как только граф разглядел огни, горящие в окнах его собственного дома.
- Ну же, Грато, смотри, мы на месте!
Но конь вряд ли мог оценить радость Вальтера: он прерывисто дышал и шатался от слабости. Мужчина поспешно спрыгнул с седла, стремясь облегчить участь верного друга, но, видимо, все было тщетно: издав слабый сдавленный вздох конь повалился на землю. Прости меня, Грато…
Ноги Герберта уже несли мужчину к входным дверям особняка, и ему не суждено было увидеть, как верный спутник его многочисленных поездок испустил дух. А ведь это могло бы стать еще одним свидетельством, что все время графа будто сопровождал какой-то злой дух, который не только смутил его разум неземным светом и громким звуком, но и обратил конский труп прахом.
Если бы Вальтер проявил больше внимательности, он бы мог заметить, как изменился даже сам внешний вид, но графу было не до того.
- Открывайте! – кулак Герберта забарабанил по косяку двери. – Почему так долго?..
Когда же дверь наконец-то открылась, мужчину прошиб холодный пот.

И внезапно стихло всё вокруг
Конь застыл на серой мостовой
И остался только сердца стук
Мне теперь уже не быть с тобой…

+5

152

Снаружи свет, внутри - темнота,
Снаружи мир, а на сердце война
И бъется птицей в клетке душа
О толстые стены вечного льда.

-Не могу поверить, что ты это сказал! – крикнула Джейн, сердито посмотрев на отца. Сейчас она была зла на него так, как никогда прежде. Ее глаза буквально сверкали, когда их взгляды в очередной раз встретились и ей не удалось разглядеть в его взгляде ни тени сожаления.
После того как Фридрих покинул замок, громко хлопнув за собой дверью и устремился в неизвестном направлении, глава семейства решил напомнить своей дочери о том, что он по-прежнему является ее мужем, а любая связь на стороне кладет тень на репутацию всей семьи, а не только ее собственную. Это сильно задело молодую женщину, поскольку она уже устала от бесконечных придирок с его стороны, которые сыпались каждый раз, когда что-то шло не так, как он того хотел.

То стены из боли, злобы, презренья,
Ненависти в глазах и омерзенья.
Слезы, печаль у птицы в глазах
Навеки она в этих толых стенах.
Семья – не семья, и люди – не люди.

-С меня довольно! – Джейн стояла на две ступени ниже своего почтенного родителя, но гордо держала голову, всем своим видом демонстрируя уверенность и твердость намерений. – Запомни этот день, отец, потому что он станет поворотным в нашей жизни. Сегодня и отныне я буду сама принимать решения. Я больше не стану плясать под твою дудку, и ты не сможешь манипулировать мной, как делал это раньше, – если бы она была змеей, а слова ядом, то хозяин замка скончался бы уже через пару секунд, после начала этого монолога. – Я подаю на развод и не желаю больше ничего слышать. Наши отношения с Хаганом фикция. Мы не муж и жена. Не о такой жизни я мечтала! И если бы кто-то сказал мне в тот день, когда я обращалась и могла умереть, что все будет именно так, я предпочла бы не-жизнь, – закончив, она развернулась к нему спиной и начала спешно спускаться вниз, как вдруг остановилась и вновь посмотрела в его сторону, добавив, – да что ты за отец вообще такой… неужели твое доверие к фон Вернеру, в котором нет ни капли твоей крови, выше, чем к собственной дочери! Ты готов отдать ему место в Союзе только бы оно не досталось мне… Да что с тобой не так.

Никто не спасет, но каждый осудит,
Припишет чужой, не ее порой грех…
Сидит в клетке птица для грубых утех.
И каждый готов ее Волю купить,
И как же, скажите, такой птице жить?!

Джейн даже не заметила, что во время ее бурной речи в дверь кто-то постучался. Она также не видела, как устремился к ней дворецкий, который поспешил отворить замок. И только после того как гость оказался внутри, женщина почувствовала, что теперь они не одни и обернулась в его сторону. Окинув незнакомца беглым взглядом и сведя брови на переносице, Картер громко сказала (обращение предназначалось к родителю):
-В следующий раз предупреждай, если собираешься позвать гостей.
Мужчина был одет в непривычный наряд, который правда было сложно оценить в таком взвинченном состоянии.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (28.01.2017 23:54)

+4

153

Слова дочери больно резали слух. Эллиоту неоднократно доводилось слышать упреки в свой адрес, но в этот раз она превзошла саму себя. Стоя на месте и слушая ее горячую речь, Картер не мог найти ответ на главный вопрос, который неоднократно задавал себе, после очередного скандала;
" – Когда я упустил ее воспитание? Ведь что-то определенно пошло не так, поэтому череда неудач привела нас сюда, на лестницу, где она вылила на меня целое ведро помоев."
Он мог бы стать трижды миллиардером, если бы получал по либрею за каждую угрозу, которую она кидала ему во время их громких споров. Эллиоту не хотелось этого признавать, но упрямство она унаследовала именно от него, потому все их разговоры сводились к одному – они долго бодались, а потом расходились по разным углам, где тяжело дыша, обдумывали ошибки, которые повлияли на исход раунда.
Чаще всего страдала только чья-то гордость, но бывало под руку бесноватой дочери попадались дорогие его больному сердцу вазы. В последний раз, когда у них была похожая ситуация, пострадала его коллекция Лао Цзы, и сейчас старик Картер благодарил бога, что поблизости нет ни одной дорогой и любимой ему вещицы, которую она может использовать в качестве весомого аргумента.
- Следи за словами, Дженис, - попросил бизнесмен, спустившись на одну ступеньку, прежде чем к их драматической постановке присоединился еще один участник. – Ты прекрасно знаешь, что я был прав тогда и прав сейчас, это тебя больше всего и злит.
Эллиот не видел нужды в том, чтобы оправдываться перед кровинушкой. Он всегда поступал так, как считает правильным, руководствуясь исключительно правилом – Il fine giustifica i mezzi.
-Глупое дитя! В отличии от всех твоих так называемых друзей, Фридрих не отвернулся, даже тогда, когда узнал, что ты совершила ошибку. Но вместо того, чтобы с благодарностью принять это, ты в очередной раз плюнула ему в душу, - Эллиот знал, что у Дженис была совесть, поэтому попытался воззвать к ней, пока она не наделала глупостей, как бывало в менее спокойные времена.
Где-то ближе к концу ее искрометного монолога старший Картер попытался дать знак, что они теперь не одни, но она была так поглощена своей речью, которую можно было бы с успехом продекларировать на сцене большого театра, что не обращала на него никакого внимания.
-Я не ждал гостей, - наконец сказал Эллиот, когда она в очередной раз попыталась уколоть его. – И все же, добрый вечер, - обратился он к гостю, у которого был безумный взгляд человека, убегавшего от черта или кого похлеще. – Точнее ночи.
Большие напольные часы сообщили им о том, что уже одиннадцать часов.
-Чем обязаны? - спустившись, Картер поравнялся с дочерью, но не стал приближаться к незнакомцу. Мало ли, что тот прячет за пазухой. А заодно мысленно пожурил охрану, которая должна была дежурить у ворот.
"-Как вообще этому человеку удалось пройти незамеченным? Если он конечно человек. Не из воздуха же он появился."

Отредактировано Эллиот Дензел Картер (29.01.2017 00:37)

+3

154

Эмоции ему удалось обуздать с большим трудом. Опоздал?.. Сердце графа гулко билось где-то в районе горла, оно явно стремилось поскорее покинуть своего незадачливого владельца, навеки прекратив его земное существование. «А я ведь и вправду рискую сегодня попрощаться с жизнью», - промелькнувшая в голове мысль, как ни странно, не затронула даже самой тончайшей струны в душе Вальтера.
Но до чего странный авангард выбрал для своих целей милейший герцог. Герберт с сомнением оглядел пару, которая застыла на мраморной лестнице, ведущей к жилым этажам замка. Темноволосый мужчина с тяжелым цепким взглядом и молодая дама, наряд которой гораздо больше подошел бы для будуара, нежели для тех целей, с которыми она прибыла в дом Вальтеров. Правда черты ее лица чем-то напомнили графу Изабеллу, но мужчина тотчас постарался отмести это навязчивое предположение: если перед ним сейчас стоят именно те, о ком он думает, то нужно не забывать, как ловко они умеют дурачить обычных смертных.
Не оборачиваясь, Герберт отдал приказ дворецкому:
- Велите запрягать карету и сообщите леди Изабелле, что мы немедленно уезжаем, - следить за исполнением распоряжения мужчина даже не подумал: в этом доме все слуги слушались его беспрекословно.
Затем настал черед незваных гостей. Мужчина сделал несколько неторопливых шагов в сторону лестницы и замер, положив ладонь на резной шар, украшавший перила. Самой главной задачей сейчас было заставить эту странную пару почувствовать, что они не являются хозяевами положения, выбить почву уверенности у них из-под ног. Что ж, остается надеяться только на то, что за годы счастливой жизни в дали от столичного общества он не растерял умения манипулировать людьми.
- Доброй ночи и вам, сударь, сударыня! – тонкие губы Вальтера растянулись в самой радушной из возможных в этот момент улыбок. – Я, кажется, догадываюсь, что привело Вас сегодня в стены моего дома.
Кем же могут быть стоящие перед ним мужчина и женщина? Еще с той давней поры, когда он называл Робера Сен-При своим другом, граф знал о том, что будущий герцог принадлежит к довольно захудалому и малочисленному роду детей Ночи. И брак с представительницей знатного семейства как раз мог бы поправить его дела. Но сейчас мы об этом думать не будет, дорогой граф, сейчас Вам предстоит решать иную проблему. Что ж, из этого пока можно сделать только один вывод: за не слишком большой промежуток времени, прошедший с момента собственного обращения, Робер вряд ли мог обзавестись собственной сворой прихлебателей-вампиров.
Маги? Вальтеру приходилось слышать, что некоторые представители этой фракции иного сообщества, по большей части отъявленные отщепенцы, идут в услужение к ноосферату, в надежде получить вечную жизнь на земле. Если это правда… Подобные субъекты не отличаются особенной чистотой помыслов, а значит здесь мы можем получить некоторый профит.
- Но должен Вам признаться, что я не вижу особого смысла в конфликте, который так терзает душу Вашего патрона. Это дело прошлых дней, и по сути своей оно яйца выеденного не стоит. Я очень надеюсь на то, что Вы разумные люди, ценящие свое время. Сколько Вам заплатил герцог Сен-При? Хотя можете не говорить. Разрешите уверить Вас в том, что если сию секунду Вы покинете этот дом и оставите в покое мою семью, я готов дать втрое против того, что дал Робер. Поверьте, граф Герберт Вальтер честный человек и всегда держит свое слово.
Однако почему до сих пор не было слышно звука подъезжающей кареты? И где, черт возьми, его дражайшая половина?
Герберт в раздражении повернул голову, желая поторопить в конец распустившихся слуг, но внезапно натолкнулся взглядом на портрет в старинной раме, висящий на противоположной стене холла. Казалось бы, ничего удивительного в этом не было, замок был полон полотнами, раз и навсегда отразившими облик многочисленных представителей семьи Вальтеров. Но этот портрет… Этот портрет Герберт абсолютно не помнил, хотя изображенный на нем человек был ему определенно знаком.
- Этого не может быть, - вырвалось из груди мужчины. С портрета на присутствующих в холле людей смотрел его собственный сын, сильно повзрослевший, но вполне узнаваемый.

+5

155

Пока мужчина вел свой монолог, бизнесмен мотнул головой дворецкому, чтобы тот позвал охрану. В их штате были не только обычные люди, но и пневматики, которые получали солидный гонорар за свои услуги. Мужчина медленно начал спускаться вниз и остановился на две лесенки ниже своей дочери, чтобы в случае чего преградить путь незнакомца к ней. Это был инстинктивный поступок, потому что несмотря на разногласия, которые возникали между ними, Эллиот все равно любил ее и желал ей только лучшего. Пусть она и сама порой не понимала, что для нее на самом деле лучше, он считал, что настанет время, когда к ней придет осознание и этого.
-Дорогая дочь, это кажется не мой гость, а Ваш, – поддерживая атмосферу встречи, сказал старик Картер, обратившись к Дженис. Все же она имела дело с настоящими психами чаще, а ему приходилось общаться с представительными людьми, у которых лишь изредка из гнезд вылетали кукушки. Но стоило бизнесмену услышать фамилию, которой представился мужчина, как его лицо помрачнело.
-Верно подмечено, уважаемый, этого не может быть, – сказал Эллиот. Ему уже приходилось иметь дело с шарлатанами, которыми норовили стать частью их семьи, ведь они принадлежали к славному роду Нербергских Вальтеров, заседающему в Союзе Единения. Он встречал юношей, представлявшихся именем Михеля – его сына, погибшего в страшной катастрофе почти двадцать лет тому назад, были и те, что утверждали, будто являются его детьми от случайных связей. А одна дама даже додумалась сказать, что является реинкарнацией жены, которая, как он знал, была вампиром и жила припеваючи в другой стране. Всякое бывало, а теперь и это.
-Мой далекий предок, – а историю своей семьи Эллиот знал прекрасно, поскольку его отец заставлял своего наследника штудировать ее каждый день, – Герберт Эрих Вальтер, считался без вести пропавшим уже много-много не лет, а столетий.  Я даже не смогу сказать точно сколько раз мне придется сказать «пра-пра», чтобы точно назвать кем я прихожусь его сыну Герману, от которого пошел наш род.
Позади гостя раздались шаги. Два бодигарда, один из которых был менталистом, подоспели как раз к началу семейной драмы или воссоединения, тут сказать наверняка сложно. Эллиот мотнул головой, указывая на графа и задал вопрос:
-Он человек? – после чего получил положительный ответ в качестве кивка. – Вы знаете, ко мне приходили разные люди. Каждый придумывал свою уникальную историю, которой намеревался растрогать меня до глубины души, но вы превзошли всех. Итак, и какую сумму вы рассчитывали получить, когда решили заявиться в мой дом?

+5

156

Герберт неуверенно провел кончиками пальцев по шероховатой поверхности полотна. Может ли это быть реальностью, или же его все-таки настигло самое страшное из всех возможных проклятий – безумие? Если это и вправду так… Почему вы не смеетесь? Смейтесь, дорогой граф, смейтесь: в конце концов, безумие – это вполне достойный итог для жизни, подобной вашей.
Говорят, когда человек сходит с ума, ему кажется, что сумасшедшие — те, кто его окружает. Что ж, Герберт вполне готов был согласиться с данным утверждением.  Странный субъект, вольготно расположившийся в его собственном доме и без зазрения совести раздающий приказы слугам, эта дама, которая кажется зеркальным  отражением Изабеллы – да, кто лучше может сыграть роли спутников начинающего безумца? Вальтер осознал, что его начинают душить волны злого смеха, смешанного с поднимающейся в груди яростью. Что можно противопоставить самому деструктивному из человеческих чувств? Мужчина с силой сжал пальцы правой руки в кулак и от души ударил им в стену, не заботясь о рассаженных в кровь костяшках, будто этой болью пытался заглушить ту боль, которая зарождалась в глубине его души.
Все находящиеся в холле люди (вот только люди ли?) могли видеть, как плечи Герберта сотрясаются то ли от сдавленных рыданий, то ли от все-таки нашедшего выход безумного смеха.
- Да, господин хороший, - Вальтера все еще потряхивало, когда он повернулся к тем, кто незваными вторгся в его дом, - меня часто называли лжецом, но к моей чести подобные обвинения я слышал только за глаза.
Лицо графа было искажено какой-то странноватой звериной ухмылкой. Он медленно двинулся по направлению к замершему на предпоследней ступеньке лестницы человеку, утверждавшему, что Герберт Эрих Вальтер приходится ему далеким предком. Один из двух охранников уже собирался преградить мужчине дорогу, но был остановлен своим напарником. Возможно, менталисту удалось разглядеть что-то такое в мыслях несчастного человека, которому удалось пересечь границу времен. А может быть… Герберта это не волновало: сейчас он желал только получить ответы, и если у так называемого родственника они имелись, граф готов был слушать.
- Деньги – это меньшее из того, что меня может интересовать в настоящий момент, - не будь даже между ними разницы в две лестничные ступеньки, Вальтер бы все равно уступал в росте своему оппоненту, но подобные мелочи редко его волновали. – Раз вы утверждаете, что ведете свой род от моего сына Германа, просветите меня хотя бы в том, какой сейчас год. Для меня вопрос отнюдь не праздный, поскольку я, как не странно, покинул стены этого дома в первый понедельник мая 1703 года и рассчитывал вернуться в тот же день.

+5

157

Джейн еще не отошла от скандала с отцом, поскольку от него пока еще зависело её будущее. Она не могла смириться с нынешней ситуацией, поскольку, как и прежде, оставалась лишь подконтрольной ей, а хотела чувствовать в своих руках власть. В ней начали раскрываться те черты характера, которые прежде казались совершенно немыслимыми. Она всегда любила этого человека безусловной любовью, которая не спрашивает о причинах, но каждый раз натыкалась на холодную стену отчуждения, выстроенную из необходимости следовать правилам высокого общества. Отчасти это послужило причиной её бунта в подростковом возрасте, и подтолкнуло на встречу к неприятностям. Она нуждалась в его одобрении, в его отцовском «люблю», однако, несмотря на свой большой опыт, огромный багаж знаний и прочие плюсы, которые он несомненно имел, Эллиот Картер не мог понять эту единственную истину.
Джейн осталась без матери в очень раннем возрасте и её воспитанием фактически занималась бабушка, тогда как сам отец постоянно пропадал на работе и пытался справиться с утратой сына и жены. Она всегда хотела быть хорошей, чтобы её заметили и погладили по голове, но со временем поняла, что ей нужно другое – стать сильной, чтобы пережить каждый удар судьбы, и не упустить птицу счастья, когда та будет пролетать над её головой.
Чего она хотела теперь? Того же, что и всегда – понимания. Однако вновь натолкнулась на стену отчуждения, полного безразличия к собственным чувствам и желаниям. Быть может, отец прав и она действительно обязана фон Вернеру, но столь ли велика цена, чтобы расплачиваться за неё всю свою жизнь? Когда-то она и правда видела в Хагане свет надежды, но это было так давно, что время выкрасило их прошлое в блеклые тона, и Джейн не могла довольствоваться только тем, что от этого осталось. Ей хотелось любить и быть любимой; а если это невозможно, то лучше провести остаток дней в одиночестве, чем существовать рядом с человеком, к которому ничего не чувствуешь.
Она совершала много опрометчивых поступков, делала вещи, которые не следовало делать, говорила то, чего не стоило произносить вслух, но ведь все люди небезгрешны, и каждый имеет право на второй шанс. Они приходят в этот мир, чтобы учиться, и каждый раз на пути к знаниям совершают ошибки. Их не совершает только тот, кто ничего не делает.
Джейн верила, что достойна любви, как и многие другие люди. И если ей не дают возможность получить это право, она возьмет его сама. Пусть даже для этого потребуется переступить через собственные принципы и пойти на крайние меры. Ей уже приходилось преступать эту черту. Так зачем останавливаться на достигнутом?
Каждый раз, когда она вспоминала о том, чего её лишили, чем ей пришлось пожертвовать… внутри начинал клокотать гнев, обида, желание причинить боль тем, кто был причастен к этому. Внутренний голос говорил «остановись, ведь это не выход», но каждый раз Джейн становилось все сложнее противостоять пламенному чаянию в груди.
Появление гостя немного выбило её из колеи, заставив чувства, пылающие внутри, осесть и прислушаться к происходящему. Она наблюдала за беседой родителя и мужчины, назвавшегося их дальним предком, словно человек, который смотрит на сцену в театре драмы, где разворачивается сюжетный поворот. Заметив взгляд менталиста, который остановил своего коллегу от опрометчивого шага, молодая женщина задумалась, а затем вновь обратила свой взор на незнакомца, который напомнил ей о черно-белых фотографиях с прадедушкой. Разумеется, сходство было поверхностным, но воображение было способно провести черту и выделить нечто общее.
-Сейчас 11 июля 2006 года, – заговорила она, и в этот раз голос ее был лишен раздражения и неприятия; он оказался весьма приятным на слух и успокаивающим. Джейн была дипломированным психиатром, способным произвести впечатление, когда того хотела. Кем бы ни был этот человек гостем из прошлого или сумасшедшим, ему была необходима помощь. – Полагаю, произошло недоразумение, – молодая женщина обошла родителя и приблизилась к их дальнему родственнику (она понимала, что маг Разума не позволит ему причинить ей вред). – Если вы говорите правду, мы об этом узнаем в ближайшее время. Генетический тест поможет нам всем прийти к согласию, но для начала вам следует успокоиться. Мы не желаем причинить вам вреда. Вы позволите осмотреть себя?
Джейн не считала правильным просто выгнать человека за дверь. Если он лжец, значит понесет наказание; сумасшедшего тоже не стоит выпроваживать, ему будет лучше в специализированной лечебнице; однако, в мире магии, где возможны невозможные вещи, могло случиться и так, что ему потребуется иная помощь. В действительности, Картер так же, как и её отец с трудом могла поверить в то, что перед ними стоит предок, но в отличии от него проявила участие.

Отредактировано Дженис Дензел Картер (23.02.2017 18:55)

+5

158

Картер не задумывался о душевном состоянии своей дочери, поскольку считал ее достаточно взрослой и состоявшейся личностью, способной бороться со своими детскими комплексами и обидами, которые для профессионального психиатра прекрасная почва для работы. Он полагал, что между ними есть духовная связь, способная превозмочь все. У них случалось недопонимание, но такое происходит в каждой семье. На самом деле, бизнесмен желал своему ребенку только лучшего. Просто считал, что она сама не знает, что будет для нее лучшим в отличии от него, умудренного жизненным опытом. Джейн молода, в ней еще играет горячая кровь, но со временем она непременно должна понять все его поступки, направленные исключительно на то, чтобы обеспечить благополучие их небольшого семейства.
Эллиот не понаслышке знал, что любовь приходит и уходит, а институт семьи это нечто глубокое, осмысленное не чувствами, а разумом. Он никогда бы не сделал предложение женщине основываясь только на любовных переживаниях, потому что это недальновидно. Если хочешь создать ячейку общества, то стоит как следует поразмыслить над тем, что будет сохранять брак в будущем, когда романтическая хандра сойдет на нет или будет медленно умирать, пока не останется только привязанность или отвращение. Сам Дензел предпочитал строить отношения в первую очередь на взаимном уважении. Именно по этой причине он выбрал Иду, которая была невероятно мудрой женщиной, способной сохранить огонь в семейном очаге. Джейн еще не знала о том, что Картер сделал ей предложение. Она в принципе не была осведомлена об их отношениях, поскольку бизнесмен предпочел не афишировать их, чтобы не выслушивать упреки. Он знал, что между его двумя любимыми женщинами есть конфликт, но у него было полно своих забот, чтобы решать еще и эти. Болезнь на материке, давление Союза, а теперь еще семейные перипетии.
Ему очень хотелось, чтобы Джейн наконец признала во Фридрихе мужа и будущего отца своих детей, и они все смогли зажить долго и счастливо. Вставал только еще вопрос о том, как сообщить ей об его будущей свадьбе, но пока это могло подождать. Да и с появлением незнакомца на пороге этого дома, заявившего, что он является их дальним родственником, все остальное отошло на второй план.
Дочь обошла Картера и подошла к гостю. Он хотел остановить ее, но сдержался.
-Какая-то околесица, - фыркнул бизнесмен, у которого нервы были уже на пределе. – Позвоните Торнтону или еще кому-нибудь. Пусть захватит с собой лабораторию. А еще лучше медиума найдите. Хотя нет, науке я доверяю больше, чем всем этим шарлатанам. В общем, сделайте все необходимое, - он был чертовски раздражен.

Отредактировано Эллиот Дензел Картер (26.02.2017 14:11)

+3

159

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1027-3.png[/float] конечном счете, дело закончилось тем, что Герберта поселили в одной из комнат замка. Той же ночью в замок прибыл врач, который сделал мужчине перевязку плеча, а также взял все необходимые анализы. Все это происходило под пристальным взглядом дочери старшего Картера, которая покинула помещение только тогда, когда свалившемуся на голову родственнику начали обрабатывать ссадины. По возвращению она принесла чистые вещи одного из своих двоюродных братьев, которые подходили Вальтеру по размеру. В отличии от отца, который доверял больше науке, она все же послала за медиумом, определившим их родство, как истинное. К тому времени нынешний хозяин замка уже скрылся в своих покоях и попросил никому его не беспокоить до самого утра.

http://savepic.ru/6166300.png

С момента прибытия гостя прошло примерно четыре часа

+1

160

Сегодняшний день перевернул жизнь не одного человека, а сразу нескольких. Джейн наконец-то решила, что будет доверять голосу своего сердца и не станет больше идти на поводу у желаний родителя, потому что несмотря на её беззаветную любовь к нему, она должна прожить эту жизнь так, как сама хочет этого. Возможно между ними отныне вырастет непроницаемая стена недопонимания, но так продолжаться не может.
Стоя у окна гостиной и попивая крепкий виски, чтобы заглушить душевную боль, она смотрела в то, как гаснут фонари, погружая большой участок оранжереи во мрак. Молодая женщина никогда не могла понять любовь отца к экзотическим растениями, среди которых были весьма необычные экземпляры, но порой чувствовала себя так, словно является одним из них. Она закрывала глаза и вспоминала свое детство, которое нельзя было назвать совершенно беззаботным, хотя там определенно присутствовали моменты, греющие душу. Самым ярким из них, пожалуй, был поход в парк, где они с отцом провели почти весь день. Тогда она чувствовала себя особенной, ведь он не отвлекался даже на телефонные звонки. Джейн не знала, когда они успели растерять все это, но в их семье уже давно не было того тепла и понимания, которые должны быть.
Полгода назад он заставил ее пройти через настоящий ад, пригрозив тем, что избавится от Майкла, если она не выйдет замуж за фон Вернера, но теперь ему было нечем крыть, ведь фактически на следующий день ей сообщили о том, что его больше нет. Джейн не переставала винить себя в смерти бывшего возлюбленного, но смогла переступить через это чувство и жить дальше. Иногда, когда на нее нападала хандра, примерно, как сейчас, все эти чувства возвращались.
Она сделала еще один глоток крепкого напитка и замерла, увидев в стекле отражение гостя из прошлого. В отличии от родителя, который больше доверял науке, Джейн верила тем, кто был наделен особенными способностями; именно по этой причине большая часть её доверительных лиц состояла из них. Молодая женщина проявляла лояльность к ним.
-Тоже не спится? – поинтересовалась она, развернувшись к Герберту. В руках ее был стакан с недопитой в нем янтарной жидкостью, бьющейся о края при малейшем движении. – Я вас не виню, мне бы, пожалуй, тоже было сложно заснуть в таких обстоятельствах, – добавила Джейн, позволив себе улыбку. Она выглядела, как типичная представительница тезейского рода: светлые волосы, серо-зеленые глаза, гордая осанка. Однако в ней была намешана кровь не только чистокровных представителей этой расы, таких как мужчина, стоявший напротив, но и аврейская, что тоже угадывалось в чертах и некоторых повадках.
-Должно быть непросто оказаться в чужом времени, оставив позади близких и дорогих сердцу людей, – молодая женщина подошла к столику, на котором стоял графин с алкогольным напитком и еще два чистых стакана, перевернутых дном наверх.  Она поставила свой недопитый виски и взяв один из них, плеснула немного янтарной жидкости своему собеседнику. – Возможно это немного поможет, – подойдя к нему, Джейн протянула стакан.
Молодая женщина с любопытством разглядывала своего новоявленного родственника, совершенно не скрывая своего интереса. Одежда ее двоюродного брата, который сейчас был в очередной командировке, сидела на нем как влитая.
-Как ваша рука? – также поинтересовалась Джейн. О том, что гнедого жеребца больше нет, мужчине сообщили примерно через час, после того как он прибыл в замок. Однако его участь была чуть лучше, чем могла быть; время настигло животное внезапно и быстро, а не мучало в течении нескольких часов.

+3


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Королевство Тезея » Турм. Фамильный замок Вальтеров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC