Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Газета Карта мира Группа Вконтакте
абыр?
1

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дом Джованни

Сообщений 41 страница 60 из 97

41

Все еще сжимая в руках телефон, Грейс, освободившись от казавшейся приклеенной глупой улыбки, поймала себя на мысли, что, возможно, стоило набрать стервозного босса и уведомить ее, что все в порядке, спасибо за помощь, беспокоиться не о чем. Но передумала: если бы это следовало сделать, то Клавдия бы вновь позвонила сама. Потому Морган решила сначала выполнить ее поручение по отмене торжественного возвращения Глашатая из сурового горного края, а потом уже и пытаться связаться, убив тем самым двух зайцев одним выстрелом. Это, конечно, означало, что о всецело спокойном вечере отдыха можно было забыть до тех пор, пока дела не будут завершены.
Задумываться об оставленном позади семействе Джованни пока не хотелось, хватало и других проблем. Если на пороге предложение Гая казалось крайне соблазнительным, то теперь, вдали от особняка, Грейс воспринимала этот негаданно выпавший шанс совсем иначе.
- А вы, значит, элита любителей задавать личные вопросы с подтекстом вот так, с ходу, чуть ли не на первом свидании? - спокойно поинтересовалась Морган, когда голос Гэбриэла вырвал ее из омута размышлений. Отвечала девушка с ехидцей, но без всякой враждебности. Грейс вообще было сложно вывести из себя, что, впрочем, было отличительным признаком людей, основной работой которых являлся допрос самых разных персон в разных ситуациях. - Вы, вроде как, сообразительный парень, но все же спрашиваете о таких вещах, о которых не принято интересоваться и у того, кто обычно чужое любопытство попросту игнорирует.
Грейс отправила мобильный телефон в карман теплой зимней куртки; оттуда же была извлечена увесистая связка ключей. Она с усмешкой посмотрела на товарища по Гедеоновскому несчастью. По крайней мере, парень теперь в заботливых отцовских руках, потому и беспокоиться за него не стоило. Хотя что-то подсказывало Грейс, что родитель, которого обломали с чтением чужих мыслей, отыграется в этом плане на сыне, и тогда к ней все равно могут нагрянуть с парочкой вопрос насчет того небольшого дельца, в которое вампирша пыталась втянуть Джованни-младшего.
- На мой взгляд, быть вампиром куда удобнее и приятнее, чем дряхлеть, а потом кормить червей и мокриц. Сойдет за ответ?
-

+2

42

Старина Эдди рассказал молодому человеку о том, какой кипишь поднял родитель, когда не обнаружил его дома. Гедеон хорошо знал отца, а потому не особо переживал за то, что тот устроит разборки. Максимум покопается у него в голове и настоятельно рекомендует больше так не делать. С другой стороны, не делать как? Младший Джованни был уже взрослым человеком, который мог самостоятельно принимать решения. Он сам себя обеспечивал, никого не калечил и являлся можно сказать порядочным гражданином теневого общества, за плечами которого не было ни одного привода. Гай и раньше не пытался контролировать сына, так с чего бы ему сейчас начинать? Да, может, он и внушал ему когда-то что-то, но сказать наверняка сейчас уже нельзя. Когда твой отец «Абсолют» необходимость волноваться о том, что кто-то (кроме него) может порыться в голове отпадает. Постоянно переживать за то, что родитель может перешвырять мысли тоже не резонно. В противном случае можно сразу примеряться к смирительной рубашке. В мире, где есть магия вообще сложно что-то утаить. Гедеон жил среди всего этого, а потому успел привыкнуть. Человеку несведущему, наверное, тяжелее адаптироваться.
Пройдя в гостевую комнату, молодой человек упал лицом на заправленную кровать. Он не снимал верхнюю одежду и обувь. Было лень даже пошевелиться. Здесь же юноша ночевал два месяца тому назад. Опять воспоминания, опять неприятный спазм в области груди.
-Может помочь? – спросил Эдди, глядя на распластавшегося на кровати сына босса.
-Не надо, Эд, мне и так хорошо, - ответил Джованни, подняв голову. – Ты иди, скажешь отцу, что я в порядке, если вдруг спросит.
-Спросит, - утвердительно сказал последователь Люция и вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
Гедеон пролежал так минут десять пытаясь разобраться в своих ощущениях, а потом встал и скинул с себя сначала верхнюю одежду, потом обувь, а затем и все остальное оставшись только в исподнее. Сейчас он был не готов для задушевных разговоров. Лег в кровать, накрылся одеялом и закрыл глаза. Не прошло и пяти минут, как молодой вампир уснул.

+3

43

Иногда у Гая складывалось впечатление, что окружающие безбожно пользуются его добротой. Вот прямо сейчас, например, один из нерадивых отпрысков точно занимался именно этим. Не успел «Абсолют» отойти от разговора с рыжей стервой из «Сарфоки», как его нервные клетки в очередной раз решили проверить на прочность. Сомнительное предприятие, если честно, но будем считать, что Мари-Антуану сегодня просто повезло. В другой раз может так и не повезти.
Уже привыкший к чудачествам сына «Абсолют» отреагировал на вольность с его стороны спокойно. Хоть у кого-то новогоднее настроение. Не так страшен Гай, как его малюют. Представление одного актера удалось на славу, и вампир был несказанно рад тому, что стал его единственным зрителем. Бродячий цирк потерял настоящего профессионала лет сто тому назад. Сейчас он мог неплохо подпитаться эмоциями сына, но недолго поразмыслив передумал делать это.
-И тебе здравствуй, - сухо сказал Гай, когда представление подошло к кульминации, смерив отпрыска холодным взглядом голубых глаз. Когда чадо уткнулось в рубашку и засопело, вампир едва сдержался от того, чтобы ударить себя ладонью по лицу, - спектакль окончен, Антуан, - мужчина называл сына только так, - потрудись взять себя в руки, пока я не вышел из себя. С Гедеоном все в порядке. Завтра при желании сможешь расспросить у него обо всем. Сейчас, думается мне, он уже спит.
Закончив, Джованни начал снимать с себя все шмотки, которые навешали на него. Движения были спокойными, хоть он и был еще раздражен недавним телефонным разговором. Выдержке «Абсолюта» мог позавидовать любой. Доводить его до белого каления лучше не стоит – действует накопительная система. В гневе Гай может припомнить все, а память, как известно, у него отменная.
- Я приехал всего час назад, - уже проходя в гостиную, говорил вампир, - со мной еще один человек, точнее маг. Рассел Годфри, - он остановился у бара и достал виски. Спустя несколько секунд прозрачный стакан поставленный на стойку был налит почти доверху. Джованни решил, что тоже может начать отмечать. – Мальчишка мой гость и друг Гедеона, - больше Гай ничего не добавил. Мари-Антуану и так знал, что его гости неприкосновенны.   
-Расскажи мне как идут дела, - сделав один большой глоток, попросил вампир. Он не хотел присаживаться, поскольку насиделся в салоне самолета.

+3

44

- Ох, да, точно, прости, я слишком эмоционален, - он плавно отпрянул от груди отца, поправляя его рубашку и приглаживая руками смятую ткань, при этом ехидно улыбаясь, - Зачем выходить из себя? Уж лучше выходить из кого-то. Правда, при этом придётся в кого-то войти. А вообще, лучше это делать раз за разом, пока не наступят минуты приятного... - он прислонился спиной к стене и плавно чуть съехал по ней вниз, дав светлым волосам закрыть один глаз, - ...блаженства... - блаженный вздох, и в следующую минуту Антуан резко отталкивается от стены, снова улыбаясь и подхватывая вещи, которые отец так старательно и медленно с себя снял. Не гоже пропадать галстукам и шарфам, тем более таким дорогим. Сложив всё это обратно в пакеты, он оставил их тут. Сняв туфли и оставив их аккуратно на обувной полке, Антуан проследовал за отцом, подворачивая рукава рубашки до локтей. Значит, Гедеон спал, тогда почему он был такой странный, когда Мари увидел его? Этому было несколько причин, но если он не ранен, значит, он тоже отменно повеселился. "Ах, бедный-бедный младший брат, совсем не жалеет себя," - пронеслось в мыслях у вампира, но он продолжал слушать отца, внимательно наблюдая за тем, как его руки обхватывают горло бутылки, как после, стакан наполняется янтарной жидкостью, почти до самых краёв, что было немного странно, ведь, обычно, виски наливали чуть меньше половины. Отца что-то беспокоило, и если он этого не показывал (да он никогда ничего не показывал, этакий мужчина-загадка), то всё равно Мари, зная его, мог предположить уже сразу несколько вещей. Однако он этого делать не стал, ведь помощи Гай вряд ли попросит, так как он привык сам со своими делами справляться, а просто так навязываться - это лишь быть назойливой мухой. Да и Мари больше не думал. Он наблюдал. Слова плавно влетали в голову, но взгляд был устремлён на бокал, который так свободно был взят сильной ладонью, способной, наверное, раздавить его в одну секунду. Слегка вздутые вены выделялись из кожи, как только рука согнулась в локте, поднялась, поднося стеклянную грань к губам, сухим от долгого молчания. И вот - глоток, и янтарная жидкость полилась по горлу, давая кадыку ярко выделиться и вновь встать на место. Антуан замер. Это было как наваждение, которое прекратилось лишь с одним словом - "дела".
- А? - переспросил он, - А, ну, дела хорошо. Вот видишь, к празднику всё готовимся. Ты же планируешь отметить его с семьёй? Я приготовлю утку! Или курицу! Или мясо по-французски! Любой каприз за "спасибо", - он начал жестикулировать, показывая, как воодушевлён, а после резко остановился, попятившись назад, - Но для начала, как истинный любящий старший братец, я должен проверить Гедеона. Если он спит, будет даже лучше, - он вышел из гостиной, тихо прибавив, - Не будет сопротивляться, - и громче, - Я скоро вернусь, расскажешь, что там за друг!
Путь в комнату был не такой уж долгий. По пути встретился Эдди, которого Мари поприветствовал, расспросил про брата и теперь точно узнал, что тот всего лишь пьян. Что же, сути это не меняло, надо было проведать его. Поблагодарив Эда, старший похлопал его по плечу и отправился в комнату. Однако он застал как раз тот момент, когда Гедеон так вяло и совсем неохота снимал с себя вещи. Притаившись у двери и смотря только в проём, слегка приоткрыв её, незаметно, Мари-Антуан решил не мешать этому занятию, а заодно и посмотреть, насколько всё плохо или хорошо.
- Нет, хорошо, вот... нет-нет, посто... агрх, Гедеон! Хотя... так тоже хорошо, м, - совсем тихим шепотом комментировал вампир раздевания брата, который скоро остался лишь в нижнем белье. Исключим жгучие подробности мыслей, и перейдём к тому, когда Гедеон уже заснул, укутавшись мирно в одеяло. И кто придумал эти одеяла?
Дверь осторожно открылась. Почти на цыпочках Мари-Антуан подошёл к кровати, по пути собрав разбросанные вещи и повесив их к себе на руку. Да, в таком состоянии не до порядка, и он это прекрасно понимал, поэтому решил лишний раз поухаживать за бедным "больным", которому было так хорошо, что он не почувствовал меры. Хотя, возможно, Гедеон и сам хотел просто напиться - он вполне взрослый молодой человек, в этом нет ничего плохого, а для организма вампира - так тем более.
- Горе ты луковое, ой... - вздохнул Мари, присев на край кровати,  посмотрев на спящее лицо брата, - Никогда не видел тебя спящем. Прям как ангелочек... - он улыбнулся, - С щетиной, - всё это было сказано шепотом, хотя сейчас сон Джованни младшего вряд ли мог кто нарушить голосом, - Вот воспользоваться бы моментом, да совесть не позволяет. Эх, какой же я всё-таки совестный. Ладно, спи, принц, жди свою принцессу, - продолжил он, вставая и подходя к двери, - Которая непонятно, где, - добавил он и мягко закрыл дверь, впредь не мешая.
Закинув вещи в ванную, Антуан направился обратно в гостиную, где уже был Эдди и отец. Присев в кресло, он убрал волосы в хвост, связав их резинкой, что покоилась на запястье в виде браслета, а затем отдал своё внимание отцу, решив продолжить.
- Ну, и кто этот Рассел Годфри? Почему о ваших друзьях магах я узнаю последний? Хотя нет, не так, он симпа... нет, тоже не так. Тогда, может, у него какие-то отличительные способности? Или я не пойму, почему до сих пор его милая мордашка не смотрит на меня из тарелки с салатом. У него же милая мордашка? Расскажи мне о нём, па-ап.

+2

45

Собственно, ему тоже не хотелось думать о  почтенном семействе, провожая даму к машине, однако немного времени спустя со стороны дома раздался весьма отдалённый вскрик. Вампир на секунду замер - ему почудилось, будто бы голос знакомый, после чего скользнул взглядом по чужому авто, как бы взяв несколько секунд на размышление. В конечном итоге, юноша решил, что данное происшествие не стоит того, чтобы тратить на него время. Ну слышал и слышал, мало ли кто кого слышал за две с лишним сотни лет, мало ли у Гедеона братьев, да ещё и старших... Впрочем, отметать тот факт, что его сейчас волшебным образом "пронесло", не стоило. Отойди они от злосчастной двери чуть позже, во что бы превратился разговор и в чьей голове устроили бы ревизию? А там, между прочим, много весёлого про его взаимоотношения с Шоттэмами, и про пьяные разговоры Джованни-младшего пара мыслишек найдётся.
"Да когда же это я успел?!" - возможное развитие событий почему-то представлялось Гэбриэлу в великосветском ключе, мол: "Сударь, Вы знакомы с моим старшим сыном?" - и непременно смущённое "шкафочно" в ответ. Недурное выражение, при случае стоит запомнить.
- Нет, я из тех белых и пушистых созданий, которых обратили почти что по прихоти. - охотно поддержал "обмен любезностями" юноша, говоривший с той полушутливой интонацией, когда собеседнику волей-неволей в каждой фразе чудится "двойное дно". - Поэтому не сочтите за грубость мой интерес к...- он изобразил на лице задумчивое выражение - к альтернативам. - пока что, никто из них не заикнулся о недавнем "пари" относительно местоположения Гая Октавиана, оставалась развлекать себя светской беседой в тщетных попытках выяснить с кем имеешь дело. Равнодушие Грейс к любопытным диджея совершенно не волновало, как не волновала и её работа. Единственный вопрос заключался в том, насколько сильно и качественно девушке промывают мозги, раз она с такой осторожностью говорит о своих мотивах по части обращения. Много ли самой мисс Морган осталось в этом противостоянии?
- Вы человек дела. Были. - юноша склонил голову набок, пристально разглядывая собеседницу: белокурая, цепкий взгляд, возраст - до тридцати, наверняка свой багаж опыта за плечами, что-то из него вербовщикам и пригодилось. - А болтаете про червей и мокриц. Экая нелепица. - россказни про красоту и молодость прокатывают с белыми и пушистыми, пока у тех из-под шёрстки не полезет мерзкая чешуя...
- Но и она сойдёт. Вы ещё помните, что я проиграл в нашем споре? - раз у него достаточно наглости для подобных вопросов, то её достанет и на то, чтобы пригласить подопечную Глашатая в место поинтереснее нынешнего.

====> Клуб "Bend Sinister"

Отредактировано Гэбриэл Хогг (01.09.2015 23:29)

+3

46

Грейс в отличие от неожиданного товарища не стала оборачиваться, когда со стороны дома раздались новые интонации - слух, отточенный руной темного перерождения, не мог не уловить звучание чужих голосов, но разум весьма решительно воспротивился слабому писку любопытства: на сегодня с нее хватит. Гедеон в безопасности, все остальное не ее ума дело. Чужие семейные разборки никогда не интересовали Морган, когда-то она повидала слишком большое количество разных сценок на эту вариацию, чтобы раз и навсегда ими пресытиться.
Выражение "белый и пушистый" заставило вампиршу краешком губ улыбнуться: вспомнились специально выведенные ликаны белоснежного окраса, эдакие домашние любимцы, милые увальни, которые могли в любой момент впиться кому угодно в глотку не хуже натасканного боевого пса.
- Была? - ухмылка стала чуть шире. - Сейчас уже такого впечатления не создаю? Хотя да. Теперь можно говорить, что я вампир дела. - А вы, как я погляжу, поклонник эмпирического метода в том, что касается новых знакомых? А также оглашения результатов этих наблюдений прямо перед объектом изучения? - возможно, в чужих устах эти слова были бы колкостью, но Грейс, похоже, беседа забавляла. Представители ее профессии - точнее, многих профессий их тех, что она выбирала на своем пути, тоже учились читать между строк, взглядов и жестов, но, как правило, свои выводы не озвучивали, а держали при себе. - Когда часто приходится сталкиваться со смертью, такие мысли появляются гораздо раньше старческого возраста, - равнодушно отозвалась блондинка, открывая дверцу машины. - Помню, помню, как же забыть такое? Пари я люблю. И как же вы собираетесь сдержать свое слово? Мне даже любопытно. Но, полагаю, пора уже отсюда убираться до тех пор, пока хозяин дома не передумал и не пригласил нас на ужин, - не дожидаясь ответа, Грейс нырнула в теплый салон автомобиля, бросив последний взгляд в сторону заснеженного особняка и гадая, выйдет ли когда-нибудь ей сегодняшний эпизод с ночным визитом боком... или нет.
http://savepic.su/754451.png Клуб "Bend Sinister"

+1

47

Гай проводила сына задумчивым взглядом и в один присесть осушил содержимое стакана, после чего плеснул еще янтарной жидкости. По телу начиная от глотки разлилось приятное тепло. Мужчина редко прикладывался к горячительным напиткам, но иногда, когда хотелось взбодриться и разогнать кровь, он доставал хороший коньяк или чего покрепче. Пил вампир не для того, чтобы забыться или улететь на седьмое небо на розовом слоне. Это был бы слишком примитивный метод развлечения для обладателя пятой руны. Просто спиртное гоняло кровь по венам, и уменьшало жажду – то, что доктор прописал. Пока Антуан ходил проведать брата (хотелось бы верить, что только проведать – слух у вампиров был лучше, чем у людей), «Абсолют» размышлял над разговором, состоявшимся между ним и черной вдовой несколько минут назад. Из него он узнал, что Сарфоки организуют что-то в Канише, если конечно она не подшучивала над ним (что тоже нельзя исключать). В любом случае стоит проверить, чтобы убедиться наверняка. Если информация подтвердиться, то Джованни останется только удивляться тому с какой легкостью рыжеволосая бестия говорит о таких вещах. Неужто действительно считает, что Новый Свет объединится? Гай был в хороших отношениях с госпожой Буше, и верил, что ей удастся подавить все поползновения со стороны «Жаждущих». Ему было невыгодно это слияние, и он был готов пойти на многое, чтобы предотвратить его. Ежели они продолжат настаивать на далеко не взаимовыгодной сделке, придется тонко намекнуть конвенту, что их уклад под угрозой. Матерые псы из старшей крови почуяв неладное точно не останутся в стороне. Главное направить их по верному следу. За долгие годы жизни они порой теряют нюх, но не хватку.
От размышлений Джованни отвлекли шаги. По поступи он определил, что они принадлежат последователю Люция. Когда его фигура появилась в проеме, «Абсолют» только усмехнулся.
-Ну, рассказывай, - сказал он, посмотрев на Сопрано, и достал еще один стакан, наполнив его все тем же напитком. Вампир рассказал последние новости. Дела действительно шли неплохо, что не могло не радовать. К тому времени, как сын спустился вниз, они успели о многом поговорить. Отпрыск сегодня был на удивление разговорчив. Гай никогда не запрещал ему развлекаться как вздумается, свечку над кроватью тоже не держал, но подумал, что все-таки стоит предупредить, что излишнее внимание к молодому Годфри все же не желательно. Сначала так и хотел сделать, а потом черт дернул за язык сказать:
-Красив, как Бог. Гедеон знаешь ли даже увлекся им, но у них не срослось, - хотел бы вампир видеть лицо бедолаги мага ранним утром, чтобы поднять себе настроение, но он уедет по делам раньше, чем детишки проснутся. – Маги воздуха очень ветреные, а ты же сам знаешь, какой у тебя брат. Верит в большую и светлую любовь до гроба, - Джованни даже подумал, а не остаться ли, чтобы посмотреть на представление? Утром у младшенького и его друга будут другие заботы, в этом Гай был просто уверен. Поначалу Сопрано смотрел на происходящее с легким недоумением, но потом поняв замысел мессира, сделал вид, будто так оно и было на самом деле.

+4

48

На первой фразе отца, сказанной почти со спокойным лицом, у Мари загорелись глаза. Он так и представил Аполлона в людском обличье, расхаживающего с лавровым венком и одной тунике, раздающее простым смертным свои лавры и прочее. Однако после лицо юного (ну, давайте польстим) вампира начало медленно меняться. К концу весёлого рассказа отца, который был сказан так диванно и обычно, словно он был не удивлён и совсем не разочарован, у Антуана проснулся нервный тик. Его правый глаз начал медленно дёргаться у края, а само выражение лица было похоже на то, будто он только что съел прогнивший лимон, обсыпанный солью. В блондинистой голове медленно начали работать молоточки и шестерёнки, они двигались неровно, словно их обычную работу что-то нарушило. Осознание всего сказанного пришло позже, Антуан осторожно сглотнул, перевёл дух выдохом, откинулся в спинку кресла и спокойно улыбнулся. 
- Странно, что ты так спокойно об этом говоришь, - он плавно поставил локоть на подлокотник и начал изучать свои ногти, - Мне и в голову не приходило, что Гедеон увлечётся каким-то магом воздуха. Как-то. Это. Слишком, - последнее было сказано явно с презрением, и Мари встал, кинув оценивающий взгляд на Эдди и вновь вернув его к отцу, - Знаешь, пап, да ладно. Я даже могу помочь ему. Всё же знаю в этом толк. Помогу своему любимому младшему брату наконец-таки найти свою чистую любовь в виде прекрасного мага воздуха. А там, глядишь, ты и дедушкой станешь. Приёмным, - в конце он хмыкнул, отворачиваясь и отправляясь к двери, - Мне одно интересно только, пап, - он выставил палец вверх и на несколько секунд опять обернулся с притворно-счастливым выражением лица, - Как можно быть такими похожими? Вам даёшь первосортный стейк с кровью в золотом блюдце, а вы берёте стакан воды с самого края стола, - минутная пауза, взгляд, и он отвернулся, выходя из гостиной, - Если что, я буду у себя.
Подхватив сумки в прихожей, Мари повесил своё до сих пор лежавшее пальто на крюк, и отправился наверх, к себе в комнату. Уже там, внутри неё, он кинул сумки на пол, взял телефон и набрал какой-то номер. Поговорив с неизвестной нам личностью примерно пять минут, он отключился, сев на кровать и посмотрев на вещи. Мысли - это всего лишь ненужная часть мозга, который сейчас обязательно стоило было откинуть. Ревность? Нет, вряд ли можно назвать это ревностью. Это было откровенное собственничество, самый, что ни на есть, вещевой эгоизм. И всё это сработало на автомате, он как бы и не хотел грубить отцу, и в любой другой ситуации десять раз подумал, прежде, чем так говорить, но сегодня был прямо день сюрпризов. И это бесило. Бесило, что он выглядел, как ребёнок, являясь уже давно не им. Выглядел, как типичный персонаж какой-нибудь дурацкой мелодрамы. Но больше всего бесило то, что он знал, как это не правильно, и при этом делал это. Парадокс, да и только. Ужасно странные вещи.

+2

49

Гай был уже далеко не молод и подобные темы его нисколько не смущали. Лично он сам предпочитал женское общество, но это не значит, что у него были какие-то предубеждения в отношении нетрадиционных пар, иначе бы не сносить старшему сыну головы. В общем-то вампир относился нейтрально к убеждениям других, если они не мешали его личным амбициозным планам. По его мнению, куда важнее в семье сохранить общие ценности. Пусть хоть гарем себе из молодых юношей создают: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало, - но стоит только отступиться от клана, и конец всему.
Его позабавила реакция Антуана на шутку. Сопрано кажется не очень оценил ее, а вот «Абсолют» изрядно напитал себя чужими эмоциями и был доволен результатом. Похмелье таких как они не мучает, следовательно, Гедеон проснется как огурчик. Вот с хандрой дела обстояли иначе. Почти наверняка он будет по-прежнему скучать по своей бывшей пассии. И тут как раз очень кстати будет брат со своими подозрениями, а возможно и претензиями. Пусть уж потратит всю свою энергию на него, и заодно отвлечется от своих мыслей. Тем временем, сам Джованни пока разузнает о том, что же все-таки произошло, и куда девалась девушка. Если она думала, что можно вот так просто взять и уехать в неизвестном направлении, то сильно ошибалась. Пока Гай ее миссир, ей ничего не остается кроме как подчиниться его воле. А вот, что он придумает в наказание, покажет время. Все эти лямурные истории ему были совершенно не интересны. Гедеону бы рано или поздно опостылели эти отношения. Лет через сто, двести или триста – не имеет значения. Все заканчивается всегда одинаково, и исключений почти нет. Джованни больше заботили его личные вложения, а она была своего рода вложением в будущее. Хочет свободы? Придется попотеть. И он в своем праве.
-Иди-иди, - отхлебнув виски, сказал Гай, посмотрев сыну вслед. Последователь Люция ничего не сказал. Только пожал плечами и развел руками, мол, хозяин барин. Когда они в очередной раз остались наедине, завязался серьезный разговор. Беседа проходила почти до утра, а затем Джованни удалился в свои покои, но не для того чтобы отоспаться. Он принял душ и переоделся в свежую одежду. Утром его уже не было дома. Нужно было нанести визит вежливости чете Рассел.

http://savepic.su/754451.png Позже будет ссылка

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (12.10.2015 11:02)

+1

50

Утро - такое время, которое можно смело назвать до жути светлым или до радости тёмным. Для кого-то утро - это начало нового дня, для кого-то - лишь очередное событие, происходящее изо дня в день. Для каждого утра начинается с разных звуков, запахов, чужих прикосновений или же просто в обнимку с подушкой. Иначе и быть не может, оно всегда оставляет какое-то странное впечатление, будто бы и не происходило вовсе, а лишь дало мнимую надежду на что-то неопределённое. Или же это просто так думается. Так считается. Так определяется. Не важно, утро есть утро, и от него никуда не деться.
Окно было открыто - и звук отъезжающего автомобиля заставил глаза медленно приоткрыться. Мари даже толком и не сообразил, как на автомате тут же кинулся к окну, еле-еле протирая глаза.
- Ч-что? - сонно пересохшими губами прошептал он, - Нет! - спохватившись, он тут же выбежал из комнаты почти нагой, лишь прихватив свой тонкий короткий халат, кое-как надевая его по дороге вниз, - Нет-нет-нет, - спуская по лестницы, он даже не завязал халат, убирая волосы за уши и пытаясь не споткнуться, - Да чтоб тебя! - выбежав из дома, он взглянул вдаль, но автомобиля уже не было видно. В глазах вспыхнула злость, вампир резко прыгнул, ударив босыми ногами по крыльцу. Сжав пальцы, будто готовясь напасть, он вошёл обратно, хлопнув дверью. Заходя в гостиную, он начал ходить по кругу, как помешанный.
- Да бегай! - резко рванув к столику, он сбил руками всё, что на нём находилось, на пол, вызвав грохот, который был слышен лишь внизу, - Да хоть вечность бегай. Всё равно не отстану, - сквозь зубы проговорил почти невнятно он, а затем сдунул прядь волос с лица, сложил руки на груди, выпрямился и... выдохнул, пытаясь успокоиться. наконец, мысли начали опять медленно возвращаться, так было всегда, пора уже к этому привыкнуть. Пора привыкнуть к этому давно, но почему же это так сложно?
Душ - вот решение проблем. Антуан пробыл там недолго, но за это время он решил, что стоит плюнуть на это всё. Хотя бы сейчас плюнуть, чтобы просто расслабиться. Тёплая вода смыла остатки вчерашнего дня, шелковый халат снова обрамил стройную фигуру, повязанную поясом. Фен в момент высушил волосы, сделав их мягкими и лоснящимися. Мысли пришли в норму, и с улыбкой Мари направился в комнату к брату, который ещё спал. Забавная у него была поза, теперь вряд ли можно было назвать этого здорового лба тем ангелом, которым он был вчера. Решив не будить Гедеона раньше времени, Мари закинул вещи в стирку, а сам отправился на кухню. Да-да, нужно было отвлечься, а готовка, как ничто, хорошо помогала в этом. Уже совсем скоро кухню заполнил приятный запах блинов, тонких и больших, чтобы в них было удобно заворачивать варенье, сметану, сгущёнку или даже икру. Приятно просто позавтракать здесь, в этом доме, который пусть и не такой тёплый, но зато родной.

+3

51

Несмотря на то что домой Гедеон вернулся очень поздно, проснулся он с первыми лучами солнца. Зимой, правда, оно появлялось позднее, чем весной или летом, но это уже мелочи. Всю ночь из комнаты доносился жуткий храп, будто в комнате спал не молодой юноша, а огнедышащий дракон. Ворочаясь во сне, вампир свез одеяло и простыню, но подобрал подушку под себя. Просыпался он медленно, как будто не желая возвращаться в реальный мир. Однако выбравшись из царства Мосфиса, вампир чувствовал себя бодрым и энергичным.
Сев на край кровати, юноша посмотрел на свои руки и поразмял пальцы. Воспоминания о вчерашнем вечере пришли сразу после того как окончательно исчезли остатки сна. Физически Гедеон чувствовал себя превосходно, но в душе все клокотало. Поднявшись на ноги, он направился в ванну, чтобы умыться. Ополоснув лицо прохладной водой, Джованни захотел немного размяться. Он уже давненько не делал зарядку по утрам, потому как постоянно не хватало времени. Сейчас его было в избытке. Стоило конечно отзвониться начальнику, но голова совершенно не варила на отмазки. У вампиров было отличное здоровье, потому говорить о резкой дурноте просто глупо, в особенности магу Разума. В итоге юноша решил, что отпроситься до обеда сославшись на семейные дела.
Вернувшись в комнату, Гедеон сделал сто двадцать отжиманий удивившись тому как легко у него это выходит, после чего набрал номер патрона и отпросился до двух часов дня. В какой-то момент он даже подумал уволиться из конторы и включиться в дела семьи, но затем отогнал эти мысли прочь, решив не принимать поспешных решений. Сейчас у него просто нестабильное настроение, что не удивительно, а в таком состоянии лучше ничего не делать. Захотелось перекусить.
Не обнаружив своих вещей, юноша открыл шкаф и достал первые попавшиеся штаны и рубашку. Спустился он как раз застегивая рукава на последней. Сидела одежда свободно. Рубашка была распахнута, и если на лице была недельная щетина, то на груди ни волоска.
-Доброе утро, - войдя на кухню и обнаружив брата за готовкой, сказал вампир, - вижу ты тоже ранняя пташка. Не знаешь, где мои вещи? Искал их все утро, но так и не нашел, -  с этими словами он подошел к холодильнику и начал швыряться в пакетах с кровью. Там оказалась только человеческая, что собственно и не удивительно, если учесть, что он был единственным последователем Тэсматиса в семье, да и жил не здесь, а в своей квартире. Не найдя ничего подходящего, юноша взял стакан и начал приготавливать себе чай. – Кстати, а что за чушь ты нес вчера по телефону?

+1

52

Ещё один, и ещё - и вот уже на тарелке собиралась небольшая гора. Кто говорил, что вампиры не любят блины? В этом же нет ничего плохого, просто иногда, возможно, приятно поесть что-то домашнее, а не эти кровавые пакетики с дурацкой и совершенно не вкусной кровью. Нет, саму кровь, конечно, никто не отменял, но Антуан знал, что твориться с ним, если он вдоволь насытиться этой алой жидкостью, а пока ему не нужно было проблем, тем более в доме отца, где и так было полно всякого нужного и не нужного. К слову, всё остальное его не касалось.
- Точно доброе? - усмехнулся Мари, даже не повернувшись на брата и продолжая стоять у плиты, переворачивая очередной блин, - Я их закинул в стирку. Ты нашёл что-ни... - только сейчас он развернул лицо к брату и застыл, будто встретившись с взглядом Медузы. Гедеон был тем ещё... засранцем. Нет, он даже и не осознавал этого. Порой, не каждый осознаёт, что он что-то делает как будто нарочно, специально заставляя других чувствовать себя не в своей тарелке. Однако не это даже было большей причиной, чем сами действия. Спокойствие, абсолютное спокойствие - это было в крови у Джованни, и даже Антуан иногда был мог таким, до жути спокойным и, казалось бы, совершенно простым. Но до брата ему было далеко. В брате было что-то такое человеческое, совершенно обычное для людей, но в тоже время особенное для вампиров. Он был человеком с жаждой крови, он ещё не до конца познал то, что знали остальные. И это притягивало к нему, хотелось узнать поближе. В этой его простоте, в мужском обыденном поведении, казалось, совершенно не присущем аристократам (пусть сейчас уже и не время) или людям и совершенно запредельного общества, было его очарование, был его природный шарм, влекущий к себе раз за разом. И дело было не только в его утреннем виде, с немного растрёпанными волосами, незастёгнутой рубашке и щетине, не только в его характере, который, зачастую, был даже предсказуем, а где-то внутри него, далеко внутри, но в тоже время слишком видимом снаружи. Да можно было много тут говорить, много думать, если бы не запах подгорелого блина, и ладонь, удержавшая ручку сковородки.
- Ах. - резко придя в себя, словно ото сна, Мари-Антуан тут же развернулся в плите, перетаскивая сковородку на подставку, - Фув... - он выдохнул, выключая плиту и решив, что на этом пока достаточно. Подойдя к окну и открыв форточку, вампир развернулся, вновь смотря на Гедеона и лишь после, подойдя ближе, бережно выбирая стакан из его руки.
- Чай лучше в кружке делать, - он отставил стакан обратно и передал брату кружку с синей ручкой, - Чтобы не горячо, - спокойно прибавил он, а затем перетащил тарелку с блинами на стол, быстро сервируя его, - Разве я разговаривал по телефону? Тебе, наверное, приснилось, - в голосе слышалась какая-то меланхолия, но после, присев за стол, Мари даже улыбнулся, мельком посмотрев на брата и затем отворачивая свой взгляд, потирая губы тыльной стороной указательного и большого пальцев, - Я хотел поговорить с тобой о твоём... - замявшись, Мари прикусил фалангу, подбирая слова помягче, - Ну, о парне, который тебе понравился и который потом отшил тебя, - убрав руку от рта, он развернулся к Гедеону, - Быть может, я смогу... - резко встав, он словно не рассчитал силу, ударившись о стол и заставив тот двинуться, из-за чего одна из тарелок, которая стояла ближе к краю, полетела вниз, разбиваясь в звенящий дребезг, - Ох... - выдохнув, вампир потёр живот, направившись к краю и потом присев, начиная собирать большие осколки. То ли нервы, то ли что-то ещё, но он продолжал думать о чём-то своём, несколько раз перебирая эту ситуацию в голове и постоянно на чём-то зависая. И этот "застой" отражался снаружи, отчего пальцы, видимо, что-то не рассчитав или же это просто была случайность, задели край осколка, вызвав лёгкий порез на мягкой коже подушечки указательного.
- Чёрт, - тут же взяв палец в рот, выругнулся Антуан, - В общем, - резко встал, он сложил оставшиеся осколки на стол, - Если ты хочешь поговорить об этом, я тебя выслушаю и дам совет, как твой старший брат, - вытащив палец изо рта и сжимая его ладонью другой руки, проговорил Джованни, успокоившись.

+1

53

Гедеон не замечал, как на него смотрит брат, потому как был слишком погружен в собственные воспоминания вчерашнего вечера, который выдался отнюдь не таким радужным, как он себе представлял. Если молодому Джованни не везло, то почему-то всегда по-крупному. Судьба видно такая, от этого не убежишь. Поставив стакан на стол и налив туда заварку, он огляделся по сторонам в поисках чайника. Взял стеклянный сосуд в руку и хотел было подойти к плите, чтобы налить кипятка, но в этот момент Мари остановил его.
-Как это не разговаривал? – вопрос вырвался как-то сам собой, - я конечно был пьян, но вроде не настолько, чтобы забыть обо всем, что вчера было, - в душе Гедеон признавал, что очень бы даже хотелось сделать это, но такова природа вампиров, забыть что-то им крайне непросто, особенно из-за какой-то попойки. У людей все иначе. Вот выпил пару стопок и уже улетаешь далеко, а может и надолго. Главное не загреметь после этого вытрезвитель, пронеслось в голове, и Джованни тут же поймал себя на мысли, что рассуждает как бывалый алкоголик, хотя в действительности спиртное он и пить-то толком не умел: не будучи человеком, не будучи вампиром.
-Спасибо, - взяв кружку, молодой человек вновь налил заварку и залил ее кипятком. Чай он пил без сахара, потому как считал, что тот только портит вкус. – Ладно, может ты и прав, - все же согласился Гедеон, подумав также о том, что следует проверить телефонную книжку и все пропущенные, принятые и набранные звонки.
Сев на стул, он потер подбородок с трехдневной щетиной. Следовало бы побриться, но у вампира не было здесь бритвенного станка, а просить не хотелось.
«А может и вовсе сменить имидж?» - размышлял Гедеон, глядя на темную жидкость в кружке. Сделав пару глотков, молодой человек чуть не подавился, когда брат заговорил о некоем «парне».
-Чего? – глядя в недоумении на Мари-Антуана, переспросил он. Глаза у Джованни были круглыми, а на лице застыла маска недоумения. Он конечно знал о предпочтениях брата, но с чего бы вдруг тот решил, что и у него такие же? Шутка? Они с Эвелин встречались два месяца и Гедеон был даже готов сделать ей предложение. А тут речь о каком-то парне... Наверное, шутка. 
В помещении раздался звон битой посуды и спустя несколько секунд до обоняния вампира донесся приятный аромат крови. Он был слабым, потому как брат не сильно поранился, к тому же вскоре исчез, поскольку рана быстро затянулась.
-Поосторожнее, - вспоминая техники «Нергал», процедил Гедеон. У глаз молодого человека не сильно вздулись венки. Отвернувшись, он сосчитал до десяти и сделал глоток крепкого чая, почувствовав, как по телу разливается приятное тепло. – Так про какого такого парня ты говоришь? – решив отвлечься, спросил последователь Тэсматиса. От Антуана и так приятно пахло, а младший Джованни только учился держать себя в руках, что сейчас было делать сложнее не только в виду возраста, но и в виду эмоционального состояния. Лучше бы ему это понять и поостеречься. Физически последователи безумного гения были сильнее, чем обычные вампиры. А в моменты помрачения они частенько теряют контроль.

Отредактировано Гедеон Джованни (08.09.2015 23:43)

+1

54

Что же касается чая - это было почти семейное. Сахар не портит вкус только сладостям, остальное - каши, чай или что-то ещё - вкусно и без него, а с ним превращается в какую-то странную и совершенно омерзительную субстанцию. Впрочем, разговор шёл не о чае и даже не о сахаре. Мари-Антуан буквально следил за братом, за каждым его действием и словом, как шевелились его губы, и как он неровно говорил, как он почти выплюнул чай, услышав о "парне", и как его глаза округлились - да, в общем, ничто не ушло от зоркого взгляда вампира, который пытался вывести своего братца на чистую воду. Но тот был тем ещё партизаном, таким наглым красивым партизаном. Была бы воля Мари, он бы прижал его к стенке и... допросил насчёт вчерашнего вечера. Мило и спокойно... допросил.
- Ну, про этого, Рассела Гадфри, Гадафри, или как там его, - собрав осколки со стола, Антуан выкинул их в мусорку, а затем принялся из за оставшиеся на полу, достав веник и совок, - Мне одна птичка напела, что у вас не всё так гладко. Я понимаю, разное бывает, но ты бы предупредил бы меня, прежде чем первому встречному в любви признаваться. Это дело аккуратное, знаешь ли, стоит времени, - подметя, он также выбросил и убрал всё обратно, вымыв руки и присев за стол, - И плюс, ты мог бы его напугать. Вдруг он не ожидал, что такой симпатичный и крепкий парень вот такое вот сделает? Он, может, не готов свою задницу отдавать, боится, может. Знаешь, с этими парнями вообще сложно, чёрт знает, что у них на уме. Но ты-то у нас взрослый мужик, ты-то другое дело. И да, актив, надеюсь? Не потерплю своего брата в роли пассива, уж прости, Гедеон. И к тому же, я почему узнал всё последний? Я вообще не понимаю, как ты мог не посоветоваться со мной о таком деле. Да, пусть у меня было мало парней, и в любви я ещё ни разу никому не признавался, но блин, брат, солнышко, я в этом деле намного больше смыслю, чем даже наш любимый папенька, а ты вот так, с бухты барахты, это как вообще называется? То есть теперь я не нужен? Я тебе не нужен? Ну, уж нет, просто так не отвертишься, я ещё буду твоим шафером на свадьбе, и пусть я даже не видел этого парня. Да он мне уже почему-то не нравится. Нет, я не эгоист, понимаю, счастье там, тыры-пыры, но блин, Гедеон, это дело тонкое, нужно было посоветоваться со всеми членами семьи, а не только с отцом. А то не правильно как-то выходит, может, он только воспользуется тобой, а ты же наивный, ты ещё такой наивный, эх... ты же дитё малое, солнышко. Ну, вот так-то зачем? Ох...
За весь свой огромный монолог, сопровождаемый жестами, театральной мимикой и вздохами, Мари съел почти пять блинов, при этом ни разу не подавившись. Он сейчас напоминал чем-то мать, хотя, в действительно, он и правда настолько сильно беспокоился за Гедеона, ведь выбор брата пал на представителя своего пола, на человека, на мага! А это, извините, серьёзный шаг, серьёзная ответственность и серьёзные... проблемы.
- Гедеон, - резко встав, утвердил Антуан, после подходя к брату и прижимая его голову к себе, - Я же люблю тебя. И пусть я это мало показываю, но это правда. Ты же такой малыш ещё, такой маленький телёночек, козлёночек, барашечек, - поглаживая брата по мягким волосам, продолжал говорить Мари-Антуан, - Ну, почему? Ты же нормальный парень, одумайся! Зачем тебе эти гейские штучки? Они к добру не приводят. Они заставляют тебя быть вечно одиноким. Вечно покинутым всеми. А я не хочу, чтобы ты был одинокий и покинутый, я, может, ещё твоих детей нянчить хочу. Эх, Гедеон-Гедеон, - не выпуская брата из "объятий" продолжал Мари, пуская театрально слёзы, - Послушай, - он резко выпустил его, присев на корточки и с силой развернув стул к себе, - В любом случае, это твой выбор. И я его приму, даже если всё так плохо. Знай, что и я, и папа будем любить тебя независимо от того, какой ты и кого выберешь себе в спутники. Просто... - слёзы как-то сами потекли из глаз и, скорчив лицо, Мари тут же уткнулся носом в коленку брата, сильно обняв его ногу обеими руками, - Ну, почему? Почему-у-у-у?
На самом деле, в этой театральной постановке было несколько плюсов. Во-первых, Мари отвлекался от внешнего вида брата, который был... ладно, назовём вещи своими именами: который был очень и очень горячим. Во-вторых, в этот момент, душераздерающий и такой печально-серьёзный, он мог трогать его практически везде, скидывая всё на братские чувства и прочую дребедень о родственной любви. И, в-последних, он мог действительно показать, как любит брата, чтобы тот, увидев такую сцену, тоже бы расчувствовался и лишний раз сам потрогал бы его. Трёх зайцев сразу - метко. А самое главное, совершенно незаметно для посторонних глаз.

Отредактировано Мари-Антуан Джованни (09.09.2015 19:08)

+2

55

Услышав имя лучшего друга, Гедеон второй раз чуть не подавился чаем. Если так пойдет и дальше, то весь ароматный напиток окажется где угодно, но только не в желудке молодого человека. На белой рубашке, например, уже осталось несколько капель. Он пытался вставить хоть фразу, пока брат говорил, но того было крайне сложно заткнуть. Отчего-то вампир был уверен, что даже кляп из блинчиков тот прожует и проглотит, не подавившись (уж очень хорошо Мари совмещал поедание оных с разговором), продолжив при этом подкалывать несчастного братца. В какой-то момент Гедеону пришлось подавить в себе желание ударить сопереживающего родственника, но сделав над собой усилие он поборол его.
-Какого... оте... ты... вообще... – ему так и не дали высказаться. Дальше в ход пошли объятья. Когда театральная сцена подошла к своему завершению, и Мари наконец-то замолчал, для полноты картины не хватало только стрекотания кузнечиков, как это бывает в зарубежных фильмах, когда висит неловкая пауза. В данный момент Гедеон не думал ни о чем другом, кроме самой ситуации, которая казалась очень нелепой. Одно он понял из монолога – подложил ему такую свинью дражайший отец. И, если смотреть объективно, не только ему, ведь скоро сюда обязательно спуститься сам «объект его вожделения» по мифу, созданному для... для чего, собственно, молодой человек не знал, но намеревался непременно выяснить причину. Предположительно это была месть за вчерашний вечер. Гедеон пришел пьяный в сопровождении законницы, да еще из так нелюбимой родителем партии «Сарфоки». Так что все может быть. Или же Мари просто беснуется, и сам на придумывал всю эту ерунду. Наверное, молодой вампир обдумал бы все «за» и «против» в другой раз, но не сейчас.
-Да ты в своем уме, Антуан! – возмутился Джованни, звонко поставив кружку на стол. – Я не гей! И никогда им не был! И никогда им не буду! Я натуральнее любого натурала. А Рассел вообще мой хороший друг еще со студенческой скамьи. Нет, у меня конечно не все гладко на личном фронте, но не до такой же степени! Выбрось эти мысли нафиг, - молодой человек резко поднялся и отошел к холодильнику, чтобы держаться на расстоянии. Жестикуляция у него была более скупой, чем у старшего брата, но он тоже умел всплескивать руками.
-Короче, будь спокоен. Нет, не было, и не будет у меня отношений с мужчиной. Баста! Дурка какая-то, а не дом. И утро просто зашибись, - Гедеон провел ладонью по лицу, будто снимая невидимую паутину и вновь посмотрел на Антуана. – Дагонова задница. Как тебе вообще в голову такое пришло? То есть, с чего ты взял, что такое возможно?!

0

56

Удар дна чашки о стол заставил Антуана дрогнуть и поднять голову. Он увидел брата, который сейчас был в смятении, чувствовал себя не в своей тарелке, и будь он более жёстче, можно было бы сказать, что он зол. Такую реакцию и ждал юный вампир, который. отшатнувшись назад, буквально уселся на пол, непонимающе смотря на оправдывающегося сородича. А тот нервничал. Ужасно нервничал. И на это можно было посмотреть с двух сторон. Первая - странная, когда Гедеон оправдывается, чтобы скрыть правду даже перед родным братом. Вторая - менее подходящая, когда Гедеон действительно говорит правду, и что он никогда даже в мыслях не представлял мужиков голыми, не то, что наяву. От первой становилось не по себе, вторая - грела душу. Мари-Антуан не знал, какой лучше довериться, внутри него велась борьба и всё это время он непонимающе смотрел на брата.
- Но...но...но, - заикаясь, он осторожно встал, - Тогда отец, получается, пошутил? - невинно прошептал он, подходя ближе, - Гедеон, ты правда не гей? - подойдя ближе, Антуан сделал паузу, смотря в глаза брата и пытаясь найти в них правду, и всё же ему удалось её найти, либо он сейчас был слишком наивным, - Ура-а-а-а!
Мари буквально накинулся на брата с объятиями, крепко сжав его шею и повиснув на нём, поджав ноги. Радости блондина не было предела, он был готов расцеловать Гедеона во все места, в какие только можно (и в какие нельзя, кстати, тоже). Выкрикивая несколько раз "Ура" и "Мой брат не гей", он мог бы легко поднять весь дом на уши, но вовремя одумался, и на пятом выкрике отпустил Гедеона, перестав прыгать и так учтиво и заботливо поправив воротник его рубашки, застегнув первую пуговицу, стряхнув пылинки с плеч.
- Вот и славно. Фув, честно, и напугал же ты меня, оболтус, - толкнув брата в плечо, усмехнулся Мари, что выглядело очень странно, ведь, по сути, сейчас Гедеон выглядел даже немного старше, - А вообще, за такие шуточки папочку стоит трах... ну, в смысле, от-ру-гать, - вовремя одумавшись, он улыбнулся во все свои зубы, показывая их белизну, - Да, прости меня. Я напридумывал всякого: свадьба, дети, ха-ха. Но, смею заметить, что задница у меня, между прочим, очень даже ничего. Ещё никто-о-о не жаловался, - пропев последнюю фразу, он упархнул к столу, подхватывая свою тарелку и отправляя её в раковину, затем поправил на себе халат, подвязав как можно туже и, отбросив прядь волос назад, теперь уже серьёзно посмотрел на Гедеона. Смотрел он не долго, минуту или даже полтора, будто оценивая весь его вид, будто опять забываясь в своих мыслях и быстро выходя из них.
- Просто... - начал чуть спокойнее он, опустив глаза, словно провинившись, подходя ближе к Гедеону, - Если вдруг захочется... Ну, что-нибудь такого. То ты... - тонкий палец Антуана плавно лёг на грудь парня, - ...просто... - он приблизился, ощущая приятный запах мятной пасты, смешанный с запахом чая, - ...просто скажи. Я всегда готов помочь, - шепотом раздалось над ухом Гедеона, и палец провёл вниз по груди, дав руке едва коснуться пресса, - А сейчас мне надо отменить пару мероприятий. Кто ж знал, что ты у нас не гей, - резко отстранившись, быстро проговорил Мари и отправился тут же в гостиную, где взял телефон и кому-то позвонил, отменяя сегодняшнюю встречу.

+1

57

http://savepic.su/754451.png  Аэропорт

Утро 26-ого декабря 2005 г.

Вечером Рассел буквально отключился, оттого и не слышал, как приехал пропащий друг. Стоило только откинуться на мягкую перину, как отогнать сон уже не представлялось возможным. Годфри так и уснул одетый. Разве что ботинки снял, чтобы уж совсем не наглеть. Несмотря на предрассудки, связанные с чужим местом, спалось ему сладко. Что именно снилось на утро он конечно и не вспомнил, но главное ощущение бодрости появилось. Разбудил мага запах готовящейся еды. Рас открыл глаза, когда желудок издал протяжное урчание, как будто пародируя кита во время брачного периода. Окончательное пробуждение наступило тогда, когда он решил перевернуться на спину и не рассчитав, что лежит на краю, упал на пол и не сильно стукнувшись головой издал протяжное «а...а...а». Хорошее начало дня!
Поднявшись на ноги, Годфри подошел к окну и посмотрел на зимний пейзаж, медленно почесывая живот с кубиками пресса. Наверное, следовало принять ванну и переодеться, но ему вздумалось для начала перекусить. Только футболку было решено поменять, от той в которой спал Рассел ужасно пахло. Он постоянно просыпался сырым, будто ночью не спал, а купался где-нибудь в море. Зевнув, маг стянул с себя одну вещь и надел другую, потом взъерошил волосы и ополоснув лицо в ванной комнате, покинул вышел в коридор. Там никого не было, во всяком случае из тех, кого мог видеть Годфри. Ведомый желанием перекусить он направился вниз по лестнице. По дороге ему попалась вампирша, которой юноша приветливо улыбнулся и пожелал доброго утра. Та ответила ему тем же, но более сухо.
Чутье привело его на кухню. И кого он там увидел! Только подумать...
-Гедеон! Эгегей, где тебя черти носили?! – на радостях, Рассел подошел к товарищу и крепко обнял его (чисто по-мужски чтоб вы знали!), - мы вчера испереживались... а ты... ты че пил? – посмотрев ему в глаза, сощурился маг, - пил, а друга не позвал! Ладно-ладно, не оправдывайся, ты ж не знал, что я приеду, - похлопав Гедеона по плечу, молодой человек обратил внимание на стопку блинчиков. – Воу, завтрак, - и с превеликим удовольствием взял один, и прожевал на ходу, попутно пытаясь что-то еще сказать, - дафай уфэ расфкафывай...

Отредактировано Рассел Годфри (27.09.2015 16:51)

+2

58

-Зло пошутил, - поправил брата Гедеон, посчитав шутку очень неудачной. Пожалуй, следует отомстить отцу при случае, чтобы впредь ему в голову не приходили такие мысли. С другой стороны, он сразу забыл о вчерашнем вечере и Эвелин, погрузившись в другие раздумья.
-Да нет, спасибо, но я как-нибудь уж сам, - вампир поспешил заверить Мари в том, что не нуждается в ласке. Он имел ввиду, что найдет себе пассию при желании, хотя фраза, наверное, прозвучала очень двусмысленно.  С другой стороны, у них вообще состоялся очень странный разговор. –Давай, отменяй, - откашлявшись в кулак, добавил молодой человек, отвернувшись от двери, когда брат вышел в коридор. – Что за... – только и выдал он, покачав головой.
Долго оставаться в одиночестве Джованни не дали. Развернувшись обратно, когда в коридоре послышались шаги, он был готов продолжить беседу с братом, но на пороге возник старый друг, поспешивший с места в карьер полезть обниматься. Гедеон и раньше не любил, когда злоупотребляли нежностями, но сегодня, после утреннего разговора, ему вообще стало как-то не по себе.
-Выпивал, - поправив Рассела, молодой человек отстранился. – Я рад, что ты здесь, - вампир нисколько не лукавил, поскольку и правда соскучился по своим друзьям, в моральной поддержке которых сейчас больше всего и нуждался. Жаль только Алестера не было, они бы уж нашли чем заняться. – Да чего тут рассказывать? Ничего особого и не произошло по большому счету, я уже начинаю привыкать к тому, что все мои отношения заканчиваются одним и тем же – полным провалом, - тут Джованни приврал. Ему действительно было нелегко, но обсуждать это сейчас совершенно не хотелось. - Так что не познакомлю я тебя с Эвелин, как обещал. Мы расстались. Только давай без всех этих подбадривающих фраз «найдешь лучше» и прочее, знаю я тебя. И еще, если кто-то будет спрашивать было ли чего у нас с тобой. Ты не удивляйся. Мой отец решил немного пошутить. У него своеобразное чувство юмора.
Гедеон сел за стол и скрутил один блинчик, откусив приличный кусок.

+1

59

-Ну-ну, - ухмыльнулся Годфри, подходя к холодильнику, - прямо-таки и нечего, - открыв дверцу, он заглянул внутрь. Первыми на глаза попались пакеты с кровью, но маг даже не поморщился, когда увидел их. К тому, что семья у его друга была необычная он уже давно привык. Еще на Эросе частенько бывал у них в гостях, и вот так вот бесцеремонно позволял себе лазать в их святая святых – холодильник!
Одними блинчиками, как говорится, сыт не будешь, но на наваристый борщок или картошечку с мясом Рассел тоже особо не рассчитывал. Ел он, к слову, много, но благодаря тренировках был в превосходной форме, и не имел лишнего веса.
-Я конечно знал, что ты меня любишь, но что бы настолько... – приняв слова друга за шутку, но не удержавшись от колкости, сказал маг, потянувшись за арахисовым маслом. Он также достал соленые грибы, остатки курицы-гриль и взбитые сливки. Поймал на себе взгляд Гедеона и пожал плечами, выставив все это богатство на стол. – Да брось ты, - достав ложку и водрузив ее в вязкую коричневую пасту, отмахнулся Годфри, - я и не собирался ничего такого говорить, - маг плавно съехал с темы, решив немного возмутиться тем, что старый товарищ считает его предсказуемым. – Ничего такого я и не собирался говорить. Но есть в твоих же словах доля правды, - он съел ложечку шоколадной вкусняшки и продолжил: - девах действительно много, и ты еще найдешь ту самую единственную... и бла-бла-бла. В общем, даже ты сам уж до придумаешь, раз такой умный.
А Годфри, тем временем, открыл тюбик взбитых сливок и вылил немного себе прямо в рот. Любил он сладкое даже больше, чем хорошо прожаренный бифштекс. И жену бы себе искал непременно такую, чтобы умела готовить, а не только малеваться у зеркала.
-В любом случае, все что не делается все к лучшему. У тебя уже есть планы на сегодня? Гоу, прошвырнемся по городу, покажешь мне какие-нибудь особо интересные места, - для Рассела это: бильярд, ночной клуб, сауна и все, что связано с индустрией развлечений. – Я слышал, что у вас здесь заводные девчонки.

+1

60

- Не в этом дело, просто... да нет, я не... да чтобы... ах, ладно, короче, нет и нет. Я в следующий раз расплачусь вдвойне, - резко повесив трубку, Мари выдохнул. Да, эти переговоры забирали много сил, а ещё нужно было закупить в бордель пару новых штук, которые бы понравились клиентам, да обговорить с новыми девочками - в общем, прекрасная пара эти предновогодние дни, так и хочется упасть в эту безудержную атмосферу праздника и... уснуть.
Осмотревшись, Антуан решил вернуться обратно к брату, однако с этим ему пришлось подождать. Услышав шаги по лестнице, он плавно подошёл к гостиной и притаился, смотря в коридор. Некий молодой человек, ростом чуть ниже Гедеона да и по фигуре чуть стройнее, хотя, несомненно, руки у него были то, что надо. Минус был в его внешности. Нет, он не был ужасен, он был словно принц Очаровательный, спустившийся из замка Сладкой Ваты. Неаккуратная причёска и непросохшая влага меж пальцев давали понять, что он только что проснулся и даже успел зайти в ванную, впрочем, об этом говорил и его внешний вид. А ноги... какие у него были ноги, однако. Возможно, он занимался футболом или просто продолжительное время бегал по утрам. И зачем магу такая физическая форма? Встреть его Мари где-нибудь на улице, и ни за что бы не поверил, что этот молодой человек прилежный ученик магии. А, может, и не прилежный?
Проводив парня взглядом, Мари сжал кулаки. Тот отправился на кухню, лицо было не знакомо, послышался разговор, а на кухне был только Гедеон - исходя из всех этих фактов, Джованни и догадался, что это был никто иной, как Годфри. Впрочем, запах человека выдал его сразу, тут не так много людей, чтобы не догадываться, кто и как. Антуан решил всё же узнать всё наверняка. Подбежав к окну и посмотревшись в своё отражение в стекле, он провёл рукой по волосам, пригладив их, а потом резко взбил, придавая причёске объёма. Перевязав халат, поправив глубокий вырез, вампир выпрямил спину и направился на кухню, оставив телефон на столике.
Явился в кухню он, похожий на фурию. Нет, не внешним ангельским видом, а взглядом - высокомерным и яростным. Изучив ситуацию практически за секунду, Мари резко изменился в лице, притворно улыбнулся и, протянув руку, пошёл прямиком на Рассела.
- Ах, Мистер Годфри, рад знакомству, - но вместо того, чтобы пожать руку, он тут же выхватил тюбик со сливками, гневно посмотрев, и повернулся к холодильнику, - Меня зовут Мари-Антуан. Можете звать меня Анти, а взамен я буду звать вас Расик, - продолжая играть "доброжелательность", Мари поставил сливки обратно в холодильник, в мыслях прибавив рифму к новому сокращению имени парня, - Я тут нечаянно подслушал ваш разговор. Всё же вы не спали с моим братом, да? И даже не отвергали его любовь? Это очень даже хорошо! Пусть уж лучше моему братцу не везёт с девушками, чем с парнями, - откинув светлую прядь волос назад, вампир начал старательно убирать всё, что доселе выставил Годфри на стол, обратно в холодильник, - Вы вроде хотели прогуляться. У нас очень много интересных мест: обсерватории, театры, музеи, кино! Ах, столько всего... - убрав последнее, он громко закрыл холодильник, сделав голос твёрже и серьёзнее, - ...скучного, - добавил уже твёрдо он, потом развернулся и посмотрел на Рассела. Взгляд не предвещал ничего доброго. Мари схватил парня за шею тонкими пальцами, прижал к стене и даже попытался чуть поднять его над землёй. Глаза проделывали дырку в глазах Годфри, а после секундной паузы Джованни продолжил.
- Хотите шляться по барам и трахать девчонок - пожалуйста. Но если моего брата ещё раз приведут сюда пьяным или если хоть чья-то мужская рука дотронется до его задницы, то я самолично найду тебя, откушу твой член вместе с яйцами, пожарю яичницу и разошлю это по почте всем твои родственникам даже... на тот свет, - голос не дрогнул ни на секунду, он говорил жёстко, сильнее сжимая шею и даже не двигаясь, но после ладонь медленно отпустила, проведя пальцами по широкой груди Рассела, а на лице снова появилась ласковая улыбка, - Ах, Гедеон, ты не говорил, что твой друг такой ми-и-и-и-илый. А у него, случаем, нет брата-близнеца-бисексуала? - отойдя от Рассела, Мари подошёл к другому краю стола, задвигая свой стул и мимолётно взъерошив волосы брата рукой, - Ну, не дуйся ты. Теперь я вижу, что между вами исключительно дружба.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC