http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Старый сарайчик » Предания старины глубокой


Предания старины глубокой

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Давным-давно на сей земле гремели страсти.... Археологам посчастливилось найти остатки древних рукописей.

Похождения мисс Картер

Амадеус
Машина остановилась у главного входа.
- Виктор, чувствуй себя как дома. Я дам тебе знать когда смогу с тобой поговорить, - Амадеус держа на руках девушку вошел в поместье и поднявшись к себе в спальню, уложил ее на кровать. По пути он приказал встретившимся ему вампирам принести в комнату некоторые вещи. Дженис лежала обнаженная на большой багровой кровати, соблазняя Бэля плавными изгибами своего тела, своим запахом, своим вкусом. Он сидел рядом гладя ее рукой по предплечью, спускаясь вниз до кисти и приподнимая ладошку, вглядывался в ее тонкие пальчики с аккуратно сделанным маникюром. Тем временем дверь открылась и по просьбе внесли все что пожелал Отец. Амадеус подошел ко внесенным объектам, взял мягкое полотенце, смочил его простой летней  водой и принялся обмывать тело девушки. Ткань скользила по бархатной коже возлюбленной, оставляя за собой влажный возбуждающий, для неудовлетворенного вампира, след. Он подымался от пальчиков ног, ступней, выше к бедрам, животу, аккуратно прошелся по красивым завораживающим полушариям и мягко проскользил по шее.
- И как такое совершенство угодило в это стадо... людей, - на последнем слове Бэль запнулся и нехотя выговорил.
Полотенце начало опускаться обратно, к груди, животу и остановилось чуть ниже. Вампир оставил полотенце и продолжил спускаться голой рукой. Он учуял знакомый запах и ради утверждения своих догадок, решил проверить. Пальцы мягко опустились к женскому лону, словно нос корабля, разгребающий в стороны волны, пальцы Бальтазара прошлись вертикально вниз, раздвигая по пути половые губы, и в конце коснулись кровати ощутив на себе тепло и влажность. Обратив руку на свет, вампир увидел на пальцах кровь.
"Значит это было правдой и она действительно была беременна..."
Он поднялся, дошел до двери и впустил двух девушек-пневматиков, чтобы они привели все в надлежащее состояние и вернулся, когда они уже покидали спальню, а Дженис тем временем приходила в себя, лежа под одеялом.

Дженис
Все, что происходило прежде, было ничем, в сравнение с тем, что ей пришлось испытать, когда она оказалась в поместье вампира. Изматывающая боль наполняла каждую клеточку ее тела до изнеможения. Дженис сжала зубы, издав приглушенный стон, когда лба коснулась женская рука, принадлежащая одной из девушек – пневматиков, которые пришли избавить ее от мертвого плода внутри чрева. Она явственно ощущала свое бессилие и слабость, не способность сопротивляться и бороться. Ее глаза покраснели, но оставались сухими. Из груди вырвался громкий крик, когда женщины принялись делать то, что должны были. Одна из них плотно держала Дженис за плечи, шепча что – то расслабляющее. Голова шла кругом. Все тело ныло и болело, словно ее уронили с сотого этажа огромного небоскреба.
-Нет…нет…- шептала девушка, обессилено упав на подушки, когда все закончилось. Накрыв ее одеялом, «повитухи» вышли из комнаты, оставив наедине со своими мыслями. Из глаз ее хлынули слезы отчаяния. Она уткнулась в подушки, зарыдав. Когда дверь скрипнула, Дженис повернула голову, чтобы взглянуть, кто пришел. Увидев того самого вампира, девушка пришла в неописуемую ярость.
-Ненавижу! Ненавижу, - зашипела она, мысленно впиваясь ногтями в его глаза. Тело ее начал бить озноб, но Дженис не ощущала холода, из-за прилива адреналина.

Амадеус
- Ненавижу! Ненавижу, - зашипела девушка.
- Ненависть.., - перебил ее вампир, - Порой приводит нас к тому, чего мы стремимся избежать.
Амадеус подошел к кровати, сел рядом с девушкой и положил руку ей на талию. Даже сквозь ткань одеяла, изгибы тела Дженис будоражили естество мужчины.
- Все что было с тобой прежде, всего лишь иллюзия, сказка, мираж. Это не твоя жизнь, Джен и назад тебе уже не вернуться. Судьбой тебе было предначертано жить среди детей ночи и лишь та же судьба по иронии забросила тебя к ее врагам, - он говорил тихо, словно успокаивая маленькую дочурку.
Вампир активировал ментальную руну и встретившись взглядом с девушкой, наложил не сложную иллюзию. Боль не прошла, не прошли никакие эмоции - она была в иллюзии того, что она спокойна и спокойно ее тело.
- А впрочем, к чему все эти изливания и прелюдии... - Бальтазар приблизился и коснулся рукой лба Дженис, глаза закрылись и он вошел в ее сознание. Он петлял в бескрайних просторах фантазий и воспоминаний девушки, искал необходимые ниточки. Какие-то укорачивал, какие-то удлинял, где и вовсе оставлял узлы или удалял их. Подобно пауку, он вязал собственную сеть воспоминаний о прошлом возлюбленной, однако что-то было не так. Измененные куски памяти спустя мгновения вновь восстанавливались и приходили в былое состояние. Вампир попытался выяснить, в чем дело и только стоило ему раскрыть этот секрет, выудить из памяти то, как возлюбленная принимала травы, как его тут же выкинуло из ее сознания и уже не пускало назад.
- Хм, - усмехнулся Бали, подняв левый краешек губ в легкой улыбке, - Занятно. Что ж, подождем. К слову, не расскажешь ли, где тот кулон что был при тебе?
Амадеус оттягивал время, дожидался когда Дженис захочет крови.

Дженис
Иллюзия лишила Дженис какого-либо страха и избавила от боли в теле, но разум девушки остался не тронутым. Он пытался проникнуть в ее сознание, но действие вербены, которое могло держаться двое суток еще не прошло, оставив  воспоминания не тронутыми. Глаза ее загорелись, словно два тлеющих уголька, в которых еще теплился жизненный огонь, способный бороться вопреки всему. Кулаки девушки сжались, сгребая под себя шёлковые простыни. Она не сразу поняла, о каком кулоне идет речь, но в памяти тут же возник портрет, подаренный незнакомым гостем, на котором была изображена ее точная копия. Фокусируясь на ней, она приближала картину, воссоздавая детали, одной из которых было то самое украшение, которое подарил ей погибший много лет назад пневматик.
-Ты должна знать…- прохрипел он, так и не договорив последние слова, захлебнувшись в собственной крови. С тех пор, Дженис стала хранительницей этой дорогой реликвии, но даже не представляла, что за силу таило в себе это украшение.
-Ненавижу, - вновь прошипела она, оттолкнув его от себя, - отправляйся обратно в чертоги преисподнею мерзкая тварь! Ты лишил меня ребенка и делаешь из меня себе подобное отродья, считая, что я буду тебе что – то рассказывать? Я убью тебя! – с последними словами, у нее открылось второе дыхание. Дженис была готова наброситься на вампира и разорвать его подобно дикому зверю, если бы сил хватило на это, а пока только занесла руку, чтобы ударить его по лицу.

Амадеус
Вампир схватил руку девушки, готовую ударить его по лицу.
- Убьешь? - он взнес вверх одну бровь, - Я даже заинтригован "как".
Бальтазар лег на девушку, занес руку ей за голову, со второй же соединился ладонями и прижал к кровати. Не сильно, но достаточно чтобы она не вырвалась. Теперь можно было и поговорить.
- Я лишил? Если бы ты не сопротивлялась, а твои друзья были по-умнее стреляя в нас, не боясь за тебя, и пытались меня убить, кидая всякие предметы и махаясь руками и ногами, когда на пути их ударов находилась ты - ничего бы не случилось, и возможно я бы позволил оставить тебе ребенка. Законно рожденному вампиру твоего статуса не свойственно иметь отпрыска от человека, к тому же столь безрассудно относящегося к твоей безопасности.
Из-под подушек появились знакомые девушке ленточки и заняли место рук вампира, сковав кисти Дженис своей мертвой но безболезненной хваткой.
- Никто из тебя не делает иное существо, ты всегда им была, моя родная, пора бы тебе с этим смириться. Я лишь открываю тебе глаза, - Амадеус подтянулся выше к ее губам, и даже не пытался ее поцеловать. Вампир желал насладиться ее дыханием, теплыми потоками высвобождаемыми телом Дженис через сладкие, словно спелые вишни, губы. Она предусмотрительно отвернула голову, открыв взгляду Бэля изящную шею и ушко, ранее скрываемое под золотистыми волосами. Вампир наклонился, прижался своей щекой к ее, чтобы она не смогла развернуть головы, когда его клыки нежно надкусили мочку уха Джен, затем он спустился ниже, и принялся одарять мягкими жаркими поцелуями ее шею. Левая рука тем временем зацепилась за край одеяла и немного стянула его вниз, оголив грудь девушки и начала ее ласкать.

Дженис
-Да, что ты за тварь такая! – прорычала она, когда вампир начал целовать ее шею. – О какой судьбе ты говоришь! Что значит законнорождённый вампир! Я дочь Эллиота Картера, его плоть и кровь, а ты мерзкий ублюдок, который похитил меня, - ядовито выругалась она. – Не трогай меня! – оттолкнув его ногой, взревела Дженис, - и не смей меня трогать! Какого черта здесь происходит! – впившись глазами, в глаза мужчины прошипела она. - Как такое может быть?! Шесть рун! Шесть рун! Кто ты, черт тебя дери!
Гнев поработил ее разум. Она желала получить ответы. В голове девушки начали мелькать картины из музея, саркофаг, мумия, разговор с незнакомым мужчиной и звонок полицейского.
-О боже, - прошептала она, смирив нрав, сопоставив события. – это ты...
Глаза девушки округлились. Она перестала вырываться и кричать, а лишь смотрела на него остекленелым взглядом.
-Этого не может быть, - отрицательно качая головой, повторяла она, - этого не может быть
«-Как его звали отец? – спросила Дженис, сидя на руках отца.
-Эту тварь звали Амадеус, - коснувшись золотистых локонов дочурки, ответил Эллиот, показывая на картинку в толстой книге.
-Амадеус, - повторила малышка.»
-Амадеус, - вырвалось из уст девушки.

Амадеус
– Не трогай меня! – оттолкнув Бальтазара ногой, взревела Дженис, - и не смей меня трогать! Какого черта здесь происходит!
Вампир отшатнулся слегка, поддавшись на усилия девушки.
- Ты возвращаешься в свою семью, настоящую семью, вот и все, - довольно оскалился вампир, словя ножку Дженис, которой она так упорно пыталась его отогнать. Вампир гладил ее, быть может движения были скорее приближены к ласкам, но он старался ее успокоить.
- О боже, - прошептала она, смирив нрав, сопоставив события. – это ты...
- М? - довольно вопросил Бэль, схватит зубами за край ступни, задержавшись и подразнив нежную кожу вкушающими касаниями языка - он хотел обладать этой женщиной!
- Амадеус, - вырвалось из уст девушки.
- Хм, - удовлетворяясь вкусом сладкого тела, добравшись губами уже почти до колена, протянул вампир и на мгновение оторвался, - Приятно познакомиться...
Клыки вырвались на свободу, показавшись во всю свою длину, когда Бальтазар оставил в покое ногу девушки, закинув ее себе на плечо, лишь иногда водя пальцами вверх и вниз. Одеяло на данный момент укрывало лишь частично живот Дженис, ее вторую ножку и краем скрывало от Бэля белоснежное нижнее белье, оставив тешить взор лишь одну лямку.
- Я бы мог немедля убедить тебя своими силами в том, что твоего прошлого нет и никогда не существовало, в том что ты моя, - приглушенно зарычал Амадеус, но тот час усмирился спрятав клыки, - Очень скоро, очень скоро мой милый котенок, твоя жажда проснется, - с издевкой фамильярничал вампир, спускаясь к девушке и ведя ладонью от основания живота вверх, миж соблазнительных холмов и к самому горлу. Рука соскользнула вниз и утонула в омуте золотых волос, - ... и ты осознаешь, что на самом деле ты та еще львица.
Бальтазар внезапно встал с кровати и отошел к окну. Вдруг внутри нечто вспыхнуло, вспыхнула гложь, совесть, огорчение...
"Что я делаю!?" - всплыли картины прошлого, каким любвеобильным и добрым он был, пока его не поглотила эта демоническая сущность. Помнит, как мог любить и как любили его, помнит что была у него душа и сейчас ее остатки на дне адского сосуда молят одуматься, взывают к тому что в нем есть человеческого. Но даже они не смогут переубедить Бальтазара, что следовало оставить Дженис в том "мире". Он сделал все верно, но не верно искал подход к возлюбленной. Только сейчас он представил каким дьяволом стал в глазах девушки и с этим трудно не согласится. Сейчас пыл утих, вернулись чистые эмоции и благородные чувства... так не вовремя исчезнувшие и так не вовремя возникшие вновь.
"Если бы она знала все, если бы знала меня настоящего..." - сетовал Амадеус устремив взор на улицу, сквозь занавески, - "Или это я и есть... или я просто бегу от действительности?..."
- Ты заслуживаешь куда большего, чем жизни среди людей, - прошептал себе поднос вампир, быть может девушка этого и не услышала, - Я покажу тебе всю правду.
Как же ему сейчас хотелось врезать самому себе за переменчивость в эмоциях! Врядли Дженис поверит в его благородные намерения (благородные лишь для вампиров - для людей они в любой форме останутся жестокими и аморальными), в тот восхищающийся красотой, виноватый за грубость и полный любви взгляд, которым смотрел он сейчас на нее, но Бальтазар не задумывался над этим, он просто смотрел.

Дженис
Он смеялся над ней. Каждое слово вампира, было пронизано иронией и театральным фарсом. Она была его куклой, красивой, фарфоровой куклой, с которой он решил поиграть. Ну что ж, пусть поднимется занавес, и мы начнем этот театральный этюд. Глаза девушки сузились, когда мужчина отошел от кровати и подошел к окну. Ложь, она повсюду - черная и печальная. Она пряталась в искрах его глаз и за большими богровыми шторами, под кроватью и на огромном ложе. Дженис видела ее везде, в жестах и взглядах, на ужасных гравюрах и прекрасных картинах. Звуки стали ярче, цвета тише. Сердце! Как бешенно билось ее сердце, и как часто колотилось его, и сотни других сердец. Они ворвались в ее разум неожиданно, разрывая оковы, что держали ее в здравом рассудке. Все вокруг начало меняться. Дженис чувствовала, как холод вновь сковал ее тело, заставляя заныть каждую клеточку с еще большей силой. Губы ее дрогнули, но прикусив язык, она не издала ни звука.
- Ты заслуживаешь куда большего, чем жизни среди людей, - с силой ударило по вискам девушки, - Я покажу тебе всю правду. – кровь зашумела в ушах, словно она была у истока водопада.
-Что со мной, - прошептала Дженис, посмотрев на свои руки. Даже ее тело, казалось, изменилось, стало более гладким и шелковистым, побледнело и обрело чуть синеватый оттенок. – Нет, это не может происходить со мной. – когда она подняла взгляд, глаза ее стали ярче и отливали золотом, как это бывает среди сородичей клана Морт. – Что ты со мной сделал! – трясясь от ярости, зашипела она, - что ты со мной сделал! – сорвавшись на крик, девушка бросилась на Амадеуса. В глазах Дженис отражалось адское пламя. Клыки ее вытянулись. Обращение начало набирать обороты и она почувствовала в себе до селе незнакомую силу-силу вампира.
-Ты заслуживаешь смерти! Умри! - ее руки потянулись к шее мужчины и хватка была куда сильнее чем прежде.

Амадеус
Она налетела стремительно и лишь с одной целью - убить. Бальтазар ожидал такое, вариантов развития событий было очень мало, но такая прыть все же не оставила его равнодушным. Одну руку он успел словить, вторая дотянулась и схватила Бэля за горло.
"Не дурно," - подумал вампир и резким движением отбил ее руку, и также схватил. Девушка не медлила и не заставив себя ждать, попыталась ударить коленом в живот, но Амадеус поднял свою ногу и заблокировал удар, после чего сразу же навалился всей массой вперед, от чего они попятились, пока Дженис не уперлась в стену. Резко не уперлась, так что остались трещины и посыпалась штукатурка.
- Да, высвободи свой гнев! Дай ему выйти наружу, пробуди в себе все то, что спало все эти годы... - он откинул девушку назад, так что она перелетев через кровать врезалась спиной в новую стенку. Внутри они были полые, так что подобные "бросания" на самом деле были чисто символическими.
- Как ты не поймешь? - медленно и спокойно произнес он, - Ты всегда была такой, только не давала свободы этой сущности.
Бальтазар приблизился к Дженнис и не оставив миж ними и метра, проклятая взмыла вверх, сжимая в руке осколок от разбитой при падении рамки картины и с разворота вонзила его в шею Амадеуса. По коридору пронесся яростный рык:
- Ар! - злостно зарычал вампир, вынимая окрававленное стекло, - Вот она, львица! Уже сейчас ты начнешь ощущать эту жажду и тогда ты познаешь все.
Вампир провел рукой по ране, которая уже почти затянулась и выставил вперед багровую ладонь.
- Ведь это тебе нужно, моя кровь? Так давай, возьми же ее...

Дженис
В глазах Дженис полыхало адское пламя. Ярость и гнев затуманили разум, когда она налетела на вампира. Ей движило лишь жгучее чувство, впиться ему в шею и разорвать сонную артерию, заставить страдать и чувствовать туже боль, каждой клеточкой, каждым нервным окончанием, что и она... Она в отчаяние нуждалась, упиться его муками. Наслаждаться криками и стенаниями «варвара», что захватил ее в плен и сделал с ней «это». Сейчас, Дженис мечтала увидеть, как он будет биться в агонии и просить прощение, молить ее остановится. Эти картины затмили ее сознание, затуманили глаза, и заставили выпустить наружу дикого «зверя». Необузданного, жаждущего мести. Она вцепилась в него смертельной хваткой, лязгала зубами и, пытаясь укусить. Со стороны казалось, словно она вовсе не боится умереть, и даже зовет смерть. Когда, Амадеус показал ей свою кровь, ноздри Дженис затрепетали. Она была голодна. Жутко голодна, но одна мысль о том, чтобы выпить алую жидкость была отвратительна ей сейчас.
-Лучше убей меня, - прошипела проклятая, - иначе, потом пожалеешь. – в душе, Картер надеялась, что после этих слов, он вонзит кол в ее еще трепещущее сердце и покончит с муками раз и навсегда, но так как этого не последовала, она не стала стоять на месте в ожидание чуда.
Вспомнив уроки Майкла, Дженис выставила кулаки и резко развернулась, ударив мужчину ногой с «вертушки». Преимущество удара ногой состояла в том, что он примерно в пять раз сильнее удара рукой. Удар пришелся прямо по лицу мужчины, который не ожидал столь резкого выпада со стороны, девушки. Затем последовала череда ударов руками, на которых он успешно поставил блок, и наконец, неудачная подсечка. Амадеус смеялся, но отступал назад к окну. И, когда, вампир уперся об подоконник, она активировала руну, оттолкнув его телекинезом. Стекло разбилось в дребезги,  и не ожидая продолжения, она схватила весящий на кресле халат и быстро выскочила из комнаты, откидывая телекинезом, удивленных вампиров, сторожащих ее покои. Коридор особняка был длинным и увешанным разными деталями средневековья, такими как мечи и топоры. Схватив на лету, какой-то из предметов, она помчалась вперед. Вдали были слышны крики  и шум. Накинув по дороге халат, Дженис забежала в одну из многочисленных комнат, плотно закрыв дверь. Жажда продолжала одолевать девушку, но адреналин, впрыснутый в кровь был куда сильнее. Она подошла к окну, пытаясь открыть створки.

Амадеус
Бальтазар вылетел из окна и слевитировал назад, но остановился. Дженис бежала по коридору, а значит ее можно перехватить куда проще. Ментально он следил за ней, нос чуял ее запах и грохот со стремительным топотом шагов выдавали ее месторасположение. Вскоре девушка добралась до оружейной и попыталась открыть створки окна. Тут ее Амадеус и встретил, отчего сразу получил в приветствие летящий прямо в лоб топор.
- Как не эстетично, стоит поработать над этим, - он словил лезвие пальцами и откинул в сторону, опустившись на пол внутри комнаты.
Дженис попыталась бежать, но не тут-то было. Поддавшись телекинезу Амадеуса, она захлопнулась и не могла поддаться руне новообращенной. Она пыталась убить его всем что попадется под руку и к великому сожалению, подходящих предметов на складе холодного оружия было в избытке.
- Глупышка, - усмехнулся вампир, отражая голой рукой очередной пущенный телекинезом снаряд, - Не плохо ты управляешься. А ведь только что обратилась.
Он метнулся к ней толкнув вперед, развернув и заломав как можно аккуратнее одну руку. Впрочем она уже почти полноправный вампир. Сейчас это не доставит особой боли или неудобств. Рука легла на шею и наклонила голову к себе.
- Восхитительно. Ты такая милая когда злишься, - Амадеус дразняще потрепал ее носик своим, после чего намеренно отпустил и заблокировав следующую атаку, схватил ее и бросил в дверь, от чего та попросту слетела с петель.

Дженис
Прежде чем улететь в дверь, Дженис удостоила «отца» смачным плевком и матерной фразой, брошенной в лицо. Дверь, в которую влетела девушка, разлетелась вдребезги. Секунды три, лежа на обломках, она была бес сознания. Затем ресницы ее дрогнули, и глаза вновь распахнулись. Воздействовав телекинезом, она «подняла» свое тело на ноги. Оно болело. Голова трещала так, словно Дженис пила больше месяца и не ложилась спать больше года. В висках до сих пор шумела песня волн. Еще какое – то время картины перед глазами были расплывчаты, как после бодуна. Вампир ухмылялся, но она была уже прилично смята и еле стояла на ногах. Колени девушки подкосились и упиревшись об косяк проема, она медленно сползала на пол, пытаясь ухватиться за выступающие детали и вновь встать. Из лопнувшей губы, засочилась кровь. Халат распахнулся, оголяя полуобнаженное тело Дженис.
-Я…я… - бросив гневный взгляд в сторону Амадеуса, прошептала она, но не успела договорить фразу. Огонь в глазах потух, и они вновь стали чистыми, как бескрайнее море и глубокими как сама бездна, лишенная дна. Плечо девушки было оголено. Золотистые волосы разметались в разные стороны. Она обессилено упала на пол. Губы ее были чуть приоткрыты. Быстро ослабев от руны, и не подпитав силы кровью, Дженис ощущала жар, похожий на лихорадку.

Амадеус
Вампир мигом подлетел к девушке. Видимо перестарался. Сбежались на шум и другие упыри, но Амадеус всех мигом разогнал одним коротким жестом.
- Тебе нужны силы, - прошептал вампир.
Халат девушки распахнулся, открыв взгляду Бальтазара аппетитный формы и черты ее тела. Сказать, что он хотел ей попросту съесть, все равно что ни сказать ничего. Их прервали в домике, не было интереса насиловать ее тут и вот опять. Этот суккуб даже в изнеможенном состоянии совращает Отца вампиров собой, своей беспомощностью, своим телом, своими губами, на которых проступил сладкий багровый нектар, но беспокойство сейчас было сильнее.
Амадеус взял ее на руки и слевитировав в комнату, уложил девушку на кровать стоявшую у стенки. Это помещение не всегда было оружейной, да и сейчас скорее просто было временным складом части коллекции вампира.
Бали сел рядом, и полулежа, притянул к себе телекинезом кинжал. Начищенная, заточенная сталь блестела, обманывая своей привлекательностью, сбивая с пути мысли об опасности этого оружия. Хотя впрочем, что оно такое для вампира? Амадеус надрезал себе вену на руке, и несколько раз сжав и разжав кулак, подгоняя больше крови к кровоточащей ране, поднес ее к губам девушки. Дженис отворачивалась и несмотря на свое состояние, находила силы вертеть головой.
- Давай дорогая, тебе станет легче, - пальцами свободной руки Амадеус нежно водил по голому плечу девушки, в то время как глазами пожирал обнаженные участки ее тела. Наконец она поддалась и сперва коснулась своими губами его руки, кровь окрапила их и тогда она уже безо всякой задней мысли впилась в него своими клыками. Амадеус почувствовал, как стремительно высасывается кровь из руки, чувствовал ее зубы, вошедшие к нему в плоть, чувствовал движения ее языка и находил в этом уйму приятных ощущений. Вампир не мешал ей и лежал столько, сколько потребуется, пока возлюбленная не насладиться и не утолит свой голод. Когда ее жажда начала утихать, Бэль прервал пир, не взирая на то, что Джен тянулась к нему, желая продолжить насыщение. Бальтазар намеренно не дал ей утолить своего желания и не трудно догадаться зачем. Он не спеша убрал руку и какое-то время смотрел в ее глаза. Несмотря на то, что губы девушки все еще были в его крови, вампир заметил, что рана все еще кровоточит, притягивая к себе все внимание носферату. Он плавно подобрался ближе, не разрывая контакт с ее глазами. Быть может ему показалось, а может он всего-лишь хотел так думать, и оставил этот вариант наиболее вероятным, но Бальтазар увидел в ее глазах смирение и негласное желание. Зверь внутри умолк, остался лишь тот, обретший плоть ангел, который свел с ума многолетнего сына демона. "Совсем помешался старик." Все-таки это было его воображение, такого просто не могло быть, но дальше носферату попросту действовал и мысли ничего не меняли. Он наклонился ближе, пока не смог почувствовать тепло ее дыхания, доносившегося из приоткрытых губ, остановился, словно опасаясь, что нечто вновь ударит ему в голову, но все было тихо, и лишь томное дыхание Дженис доносилось до его ушей. Он не знал почему она его пропускала, быть может сильно устала, но это уже не важно. Выждав еще с секунду, вампир так же медленно опустился вниз, коснувшись ее губ и нежно, но очень чувственно поцеловал. Затем он сделал маленькую паузу, словно проверяя реакцию возлюбленной, на уже сделанные действия, и вновь придался сладостному наслаждению. Он обхватил губами ее нижнюю дольку, вкушающе посасывал ее, вытягивая при этом капельки крови из раны, наслаждаясь мягкостью и нежностью, которая только могла быть воплощена в женских устах. Затем он удостоил вниманием и верхнюю подружку. Нежные, чувственные поцелуи сыпались один за другим, пока Амадеус не приостановил эту прелюдию, но лишь на какое-то мгновение, чтобы настроиться и перейти в глубокий поцелуй, утопив язык у нее во рту. Он получал неимоверное наслаждение,  словно целуясь в первый раз. Подскочило давление, сердце бешено колотилось, готовое вырваться из груди. Вампир не знал, как отреагирует на подобные бурные действия организма Бальтазара Джен, ведь она наверняка чувствовала все, ведь они были так близко. Ладони потели и вот он уже думал, что слышит свое сердце, когда принялся играть кончиком своего языка на ее языке. Левая рука по-прежнему ласкала пальцами обнаженное плечо, а правая тем временем, легла на грудь. Вампиру казалось, что он утонул в вечности, теперь над ними не властно ни время ни окружающий мир.

Дженис
Сломанная кукла. Именно такое определение можно было дать Дженис, когда Амадеус положил ее на кровать. Девушка была в полубессознательном состояние. На лбу ее выступили капли пота. Она шептала под нос что-то несвязное, ворочала головой, и изо всех сил пыталась оттолкнуть вампира, когда он, порезав руку, окропил ее губы своей кровью, но; сил этих было слишком мало, чтобы бороться против зова природы и вскоре, она не могла справляться с подступившей жаждой. Клыки, выросли и, вонзив их в плоть мужчины, Дженис ощутила небывалое блаженство, эйфорию, разливавшуюся по всему телу хмельным вином. Она пьянела. Закрыв глаза, она увидела маленькую деревушку и ветхий, но уютный домик, крыша которого была застелена соломой. В ноздри ударил свежий, морской воздух, а позади, послышались радостные, детские голоса, которые кричали ей «мама, мама!  смотри, какого жука мы поймали в лесу». Глаза Дженис распахнулись, когда девочка, налетела на нее, крепко вцепившись в юбку, обняв за ноги, а после подняла взор, посмотрев на нее своими чистыми, как родниковая вода, голубыми глазами, прошептав, « Я люблю тебя, мамочка». Она коснулась волос малышки, почувствовав, сколь мягкими и приятными были на ощупь ее золотистые локоны.
-Мама устала, Гвиневра, - послышался знакомый, мужской голос и она почувствовала, как крепкие руки обнимают ее за талию. – Поиграй с братом.
-Михаэль, догони меня, - повернувшись к мальчику, крикнула она, и резво побежала к дому.
-Мы одни, - почувствовав теплое дыхание рядом с ушком, услышала девушка. Эти же сильные руки, развернули ее так, что она увидела лицо говорящего. Это был он-Амадеус.
С каждой выпитой каплей, глаза Дженис обретали золотистый оттенок, пока не налились алой краской. Когда, вампир оторвал ее от своей руки, картины с его прошлым еще мелькали в ее голове, и сцена у дома сменилась на постельную. Она оставалась недвижимой, что позволило ему поцеловать ее. Под действием морока воспоминаний, окутавшего разум, Дженис ответила на поцелуй вампира. Картины в голове менялись лавинообразно и вскоре, она наблюдала за тем, как Амадеус убивался от горя над телом растерзанной жены, и череду событий, что привели его к этой жизни-жизни вампира. Когда все закончилось, зрачки девушки стали прежними. В туже секунду, она закрыла глаза и обессилено отправилась в царство Морфея.

Амадеус
Вампир остановился, почувствовав, что девушка перестает реагировать и отвечать ему на поцелуй. Дженис была без сознания.
"Совсем вымоталась..."
Бальтазар провелся рукой по ее золотистым волосам, погладил по щеке, опустился к шее и затем к груди, но остановился. Какое-то время он так пролежал, смотря в ее ангельское личико и словно маленький мальчик, не мог налюбоваться. Ладонь, лежавшая над самой грудью Дженис, вопреки своему поведению еще парой секунд ранее, поднялась с бархатной кожи возлюбленной, легла на край халата и прикрыла соблазнительные полушария. Все-таки Амадеус не был маньяком-извращенцем.
Бэль взял девушку на руки и отнес ее в спальню, ведь кровать там была куда удобнее. К их вовзращению, в комнате успели немного прибрать, лишь не тронув дырки и трещины в стенах и некоторые разбитые предметы. Уже в который раз вампир уложил Дженис, поправил ей халат, прикрыв все необходимое, устроил ее поудобнее и перед тем как встать с постели, поцеловал ее ножку.
- Отдыхай, дорогая, - вампир покинул помещение, поставив у входа двух надзирающих, но запретил им без повода входить вовнутрь.

0

2

О любопытной персоне, которая постоянно забывает про кровь

Стейс
- Прекрасно, милорд, благодарю вас, - Стейс чуть склонила голову перед Ричардом в знак почтения, любезная улыбка тронула губы. Вот это вечер - за один раз повидаться с двумя Древними и Отцом вампиров. - Истинное удовольствие видеть вас снова, после стольких лет.
Слова эти были искренними. И дело даже не в вежливости Ричарда. Основателя клана Виртус нельзя было не уважать. При этом, помня о вечной игре Маркуса и Ричарда в "обгони братца", она понимала, что надо осторожнее подбирать выражения и оставаться тенью - вызывать на себя гнев старшего из братьев ей вовсе не хотелось.
Момент был исторический. Для полного счастья, думала она, не хватает только нескольких Древних и парочки Первородных вдобавок. Хотя и так неплохо. Главное, чтобы её не разорвали в ходе семейной встречи.
Маленькую речь Амадеуса она выслушала без всякого выражения на лице. Просто бездушная фарфоровая кукла, внимающая чужому голосу без всяких мыслей. Эмоции появились только тогда, когда Амадеус отменил собрание. Впрочем, внешне они никак себя не выдали.
Отменить? Собрание? Похоже, Отец не спешил вникнуть в суть дел. Более того, его это нисколько не волновало. Худшие её опасения начали подтверждаться.
- Как пожелает миледи, - ещё один изящный реверанс при прощании с Дженис. - Вы оказываете мне величайшую честь, ваше высочество. До свидания, милорды.
Сотни мыслей пролетели в её голове, когда она смотрела, как удаляются высокопоставленные особы, оставившие её и Маркуса в холле. Она была поглощена произошедшим настолько, что не сразу сообразила, что пора уходить.

Кавендиш
- Теребить. - Маркус хмыкнул. - Он сказал теребить терпение. Может мне еще что-нибудь потеребить?
Еще раз высокомерно хмыкнув Маркус проводил равнодушным взглядом процессию счастливых молодоженов. И что интересного в женитьбе на послушной кукле? А то, что это кукла догадаться было не трудно, еще недавно эта самая девушка даже не знала про существование отца вампиров и вдруг неземное чувство? Чушь. Значит это чувство внушили. Вампир еще раз хмыкнул, внушать чувства кому-нибыло он считал ниже своего достоинства, его любили и так. А докладывать или рисовать что-то он не собирался, сейчас была вахта Виктора и Владимира, вот пусть они и объясняют что-то Амадеусу.
- А у моего брата манеры как всегда отвратительны. - Сухо прокомментировал древний и перевел взгляд на члена своего клана. - Зачем вы собираетесь встречаться с мисс Картер.
Потом кое-что вспомнив, вампир поправился. Ведь правильно, что он сказал ерунду, к замужним дамам следует обращаться миссис, а не мисс.

Стейс
Очень хотелось свалить. Очень. Вот только нельзя.
Стейс перевела ясный, чистый взор на своего повелителя. Её тоже интересовал этот вопрос. Если уж её высочество сама попросила о встрече, значит, она хочет закончить разговор. Если хочет закончить - значит, ей не всё равно. Неужели она оказалась права в своих предположениях?
Выдавать несчастную невесту у Стейс желания почему-то не было. Проклятье. Гораздо проще было бы всё выложить. Все демоны Ада побери этих проклятых. Не зря она всю свою не-жизнь держалась от них подальше: от них всегда были одни неприятности. Вот и сейчас - из огня да в полымя.
Она видела только один способ решения этой проблемы. Для этого придётся раскрыть перед Маркусом пару карт - только пару, разумеется.
- Я подозреваю, что миссис Картер, - поправлять Древнего она не решилась и стала называть вещи его именами, - не совсем честна с её отцом и... нареченным, повелитель. Мне кажется, она не находится под внушением. Это можно было бы использовать в интересах клана.
- Миссис Картер. Да, теперь стоит говорить миссис Картер. Так зачем вы собрались завтра с ней встретиться?

Кавендиш
На слова вампирши Маркус отреагировал никак.
- Не строй из себя идиотку или я разочаруюсь в общении с тобой. - Древний всегда следил за лицами и проявлением эмоций, дернутый палец мог послужить пазлом в картине происходящего. Художник всегда видит ситуацию в целом. - Все все знают, но не спешат афишировать.
Вампир помолчал, посматривая на собравшихся.
- Или не знают, тогда они идиоты. - Маркус никогда не стеснялся говорит правду, а когда его чтото раздражало тем более. К месту пришлась и способность, которую он поглотил на дорогое. Иллюзия оплела их, не позволяя увидеть или услышать разговор. - Ты видишь нечестность, как ты среагируешь?
Древний снова хмыкнул.
- Старик Кртрер взбесится, люди взбесятся, что ты думаешь?

Стейс
- Они уже взбесились, повелитель, - ровным тоном отчеканила носферату, тоже поглядев в сторону размалеванной толпы. - Картер не из тех людей, что будет сидеть сложа руки.
На секунду повисла пауза: Стейс решала, делиться ли своими рассуждениями, или не стоит. Но раз уж начала, придётся выкладывать. Пускай считает это дуростью, если захочет. А так оно и будет. Ей же нужно услышать его мнение. Хотя за него можно поплатиться головой.
Ну и ночка выдалась. От постоянно подавляемых тревог начал пробуждаться голод.
- Возможно, они не пойдут штурмом отбивать драгоценное чадо. Но своими разработками они могут изрядно подпортить нам жизнь. Но дело даже не в этом. Дело в Амадеусе и вашем брате. Такой союз может вызвать перестановку сил. Ричард, выдав дочь за Амадеуса, станет его правой рукой. Клан Виртус и без того очень влиятелен, а после этого они будут творить всё, что им заблагорассудится. Учитывая же характер Отца вампиров... он не прочь вернуть времена Вакханалии, а это разрушит всё, над чем вы работали всё это время.
Он метит стать первым, метит на ваше место, - осталось непроизнесённым. Всего вышесказанного и так было чересчур. В ходе маленькой речи голос её из блёклого превратился в намного более оживлённый, всё из-за проклятой жажды, волнения и убеждённости, что так оно всё и будет.
Она замерла, ожидая вердикта. В лучшем случае, дождётся язвительной реплики. В худшем - тогда ей уже будет без разницы.

Кавендиш
- Значит пусть бесятся. - Сухо резюмировал древний. - А заодно и проредят число виртусов. Если Ричард хочет место рядом с Амадеусом пусть протаскивает своих лодей и пусть они первыми несут потери в любом случае.
Игра в первого, второго очень была важна для Ричарда и забавляла Маркуса, но сейчас можно было сделать вид, что он уступил первое место брату. Пусть порадуется, тем более заслуг самого брата в это пшик. Вернее капля, ну может две капли. Это смотря сколько Скримм понадобилось. Км, ладно, чтото его не туда занесло.
- Я бы посоветовал всем членам клана носить оружие и стать поаккуратнее. А может даже покинут город на время. - Разговор ему нравился, было приятно видеть, что и молодое поколение его клана может мыслить рационально. - Но старик Картер будет полным глупцом, если разрешит штурм этого поместья. Это будет означать войну, которая сейчас в принципе и не объявлена. Можно сказать в семью было возвращено то, что украли много лет назад. Но враг делающий глупые поступки хороший враг. Можно даже потребовать с Картера деньги за аренду. Сколько он пользовался обществом Дженис? Двадцать четыре года? Счет может быть великоват. Но, раз мы говорим про Дженис, ты так и не сказала, зачем завтра встречаешься с ней.

Стейс
- Она сама попросила о встрече. Хочу узнать, что ей от меня нужно.
Ответ был честным. Стейс была приятно удивлена просьбой с Дженис. Похоже, она действительно нуждалась в повторной беседе. Вот только Лайерэ сомневалась, что теперь ей позволят принять гостью самостоятельно, без лишних глаз. Она мысленно ухмыльнулась. Будь она сегодня на месте Амадеуса, она бы непременно попыталась выяснить, о чём же был этот; странный разговор. А так - и Отец вампиров, и его внук Ричард проявили удивительную беспечность.
- Она вела себя странно во время разговора и казалась весьма заинтересованной в личности Картера, - добавила вампирша, не отводя глаз.
Совет Маркуса относительно клана был ценным: джахамам лучше было держаться подальше от будущих разборок. В том, что они будут, Стейс не сомневалась. Надо будет позаботиться о том, чтобы джахамы не лезли на рожон. - Говорила, что никогда о нем не слышала, но при этом расспрашивала о том, как проходят поиски его дочери. Это и вызывало у меня подозрения, что она не под внушением, хоть она и называла себя Изабеллой Кавендиш.
Стейс решила не скрывать этот факт. Дженис это вряд ли навредит, а ей самой путаться в паутине лжи не очень-то хотелось. С Маркусом такие игры не проходили.

Кавендиш
- Заинтересована в личности Картера? - Вампир задумался, а потом неожиданно усмехнулся. - Тогда не нужно обманывать ожиданий моей юной племянницы. Встретишься с ней и расскажешь про Картера. Про настоящего Картера, про похищения детей, про опыты над людьми, пусть узнает кто по настоящему ее папочка. Это будет занятным. Пусть получит материал для сравнения.
Если девушка хочет информацию, так почему бы и не дать эту самую информацию. Тем более это подкинет пищу для размышлений самой Дженис, ведь ее папочка оказывается ничуть не лучше тех же вампиров, а может даже хуже.
- Не под внушением? Занятно, но это ничего не меняет, пусть воспримет эту информацию как Дженис, так даже будет полезнее. Не будет ощущения того, что ее это внушили. Кстати, когда вы встретитесь попробуй привести с собой девушку или парня, без разницы. Пусть она выпьет ее кровь, а лучше в процессе этого эта девушка или парень умрет. Пусть привыкает быть вампиром и поймет, что теперь она одна из нас. Это ее судьба, она родилась такой. Так что похищение ее у матери и воспитание среди людей только отсрочка. Она стала бы вампиром в любом случае, как только про нее узна ли бы. И Амадеус здесь не причем.

Стейс
- Я расскажу ей всё, милорд, - спокойно отозвалась Стейс. - И попробую сделать, как вы сказали. Надеюсь, охрана пропустит.
Хорошая она вещь - война. Ни одна сторона на самом деле нисколько не отличалась от другой в плане методов, тактик и стратегий уничтожения врагов. Вся разница заключалась в средствах. Мораль была не при чём, её откидывали в сторону, как перчатку. Высказывание "цель оправдывает средства" никогда не теряло свою актуальность. Мистер Картер святым не был и даже не претендовал на это почётное звание.
Впрочем, никогда не знаешь, в какие дебри забредёт очередная беседа, где никто друг другу не верит и ни на что не рассчитывает, только на себя и своё самообладание. Главное, что Маркус не против этой встречи, по крайней мере с его стороны препятствий не будет.
- У вас будут какие-либо распоряжения, повелитель? - спросила она. Перед уходом необходимо было осведомиться, не нуждается ли в чём-нибудь глава Джахам.

Кавендиш
- Не пропустит так не пропустит. - Равнодушно пожал плечами вампир. Это было не обязательно, пить кровь все равно придется. Взрослому вампиру все равно требовалось три-четыре литра крови в день и чем больше вампир пользовался своими силами, тем чаще он питался. А если Изабелла только притворяется Изабеллой, то навярняка навесила на свой разум защиту. А раз она пользовалась вампирскими силами кровь ей была необходима. И она ее выпьет или ее заставят ее выпить, если заметят, что она плохо выглядит. - Это не принципиально.
В принципе общество Лайерэ ему больше было не нужно.
- Распоряжения? Нет, пока у меня нет никаких распоряжений, если ты конечно не знаешь где моя жена или не хочешь скрасить мне остаток этой ночи. - Усмехнулся древний. И ведь не поймешь серьезно он говорил или шутил. Умение шутить с серьезным лицом или или говорить что-то серьезное смеясь дело наживное.

Стейс
Нет, кровь нужна обязательно... Отличный тест на искренность. Мисс Изабелла Кавендиш опробует крови с удовольствием... а как вот как насчёт мисс Дженис Картер?
Кровь... Напоминание о ней вызвало новую волну жажды. Стейс научилась контролировать её, но сегодняшний день вымотал её полностью, и контроль заметно ослаб. У неё даже дыхание сбилось, и дышала она тяжело и прерывисто. Утешало то, что у неё в машине было кое-что припрятано, как раз для таких стрессовых ситуаций. Надо было раньше думать, корила она себя, и хорошенько подкрепиться перед тем, как нагрянуть сюда без всякого спросу.
Последняя фраза Маркуса немножко выбила её из колеи. Вот и как это понимать? Никакая руна Вакха не поможет разобраться в настроениях этого Древнего. Пандору она ему, естественно, не доставит, ну а насчёт скрасить ночь... точно смеётся. При мысли, что она была бы не так уж и против, Стейс моргнула, прогоняя морок. Пить хотелось чудовищно.
- В таком случае я вас покину. Приятного вам вечера, повелитель, - склонилась она перед старшим вампиром.

Кавендиш
- Мое общество стало таким неприятным? - Поинтересовался древний у собеседницы. - Или я такой плохой собеседник?
Вампир с интересом следил за реакцией девушки. Эти ситуации такие забавные, вот что она скажет, чтобы не обидеть древнего вампира? Что ждут важные дела? Или что общество действительно неприятно?
- Или были какие-то планы на остаток этой ночи? - Продолжал любопытствовать Маркус рассматривая девушку. - Могу я поинтересоваться какие?
Древний любил такие моменты, к тому же у его собеседницы были свои резоны уйти из этого особняка, а он ей не давал. Жажда. Такая милая особенность вампиров. Хочется найти какого-нибудь человека, укусить его, вдоволь напиться его крови. Мысли о жажде и охоте на людей плавно перетекли на Пандору, вернее на воспоминание о том, что она его бросила на дороге, хотя обещала поохотиться вместе с ним. Настроение слегка испортилось, но ненадолго.
Хм, довольно любопытно было смотреть на пытающуюся сдержать жажду крови девушку. Хотя, глаза у нее еще не побелели, значит можно было еще потянуть время. Маркус слегка улыбнулся. Он ждал ответ.

Стейс
- Напротив, милорд, вы прекрасный собеседник, - выдохнула Стейс. - И ваша компания мне весьма приятна.
В холле было невероятно душно. Как будто здесь полвека не проветривали. Тяжёлая, резкая смесь запахов дорогих духов и алкоголя раздражала, множество голосов, эхом отдававшееся изо всех углов, могло свести с ума. На самом деле, всё это было последствием жажды, которая с каждой минутой становилась всё сильнее и сильнее.
Издевается. Забавляется. Маленькое развлечение. Ведь всё понимает, знает, что она хочет убежать отсюда как можно быстрее. Знает и не даёт.
Планы? Планы были, да. Снять проклятые туфли, добежать до машины, найти в бардачке фляжку с кровью. Выпить. Потом гонять всю ночь по улицам города, чтобы выплеснуть энергию, расслабиться и подумать о том, что она разузнала сегодня. Потом добраться домой, упасть на кровать и ни о чём не думать; рано утром позвонить на работу и попросить выходной.
- Я намеревалась посетить некоторые района города, милорд. Там, где обосновались изгои, кланы Нового Света. Чтобы проверить. Они стали слишком активны в последнее время, количество новообращённых просто немыслимо, мой повелитель.
Слишком много "милордов" и "повелителей". Слишком много вдохов-выдохов.
- Разумеется, если у вас появились какие-то указания, я направлю все силы на их выполнение.
Борясь с жаждой, Стейс невольно прокусила нижнюю губу; струйка крови медленно стекала вниз.

Кавендиш
- Весьма приятна? - Снова усмехнулся вампир. - Да, приятно сознавать, что даже в таком возрасте можно оставаться хорошим собеседником и душой компании.
Интересно, сколько понадобиться времени, чтобы наплевав на приличия девушка рванула прочь? Или призналась, что не может больше здесь оставаться, что ей требуется кровь, что ее терзает жажда? Судя по состоянию его собеседницы не очень много.
- Кланы нового света? - Брови на пару миллиметров сместились поближе к переносице, показывая, что информация почему-то заинтересовала вампира. - Много новообращенных? Занятно, Виктор и Владимир решили решили быть великодушными и раздали много разрешений на обращение?
Жаль, что их поблизости не было, он бы поинтересовался на счет этого. Ведь чтобы обратить человека требовалось разрешение совета.
- Я пожалуй поеду с вами, инкогнито разумеется. Это будет интересно. - Вот, девушка уже на грани. Это было очевидным, чтобы сдержать себя она даже прокусила губу. Протянув руку, вампир прикоснулся к кровавой дорожке на подбородке Стейс. - Не возражаете?
Вопрос был чисто риторическим, а вампир с легкой улыбкой облизал испачканный кровью палец.

Стейс
Наблюдая за действиями Древнего затуманенным взором, Стейс готова была поклясться, что ещё немного - и у неё разорвётся сердце. Игра была жестокой, как и все игры на пороках. Такова уж природа жажды: ты можешь быть сколь угодно умным, сколь угодно уравновешенным и отважным, но стоит тебе проголодаться, и всё - все эти замечательные качества становятся бесполезными. Мораль: мало ешь, плохо работаешь.
Лайерэ не хотела сдаваться; теплилась надежда, что, как только она доберётся до своего авто, она сможет хлебнуть немного крови из своей фляги. В конце концов, что плохого в паре глотков на дорогу? Однако что-то внутри подсказывало, что чем дольше всё это тянется, тем веселее её высокопоставленному собеседнику. Наверняка разумнее было признаться в своей слабости; но к такому шагу она не была готова.
- Да, милорд, очень много. Канализации просто кишат некрофагами. Целый клан, Орис, подлежит уничтожению, - говорила она всё это не столько ради Маркуса, сколько ради того, чтобы сохранить ясную голову. - Конечно, милорд, ваше желание - закон для меня. Пойдёмте. Моя машина у ворот.
Молодец. Ослабевшей в районы дуреющего от обилия крови безмозглого молодняка. В другое время такая поездка стала бы развлечением, но сейчас, когда она находится на грани и не может прибегнуть к силе "Абсолютного сознания", это было не развлечением, это было глупой авантюрой.
Она направилась к выходу, мечтая о хранившейся в седане фляжке с кровью. Стейс начинало шатать из стороны в сторону, она даже чуть было не упала. Чёртовы шпильки.

Кавендиш
Чем дальше, тем интереснее, но игра еще не закончилась. Прищурив глаза древний насмешливо посмотрел на девушку, которую уже стало покачивать. Гордость, вот главная черта клана Джахам, ну и ум конечно. Гордость не позволяет признаться в слабости и толкает их вперед. Но так даже интереснее. Царапнув себя по тыльной стороне ладони чуть удлинившимся ногтем вампир нанес себе небольшую ранку, так чтобы выступило чуть чуть крови. В основном проблема была в том, чтобы ранка не затянулась в тот же момент.
- Мне кажется, что здесь душновато, не правда ли? - Маркус вовремя подхватил девушку под руку не давая упасть, когда ее слегка шатнуло в сторону. - Мне кажется вы не сможете сейчас вести машину.
Естественно не сможет в таком состоянии, но можно подыграть.
- Думаю мое авто с водителем подойдет больше. Стоит только объяснить дорогу водителю. - И тут "неожиданно" такое удивление в голосе. - О, я кажется где-то поранился.
И эдак небрежно продемонстрировать руку с несколькими капельками крови.
Довольно жестокая шутка, когда кто-то очень сильно хочет крови. Но как говорится, чем дольше терпишь, тем желаннее обретение желаемого.

Стейс
Как только Стейс увидела алые капли, её глаза из серых превратились в молочно-белые. Это было невыносимо - медленная пытка, проверка на прочность, которую она не могла больше проходить.
Она медленно потянулась в сторону руки Древнего, глаза были прикованы к ранке. Лайерэ перестала что-то видеть и слышать: единственным, что волновало её на данный момент, была кровь - жизнь для вампира.
И всё же разум возобладал: собрав остатки силы воли она бросилась в сторону, вцепилась в стену и прошептала:
- Ваша взяла, милорд. Пожалуйста, позвольте мне удалиться.
К демонам гордость. Ум всё-таки важнее, и в данный момент он диктовал ей признать поражение. Глупо было вообще с ним соревноваться. Затея, заранее обречённая на провал.

Кавендиш
А вот и последняя черта, глаза стали белыми. Знак и показатель того, что девушка на грани.
- Удалиться? - Удивился вампир. - Кто-то обещал мне прогулку по ночному городу, разве не так? Хотя в таком состоянии мне придется вас нести.
Почему бы и не развеяться совершив прогулку по ночному городу? В конце-концов он только что проснулся, тридцать лет не видел этот город. Можно себе позволить.
- Кстати, в таком состоянии вы далеко не уйдете. - Да, не уйдет пока не сделает хотя бы несколько глотков крови. Хм, а почему бы и нет? Она смогла развеять скуку древнего, не сдалась сразу, когда он начал с не играть и признала свое поражение, когда стало совсем невмоготу. - Вам следует подкрепиться. Причем я советовал бы это сделать прямо сейчас.
Маркус шагнул к девушке.
- Считайте это извинениями и компенсацией от главы клана. - Закатав рукав пиджака и расстегнув манжеты на рубашке, вампир укусил себя за запястье, а затем протянул руку девушке. - Пей.

Стейс
- Я сочту это за урок, милорд, - хрипло пробормотала Стейс - Полезный урок.
Она упала на колени, игнорируя боль. Застилавшая разум пелена под названием голод затмевала всё остальное. Лайерэ осторожно взяла руку Древнего в свои, сделала глубокий вдох и припала к открытой ране. Теперь наверняка появятся ссадины на ногах. Ничего, стоит ей немного набраться сил, и следа от ранок не останется. С каждым глотком она чувствовала, что силы прибавляются, а оковы жажды ослабевают. На нескольких прислужников, торопливо прошедших мимо них, она не обратила никакого внимания. Пить слишком много она не стала, вампирша быстро отстранилась от руки Маркуса. Выпитого было явно недостаточно, чтобы полностью восстановиться. Тем не менее, самочувствие заметно улучшилось, а жажда стихла. Сейчас она могла не опасаться, что накинется на первого встречного.
- Благодарю вас, повелитель.
Не вставая с колен, она достала из кармана жакета белоснежный платок и вытерла губы. Белая ткань мгновенно окрасилась в багровый.

Кавендиш
Облизав ранки на собственном запястье, древний посмотрел как они затягиваются.
- Не стоит благодарности. - Придирчиво осмотрев руку, вампир пришел к выводу, что рубашка не запачкается в крови. Следы крови на рубашке кремового цвета выглядели бы вульгарно. - Но теперь можно вернуться к предыдущему вопросу. Небольшой вояж по ночному городу.
Немного подумав, он пришел к выводу, что незачем навещать эти самые кланы нового света. Обилие некрофагов это даже хорошо, если смотреть под углом возможного конфликта с Картером и его людьми. Лишнее мясо, которое можно кинуть в бой никогда не помешает. Да и не его это проблема. Теперь не его. У них есть аж целый прародитель вампиров. Вот пусть и решает вопросы своих потомков.
- У меня внезапно образовалась куча времени. Совет не состоялся, меня опять бросила жена и мне опять дико скучно. - Даже пожаловался Маркус своей спутнице помогая встать с пола. - Но в трущобы мы не поедем. Пусть этот вопрос решает кто-то другой.

0

3

Раз уж тут вспоминаются старые времена, не могу не вспомнить о воспитательных мерах Амадеуса.

Амадеус, Маркус и стенка номер раз

Амадеус
Скулы Амадеуса напрялись, когда отпрыск Маркуса прошел мимо него. Впрочем, обвинять этого глупца в его бесстрашие было бы столь же глупым, по сему вампир промолчал, позволив тому удалиться. Сверлящий взгляд Отца был устремлен на Древнего. Ведь именно он и его братья, несли бремя власти, а значит дурное воспитание младшенького (имеется ввиду Леклера) была заслугой именно внучка.  Его дети видно подзабыли, кто он такой или лишились рассудка, считая себя вправе дерзить прародителю, а дерзость Амадес увидел как в тоне Маркуса, так и в поведение присутствующих. Право, было бы неплохо отмотать пленку на пару тысяч лет назад, для того чтобы показать потомкам как смели обращаться к своему сюзерену – не поднимая глаз, кротким и размеренным тоном, а то и вовсе на коленях.
-Пандору? – при цокнув языком, переспросил Амадеус, - не имею честь быть знакомым с ней, поскольку я спал две тысячи лет! – более грубым и повышенным тоном на последней фразе добавил отец. –А ты внучек, я смотрю особо не изменился, - пройдясь взглядом по Маркусу отметил вампир, - хотя нет, - заметил он, - стал более самоуверенным, - на лице мужчины появилась ехидная ухмылка. Через секунду он был возле внука. Ему не составило труда поднять дерзнувшего на высоту вытянутой руки, - видимо придется напомнить тебе об уважение к старшим, - гримаса на лице Амадеуса стала более устрашающей. Несколько секунд он смотрел внуку в глаза, а затем отбросил его в соседнюю стенку.
-Не забывай свое место щенок, - процедил перворожденный, и бросил взгляд на собравшихся, - вы все научитесь уважению. – добавил он проведя рукой по воздуху, - или умрете, - взгляд вновь коснулся Маркуса, - А тебе расскажи мне внучек, - отодвинув стул и присев, словно не в чем не бывало, - кто же такая Пандора и почему ты ее ищешь?

Маркус

На уход Леклера, Маркус почти не отреагировал, ну не считать же за реакцию чуть заметное движение головой, показывающее, что древний принял к сведенью то, что представитель его клана решил покинуть ставший таким неуютным ресторан. Проводив соклановца взглядом, вампир вновь сконцентрировал свое внимание на проснувшегося так некстати дедушку. Если подумать то все происходившее последнее время становилось понятны, зачем разбудили его раньше времени, Ричарда…. Отцу вампиров захотелось пообщаться со своими родственниками. Печально.
- Пандора? – Вот сейчас Маркус несколько удивился, когда живешь долго, то воспоминания перемешиваются, наслаиваются друг на друга. И если быть честным, то Маркус вовсе не был уверен, когда родилась его супруга до или после ухода Амадеуса в царство дивных грез. – Разве вы не встречались?
Ну что же, похоже дедушка действительно не помнил одну из своих несомненно горячо любимых внучек. Правда сам Маркус предпочитал, чтобы Амадеус выражал свои семейные чувства издали, а лучше всего оттуда, откуда он и выполз, а именно из гроба.
И почти сразу же получил подтверждению своим мыслям. Задумчиво поболтав ногами в воздухе, он с печалью осознал, что вовсе не рад этой семейной идиллии, о которой уже как-то позабыл. Ответив на взгляд дедушки тупым взглядом барана, Маркус про себя добавил, что он то, как раз изменился и довольно сильно…. Развить свою мысль помешал довольно короткий полет к ближайшей стенке и удар, который как раз и выбил мысль из головы.
- Вот и я про тоже. – Пробормотал древний, поднимаясь и поправляя одежду. Метнул острый взгляд на жену брата. И все-таки закончил про себя мысль, которой помешал полет к стене. “Я стал не только самоувереннее, но и умнее. А вот ты нисколько не изменился, большая сила и отсутствие такта. А я уже однажды доказал, что ум намного важнее….” И тут же мысленно оборвал сам себя, кое о чем вообще не нужно было думать в присутствии, гм, нежелательных личностей.
- Да, я помню свое место. – Нейтрально проговорил вампир и вернулся к своему стулу. – Пандора моя любимая и, несомненно, ценимая сестра. Я не очень хорошо помню, когда она родилась, но, похоже, что действительно уже после твоего непредвиденного отдыха. А ищу я ее, потому что хотел увидеть, но она пока не оправдывает моих надежд.
И если Амадеус не знал про Пандору и не приказывал ее разбудить, то ктоже решил это сделать? О небольших конфликтах с Пандорой и о том, что именно она послужила причиной тому, что четверо древних превратились в камень, Маркус предпочел пока умолчать.
- Как я понял, ты хотел увидеть всех внуков, древних, как нас сейчас называют. – Вампир нейтрально улыбнулся. – И у меня появилась мысль, что Пандора тоже входит в это число.

Амадеус
В ресторане играла мелодичная музыка, которой вторил звон бокалов и голоса отходящие на задний план. Прародитель уютно расположился на стуле, закинув ногу на ногу и взяв меню, внимательно слушал рассказ внука, одним глазом блуждая по списку. На лице отца ясно читалось напряжение, вызванное процессом глубоких размышлений, однако никто из присутствующих не мог даже догадаться, о чем думал Амадеус, в то время как он был способен прочесть мысли любого, на кого лег его глаз, достаточно было визуального контакта, чтобы раскрыть потаенные двери в разум каждого из присутствующих.  Мимо мужчины прошла официантка. Словно проснувшись ото сна, он подозвал ее к себе.
-Принеси мне еще виски, милая – приобняв ее за талию, ухмыльнулся вампир, жестом попросив девушку нагнуться, - И возвращайся поскорее, - понизив голос прошептал он, проведя рукой по ее волосам. После Деус отпустил официантку, на последок хлопнув своей ладонью по мягкому месту, для пущего разгона.

Отец вновь перевел внимание на Маркуса, посмотрев на отпрыска уже более спокойным взглядом.

-Сестра говоришь, - произнес он, - и сколько еще у тебя братьев и сестер? – поинтересовался Амадеус, угрожающе поддавшись вперед, хотя жест и не был угрозой. Просто сам внешний вид отца уже мог вызвать трепет среди сородичей, а когда вампир совершал такие резкие движения, казалось, словно он готовится к атаке. Секунда, две молчания и пристальный взгляд глаза в глаза, - наша численность заметно подросла, -хмыкнул он, улыбнувшись краем губ,  - это не может не радовать, - добавил, вновь облокотившись на стул.
В этот момент официантка принесла заказ и осторожно поставила поднос с виски на стол, после чего покорно поклонилась Деусу, однако он не собирался так быстро отпускать эту аппетитную северянку. Не смотря на то, что отец был сыт, он не мог отказать себе в приятной компании слабого пола. Мужчина взял ее за запястье и резко притянул к себе, так что она оказалась у него на коленях, а затем водрузил свои клыки в руку девушки, от чего та всхлипнула, но не закричала. Люди ходили туда сюда, словно не замечая того, что происходило.
-Будь хорошей девочкой, - наконец утолив животное желание почувствовать вкус крови на губах,  хрипло проговорил вампир, - подай мне виски.
Она покорно подчинилась. Сделав два больших глотка, он вновь заговорил с Маркусом, - почему твоя сестра скрывается от своих сородичей, Маркус? – спросил отец.

Маркус
Чуть поведя носом, Маркус поморщился, виски он терпеть не мог. А что хорошего может быть в самогоне, который пусть и называется чуть по другому? Правильно, ничего. А на свой вкус древний никогда не жаловался.
- Сколько? – Чуть вскинул брови Маркус, вопрос был странен, если конечно учесть, что Амадеус провалялся столько времени в гробу…. – Пять.  Думаю, Ричарда вы уже встречали, раз уже знаете его жену. К тому же он вроде уже родился, когда произошел тот несчастный случай.
Так дипломатично был сглажен угол в непростой биографии  отца вампиров.
- Еще Виктор, Владимир и Пандора. – Хмыкнув про себя, вампир решил не вдаваться в комментарии по поводу того как себя вел его дед.  Хотя это заведение ему нравилось, и сам Маркус к официанткам не лез.  – Виктор и Владимир где-то, как и Пандора.
Он пошевелил пальцами, как бы показывая, что это ему не известно.
- Когда я сладко спал, они должны были быть здесь. – Элегантный жест, показывающий, что здесь это этот мир. – Так что, у тебя должно быть больше информации, раз меня разбудили по твоему приказу. А Пандора…..
Маркус помолчал задумчиво глядя на сидящую у Амадеуса на коленях девушку.
- Ей нравится скрываться. Такая знаете ли тяга к играм в прятки. И чего только в мире не бывает? А что до нашей численности. – Маркус чуть улыбнулся. – Нас стало гораздо больше, гораздо больше.
Он не стал говорить, что их стало больше как раз благодаря тому, что они не стали воевать со всем миром, словно схватили богов за шею.

Ричард
Из потока автомобилей, тянущегося вдоль Элм Сквер с одной стороны, и биржевым рядом - с другой, вынырнул один, резко взвизгнув тормозами, по ходу стирая о асфальт дорогие шины; дорогую машину занесло на повороте и она, оставив на дороге черную двойную дугу, повернулась длинным капотом обратно, откуда ехала, ударив светом фар в лобовое стекло едущему сзади автомобилю. Визг тормозов повторился, где-то дальше лязгнул маталл о металл и заскрежетало под колесами стекло. Поток мало-помалу замедлился.
- Повтори еще разок.
Приятель его сына Отто, молодой вампир Из-Какого-То-Там-Клана, вцепился мертвой хваткой в ручку над головой у правой задней дверцы, словно ожидая, что ее вот-вот вомнет газетным киском, который пронесся совем рядом с автомобилем и теперь потрясенно молчал. Он явно не ожидал такой реакции у Древнего, тем паче, что бить дорогой коллекционный автомобиль было не в чести Мортов. Но Карлу было плевать на кусок железа, стоимостью в три годовых дохода среднего горожанина Валленштайна; тарантайку он все равно не покупал за свои деньги, это подарок от тех идиотов, которые советуют своим начальникам размещать рекламу на продукции других начальников, покруче оборотом и статусом.
- Отец, дело ровное, я тебе слово даю. - Отто, сам немного шокированный выкрутасом, с наигранной уверенностью ткнул в бок своего приятеля локтем и снова развалился на заднем сидении, хотя было заметно, что молодое тело вампира еще немного напряжено, словно машина могла в любой момент стартонуть с места для очередного виража. - Мы с Майклом все проверили-перепроверили, думаешь, я стал бы тебе халтуру толкать? Да кто бы рискнул, скажи, Мики.
Карл молчал, глядя на сына через зеркальце заднего вида. Молчаливый водитель сидел слева от него, флегматично поглядывая в боковое стекло на проносящиеся по встречной машини, целиком игнорируя гневные оклики владельцем автомобилей перед ними. Пока что никто не осмеливался подойти к дорогому автомобилю с непрозрачными стеклами, водитель которого позволил себе так запросто остановить движение одной из центральных артерий города, но дело шло к тому, из окон выглядывали головы водителей и пассажиров, некоторые повыходили из своих машин и эмоционально разбирались между собой, ожидая аварийку.
- Мистер фон Рихтер, вы знаете моего отца, мы за свой базар отвечаем всегда, не сомневайтесь. Если бы это был какой порожняк, мы бы с Отто даже не почесались бы, а уж тем более парить всякой ерундой голову Вам, но там реально тема выгодная.
- Надо вертеться. - вставил Отто, поигрывая тяжеловесными золотыми часами, подаренными матерью на совершеннолетие. - Ты сам говорил мне, чтобы я начинал что-то делать.
- Я ж и говорю Отто, что свои дела пора делать. Говорю, давай найдем кого-то из старших, кто поможет, а он мне, типа, давай с отцом моим перетрем - он поможет. А к кому реально обращаться с такими вопросами, как не к Вам?
Карл слегка сузил свои серые глаза, глядя на воодушевленного примером Отто парня, не выражая даже капли интереса в их мелких аферах. Но то, что сын пытается лезть в никчемные махинации молодежи ему не нравилась, поэтому стоило послушать; он сам расскажет и Карл, поняв, откуда дует ветер, просто обломает ему все варианты, отвадив от занятий ерундой.
- Вы, пацаны, слышали, что в городе творится. - перешел на понятный им язык Карл, слегка повернув голову назад так, чтобы видеть обоих краем глаза. - Слышали, что кенты ваши говорят про Бальтазара, про Джахамов? Куда вы лезете, шпана? Пора бы вам уже научиться рубить тему, когда можно воротить дела с барыгами, а когда лучше сидеть тихо и делать что велят старшие. Сейчас не до вас, вот что я вам скажу. И лучше бы вам не злить Маркуса, тем более, с моей воли.
Парни переглянулись, поняв, что идея накрвается медным тазом и лучше было бы вообще ничего не говорить. Друган его сына хохотнул и вальяжно, развалившись, по-панибратски хлопнул спинку сидения Карла.
- Господин, да нам как-то сверху на этого Маркуса. Какой он в сраку пахан, хрен в карман? Все же знают, что здесь рулите вы, так что...
Он коротко хохотнул, взглянув на Отто, словно предлагая и ему то же самое. В машине атмосфера наэлектризировалась до предела.
- Открой дверь!
Парень оборвал смех, испуганно взглянув на Карла, взявшегося за ручку своей дверцы и резко ее открывшего. Отто придвинулся подальше от него к своему борту, водила с интересом наблюдал за Карлом, который вышел из машины и сейчас обходил ее. Несколько мужчин из пробки, направившиеся было к ним, остановились, увидев Древнего, и хоть они сами не осознавали кто перед ними, и в чем истинная причина их замешательства, но больше не сделали ни шагу, глядя за развитием событий.
- Открывай дверь, придурок!
- Лучше открой ее. - тихо посоветовал Отто, опасливо глядя на отца. - Открой, Мики, эту сраную дверь! Он же с меня сдерет за ремонт, бля!
Мики дрожащей рукой нащупал рычажок и судорожно нажал его, с тихим щелчком открывая дверь. Карл широко распахнул ее и сгреб молодого вампира за пиджак. Парень попытался ухватиться хоть за что-то, но сильная рука Карла выволокла его на улицу, как нашкодившего щенка. Люди в пробке затихли, наблюдая за пинками, которые Карл отвешивал юному идиоту, скорчившемуся на асфальте. Ударов было немного, но они все были точными и сильными, заставляя парня вздрагивать и сжиматься сильнее, пряча голову от носаков туфель Древнего. Отто еще не видел отца таким сердитым, мало кто вообще позволял себе сморозить кривое слово в его присутствии, но чтобы Карл вот так лично выбивал из кого-то дурь - это на памяти Отто было впервые. На самом деле Карл не боялся пожертвовать своим имиджем или прослыть настолько опустившимся, что он даже не поручает своим людям преподать урок зарвавшемуся пистону. Скорее это будет наука на всю оставшуюся жизнь следить за своими словами, когда говоришь о Древних или хоть о ком-то, кто может тебе вырвать хребет за пустой треп. Его отца фон Рихтер знал, и хотя тот был на самом деле мелкой сошкой, но сына-полудурка, все же, не заслужил.
Отвесив последний пинок, Карл немного отошел от скрюченного и дрожащего тела и взглянул вниз, придирчиво осматривая свои безукоризненно вычищенные туфли на наличие следов крови или царапин. Когда он оправлял пиджак, то заметил нескольких патрульных, которые точно так же, как и водители машин, не решались вмешаться в дела мужчины, который посреди Элм авеню на глазах у сотен людей избивал ногами другого человека. Проходя мимо них, по ходу захлопнув дверцу, через которую вытаскивал из машины Мики, Карл бросил им:
- Все нормально, офицеры. За ним сейчас приедут, займитесь аварией.
Усевшись на своем место, он повернулся к сыну.
- Забуть об этом, Отто. И следи, чтобы еще кто-то из твоих друзей не вздумал открывать пасть на старших за себя, иначе под раздачу можешь попасть и сам. Или пошли на хрен таких друзей. Усек?
Отто молча кивнул, глядя через окно, как к пытавшемуся подняться на ноги подошло двое полицейских, чтобы помочь.
- Значит, вам стоило было послать на хрен этого Джахама, который залипал к моей сестре, папа. - угрюмо сказал он, снова принявшись поигрывать часами. - Если будет интересно, то он решил просить у дяди развод с ней, как такое тебе нравится? Кстати, вот почему матери нет, она поехала к ним разбираться за Даниэль.
Карл глубоко вдохнул, отчего ноздри его тонкого носа затрепетали, и посмотрел на сына.
- Где?
- "Светская жизнь". Это там, где ты...
- Я помню где это. Выходи.
- Какого хрена, отец? Меня-то за что?
Карл сел нормально и подпер кулаком подбородок, тут же забыв о затее сына и переключившись на новую проблему.
- Это взрослые разборки, тебе пока рано. Выходи давай.
- И что мне делать?
Отто взялся за рычажок и открыл дверцу, испепеляюще взглянув на затылок отца. Он знал, что тот уже не ответит, он редко отвечал после того, как сказал последнее слово, но возмущение кипело в молодом вампире, как вулкан. Но все равно повиновался, тем более неподалеку было одно достойное место, чтобы скоротать ночь с пользой и интересом. Хлопнув дверцей громче, чем следовало бы, молодой фон Рихтер в сердцах пнул ногой заднее колесо машины, и сунув руки в карманы фирмовых брюк, зашагал прочь, не оглядываясь на своего приятеля, так подставившего его перед отцом.
- Рули в ресторан.
Водитель молча кивнул тронул машину с места.

Карл даже зааплодировал короткому полету братца, немало удивившись, все же, появлению Амадеуса среди смертных. Когда он увидел его, то испытал смешанные чувства; нельзя сказать, что приход Отца мог бы его обрадовать, так как тот никогда не приходил просто в гости, если не случалась какая-то проблема, но тем не менее сам факт его пробуждения был приятен для Карла, который его всегда уважал и пытался ему подражать еще в более юном возрасте. Маркус был сам виноват - его не в меру острый язык и временное замыкание между ним и мозгами снова сослужило ему скверную службу. И такая же судьба ждет этого мелкого нахала Леклера, которого тот научил хамить всем подряд по поводу и без.
- Рад видеть тебя, Отец. - Карл слегка поклонился Амадеусу, подходя к Скримм и обнимая ее одной рукой за талию, вторую по-прежнему держа в кармане брюк, отчего его застегнутый на две пуговицы пиджак элегантно смялся между локтевым сгибом и телом, как часто бывает у моделей, позирующих на ярких стендах модельных домов.
- Все нормально, дорогая. - уголком рта шепнул жене Карл, незаметно для других прижимая ее к себе. - А я было хотел потолковать с моим дорогим братишкой о вольностях, что он распускает в своем клане среди раздутых самомнением детей, но вижу назрели вопросы посерьезней. Кстати, куда делся мой зять, так поспешно бегущий с корабля? Маркус, ты не уточнял, что бежать надо с корабля, когда тот уже тонет, а не до этого? Когда учил его манерам согласно кодексу Джахам. Да, кстати, если твой подопечный будет так гиперболизировать закон гостеприимства в чужих домах, то нас скоро станет на самом деле меньше, но это так, мелкая поправка к твоим радужным заверениям, брат.
Карл хмыкнул, воспользовавшись тем, что Отец пристрастился к крови отфициaнтки, коснулся кончиком носа волос жены и с наслаждением глубоко вдохнул их запах, слегка улыбнувшись уголками губ. Дождавшись, пока Амадеус отпустит девушку, Карл почтительно, но в то же время совершенно бесцветным голосом обратился к Отцу, зная, как тот ненавидит излишнее благоговение в голосе, да и вообще - хоть какой-то намек на раболепие. Отцу виднее, уважают ли его, боятся или ненавидят, поэтому-то Маркус и припечатался к стене, хотя к тону его голоса было очень трудно прикопаться.
- Отец, ты пробудил меня и хотел встретиться. Я рад твоему возвращению, но обеспокоен его причиной, так же, как и причиной собственного пробуждения. Тем более мне теперь еще стало интересно, почему мой брат не упомянул об исчезновении своей племянницы двадцать лет назад.
Его холодные серые глаза посмотрели брату в лицо.

Маркус
Слегка кисло покосившись в сторону хлопков, Маркус мысленно покачал головой. Своего горячо любимого братца он видеть не хотел, двадцать лет не видел пока спал, и еще столько бы не видел. Да и момент не подходящий для появления. Сам Маркус собирался конструктивно пообщаться с Амадеусом и появление Ричарда путало все карты. А если учесть, что тот появился во время небольшого полета древнего к стенке….. Теперь так и будет лучиться радостью, как же,  о таком зрелище до этого момента Ричард мог только мечтать. Поэтому стоит немного подпортить ему настроение. Так слегка.
- Добрый день, Ричард. Воспитанные люди сначала здороваются. Это так, небольшой курс хороших манер. Это к слову о кодексе Джахама. – Маркус тонко улыбнулся. Вампиры его клана прежде всего были хорошо воспитаны, намного лучше чем подопечные самого Ричарада. Хотя это было лишь субъективное мнение самого Маркуса.  – А что до твоего зятя….. У тебя есть зять? Мне казалось, что вот уже некоторое время у тебя нет зятя. Или твоя дочь уже успела вновь выйти замуж? Надоже, а я и не знал.
Оставалось только невинно похлопать глазами и состроить возвышенно одухотворенное лицо, из серии радости за семью, но Маркус не стал этого делать, хватит с Ричарда и слов.
Внезапно древний поймал себя на мысли, что с Амадеусом он встречаться не хотел, с Ричардом встречаться тоже не хотел…. И что он вообще делает в этом ресторане? Лучшим выходом из сложившейся ситуации был бы просто тихий уход, пусть отец вампиров с Ричардом общается, а он сам как-нибудь и без этого переживет. Посмаковав эту мысль некоторое время, Маркус все же с сожалением ее отбросил как трудно реализуемую и чуть не пропустил последнюю фразу своего брата.
- У меня есть племянница? – Несколько рассеянно переспросил Маркус. – И кто в этот раз постарался? Виктор или Владимир? Впрочем, мне все равно.
Мысленно он уже послал Ричарда к черту, который уже надоел со своими семейными дрязгами. Сначала зять, теперь еще племянница какая-то отыскалась. И тут Маркус понял, что резало слух в последней фразе брата.
- И вообще даже если у меня есть какая-то племянница, почему я должен что-то говорить тебе? А, Ричард? -  И чуть улыбнулся. – И похоже пробуждение не прошло даром для твоего разума, о дорогой брат мой.

Амадеус, Маркус и стенка (пардон, зеркало) номер два

Амадеус
- Ты что себе позволяешь, паршивец?
Эта реплика прозвучала как только дверь распахнулась, дав трещину от верхнего угла до средины. Амадеус заметил испуганные глаза любимой, зажатой руками внука в самых неподходящих для этого местах, успел лишь мельком заглянуть ему в лицо, прежде чем пальцы Отца вампиров с хрустом сжались на цыплячьей шейке опального отпрыска. Амадеус был просто в диком бешенстве, не только от того, что кто-то посмел прижимать к себе его невесту, что вообще касались ее своими руками, сколько от испуга в ее глазах. От того, что этот нахальный выскочка посмел ее напугать. Размытое лицо внука, колышащееся прямо над его сжатой на горле Маркуса рукой, врезалось в огромное панорамное зеркало, висящее над всеми умывальниками сразу. Амадеус даже не удосужился использовать телекинез, как тогда, в ресторане. Он хотел разнести Маркусом все, от кабинок до раковин, причем сделать это голыми руками за то, что он посмел полезть к самому дорогому. Вокруг эпицентра удара, которым послужила голова внука, зеркало взорвалось осколками и пошло во все стороны трещинами. Отец вампиров брезгливо отшвырнул Маркуса от себя, подальше от выхода из уборной и повернулся к Изабелле.
- Все в порядке, дорогая? Он тебе ничего не сделал? Нигде не болит? Ты только скажи. - Амадеус отянул ее руки от прекрасного лица, чтобы заглянуть в глаза возлюбленной.

Дженис
Побег, безусловно, был обречен на провал, но она не была бы собой, если бы не попыталась бежать. Маркус подобно коварному змею, обвил Изабелл, стиснув  в своих крепких объятьях, когда она подорвалась к двери. Одной рукой он обездвижил ее, а другой плотно закрыл рот, от чего крик, который вырывался, из горла был приглушен. Видимо грубость, и экстравагантные способы общения были в крови этих вампиров, и Маркус недалеко ушел от «Любимого» дедушки. Впрочем, сейчас это мало волновало девушку. Она брыкалась, пыталась вырваться и лязгала зубами, даже умудрившись укусить руку мужчины. Волосы ее выбились из прическе, рассыпавшись непокорными прядями по плечам. Как раз в  момент, когда Изабелл, наконец, смогла говорить, и язвительно, бросила Маркусу: «-животное!». Дверь с треском открылась, а на пороге уборной появился силуэт ее супруга, который был явно недоволен происходящим. Увидев картину, которая нарисовалась в помещение, он быстро взял все в свои руки, в буквальном смысле этих слов. Пока Амадеус разбирался с Маркусом, Изабелл еще раз вырвало. В момент, когда он повернулся к супруге, она сидела на полу, зажмурив глаза и со всей силы прижимая ладони к ушам. Глаза девушки были мокрыми от слез, когда она подняла свой взгляд. Изабелл была сильно напугана и уже не понимала, что происходит. Кто друг, а кто враг.  Запуталась.
-В-в-в-все в порядке, - немного заикаясь, через силу произнесла она, отведя взгляд в сторону.

Маркус
- Наверное, из-за таких методов у вашей невесты истерика и психоз. - Недовольно проговорил древний, ощупывая свою голову, к с частью вампиров лепили получше, чем людей.  А уж древних подавно. Хотя, создатель уж точно не прикладывал руку к их появлению. Маркус дотронулся пальцами до головы и недовольно поморщился, теперь шишка будет и костюм испорчен. Нужно сказать, свой костюм он ценил намного больше, чем того же Амадеуса, тем более этот костюм видел больше, чем этот несдержанный прародитель вампиров. Он видел настоящие карнавалы на улицах средневековых городов и теперь из-за какого-то взбалмошного глупца был испорчен. – Еще немного и ваша дражайшая половинка сойдет сума, не без вашего участия.
Еще раз, пощупав голову, древний начал подниматься с пола. Он бы полежал, но уборная не подходящее место для подобного. Не положено  и не подобает, да и вообще, как-то противно.
- И если бы я хотел что-то ей сделать, я бы сделал. – Маркус наконец утвердился на ногах и прислушался к словам своего «дражаешего» деда. И в который раз поймал себя на мысли, что, наконец, начал вспоминать, почему был рад его отсутствию. – Причинять вред своей собственной племяннице?
Вот еще, ему нужен был конструктивный диалог, а из-за Амадеуса у девушки развился психоз и паранойя. Печально. Он мог бы помочь, но только не сейчас.
- Мне нужен был небольшой разговор. – Стекло чуть слышно хрустнула под обувью Маркуса. Он равнодушно пожал плечами. – Но ваша невеста впала в истерику, мне пришлось ее успокоить, чтобы она не навредила себе.

Амадеус
Амадеус, осторожно, чтобы не испачкаться в блевотине, присел рядом с Изабелл и взял ее за руку. Его пальцы слегка сжали ее узкую ладошку и внезапно он почувствовал вокруг себя какой-то ревущий хаос, какую-то причудливую смесь песчаной бури и девятибального шторма; все это непонйми что носилось вокуг него, визжало, ревело, звенело и рассыпалось в прах, из него создавались какие-то бесформенные массы, которые смешивались между собой. Отец вампиров сжал пальцы еще чуть-чуть сильнее, делая их тактильный контакт более прочным и стабильным, заглянул наконец в ее глаза. Завывающий рой вокруг него внезапно заткнулся, словно кто-то выключил звук, и внезапно воцарилась почти звенящая тишина, в которой только было слышно тихий хруст битого стекла под ногами Древнего и шум воды в трубах. Но и эти звуки доносились до слуха Отца словно сквозь вату. Амадеус отпустил руку любимой и коснулся губами ее лба, желая таким нехитрым образом закрепить успокаивающий эффект одурманивания. Главное, что она не затрясется в истерике и не сорвет себе нервы.
- Что касается тебя, внучок, то будешь говорить, когда тебя спросят. Иначе я повыбиваю твоей пустой головой двери всех кабинок в этом сортире, ты меня понял? - Амадеус навис над Маркусом, словно разъяренный носорог. Дверь распахнулась во второй раз за пять минут.
- Сэр, мы слышали....
- Сгиньте!
Столпившиеся на пороге охранники исчезли за треснувшей дверью так же моментально, как возникли. Амадеус не сводил взгляда с нахального и самоуверенного лица внука, и уже предвкушал, как снесет им пару раковин, но с трудом ему удалось взять себя в руки. Прищурившись, он немного помолчал, убеждаясь, что окончательно усмирил ярость и не сорвется повторно, после чего только тихо и внятно произнес, чтобы дошло до идиота, не то что до Древнего вампира, подойдя к нему вплотную.
- Если с моей женой еще раз приключится истерика, я надеюсь ты в этот момент будешь очень далеко от нее, Маркус. И не зли меня впредь, внучок - я не посмотрю что ты Древний, сечешь? Да и твоему брату вряд ли понравится то, что ты сделал, так что будь умницей.
Амадеус хлопнул внука по щеке, чуть сильнее, чем в воспитательных целях или при фамильярному обращении с корешами, но так, чтобы было доходчиво.
- Еще есть что сказать?

Дженис
За последние несколько дней на долю этой  девушки  выполи не малые испытания, подчас которые не смог бы вынести даже иной мужчина, но пока она была достаточно сильной, чтобы справляться с тяготами судьбы. Да, порой страх сковывал ее тело, и окутывал разум пеленой. Однако, не смотря на это, и вопреки всему, она вновь и вновь не переставала бороться, словно ей было  не ведомо слово покорность. Быть может это в своем роде нравилось ее супругу, который хоть и питал к ней возвышенные чувства, буквально загорался от страсти, когда приходилось брать свою жену силой, возвращаясь в варварские времена, где он когда-то родился.  С каждым прожитым днем в змеином гнезде, Изабелл все больше закаляла свой характер, хоть это и было мучительно тяжело и подчас  невыносимо больно. Жизнь полна испытаний, и это было только началом истории, которая могла изменить всю жизнь этой девушки, и не только ее жизнь, но и судьбу всего мира.
-Прошу тебя, - прошептала она, уже более спокойным тоном, - Амадеус, прошу тебя, отпусти его. – облокотившись на стену, Изабелл медленно начала подниматься на ноги, попутно убирая в сторону волосы, которые лезли на глаза. – Сейчас не время и не место. Оставьте меня одну, и позовите мисс Лайэре, я хочу, чтобы она помогла мне привести себя в порядок.  – Каждое слово далось ей с большим трудом, но теперь уже твердо, стоя на ногах и гордо задрав подбородок, она давила в себе иные желания и позывы.

Маркус
- Я бы поспорил с этим утверждением - Слегка уклончиво ответил древний в ответ на слова Амадеуса о пустой голове. В данной фразе его "дражайший" дедуля совершил огромную ошибку, из здесь присутствующих, наверное только у него была не пустая голова. Даже более того, на всем балу, наверное, у него одного была не пустая голова.
Но с разумом у окружающих всегда были проблемы, сам Маркус подозревал, что они просто терялись под грузом его гениальности или же, им просто не дано было от рождения. Вот и сейчас, вампир захотел удивленно расширить глаза в ответ на фразу полудемона. Во-первых, почему его должно было беспокоить мнение брата? Виктора, Владимира, Ричарда? Все-таки, наверное, Ричарда, но это не меняет того, почему его должно волновать его мнение. Или Ричард на пару с Амадеусом будут опасаться, что место в постели у Изабеллы займет кто-то третий? Право слово забавно. Во-вторых, Маркус никак не мог понят, что он сделал и что могло не понравиться его любвеобильному братцу? И в-третьих, он не очень понял смысл слова "сечешь". Кого и что он должен сечь?
- Мне бы хотелось узнать, когда наконец будет собрание? - У Маркуса было что сказать, но сейчас он хотел прояснить главное. - А то он все откладывается и откладывается.
В принципе, теперь на балу его не держало ничего, тем более что он зачем-то сюда приехал, а остальные родственнички высокомерно проигнорировали этот вечер. Очаровательно.

Амадеус
- Не беспокойся, я обязательно тебе сообщу о времени и о месте собрания. - заверил его Амадеус, все же ощущая, как просьба жены, ее ослабевший голос заставляют его успокоиться и сдерживать свой гнев, который все еще кипел в нем. Перед глазами стоял Маркус, облапивший его Изабеллу. Только каким-то чудом он сдержался, чтобы не размазать внука по кафельной стене; возможно все дело в том странном ощущении в груди, которое уже кололо меньше, но все равно что-то острое продолжало скрести на душе. Как будто там застрял кусок холодной шершавой стали.
- Пошел вон отсюда. - велел Отец своему внуку, отступая в сторону, чтобы дать тому пройти. - Чтоб ни я ни она тебя сегодня больше не видели. Сделай одолжение.
Под редакцией Амадеуса фраза "Сделай одолжение" звучала как "Не переводи здоровье почем зря", или что-то в этом роде. Его взгляд снова вернулся к бледной, как Смерть, Изабелле, которая, казалось, едва стоит на ногах. Амадеус редко утруждал себя к пониманию женщин, они ему казались раздражающе хрупкими, непрактичными ни для чего, кроме постели, пения (некоторые!) и готовки (тоже не все!). Все эти нервы, обмороки, романтические сопли по ушедшей любви, и прочее гониво, Владыка отметал сразу, так как его начинало тошнить от всей этой словесной патоки. Поэтому он смотрел на возлюбленную со смешанным чувством беспокойства и нетерпения - ему хотелось поскорее вернуться к гостям, чтобы они жмурили глаза от блеска их пары и тягостно вздыхали: мужчины, разочарованно глядя на своих дам, дамы - разочарованно глядя на себя. Он беспокоился, что сейчас ей станет плохо и придется ехать домой, а он даже не выступил перед всем сообществом и не представил им на зависть свою красавицу жену. От этого разукрасить Маркусом пол-стены сортира хотелось вдвое сильнее - не внук, а сплошная подстава, куда ни плюнь!
Амадеус Легатус Владыка всех вампиров их Отец и Сюзерен чуть склонил набок голову, присматриваясь к Изабелле, и участливо поинтересовался:
- Может тебе позвать кого-то из врачей, родная? У нас тут все есть. Ты уверена, что Стейс - это тот, кто тебе сейчас нужен? - он снова посмотрел на рвоту и размазанную по ее щекам тушь. - Ты выглядишь... - назвать ее сейчас красивой, все равно что насмешливо хохотнуть и попрыгать перед безногим калекой. Нет, она в любом виде была прекрасной, но это... - Выглядишь болезненно.

+2

4

Как давно это было...

Затишье перед Бурей или очередной план Картера!

За несколько часов до самого мероприятия Джонатан Картер узнав точное место проведения бала вампиров после встречи с Эллиотом собирает совещание, да бы ознакомить всех с задуманным планом.
Участники: Майкл Вестен, Кристофер Вескер, Ассаран, Джон Картер, Аарон Линч.
Небольшая комната в подземном комплексе Мистериума, "богато" украшенная серостью бетона и "изысканно" украшенная висящей под потолком лампочкой над столом в центре комнаты наполняла светом помещение, в котором всего то было несколько металлических стульев да стол, на котором была выложен схематический план этажа небоскрёба "Imperial" вместе с указанием расположения датчиков сигнализации и системы кондиционирования здания на этаже, где должно было проходить вампирское торжество. Так же на столе находились несколько пропусков на несуществующие имена сотрудников компании "NovaTek", которая занималась обслуживанием самого небоскрёба, портативные фильтры для дыхания, несколько контроллеров от системы вентиляции и пара электронных "жучков". Заключительным номером этого необычного коктейля стали пачка сигарет и подаренная сослуживцами зажигалка подполковника Картера, который в свою очередь слегка нервничая, но всё же сохраняя спокойствие расхаживал по комнате вокруг стола, покуривая сигарету и ожидая прибытия остальных. Из головы Джея не выходили слова Эллиота, которые в один момент изменили практически всё. Туз не верил в то, что он сын Картера старшего так же как и в то, что некий совет, состоящий из вампиров способен решить мирным путём то, что заварили сами ненавистные Джоном кровососы. Сметение и гнев то и дело переполняли Джея-Си, но вскоре утихали, сменяясь привычным спокойствием и хладнокровным аналитическим восприятием ситуации.
"Времени осталось совсем мало, нужно действовать...План хорош, продуман, На учениях было сложней в такой ситуации, нежели сейчас. Главное - не терять времени и момента неожиданности, который будет козырной картой у нас в рукаве", - рассуждал Джон, - Главная проблема сейчас это то, как себя поведёт Дженни, когда мы приступим...Чёрт, только бы с ней сейчас было всё в порядке..."
Погрузившись в свои собственные мысли, подполковник Картер облокатившись о стену напротив двери, ведущей вон из комнаты, всё так же покуривая сигареу принялся ожидать остальных, да бы ввести людей в курс дела и ознакомить с планом проведения операции...

Арон Линч
Линч поморщился, почувствовав, как в нос заполз крепкий запах сигарет Картера, вместе с едким дымом, пытавшемся выесть глаза. Линч ни разу не курил в своей жизни, хотя его судьба и сводила с ревнителями никотинового яда, он все же к нему не привык. Даже не считая, что одиночные прецеденты в его жини все же случались; самый яркий тому пример - измена Хелен, ее убийство, допрос, первая встреча с вампирами, когда он уже носил нашивки "Шатра". Каждый раз он закуривал, но дальше парв сигарет дело не шло - было неприятно. Так же, как сейчас было неприятно разгонять вокруг себя сизый дым папкой с ценной информацией, выторгованной у предприимчивого параноидального пневматика.
- Джонни, хватит уже. - сказал Арон, появлясь в комнате и положил документы на стол, бесцеремонно отодвинув кучку барахла, которое Картер разложил прямо на столе. Выглядело вдохновляюще и наводило на соответствующий настрой, только Линч не любил беспорядка, в любом его проявлении. Для брони, патронов и оружия было соответствующее место, более подходящее, чем стол с тактическими планами. На интерактивной панели, которая занимала пол-стены, висел патронташ со слезоточивым газом, который раздражает как людей, так и вампиров, вызывая у последних еще и нарушения в обмене веществ и эпиталиальную аллергию, замедляющаю и расстраивающую процесс регенерации тканей. Такие вещи были бесценны в бою против слабоумных некрофагов, и преумущественно использовались против них же, но и с вампирами срабатывали, особенно если нужно было взять живьем.
- Что слышно об остальных? Хоть кто-то уже вернулся, или только мы с тобой? - Арон раскрыл папку и начал раскладывать на освобожденном пространстве стола листы в определенном порядке, отделяя схемы от текста, фотографии от сводок. Хасео, несмотря на свой занудный характер, предоставил децствительно важные звенья тактической цепочки, выведенной Линчем еще полтора месяца назад, когда никто об этом даже и не помышлял. Линч нюхом чуял, что шанс должен был подвернуться, он ждал этого дня, тем не менее, знал, на что они сейчас идут. И Картер знал, хотя...
Линч оглянулся через плечо на стоящего у стены Картера, методично сжигающего в своих легких сигарету за сигаретой, параллельно отравляя своими рассуждениями Арона. Но Линч ничего не сказал. Картер может и знал, но он сейчас был не в том состоянии, чтобы задумываться о возможных последствиях, сейчас у него была цель, были средства и был он - метод Линча.
Арон знал, чем все закончится. Если все пройдет по плану, это будет самый ощутимый, самый дерзкий удар по вампирскому обществу, потому что он был незапланированный. Не за правилами. Вампиры привыкли ,чт ов обход правил играют только они. Люди соблюдают договор, как собака, которая не двинется дальше чем на длину цепи, а маги... Маги давно наплевали всем на лысину со своей колокольни.

Майкл Вестен
Майкл шёл по коридорам. Ну как шёл, скорее тащился. А как бы любой другой перемещался на его месте? Как бы чувствовал себя нормальный или не нормальный человек, если с ним случится подобное? Вашу невесту изнасиловал вампир, практически на ваших глазах, после чего вломил вам и раздал на орехи вашим друзьям. В заключении, сволочь зубастая смылась, совершив большую ошибку. Эта оплошность выйдет боком твари, как не посмотри. Он оставил в живых тех, кого уже практически убил. На его месте, Вестен поступил бы наоборот, он перебил бы всех, уничтожил, развеял бы их прах по ветру. Уж кто-кто, а Майкл прекрасно знал, что Шатёр такие вещи не прощает. Бойцы тени и террора никогда не оставались в долгу перед кровососами, пусть даже оплата счетов производилась собственными жизнями.
Командир подразделения вошёл в комнату, где уже находились двое коллег. Сигарета в зубах ещё не была прикурена, но в условиях практически нулевой видимости, Джонатан постарался, мужчина всё же разглядел Линча, который, если память не изменяла, не очень-то приветствовал превращение общественного места в курилку. С одной стороны. Вестену было глубоко плевать, курит кто-то или нет, нравится кому-то запах сигарет, али кого-то тошнит от него. Но настроение и так было подавленным на фоне договора с демоном, чтоб ещё выслушивать нравоучения от окружающих. Никотин, по всей видимости, придётся отложить до луших времён. Сигарета перекочевала обратно в пачку. Мысленно Майкл прощупал собственные мозги, пытаясь заметить какие-либо изменения, связанные с неведомой сущностью, устроившей там живой уголок на одну персону. Никаких ощущений у кома теней ни прибавилось, ни убавилось. Всё было как и до договора и если бы не "светлая" память обо всём происшедшем, то сам Вестен назвал это галюцинациями на фоне эмоциональных переживаний и обезвоживания.
- Привет. - вяло приподняв правую руку в приветственном жесте, жених пропавшей девушки приблизился к столу. Он старался не смотреть на брата своей возлюбленной. Было чертовски стыдно. В этот раз Джонатан даже мог беспрепятственно материть Вестена, мог даже пару раз ударить - Майкл бы не стал отнекиваться или сопротивляться, до известных пределов, конечно. Вина - штука не самая понятная, которая нуждается во вскрытии и детальном изучении, чтоб можно было её отогнать. Думать же обо всём произошедшем было не приятно. Ну как не приятно... Жутко дерьмовые ощущения, на самом-то деле. Когда ты не смог ни защитить свою невесту от ублюдка, ни сдохнуть по человечески. И опять же, знаешь, что надо жить, дабы спасти, отомстить и ради тому подобных высоких жизненных идеалов. Но от этого нисколько не легче.
- Криса не видели? - противное чувство, когда знаешь, что твой друг должен был умереть, а ты его спас, ценой не своей, но чужих душ... И вроде бы помог, обманул смерть... А всё равно херня собачья выходит. Но пока не взглянешь на того, кого спас, не поймёшь, верно ли ты принял решение, или нет. Разум подсказывает, что дико налажал, чувства же благодарны демону за спасение друга.

Кристофер Вескер
Вскоре, следом за Вестеном, на пороге появилась фигура Вескера. Кристоф выглядел бодро, однако под глазами его выделялись мешки, ставшие следствием бессонной ночи и нелицеприятного известия, на какое – то время, повергшее мужчину в депрессию. Впрочем, он давно научился справляться с эмоциями, за счет чего стал отличным бойцом и командиром второго подразделения. Вескер бойко пересек расстояние до стола, поздоровавшись с присутствующими, и присел за свободный стул, сложив руки в замок.
-Как ты? – спросил он у Майкла. Кристофа взволновало душевное состояние друга, особенно сильно, после того, как Ванесса рассказала ему, что утром он  был в дюпель пьян на рабочем месте, а  бармен, который обслуживал Вестена, и которому Вескер заплатил за молчание, проговорился, что тот вел себя весьма и весьма странно. – Все в порядке?
Кристофер не был сентиментальным или не в меру переживательным мужчиной. Просто он считал, что должен помочь Майклу справиться в этот тяжелый для него период. Хотя и у самого Вескера было много проблем, но для дружеской беседы он всегда бы нашел время, особенно сейчас, когда в его семье не все гладко, как могло показаться на первый взгляд.
-Кстати, поздравляю, ты стал дядей, - добавил мужчина, - мы с Несс решили взять ребенка из дед дома… Но об этом позже. На чем вы остановились пока меня не было?

Ассаран
Помятые, морально раздавленные, частично пьяные, нервные.. и это работники Мистериума? Это вообще работники? Еще профессионалами назовите. Сборище домохозяек, что пропустили серию очередного мексиканского сериала. Подотрите друг другу сопельки и пожалуйтесь на тяготы жизни, что заставили вас пропустить пару часов мыльной драмы. Человек живет ради падений. Только в падении можно увидеть,то чего мы достигли и насколько это ценно. Обычно лезем исключительно вверх. Нам нужно,то и то. Отдохнем при достижение цели. Однако достигнув, сразу находим новую и снова карабкаемся. Вроде бы все хорошо и правильно, но движение вверх заставляет делать выбор и идти на жертвы. Оставить что-то на плече, а что-то скинуть. Оседлав очередную вершину забываем чем пожертвовали.... влезаем на пик почти голыми и уставшими, срываемся в метре у заветной цели и разбиваемся. Упав же на пару метров, человек вспоминает, что несмотря на все свое самомнения и предрассудки он жалок и может свалиться, собирается, лезет медленно и осторожно. То же самое с любителями танцевать на вершине, демонстрируя свою доблесть- упадут в темноту и при повторном подъеме уже не пляшут на краю. Как бы не захотелось ныть о тяготах пребывания вверху, это лучше чем внизу, в холоде и темноте, возвращать при всей своей лихости, желания нет. Человек должен заставлять себя уметь держать удар. Допустил себе один раз оправдание для слабости, допустишь вновь и вновь, катясь к подножью горы.
Впрочем, слабый или сильный, но предстал Ассаран перед коллегами по работе бодрым, чисто выбритым, с довольной улыбкой на лице и ненавистным для Картера длинноствольным Иглом на 7 патронов в руках. У ученого удар по самолюбию все же намного страшнее был. Его вырубил ударом вампир.. позор конечно, но безумно интересно найти его и расчленить, посмотреть что внутри и сжечь. Любопытство на грани с жаждой убить рождает легкое безумие и это  сильный стимул готовиться к новой встрече. Одним словом не унывает парень, а готовится к второму раунду. С размахом готовится, почти половина  его сектора выплавляет и собирает необходимое исключительно ему.
Пока же есть немного времени, вот зашел на собрание анархистов. Вежливо поздоровался и уселся на свободное место. Легкий кивок и дежурное - хай всем. Нужно быть же в курсе идей своих товарищей. Возможно это тоже интересно.
- Нус, вот и я, можем начинать - естественно скромен.

Джонатан Картер
Подполковник всё так же стоял неподалёку у стола, облокатившись об стену и докуривая очередную сигарету. В голове то и дело с мыслями проскакивали картинки того, как будет проходить задуманное действие, один за другим подобно вспышкам молний в бушующий летний ливень в голове промелькали эпизоды различных частей задуманного. Джон был спокоен, рассчётлив, хладнокровен. Сейчас, когда его ненависть к кровосущим человекоподобным созданиям достигла своего пика, остановить подполковника Картера могло лишь чудо, но его не было. Джон не верил ни в сказочный Совет, ни в возможность урегулирования подобных проишествий мирным способом. Он был человеком и слова и дела, офицером, солдатом, а потому попросту не мог позволить сложить руки и поджав хвост забиться в угол. Услышав слова Линча Джей лишь в полголоса пробурчал себе под нос:
- Слишком мало времени...нельзя его терять.
Дождавшись появления всей честной братии высшего офицерского состава Шатра и Ассарана, главы технологичесского отдела, Джон подойдя к столу размеренным шагом затушил окурок о стол, после чего небрежно бросив его в пепельницу бросил ленивый, небрежный взгляд на Арона, после чего добавил Линчу, показывая на выложенные бумаги на столе:
- Это не понадобится. Убери.
Дождавшись появления всех заявленных "виновников торжества", подполковник Картер ещё раз прошёлся взглядом по комнате, после чего молвил спокойным, размеренным тоном к собравшимся:
- Для вас наверное не секрет, джентельмены, почему я вас позвал. Нам надрали задницу, при том изрядно напакостив и забрав то, что им не принадлежит. Я не намерен сидеть сложа руки и ждать манны небесной, пока чёртовы кровососы будут праздновать победу, потому я и созвал вас, девочки, что бы мы подготовили ответный ход в этой непростой партии, но сначала, - Джон всё это время говоря уткнулся взглядом в план здания, разложенный на столе, но неожиданно подняв голову окинул всех взглядом и слегка усмехнувшись добавил:
- Вот что хотел рассказать. Похоже, что недавно произошедшее пошатнуло слегка здоровье старика Эллиота, - Джон на мгновение приложил указательный палец правой руки к виску и слегка постучал по голове, после чего опустив руку продолжил, - накануне нашего собрания рассказывал, что есть некий Совет между людьми и вампирами, что можно всё решить мирным путём, что я его сын. Ошарашил старик конечно. Но вернёмся к к нашим баранам, девочки.
Благодаря помощи наших друзей из Ленгли удалось узнать точное место, где будет проходить некий бал вампиров, ранняя информация о проведении которого уже подтверждалась. На данный момент известно точно место и время проведения бала. Дело обстоит не простое, я спланировал штурм здания и то, как мы туда попадём, ведь работать прийдётся в небоскрёбе "Imperial" на одном из верхних этажей, - Джон отодвинул всё мешающее от плана этажа здания и привлек внимание к карте, после чего продолжил:
Попасть туда незаметно труда не составит, если грамотно поработать над маскировкой и легендой к ней, - Джей устремил свой взгляд на Линча, после чего выложив на центр стола фальшивые удостоверения сотрудников санэпидемстанции, газовой службы, работников компании "NovaTek", затем продолжил:
Под видом рабочих и проверяющих за несколько часов до начала вампирского сходняка мы проникнем в здание, подготовим всё необходимое к Часу Ч и сделаем то, что давно должны были сделать. Итак, вот мой план.
Шаг первый: Под видом вышеуказанных сотрудников служб обеспечения и проверки пройдём через охрану, так же пронесём необходимое снаряжение и вооружение. Сумки электриков, газовщиков и водопроводчиков никто не будет досматривать, особенно если с ними нагрянет начальство. Особый акцент стоит взять на работе с документами и умением заговаривать зубы. Этим займётесь вы, мистер Линч, - заключил подполковник, взглянув на Аарона, после чего продолжил:
-Шаг второй: Первый этап подготовки. Необходимое вооружение и снарягу проносим на технический этаж, там никто не будет этого искать, добираемся до систем водоснабжения указанного этажа, системам сигнализации, видеонаблюдения и вентиляции. Вот тут то в ход и пойдут эти крошки, - Джей положил левую руку на стоящий у стола газовый балон с установленным дистанционным датчиком и слегка похлопал по нему ладонью, после чего взял со стола колбу с прозрачной жидкостью, которая была ничем иным как святой водой и миниатюрный электронный "жучок" - передатчик с возможностью инъекции в электросистему и паралельным созданием помех, - после чего переходим к третьему этапу.
Этап третий: устанавливаем необходимое нам оборудование, подключаемся к системам управления сигнализацией и водоснабжения. Отключаем камеры и внутреннюю связь, добавляем в систему водоснабжения наш "секретный инридиент" - святую воду, ставим на нужные места баллоны с концентратом сонного газа с примесью серебряной пыли здесь, здесь и здесь, - подполковник оставил в покое свои "игрушки" и указал на разложенной схеме дания места закладки баллонов, после чего взглянул на Вескера, - этим займёшься ты Крис и твои люди, -после чего продолжил свой монолог:
- Этап четвёртый, подготовка к штурму:
Когда всё будет готово к атаке, Кристофер и Аарон проникнут на бал под видом гостей, я же со штурмовой группой займу позиции к штурму, Ассаран, на тебе техничесская поддержка. Как только мы найдём Дженнис, - я подам сигнал к атаке и мы перейдём к пятому и заключительному этапу операции.
Этам пятый: Зачистка и отход. Всё время проведения бала на крышах напротив окон будут работать мои люди, снайпера будут заниматься маркировкой целей для фиксации их с помощью спутника и кросс-комов, постоянно будет шифрованный с помощью морзянки радиоконтакт между нами всеми, да бы не было проблем с координацией действий. Основная ведомая цель - этот разрисованный ублюдок, он же Амадеус Легатус, отец вампиров, - Джей бросил на стол несколько фотографий, сделанных за сутки до сбора камерами наблюдения с улиц. Этот сукин сын гораздо сильней всего, с чем нам приходилось сталкиваться ранее, потому я подготовил для него особый сюрприз.
Подполковник Картер достал из кармана штанов патрон снайперской винтовки 50-го калибра.
- На профессиональном сленге - "гвоздь", он же зажигательный патрон 50-го калибра. По команде в чёртового кровососа снайпера дадут несколько выстрелов из соответствующего арсенала, да бы обезвредить на время этот размалёванный кусок дерьма. Он не сдохнет, но некоторое время, пока его ошмётки будут отдирать от пола и стен, не сможет нам ничего сделать. Одновременно с этим будет отключена система видеонаблюдения, перекрыты все выходы, отключен свет и запущена пожарная сигнализация. Кислотный дождь, сильное недомогание, обмороки спустя двадцать секунд и невероятную агонию у противника я вам гарантирую, джентельмены. В то же время штурмовая группа проникнет в помещение через окно, начав зачистку ранее помеченных целей ведением огня на поражение. В течении двух минут мы будем иметь полное подавление сил противника и подоспевший заранее подготовленный транспорт для отхода. Как только вертушка будет на месте - Тени вместе с Дженис покинут помещение тем же способом, как туда проникла штурмовая команда. Напоследок покроем площадь плотным пулемётным огнём, да бы добить что осталось, на случай если кому удастся спрятаться, после чего вертолёт доставит вас домой.
Спросите, как вам уберечься от газа? Взгляните на портативные аквалангические фильтры, лежащие на столе и всё поймёте.
Картер сделал небольшую передышку, закурив сигарету и ещё развзглянув на план здания, после чего сделав несколько затежек продолжил:
- Уходить штурмовая команда будет пилотируемым парашютным прыжком, благо высота позволяет сделать это, но только после отхода "вертушки". Такое зрелище чёртовы кровососы ещё не скоро забудут. Команда к штурму будет только когда вы отведёте Дженис от приоритетной цели, подлётное время транспорта составит меньше двух минут. Работаем быстро, слаженно, чётко и синхронно. Каждый знает, что ему нужно делать, никакой импровизации, ведь наш враг - время, и каждая секунда на счету. Повторю задачи каждого в этой партии:
Линч - маскировка и внедрение, Вескер - саботаж и поиск Дженис, Ассаран - тех. поддержка, я - штурм и зачистка. Что касается тебя, Майкл, - Туз поднял голову и остановил свой взгляд на женихе Дженис, - то лучше тебе не соваться туда, ведь твоё лицо несколько дней не сходит с первых полос газет, к тому же психологический фактор может сиграть злую шутку. Возьмут верх эмоции и всё полетит к чертям, а нам этого не нужно.
Закончив объяснять детали предстоящей операции, подполковник Картер докурил очередную сигарету и затушив окурок посмотрел на всех собравшихся, после чего молвил заключительное слово, взглянув предварительно на часы:
- До начала бала у нас семь часов и восемнадцать минут, господа. Времени не так много, как хотелось бы. Вопросы, предложения, комментарии будут?

Майкл Вестен
Вестен приветствовал всех входящих без слов, в конце концов, не очень и хотелось разговаривать. Благо люди, которые здесь собрались, были сплошь понимающие личности и не лезли с вопросами по типу: "У тебя вампир невесту украл, может хочешь поговорить об этом?". Да, хотя бы так, спасибо вам ребята за отсутствие желания поковыряться в чужих сердечных ранах пальцем.
План был не таким уж и плохим, разве что... А не слишком ли просто? С людьми, безусловно, всё это могло бы и прокатить, даже учитывая, что сумки ремонтников перетряхнули бы и осмотрели бы каждый гаечный ключ по десять раз, если уж действительно есть опасность для жизней тех, кто окажется на балу. Но, ко всему прочему, здесь были вампиры. Это вам не тупые мешки, набитые костями и дерьмом, тут всё намного более запущено. Среди тех, кто будет проверять входящих, обязательно окажется тот, кто может читать мысли и залазить в самые глубокие тайны, хранящиеся в котелке человека или кровососа. Мимо таких детектеров просто так тоже не пройти, в конце концорв, многие из них веками тренировались, чтоб взламывать чужие головы. Итак, две проблемы, оборудование и мозговитые охранники.
Но Майкл даже не думал, что его так вот запросто исключат из плана. Да, он не слышал своего имени, когда Джон перечислял куда и кто пойдёт и чем будет заниматься. Это его несколько насторожило, но предположить, что его вообще выкинут из состава... Нет, о таком парень даже не помышлял. Он профессионал, он командир подразделения Теней, в конце концов, есть сыворотка, лишающая эмоций... А они... Отправили его домой? Пить кофе и мучаться в ожидании? Его невесту будут спасать его друзья, а он будет сидеть на жопе?
- Может моё лицо и сверкает на обложках журналов, но что-то ранее мне это не мешало работать, хотя моя официальная должность подразумевает некую известность. Психологический фактор? О чём ты? Я обещал Эллиоту, а ты мне предлагаешь сидеть и ждать, пока мою невесту у вампиров будут красть мои друзья? Чтоб вы делали за меня работу, которой должен заниматься я? Ты идёшь спасать свою сестру, у тебя нет психологических факторов? Да у тебя даже нет разрешения на сыворотку, уничтожающую эмоции. А у Ассарана и Криса нет психологических факторов, когда они идут спасать свою подругу? Ты вообще, кто такой, чтоб решать, у кого есть факторы, а у кого их нет? Или ты уже решил, что занял место Эллиота, который, по твоим словам, сбрендил? - Вестен вспыхнул словно спичка, когда Джонатан заявил о том, что жених Дженис участвовать во всём этом балагане не будет. На несколько секунд лицо парня дрогнуло от сдерживаемой ярости, но тут же, словно по велению Авалона, обернулось каменным спокойствием. Чёртов демон нервировал Майкла и, в конце концов, чуть было не довёл его до нервного срыва, после которого парня точно бы не взяли в дело. И чёрт его знает, как он смог зародить эти огоньки злобы внутри кома подразделения, но из цепких когтей гнева дених Дженис был вырван смешком, который был слышен только ему. Демон откровенно потешался.
- По существу... В плане, на начальном этапе... Две большие дыры: охранники, у которых наверняка есть устав, предусматривающий походы газовщиков и водопроводчиков, где чёрным по белому, обычно, написано о тщательном досмотре при любых условиях, а так же сами вампиры. Не думаю, что они оставят вход без присмотра своих братьев клыкастых, хотя бы потому, что событие намечается грандиозное... А среди них полно мозголомов, которые не первый десяток своей гнусной жизни занимаются тем, что узнают кто и зачем пожаловал... Я уж и не говорю о возможности появления пневматиков. Я бы предложил арендовать несколько комнат этажом-двумя ниже, с целью закатить какую-нибудь "незабываемую" вечеринку. Громкая музыка, "выпившие гости", которые могут случайно забрести куда не надо. - Передёрнув плечами, Майкл скользнул взглядом по плану, как бы прикидывая, где лучше будет прошвырнуться пьяному гостю...

Арон Линч
Арон слушал Картера, не перебивая. Среди прочих командир Террора единственный, кто хоть что-то сделал и это (внимание!) дало свои плоды. Все было логично и правильно, только Арон припас вариант лучше. Не то, чтобы лучше, но уже готовый к запуску и более практичный, так как электрики и водопроводчики не пройдут туда, куда собирается попасть Линч.
- Сэр, если позволите, пару слов от меня. - Линч намеренно обращался к нему на "вы", решив подыграть полководческому гению, проснувшемуся в Джоне. Арон что-то быстро набрал на сенсорной клавиатуре своего планшета, разгреб перед собой карты и схемы и взглянул в лицо Картеру. В свете ламп его лицо, изброжденное морщинами, которые благодаря тени углублялись до масштабов океанских впадин, напоминало карнавальную маску злого шута, хотя Линч и не улыбался. Просто он смотрел немного исподлобья, так склонился над планом здания. - При всем уважении, вариант с гостями мне кажется ненадежным, так как все гости - персоны важные и именитые. А кого легче проверить: кинозвезду, известного журналиста или скромного официанта, или повара. Вот этой фирмы.
На стол легла рекламная брошюра фирмы "Hostess", занимающейся всем, от уборки помещений до подготовки банкетов. - Наше снаряжение уже погружено в мобильные рефрижераторы, которые доставят прямо на место замороженную рыбу, говяжьи туши и запечатанные коробки с овощами, которые нельзя вскрывать до кухни, сами понимаете, герметичная консервация и все такое. А в рыбе, тушах и фруктах с овощами лежит все наше снаряжение. Пистолет в замороженном соме ни одна собака не найдет, а вскрывать пакеты никто не станет. Во-первых никому не придет это в голову, а во вторых это фирма с многолетней репутацией. Собственно, это все что я хотел сказать. Мои люди уже переодеты, товар погружен, ждем вашей отмашки, шеф. Я и мои люди подготовим и обеспечим эвакуацию Дженис в тот момент, когда Террор начнет концерт. Да, Майк, если пневматик не соврал, все будт проходить в пентхаусе, нижние этажи арендованы Амадеусом.
Линч замолчал, перекладывая уже не нужные, исписанные листы с чертежами, и доставая из недр рабочего материала новые наработки.
- Вокруг пентхауса толпятся копы. - сказал он наконец, сверяясь со своим планшетом, на которые ему беспрерывно поступали новые сообщения от его людей. - Пять минут назад я дал распоряжение перекрасить в цвета и символику полиции один из наших оперативных вертолетов. Так вы сможете добраться до места без препятствий, шеф, а потом и десантироваться прямо с крыши. Если Ассаран поработает с электроникой, мы сможем на время оттянуть оттуда ненужных нам копов. Но это крайний вариант. В принципе, это все что я придумал. Все остальное нас устраивает, главное, не задерживайтесь из заберите нас оттуда вовремя, пока Теней не втянут в общую перестрелку. Мы с Крисом будем страховать друг друга, но если моя группа попадет в "котел", Крис выведет Дженис в зону эвакуации. Мы не можем ее потерять.

Джонатан Картер
Выслушав тираду Вестена, Джей Си только недовольно усмехнувшись покачал головой, после чего выдал в ответ всё тем же хладнокровным спокойным тоном:
- В отличии от тебя, импульсивного выскочки, не умеющего работать в команде, здесь собрались профессионалы своего дела, некоторые из них до сих пор являются боевыми офицерами, не так давно державшими в руках оружие на линии огня. Ты только что сам подтвердил то, о чём я думал. Никаких импровизаций, никакой самодеятельности, Вестен. Твоя вспыльчивость может пустить всё коту под хвост, а мне этого не надобно так же как и всем остальным. Хочешь быть полезным? Что же, я предоставлю тебе такую возможность.
Туз примолк на секунду, взглянув на планшет Линча, после чего слегка усмехнувшись продолжил:
- Хочешь быть полезен? Устрой саботаж в нескольких кварталах от здания в разных местах. Делай что хочешь. Затевай драки, поджигай машины, хоть перестреляй всех там, но сделай так, что бы копы попёрли к тебе как лемминги в миграцию. У них ограниченные человеческие ресурсы, потому они не смогут вызвать подкрепление. Останется только подключить тех, кто сейчас топчется вокруг здания.
Закончив со спором, Джон вернулся назад к плану здания и выслушал комментарии Линча, которые были очень кстати. За то время, которое было предоставленное для обдуманное плана подполковник Картер мог упустить детали, которые могли бы повлиять на многое. Помолчав несколько минут почёсывая подбородок, Джон молвил в ответ:
- На счёт перевозки оружия и снаряжения согласен, так и сделаем, но всё же слегка "поработать" ремонтниками прийдётся. Баллоны ты в герметической упаковке не перевезёшь, - Джей взглянул на Аарона, после на баллоны и вновь вернулся к планам, - четыре таких малыша весят центнер. К тому же будет странно наблюдать как несколько официантов будут лезть в систему вентиляции. Если прикинутьс незапланированной инспекцией с тех. работами, то никто не станет досматривать их, ведь охрана будет занята подготовкой к самому мероприятию. Что касается пневматиков и прочей шушвары, то сомневаюсь, что они могут сильно причинить вред. Только полный идиот полезет копаться в мозгах человека, неоднократно "побывавшего в аду" и неоднократно смотревшего смерти в лицо, а с Тенями подобный номер попросту не выйдет. Будем вести себя естественно - никто даже ничего не заподозрит. Что касается вертолёта...Для отхода он будет отличным вариантом, но для проникновения в здание штурмовой группы - не самым подходящим. Копы не используют "ястребов", перекрашенная армейская вертушка может вызвать подозрения. В остальном план остаётся без изменений.
Джон умолк на несколько секунд, скрипя зубами, но всё же не показывая своего гнева, после чего выдал на последок, глядя Майклу в глаза:
- Не будь там Дженни, я бы не стал церемониться с тем дерьмом, что будет там пирствовать. Один звонок в Министерство и дали бы добро на удар термобарическим снарядом, тогда можно было бы забыть о проблемах с кровососами и их приспешниками лет этак на тридцать, но увы, старик Эллиот нам такой роскоши не предоставил.

Майкл Вестен
Майкл выслушал предложения Линча и кивнул, показывая, что его план действительно более стоящий. Его идея со съёмом нижних этажей была придумана за пол минуты на скорую руку, только для того, чтоб было чем кинуть в Джонатана, который явно недооценивал силы пневматиков и вампиров. Была бы воля Вестена, он бы сделал всё сам, особенно учитывая демона, который весьма полезен в делах, связанных с мистикой. Но сказать: "ребята, девил ин ми, я пойду один.." было слишком рисковано. либо упрячут в психушку, либо начнут звать экзорцистов и проблем только прибавится. Нет, проще будет пойти одному, скрыв свою личность с помощью иллюзий. Можно было бы и всех участников операции запереть в этой комнате магией демона, да вот только подозрения наверняка возникнут и опять же не избежать лишних проблем.
- Выскочка? Молчал бы старпёр, дальше собственного носа ничего уже не видишь. - Слегка поморщившись, то ли от внезапной зубной боли, то ли от презрения, Вестен кинул взгляд на брата Джен. И мало ли что он сказал бы ещё, но внезапно, очень во-время, кто-то позвонил на его телефон. - Удачи всем, а я пойду убивать людей на улице.
Развернувшись, Майкл вышел из комнаты, доставая телефон. На дисплее высветился незнакомый номер. Забавно, что кто-то решил позвонить в такой момент, не говоря уже о том, что свой номер командир подразделения в газетах не печатал и знали этот набор цифр только близкие люди и товарищи по работе. Но, если уж кто-то решил поговорить с ним, почему бы и нет?
- Да, здраствуйте, с кем имею честь разговаривать? - Голос слегка раздражён, подчёркнуто-формальная речь. Всё же, Джонатан вывел его из себя.
- Добрый день. - Любезно проговорил древний. - Вас беспокоят по поводу вашей пропавшей невесты.
- Добрый ли... Если вы очередной журналист, то интервью уже всем раздали, банкет с официальными заявлениями закрыт...
- Да нет, банкет, а вернее бал только приближается. - Маркус чуть улыбнулся. - И здесь я мог бы дать интервью...
- Как интересно. Может быть вы представитесь? Знакомства в одностороннем порядке не ведут к продуктивной деятельности...
- Почему же? - Чуть слышно хмыкнул вампир. - Или неизвестность заставляет вас нервничать? Он, не волнуйтесь я не какой-нибудь безмный, который хочет снискать славу на похищении вашей бывшей невесты. И чтобы вы это поняли...
Маркус оторвал телефон от уха и нажал несколько кнопок, отправляя фото Дженис.
- Вчерашняя фотография вам подойдет?
Майкл молчал. Так же молча принял фотографию и взглянул на неё.
- Кровосос хренов. - Голос на том конце трубки был смутно знаком Вестену, но определённо не принадлежал отцу вампиров. - Звонишь поиздеваться?
- Почему бы и нет. - Усмехнулся Маркус. Издеваться над окружающими он умел и любил. - Но данный телефонный звонок преследовал несколько другие цели. Скажите мне, мистер Вестен, зачем вам нужна Изабелла? Она наша, наша с самого рождения и это ваш начальник ее украл.
- Не порите чушь. - Про издевательства парень забыл, как будто о них и не упоминалось вовсе в разговоре. - Какая она ваша, если она моя? Она была моей невестой до всего случившегося, а после того, как я развешу кишки Отца вампиров по городу, на манер гирлянды, она станет моей женой, потому что я люблю Джен, а своё идиотское "Изабелла" оставте для порно-фильмов. Я не знаю о чём вы и кто кого украл, но после всего, что случилось, вы ещё смеете заявлять, что мы кого-то украли?
- Конечно, люди вашего начальника  пришли в дом моих родичей, убили всех кто там находился, похитил мою родственницу. Знаете, я иногда придерживаюсь правил мести, так что произошло то, что произошло. Девушка, мне все равно как ее называть Дженис или Изабелла. Она вампир, вампир благородных кровей и мне без разницы будет она с Амадеусом или нет, но она останется со своей семьей. - Маркус замолчал и проникновенно продолжил. - А что собственно произошло? Разве что-то пострадало, кроме вашего чувства собственной важности? Разве кто-то умер? Ваши претензии беспочвенны. И действиями руководят не разум и логика, а обиженная гордость, даже не любовь.
- К сожалению, не имею оснований доверять вашим словам, хотя бы потому, что проверить их я вряд ли смогу. Если мой начальник так поступил, он спрятал концы так далеко, что их не найду даже я. - пожав плечами, Майкл, судя по эху шагов, куда-то направлялся. - Да... Умер наш ребёнок, ещё не рождённый, но всё же умер. Моё чувство собственной важности? Забавное у вас чувство юмора... Думаю, когда я вас найду, шутник, вы тоже оцените мои остроты. Возможно, вы правы и мной руководит желание порубить вас, кровососов, на куски... Но это лишь средство, чтоб вернуть мою невесту. Что бы вы не говорили, а она не принадлежит вам, мы друг друга любим и будем вместе... А вы, всего лишь старый лгун, мистер вампир, который горазд только языком чесать на расстоянии.
-->Ушёл из флеша

Арон Линч
Линч неодобрительно покачала головой - во время спора парней он думал что делать с вертолетами, если саботаж не сработает. Кто знает, какие перцы там на самом деле летают - может вампиры в таких же разрисованных вертолетах, как и тот, что стоит в их боксе. Там могут быть снайпера, и тогда их вертолет обстреляют еще на подлете - после выходки Амадеуса вампиры стали окончательными параноиками - и с этим тоже надо что-то решить.
- Шеф, - наконец подал голос Линч, после того, как еще раз все обдумал, - перекрашивается стандартный полицейский вертолет без вооружения. Конечно копы на ястребах не летают, это всем ясно. Но можно установить хотя бы один миниган на выдвижной турели на случай, если там на самом деле не копы, то есть, если уж решили устроить там локальный ад, то надо делать это с шиком. Если не посбиваем их, то вынудим сесть, а это даст время на десантирование вашей ударной группы и отход. Мы выведем Дженис черным ходом через лестницу прямо на крышу, но если это не удастся, будьте готовы подобрать нас прямиком из окна. Вот здесь, этажом выше есть небольшое офисное помещение, куда мы отойдем, если вдруг лестница будет заблокирована или мы не сыграемся по времени. Тогда с "Ястреба" запустите гарпун и ловите нас с тросса. В общем сначала пойдет "птичка" с миниганом, если план с "палочкой для собаки" не сработает, тогда с минигана прикроют ваше десантирование.
Арон оторвался от планшета и посмотрел подполковнику в глаза.
- Не стоит давить на Майка, ему сейчас не легче, чем всем. Во всяком случае не сейчас, все вопросы можно решить после того, как Дженис будет у нас.

Кристофер Вескер
-Вы, тут с ума по-сходили? – проснулся доселе тихий и отчужденный до разработки плана Вескер. – Лично я в смертники не нанимался. Есть предел героизму ребят, и то о чем вы сейчас говорите все равно, что повесить на себя гранату и пойти подорваться встать посреди Брайана с криками «Анарк Хашид» или что-то в этом духе. – Кристоф чуть поддался, вперед облокотившись на стол – Я не знаю как вы, но я жить хочу. Есть пределы геройству. Может еще костюмы супер героев на себя напялите? Вы действительно хотите спасти девушку или может что-то другое? – ошарашенный разговорами капитан не унимался, - Нафига вообще туда проникать? Ты хоть представляешь себе, сколько там кровососов и магов с такими способностями, что тебе и не снились. Хрен с ними со ста летками, но там соберутся и те, кому далеко за тысячу перевалило, - говорил он глядя на Джонатана. – На мясо солдат решили пустить? Лично я свое подразделение, туда не потащу, это раз. Во – вторых, кто мне даст это сделать? Картер, который запретил что-либо предпринимать? Максимум, что я могу это договориться с парой тройкой своих хороших друзей, которые поддержат меня в операции, но черт подери, я не рехнулся, чтобы соваться туда, так просто.
Разумеется, в следующую минуту, Кристоф сделал свое предложение, которое, по его мнению, было наиболее оптимальным и менее опасным, нежели все, что говорили до. 
-Предлагаю, дождаться, когда мероприятие закончится и главные герои, выйдут на улицу, чтобы отправится по домам. Увидим Дженис  и  проследуем за машиной, которая ее повезет. Пусть там будет  не меньше трех авто в сопровождение, - предполагал он, - но это не сотня вампиров в небоскребе, которые с легкостью могут оторвать голову любому из нас. Когда выйдем на более-менее устойчивую трассу, собьем автомобиль. Рассредоточимся. Кто-то заберет Джени, кто – то отвлечет кровососов. Во всяком случае с кучкой справиться будет проще, чем с ротой. Я все сказал. Иначе, можете на меня не рассчитывать. Я не поведу своих людей на смерть, когда есть иные способы устроить спасение.

Джонатан Картер
Выслушивая последние перед уходом Вестена слова, Джей си только ехидно и довольно усмехнувшись покачал головой, после чего молвил словно сам себе в пол голоса:
- И единственный, кто не сидит на месте, убиваясь от трагедии потери.
Не прошло и нескольких секунд, как Джей Си опомнился от небольшой паузы в рассуждениях о плане освобождения, как Арон добавил свои соображения, которые были очень кстати. Выслушав их, подполковник Картер помолчал несколько секунд, бегая взглядом по плану здания, после чего дал ответ всё тем же размеренным спокойным тоном:
- Поступим слегка иначе. Перекрашенная под полицейскую вертушка будет на готове что бы вытащить вас оттуда. подцепим M249 и человека для прикрытия в нагрузку, но и не будем упускать момента двойного хода. Моя штурмовая группа высадится на крышу другим образом. Используем "ястреб", перекрасим его под вертолёт "NovaTek" и спокойно зайдём в здание через крышу. Никто не будет обращать внимание на группу техников, которые идут заниматься своими делами на тех. этаж. Оттуда и начнём штурм. Сам же второй вертолёт будет для вас хорошим прикрытием и авиаподдержкой. Если будет опасность быть атакованными с воздуха, то в ход пойдёт прикрытие из станкового ХМ270 50-го калибра. Единственный минус это люди на улицах. Я не хочу подвергать опасности ни в чём неповинных людей, если нам прийдётся сбивать вертушки.
Не успел подполковник закончить свою речь, как инициативу на себя принял доселе молчавший Крис. Из всей его речи подполковника мягко говоря удивили слова о предложенных действиях, так как Вескер был единственным из собравшихся, кто помимо Джона имел опыт в освобождении заложников.
- Ты рехнулся? такого я от тебя явно не ожидал, Кристофер. Ты предлагаешь атаковать на ходу кортеж, который в городе будет находиться среди гражданских автомобилей, чем может вызвать опасность для окружающих, а за городом наши многолетние кровососущие друзья смогут дать отпор, если мы начнём атаку за городом. К тому же нет точного маршрута, которым они поедут, да и вообще в таком случае проще будет наплевать на заложников и грохнуть из гранатомёта по автомобилям, ведь ты сам прекрасно понимаешь, что при атаке они не станут останавливаться до последнего и будут пытаться уйти от погони. В здании же мы имеем более выгодные позиции: заготовленные ловушки, замкнутое пространство, откуда им будет некуда бежать, тактическое преимущество и хорошую огневую поддержку, которую я вам обеспечу. Помимо выполнения основной задачи мы сможем разделаться с довольно немалым списком потенциально опасных особей, которые в городе не смогут использовать свои силы на полную, да бы себя не раскрыть. К тому же они будут ослаблены воздействием газа и святой воды. Гораздо проще атаковать противника, охваченного паникой и не понимающего, что происходит, нежели модулировать ситуацию, из которой у них будет выход, а второго шанса у нас не будет.
Джон умолк. Несколько минут он молча стоял облокотившись о стол и уставившись в план здания, после чего добавил, глядя в глаза Вескеру:
- Я ожидал от тебя всего, но не трусости. Твой отказ от проведения тактически более выгодной для нас операции говорит о твоих «чертах командира» столь же красноречиво, как и о твоём авторитете как лидера и наставника среди своих людей. Мои ребята, так же как и люди Линча как видишь готовы пойти на всё, что бы выполнить свой долг, чего бы это не стоило и каким бы не был велик риск. Не звание,  не погоны, не страх лучший помошник при руководстве, а честь офицера и воинское братство. В этом и отличается офицер и воин от выскочки или труса, ведь командная работа даёт свои плоды даже в самых безвыходных ситуациях. Если хоть одна часть механизма даст сбой или вылетит из схемы – всё пойдёт на смарку.
Закончив с этим, Джон поднявшись со стола поднёс правую руку к глазам, после чего устало протерев их у переносицы добавил.
- Времени мало, джентельмены. Не будем же его терять. Что касается огневой поддержки и тактической разведки, то думаю стоит дать слово Ассарану, ведь наш гений как обычно не сидит на месте.

Кристофер Вескер
-Какая на хрен трусость, Джон? – выслушав тираду Картера, спросил Вескер. – Давай рассуждать здраво, окей? – по выражению на лице капитана, было понятно, что он серьезен как никогда. Брови мужчины сошлись на переносице, а сам он чуть поддался вперед оперевшись о край стола. - При всем моем уважение к тебе, я считаю, что план  безумен. Дело не в трусости. Ты сам – то понимаешь, к каким последствиям, глобального масштаба это может привести? Это не просто вампиры, Джон. В здание будут мировые звезды, судьи, политики. Оно будет оцеплено так, что и комар нос не подточит. Ну, а если тебе и удастся что-то сделать, то Дюссельфолд нарвется на скандал международного уровня и четвертую мировую войну. Этого хочешь? Там твоя сестра, но признай, сейчас ей ничто не угрожает. Мы можем выждать момент и спасти ее не сегодня, а завтра. Не завтра, так послезавтра. Картер ясно дал понять, что любые внеплановые действия с нашей стороны, повлекут за собой серьезные последствия. Ситуация напоминает Лифианову войну, когда ради одной женщины полегло больше трех тысяч человек. Мой план не идеален. Но какие гражданские машины в три – четыре часа ночи могут быть? Одна? Две? Явно не десятки, как днем. Подрежем и перевернем машину, достанем Дженис. Примем бой. Но у нас будет больше шансов избежать больших жертв с нашей стороны, если мы снизим численность врага. В здание будут не только вампиры, но и маги… оборотни… Да один аудиокинетик оглушит всех твоих солдат. Один пирокинетик сожжет в жопу ваше оружие. Бл*ть ты что на магов не ходил? Я со своими способностями и оружием таким же, как и у тебя не пошел бы даже с армией солдат против орды этих бестий. Это не трусость, Джон. Это рассудок и здравый, мать его дери, смысл. Темным пневматикам по восемь сотен лет. Ты положишь половину своего войска, ради чего? Ради одной девушки, жизни которой ничего не угрожает? Да, я не спорю, что находиться среди этих тварей опасно и омерзительно, но признай, ей ничего сейчас не угрожает. А вот ты командир, ведешь своих людей на верную гибель. Да убьешь ты сотни этих тварей, и что? На смену их придут еще. А родственники тех, кто там есть учудят войну, в которой люди пострадают куда больше чем вампиры. Человек пойдет против человека, а вампиры будут играть в шахматы и решать судьбы. Этого ты хочешь? Ты хочешь дать им такую возможность? Джон, там, где ты учился, преподавали политику? Ты жертвуешь сотнями ради одного. Что тобой движет? Может быть ты влюблен в свою сестру? – сарказма у Вескера не отнять.

0

5

Сказ о знакомстве Пандоры (Колестис) и Захарии. Детям до 16 читать не рекомендуется.

Захария
Кровь, кровь тягучими каплями падала с разрезанных запястий девушки. Кровь струилась алыми каплями, орошая сухие пергаментные губы мужчины. Но кровь ударяясь о высушенную тысячелетиями плоть не разбивалась маленькими капельками от соприкосновения с кожей, а словно впитывалась всем телом вампира. Впитывалась, чтобы тысячами голосов, колокольным набатом пробраться в скованное тысячелетней спячкой сознание сына Вакха.
Проснись, шептали капли крови. Проснись, твердили они, попадая на сомкнутые губы. Проснись, проснись, проснись!
Губы ламии слегка приоткрылись, и кровь хлынула в горло обжигающим потоком. Поток лавы, океаны огня. Пробудись, твердила ему алая жидкость. Пробудись, шептала жизнь, вливающаяся в его тело.
Тишину разорвал отчаянный крик боли. Глаза лежащего мужчины резко распахнулись, и он тут же впился клыками в руку девушки. Грубо, жестоко, словно дикий зверь вырывающий куски мяса из плоти поверженного врага. Еще мгновение и проснувшийся резко дергает девушку на себя. Раздается тихий хруст, рука сломана, но этого никто не слышит и не видит. Мужчина уже впился в горло девушки, хотя впился не то слово, он вгрызся в тело девушки. Вгрызся, вырывая из горла кусок плоти.
Захария весело рассмеялся, отпуская уже мертвое тело. С неестественно вывернутой шеей и такими ранами не живут, даже с мгновенно оказанной помощью.
- Где я? - Все также весело поинтересовался Захария у последней очевидицы пробуждения. - Кто ты?
Кровь вернула его к жизни, наполнила эмоциями и силой, он вновь был собой. Да, кровь. Потянувшись, пробужденный одним слитным движением покинул  гроб и отряхиваясь от полуистлевших обрывков одежды. Своей наготы он не стеснялся совершенно.
- Кто ты, женщина, в тебе есть что-то от меня. - Да, та самая волна скрытого эротизма и желания.

Пандора
Пандора стояла в стороне, с упоением наблюдая за пробуждением. Она не на минуты не сомневалась, что там, лежал  Михаэль. Странная трепетная дрожь пронзила тело женщины, от одной мысли, что вот-вот она встретиться с отцом. Высокий саркофаг скрывал мумию мужчины от глаз древней, так что она не могла видеть его лица до тех пор, пока он не вылез из него,  иссушив жертву до самой капли и не предстал перед ней в  тусклом свете ламп горевших в подвале. Мечты вмиг рухнули, словно карточный домик, когда вместо ожидаемого батюшки, Пандора узрела обнаженного  прародителя Ламий. Не самого доброго и миролюбивого брата Амадеуса, который пропал много веков назад. Кровь стекала по подбородку мужчины, протаривая дорогу к животу. Темные вьющиеся волосы, аристократические черты лица, пронзительные карие глаза, взирающие на нее из под густых стрел бровей, все было безупречно.Он был безупречно красив и сложен, словно кровавый бог, ступивший на землю в человеческом обличии. Однако, не менее опасен. Вампир улыбался. Он был весел и доволен, своим пробуждением.
-Захария, - выдохнула Пандора, широко распахнув глаза, словно увидев призрак.
С минуту она просто смотрела ему в лицо, пытаясь унять внутреннюю дрожь, а вместе с тем осмыслить, дальнейшие действия. Он заговорил, и голос его  был слаще меда.
-Меня зовут Пандора Кавендишь, пятая дочь Михаэля из династии Квентенбергов. – наконец, взяв себя в руки ответила женщина, вздернув  подбородок, - Сейчас 6 сентября  2005 год новой эры.
Она продолжала пристально смотреть ему в глаза, выжидая реакцию.

Захария
- Значит ты внучка моего любимого брата? – Глаза мужчины плотоядно ощупали тело стоящей перед ним девушки.  Словно оставшись довольным осмотром, ламия двинулся вперед, слизывая по дороге кровь с собственных губ. – Что заставило дочь Михаэля разбудить меня?
Действительно, вряд ли Михаэль не передал чувств, которые испытывал к нему своей дочери. А ведь Михаэль получил полную чашу ненависти от своего отца, Амадеуса.
Ах, какое блаженство снова дышать, двигаться, жить. Это может понять только тот, кто провел в гробу очень долгое время. Очень долгое. Захария даже не мог сказать насколько долгое.
- И что такое новая эра? – Число и дата ни о чем не говорили древнему созданию, который понятия не имел что такое новая эра и от какого момента вели отсчет времени.
Последний шаг и вот он стоит напротив той, кто его разбудила. Страх, он чувствовал страх и неуверенность где-то внутри нее. Она его боялась и правильно делала. – Я жду.
«Ощупав» девушку еще одним плотоядным взглядом, Захария дотронулся до подбородка девушки, приподнимая ее голову в ожидании ответа.

Пандора
Пандора приросла к полу, когда Захария подошел ближе, однако не один мускул на лице древней не дрогнул, как не дрогнул голос ее, когда она отвечала ему на вопрос. Тон, с которым говорила женщина, был мягок и бархатист.
- Новая эра, - произнесла она, - время от третьего дня всемирного потопа, когда люди свято верили, воскресению наместница Господа Петры.
Взгляд, прежде отражающий страх стал куда более уверенным.
-Я пробудила вас, - последовал,  следующий ответил, когда холодная рука Захарии коснулась ее подбородка, - из политических соображений.

Адио чуть дернулся в сторону, боясь, что вампир может навредить его госпоже, однако Пандора сделала повелительный жест, и пневматик остался на месте. Рука ее скользнула по запястью, а затем к плечу  Захарии. Тонкие пальчики женщины коснулись его темных, вьющихся волос, а вторая рука плавно убрала десницу мужчины от своего лица. Затем Пандора медленно, с присущим эротизмом и грацией обошла ламию, ведя своей руку по его спине. Глаза ее блуждали по телу Захарии оценивая каждую деталь и плавный изгиб, поблескивая в полумраке помещения. Еще один жест в сторону Руваса, в руках которого лежал красный, бархатный халат.
-У всех детей Вакха красивые тела, - произнесла женщина, накидывая поданое одеяние на плечи мужчины, - однако, не будем  пренебрегать правилами приличия. - Она вновь оказалась перед его лицом. – Вам нужно набраться сил, - губ Пандоры тронула улыбка.
Если несколько минут назад она прибывала в замешательстве, то теперь  мозг женщины выдавал разные идеи, как повернуть ситуацию в свою пользу.
-Я велю привести еще девушек, - уже более хозяйским тоном добавила Древняя.

Захария
- Люди придумали себе очередного пророка? - Насмешливо произнес мужчина в ответ. Люди вечно придумывали себе кумиров не понимая того простого факта что в их жалком мире есть только два истинных пророка, он и его брат. А если быть серьезным, то только он. - Политические соображения?
Словно в ответ на это слово в веселом голосе ламии скользнули нотки недовольства, какие политические соображения? О чем вы? Он всегда творил и делал только то, что хотел не оглядываясь ни на какие политические соображения, нормы морали и понятия глупой человеческой чести.
- Нравлюсь? - Все тем же веселым голосом произнес мужчина поворачиваясь вслед за девушкой. В этом не было ничего странного, он нравился всем без исключения, к тому же показывать свое красивое тело ему нравилось. А еще это тело вернее одна деталь этого тела показывала, что этому телу тоже нравится внимание красивой девушки. Наверное не нужно было гладить голых мужчин. - Я уже полон сил.
"Ощупав" Пандору еще одним плотоядным взглядом Захария улыбнулся еще веселее.
- Девушек? По моему здесь уже есть девушка. Остальные могут подойти позже.

Пандора
Пандора ухмыльнулась, отметив благодушное настроение Захарии. Она еще раз прошлась по фигуре мужчины, оценивающим несколько надменным взглядом изогнув краешек губ в красивой улыбке, а затем высокомерно задрала подбородок, чуть вздернув брови.
- Нравиться, - повторила женщина, смакуя слово, - однако, это не повод для столь близкого знакомства, - она фривольно взглянула на выпирающее достоинство мужчины, а затем вновь заглянула в его глаза. – Тем более, - ее тонкие, музыкальные пальчики коснулись плеч Захарии, чуть наклонив его к себе так, что их губы почти встретились, но не соприкоснулись. –  Вам понадобиться куда больше сил, - прошептала она так, что он мог чувствовать ее горячее дыхание на своих губах. – Амадеус ожил.
После этой фразы, Пандора отпряла от Захарии, добавив:
- Насколько я помню, у вас весьма теплые, отношения.
«Настолько теплые, что страшно представить, сколь занимательной будет братская встреча, - подумала, но не произнесла женщина.»
-Сейчас день, - заметила древняя, - поэтому вам  стоит оставаться здесь до тех пор, пока золотой  диск не спуститься за горизонт. Мои слуги сделают это место более комфортным, для проживания. – С этими словами, она развернулась спиной к вампиру и направилась к выходу.

Захария
- А больше поводов и не нужно. - В понимании ламии этого факта уже было достаточно для близкого знакомства, очень близкого. Обычно если ему что-то нравилось, он это получал несмотря не на что. - Не нужно...
Дальнейшие действия действия девушки, а вернее то, что он почти позволил ей уйти было связанно с новостью о брате. Любимом-ненавистно брате, который как-то умудрился вернуться к жизни. И раньше него! Глаза Захарии чуть затуманились, когда он представил предстоящую встречу.
- Я хочу знать, где сейчас мой брат. - Рыкнул очнувшиеся от воспоминаний вампир в спину уходящей Пандоры. - И мы не закончили!
Ламия метнулся вперед, чтобы схватить за плечо уходящую последней девушку. Мало того что она его раздразнила, подлила масла в огонь сообщив о брате, так еще и уйти хотела? Нет, он с этим был не согласен.
- Мы не закончили. - Вновь повторил мужчина дергая девушку за плечо. От резкого рывка ее закрутило вокруг своей оси, так чтобы оказаться лицом к лицу с ламией. - Я не люблю, когда от меня вот так сбегают.
Может действительно не любит, кто этих древних кровососов разберет? Но вот то, что Захария разодрал платье у девушки наспине вполне показывало, что да, не любит.
А еще Пандора оказалась довольно близко от Захарии, чтобы почувствовать, что мужчина может и не любят, когда от него вот так уходят, но женщин он любит и даже очень. Это самое очень даже упиралось в девушку.

Пандора
Улыбка вмиг спала с лица женщины, когда Захария развернул ее к себе. Сквозняк захлопнул дверь оставив пневматиков за стеной, однако даже будь здесь орда носферату, Пандора не нуждалась в помощи, поскольку  была достаточно сильна, чтобы дать отпор, да и не боялась своего оппонента,  настолько, чтобы искать защиты. Посему, когда верные слуги начали выламывать титановую дверь, она крикнула, прекратить шум. Тем более шум внизу мог смутить гостей наверху. И, если  внешне Захария был прекрасен, как последний луч солнца на закате времен, то поведение и действия мужчины вызвали волну гнева внутри нее.
-Переходя рамки дозволенного можно сильно обжечься, - прорычала она, бросившись на мужчину, со скоростью дозволенной древнему вампиру и прижала его к стене. Клыки Пандоры увеличились в разы. – Я не человеческая девка и далеко не слабейшая из Носферату,  – процедила она. В глазах женщины  блеснуло почти осязаемое пламя.  Она  запустила свою руку под бархатный плащ и аккуратно сжала детородный орган мужчины, чуть надавив на него острыми ноготками, не переставая держать визуальный контакт глаз. Другая рука женщины лежала на шее Захарии, прижимая его к стене.
-Я не люблю, когда мне указывают, - голос ее был весьма убедительным. И теперь он мог увероваться, что она истинная дочь династии Квентербергов.

Захария
- Люблю горячих женщин. - Выдохнул ламия даже не попытавшись защищаться. - Это так возбуждающе.
Голос Захарии прервался по, хм, простой причине. Наверное не стоило хватать возбужденного мужчину у которого более двух тысяч лет не было женщин за "детородный" орган. Впрочем Пандора сама виновата.
- А мне понравилось. - Затуманившиеся глаза и дыхание вновь пришли в норму. Мужчина улыбался вновь плотоядно смотря на прижавшую его к стене женщину. - Иногда хочется что-то погрубее.
И правда простые люди частенько умирали или становились инвалидами после бурной ночи с сыном Вакха. Страсть ламии убивала и калечила людей, в основном это касалось простых людей, но так приятно найти ту, что сможет не бояться его действий. Захария с новым интересом "ощупал" Пандору взглядом.
- Я не боюсь обжечься и не боюсь огня. - После этих слов ламия перешел от слов к делу. резко дернув девушку на себя, впиваясь страстным укусом в шею стоящей рядом с ним вампирши. Заодно и платье еще немного порвал.

Пандора
Захария ловко вывернулся в руках женщины, приняв активную позицию. Она не успела даже взвизгнуть, или сориентироваться в ситуации. Недооценив соперника Пандора оказалась на холодном полу.  Взгромоздившись сверху, мужчина, вонзив свои острые клыки в шелковую кожу древней. Одна рука его лежала на спине жертвы в то время, как вторая блуждала  по изящным формам и изгибам женского тела. В отличие от нежного, чувственного «поцелуя» носферату, засос ламии был более страстным и полным первобытного, дикого вожделения. Прежде Пандора не сталкивалась с этими тварями так близко, посему этот опыт был первым в ее длинной жизни. Однако, новые ощущения, доселе незнакомые ее плоти, не принесли должного удовольствия, поскольку была ущемлена гордыня. В  конце концов, она была  не деревенской девкой, чтобы терпеть подобные выходки. Пандора была дочерью древнего рода, гордого и своенравного рода, к которому также относился сын Вакха. Ему ли не знать, какую реакцию могли вызвать столь дерзкие телодвижения. Ее руки уперлись в плечи вампира, в попытке оттолкнуть его, и когда он чуть ослабил хватку, она перевернулась так, что теперь Захария оказался с низу.
-А стоит бояться, - ядовито прошипела женщина, вонзив свои острые клыки в его шею.
Сделав пару глотков, она отпряла от раны, пристально заглянув в его глаза.
-Мы разные птицы, - хрипло произнесла Пандора, облизнув губы, - я тебе не по зубам.
Эта игра была весьма занятной. Сказать по правде она даже позабавила древнюю, но любая игра имеет свой конец.
"Пора заканчивать эту," -думала она, сверля взглядом прародителя путников ночи.

Алансе
Алансе шел по коридорчикам особняка, разглядывая различные произведения искусства, от картин до статуй. Особенно одна из таких вот картин зацепила пневматика. Он остановился возле нее, рассматривая все намалеванные точки и черточки. Как настоящий ценитель старинных и антикварных вещей, маг знал достоинства и примерные цены на такие "остатки истории". Мужчина сложил одну руку на груди, а второй гладил бородку, создавая вид размышляющего человека:
- Хм, восемнадцатый век, безусловно. Какое исполнение, масляные краски. Изумительно. А какая концепция? Чудо, чу-до.
В этот момент проходившая мимо прислужница хозяйки здания обратила внимание на мужчину, разглядывающего картину в золотой рамке. Она аккуратно дотронулась до плеча пневматика и спросила:
- Что, нравится?
Алансе даже не удосужил девушку взглядом, ответив:
- Ага, просто замечательная вещь. Сколько же денег нужно угробить на одну такую картину? Это ж ужас. А у вас здесь просто тьма этих скульптур и картин.
- О да, госпожа много день вложилась в этот особняк. Учитывая, сколько ей лет, для нее не было такой большой проблемы все это достать.
- Действительно. Ну ладно, что-то я задумался. Надо идти.
- А Вы куда идете, если не секрет?
- В подвал за винишком.
- Может, Вам дорогу показать?
- Нет спасибо, мне уже показали.
- Ну хорошо.
Мужчина, так не посмотрев на собеседницу, пошел дальше. Но вскоре за очередным поворотом... верно, запутался. Он вернулся к слуге Пандоры, стоящей возле картины, со словами:
- Эм, все-таки, помощь не помешает.
- Так, давайте за мной.
Несколько комнат и зал прошла парочка, перед тем, как дошли до подвала. Дамочка обратилась к Алансе:
- Вот и дошли.
- Благодарю.
- И Вам спасибо, так приятно пообщаться с ценителями искусства.
- Слушайте, может и Вам взять винишка, а?
- Нет, не стоит.
- Ну, Ваше право. А если захотите еще пообщаться и глотнуть вина, пожалуйте ко мне в седьмую комнату.
- Хорошо, спасибо за приглашение.
Она улыбнулась и пошла обратным путем неизвестно куда. Пневматик, усмехнувшись, глядел ей вслед:
- Хороша дамочка...
Через несколько секунд Алансе подошел к подвалу, но тут была толпа из знакомых лиц. Маг обратился к одному из присутствующих:
- Что здесь происходит?

Захария
- Женщины сверху мне тоже нравятся. - Проговорил мужчина облизывая губы испачканные в крови. - Есть в этом какая-то изюминка.
Когда он кусал своих жертв, то не старался быть аккуратным, вернее старался лишь изредка, а сейчас даже не старался быть аккуратным. Поняв, что может не сдерживать свою страсть, мужчина совершил свой первый укус со страстью ослепленного зверя и теперь лежал на спине приходя в себя.
- И когда меня кусают мне тоже нравится. - Чуть хрипловато произнес Захария, когда Пандора оторвалась от его шеи. - Хочешь еще раз меня укусить?
Проведя рукой по телу сидящей на нем девушки мужчина зацепился пальцами за край уже довольно порванного платья. Резки рывок и платьем эти обрывки ткани нельзя назвать даже с большой натяжкой.
- А еще я не умею боятся. - Выдохнул вампир переворачиваясь на бок и увлекая сидящую на нем девушку за собой. В конце-концов он быстрее и сильнее, а если отбросить все эти сверхъестественные штучки, то он был мужчиной, а она женщиной. И как он уже говорил, ему нравилось когда его кусали и даже когда царапали. - А вот меня стоит.
А еще он собрался с силами и смотрел на Пандору фирменным взглядом, ты мой десерт и я тебя сейчас начну есть.

Пандора
Когда мужчина вновь взял верх, Пандора испытала такую ярость, что глаза ее окрасились в янтарный цвет. Золотистые локоны женщины разметались по плечам, последние лоскуты от верхней одежды были сорваны. На ней остался лишь черный корсет, декорированный изящным кружевом и черные, кружевные трусики, ставшие преградой для возбужденного естества вампира.
-Не стоит недооценивать своего соперника, - хищно взглянув на него, процедила древняя, добавив, нарочито облизнув острея своих клыков. - Мой необузданный, тигр.
В этот момент, она ментально передала пневматикам войти в помещение, и уже через несколько мгновений все четверо были внутри. Свет, шум, музыка. Как только Пандора  высвободилась из крепких объятий Захарии, она велела прекратить огонь. К тому времени, прежде возбужденный вампир мог испытать массу болевых ощущений и вряд ли решил бы продолжать. Она подошла и  коснулась плеча Адио, заглянув в его голубые глаза. Янтарные очи древней вновь обрели свой небесный цвет.  Именно с ним у нее была, куда большая ментальная связь, чем с остальными. Возможно потому, что он не пытался сопротивляться и принял дар беспрекословно, и не раздумывая, а может, потому что только он любил ее столь искренне, и слепо как можно любить бога или мать. Она молча поблагодарила пневматика, после чего перевела взгляд на вампира. Ткани мужчины медленно восстанавливались после светопреставления.
-Я тебе не по зубам, - вновь повторила Пандора, - хочешь любовных утех, - добавила она, - я прикажу Оливеру привести к тебе женщин, но, - сделав паузу, продолжила женщина, - не стоит пренебрегать моим гостеприимством.

Захария
Всю тираду Пандоры ламия выслушал злобно сверкая глазами, чтобы понять как именно он сверкал глазами нужно было это видеть. Если бы кто-то видел демонов во плоти, то он видел что-то подобное.
- Ты мне не по зубам? - Захария почти полностью взял под контроль свой почти неконтролируемый нрав и лишь отблески прежнего гнева проскальзывали в его глазах. Не по зубам в этом мире ему был лишь один человек, его брат. Конечно, если ничего не изменилось за то время пока он спал.
Ламия смерил взглядом трех пневматиков и женщину, и снова его глаза гневно засверкали.  В таком тоне с ним разговаривать не смел никто! Никто! Но...
- Не ужто ты считаешь, что эта конура достойное пристанище для сына самого Вакха? - Гнев никуда не ушел, Захария просто направил его в другое русло. - Как и твои женщины?
На губах мужчины заиграла презрительная усмешка.
- Но я буду не против их присутствия. Пусть мне их приведут. - Разозленный кровопийца прошествовал к своему саркофагу и одним движением выбросил оттуда тело мертвой девушки. Прямо к ногам Пандоры и пневматиков. - Спокойной ночи.
Последняя фраза была произнесена с огромным сарказмом, в то время, когда сам Захария сел на край саркофага.

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Старый сарайчик » Предания старины глубокой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC