http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кухня

Сообщений 61 страница 80 из 95

61

http://savepic.su/754451.png Гостиная

Керригану казалось, что на миг он стал невольным героем какой-то мыльной оперы из тысяча пятьдесят седьмой серии, ибо всё, что происходило далее выходило за все рамки дозволенного. Как ни крути, это были похороны, а не ток-шоу, где пропавшие люди находят друг друга или делятся самым сокровенным. В который раз Эндрю убедился в том, что этот пневматик ему совсем не соперник. Он совершал ошибку за ошибкой и чем дело заходило дальше, тем глупее они становились. Мальчишка совсем потерял уважение в глазах адвоката.
«Идиот. Просто кретин», – думал некромант, мысленно делая очередной фейспалм. Молодая кровь, ошибки юности, да, всё это имело место быть, но черт побери, не в таком же возрасте! У мужчины невольно сложилось мнение, что лосяра застрял где-то в пятнадцати летнем периоде, раз говорил такие вещи Ричи. Даже будучи практически одержимым своей идеей, Керриган не делал таких явных промахов. Хотя, был готов на многое, а как известно, в некоторые моменты разум могло захватить безумие. Возможно, всему виной был обычный человеческий опыт, а возможно, адвокат действительно был слишком умён и выше всех этих эмоций. Близок ему был лишь гнев, который посещал мужчину слишком часто. Но даже сегодня, в самые опасные моменты, он мог держать себя в рамках, дабы оставаться на коне в глазах Николь. Чего совсем нельзя было сказать о Салливане.
Он еле сдерживался, чтобы не выйти из себя: этот молокосос ещё смеет лапать её. Ревность взыграла не на шутку, но мужчина быстро умерил свой пыл, мысленно говоря самому себе, что это всего лишь злость. Откуда было взяться какому-то другому чувству? Для его зарождения нужно нечто большее, чем элементарное чувство собственности.
Была ли это любовь со стороны жалкого студентешки? Вряд ли. Эндрю повидал многое на своем веку и предполагал, что парнем завладел самый обыкновенный эгоизм, ради которого многие подростки терпели поражение даже в самых простых играх. Не произнося ни звуках, Керриган подождал, пока Дэниэл не покинет помещение, и лишь после этого поспешно достал телефон из кармана и, выждав секунды три, вышел из укрытия.
Он специально нажал на кнопку, словно только что закончил разговор и непонимающе посмотрел на девушку.
– Прости, я говорил по телефону и случайно увидел, как Дэниэл стремительно покидает кухню, – Керриган поспешно спрятал мобильник в карман, делая несколько шагов вперед – Всё в порядке?
Вряд ли Николь откроется сейчас ему, но выразить глубокую заинтересованность и обеспокоенность никогда не будет лишним. Ведь цель всегда оправдывает средства. А нынешнее положение дел вполне может укрепить позиции некроманта. Главное не оступиться, что было крайне важным.

+5

62

Николь была очень чуткой девушкой по своей природе; раньше она боялась сказать грубое слово или даже просто повысить голос, поскольку считала, что может ранить чувства другого человека. Именно по этой причине все слова мага больно ударили по ее вере в себя. Кто-то все время внушали ей, что она бедовая девчонка, с которой одни проблемы, и, со временем, волшебница начала верить в это больше, чем в свою мнимую исключительность и великое предназначение. Умом Николь понимала, что не виновата в том, что не может ответить взаимностью на чужие чувства, но вот маленький червячок внутри, заживо снедал ее, заменяя правильные мысли на дурные. Девушка не знала куда себя деть и в какую яму провалиться. Когда она осталась одна, тишина вокруг стала оглушающей. Положив одну руку на живот и уперев другую в стол, волшебница согнулась, давя в себе волну дикой боли. На плечи ей вновь обрушился тяжелый груз вины, и в какой-то момент она позволила ему взять верх; сердечно жалея себя, девушка с силой закусила нижнюю губу и тихо застонала.

Когда на пороге появился некромант, она собрала всю свою волю в кулак и выпрямилась, посмотрев на него; сосуды в них стали красными, отчего создавалось ощущение, будто девушка вновь плакала или только собиралась. Когда Дэниэл вышел, она ничего не сказала. Только молча проводила его взглядом, ощущая, как весь мир и они в том числе катится к черту на пирушку. Наверное, сейчас ей было бы правильнее злиться на него, но сил на это не осталось. Николь не понимала его, но смогла расслышать в словах упрек.

-Нет, - стараясь говорить ровно, выговорила девушка. – Ничего не в порядке. Ничего, - она сделала паузу, чтобы набрать в легкие воздух, но он резанул ей легкие, отчего тембр стал на порядок выше; волшебница почти пищала точно мышка, когда в следующий раз открыла рот. – Я приношу одни несчастья.

Пожалуй, единственный человек, который оставался рядом с ней несмотря ни на что был Доминик. Он всячески убеждал Николь, что она никогда не должна в себе сомневаться, и не позволяла никому погасить свет в своей душе и сердце. Потому что он делают других людей рядом с ней лучше. У всех бывают темные и светлые дни – жизнь сплошная зебра; главное не давать обстоятельствам взять верх. Однако сейчас ей было сложно сосредоточиться на этих мыслях; в это утро она хоронила деда, но даже в такой момент не смогла проконтролировать, чтобы все прошло гладко. Николь казалось, что этим она предала память Лекса; ей так хотелось проводить его в последний путь согласно традициям, чтобы отдать дань уважения, но все пошло кувырком.

+3

63

Женские слезы – опасное дело, это мужчина знал по своему богатому опыту. Так же, как и истерики и прочие дела, которые они успешно выполняли в одиночку. Вообще, некромант придерживался позиции если видишь ревущую бабу – беги без оглядки, но здесь была совсем другая история.
На самом деле, Эндрю даже стало немного жаль Николь, уж слишком много всего перепало на её долю. Вот взять этот день, он ещё не закончился, а девушка уже раз третий точно плачет.
Керриган быстро подошел к Николь и ничего не говоря, обнял, крепко прижимая к себе. Какое-то время он стоял молча, давая возможность Ричи высказаться, если той хотелось что-то сказать ещё, и лишь когда убедился, что нет ¬– заговорил:
– Николь, что за глупости ты говоришь, – он чуть отодвинулся от неё, чтобы была возможность смотреть в глаза. Да, вид был, честно говоря, так себе. Про такие глаза стоит говорить «два рубина», нос вот-вот тоже приобретет багряный оттенок… Совсем непорядок. – Ты не можешь притягивать одни несчастья. И я даже попробую тебе объяснить почему.
Мужчина улыбнулся и одной рукой убрал с её лица прядь волос, которая назойливо лезла в глаза девушке. Нельзя допустить, чтобы она опять расстроилась, сколько уже можно? Даже такому черствому сухарю как Керригану были знакомы самые элементарные чувства, просто сидели они глубоко внутри, ну где-то уж слишком.
– Во-первых, если бы это было так, рядом с тобой не было людей, которым ты доверяешь. Ведь есть такие? Один или два ¬ – не важно. Не в количестве дело. Во-вторых, я ведь уже говорил тебе о равновесии, помнишь? Но это было немного в другом ключе. Не бывает только чёрная полоса или же наоборот белая. Жизнь зебра, только так может сохраниться баланс и мир не взорвется от переизбытка чего-то одного. Сейчас одно наложилось на другое, но это не значит, что ты переживешь этот сложный период одна. Я буду рядом до тех пор, пока ты сама не прогонишь меня. Причем тебе придется делать это метлой. Что? У тебя в доме нет метлы? Сойдет и пылесос. Только не забудь включить его в розетку, чтобы он устрашающее ревел мне в лицо.
Он еще раз улыбнулся, и после этого снова прижал девушку к груди, поглаживая ладонью правой руки по её мягким волосам. Невольно некромант подумал о том, что раньше он себя так не вёл. Что-то уж слишком много он стал нянчится с медиумом. Для дела ли это? Или он уже стал перегибать палку? Вообще, все эти телячьи нежности были ему не по вкусу. Обычные объятия вызывали чуть ли не рвотные позывы. Но здесь всё было немного по-другому. То ли Керриган уже свыкся с тем, что для достижения его цели подойдёт всё, что угодно, то ли эта девушка действительно задела его за живое. Словно потянула за нужную ниточку и сквозь темные дебри чёрной души стали пробираться еле заметные лучи света.

+3

64

Николь уже не в первый раз оказывалась в объятьях некроманта. В первый раз это произошло как раз в тот момент, когда она узнала о смерти Хонормана; теперь же он утирал ей слезы по другой причине. Оказаться в нужное время и в нужном месте – целое искусство, в котором абсолютно точно этот мужчина преуспел. Они почти не были знакомы, но, между тем, Эндрю взял на себя много обязательств по организации похорон, чем сильно облегчил жизнь волшебницы в эти трудные для нее дни.
Когда Керриган прижал девушку к себе, она не отшатнулась. В этом жесте не было ничего предосудительного, поскольку он хотел просто помочь; так, во всяком случае, это воспринимала сама Николь. Ей было не по себе только от того, что они почти не знакомы, а проявление любой заботы от человека, о котором почти ничего неизвестно, весьма сомнительно. Впрочем, именно сейчас задумываться об этом волшебница была не в состоянии. Она позволила побыть себе немного слабой, потому что впереди ее ждало еще много испытаний, в которых нельзя будет проявлять эту черту. Николь было нечего сказать сейчас, но и слезы, вопреки всяким ожиданиями, не покатились из глаз. Они исчезли, как и боль, разрывающая грудь, в один миг опустошив ее. Когда человек слишком долго испытывает нечто подобное, наступает момент, когда он перестает вообще что-либо чувствовать. И вот он настал.
-Я благодарна ва... – Николь оборвала себя на полуслове, вспомнив, что мужчине не нравится, когда она обращается к нему на «вы» и сказала, - тебе за все. Правда. Редко, кто может так просто помогать почти незнакомому человеку, - волшебница слабо улыбнулась, вспомнив слова про пылесос, - наверное, вы с моей пра-пра-прабабушкой были в очень хороших отношениях, - предположила она; других причин, по которым ему могла быть небезразлична ее судьба найти сложно, а Ричи была воспитана так, что в первую очередь искала в людях хорошее.
-Ты прав, - и все же, когда Николь обращалась к человеку старше себя на «ты» ее немного коробило это; привычкам сложно изменить. – У меня есть Доминик. Я ему доверяю, - конечно полностью она никому не доверяла, хотя сама этого не признавала, но Мортель был ближе остальных по понятным причинам; они знакомы не один год, - а теперь, возможно, обрела еще одного друга, - разумеется, речь шла об Эндрю. Собственно, «еще одного друга» значило, что и маг Разума был им, а не кем-то больше.
Вообще, создавалось ощущение, что девушка уговаривает себя поверить в то, что все будет хорошо. Иных вариантов у нее и не было; либо и дальше продолжать убиваться, либо заняться делом. Они с Керриганом уже минут пять как простояли в обнимку, а потому очухавшись, она оформила на лице неловкую улыбку и отодвинулась.
-Спасибо, Эндрю, - девушка хлюпнула носом, - наверное, я сейчас ужасно выгляжу. Нужно найти салфетки или еще что-нибудь. Не день, а дурдом какой-то, - к ней вернулась привычка быстро говорить. Ей еще было плохо, но она старалась переключить свое внимание, чтобы не вызывать чужого беспокойства.

Отредактировано Николь Ричи (16.07.2016 02:08)

+3

65

Вероятно, весь день они так простоять не могли, да и нужно было скорее завершить всю официальную часть похорон. Почему-то мужчине казалось, что если они останутся в доме еще на пару часов – снова произойдет что-то не очень хорошее. Скорее всего медиум сейчас и правда переживала период неудач, так что, кто знает, что может произойти. Эндрю улыбнулся ей в ответ и подумал о том, что в сказанных словах Николь есть и положительная сторона. Во-первых, он услышал от неё отношение к Доминику, тому славному парню, что остался разговаривать с родственником. Такие как Мортель обычно бывали в романах героями, рыцарями без страха и упрёка, которые с мечом на перевес защищали принцесс от чудовищ, негодяев и получали главные призы в виде любви той самой принцессы. В этой книге Керригану наверняка бы досталась роль того пресловутого чудовища, который искушал и похищал вторую половинку главного героя. Но если на страницах таких книг хорошие парни уже давно были в сердце девушек, то здесь дело обстояло с более благоприятной стороны для некроманта. Конечно, «тоже друг» звучало немного удручающее, но адвокат не был бы собой, если бы не продолжил битву. Уходить с поля боя в тот самый момент когда ты делаешь верные шаги – на это способен только глупец. Где друг, там и что-то большее, – решил он и, отвлекшись от этих мыслей стал искать глазами салфетки для Ричи.
Он точно помнил, что одна упаковка осталась в комнате, но наверняка на кухне есть бумажные полотенца. Тот же материал, только чуть размеры побольше, какая разница и зачем ходить за чем-то на второй этаж? Только вот вопрос, где же их можно было найти? Всё-таки, кухня больше женская стихия, и не некромантское это дело. Но выбирать не приходилось. Один неверный шаг и мужчина мог разрушить то, что только что построил. Доверие завоевать трудно, сохранить – еще тяжелее. Хотя, в этом мире легко было только всё разрушать.
– Не стоит благодарить меня за это, – своим фирменным, бархатисто-спокойным голосом начал Эндрю. – В моих действиях нет ничего необычного, я всего лишь делаю то, что должен делать друг. И не нужно думать, что я делаю это в дань уважения бабушки. Нет, я делаю это, потому что хочу, а никак иначе. И хорошо, что у тебя помимо моего крепкого плеча есть плечо Доминика.
Он сделал небольшую паузу и, повернув голову, наконец-то увидел искомые бумажные полотенца. Он подошел к столу и, отмотав небольшое количество бумаги и протянул этот кусок девушке.
– Конечно, не самый лучший вариант, но думаю подойдет. Вообще, было бы неплохо умыться водой. И приятнее. Плюс ко всему, ты сможешь привести себя в порядок перед зеркалом. Хотя, на мой скромный взгляд, выглядишь ты замечательно. Краснота спадет очень скоро, главное, не позволяй дурным мыслям захватывать власть в твоей голове. И да, хватит меня благодарить, я ведь ничего такого не делаю. – Решил напомнить Керриган, так, на всякий случай, давая понять волшебнице, что он делает это от сердца и души, а не для того, чтобы заполучить что-то в обмен. Нужно было сохранять видимость участливого и хорошего парня с большим сердцем и занять позицию рыцаря, впихивая отрицательную роль тому, кто покинул этот дом. А принцесса пусть расслабится и всё сделает сама. В этой сказке чудовище просто обладает большим количеством хитрости. И правда, зачем совершать все эти лишние действия, когда обманом и умом можно заполучить то, чего так желаешь?

+2

66

Мужчина вел себя, как подобает джентльмену и это несомненно подкупало. Если бы не его аура, которая заставляла невольно передернуть плечами, цены бы ему не было. Все некроманты, к сожалению, имели одну особенность – какими бы не были хорошими их поступки, следом за ними тянется неприятный шлейф негатива, как дорогих духов какой-нибудь наряженной красотки. Если бы волшебница знала, что одним своим прикосновением Эндрю может состарить любого человека, ей бы стало не по себе от этого. Благо она не сильно разбиралась даже в собственных способностях, не говоря уже о других. Николь то и дело приоткрывались новые двери, куда она осторожно заглядывала, боясь увидеть больше, чем следует. Она чувствовала себя слепым котенком, который то и дело спотыкается обо что-то и падает. Ей нужен был человек, который сможет помочь разобраться во всем, но не станет давить.
Николь говорили о том, что между такими как она и такими как Эндрю ведется негласная борьба; еще сам паладин, будучи живым рассказывал ей об этом, чтобы отвадить от клуба «Кровь Ангела». Однако несмотря на это, у нее складывались весьма неплохие отношения с этими служителями Смерти.  Наверное, все дело было в том, что она не видела на что они на самом деле способны, а потому не придавала словам особого значения. Людям часто нужно испытать что-то на собственной шкуре, прежде чем проникнуться чем-то. К тому же, волшебница воспитывалась в семье человека, слова которого помнила и по сей день.
-Знаете, мой отец всегда говорил, что нельзя судить человека только по цвету лица или делу, которому он посвятил свою жизнь, - приняв салфетку, сказала Николь, - потому что любые ярлыки, которые мы надеваем на людей, дают нам неверное о них представление. Мне кажется это правильным. Я слышала, что между такими как мы огромная пропасть, но, вероятно, моя бабушка тоже была не согласна со всеми этими клеше. Видимо это генетика. Мне нравится думать о том, что мы в чем-то с ней похожи, хоть я ее совсем не знала, - Ричи и понятия не имела, что у старушки были отвратительные отношения со всеми людьми, кроме определенного (выбранного ей) круга, и в него не входил сей джентльмен. Напротив, у них были самые что ни на есть отвратительнейшие отношения. В те редкие моменты, когда им доводилось встречаться, старуха не упускала шанса словесно принизить молодого некроманта, при том делая это с самым высокомерным видом. Николь и ее дальняя родственница были абсолютно непохожи, но для Керригана это был определенно плюс. Она не знала свою настоящую семью, но та семья, в которой девушка жила, сделала все, чтобы из нее вырос по-настоящему хороший человек. Пусть не все было так гладко, как хотелось бы, но волшебница узнала, что значит быть любимым ребенком, пусть только и от названного отца. В отношениях с матерью все было сложно; вероятно, по той же причине, она не спешила узнать ту, что подарила ей жизнь; Николь боялась еще больше разочароваться. Что не говори, но ее глубоко ранил тот факт, что родственники отказались от нее (почему и ради чего она не понимала, а потому не могла по достоинству оценить сей поступок). Быть может, он был продиктован благородными намерениями. Ей было сложно понять все хитросплетения судьбы, и стало еще сложнее, после встречи с настоящим отцом, непосредственно участвующим в ее зачатии. Он был жив, и он узнал ее, хотя Гидеон (фамильяр) и говорил, что с ним приключилась беда. К слову, пушистого приятеля давно не было видно. Если бы не смерть дедушки, она бы уже места себе не находила, но боль от утраты перечеркнула другие чувства.  К тому же, это уже не первый раз, когда волшебный помощник внезапно исчезал из поля зрения. Иногда Николь гадала, чем он занимается, когда не рядом с ней. Возможно ли такое, что он служит ее родителю?
-Да, пожалуй, нужно ополоснуть лицо и руки, - с этими словами волшебница подошла к раковине и включила воду, попутно бросив взгляд на часы, висевшие возле стола. – У нас еще минут десять перед началом... не знаю, как справлюсь со всем этим, - прохладная вода коснулась кожи, вернув ей цвет. - Эндрю, - повернув кран, она развернулась к нему лицом, - а это ваше настоящее имя? Я слышу едва уловимый акцент, но не могу понять чей. Мне кажется, что вы родились не в Дюссельфолде, - у самой Николь тоже он был, но ляфирский (немного певучий и как будто бы кокетливый). Когда девушка была расстроена, она не особо следила за интонацией, и акцент был слышан отчетливее. Основные ударения падали на вторые слоги, а некоторые буквы и вовсе проглатывались. В целом, Николь прекрасно владела языком. Более того, став хранительницей «Вместилища», девушка обнаружила, что языковые барьеры пали; она могла свободно говорить на любом наречии любого народа.  Если ей вдруг станет сложно найти работу в области юриспруденции, всегда можно подработать переводчиком.

0

67

Эндрю не любил говорить о своем прошлом: что было, то прошло. Да и какая кому разница, сменил ли он имя и по каким причинам. Мужчина вообще не любил сорить информацией о себе, считая, что это как своего рода государственная тайна. Да и знай о тебе человек чуть больше дозволенного, глазом не успеешь моргнуть, а информация будет использована против тебя. Он же всегда так делал.
Хотя вряд ли Николь когда-либо поступила так с некромантом, более того, на любой вопрос о прошлом можно говорить фразами туманными. Мол что было, то прошло, прошлое на то и прошлое, что от него избавляться необходимо. Да уж, веселенькие похороны тут обозначились. Уже не прощание с дедом, а узнай ближнего своего, какое-то. В очередной раз Керриган подумал о том, что все присутствующие втянули его в съемки какой-то мыльной оперу, причем серия была далеко не первая. А сценарий никто решил не давать, ведь так куда интереснее будет. Поэтому-то и было тяжело сориентироваться, что, где и когда. «Остаётся только узнать, что я внучатый дедушка той веселой блондиночки, которая ходила хвостом за братом по способностям», – сделал небольшое умозаключение Эндрю. – «При таком раскладе я точно подумаю, что сошёл с ума и где-то рядом бродит мужик с хлопушкой и мотюгальником. Или как тот громкоговоритель называется? Впрочем, неважно.»
Как бы там ни было, но вопрос был задан, и раз пошло такое дело, то можно попытаться ответить, но более-менее размыто.
– Ты справишься с этим блестяще, я знаю точно. Но я все же помогу тебе немного отвлечься и расскажу тебе кое-что о себе. Во-первых, хочу сказать, что ты проницательна. Не перестаю удивляться твоим способностям, Николь. Просто невероятно, – некромант развел руки в стороны, а затем, сомкнул ладони, так, что получился негромкий хлопок. – Я действительно не из этих мест и моя история берёт начало в Болиссии, пару десятков лет назад. И звали меня далеко не Эндрю. Но чтобы избежать некоторых вопросов, мне пришлось чуть-чуть изменить имя. Все-таки, скажешь какому простому человеку, что вот он, Пётр Грановски, а он у виска покрутит в лучшем случае, в худшем с ума сойдет. Ведь все мои ровесники уже на пенсии или сидят на лавочках, обсуждая каждого прохожего. Есть ли во мне что-то от стариков? Безусловно, я такой же ворчливый.
Все-таки, обстановку необходимо было разряжать, хватит на сегодня нехороших вещей, Ричи не мешало бы улыбнуться пару раз. А если очень постараться посмеяться. Но только не нужно перебарщивать с этим. Впереди ещё целая похоронная процессия, прощание, поминки и прочие вещи, требующие много сил и нервов. Как известно последнее не имеет свойства восстанавливаться, так что, придется потрудиться, дабы у девушки не было переизбытка негативных эмоций. Хотя, Керриган знал, что пока он не найдет подходящих артефакт, способный хотя бы на треть уменьшить действия своего своеобразного шлейфа, Ричи будут по пятам преследовать не очень хорошие ощущения. Будучи ещё совсем зеленым, адвокат стыдился этого небольшого дополнения к своей натуре, однако, через какое-то время понял, что это скорее плюс, чем минус. Ведь с ним мало кто желал иметь дело и находится долгое время рядом. А так как компании мужчина не любил – это было просто идеально. Но сейчас обстоятельства немного иначе складывались и Керригану было необходимо, чтобы медиум была рядом чуть ли не круглосуточно и не страдала от этого. По крайней мере пока. Поэтому некромант искал средство против нехороших флюидов, что он испускал.
На ум уже не первый раз приходили возможные варианты, но Эндрю почему-то не спешил делать свой выбор. Что-то подсказывало ему, что он забыл о самом простом способе. Зачем заморачиваться, ведь всегда есть пути обхода. Или потайной какой ход, терпение и труд, вот что было необходимо некроманту во имя достижения заветной цели. Мужчина решил, что обязательно подумает над решением проблемы сразу после всей этой грустной кутерьмы и проводами в Загробный Мир. Да и спешка нужна при ловле блох. Так выберешь дорогущий артефакт, причем дорогой он будет не в материальном плане, а скажем, высасывать добрую половину сил из тебя будет. И всё, ку-ку, грыня, как говорится. Тут уже не поиздеваешься над младшими представителями магических ниш. Тут вообще мало что сделать сможешь и станешь бесполезным, как рога на заднице у фламинго.
Терпение. Сколько ещё Керриган будет его в себе воспитывать? Раньше он изрядно себя баловал, доставая сразу то, чего хотелось. А тут не только ожидать необходимо, так ещё двигаться небольшими шажочками. Плюс ко всему много конкурентов, Эндрю был уверен, что этим вечером встретит еще какого-нибудь прилизанного мужика-соседа, который обязательно окажется старым другом, безответно влюбленным в Николь. Все эти новости, открытия только раздражали и некромант еле сдерживался. Он порой чувствовал себя просроченной гранатой без чеки. Вроде и бомбануть должна, а вроде всё уж и заржаветь успело за такое количество времени. «Хоть бы всё пошло по надуманному мной сценарию. Тогда я точно буду идеальным мужчиной до самого конца», – повторял про себя как мантру Керриган.

+1

68

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

Разговор был прерван очередным звонком в дверь. Пришли сослуживцы Хонормана, которые пришли, чтобы проводить его в последний путь. Вскоре подъехал и автомобиль, куда погрузили гроб; когда мужчина засовывали его туда, девушке стало дурно и ей пришлось прикладывать нашатырь к носу, чтобы привести в чувства.
http://savepic.ru/6166300.png
Скачок на городское кладбище

0

69

Гостиная

11 июля 2006 год


Надежды. Какая же всё-таки паршивая вещь надежда. Она заставляет нас обманывать себя, закрывать глаза на очевидное. В очередной раз, надежды Хогарта не оправдали себя. Вожделенной запотевшей бутылки пива в дышащем освежающей прохладой холодильнике не наблюдалось. Лишь кое-что из продуктов, несколько видов различных соусов, какая-то зелень, початая бутылка молока и всё. Дерьмо. Впрочем, он где-то слышал, что если выпить крепкого сладкого чая с молоком и что-нибудь съесть, то может полегчать. «Где я мог это слышать?» - с сомнением уставился он на молоко. Желудок, воспротивившись, потенциальному издевательству над собой в столь извращенной форме гулко заурчал, протяжно, с надрывом.
- Да, согласен, приятель...- проговорил он, захлопывая холодильник и с солидарностью слегка похлопал самого себя по животу. Вода. Вот то, что за неимением лучшего, ему действительно сейчас не повредило бы. Холодненькая, чистенькая. Достав из ящика ближайшую кружку он наполнил её под краном до краев и парой первых глотков спешно прополоснул благоухающую перегаром полость рта, после чего со сдерживаемой жадностью утолил свою жажду прилично промочив при этом форму. Руки все еще были чертовски непослушными. Едва ли это помогло, но, стало хоть чуть-чуть да легче, что не могло не радовать. Отложив кружку в сторону, он набрал воды для крепкого чая, после чего, там же, под краном на скоро ополоснул лицо и шумно выдохнув присел за стол. Холодная вода подействовала несколько отрезвляюще, в некотором смысле благотворно и заставила, несмотря на крепкую головную боль, задуматься о насущном, а именно о душе, какой таки сегодня день и час? Кстати. Где Мортель? Кажется, они пили вместе. Даже нет, не кажется, а точно. Уж что-что, а этого он забыть не мог, так же как и о Николь. Похлопав себя по карманам, словно в поиске бумажника Нейтан отыскал телефон. Блики утреннего солнца блеснули по его дисплею, осветив в уютном полумраке кухни марку телефона. Недолго покопавшись мутным взором в записной книжке, он отыскал номер напарника и нажал кнопку вызова.

Отредактировано Нейтан Хогарт (23.10.2016 21:28)

+1

70

11 июля 2006 год. Время - 12:30


Самый худший день – это день, когда ты теряешь любимого человека. Все остальные дни, кажутся обезличенными и только отдаленно напоминают о той боли, что довелось пережил в тот самый худший день, когда казалось, что весь мир перевернулся и рухнул. Для чародея это был день, когда он в последний раз разговаривал с Николь. Каждый переживает утрату по-своему. Он, например, ушел в себя. Это не значило, что Доминик перестал разговаривать с остальными или держал их на расстоянии вытянутой руки, но не позволял никому копаться у себя в душе. Мортель с усердием барана, прущего на новые ворота, искал способ вернуть волшебницу, и отчасти именно поэтому согласился наладить отношения со своим биологическим отцом. После работы, Доминик часто гостил в библиарской библиотеке, порой засиживаясь там до самого утра, а утром вновь заступал на дежурство. Порой он был не собран, но компенсировал свою физическую усталость ментальными способностями.
Доминик редко пил, а если и делал это, то знал меру, но этой ночью он явно перебрал. Возможно, алкоголь оказался палёным, а может ему просто было необходимо хотя бы на какое-то время расслабиться и отоспаться. Чародей был благодарен напарнику за то, что тот составил ему компанию, потому что меньше всего на свете он бы хотел пить один.
Проснувшись в подвале, где лежала Николь, мужчина с трудом продрал глаза, ощущая, как в голове происходит маленькая локальная война. Он пожалел, что рядом нет человека, со способностями, способными убрать похмельный синдром, но ничуть не сожалел о том, что дал себе небольшое послабление. Поднявшись, Доминик устремил свой взгляд на девушку, которая казалось спящей красавицей. Ему бы решительно хотелось поверить в сказку, где поцелуй принца способен вернуть ее к жизни, но реальность диктовала свои правила и в них не было место такому волшебству. Мортель, пожалуй, даже выдержал бы, если бы этим принцем оказался не он. Полюбовавшись ей, чародей направился к лестнице, ведущей наверх. Обнаружив у двери пустую бутылку, мужчина поднял ее и направился на кухню.
В доме было тихо. Обычно на улице было слышно, как шумит город, но сейчас эта его часть как будто вымерла. Добравшись до места, Доминик обнаружил там и своего напарника.
-Доброе утро, - сказал он, ставя опустевшую бутылку на стол, - надеюсь, хоть у кого-то оно сегодня доброе, - выглядел он помято и чувствовал себя также. Затем, чародей без слов подошел к раковине и включив воду, подставил под струю свою голову. Закончив, Мортель облокотился на края раковины обеими руками, давая излишкам стечь туда. – У нас осталось что-нибудь или надо идти в магазин? – посмотрев на Нейтана, поинтересовался чародей, предположив, что тот уже успел изучить содержание холодильника.

+1

71

- Угу...- лениво протянул он в ответ на дежурное пожелание доброго утра, с некоторым сожалением взглянув на пустую бутылку. Пока напарник принимал импровизированный душ, Нейтан отключив таки вызов, взглянул на часы и дату. Сначала, глаза его удивленно расширились, затем изучающе прищурились. Он искренне надеялся, что первый взгляд на набор циферок обманул его, по скольку в голове то и дело мутилось и какие-нибудь привычные будничные 7:05 он вполне мог ошибочно принять за 12:30. Но нет, судя по циферблату сейчас, к его удивлению было вовсе не раннее утро, как он предположил было поначалу, а самый что ни на есть разгар дня. Вот же дерьмо. Поваляться бы сейчас еще, плутая в темных закоулках своего запутанного внутреннего мира. Сомнительное на самом деле удовольствие, для полицейского, раз за разом приказывающего себе не раскисать и ревностно следующего своей же установке. Чувствовал он себя сейчас в точности, как пятилетняя девочка, не желающая идти в школу.
- Мы всё вчера выпили...- безынициативным тоном человека, констатирующего научный факт ответил он, отложив таки телефон в сторону - ни единой, проклятой капли спиртного в доме не осталось.
Тем временем щелкнул чайник, возвещая о том, что вода в нем закипела. С большой неохотой поднявшись, Нейт достал еще одну кружку, забросил в обе по чайному пакетику и щедро залил все это кипятком до краев.
- По чайку, и пойдем - макнув свой пакетик пару раз, Хогарт кисло усмехнувшись бросил взгляд в окно -...По крайней мере, пережившие тяжелое похмелье в летний зной могут смело корчить рожи инквизиции и показывать неприличные знаки пыточных дел мастерам. Скорее вторые и третьи выдадут аффект с суицидом, чем первые запросят пощады.
Обратив внимание на то, что и без того малолюдная улица, сегодня похоже и вовсе пустовала, а привычный городской шум практически не доносился до его слуха, он озадаченно сдвинул брови. 
- Хм. Обратил внимание, как сегодня тихо? Сколько на твоих времени? Мои часы по ходу сбились...

Отредактировано Нейтан Хогарт (24.10.2016 09:19)

+1

72

-Оно и к лучшему, - отозвался Доминик, когда напарник сказал, что они опустошили вчера все бутылки со спиртным. Он не считал правильным лечиться тем же ядом, что способствовал отравлению организма. Чародей решил просто переждать, когда похмельный синдром уйдет сам собой или позже сходить в аптеку и купить что-то, что способствовало бы более быстрому восстановлению. На улице стояла жуткая жара и в доме было ужасно душно, потому следующее, что сделал мужчина, это подошел и открыл окно настежь, впуская в помещение свежий воздух.
-Надо просто поесть что-нибудь, тогда должно стать чуть получше, - сказал Мортель, присаживаясь на свободный стул, - спасибо, - добавил он, придвинув к себе стакан с крепким чаем. Дважды макнув пакетик в кипяток, чародей вынул его и положил на край блюдца, стоявшего рядом, а затем потянулся к сушкам, которые лежали в небольшой миске.
-Да, тихо, - догрызая сушку, подтвердил чародей, - и оно к лучшему, наверное. Кордон поставили только вчера, потому я бы не обольщался. Если его не снимут в ближайшее время, нам предстоит много работы. В карантин попали не самые благоустроенные уголки Джернинкса, да и Брайан, как ты знаешь, имеет свои злачные места. Кто знает какие индивидуумы оказались здесь вместе с нами, - закончив с одной сушкой, чародей принялся за другую.
Их патрульная машина стояла рядом с домом, но так, чтобы не привлекать внимание. Сегодня у них должен был быть выходной, однако перед тем, как они угомонили первую бутылку спиртного, им сообщили о том, что в ближайшее время об отдыхе следует забыть. Мортель отчего-то даже не сомневался, что так и будет, потому воспринял эту информацию вполне спокойно. Вышестоящее руководство сказало, что свяжется с ними по рации, обозначив периметр, за которым им нужно будет присмотреть. Однако она осталась лежать в автомобиле, потому даже если с ними пытались выйти на связь, оба об этом пока еще не знали.
-Кто-нибудь звонил? – тут мужчина полез в карман, чтобы отыскать свой мобильный телефон, но не обнаружил его там. – Черт, куда – то сунул, а куда не помню... может выпал... – Мортель вовремя замолчал, не став говорить о том, что провел всю ночь в подвале, рядом с телом девушки. – Твой у тебя?

+1

73

В раскрытое окно, тихо подул редкий порыв ветра. Легкий, почти невесомый. И почему он сам сразу не догадался открыть окно? Подставив лицо потоку свежего воздуха, он глубоко вздохнул, шумно выдохнул и чуть пригубил свой чай. Напиток получился настолько крепкий и горький, что свело желудок но и одновременно ударив в мозг в некотором смысле вернуло ясность ума, хоть и не избавил от настырной головной боли. Как раз такой, как он любил. Зелёных чаев он категорически не признавал, так же как и всяческих травяных настоев. Чай в его представлении должен был быть чёрным и крепким настолько, чтоб высвободить те возможности, которые лениво дремали где-то в потаенных глубинах организма, да и души, чего уж там. А вот в сортах не разбирался, не любил ярлыки навешивать. Чай есть чай. Еще один осторожный глоток, и день уже не казался настолько мерзким, каким был несколькими мучительными минутами ранее. По крайней мере самоубиться уже не хотелось. По сути, мог бы оказаться славным летним, выходным деньком, если бы не события отравляющее это впечатление, наслаждение моментом. И одно из этих событий - кордон, о котором напомнил Мортель. Не поворачивая головы, Нейт утвердительно кивнул, соглашаясь со словами напарника. Карантин - именно он большей частью послужил той причиной, по которой они решили заехать к Ричи, в компании с высокоградусным бухлом. Что такого могло произойти, что вынудило властей огородить целую часть города? Конечно, им, без какой-либо конкретики сообщили об угрозе некоей эпидемии, сказали волноваться не стоит. Ну да, ну да. Когда пустяковая эпидемия, из-за которой не следовало волноваться, вынуждала прибегать к таким мерам? Нейтану платили за то, что он рисковал жизнью по той или иной причине. Но он всегда, практически всегда знал, за что сражается и каковы ставки в игре. И мысль о входе в дело "вслепую" ему очень не нравилась.
- Без понятия...- повернувшись к напарнику ответил он. В какой-то момент, ему показалось что тот чего-то не договорил, но решил не придавать сейчас этому значения, или просто сделать такой вид. Во многом потому что он и так понимал в чем могла крыться причина, которая на самом деле, была тяжела для них обоих. Сделав еще приличный глоток, он указал рукой на стол, где лежал его телефон и отложив кружку направился к выходу: 
- Я схожу за рацией. Не нравится мне эта тишина. Надо связаться с начальством.

Отредактировано Нейтан Хогарт (25.10.2016 10:29)

+1

74

-Хорошо, - ответил Мортель и, сделав несколько глотков из своей кружки, поднялся из-за стола. Голова была ватной. Сейчас он сильно жалел о том, что неправильно рассчитал свои возможности. Думать об этом было поздно.
Мужчина направился обратно в подвал, чтобы поискать свое мобильное устройство. Открыв дверь и включив свет, он спустился по лестнице и оказался в просторном помещении, где по-прежнему лежала его любовь. Подойдя ближе, Доминик провел пальцами по ее мягким волосам. В этот момент взгляд зацепился за телефон. Наклонившись, чародей поднял его и отряхнул. Время было недетское, потому мужчина поспешил наверх. Ему хотелось принять душ и переодеться, но он понимал, что это удастся сделать, скорее всего, только вечером.
Вернувшись на кухню, Доминик убрал телефон в карман и допил содержимое своей кружки. На улице по-прежнему было тихо, и эта тишина его настораживала. Он понимал, что такое затишья бывает только перед бурей, а оказавшиеся отрезанными от цивилизации люди начинают сходить с ума.
Надев ботинки, чародей вышел на улицу. Солнце уже стояло высоко, и он прищурился, пытаясь привыкнуть к яркому свету. Стояла духота. В воздухе пахло травой и резиной. Дойдя до автомобиля, мужчина спросил у напарника:
-Ну как дела? Что-то уже известно? – впереди их ждал нелегкий день. – Кэндис, наверное, еще спит, - предположил Доминик, - во всяком случае, я не видел ее утром, а в комнату заходить не стал. Надо будет, наверное, сказать ей, чтобы не выходила из дома.
Блондинка предпочла вчера уединиться, что было совсем не свойственно ее неугомонной натуре, но им с Хогартом было неплохо и вдвоем. Им удалось найти общий язык. Девушка же, как слышал мужчина, очень долго разговаривала с кем-то, и он предположил, что она ведет беседы с Верноном, который остался по ту сторону баррикад. Была в этом некая доля романтики, хотя в сравнении с тем, что случилось с ним, это ничто.

-> Холл

Отредактировано Доминик Мортель (29.11.2016 23:17)

0

75

Больница
А все-таки кофе – замечательный напиток!
Как и ожидалось, дозвониться до Николь рыжей язве не удалось: этот абонент прочно «пребывал» вне зоны доступа, и еще очень большой вопрос заключался в том, как долго несчастная жертва пироманта будет находиться в своем нынешнем состоянии. На миловидном личике мисс Лефевр отразилось чувство досады. «Да, девочка определенно из тех, кто не умеет проигрывать», - устало подумал Войц, наблюдая за тем, как Шанель убирает мобильный телефон в карман джинсовой куртки.
Рейнер понимал, что находится на пределе. Сегодняшний день оказался чересчур насыщенным событиями, а ведь он еще даже не думал приближаться к своему завершению. Поэтому примирить с удручающей действительностью медиума могло сейчас только одно.
- Кто-нибудь хочет кофе? – поинтересовался мужчина у своих спутников и, получив утвердительный ответ, направился на поиски автомата.
«Кофе надо пить всегда и везде, при всяком удобном случае, он превращает существование в жизнь», - таков жизненный принцип большинства жителей Лациума, в число которых входил и Войц. Божественному напитку, дарящему бодрость духа и ясность ума, маг мог бы пропеть дифирамбы на всех  известных ему языках, и хотя выдаваемая автоматом растворимая бурда только позорила это имя, сейчас мужчина готов был рискнуть своими вкусовыми рецепторами.
- Прошу прощения, - пробормотал Рейнер, случайно столкнувшись с человеком, только что отошедшим от аптечного пункта.
А что если?.. Дальнейшее решение было принято Войцем спонтанно, что совершенно не соответствовало его характеру.
- Скажите, у вас есть Седамин? – обратился мужчина к фармацевту. Тот, явно замотанный, как и все его коллеги, лишних вопросов не задал, просто сунул в окошко небольшой прозрачный флакон с белыми капсулами и привычным автоматическим жестом смел с прилавка деньги.
Уже набирая на обнаруженном в одном из боковых коридоров кофейном автомате положенную комбинацию цифр, Рейнер подумал, что угрызений совести совершенно не испытывает. Ей самой это принесет только пользу: меньше знаешь, крепче спишь. Оболочка у капсул оказалась достаточно хрупкой. Две или все-таки лучше три? Восстановив в памяти образ миниатюрной фигурки мисс Лефевр, Войц подумал, что рисковать не стоит, и двух таблеток снотворного девчонке будет вполне достаточно.
- Прошу, - произнес медиум, отдавая стаканы Доминику и Шанель.
Остальное было делом времени. Девушка, выпившая напиток с вполне невинной добавкой, минут через пятнадцать почувствовала, что ее начала одолевать страшная усталость, закономерная после пережитого стресса. Из упрямства она все-таки продолжала крепиться, но наконец поддалась на уговоры своих «коллег» по несчастью, и согласилась, чтобы Войц отвез ее в дом Ричи. Мортель же остался в больнице, сославшись на выполнение полученной от врача просьбы.
К своему стыду Рейнер должен был признаться: он рад, что покинул это заведение. Слишком тяжелая энергетика дурно влияла на его восприятие действительности: казалось, даже зрение начинает  подводить мага, поскольку все окружающее пространство он видел в каком-то блекло-сером цвете. Да, только этого мне не хватало для полного счастья!
Парковать автомобиль Войцу пришлось на заднем дворе дома: Шанель уснула на полдороги, а Рейнер не собирался радовать возможных соседей видом странного мужчины, таскающего на руках находящуюся без сознания девицу. Столкнуться с перспективой оказаться в полицейском участке никак не входило в планы медиума.
- Тише, тише, - почти ласково сказал маг что-то недовольно пробормотавшей во сне мисс Лефевр, расстегивая на ней ремень безопасности. Так, взяли, понесли! Кто там говорил, что девушка легче мешка картошки?
Сгрузив свою ношу на диван в гостиной, Рейнер в который раз про себя подивился: до чего же может отличаться спящий человек от себя самого в бодрствующем состоянии. Вот кто бы мог подумать, что это уютно посапывающее милейшее создание, с трогательно упавшей на щеку прядью рыжих волос, может в действительности быть человеком невероятно требовательным и жестким, способным испортить немало нервов даже самому спокойному представителю рода людского?
Часов пять-шесть здорового сна Шанель были точно обеспечены, а вот самому Войцу предстояло найти себе занятие до того времени, пока не вернется Мортель. Медиум чувствовал, что на месте ему не усидеть, поэтому для начала прогулялся на кухню, где выпил стакан воды. Когда придет Доминик, нужно постараться вытянуть у него информацию по крайней мере о том, кто занимается поисками Сада Жизни. Рейнер, сам не слишком охотно подпускавший к себе незнакомых людей, прекрасно понимал причины для недоверия, имеющиеся у молодого человека. Да и какой дурак поверит, что ты действуешь только лишь из чистых и благородных побуждений? Но раз уж они застряли в кордоне…
- Еще раз здравствуйте, мисс Ричи, - а вот это и вправду попахивает легкой формой извращения.
Без какого-либо участия со стороны головы ноги в конце концов сами привели медиума к лестнице в подвал. Конечно, ведь что может лучше послужить завершением этого сумасшедшего дня, как не разговор с девушкой, на протяжении длительного времени находящейся без сознания?
- Знаете, я уже очень надеюсь на нашу очную встречу, - губы Войца растянула легкая усмешка. – Может быть, хотя бы Вы сможете объяснить, что я здесь делаю, раз уж я сам этого не понимаю.
И что же в ней такого особенного? Симпатичное личико юной лисички, волны густых темно-каштановых кудрей и трогательные карие глаза олененка.
- Но знаете, что я Вам скажу? Вы, мисс, очень непредусмотрительно выбираете знакомства.
Рейнер испытывал смешанные чувства: ему одновременно и хотелось коснуться ее, в надежде получить очередное видение, и в то же время его душу терзал какой-то страх, не имеющий под собой, казалось бы, никаких особенных оснований.
Войцу приходилось видеть девушек, которые были гораздо красивее Николь. Взять хотя бы мирно спящую наверху Шанель или Софи Грановскую, на которой маг чуть не женился. Уж, казалось бы, чего еще желать: тонкое очарование фарфорово-бледных лиц, изящество и грация движений. Но чего-то все-таки не хватает, и этим чем-то, вероятнее всего, было природное очарование, которое многие современные девушки так непредусмотрительно маскируют за ложной самодостаточностью.
- Ответ ищи в Саду Жизни, - пробормотал себе под нос Рейнер, - и кто бы мог подумать, что я окажусь втянут в подобную историю. Какая ирония, однако! Правда настоящим рыцарем мне все-таки побыть не удастся: ответ отправились искать другие. Не знаете, кто?
Рассчитывать на получение ответа Войцу не приходилось, но он все-таки с какой-то странной надеждой покосился на спящую Николь. Вот так, наверное, люди и сходят с ума.
Когда маг вернулся на первый этаж дома, на часах было уже где-то около девяти вечера. Он наведался в гостиную, убедился в том, что Шанель все еще сладко спит, и вновь отправился на кухню – ждать возвращения полицейского.

Отредактировано Рейнер Войц (10.02.2017 12:57)

+3

76

Сон бывает разный: здоровый, после которого ты просыпаешься бодрым и полным сил, бывает призрачной дремой, когда ты не высыпаешься и чувствуешь себя разбитым. Глубокие, чуткие, пересып, недосып – чего только не испытывали на себе студенты. Было и такое, когда погрузится в страну грез позволяли лишь специальные средства. Ощущение после пробуждения было весьма специфичным.
Шанель открыла глаза и поняла, что у неё побаливает голова и в принципе все состояние не совсем приятное. Похмелье, но ведь она не пила. Неужто так сказывается стресс? Да, ей не удалось как следует отдохнуть прошлой ночью, но разве такого раньше с ней не случалось? Было и не раз. Так с чего же организм решил взять тайм-аут, да так резко.
Она поднялась и села, глубоко вздохнув и несколько минут бездумно разглядывая ковер под ногами. Давно не была в этом доме. Настолько, что уже и не помнила, но тут чувствовалась Николь, в том, как стоит столик, лежат подушки в креслах, висят картины… Все дышало ей. Или же это вновь проснувшаяся совесть, а может и не она, а ностальгию по прошедшим дням, кто теперь разберет. Голова болит, но мысли проясняются. Надо попить.
Лефевр поднялась, ещё несколько секунд просто постояла, возвращая себе возможность ориентироваться на местности, а затем двинулась в кухню. Почти сразу же она увидела Рейнера, скромно устроившегося за большим, обеденным столом. Дурацкая, если уж честно, традиция. Если есть кухня или гостиная, то в них должны быть большие столы с кучей стульев вокруг – а вдруг гости придут! Но суть в том, что зачастую они не использовались.  Шанель честно попыталась вспомнить, садилась ли она обедать или ужинать тут, вместе с Николь, но не смогла.
- Привет, - хрипловатым со сна голосом, поздоровалась девушка и упала на стул, с другой стороны от Войца. Все ещё плохо соображая, рыжеволосая не могла сформулировать ни предложения, ни вопроса, но постепенно и это начало проходить. – Долго я спала?
Темные глаза внимательно изучали лицо собеседника. Ему явно было неудобно то ли просто находится с ней, то ли быть на кухне. Кстати, а почему он именно здесь? Почему не в комнате, что ему любезно предоставила троюродная сестра? Будь у неё силы, обязательно бы обожгла шатена пытливым взглядом и завела бы милый разговор, который бы привел к интересующей теме.
- А где Доминик? – Она нахмурилась и улеглась головой на столешницу, прижавшись щекой к холодному, лакированному дереву. Так девушка смогла заглянуть в коридор. – Ах, точно, он остался в больнице. Не мог бы мне воды дать? Я что-то расклеилась. Ощущение, будто страдаю похмельем, но без тошноты, тремора и сушняка.
Медленно, словно зомби, Лефевр поднялась и выпрямилась, правда тут же начала слегка сползать со стула. Леность во всем теле, внутренняя то ли дрожь, как после испуга, то ли слабость навалились на плечи. Но это пройдет, надо чуть-чуть взбодриться. Шанель даже не заметила, под общим своим состоянием, что так легко перешла с ним на «ты».
- Голоден? Хозяйки нет, так что готовить тут некому, кроме, как я понимаю, меня. Кстати, ты меня принес что ли? – Не сказать, что Рейнер производил впечатление силача, а девушка прекрасно знала свой вес.

+2

77

http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/53878.png Городская больница Валенштайна №1

11 июля 2006 год, вечер

День для Доминика выдался непростым. Сегодня ему пришлось делать то, чего раньше он никогда не делал. Сжигать мертвяков в крематории, как оказалось, это только полбеды. Перед тем, как это сделать, чародею пришлось вначале всадить им в голову несколько пуль. Прежде ему не доводилось никого убивать. Мортель работал в полиции всего три месяца.  Благодаря способностям и умелому обращению с оружием, ему не приходилось лишать кого-то жизни. Чародей понимал, что это необходимо сделать, но что-то внутри него все-таки дребезжало, как изломанная деталь в хорошо работающих механических часах, когда он нажимал на курок. Это только в фильмах главные герои не колеблется, принимая решения, а в жизни все иначе.
Мужчина взял себя в руки и довел дело до конца. В помещении, где он сжигал тела, было чертовски жарко, как в самом сердце ада. Погода и так не радовала их прохладой, а когда рядом такой источник тепла, становится вовсе невыносимо. Во время перерывов, Доминик поднимался на крышу, чтобы подышать свежим воздухом. В такие минуты он не хотел ни с кем разговаривать или отвечать на вопросы, поэтому старался отгородиться ото всех. Кордон стал для него настоящим испытанием. Он не хотел заниматься грязной работой.
Мортель не знал людей, от которых остались только подписанные баночки с прахом, но чисто по-человечески ему было жалко их. В какой-то момент, раскладывая вещи погибших по коробкам, он даже представил, что будет делать, если их подруга в конце концов превратиться в чудовище. От этой картины ему стало не по себе. Доминик чувствовал, что не сможет нажать на курок.
Ближе к вечеру он зашел в отделение, где держали зараженных и навестил Кэндис. Девушка чувствовала себя еще хуже, чем утром. Чародей пробыл с ней двадцать минут и, пообещав привести утром телефон, а заодно какую-нибудь книгу, чтобы ей было нескучно, ушел с чувством глубокой досады. Прежде чем ехать домой, он принял контрастный душ. Это немного помогло привести мысли и чувства в порядок, но на душе легче не стало.
Мортель больше не звонил некроманту, хотя давно следовало рассказать ему о случившемся. Он считал, что если Вернон и его спутники на верном пути, но сейчас повернут обратно, они потеряют последнюю надежду вернуть Николь. К тому же, кордон жестко охранялся. Доминик полагал, что у влюбленного мага может снести крышу и он наделать много глупостей, пока будет пытаться прорваться. Последнее скорее служило утешением. Так чародей пытался заставить совесть замолчать.
После душа он вновь натянул на себя старую пропитанную потом одежду и встряхнув голову, набрал номер напарника. Хогарт как раз заканчивал смену и они могли вместе вернуться в дом. Где-то через полчаса они вместе ехали в сторону Джернинкса, когда по рации сообщили об инциденте в полицейском участке. Видя состояние Доминика, напарник настоял на том, чтобы тот сегодня провел ночь дома, а завтра уже сменил его на посту. Они немного поспорили, но чародей чувствовал, что сегодня и правда не сможет нормально выполнять свой долг. Высадив его у маленького магазинчика, Нейтан сказал, что будет на связи.
В кармане у Доминика было немного денег и он решил купить продукты. В холодильнике, насколько он помнил, почти ничего не осталось, а сколько они еще пробудут здесь, неизвестно. Зайдя внутрь, мужчина набрал в корзину самое необходимое и расплатившись на кассе направился к дому.
Достав ключи, он тихо отпер дверь и вошел внутрь. Судя по голосам, которые слышались со стороны кухни, все были там. Мортель снял ботинки и прошел туда. Куртку он оставил в больнице. Именно в ней он нес Кэндис и сжигал тела.
-А вот и я, – вяло улыбнулся Доминик, проходя и ставя пакеты с продуктами на стол. – В магазинчике неподалеку небольшой выбор. Завтра могу забежать в торговый центр недалеко от больницы. Напишите список, если кому-то что-то надо. Выходить из дома в ближайшее время не рекомендуется и дело не только в карантине. Из полицейского участка сбежали заключенные. – Мужчина посмотрел на рыжеволосую девушку, которую помнил еще совсем маленькой. – В первую очередь это касается тебя. Один из них имел три отсидки, насильник и убийца.
Сообщив новости, чародей отошел к раковине и включив воду ополоснул лицо. Он ужасно хотел переодеться, поскольку и сам чувствовал, что вся одежда пропахла потом. Наверху, в шкафу лежали вещи названного отца Николь и парочка рубашек, которые Доминик оставлял здесь на всякий случай.

+2

78

Настроение мага находилось в крайней степени паршивости. В таком настроении у медиума обычно появлялось желание нарушить собственный зарок и отправиться на поиски какого-нибудь злачного заведения. Воображение мужчины, видимо, решив воспользоваться удачно подвернувшейся ситуацией, нарисовало перед глазами Рейнера  довольно искушающую картину – запотевший бокал с позвякивающими кубиками льда. Мечты, мечты. Войц недовольно передернул плечами и отправился наворачивать очередной круг по кухне, тщательно удерживая себя от того, чтобы не начать в раздражении пинать стулья.
Однако это занятие быстро ему надоело. К тому же, друг мой, тебе следует задуматься о том, что твое одиночество скоро закончится, а никакой пользы ты из него не извлек. Тут с внутренним голосом было не поспорить. Тяжело вздохнув, Рейнер отправился на прогулку по верхним этажам дома. В конце концов, если уж сегодня он начал упражняться в бытовом отравлении ни в чем не повинных людей, то аккуратная инспекция в личных вещах хозяйки дома – это всего лишь небольшой шаг к очередному «грехопадению».
Вернувшись обратно на кухню, Войц устало плюхнулся на стул и по неистребимой с детства привычке принялся раскачивать на нем. Что ж, особенно интересной полученную информацию назвать, конечно, было нельзя. Единственное, что было по-настоящему ценно,  – это то, что Николь является приемной дочерью Бернара Ричи, и что мужчина не так давно умер, оставив девушку круглой сиротой. Документы, это подтверждающие, медиум обнаружил в одной из комнат на втором этаже. Так же, по имеющимся в доме книгам, Войц предположил, что кто-то из жильцов был задействован в сфере архитектуры и строительства, а кто-то в сфере юриспруденции. О том, что Николь является студенткой Исторического университета Валенштайна, маг знал из прочитанной с утра газетной статьи.
Ричиричиричи… Фамилия эта казалась Рейнеру смутно знакомой. Все-таки кто-то из Внешнего круга. Медиуму извинительно было не помнить всех представителей этих семей: светских приемов, целью которых являлось поддержание связей, младший Войц избегал всеми правдами и неправдами. И это можно назвать неплохим объяснение для ненормального поведения призванного мной духа.
Услышав в коридоре шаги девушки, Рейнер поспешно вернул стул в нормальное состояние и посмотрел на дверной проем, в котором появилась Шанель. Все еще сонная мисс Лефевр поздоровалась с мужчиной хрипловатым голосом и устроилась на стуле с противоположной стороны стола. Войц подумал, что в таком состоянии рыжая язва нравится ему гораздо больше. Как и многим медиумам, которые гораздо чаще общаются с духами, не отличающимися особо ярким спектром эмоций, нежели с представителями мира живых, Рейнеру было не слишком комфортно в обществе людей, подобных Шанель. Нервная энергия, которая, казалось, так и била от девушки, когда она только появилась на пороге этого дома, да и потом в больнице, будила в маге внутренний протест, заставляя его испытывать непроизвольное раздражение. Но вы только посмотрите на нее сейчас, как она спокойна, с какой ленивой кошачьей грацией мисс Лефевр расположилась на стуле. Почесал бы за ушком такую кошку, если бы не опасения, что она может укусить протянутую руку.
- Держи, - маг протянул Шанель стакан воды. Да уж, знала бы девушка о проснувшихся сегодня в мужчине навыках заправского отравителя, ни за что бы ни рискнула принимать от него еду и питье. Только кто же ей расскажет?
- Ты спала где-то часов пять. Уверена, что хорошо себя чувствуешь? – поинтересовался Войц. – В холодильнике, если так можно выразиться, мышь повесилась. Я собирался сходить в соседний магазин, но сначала хотел дождаться, когда ты проснешься.
Продовольственную проблему, как оказалось, решили без его участия: предусмотрительный Доминик позаботился о своих вынужденных гостях. Правда, выглядел парень так, что краше в гроб кладут. Что же они заставили его делать?
Дождавшись, пока девушка начнет шелестеть полиэтиленовыми пакетами, Рейнер подошел к молодому человеку, тяжело опершемуся о раковину.
- Как я понимаю, спрашивать о том, что ты делал по просьбе милейшего доктора Стенли, бесполезно? – в голосе медиума прозвучало сочувствие.
Услышав о сбежавших из участка преступниках, Рейнер недоверчиво вздернул бровь. Сбежали или все-таки их выпустили?.. Мортель, наверняка и года в полиции не отработавший, еще мог идеализировать своих коллег, но Войц, которому и самому была не чужда доля здорового эгоизма, вполне мог допустить вариант, что люди, запертые в зараженной зоне и обладающие легальным оружием, вполне могли рискнуть на прорыв.

Отредактировано Рейнер Войц (13.02.2017 09:23)

+3

79

Обычно, после длительного дневного сна, Шанель не чувствовала себя разбитой, но сейчас, как раз-таки, хотелось окунуться в холодную воду, дабы окончательно проснуться и, хотя бы попытаться избавиться от головной боли. Рейнер любезно подал воды, и девушка неторопливо осушила стакан, замерев и прислушиваясь к внутренним ощущениям. Может быть стоило выпить аспирин?
- Спасибо!
Глубоко вздохнув, Лефевер вскинула глаза на Войца, внимательно его разглядывая. Подозрительность никуда не делась, но, если их человек-совесть, Мортель, отпустил её с ним, значит, отчасти, она могла ему довериться. В любом случае выбора не было. «Надеюсь, хоть Ники там развлекается, а не сидит с таким занудой!» - Он действительно производил такое впечатление. Молчаливый, несколько угрюмый, наверное, изредка выдавал какие-нибудь философские изречения, что и вовсе его не красило. Выбирать, правда, не приходилось, так что рыжая благодарно улыбнулась, пообещав себе не закатывать глаза и не раздражаться. «Хоть мордашка миленькая, да и тело ничего!» - Нашла и в этом положении плюсы, окинув парня взглядом.
- Пять часов? – Удивленно вскинула брови девушка, глазами найдя часы. Действительно, время было позднее, почти что десять часов вечера. – Плакало мое правильное и своевременное питание. Благородный рыцарь!
Последнее было сказано без издевки. Лефевр помассировала виски и откинулась на спинку стула. Не богатый у них выбор, раз в холодильнике мышь повесилась. Видимо Николь давно не было дома, поскольку девушка была весьма гостеприимной. Кстати, а как давно её нет? И почему это Ричи не примчалась, чтобы поприветствовать дальнего родственника.
- А как давно вы тут живете с Мортелем? – Она вопросительно изогнула брови, но, из-за ноющей боли в висках, подозрительного взгляда не получилось, а карие глаза стали темнее обычного. Войц же не знал, что лекарства, подсыпанные в кофе Шанель, плохо ей подходили. – Ники в курсе что ты приехал? Не пойми меня неправильно, она очень трепетно относится к родственникам и друзьям, так что сразу бы примчалась сюда.
Разговор прервал хлопок входной двери. Девушка даже вздрогнула и выпрямилась, внимательно глядя на портал, ведущий в коридор. На пороге возник Доминик с двумя пакетами продуктов. Видок у парня был тот ещё, словно его заставили вагоны разгружать, но хуже всего было выражение глаз. Рыжая не стала ничего выспрашивать и комментировать, примерно догадываясь, как она думала, что именно попросил его сделать доктор – обычно, когда в моргах при больницах заканчивались места, то трупы катались в лифте, разложенные на полу, но с массовыми смертями и вероятностью распространения, вряд ли врачи предприняли бы такой шаг, скорее всего тела сносились в подвал и на нижние уровни парковки. Дом весьма сильный парнишка, по крайней сере внешне, так что не удивительно что его попросили помочь. 
- А вот и ты, - кивнула она и, пересилив себя, поднялась, забирая у Мортеля пакеты. Что ж, посмотрим, что он взял: макароны, десяток яиц, зелень, помидоры, фасоль в банке, фарш, сыр, бекон и палка колбасы. Да, типичный мужик сходил в магазин – больше мяса и того, что можно приготовить на скорую руку, хоть полуфабрикатов никаких не набрал, да фастфуда. - Как Кэндис?
Она стояла спиной к собеседникам и чуть поморщилась, вспоминая в каком состоянии была блондиночка. Они, конечно, не подружки, но с Макаллистер рыжая была знакома достаточно, чтобы проникнуться симпатией, пусть и скрытой. 
Доминик в это время сообщил о завтрашних своих планах и запретил покидать дом, рассказав о сбежавших преступниках. Шанель как раз наливала в кастрюлю воду и замерла, посмотрев на полицейского.
-  Не думаешь, что они забегут на огонек? – В карантинной зоне, по мнению рыжей, уже должны были начинаться беспорядки, местные хулиганы, пересмотревшие современных сериалов, вполне могли сколачивали банды, а в больнице, как ей казалось, она видела жертв драк. От психологического давления и страха народ вполне мог медленно начать сходить с ума. – Сколько полицейских оказались по эту сторону кордона?
Она, конечно, не очень-то верила, что с неё что-то случится, но это обычные человеческие заблуждения, раньше ведь девушка никогда не попадала в подобные ситуации. А девушке в принципе было свойственно отгонять от себя подобные мысли, надеясь на свою везучесть и смекалку.
Подхватив кастрюлю, она быстро водрузила её на конфорку. Мортель тут же занял её место, сполоснув лицо.
- Иди помойся и переоденься, выглядишь паршиво, - стараясь не проявлять большого участия – ну надо же лицо сохранить, - девушка чуть поджала губы, а затем перевела взгляд на Рейнера. – Ты не мог бы сходить до моей машины, в багажнике сумка с вещами…, и биту можешь захватить?

Отредактировано Шанель Лефевр (13.02.2017 09:42)

+3

80

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-2.png[/float]ейнер не отказался помочь девушке принести вещи, поэтому спросив ключи направился на улицу. Тем временем, маг Разума решил последовать ее совету и переодеться. Душ он принимал в больнице, но все равно чувствовал, что от одежды пахнет потом. Поднявшись на второй этаж, мужчина исчез за дверью комнаты, в которой остановился.
Пока оба были заняты делами, рыжеволосая красотка осталась предоставлена сама себе, а когда такое происходит, ничего хорошего ждать не приходится…

http://savepic.ru/6166300.png
Первый в подвале пост от Шанель

+3



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC