Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Церковь

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[NIC]Строитель[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2016/12/14/3121966.png[/AVA][SGN]Что нам стоит дом построить![/SGN]

http://savepic.ru/5677234.jpg

1930 год для всего мира стал годом начала великих потерь, великой скорби и печали. Мировая война, загребающая своими хищными лапами новые и новые жертвы, ввергла все сущее в ад.
Жертвы и потери, кровь и разрушения. В этот год и последующие, для поколений идущих друг за другом, Епископ Антуан 3 издал указ о постройке собора Валенштайна. Это сооружение должно было стать символом веры, света и чистоты в столь опасное и грязное время.
Собор представлял собой внушительное сооружение в 125 метров в длину и 75 метров в высоту. В башне находились часы, которые оповещали окрестности колокольным звоном, каждый час.
Войдя в масивные ворота вы оказывались в главном зале. Под сводами зала, на деревянных перекрытиях весели люстры, стены украшали фрески и вместо окон гигантские витражы с изображением святых и священных сцен. Здесь же находились четыре исповедальни, скамейки для паствы, и молельный алтарь, за которым Епископ и священники проводили службу.
Собор Валенштайна был центром церковной жизни вплоть до 1955 года. Когда же в этом году к власти пришел Искандер известный своими крамольными поступками, жадностью и властолюбием. Он приказал перенести собор из Валенштайна, а здание, как признак прошедшего времени передать во владения местной церкви.
С этого времени до 2000 года собор медленно загнивал. Здание рушилось, местные банды и бездомные постоянно его обживали, и со временем фрески и виражи исчезли, дерево прогнило, и собор стал напоминать старого и больного старика при смерти.
В 2000 году собор был передан во владение священника Мартина Феста.
За пять лет, священник при помощи прихожан, пожертвований, меценатства, восстановил собор на 75%.
В окнах снова появились витражи, засиял позолотой молельный алтарь, главный зал обрел свое прошлое величие. Появился орган, который расположился в малом зале. Там же размещались и небольшая сцена и места для зрителей. Появилась школа для обездоленных детей и детей сирот.
В органном зале проводятся музыкальные вечера.
И наконец заработали часы, вновь пронося над окрестностями колокольный звон.

Автор: Мартин Фёст

0

2

13 октября 2005 год
22:10

Хаган прибыл в Валенштайн вечером. Несмотря на то, что в самолёте ему не удалось отдохнуть, сна не было ни в одном глазу и, оставив вещи в отеле, отправился на прогулку. Во время разговора с отцом решение о женитьбе далось ему довольно легко. Вероятно, из-за того, что это и не было решением – на самом деле никто не спрашивал мнения Фридриха, и отказ означал бы для него серьёзные последствия. Наверняка разрушил бы его жизнь. Так что вся процедура была, скорее, формального характера.
Теперь же, когда у него было время подумать, мужчина понял, что вся эта затея грозит ему большими проблемами в жизни. Чего ещё можно было ожидать после их расставания с Дженис? Сама она уж точно не будет в восторге от перспективы провести с Фридрихом остаток жизни, даже если их брак будет простой формальностью. Хотя вряд ли это можно было назвать формальностью – Хаган был уверен, что от этой «формальности» их отцы будут ожидать потомства.
Он чувствовал себя загнанным в угол. Тошнота подступала к горлу, и ему внезапно захотелось сбежать подальше: от обязательств, от отца и от всех проблем разом, чтобы зажить где-нибудь спокойной жизнью и быть хозяином себе самому. Поступать только так, как ему захочется, делать то, что ему захочется, и заботиться только о насущных вещах: никакой политики, никаких закулисных игр, никакой лжи и притворства.
Мужчина посмотрел на часы и понял, что его ночные прогулки слишком затянулись, и комендантский час уже начался. Более того, навстречу ему по пустынной улице ехала полицейская машина. Так как после всех этих размышлений о несвободе загреметь в обезьянник было чересчур на вкус Хагана, поэтому он метнулся к ближайшему зданию, церкви, пока полицейские стояли на перекрёстке, и зашёл внутрь.

Отредактировано Фридрих Хаган фон Вернер (24.08.2014 04:57)

+1

3

Под сводом большого зала. Там наверху в полумраке, где свет растворяется, молниеносно скользила тень. Тень металась с одного конца зала в другой. Мартин сидел на одной из центральный скамеек и смотрел в верх. Ласточка обжилась здесь, а именно в правом верхнем углу, еще при начале строительства. Она была здесь все время и ни кто ни трогал ее.
Свет в храме был приглушен. малые залы и школа были закрыты. Освещение в общем или главном зале было, как всегда включено. Прихожане не приходят после девяти часов, поэтому сейчас он был один.
Во всем этом моменте было что-то умиротворяющее. Спокойствие, тихий шепот стен, витражные танцы. Фонарный свет с улицы преломлялся и вступая в союз со светом церковным, играл всеми цветами на стеклах с изображением святых. Он был один. Только он и ласточка наверху. В эти редкие минуты одиночества и отрешенности от дел мирских и духовных, он наконец позволял себе раствориться в пространстве.
Мартин очищал разум и чувства, он словно медитировал перед завтрашним днем, когда старые и добрые знакомые придут к нему, когда новые и еще напуганные своим решением прийти в церковь люди будут каяться или просить у Бога, каждый своего.
Пространство и время соединялись в одно целое, в центре которого был он, готовый воссоединиться с ними.
Скрип входной двери, а за ним и шум улицы, ветерок, несущий с собой воздух, звуки ночи ворвались в церковь, ломая границы покоя и исчезая во всепоглощающей умиротворенности.
"Видимо забыл закрыть дверь, а может так оно и должно было случиться". Мысли появились в голове священника и он вышел из своего мира. Опустив голову и проверив рядом ли еще его записная книжка, священник посмотрел на алтарь. Он не повернулся к вошедшему, не стал смотреть или приветствовать его. Когда так поздно ищут спасения, не нужно вставать на пути и сбивать с толку, нужно дать время осознать и понять, а уже после помогать, если требуется.

+1

4

Фридрих прошёлся вдоль стройных рядов скамеек и опустился на переднюю, чтобы дать ногам отдых и хорошенько подумать. Беспокоиться падре он не стал, решив, раз тот не обращается к нему первый, значит, погружён  в молитву или, вероятно, в серьёзные размышления. Как раз такие размышления, которыми предстояло заняться и Хагану, чтобы убедиться, что он не совершает самую крупную в своей жизни ошибку.
Почему-то только здесь, в Валенштайне,  ему пришло в голову, что от его решения зависит не только его собственная жизнь, а жизнь Дженис, к которой мужчина, несмотря на сомнительные обстоятельства их расставания, всё ещё испытывал тёплые чувства. И его согласие с планом отца будет означать как то, что Картер был права на его счёт в какой-то степени. И в весьма немалой.
Эти молчаливые размышления никогда не заканчивались для Хагана ничем хорошим. Как выяснилось, поход в церковь существенно ничего не изменил. Впрочем, этому он почти не удивился. Мужчина решил прибегнуть к старому, проверенному методу решения проблем – обсудить их с кем-то ещё. Незнакомец, которого Фридрих не увидит больше никогда в жизни, идеально подходил на роль собеседника. А если он ещё и обязан соблюдать тайну исповеди...
- Доброй ночи, падре. Простите, что я вломился вот так посреди ночи, - мужчина повернулся к тому вполоборота. – Надеюсь, я не доставил вам неудобств. Мне неловко просить, но... вы не могли бы меня исповедать?

Эпизод перенесен во флешбек

+1

5

http://savepic.su/754451.png Банкомат

День 30-ого декабря, 2005 г.

Ответ вполне удовлетворил Джейн; во всяком случае, она сделала вид, что это так, хотя еще ощущала внутренний дискомфорт, от которого было сложно вот так взять и избавиться. Как психиатр, который помог Киту справиться с ночными кошмарами и их последствиями, женщина понимала, что на данный момент он находится в здравом уме и вполне адекватен, но неподконтролен ей. Предугадать его дальнейшие действия она не могла, потому и нервничала.
В колонках заиграла музыка и Картер облокотилась на спинку кресла, приложив руку ко лбу. Она понимала, что люди отца сразу озадачатся ее поисками, если они не приедут в ближайшее время, потому надеялась, что и сам водитель отдает этому отчет.
Вся жизнь пронеслась перед глазами Джейн, когда начали разлетаться стекла банкомата, и пришло осознание происходящего; сейчас она вспоминала об этом с замиранием, пытаясь понять кому успела перейти дорогу. Впрочем, поток мыслей навел женщину на одно вполне резонное предположение – быть может, дело вовсе не в ней? Возможно ли, что таким образом пытаются отыграться на отце, или ком-то кто имеет к ее персоне непосредственное отношение? Исключать это было нельзя, как и все остальное, что пришло к ней в голову в процессе поездки.
Дорога то и дело извивалась, за окном мелькали деревья, дома, таблоиды; все мельтешило перед глазами, но почти ничего Джейн не запоминала, кроме ярких вывесок и более-менее знакомых названий. Ей хотелось найти решение своих проблем как можно скорее, и наконец-то разобраться в том, что происходит в жизни. Сюда можно отнести и отношения, в коих она уже запуталась, и работу, и многое другое...
Когда автомобиль проехал мимо стенда «Зеленый бор – берегите природу», женщина немного ожила. Она начала осматриваться по сторонам, пытаясь понять для чего Кит везет ее в эту местность, но спрашивать у него это пока не решалась. Только когда машина остановилась перед самой церковью, Джейн вздернула брови и посмотрела на старого приятеля.
-Ты решил, что сейчас мне стоит помолиться? – поинтересовалась она, посмотрев на него с выражением настоящего недоумения. – Если так, то я бы не сказала, что горю особым желанием делать это в данный момент, - Картер открыла дверь и вышла на воздух, осмотревшись по сторонам. Две вороны каркнули и взмыли в небо, покинув ветку ближайшего дерева.
-Ладно, Себастьян, - сказала Джейн, - все это хорошо, но за меня будут волноваться, и ты прекрасно знаешь это.

+1

6

Доверие очень странная вещь. Возникает из ниоткуда и исчезает в никуда, но без него никак нельзя. Всегда должен быть кто-то заслуживающий доверия. Да, Дженис была безответственная, не умеющая предугадывать чужие шаги, с последующим выстраиванием стратегических ходов, вдобавок находилась немного замужем. Сомнительная кандидатура? Вряд ли. Может не как женщина, но вот как человек она была верна и единственная сейчас вызывала доверие у охотника в должной степени.
- Прекрати это, Джейн, тебе не идёт. – С серьёзным видом отреагировал мужчина на шуточки про молитвы, глуша мотор и покидая салон. Идти в церковь Кит не планировал. Ему собственно и на прилегающей к ней земле было некомфортно после заключённой сделки.   
- Знаю, поэтому ты сейчас напишешь отцу и мужу, что с тобой всё в полном порядке и сообщишь, что задержишься. После этого я объясню, что мы делаем здесь. – Тяжёлый взгляд лёг на лицо блондинки, давя на неё, таким образом, давая понять, что отказы и промедления неприемлемы.
- Отлично, а теперь к делу. – Честер стоял спиной к церкви, убрав руки в карманы пальто, и смотрел уже куда-то вдаль.
- Моя бывшая жена стала вампиром. Я со многим смирился, но смирится с этим не в состоянии и должен обезопасить окружающих, а главным образом нашу дочь. Поэтому, я хочу попросить тебя об одной услуге. – Взгляд бывшего копа вернулся на лицо Картер. Чес выдержал небольшую паузу, а в это время за его спиной от церкви шли два силуэта, один по одеяниям походил на монахиню, а второй на ребёнка-девочку. – Это очень важно для меня и …
Девичий звонкий голосок заставил мужчину немного вздрогнуть от неожиданности, донеся до слуха ставшее за последние годы непривычным: «папа!».
- Помоги мне обезопасить дочь, на время, пока я не разберусь с её матерью. – Кит знал, что его взгляд утратил былую суровость после осознания того, что его малышка сейчас позади бежит по снегу к нему. Это заставило его тут же отвести глаза, а после и вовсе отвернуться, чтобы подхватить ребёнка на руки.
- Привет, кнопка. – Улыбнувшись искренне, а не из вежливости, как в последнее время чаще всего случалось, Кит прижал к себе дочь, чьи щёки порозовели от мороза.

+1

7

Увидеть тетку после всего произошедшего, было действительно приятно. К тому же, Генри любила эту приветливую и добрую женщину. И порой жалела, что не она ее мать. Но тут же отбрасывала подобные мысли. Мать девочка любила, что бы не случилось, а минутные слабости, они были присущи всем, а тем более маленькой потерянной девочке. 
Почти неделю, долгую и тоскливую неделю малышка Алекта не видела отца, вопреки обещаниям. Тетка призывала к терпению, и у ребенка не оставалось ничего, кроме смирения и ожидания. Сидя в своей маленькой комнатке, выделенной ей в церкви, она часто думала, а придет ли он вообще? В голову то и дело скреблась мысль, что все не просто так. Полицейский явно волновался, когда услышал имя ее отца. Да и приехала за ней тетка, а не он. То и дело поднимала глову мысль, которую девочка просто не желала видеть и потому яростно изгоняла из своего сердца и разума. А что, если ее отец мертв? Работа у него опасная и… А тетя Мэри просто ждет удобного момента, чтобы об этом сказать. Ведь если он жив, то почему так долго не приходит?
С одной стороны, Генри понимала, что родитель может быть занят. Он взрослый, а взрослые часто заняты своими делами. Но от этого радостнее не становилось. Девочка чувствовала себя покинутой и обманутой, хоть и старалась не думать о подобном. Она сидела в комнате, когда пришла тетя Мэри и сообщила, что отец приехал за ней. Генри с нескрываемой надеждой посмотрела на женщину. Приехал. Как же долго она ждала этих слов.
Вскочив с постели, девочка старательно пригладила складочки на платье, убрала волосы, заправляя их за ухо. Посмотрела на монахиню.
- Как я выгляжу? – она заметно нервничала, этой встречи Генри искала, но все равно не могла успокоить нервозность и радостное возбуждение в груди.
Заверив, что она выглядит чудесно, тетка Мэри вывела девочку из комнаты.  Генри старалась не ускорять шаг, одергивая себя всякий раз, когда ноги сами ускорялись. Выйдя на улицу, девочка глубоко вдохнула холодный воздух, слегка успокаиваясь. Но уже через несколько метров, заметив фигуру мужчины у автомобиля, не выдержала и бросилась к нему, отпуская руку монахини.
- Папа! – девочка всхлипнула, с облегчением понимая, что да, все те мысли, что ее посещали, не оправдались, вот он, живой и здоровый, ее любимый отец.
Оказавшись в его руках, крепко прижалась к нему. По щекам покатились крупные слезы облегчения и радости. Как же она скучала, словами просто не передать. Но теперь все будет хорошо. Вот он, ее дорогой человек, которого Генри так давно не видела.
- Пап, забери меня, пожалуйста. Я не хочу больше к маме. Я хочу с тобой быть. – девочка всхлипывала, впервые за долгое время дав волю чувствам. – Она странная, я не хочу к ней. Я так скучала, папочка. Я люблю тебя.
Ребенок жался к мужчине, словно боялся, что вот сейчас тт исчезнет и Генри снова останется одна, в этом жестоком и страшном мире, темном и пустом для маленькой потерявшейся и одинокой девочки.

+2

8

Картер нехотя достала телефон и набрала сообщение отцу, предупредив, что все в порядке. Она полагала, что тот в свою очередь сообщит эту новость и Хагану. Ей было интересно, как отреагирует супруг, но развивать эту тему у себя в голове Джейн не стала. В памяти возникла недавняя сцена, когда ей пришлось соврать ему о своих чувствах. Впрочем, она также быстро развеялась, когда Себастьян вновь заговорил. Женщина видела, что ему нелегко даются слова. Она чуть прищурилась, когда вдали показалось два силуэта, и только спустя мгновение осознала, что именно от нее хочет бывший полицейский. Уставившись на него широко распахнутыми глазами, Джейн не могла поверить в то, что слышит.
Судя по всему, он принял это решение еще до того, как произошла перестрелка у банкомата, и не собирался отступать от этой идеи и теперь. Вероятно, дело было в том, что между ними, так или иначе, возникло доверие, когда Джейн помогла ему реабилитироваться; к тому же дом Картеров являлся крепостью, защищенной иммунитетом Союза от иных.
Умилительная картина семейного воссоединения заставила сердце женщины дрогнуть. Она любила детей и долгое время мечтала о своих, но... впрочем, это уже совсем другая история. Джейн почувствовала себя лишней в какой-то момент и ей стало очень жаль девочку. Во-первых, потому что она догадывалась, что после передачи ребенка Себастьян намерен уйти на какое-то время, а ей (как было видно) так не хватало его тепла и внимания; во-вторых, потому что ее матушка стала вампиршей, и, судя по словам Лемана, он не собирается оставлять это вот так. Блондинка не любила вампиров, и сама испытала на собственной шкуре, что такое иметь непутевую мамашу из той же серии, но все же считала необходимым отговорить мужчину от принятия поспешных решений. Она боялась, что он может взять на себя грех, который никогда не сможет смыть перед девочкой. Грех, за который в будущем малышка может его возненавидеть. Внутри Джейн боролись противоречивые чувства. Края глаз покраснели и стали влажными, но она не позволила чувствам взять верх. Вдохнула свежий воздух, чтобы привести мысли в порядок, запрокинула голову, посмотрев на небо, пока Себастьян успокаивал ребенка, и заодно взяла паузу на размышления. Отказать мужчине в помощи Джейн не могла; не столько потому что он спас ее жизнь, сколько из-за желания оградить ребенка от разборок взрослых. Она всегда считала, что дети не должны расплачиваться за грехи своих отцов и матерей. Все же что-то светлое и доброе в ней еще жило, даже после всех злоключений. Может Картер и не была примерной женой, и не претендовала на звание «лучшая дочь года», но в ней еще оставалась человечность. Дети – это святое.
-Я помогу тебе, - только и сказала Джейн, не решаясь пока нарушить семейную идиллию. Спрашивать сейчас у ребенка "как тебя зовут", когда он в таком состоянии было бы глупо.

+1

9

Женские слёзы – сильный рычаг давления на любого мужчину. Слёзы ребёнка – кнопка тумблера, когда адекватный и взрослый человек в одно мгновение переключается, открывая миру нового себя. Кит простил бывшую жену за то, как она поступила с ним, но простить ей то, что пережила дочь – невозможно. Его учили, что семья – единственное, ради чего стоит бороться. Под словом «семья» подразумевалось более обширное понятие, нежели просто кровные узы, но если ты готов впустить человека в свою Семью и сделать его её частью, значит будь за него до конца. Во всём и всегда. А если он желает оставить Семью, то просто отпусти и может блудные сын или дочь вернутся, поскольку все делают ошибки. Бывшая жена не просто оставила семью, она предала всё. Она стала врагом, а участь врага – смерть.
- И я люблю тебя, малышка, поэтому не отдам тебя маме, она больше не обидит тебя, обещаю. – Смесь эмоций отражалась на связках, голос звучал с явно выраженной хрипотцой.
Хрупкое детское тело крепко к себе прижали мужские руки. Честер слишком сильно скучал по Генри. Старался скрыть. Не демонстрировать чувств и держать их при себе, чтобы не поддаться губительным слабостям человеческой сущности. Бывшему копу предстояло убить бывшую супругу, ту самую женщину, что он любил и которой клялся в верности. Расслабляться нельзя. Ради дочери. Иначе просто не хватит духа.
Дженис согласилась помочь, на что Леман отреагировал лёгким кивком и благодарным взглядом. Отныне он будет перед ней в неоплатном долгу. Также он понял, насколько не ошибся в этой женщине. Она окончательно заняла своё место в той самой Семье.
- Кнопка, - когда дочь немного успокоилась, мужчина поставил её и присев напротив посмотрел на девочку, - какое-то время я не смогу с тобой часто видеться, но ты у меня очень умная и сильная духом, потому я надеюсь, что ты найдёшь в себе силы всё понять и немного потерпеть моё отсутствие. Но ты будешь не одна, а с тётей Джейн.
Кит взглядом указал на блондинку Картер и взглядом дал понять, что настал и её выход.
- Она очень хорошая и не обидит тебя. Познакомься с ней, пока я поблагодарю тетушку Мэри за помощь нам. – Бывший коп поднимаясь, поцеловал дочь в макушку и вручил её Джейн, направившись к терпеливо ожидающей в стороне монахине. Он считал, если они познакомятся сами, то сделают первый шаг к налаживанию контакта.

Отредактировано Честер Кит (14.03.2016 02:11)

+1

10

Отец был рядом. Такой родной и теплый. Как же Генри по нему скучала. Тихо всхлипнув от счастья, что наконец-то с ним, девочка жалась к сильному и горячо любимому отцу, словно боялась его потерять снова. И как оказалось, не зря боялась.
Оказавшись снова на земле, на внимательно выслушала отца, бросила короткий взгляд на женщину. А чего ты ожидала, милочка? Что он бросит все и будет с тобой играть? Взрослые слишком заняты, чтобы уделять время таким, как ты. Даже если эти самые «такие» их собственные дети. Так что вытерла слезы и пошла знакомиться с новой нянькой. Тяжело вздохнув, девочка привела себя в порядок и молча кивнула отцу. А что она могла возразить? С одной стороны, Генри прекрасно понимала важность работы отца, и то, что он должен заниматься всем этим. Он же взрослый. Так положено в их мире. Но это никак не мешало ей обижаться н него, тосковать и злиться на эту новую подружку отца, на которую он спихивает свое чадо. А может, я ему не нужна просто? Может он и бросил меня с матерью, потому что я мешала. И теперь вот бросает. Не стоило убегать. Матери я, конечно, тоже не нужна. Но она хотя бы прямо говорила об этом. А он…
На глаза навернулись новые слезы, но Генри упрям поджала губы и заставила себя не плакать. Себя было очень жалко, но ничего не поделаешь. От нее, ребенка, вообще ничего не зависело в этом мире. Но у нее еще есть шанс. Ведь она вырастет. И тоже станет взрослой. И тогда сможет решать. А пока придется покорно смириться с тем, что дают. Хорошо, хоть вообще не вернул матери. И не бросил тут. Нет, Алекта любила тетушку, но монастырские стены ее угнетали. Они рождали мысли, от которых становилось больно и грустно.
Подойдя к девушке, Генри посмотрела на нее, оценивая и запоминая. Она по-своему была красива. И это заставило чуть сморщить носик, чтобы не расплакаться снова, от отчаяния и тоски. Как же она хотела быть нужной отцу, как она его любила. Но Генри должна быть сильной и послушной девочкой.
- Генриетта Алекта Леман, приятно познакомиться. – представилась малышка. – А вы подружка папы? Я надеюсь, вы не собираетесь становиться мне второй мамой. У меня уже одна есть.
Нет, у отца вкус, конечно, неплохой, но вот чужого человека, каким бы отличным он не был, Генри не станет называть матерью. Ей хватило и одной такой родственницы. Но и выбор отца она оспаривать тоже не собиралась. Это, в конце концов, его жизнь. Единственное, чего хотела сама девочка, это больше быть с ним, чувствовать его любовь и заботу, знать, что она нужна и любима. И она очень надеялась, что эта женщина не станет отнимать те жалкие крохи внимания, что выпадали на долю маленькой дочери.

+2

11

Джейн чувствовала себя очень странно. С одной стороны, очередной вираж, который сделала судьба вернуло ей ощущение времени и места, с другой, все было довольно непросто. Она смотрела на девочку, обнимающую своего отца и вспоминала себя в том невинном возрасте. Мать Картер умерла, когда ей только исполнилось пять лет. Так, во всяком случае, она считала до недавнего момента. Вероятно, потому, Джейн понимала сейчас чувства девочки; во всяком случае, считала, что понимает. Не передать словами, как ей было жаль ребенка, который оказался меж двух огней.  Не приведи господь кому-нибудь такое «счастье».
Мотнув головой, когда Себастьян сказал, что должен отойти, женщина вновь улыбнулась девочке и присела на корточки, чтобы быть с ней одном уровне. Достав из кармана чистый белый платок, она протянула его ей, сказав:
-Держи, - на платке были инициалы «Д.Д.К.». Вопрос Генриеты не застал её врасплох, но все равно произвел впечатление. Картер помнила, как сильно ревновала посторонних женщин к своему отцу, считая, что они могут забрать его у нее. Двум особо напористым пассиям она устроила «райскую» жизнь. Эти светские дамы тогда казались ей злыми мачехами из сказок, которые читала бабушка Аделаида на ночь. Она не хотела, чтобы кто-то занял место матери, пусть это и было эгоистично по отношению к родителю. Тогда мир для неё вообще казался совершенно другим.
-Я друг твоего папы, - заверила девочку Джейн, нарочито сказав «друг», чтобы ей не казалось, будто у них шашни. Пожалуй, слово «подружка» здесь было не совсем к месту. Однако дети они такие – что на уме, то и на языке. – Ты поживешь у меня какое-то время, пока он закончит свои дела. Обещаю, что тебе у меня понравится. Мы найдем, как развлечься в новогодние каникулы, верно? Будем ходить по музеям и театрам, если захочешь, или найдем другие интересные занятия. Ты ведь уже учишься в школе? У вас сейчас как раз длинные каникулы, которые нужно провести с пользой, - Картер решила, что лучший способ отвлечь ребенка, это поговорить на отвлеченные темы не заостряя внимание на ситуации. Чем меньше она думает о том, что отец вот-вот исчезнет на неопределенный срок, тем лучше.
Джейн посмотрела на мужчину, стоявшего в сторонке с монахиней и подумала о том, что перед тем, как он уйдет, им следует серьезно поговорить. Она помнила выражение его лица, когда речь шла о жене, и не хотела, чтобы он натворил что-то дурное, о чем потом будет жалеть. Перейдя ту черту, бывший полицейский вряд ли сможет вернуться в нормальное, обычное состояние. Ему и так довелось пережить много всего, и не приведи господь с ним что-то случиться, ребенок может остаться совершенно один. Сейчас стоило подумать в первую очередь о малышке Генриетте. В сердце больно кольнуло, когда она вспомнила о своих так и не рожденных детях.

+1

12

Как быстро рушатся воздушные замки, фундамент, к которому, казалось же, был заложен. Предполагал ли Честер, лет 5 назад, что его брак рухнет? Нет. Думал ли, что столкнётся с паранормальным и более того, станет частью теневого мира? Определённо нет. Оставлял ли даже малейшую вероятность, что соберётся вбить в сердце некогда бывшей жены кол? Нет! При всей той решительности, отражавшейся во взгляде бывшего копа, он в действительности мешкался. Столько лет вместе. Общее дитя. При взгляде на дочь сердце гадко сжималось от боли. Но она то, совсем ребёнок. Она не виновата в происходящем. Так имеет ли он право лишать её матери? 
Разговор с монахиней завершился. Мужчина тут же вернулся к Дженис и Генри, искренне желая скорее покинуть уже это место, ощущая своего рода дискомфорт, вызванный святой землёй.
- Садитесь в машину. – Выдавив из себя подобие улыбки, Кит посадил дочь на заднее сидение, после чего, помог туда же сесть и блондинке Картер. Оба объекта для охраны находятся в одном месте, а значит концентрировать внимание куда проще. Леман руководствовался именно этим, даже не беря в расчёт такие версии, как «девочкам надо подружиться», «поездка сблизит их». Всё это чушь. Мужчина заранее знал, что Джейн ещё намучается с младшей Леман, потому иллюзий не строил.
- Джейн, завтра я привезу вещи Генри, а ты кнопка, скажи сразу, что тебе необходимо в обязательном порядке. – Обращение к пассажиркам звучала вполне обыденно, будто отец семейства просто вёз своих девочек к деду на каникулы.
Добраться до особняка Картер удалось без приключений. Въехав на территорию и подъехав к дому, Чес покинул салон, помогая выбраться женщине из авто.
- Генри, посиди минутку, мне нужно кое-что сказать Джейн перед отъездом. – Подмигнув дочери, бывший коп закрыл дверь и отошёл с блондинкой на несколько шагов от машины.
- Прежде, чем ты скажешь, что я ужасный отец и бессовестно злоупотребляю нашим общением, я хочу сказать тебе спасибо, что ты согласилась позаботиться о моей дочери. – Искренняя благодарность слышалась не только в голосе, но и отчётливо читалась во взгляде мужчины. 

http://savepic.su/754451.png

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC