Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Город Валенштайн » г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]


г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]

Сообщений 61 страница 80 из 115

61

Посмотрев на друга так, словно он сделал что-то странное, например, нарядился клоуном и вышел на главную площадь, Гедеон проживал блинчик и запил его чаем, успевшим немного подостыть. Его всегда поражала столь извращенная любовь Годфри-младшего к сладостям, и даже за столько лет знакомства к такому привыкнуть сложно. Знаете, наверное, как обычно бывает, когда кто-то ломает ваши представления о чем-то. Вот Рассле любил делать это, и не только в еде. Он был активистом, любимцем женщин и просто душкой. Если бы Джованни умел завидовать, то, наверное, уже позеленел бы от этого чувства. Но друзьям Гедеон никогда не завидовал, а умел искренни за них радоваться и сопереживать, когда что-то не получилось. Один за всех и все за одного. В такой дружбе нет места гнилым червоточинам, и идеалист Джованни был уверен, что они думают точно также.
-Смейся... смейся, - подняв на Рассела глаза, сказал молодой человек, тыкнув в воздух так, будто пытался проткнуть его. – Я тебе это еще припомню, так и знай, - сказано это было беззлобно. Если вы знаете Гедеона такие угрозы вообще сложно воспринимать всерьез. Может с годами вампиризм и сделает его чёрствым и бездушным существом, лишенным чувства юмора, но это будет не сегодня и даже не завтра. Сам он был уверен, что не произойдет никогда.
-После обеда я еду на работу, - сообщил носферату, - потому девочки и клуб отменяются. Да и какой клуб в середине недели? Сегодня вторник, у меня еще куча дел не переделана, - он сделал еще глоток чая, и поспешил заверить: - но вечером мы можем прогуляться по городу, если хочешь. С девочками – я пас. Извини, но меня можешь списывать со счетов. В ближайшее время я ничего не хочу слышать об этом. Нужно будет попросить кого-нибудь собрать вещи Эвелин, а потом отправить их к ее родителям. Она ушла даже не собравшись, а мне бы не хотелось, чтобы хоть что-то напоминало о ней, когда я вернусь домой. Спрошу у Венди, может она сможет помочь мне. Где – то уже остановился или поживешь у меня? – решил уточнить Джованни, но так и не дождался ответа. На кухню вернулся брат, который был явно «рад» познакомиться с Расселом.
Гедеон уставился в кружку, и сделал вид, будто говорят ни о нем. Однако, когда Мари схватил Рассела, сидеть на месте он уже не собирался, но только встал, чтобы встать между ними, как братец сразу отошел. Опустившись обратно на стул, Джованни с укоризной посмотрел на блондина.
-Будь добр, Мари, не трогай моих друзей, - внятно произнес он, демонстрируя свое недовольство, - мне бы не хотелось, чтобы между нами возникло недопонимание. Я же не швыряюсь твоими людьми.

+2

62

«Ахренеть», - только и подумал Рассел перед тем, как его схватили за горло. Очень неприятное чувство, если честно, и только культурный шок не позволил ему применить собственные силы. Наверное, брату Гедеона тоже не понравилось бы, если бы его отбросило порывистым ветром к стене. Выслушав угрозы, которые были совсем некстати, младший Годфри понял, о чем толковал его друг и переглянувшись с ним, когда уже стоял, потирая шею, сказал:

-Можно было обойтись и без рукоприкладства, - голос у юноши звучал хрипло, что совсем не удивительно. Взяв со стола недопитый чай, он смочил горло. – Мне тоже, как говорится, приятно познакомиться, и все такое... – Рассел решил немного разбавить обстановку, но в тоже время был готов к тому, что блондинчик может вновь подорваться к нему.
-Я знал, что у тебя большая семья, Гедеон, но вы вроде... не очень похожи, - усмехнулся маг, поставив чашку обратно на место. – Я не знаю кто придумал эту шутку по поводу ориентации, но... – он прищурился и выдал: - я что похож на гея? – в этот момент лицо у Рассела было таким, будто его выбирали на роль главного героя в комедийном фильме.

Нет, маг нисколько не обижался на тему шуток, но вот если его и впрямь принимают за любителя молодых вьюношей, вот это уже может немного задеть. Не сильно, потому как Годфри сам по себе легкий человек, но все же.
-Мы просто собирались потусить, - добавил он, - и посмотреть, что интересного есть в этом городе. Я слышал, здесь много увеселительных заведений, только и всего. Если это такой способ напроситься с нами, то просто бы сказал «мужики, я с вами» и делов, - предположил Рассел, - эффектно познакомились, ничего не скажешь.

+1

63

- Ох, люблю, когда ты такой твёрдый. Это даже заводит, - Мари слегка толкнул брата в плечо, засмеявшись. Да, он захотел сыграть на чувствах, на эмоциях, но при этом оставаться добрым и светлым, пусть и немного вспыльчивым. Он и не пытался произвести хорошее впечатление на Рассела, ведь внутри отчаянно играла ревность, которая была вовсе ничем не оправдана, разве что злой шуткой, сведших этих троих на этой кухне.
- Оу, милый мой, тут не идёт похож не похож. Разве я похож на девушку? Однако часто меня принимают за неё, в чем есть некоторые плюсы. Но вы... Вы похожи на актива. На менее брутального, хотя это можно сказать о всех натуралах, - он откинул светлые пряди назад, улыбаясь и говоря так, будто говорил о погоде или о чём-то ещё более обыденном. При этом Мари намеренно пропустил мимо ушей первые фразы, не желая акцентировать на них своё внимание, ведь иначе бы этот диалог никогда не закончился. Однако он усвоил для себя, что Годфри не конфликтный и мягкий - почти как его брат - что существенно меняло дело, с ним было бы проще подружиться и, возможно, съесть. Не в прямом смысле, конечно, хотя у него были весьма аппетитные... глаза. Конечно, глаза.
- Мужики пьют водку на лавочке, - подметил Антуан, продолжая верещать нежным голосом, приятным для слуха, как он сам считал, - Я думаю, что общаюсь с мужчинами. В крайнем случае, с парнями. Правильно, Гед? - обратился он на секунду к брату, сложив руки на груди, - Да и зато Вы запомнили меня, Мистер Годфри, - перешёл он на официальный тон, - Не думаю, что моя компания будет Вам интересна. Да и зачем Вам странные взгляды со стороны, Вас ведь только что, уж простите, лишили анальной девственности, не спросив причём. Вам лучше побыть пока в обществе Гедеона, - он подошёл к брату, опустившись и обняв за плечи, - Он знает в этом толк, пусть и не так хорошо, как я, - улыбнувшись во все зубы, Мари прижался щекой к щетинистой щеке Гедеона, почувствовав неприятную колкость, - Только много не пей, - уже серьезно сказал он, изменившись в лице.
Плавно отстав от брата, Мари выпрямился, отправив рубашку на себе и оттянув её вниз, будто желая спрятать ноги. Посмотрев на Рассела, он снова улыбнулся, вздохнув.
- На этом всё, - умозаколючил он, - Желаю повеселиться, мальчики.
Развернувшись, Мари выставил руку вверх, ей кистью коротко в сторону и направившись к выходу. На кухне его больше ничего не задерживало, осталось лишь дождаться пока друзья-товарищи уйдут и насладиться одиночеством. А пока он решил пребывать в гостиной, расположившись напротив камина на диване.

+1

64

Гедеон только покачал головой и проводив брата взглядом в раз осушил половину стакана с чаем. Похмелье его не мучило, что уже хорошо, но головной боли и забот меньше не стало. Как в той песенке из мультика, который он смотрел, будучи ребенком «Я беспороден - это минус, но благородны - это плюс». Этот дурацкий мотив прилип к нему, и в голове начал рождаться новый текст «Я без любимой – это минус, но без похмелья – это плюс». Он мысленно тянул гласные и вспоминая то, что произошло вчера.
-Ты между прочим так и не ответил на мой вопрос, - подняв взгляд на друга, напомнил Гедеон, - где решил остановиться?
-У деда, - по-простецски ответил юноша, - твой брат очень мил, но я все же не рискну провести здесь еще одну ночь, - он посмотрел на Джованни и косо ухмыльнувшись заметил, - а вот ты береги себя, мне кажется между вами пробежала искра, когда, ну...
-Еще одно слово, и я запущу в тебя кружкой, - пригрозил парень, выставив руку вперед, - у каждой шутки есть срок годности, и у этой он вышел. И у моего чувства юмора, между прочим, тоже есть лимит.
-Ладно, не закипай, - ухмыльнулся Рассел, отхлебнув свой остывший чай. - Так что насчет вечера? Я так поняла, сейчас у тебя какие-то дела, а потом страдашки. Может хоть по пиву сообразим? Посмотрим футбол, а может и сами мяч погоняем на каком-нибудь стадионе. Здесь должно быть полно комплексов спортивных, город вроде не маленький.
Годфри мог найти себе развлечение, но бросать друга в такой момент не хотел. Как-то не по-товарищески что ли, учитывая, что у того началась черная полоса в жизни. Черлидерша из него никакая, прыгать с плакатом «все бабы дуры» перед носом товарища не станет, но вот собрать команду поддержки может даже вдали от дома.
-Я уже сказал, что не могу, - как отрезал Гедеон, - нет у меня настроения, извини. Давай в другой раз? Без обид.
-Окей, без обид, - маг примирительно поднял руки, - только постарайся без фанатизма придаваться страдашкам. Я понимаю, что день-два можно себе это позволить, и хочу напомнить, что сегодня уже второй по счету. Потом и не надейся, что в новый год будешь сидеть перед телевизором, есть салат оливье и слушать выступление президента.
-Хочешь сказать, что у тебя уже есть планы и на новый год? – приподняв одну бровь, поинтересовался вампир, подперев голову рукой. Он отчего-то был уверен, что сейчас ему расскажут всю развлекательную программу, если таковая имеется, и даже расскажут о его роли в ней.

Совместно с Расселом

Отредактировано Гедеон Джованни (07.10.2015 01:30)

+1

65

-Вот паскудник клыкастый! – возмутился Годфри, - а ты, что и правда решил уснуть в тарелке с салатом?! Нет, у тебя всегда с головой не все в порядке было, но что бы настолько? – юноша экспрессивно жестикулировал руками, чтобы предать своим словам вес, - это же новый год едрить мадрить! Другого такого «нового года» не будет. И я не дам тебе зависать перед мозгожрущимящиком, когда будут бить куранты, из-за какой-то бабы, с которой ты встречался всего пару месяцев. Да с Натали вы и то были дольше...
-Давай без грубостей, - нахмурился вампир, который не любил, когда начинают оскорблять девушек, даже если те не заслуживали иного обращения, - с Натали все было иначе, мы были молоды.
-Эгегей, чувак, вам было по двадцать два? Или сколько? Двадцать четыре? С каких пор ты записал себя в орден Стариковских? – недоумевал Рассел, - кончай свои шуточки. Не хочешь, чтобы я говорил о твоей бывшей так, хорошо, я не буду. Но, слушай, это не изменит того факта, что она свалила от тебя к другому или того, что у нее этих «других» могло быть пруд пруди. Ты блин вампир. Бессмертный, красивый, как сука, а вместо того чтобы наслаждаться этим ты лелеешь воспоминания о девушке, которая о тебе сейчас наверняка и не думает. Да и вряд ли когда-либо думала, если поступила так на кануне праздника. Сколько мы уже дружим, Гед? Лет пять? Может больше. Послушай меня, - юноша демонстративно ткнул себя в грудь, - я говорил тебе тоже самое тогда, когда у вас с Натали не срослось, и скажу сейчас «Девушек на свете много, а ты у себя один». Побереги нервы, они тебе еще пригодятся. Подумай хоть раз не о Сюзане, Хуане, Милане, Билане, - наобум назвав женские имена, Годфри подвел черту, - о себе подумай, брат. Эта твоя Эвелин могла бы и без твоей помощи разобраться с вещами. Если ей они не нужны, то выброси их к едрени фени, и забудь.     
-Ты закончил? – перебил его Гедеон, - я признателен тебе, Рас, за... беспокойство, но я уже не маленький мальчик и сам могу решить, что делать. Не волнуйся, спать лицом в салате в новогоднюю ночь не входило в мои планы, - честно говоря, он даже не успел подумать о том, что будет делать. Все так резко менялось, что оставалось только плыть по течению. – Не выноси мне мозг, мамочка. Честно, я буду хорошим мальчиком.
-Уж постарайся, милочка, - встав в позу светской львицы, и оттопырив указательный палец, сказал маг, выпятив губы вперед.
-А вот сейчас ты точно выглядишь, как гей, - передернул плечами вампир, скривив лицо, - слушай, - он посмотрел на часы и прицокнул языком, - мне пора ехать, я отпросился только до обеда, а еще нужно привести себя в порядок и избавиться от этой щетины на лице.
-Окей, - не стал возражать Рассел, и допив свой чай вышел из кухни вместе с другом. Они оба направились на второй этаж, Годфри чтобы переодеться и забрать чемоданы, а Гедеон для того, чтобы привести себя в годный вид и приготовиться к встрече с шефом. Они встретились уже на первом этаже.
-Приятно было познакомиться, Мари, - по дороге к двери, сказал юноша, помахав блондину рукой, - может как-нибудь еще посидим втроем. С меня пиво и чипсы. Блинчики были изумительные, - и он скрылся из виду. У забора его ожидало такси. Закинув сумки в багажник, Рассел застегнул куртку и сел на заднее сидение скомандовав шоферу ехать в Вистейл. Пора повидать дедушку. Перед тем, как тот тронулся, к машине подошел Гедеон.
-Я тебе позвоню, - пожав руку друга, сказал он. – Удачи тебе, передавай привет мистеру Годфри.
-Каждый раз, когда слышу это «Мистер Годфри», аж не по себе. Окей, держи хвост пистолетом и выкинь всякое дерьмо из головы. Будем на связи, - они пожали друг другу руки и автомобиль тронулся оставляя после себя белые клубы дыма. 

Совместно с Гедеоном

http://savepic.su/754451.png К деду на хату

+2

66

- С меня фильмы ужасов, - помахал ручкой Антуан, притворно улыбаясь, и после того, как Рассел скрылся из виду, состроил кривую гримасу, продолжая копаться в телефоне. Стоило было переодеться, но было настолько лень подниматься наверх, что вампир решил побыть ещё немного внизу, авось, кто-нибудь сверху подберёт какой-нибудь хороший костюмчик и спустит его вниз, подавая на подносе сыну главы семейства. Ах, как прекрасно, когда есть слуги - вернуть бы те времена, когда они были обязательно в каждом уважающем себя доме. Однако зачастую у слуг нет вкуса, поэтому доверять право выбора в вещах им не стоило. Как не стоило у бродяги спрашивать бы, какое вино лучше, не правда ли?
Подойдя к окну, Мари осторожно отодвинул занавеску и посмотрел на улицу. Такси уже приехало, а Годфри закинул в багажник сумку, видимо, уезжая в другое место, где бы он мог отсыпаться. Что же, это было на руку, хотя этот юноша оказался довольно приятным на вид и нрав, такой лёгкий, как ребёнок, хотя, по сравнению с семейством вампиров он и был ребёнком, если не брать в счёт малыша Гедеона. Кстати, о нём.
Выйдя в прихожую, Антуан нацепил ботинки и взял пальто, укутавшись в него и застегнувшись. Выправив волосы, он вышел наружу, сложив руки вместе и ожидая брата у входа в дом. Проводив взглядом уезжающий автомобиль, Мари-Антуан улыбнулся, махая рукой. Дождавшись, пока брат вернётся, он улыбнулся уже ему, остановив его своим присутствием в проходе.
- С щетиной тебе было лучше, - он провёл большим пальцем по щеке Гедеона, - Ох, да, холодно, - отдёрнув ладонь и убрав прядь волос за ухо, он отошёл от прохода, дав брату зайти и зашёл следом, - Ты куда-то собираешься? В смысле, я бы хотел пройтись по магазинам, пока отец не вернётся. Если вообще вернётся, - прибавил он в конце уже тише, расстёгивая пальто и вешая его на вешалку, - Странно, почему ты не поехал с Расселом. Я думал, прогулка - это как раз то, что тебе сейчас нужно.

+1

67

Джованни ценил таких друзей, как Рассел и Алестер, никто его не поддерживал так, как делали это они в свое время, но иногда они и правда перегибали палку. А может ему просто так казалось, поскольку настроение было почти на нулевой отметке. Считается, что девушки переживают расставание тяжелее, чем парни. Однако Гедеон никогда не понимал этого клеше, ведь физическую боль они чувствуют одинаково, разве что у кого-то болевой порок ниже, но от пола это не зависит, так почему душевная боль должна быть другой. На этот вопрос ему так никто и не смог ответить. Он не был девушкой и не имел ни малейшего представления о том, что испытывают они, но ему казалось, что любая из них будь на его месте сейчас бы билась в истерике и названивала подружкам, оттого и казалась бы более несчастной. Просто они не говорят о своих терзаниях, и переживают все в себе. Им внушают, что мужчины не плачут, и лучше напиться до беспамятства или отбить кому-нибудь почки, чем показать слабость. Гедеон не был тем, кто бьет людей без веской причины. Он вообще не был приверженцем насилия, а потому вчера сделал выбор в пользу алкоголя. Лучше конечно не стало, но зато на утро не пришлось обниматься с белым другом, как это случалось, когда он был человеком.
Проводив друга до машины, Гедеон собирался вернуться в дом, чтобы собраться и сделать пару звонок, но на пороге его остановил брат.
-Уже через пару дней она вновь отрастет, - заверил его молодой человек, и прошел в холл, когда тот отошел в сторону, - на работе не поймут, если я буду ходить с такой щетиной, - достав из кармана телефон, вампир начал листать записную книжку, попутно поддерживая разговор. – У меня другие планы, да и Расселу нужно побыть с родственниками. Увидимся с ним вечером, или может завтра, - подняв взгляд на Мари, пояснил Гедеон, - а сейчас мне нужно решить несколько важных вопросов. Все прогулки подождут.
В отличии от Рассела и того же Мари-Антуана младший Джованни был трудоголиком, которых свет не видывал, да еще с повышенным чувством ответственности. В этом они с отцом были похожи. Разве что последний мог легко перекинуть свои дела на помощников, а Гедеон решал все проблемы самостоятельно.
-Слушай, я тут подумал. Ты не мог бы мне помочь? Может попросишь кого-нибудь из своих оказать мне услугу. Дело в том, что Эвелин уехала, оставив у меня свои вещи, а самому рыться и собирать их, ну, знаешь, как-то совсем не хочется. Я был бы очень благодарен, если бы кто-то это сделал и подвез ее родителям. Хотя, им я могу конечно и сам подвезти. Главное собрать их, пожалуй.

0

68

- Ох, какой ты скучный, - Мари забрал волосы назад, а потом плавно перекинул их на одну сторону, уже босыми ногами идя по полу до гостиной, - Услугу? - оживился он, однако эта самая "услуга" не обрадовала его, из-за чего лицо снова стало серьёзным, - Смотря, как хорошо ты умеешь просить, - игривым тоном прибавил он, и зашёл в гостиную, где взял телефон, быстро набрал сообщение и отправил, - Готово! - прикрикнул он, откидывая телефон на диван, - Всё же странно, что вы расстались, - плюхнувшись следом за телефоном, вздохнул обречённо Антуан, - Однако, я и понимаю, и не понимаю её одновременно. Не понимаю, как она могла упустить такого красавчика, к тому же ещё и ласкового, и нежного, и сильного, и весёлого... - начал было он, уже ложась на диван и болтая ногами в воздухе, накручивая один локон на палец, - Но в тоже время, ты бываешь сер. Правда, сер. Определённо, сер. Как папочка. Эта черта тоже присуща вам обоим, помимо вашего природного очарования, - усмехнулся он в конце, выглядывая из-за спинки и издавая лёгкий смешок, - Да и вообще. Всё о тебе да о тебе. Подумаешь, горе. Тоже мне. Вот у меня уже целую неделю ничего не было - вот это действительно горе, ах! - театрально прикоснувшись тыльной стороной ладони ко лбу, Мари-Антуан пал на диване, обессилив. Это продолжалось буквально минуту, он даже не двигался всё это время, чтобы показать, насколько он несчастен, но после того, как это минута прошла, вампир резко вскочил на ноги.
- Ладно, пойду оденусь, - он направился к двери, - Эй, красавчик, - попутно шлёпнув роющегося в записной книжке брата по заднице, прибавил Мари, - Сильно не загружай себя, хорошо? Иначе укушу, а кусаюсь я больно, как и ты, - последнее было сказано чуть тише, Антуан на секунду задержался у косяка, а затем тут же скрылся, следуя по холлу обратно к лестнице и наверх, в свою комнату.
Да, шкаф был здесь не такой большой, как у дома Мари-Антуана, однако тоже вполне внушительных размеров, как отдельная каморка. Собственно, когда-то это и была каморка, но после старший сын решил немного приукрасить это - да и вообще, не в этом суть. Подобрав нужный наряд, состоящий из узких рваных джинсов, плотно облегающей по телу белой майки и короткого узкого пиджака, он всё это быстро надел, подобрал кроссовки, а затем уже и занялся своей причёской, решив убрать чёлку вместе с верхними прядями в маленький хвост, а остальные оставив распущенными. Украшениями служили очки, плотно закрепившиеся душкой на вырезе майки, а сам Мари спустился где-то спустя 20 минут, ведь, что-что, а собирался он достаточно быстро, особенно, если дела касалось магазинов.
- Ну, разобрался? Я могу ехать или ещё чем помочь? - спросил он у Гедеона,  зажав после сказанных слов душку очков губами и смотря на парня так, будто ожидая от него чего-то большего,чем просто "нет".

+1

69

Забавно, но в словах Мари-Антуана крылась истина. Гедеон и правда был серым, и ничем не выделялся на фоне прочих людей. Он сливался со всеобщей массой, и нисколько не переживал об этом. Может быть, для него важнее были другие ценности. У него безусловно есть вкус и манеры, и Джованни никогда не пытался строить из себя того, кем на самом деле не являлся, а большинство девушек, с которыми он встречался еще не наигрались в барби, и мечтали о принце на белом коне. Гедеон не был таковым. Он не писал стихи, не умел петь и танцевал, как слонопотам, но зато за ним можно было спрятаться и укрыться от невзгод. Чужие проблемы молодой вампир решал, как свои собственные. Серый? Возможно. Но у всех свои плюсы и минусы. Может Гедеон и не принц из сказки, но джентльмен точно.
-Надеюсь, ты скоро найдешь своего героя-любовника, - только и сказал вампир перед тем, как брат отправился переодеваться. – Я очень благодарен тебе за помощь, - оставшись в гостиной один, Джованни присел на диванчик и сделал несколько звонков. К тому времени, как Мари закончил прихорашиваться, он уже одел пальто и повязывал шарф.
-Я был бы тебе очень признателен, если бы ты подбросил меня до Брайана, - ответил Гедеон, когда брат поинтересовался нужна ли еще помощь. – Я оставил машину на стоянке, поскольку знал, что сам не доберусь до дома. Надо будет поблагодарить моих благодетелей, которые подвезли. Так вот, - застегнув пуговицы и сунув руки в карманы, заключил Джованни, - я временно без колес... а меня ждут уже через час в офисе.
Если бы Мари отказался, вампир бы просто позвонил в службу такси и постарался в этот раз не ошибиться номером, но что-то подсказывало ему, что тот все же сделает еще одно маленькое одолжение. Впереди был трудный рабочий день, и хоть новогоднее настроение улетучилось, нужно сделать вид, что все в порядке, иначе коллеги замучают расспросами, советами и предложениями. Иногда мужчины в этом плане вели себя просто как барышни, а порой даже хуже.
-Так что, захватишь?

Отредактировано Гедеон Джованни (11.10.2015 16:36)

+1

70

http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/53878.png Федерация Лаир

18 июля 2006 г, 18:40

Гай не собирался покидать Лаир в блажившее время, но известия о том, что его неугомонный отпрыск нашел свой последний приют в гробу, внесло кардинальные изменения в график.  Он оставил дела на Консильери и своих до капо, которые обещали сохранить существующий баланс, тогда как сам собирался заняться семейными вопросами.
К тому же, Джованни решил, что будет совсем недурно навестить старых друзей по бизнесу и узнать, как идут дела после заключения союзного соглашения, подписанного шестью кланами полгода тому назад. Он возлагал большие надежды на новых «королей и королев» криминального мира, среди которых были и его внуки. Близнецы оказались очень цепкими, а главное смогли показать результаты.
Абсолют убедился в том, что сделал правильный выбор направив именно их в Валенштайн. После того как у Гедеона наступил психоз, и он взбунтовался против семьи, вампиру пришлось поднять на уши всех своих людей, чтобы они нашли его и привели в чувства раньше, чем это сделают рыцари Ночи, но он слишком хорошо скрывался, поэтому процесс поисков затянулся на долгое время. Теперь, когда его тело лежало в гробу до верху наполненном солью и цветами ангелики, Гай не сомневался, что сможет привести в чувства воспаленный разум своего ребенка. Нет, его нельзя было назвать заботливым родителем, беспокоящимся о потомстве, но на младшего Джованни у него имелись большие планы.
Новость о том, что он прилетает ближайшим рейсом очень быстро разнеслась среди «друзей» и хороших знакомых. В этом городе действовала система сарафанного радио. Если тебя увидел кто-то один, значит, о твоем прибытии узнают все. Но в этот раз Гай не собирался скрывать своего визита, он носил официальный характер. Ему предстояло не только разобраться с проблемой сына, но и уладить другие вопросы, связанные с его буйным прошлым. Джованни пока не решил с чего начнет, но уже назначил встречу с Мастером клуба «Игры без правил», дабы в процессе беседы сделать будущее более ясным.
Прибыв 17 июля, Гай поселился в доме Джованни, в приготовленных для него апартаментах. Поздней ночью того же числа он вызвал к себе мисс Верлейн, с которой у него состоялся серьезный разговор. Вампир сделал ей выгодное предложение. От него конечно можно было отказаться, но всем было хорошо известно, что с такими людьми, как Гай Джованни лучше дружить, а если они предлагают тебе хорошую возможность, то не стоит упускать удачу. Она выпадает нечасто.
Утром следующего дня он прокатился по городу, а ближе к ланчу вернулся. Солнце еще высокого светило над горизонтом, когда Гай подошел к гробу, смердящему ангельской травой, и присел на корточки, взглянув в порядком иссушенное лицо сына. Дверь позади отварилась и в помещение вошла стройная блондинка. Вампир понял кто она даже не оборачиваясь: особенность походки и легкий ежевичный аромат духов – это была Пенелопа.
-Добро пожаловать в скромную обитель печали, – его же собственное лицо не выражало скорби. Гай выпрямился и развернулся к ней расстегивая пуговицы на манжетах. Они находились в небольшом помещении, куда девушку проводил дворецкий-гомункул. – Ты как раз вовремя, – завернув рукава, мужчина потер ладони. – Не передумала? – вопрос носил скорее риторический характер, но вампир хотел быть уверенным в том, что она не начнет валять дурака в процессе реализации плана. – Я могу доверять тебе, Пенелопа?

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (18.05.2017 23:33)

+1

71

Двигаясь в сторону «Парадиза» за рулем очередного взятого в аренду автомобиля, Пенелопа, всегда любившая скорость и лихую езду, думала о том, что жизнь часто напоминает крутой дорожный серпантин. Сложно предугадать, что будет ждать тебя за очередным поворотом – взлет, или же резкий обрыв. Правда, зачастую случается так, что Детям Ночи быстро наскучивает подобная гонка, и каждый новый вираж выбрасывает меньше и меньше адреналина в кровь. Однако сегодня Пенелопа была весьма далека от подобного ощущения пресыщенности и скуки.
Напротив, девушка была охвачена волнением, и находилась в таком внутреннем раздрае, что едва следила за ситуацией на дороге.

Сильнее всего ситуацию осложняло то обстоятельство, что вчера Верлейн словно прозрела, осознав, что с момента прибытия в Валенштайн сама планомерно и упорно загоняла себя в яму. Вот результат – ведь кто ищет, тот всегда найдет. Приключений на мягкое место. А именно, интересного предложения, от которого невозможно отказаться.
Конечно, в случае успеха, ей было обещано весьма и весьма удовлетворительное вознаграждение – Пенелопа не была дурой, чтобы не оценить его масштабов, – но вот сама услуга, которую ей предстояло оказать патрону… Вызывала весьма противоречивые чувства.

«Смотри на это, как на работу» – решила сама для себя блондинка, после предварительного разговора с Гаем. Деваться-то все равно было особенно некуда – пусть и это и не было озвучено напрямую, но не нужно было быть десяти пядей во лбу, особенно зная паскудный характер Джованни,– от таких предложений не отказываются. Но странные и сбивающие с намеченного курса мысли все равно не покидали ее.

На очередном светофоре носферату лихо вывернула руль, уходя их крайней левой полосы в поворот на право – благо, дорога была достаточно свободна, и в спину ей послышалось лишь несколько гневных гудков; но Верлейн отцифровала их лишь как фон к собственным мыслям. Такими темпами, вампиресса достаточно быстро добралась до особняка Джованни, сбросив скорость лишь на самом подъезде к воротам.
Убедившись в своей неотразимости, с помощью зеркальца заднего вида в салоне, девушка глубоко вдохнула и медленно выдохнула, после чего вышла из машины.

Гомункул встретил Верлейн, и проводил в комнату, где ее ожидал Гай. Едва переступив порог, вампиресса не удержалась от того, чтобы скривится от бьющего по рецепторам аромата ангелики, однако быстро совладала с мимикой, и кивнула патрону, приветствуя его.
– Полагаю, мое присутствие здесь, само по себе ответ, – пройдя несколько шагов вглубь комнаты, блондинка немного приблизилась к гробу, в котором почивал Гедеон, и задумчиво посмотрела в иссохшее лицо молодого вампира.

+1

72

18 июля 2006 г, 18:43

Солнечные деньки. Настолько солнечно, что хочется просто утонуть в этом свете, в этом голубом небе, в этих изредка встречающихся перистых облаках. Вся природа словно твердит "всё хорошо, всё спокойно". Однако спокойствие - это понятие относительное. Как и всё в этом мире относительно: и доброта, и любовь, и бизнес, и злоба. И иногда под ясным небом и тёплым солнцем скрывается тёмная всепоглощающая тьма, где-то там, далеко, в пределах космоса, где каждой звезде дано имя в числах и где каждая планета заселена ужасающими тварями. Однако твари есть и на Земле. На это маленькой планете их слишком много, они буквально покорили её, высасывая все соки, убивая всё самое доброе и светлое, что может только быть здесь, в этом прекрасном месте. Но так ли оно прекрасно на самом деле? Ведь красота - тоже понятие относительное.
В пределах социума каждая личность может быть одинока. Это не преувеличение, это научное понятие, дающиеся в книжках. И каждая одинокая личность стремится не подавить своё одиночество, вовлекаясь во что-нибудь экстровертное, а наоборот - пытается поглотить им других личностей, чтобы тем было так же одиноко, так же прискорбно. Мари был такой личностью. Он никогда не грустил - нет, его нельзя было назвать этим словом, ведь он всегда отыгрывался на других, совершенно не понимая, что когда-нибудь всё возвращается.
Он долго отдыхал. Отдыхал и думал, что ему делать, что творится с этим миром, что творится с ним, с его семьёй да и вообще. В этих тягостных и совершенно скучных раздумьях не было ничего хорошего, но он думал, думал, думал, не понимая, что в конечном итоге придёт к тому, с чего всё начиналось. Он ни капли не изменился, его гардероб стал больше, красочнее, но внутри всё осталось таким же пасмурным, не смотря на погоду. Он начал серьёзно задумываться над тем, что "вечная жизнь" - это не дар, это пытка, и дело было даже не в умирающих любимых или прочей ерунде, про которую снимают фильмы, а дело было в сознании. Ведь оно старело. Оно старело и тлело на глазах, в конечном итоге вечеринки уже перестали приносить радость, и Мари начал откровенно бояться некоторых мыслях о том, что он... постарел. Нет. Когда такая мысль возникала в его голове, он пресекал её на корню. Ему не хотелось об этом думать, ведь это был самый страшный его кошмар, самый ужасный страх. И новости из "дома" лишь сильнее подливали масло в огонь, однако они в какой-то мере заставляли отвлекаться от этого.

Красный Форд вскоре показался на горизонте. Рука лежала на открытом окне с неподожжённой сигаретой в пальцах. В конце концов, пальцы сломали её и сушёный табак быстро разлетелся по ветру. Автомобиль заехал на территорию и остановился, широкоплечий водитель, высокий и мощный, как шкаф, быстро вышел наружу и открыл дверь Антуану, который продолжал сидеть. Он выставил руку вперёд, желая, чтобы хозяин вышел.
- Зачем? - держа руки, сложенные под грудью, Мари повернул голову к водителю, - Для чего ты это делаешь каждый раз?
Непонимающий водитель продолжал держать руку.
- Я похож на беспомощного? С каких пор... - он продолжал смотреть на него, а после замолчал и выдохнул, - Иди к чёрту, - прошептал он, и водитель медленно убрал руку, - ВОН!
Водитель встал по стойке смирно и дал Мари выйти, а затем быстро сел в машину и уехал в гараж. Антуан проводил его взглядом, снова выдохнул и направился к двери. Он был одет не так броско, как обычно: небесно-голубая рубашка с закатанными рукавами, заправленная в чёрные обтягивающие джинсы. Войдя в дом, он снял солнцезащитные очки, расстегнул ещё одну пуговицу и обратил взгляд к дворецкому.
- Веди, - спокойно провозгласил он, и вскоре стук каблуков раздался по коридору и дальше. По пути Мари достал маленькое зеркальце из клатча и поправил волосы, волнами спадающие с плеч. Сейчас его образ был ещё более антитезный, чем когда он надевал мужские костюмы. Он хотел встретить отца с почестью, изготовить пирог с его любимой кровью девственниц, пригласить пару жриц, но, к сожалению, эту возможность у него отняли. И Мари-Антуан был зол. Впервые настолько, что готов был убить дворецкого просто зато, что он был такой покладистый.
- Па... - только хотел выдать с порога он, как резкий знакомый запах остановил его, - Оу, какие резкие духи. Не советую, - его взгляд остановился на гробу, стоящим в комнате, откуда. видимо, и исходил этот запах. В голове прошли мыслительные операции, взгляд упал на отца, затем на девушку, что была с ним, а после Мари, расслабившись, надел очки на голову и вновь обратился к отцу.
- А что это ты посетил сей скромную нашу обитель? Знаешь, мне всегда было так приятно узнавать о твоём появлении от третьих лиц. Это придаёт тебе такую таинственность, великий Гай Октавиан Джованни, у-у, как страшно, - он прошёл чуть вперёд, - А почему не познакомил со своей новой пассией? Ах, папочка, мне так льстит, что ты выбираешь тех, кто так похожи на меня. Мари-Антуан Джованни, - он подал руку незнакомке, - Не отвечайте. Полагаю, мне стоит Вас звать мамой. Да, папочка? А Гедеон уже зна... - и снова взгляд упал на гроб, ведь, подойдя ближе, он смог точно разглядеть, кто в нём был, и эта мысль не столько, сколько повергла его в шок, а, скорее, немного обрадовала. В последнее время, как сообщали его источники, Гедеон играл в очень злую игру, где, видимо, не правильно прочитал правила и сейчас лежал здесь в прекрасной и одновременно смердящей траве. Сейчас он был чем-то похож на старика. Не издавая ни звука, Мари медленно склонился над ним, в голове промелькнуло несколько мыслей, словно отголоски прошлого, когда он говорил с Гедеоном, и когда помнил его статным и красивым, и после отвернул взгляд, отойдя дальше.
- Видимо, ты уже всё знаешь. Конечно, от тебя ничего не скрыть. Но меня больше злит то, что ты назначаешь начальников без моего ведома, когда как я был полноправный владелец. Может, объяснишь, почему, отдыхая, я узнаю, что меня сместили? И кто, пап? Ты их видел? Прости, но, как по мне, это просто не честно.

+2

73

-Хорошо, - ответил Гай, оценив твердость собеседницы, за которой скрывалось волнение. Похоже она преуспела в искусстве самоубеждения, поскольку эмоции, плавающие на поверхности, урезонивали те, что прятались глубоко внутри. При желании вампир мог прощупать каждое переживание, распознав с их помощью ложь не хуже полиграфа. Но ему было достаточно того, что он уже увидел.
-Тогда не будем терять времени, - Джованни собирался присесть на стул, стоявший рядом с гробом, но его отвлек звук приближающихся шагов. Он не ждал гостей так скоро, да к тому же сейчас, когда было принято решение приступить к делу.
Дверь отворилась и в проеме появился Мари-Антуан, незамедлительно решивший выразить свое недовольство своим новым положением. Он также не обошел вниманием собеседницу Гая, не слишком обрадовавшуюся таким вторжением. Упреки, посыпавшиеся в адрес Джованни, совершенно не трогали его черствое сердце, наличие которого мог подтвердить разве что патологоанатом, поскольку люди знакомые с ним давно и в достаточно степени хорошо, полагали, что он вовсе лишен этого органа.
-Ты совсем не вовремя, - сказал Гай, наблюдая за манипуляциями своего чада. Абсолюту было хорошо известно о чувствах, к которым так трепетно относился юный вампир, но он ничего не предпринимал, чтобы избавить его от них, а просто игнорировал их наличие. Он уважал личное пространство каждого члена своего большого семейства, но ровно до тех пор, пока это не мешало.  Мало кто решался действовать на нервы старому мозгоправу, ведь всем были дороги мыслительные способности, над которыми он мог с легкостью поработать, чем и собирался заняться в ближайшее время.
Гай дал Гедеону возможность жить так, как ему того хотелось, особо не впутывая в дела семьи, но тогда, когда он перешел границы дозволенного, закрывать глаза на его поступки было чревато серьезными проблемами не только для него самого. Может стоило, конечно, раньше озаботиться положением чада, но даже Джованни, со всеми способностями, не пришло бы в голову, что тот пойдет по скользкой дорожке и станет красной тряпкой для рыцарей Ночи. Повернуть бы время вспять, да нельзя. Тогда бы им всем удалось избежать большой головной боли.
-Прекрати называть каждую даму, которую видишь в моей компании, моей пассией, - сказал вампир. – А если тебе как-нибудь захочется посмотреть на женщин, с которыми я делю постель, то приезжай в Лаир, в особняке для них выделено целое крыло.
Пенелопа была здесь не потому что нравилась Гаю, как женщина, хотя он не мог не оценить ее женского обаяния. У нее была совсем другая роль в этой истории, подробности которой ему не хотелось делиться с сыном. Мужчина считал, что Мари не сможет удержать язык за зубами, а сейчас это было важно. Но его помощь в некоторых моментах могла пригодиться.
-Пенелопа хорошая знакомая Гедеона, - вампир скрестил руки на груди. – Антуан мой сын. Пока этого достаточно. У вас еще будет возможность пообщаться.
Джованни всегда был скуп на эмоциональные проявления и сейчас оставался верен себе. Он мог бы выпроводить сына, внушив ему пока заняться чем-нибудь полезным, но решил послушать, что же еще тот скажет и чем порадует.
-Филипп и Катрин прекрасно справлялись со своими задачами эти полгода, тогда как у тебя были проблемы. Начиная от убийства одной из девушек и заканчивая серьезными проблемами с постоянными клиентами. – Эдди докладывал ему обо всем, что происходило здесь, поэтому Гай всегда был в курсе событий. – Я найду для тебя другое дело, за это можешь не волноваться. Но я хочу видеть положительные результаты твоей деятельности, Антуан, - он сделал два шага по направлению к вампиру и остановился в шаге от него. – Докажи свою преданность мне и клану. И первое, что я хочу, это чтобы ты хранил молчание. Тебе хорошо известно, что конвент ищет Гедеона, и мне не хотелось бы, чтобы его жизнь подвергалась опасности, пока не удастся уладить вопрос. Ты готов помочь? - колючий взгляд голубых глаз впился в лицо Антуана.

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (18.05.2017 23:32)

+1

74

По итогам предварительного разговора с патроном накануне, Пенелопа примерно представляла процедуру, которая им предстоит. Однако участвовать в подобном мероприятии, ей предстояло впервые.
Едва вампиры решили приступить, как дверь вновь открылась, и на пороге появился очередной представитель династии Джованни, что не особенно обрадовало Пенелопу.

– Не вижу между нами сходства. И вам тоже здравствуйте. – Протянутую сыном Гая руку, Пенелопа намеренно проигнорировала. Возможно, Верлейн парировала слова новоприбывшего не слишком корректно, но из-за общего, весьма нервного состояния, его присутствие, не обговоренное ранее, раздражало девушку. Гнев был главным грехом светловолосой носферату, а раздражение – это проклюнувшийся в душе росток, из которого гнев и вырастает, быстро набирая силу, если вовремя не придушить его.

Вампиресса сложила руки на груди, встав в закрытую позу, и ясно давая понять, что продолжать беседу в таком ключе, она не намерена. В конце концов, целью ее визита на виллу Джованни была далеко не беседа со звездой эпатажа. Но, к великой радости, главным объектом интереса Мари-Антуана был Гай, так что девушка воспользовалась возможностью предаться собственным мыслям.

На лице светловолосой носферату держалось абсолютно бесстрастное, непробиваемое выражение, однако внутри она была далеко не так безмятежна. Глядя на лежащего в гробу Гедеона, Пенелопа думала о странном юморе вселенной – в начале зимы, носферату позарез нужно было сблизиться с Джованни, –  в интересах карьеры, конечно. Ну вот, за что боролась, на то, собственно, и напоролась. Бойтесь, бойтесь своих желаний - они имеют свойство сбываться.
Тонкости игры, в которую Верлейн предстояло играть, напоминали огромную, но в тоже время очень тонкую и хрупкую паутину. Один неверный шаг, и от красивого полотна останутся одни ошметки, с неровными краями. Все бы ничего, ведь перерожденцы, по сути, склонны к игре, из многих даже выходят хорошие, весьма убедительные актеры. Все бы ничего… Если забыть, что паутина должна быть сплетена в чьей-то голове, а ее разрыв, пусть даже по неосторожности, повлечет за собой весьма неприятные последствия.

Пенелопе было весьма интересно знать, понимает ли Гай, что в случае, если его сыночек, каким-то образом выяснит, что все воспоминания о счастливой и безмятежной жизни после поединка на арене сфабрикованы – его ждет очередной, грандиозный срыв?
Ситуация, в которой оказался младший Джованни после боя на свинобойне, во всей полноте показала, насколько Гедеон не стабилен. Тогда, виной его преображению был излишек стимулирующего зелья и адреналин; но и сегодняшнее вмешательство нельзя было назвать легким, или незначительным.

+1

75

"Когда я был вовремя," - подумал про себя Мари, мысленно улыбаясь и продолжая смотреть на отца. Гай, как и всегда, был спокойным и холодным, он не менялся вот уже на протяжении нескольких лет, если ни веков. Казалось, некоторые люди просто обречены были застрять в нравах определённого времени и уже не выбираться из них. Мари было немного обидно, что между ним и отцом стояла чётко-определённая стена, которая не позволяла одному или другому выходить за рамки допущенного пространства, и как бы юный Джованни не пытался её сломить, всё было без толку, ибо не было никакой отдачи.
- Не сомневаюсь, что там сто комнат, и в каждой по девушке, - кинул Мари-Антуан, издав лёгкий смешок и махнув рукой, - А, так вы знакомы с Гедеоном? Где же вы были, когда он сходил с ума? Бедный-бедный мальчик, - наигранно выдохнул он, коснувшись рукой груди, и после опять перевёл взгляд на отца. Однако следующие фразы отца ввели Мари сначала в ступор, а потом в тихое бешенство. Конечно, он понимал, что иногда и правда не справлялся, но ведь, зачастую, это была не только его вина, хоть это совсем не оправдание для босса, поэтому он решил не говорить. Всё же два - это не один, в то время когда он управлял борделем один случалось многое, но всё это он пережил, и поэтому прийти на всё готовенькое и, естественно, хорошо справляться - в этом никто не сомневался. Тем более, когда ты с кем-то, да ещё и с роднёй. Если бы Мари управлял борделем вместе с Гедеоном, случаев бы с клиентами было бы меньше, ибо старший брат был головой, а младший - руками. Пусть мечты, но всё же это действительно было бы действенно, и Гидеон бы сейчас не находился в своём положении, каком он был сейчас.
Из размышлений Мари-Антуана вывел всё тот же голос отца, так бархатно ласкающий слух своим баритоном. Он приблизился, и юный вампир хотел было сделать шаг назад, но вовремя себя остановил, лишь только выпрямившись, смотря ровно в глаза отцу. Его лицо сейчас как-то изменилось, он словно стал ещё более привлекательнее, чем был. Было ли это внушение, или же просто воображение, но Мари, слушая отца, готов был сейчас обещать всё на свете, лишь бы каждый день видеть эти голубые глубокие глаза так близко. Романтическая натура, сидевшая где-то глубоко внутри, вырвалась наружу. Что-то горячее поселилось в территории груди, но Мари не выдавал это, всё также смотря на отца, постепенно меняясь в лице, улыбка которого стала коварнее. Он сделал полшага вперёд, дабы быть чуть ближе.
- Мне плевать на клан, папочка, - прошептал он. Ладонь осторожно поднялась, коснулась острой скулы, и Мари большим пальцем мягко и почти невесомо провёл по нижней губе Гая, уже в следующую секунду отправляя этот же палец себе в рот, облизывая и довольно улыбаясь.
- Я предан только тебе, - продолжил уже громче он, и опустил взгляд на Гедеона, чьё тело бездыханно лежало в гробу, - Ты такой милый, когда заботишься о Гиде. Как ты думаешь, стал бы он так заботиться о тебе? - ладонь в воздухе очертила линию над лицом лежавшего, и затем Мари снова поднял взгляд, - Хранить молчание - и всё? Неужели больше ничего не требуется? Ну, это слишком скучно! Может, я буду приглядывать за ним? О-о, а давай сотрём ему память и он будет как новенький! Скажем, что он влюблён в меня. Ну, на первое время. Потом он кое-как оправиться, а там... - Мари заговорил чуть быстрее, улыбаясь и изредка издавая смешки, - Просто понимаю, был бы он страшный и там какой-нибудь дряхлый. А то такой милашка, уж прости меня за правду, весь в своего папочку.

+1

76

Несмотря на развитую способность к эмпатии, открывавшей перед Гаем широкие горизонты, его нельзя было назвать чутким родителем или человеком с широкой душой. В отличии от родственников, имевших другие таланты, он полностью контролировал свой разум и мог избавляться от чуждых эмоций и мыслей, как от сорняков. За столько лет жизни, Джованни достиг больших результатов, увеличив потенциал своего мозга, но приписанная ему слава вездесущего была преувеличением. Но он не имел ничего против такой репутации. Это помогало держать клан в железном кулаке, а врагом в страхе не только перед силой, но и самим авторитетом того, в чьих руках она была заключена.
-Я и есть клан, – сказал Гай, после того как отпрыск провел пальцем по его губам. – Никогда не забывай об этом.
И действительно, он черпал большую часть своего могущества от семьи. Семья – это не только кровная линия. Вампир окружал себя надежными людьми, на которых можно было положиться, благодаря чему укрепил свои позиции в криминальной среде, и также относился к многими из них, как к близким. Нет, ему была чужда сентиментальность, к которой возможно привыкли в человеческом обществе, но он выражал свое расположение иными способами. Гай мог почти безвозмездно помогать им разжиться хорошим капиталом, получить важные должности, обрести славу или иные блага, если у него имелись на то мотивы и банальное желание. Характер у него был далеко несладкий, но даже ему была не чужда благодарность, если она не слишком его обременяла. Да и потом, он знал, что страх делает людей податливыми, но не верными, а последнего можно было добиться только достойным отношением и благоразумным поощрением. Как говорится, каждому должно воздаться по заслугам: одному горы золота, а другому голова с плеч.
-Я не имел ничего против твоего сексуального самоопределения, - развернувшись в сторону Мари-Антуана, когда тот отошел к гробу, сказал вампир, - но не впутывай в свои любовные дела Гедеона. Он твой брат, а не игрушка.
Гай замолчал, раздумывая над тем, стоит ли посвящать белокурого носферату в свои планы.
-Я создам для Гедеона новую жизнь, - все же заговорил он, - в которой ему не придется скрываться от конвента. Не знаю сколько времени потребуется для того, чтобы уладить его дела, но нужно, чтобы пока я решаю вопрос, он находился в безопасности. Если ты хочешь быть полезным, то найди место, где твой брат сможет спокойно переждать. Какой-нибудь загородный дом, например. Ты живешь в Валенштайне уже давно, должен знать близлежайшую местность. 
Сам Гай жил в Лаире, а в Дюссельфолд прилетал от силы раза два в году, а иногда и того не было. Этот можно было считать исключением. Поэтому у него не было возможности изучить все достопримечательности, которые к тому же за годы перестроек постоянно менялись.

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (24.05.2017 21:42)

+1

77

- Так вот, как это называется, - усмехнулся Мари, всё ещё поражаясь, насколько Гай может отстранёно продолжать говорить об этом, -  Ну, согласен, сам он не игрушка... но вот отдельные части его тела... - Мари на секунду задумался, вспоминая все возможные способы того, как же можно будет использовать "спящего" братца, который так удачно подвернулся под руку. Всё равно работу отняли, отдых закончился, нужно было что-то делать, пока совсем не окаменеешь от безделицы.
Разговор Гай о "новой жизни" заставил Мари отвлечься на него. Всё же он не совсем понимал, как это будет происходить, и говорил, отчасти, в шутку, не думая, что отец примет это за чистую монету. Допустим, Гедеон отчистился, начал новую жизнь, но как быть с теми, кто его уже знал - нужно прожить определённый срок, чтобы о нём забылось, все, кто его знали, разъехались или умерли, возможно. Да и вообще, в принципе, переделать вампира очень сложно, когда-нибудь он всё же вспомнит всё, и где вероятность того, что события снова не пойдут точно так же, колесом повторяясь. Однако всё равно сам факт заботы Гая о своём чаде умиляла Мари-Антуана, и в его голове закралась мысль о том, так же бы сделал отец, если бы такое случилось не с его младшим сыном, а старшим. Стал бы он так печься о нём, строить планы, скрывать и прочее. Не сказать, что у Гая, скорее всего, было такое понятие, как родственная любовь, но всё же у него всё ещё должно было остаться фаворитство. И кто же из двух братьев был для него фаворитом?
- Что ж, - начал Мари, наконец избавившись от раздумий и коварно улыбнувшись, - Я позабочусь о его безопасности, и даже больше, пальцем ему не трону, но... - он сделал паузу, плавно проведя свои длинные волосы меж пальцев, ухватив один и начиная накручивать его, - Я хочу что-нибудь за это. Конечно, время подарков на День Рождения уже прошло, но всё же, папочка, мне бы было бы приятно что-нибудь получить от тебя. Например... - он сделал вид, будто и правда думает, чтобы это могло быть, - Ах, совсем ничего не приходит в голову. Но, может, ты сам что-нибудь придумаешь? Ты же умный мальчик, - подмигнув, Мари открыл свой клатч, достал небольшое зеркальце и посмотрелся в него, - Мне забрать Гедеона сейчас? Я уже знаю одно местечко, но мне нужна охрана, лучше, если это будут гомункулы. Ну, они ничего не смогут сказать, сам понимаешь. Ой, если они будут высокие и подкаченные, я буду только рад. А то вдруг драться придётся, - на последней фразе Мари пожал плечами, хотя сам совсем не драку имел в виду, - Кстати, эта дамочка, - Мари переключил взгляд со своего отражения на девушку, что всё ещё была тут, - Ах, простите, Пенелопа, - он медленно протянул имя, - Ничего никому не расскажет? А то мало ли.

+1

78

Покуда Мари-Антуан находился в помещении, а Гай еще не решил, что стоит открыть своему старшенькому истинную цель их сегодняшней встречи, Пенелопа не могла огласить интересующий ее вопрос. Решать за Джованни, что стоит знать его отпрыску, а что нет, она естественно не могла, а потому, молча рассматривала лежащего в гробу Гедеона, предаваясь собственным раздумьям; но в то же время, не забывала слушать, о чем беседует патрон с неприглашенной звездой их сегодняшнего междусобойчика.
Конечно, с одной стороны, подслушивать не хорошо. С другой – а куда ей было деваться? «Ребят, давайте я припудрю носик, пока вы болтаете?» – промелькнувшая мысль позабавила белокурую вампирессу, но внешне ее выражение лица осталось таким же бесстрастным, как и минутами ранее. Впрочем, никогда не знаешь заранее, что, кто и когда может пригодиться.

Но, в определенный момент каменная красота дрогнула, уступив место удивлению.
Нет, это серьезно? Пенелопа не имела привычки недооценивать кого бы то ни было; и старшего сына Абсолюта она не знала от слова совсем, хотя и была о нем наслышана, но… То, что со столь серьезным видом озвучил этот вампир, заставило девушку несколько усомниться в его адекватности. Впрочем, возможно у эпатажного Джованни просто такое чувство юмора? Что-то внутри подсказывало Пенелопе, что нет. Перестав изображать абсолютную глухоту и немоту, блондинка вернулась на прежнее место – ближе к семейке, чтобы голос звучал тихо и нужной степени мягко для того, что она собиралась сказать:

– Боюсь, Вы не совсем правильно поняли, ммм… Мари-Антуан, – носферату взяла секундную паузу, словно припоминая, как следует обращаться к собеседнику, но на ее лице в этот момент играла такая светлая и открытая улыбка, что заподозрить в намерении подколоть вампира, ее было весьма сложно. – Нужен только дом, не более. Об остальном позаботятся специально обученные личности. Кстати, я бы предложила рассмотреть не близлежащие территории Валенштайна, а что-то значительно более удаленное от города. Возможно, Вюртембер? Достаточно далеко, жителей там осталось совсем не много. Свежий воздух, хорошая экология и все такое. – Говоря это, блондинка смотрела уже на Гая, так как вопрос размещения был весьма серьезным. И ее касался столь же прямо, как и Гедеона.

– Что же до вопроса доверия, – Пенелопа снова перевела взгляд с Гая на Мари-Антуана, – решите уж как-нибудь сами, только помните, что из нас двоих, приглашение есть только у меня.

+2

79

Мари-Антуан не понял к чему клонит его отец, а может просто решил разыграть сценку, как любил это делать и раньше. Как бы там ни было, у самого вампира не было времени на то, чтобы играть в любезность. Им не следовало держать гроб здесь, поскольку рыцари могли в любой момент выйти на след и зацепиться за возможность предъявить Джованни обвинения в укрывательстве. Он и так выплатить немалую сумму денег за то, что не смог удержать чадо от неприятных последствий и был не готов вновь разбираться со стражами правопорядка. Точнее, он просто не желал видеть их на пороге своего дома, как и любых других законников.
- Пенелопа все разъяснила, - сказал Гай, после того как девушка расставила все точки над «i». – Тебе не нужно будет находиться рядом с Гедеоном, когда он очнется или после этого. Твоя задача найти дом, который будет отвечать всем требованием, но не станет привлекать к себе внимание, - мужчина развернул голову в сторону, где стояла мисс Верлейн, задумался и выдал: - В таком случае лучше Альхальд, точнее окрестности рядом с ним. Когда мой сын придет в себя, он должен думать, что у вас совместный отпуск, который вы решили провести на природе, вдали от суеты и шума города. Я предоставлю тебе все необходимое, чтобы была возможность связаться с нами. Думаю, будет лучше, если с вами будут еще мои люди. Пара человек. Гедеона это не должно удивить, хотя он наверняка будет не слишком доволен моим влиянием на его жизнь.
Если бы сын знал, насколько сильно «Абсолют» собирается вмешаться в нее, то, наверное, предпочел бы остаться в гробу, но он слишком много ошибался, поэтому вампир не оставил ему выбора. Не в этот раз.
- Ты, - Гай переключил внимание на старшего сына, - поедешь и найдешь такой вариант дома. А я пока займусь тем, чем должен был заняться полгода назад. Вправлю кое-кому мозг. - Раньше ему нравилось вторгаться в чужой разум, изучая его и меняя воспоминания, но сейчас это уже не доставляло того удовольствия, а было чисто механической работой. Гедеон был молод, а также ослаблен ангеликой, поэтому он становился легкой жертвой, почти полностью лишенной воли. Внуки хорошо постарались и учли пожелания «Абсолюта», вот их он определенно отблагодарит.
– Сделай, что требуется, и я расщедрюсь по такому случаю. Конечно, если все будет без проволочки, - на этом моменте вампир сделал особый акцент. – Готова? – он почувствовал, что Верлейн не терпится приступить к выполнению плана и решил больше не тянуть время. Мари-Антуану надо было просто сказать: «Я все сделаю», и можно было приступать к более тонкой работе. – Справишься, и я, возможно, доверю тебе более серьезное дело. – Его льдистые глаза впились в лицо старшего сына.

+1

80

- Мне не требуется приглашение в собственный дом, Пенелопа, - улыбнулся очаровательно Мари-Антуан, почти не слушая того, что говорит девушка и цепляясь лишь только за отдельные детали. Он внимательно посмотрел ей в глаза, будто гипнотизируя, изучая её черты, до точности ровные ресницы, идеальные брови, небольшой аккуратный нос и губы, которыми, наверное, она с лёгкостью разделывается со своей жертвой. Она не выглядело аристократично, совсем нет, в ней было что-то тезейское, что-то дюссельфолдское, она словно взяла от некоторых наций лучшие черты и воссоединила их в себе. Однако волосы в данный момент у неё лежали не так, чтобы идеально, или так только показалось Мари, который был очень щепетилен в вопросе с волосами, ибо они у него всегда были идеальны, независимо от погоды и условий окружающей среды. Иногда казалось, что даже прибывая в тысячелетним заключении, его причёска была бы также идеальна, как всегда.
Переключив взгляд на Гая, Мари состроил сначала непонимающую гримасу, а потом слегка приоткрыл губы, широко открыв глаза. Его удивляло, какое к нему было пренебрежение. Он не привык к такому, им восхищались, но никогда не пренебрегали, не считали его пустым местом, как это постоянно делал Гай. Конечно, сыночек не вышел - горе в семье - одно только имя чего стоит. На месте Гая любой бы отец не гордился таким чадом, а если учесть, что кровные связи между вампирами в сто раз слабее, нежели у людей, то что уж тут и говорить. Однако Мари не прекращал любить его, и с каждым новым его холодным взглядом его чувства усиливались, как бы это смешно или глупо не считалось. Правильно говорят, мы всегда стремимся уделить внимание тем, кто этого не достоин.
- Хах, - достав из клатча мобильный телефон, Мари сделал парочку лёгких операций, и наконец положил телефон на стул, - Уже сделал, - улыбнулся притворно он, - Дом с двумя комнатами на втором этажей, гостиной и кухней. Можешь посмотреть фото. Что-нибудь ещё? - он вложил в последнюю фразу всё самое милое, что было только в нём, и одновременно всё самое саркастичное, - Ах, только серьёзных дел мне не надо, папочка. Мне вообще не надо никаких дел, - он взмахнул руками, а затем застегнул клатч, решив оставить телефон здесь, всё равно новый собирался покупать.
Взгляд Мари-Антуана на несколько секунд переключился на девушку, затем на Гая, а после он выпрямился, сменив некогда милую улыбку серьёзностью.
- Уже всё равно, я сделал то, что мог, - взяв свои солнцезащитные очки, он надел их обратно на глаза, лёгким кивком в сторону убрал спадающую на лицо прядь и теперь уже ласково улыбнулся, - Это всё.

Отредактировано Мари-Антуан Джованни (08.06.2017 22:33)

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Город Валенштайн » г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC