http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Подвал

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Что-то смущало мага в собственных чувствах, и Рейнер никак не мог понять, что именно. Наблюдая за тем, как Николь слушает историю его злоключений в Валенштайне, Войц поймал себя на мысли, что невольно, подобно зеркалу, начинает испытывать те же эмоции, что терзали бедную девушку. Страх, боль, одиночество буквально захлестывали мужчину, и он никак  не мог понять, куда от них деться.
- Вот видишь, как интересно: тебе удалось познакомиться, можно сказать, с лучшей частью моей семьи, а я до сегодняшнего дня ничего не знал о твоем существовании, - мягко улыбнулся мужчина, когда, поколебавшись, Николь все-таки рискнула вложить свои тонкие пальцы в его ладонь. – Конечно, если вас не навестил к тому же покойный супруг фрау Изолды: вот у этого старикашки характер совершенно отвратительный, своим занудством он способен довести до белого каления кого угодно.
Прикосновение прохладной ладони к его руке вызывает непонятный отклик в душе Рейнера. Эта странная эмпатия, которую он начал испытывать в присутствии мисс Ричи… Должно же у нее быть какое-нибудь логическое объяснение? Или все-таки там, в реальном мире, его несчастная голова слишком сильно ударилась об пол, оттого ему и начинает мерещиться всякое?
- Валентина фон Клемен? Да, насколько помню, она умерла в середине 2005 года. Мой дед был с ней в дружеских отношениях, хотя ближе к концу фрау фон Клемен жила очень уединенно. Не знал, что у нее остались родственники.
Правда, было у Войца одно смутное воспоминание, где фигурировала женщина с этой же фамилией. Воспоминание, как ни странно, из того же периода его жизни, о котором так настойчиво спрашивала странная девушка-призрак.
Полуденное солнце слепит глаза, отчего запутавшегося в ветвях дуба змея разглядеть практически невозможно.
- Ну и почему я должен лезть на дерево, когда его упустила ты? – Рейнер, конечно же, прекрасно понимает, что снимать «пленника» придется ему, но не может не повредничать, чтобы проучить старшую сестру-задаваку.
Габи сердито хмурит брови, стараясь не расплакаться. Она знает, что была не права, что брат все верно говорил о сильном ветре, но не собирается признавать перед младшим свою ошибку. Упрямства в ней хватит на десятерых девчонок.
- Вот вы где, дети! – голос тети заставляет и Рейнера, и Габриэллу непроизвольно вжать голову в плечи. Почему-то именно в обществе тетушки Элен они оба всегда чувствовали, что в чем-то провинились, а в чем конкретно – бог весть. Хотя видимых причин для этого не было: супруга старшего брата их отца, сама детей не имевшая, была к племянникам очень добра.
- Нехорошо заставлять всех ждать, - Элен Войц мягко улыбается, а в ее очень светлых, практически серебряных, волосах отражаются солнечные блики.
- Да, мы идем, только… - начинает быстро тараторить Габриэлла.
- Ах, милая, это пара пустяков! Смотри, как все просто, - еще одна улыбка, легкое, почти незаметное движение руки и пострадавший змей пикирует в ладони Элен. Женщина со смехом передает игрушку Рейнеру и кладет ладони на плечи племянника.
- Дядя Конрад! – счастливый визг Габи заставляет фрау Войц вздрогнуть.
Еще совершенно не старый мужчина, про которого шутя можно было сказать, что он «в самом расцвете сил», со смехом подхватывает на руки девчонку. Открытое лицо его сияет такой яркой улыбкой, что она, кажется, может затмить собой солнце.
- Дети, вы помните фройляйн фон Клемен?
Спутницей мужчины была молоденькая светловолосая девушка с глазами василькового цвета. Ее лицо расцветает застенчивой улыбкой под любопытствующими взглядами мальчика и девочки. Весь облик девушки вызывает подсознательную симпатию, вот только Рейнер чувствует, как тревожно сжались на его плечах пальцы тетушки Элен. От фрау Войц, которая была магом Воздуха, казалось, даже холодом повеяло, и это в жаркий летний полдень.

- Понимаю, что у женщин про возраст спрашивать неприлично, - губы медиума растягиваются в легкой усмешке, - но тебе сейчас где-то лет двадцать. Неужели никаких проявлений магии ты за собой не замечала?
Войцу ранее никогда не приходилось сталкиваться с пневматиками, не обретшими себя в стандартные тринадцать лет, хотя ему и приходилось слышать о таких случаях, когда проявления силы настигали магов в более позднем возрасте.
- Всепрощение, значит, - медленно произнес медиум, услышав, что девушка не винит некоего Дэниэла в произошедшем с ней. – Понимаю, ты можешь счесть меня жестоким… Но разве не мы сами выбираем, как нам поступить в той или иной ситуации? Свободу воли еще никто не отменял, а уж поддаваться или нет враждебному воздействию…
Неприятная правда, которую медиум прекрасно о себе знал, заключалась в том, что он редко прощал нанесенные обиды. Нет, злопамятным Рейнера назвать было нельзя, но извечный психологический принцип «понять и простить» всегда казался мужчине несусветной глупостью.
- Надежда… Видишь ли, когда твой храбрый защитник, Доминик, согласился пустить меня к тебе, я смог получить видение. Оно было очень сумбурным и, если так можно выразиться, иносказательным, но весь смысл сводится к одному: ответ на вопрос, как можно тебе помочь, нужно искать в Саду Жизни. Мы с Мортелем пока не смогли присоединиться к поискам этого места, однако он сообщил полученную информацию другим твоим друзьям, и они уже смогли напасть на след.
Рейнер внимательно посмотрел на лицо девушки. Откуда все-таки это дурацкое чувство предопределенности, которое как будто заставляет чаще биться сердце?
- Понимаю, что это личное, но ты не могла бы рассказать мне о том, что тебе удалось узнать о своей родне? Видения, которые я получаю все это время, они говорят о том, что мы как-то с тобой связаны. И я хотел бы понимать, в чем эта связь заключается.

+2

22

Человек сам вправе выбирать свой путь, но есть те счастливцы (а, быть может, несчастные), которых на встречу к судьбе подталкивает непреодолимая сверхъестественная сила, предопределяющая будущее. Что ждать, когда она вступает в игру неизвестно, поскольку ей были ведомы не только герои, но и мученики. Однако сути это не меняло. По какой-то причине фатум настойчиво продолжал вести этих двоих на встречу друг другу.
Николь чувствовала тоже самое, что и мужчина, посеявший в её сердце крупицу надежды. Они довольно быстро нашли общий язык, хотя оба не были склонны так скоро переходить к доверительному общению; у каждого, разумеется, была своя причина, создавшая исключительный прецедент. Что в итоге из этого выйдет – неизвестно, жизнь покажет какие сюрпризы уготовила им судьба.
- Порой люди совершают ошибки, о которых в последствии сильно жалеют, – сказала волшебница, когда медиум упомянул всепрощение. Ей бы очень хотелось простить Дэниэла, но она понимала, что не может переступить сейчас через собственные чувства и просто забыть обо всем, что случилось. Она не желала ему зла, но появись он перед ней, кто знает, чем бы закончилась эта встреча. В глубине души, Николь испытывала необходимость услышать хотя бы пресловутое «извини меня», и, хотя это мало, что могло изменить, это стало бы достойным началом новой главы их жизни. Пожалуй, главная проблема заключалась как раз в том, что волшебница не знала наверняка каким образом темная сила овладела магом; было это насильное подчинение разума или же он сам впустил зло, предоставив ему все ресурсы.
Перед тем, как все произошло, Николь ушла в себя и многое не замечала; ей было сложно принять потерю родственника (ставшего очень близким в короткие сроки) и нести на своих плечах другой (не менее тяжелый) груз, связанный с книгой судеб и таинственными метками на руке. Сейчас, впрочем, это уже не имело значения, потому что на её кончине цепочка замкнулась, но тогда данные обстоятельства сильно влияли на решения, которые ей приходилось принимать. Иногда она задавала себе вопрос: «что было бы, если…», как делают обычные люди, но в конечном счете приходила к одному и тому же выводу: «какая теперь уже разница».
Случалось и так, что ей лезли на ум и другие мысли; она подлавливала себя на том, что возможно заслужила всё это. Но такое случалось не часто, и только первое время. В последствии Николь перестала искать во всем свою вину, хотя слова мужчины по-прежнему ударяли в висок, когда ей доводилось вспоминать их последнюю встречу: «Если тебя не станет, всем будет только лучше, так ведь, признайся. Ты сама знаешь, что приносишь всем лишь несчастье, Ники. Я могу тебе помочь.»
И, надо сказать, помог. Только лучше от этого никому не стало. У неё была возможность бороться, но она недостаточно хорошо владела своей силой, а то, что в последствии ей довелось увидеть, вовсе переклинило что-то в голове. Николь ощутила, что их с Дэниэлом связывают узы, которые могут быть только у кровных родственников.
«Мы связаны, ты не можешь этого отрицать. Почему ты меня все время отталкиваешь, если тоже это чувствуешь?»
Да, между ними была связь, но не та, о которой думал маг, прижимая её к стене. И где-то глубоко подсознательно она всегда чувствовала это, потому отталкивала его.
-Но, как я говорила, это уже неважно, - однако на её лице было написано обратное. Для неё это было очень важно, но она не желала это признавать. Николь избрала тактику свойственную трусам, хотя никогда не входила в их число. Ей было проще убегать от проблем и даже мыслей о них, чем вступать в неравную борьбу. Она полагала, что если будет продолжать изводить себя, то в конечном счете не выдержит и сорвется.
Ей очень хотела вернуться в то беззаботное время, когда она жила в блаженном неведении об изнанке мира. Разумеется, там были другие заботы, но решать их было гораздо проще. Когда Николь успела стать такой? Почему, когда речь заходит о ком-то другом, а не о ней самой, она готова идти до победного конца, но стоит только ей столкнуться лицом к лицу с собственными "демонами", как все начинает валиться из рук.
-Да, кстати, мне двадцать… теперь уже один год. Видимо я умудрилась проспать свой день рождения, – она вновь улыбнулась Рейнеру. – Я родилась 5-ого мая. Остается лишь надеяться, что следующий будет гораздо лучше, – а про себя она добавила слово «если». – Никогда не слышала об этом месте, но твои слова вселили в меня надежду. Спасибо.  Да, мне ли не знать какие порой бывают видения… самое страшное в нашем даре то, что даже зная о том, что будет, мы не можем это изменить. Мне, во всяком случае, никогда не удавалось, – Николь опустила взгляд на свои руки. – А может всё дело просто в том, что я совсем недавно получила свои силы. Кто знает.
На какое-то время в помещении воцарилась тишина; она длилась не больше секунд пяти, а затем волшебница вновь заговорила.
-Я последняя в роду фон Клеменов, если верить записке, – девушка решила не посвящать своего собеседника во все тонкости их фамильного древа, решив, что пока ей самой доподлинно неизвестно о родстве с пиромантом, не стоит об этом и упоминать. – И являюсь хранительницей «вместилища», куда была помещена душа отца вампиров. Сомнительное счастье, скажу тебе по секрету, – на губах её появилась ироничная усмешка; смеялась она над своей долей, которой могли позавидовать юные умы с острова Форлак или те, кому жизненно необходимо чувствовать свою важность. – Моего отца звали Гофрид фон Клемен. Он исчез после трагедии, случившейся с его младшей сестрой Латгард. Ваша тетушка рассказала мне о том, что были предположения, будто над ней провели обряд «Гавата», но Артур тогда выразил сомнения по этому поводу. Не знаю, что на самом деле произошло, но после этого случая его никто больше не видел, – здесь она запнулась; в действительности ей довелось встречаться с отцом в многомирие, и, надо сказать, вид у него был отнюдь ни как у светлого мага. – Я знаю только, что надо мной провели какой-то ритуал, который не давал моим способностям проявиться до начала осени. Видимо со смертью Валентины эти чары спали. Зачем это было необходимо? Не могу сказать. Но духи, с которыми мне доводилось общаться в один голос предостерегали меня от… поездки на Форлак. Вообще удивительно. Я ведь раньше жутко боялась мертвецов и пауков. А теперь общаю… лась с ними, – поправила себя девушка.
- Есть какие-нибудь идеи? Расскажи, что за видения ты получил.

Отредактировано Николь Ричи (26.02.2017 12:31)

+5

23

Рейнер кончиками пальцев с силой сжал переносицу. Медиума периодически мучили весьма неприятные головные боли, и очень похоже было на то, что его ожидает очередной приступ. «Вот странно: как может болеть голова у «ментальной проекции»?» - устало подумал Войц, наблюдая за выражением лица Николь. Казалось, что в своей голове девушка проигрывает известный диалог с самой собой и никак не может придти к определенному выводу.
- Сожаление… - тяжело вздохнул мужчина, - не пойми меня неправильно, пожалуйста, я сам в этой жизни совершал много ошибок, поэтому давно пришел к выводу: каждое решение должно иметь под собой основание. Тогда и сожалеть о сделанном или несделанном придется меньше. Я могу поверить, что он сейчас сожалеет о той боли, которую он причинил тебе. Но кому от этого легче: тебе? Или ему? Очень сомневаюсь.
Рейнер задумчиво провел ладонью по обивке дивана. Возможно, магу хотелось вновь почувствовать в своей ладони тонкие пальцы Николь. Кто знает, сам в себе Войц сейчас был не особенно уверен.
- Пример пусть и странный, но все-таки: мои соотечественники до сих пор приносят извинения за ту роль, которую сыграли в Третьей мировой войне. Визиты политиков к мемориалам, возложения цветов – все это давно стало традицией, но если задуматься: если бы дипломаты тогда проявили чуть больше усилий, ведь могло случиться так, что конфликта удалось бы избежать. Представляешь, сколько человек осталось бы живо? Среди погибших были те, у кого была возможность изменить этот мир: писатели, ученые, да даже просто хорошие люди, которых ждали их семьи.
Что за бред я несу? Какое ей дело до моей точки зрения на Третью мировую и прочую чушь в том же роде?
- Прости, я немного увлекся, но это все к тому, о чем я говорил: сожаления не продуктивны по своей сути. Это только в сказках можно поплакать над невинно убиенным, и слезы сразу превратятся в живую воду, - маг сглотнул и перевел дух. – В жизни такого не бывает.
Рейнер в общем-то мог согласиться с Николь относительно того, что касалось видений: этот раздел магии Духа полностью открывался только медиумам высшего уровня. Для адекватного управления этой способностью волшебник к тому же должен был уметь доверять своему чутью и не задумываться через каждые пять минут "а все ли я делаю так, как надо?" и "не сошел ли я с ума?". Последний вопрос довольно часто мучил самого Войца, у которого были вполне разумные опасения рано или поздно скатиться к жизни по принципу "слабоумие и отвага".
- Интересное наследство тебе досталось, - все-таки у нее очень красивые глаза. Медиум, немагическая карьера которого была связана с произведениями искусства, о красоте, а в особенности красоте женской, говорить мог часами, при этом будучи кристально честным и искренним. Но сейчас слова мужчине не требовались: Рейнер просто впитывал в себя теплый свет глаз мисс Ричи, и ему отчего-то казалось, что в этом свете любой, пусть даже и он сам, может стать лучше, чем есть на самом деле. Ох уж эта лирика!
- Про такое говорят: "Не было счастья, купила баба порося". И ты знаешь, я в общем-то согласен с тем, что на Форлаке тебе делать нечего: в руках Синода у тебя есть все шансы превратиться в простую марионетку, которая будет плясать под их дудку. Видимо, об этом же думал тот, кто заблокировал твои магические способности.
Рейнер поднялся с дивана и сделал несколько шагов по комнате. Часовая и минутная стрелка на наручных часах мага неудержимо стремились к встрече, и чутье подсказывало мужчине, что оставаться в этом странном мире ему недолго.
- Я несколько раз виделся с Латгард. Правда, было это очень давно, мне было лет двенадцать-тринадцать. Фройляйн фон Клемен присутствовала на нескольких семейных праздниках, она была как-то связана с моим дядей Конрадом.
Перед глазами Войца вновь, как живой, встал образ молоденькой светловолосой девушки. Поверить в то, что кто-то мог желать ей зла, медиуму было тяжело.
- Николь, послушай, я… - Рейнер подошел к девушке и все-таки рискнул взять ее за руку. Мысли в голове у мужчины были путанные, он не мог понять, что нужно сообщить мисс Ричи.
Закончить фразу маг уже не успел.

+5

24

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1029-1.png[/float]огда стрелки часов встретились, петля времени начала обратный отсчет и медиума выбросило из мира, в котором находилась Николь. Очнувшись, мужчина обнаружил, что остался в доме совершенно один, если не считать спящей девушки. Его голова жутко раскалывалась после встречи с полом, поэтому обнаружив на кухне аптечку с медикаментами, он принял анальгетик и уснул на диване в гостиной.
Проснулся Рейнер только утром, когда спешивший по делам Мортель, забывший на журнальной столице свой телефон, хлопнул входной дверью. Проспав всю ночь, мужчина не слышал, как они вернулись. Поскольку у них не было возможности поговорить с магом, а девушка показалась довольно впечатлительной особой, Войц решил не упоминать при ней о своей встрече с волшебницей. Весь день они были заняты трудотерапией.
Однако вечером, до того, как Доминик вернулся домой, случилось нечто из ряда вон выходящее. На его телефон позвонил некромант, который попал в непростую ситуацию после приключений в замке. Он сообщает медиуму, взявшему трубку, что возможно сегодня последний день, когда можно увидеть волшебницу, потому что его силы на исходе, а вместе с ним умрет и мир, в котором находится ее душа. Чернокнижник объяснил своему собеседнику, что у них еще осталась надежды, но, чтобы протянуть время, ему необходима сила, которая способна связать их с тем местом. Войц соглашается помочь. Он идет на кухню и берет там нож, после чего под пристальным взглядом Лефевр удаляется в подвал. Девушка слышит все, о чем они говорят, поэтому ей известно, чем все может закончиться.

http://savepic.ru/6166300.png
Рейнер перемещается в эпизод "пока мы ждали чуда",
а Шанель остается ждать Доминика, который вскоре возвращается из больницы.

+1

25

Возвращение домой

http://s020.radikal.ru/i715/1703/db/e1ea4c6f2528.png

13 июля 2006 г. Вечер


[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1027-4.png[/float]ероями был проделан нелегкий путь, однако они нашли способ прорваться сквозь кордон. Пришлось прибегнуть к темной магии, но некроманту было не привыкать творить заклятья на ходу. Пока одни отвлекали представителей правопорядка, создавая шумиху, другие действовали. В конце концов, им удалось попасть внутрь кордона, а кое-кому даже выбраться из этой зоны отчуждения.
Добравшись до дома Николь, герои обнаружили, что в коридоре разруха, на кухне труп и связанный маг огня. Мортель еще не вернулся после дежурства, зато внутри их ждала Шанель, детектив Бокари и медиум, с которым некоторые из них успели познакомиться в ином мире. Только де Буйону пришлось ждать снаружи, поскольку по понятным причинам хозяйка не могла пригласить его внутрь. Ему пришлось ждать пока смельчаки разбудят девушку. Поскольку лекарство находилось у Нэйтмэра, который по-прежнему находился в теле мага, ему и предоставили возможность разбудить ее.

http://savepic.ru/6166300.png

На дворе 9 часов вечера

+6

26

В который раз Дэн поражался энергичности Вернона и его способности юморить в любой ситуации. Сам он практически не верил в то, что Феликс со странной компанией доедут дальше ближайшей заправки, поэтому был здорово удивлен, когда проснулся.
Выглядели добытчики эликсира, наверное, не лучше их самих, поэтому Салливан только вяло отмахнулся от шуток некроманта, коротко поблагодарил Феликса, вампира и девушку, встал и засунул голову под кран.
Он чувствовал себя не проснувшимся, а восставшим из ада, что в какой-то мере являлось правдой, все тело болело и ныло, а в голове еще крутились обрывки воспоминаний о том, что пришлось пережить и увидеть. Хуже ему было только после пожара, когда тело покрывали ожоги, а душу жгла боль из-за Николь.
К слову о девушке – пиромант ждал возможности ее увидеть, убедиться, что все пройдет как нужно, но после перепадов ее отношения, решил говорить с ней как можно меньше, вообще, а не только о них.
Впрочем, расслабляться было рано – предстояло преодолеть кордон, чтобы добраться в нужное место.
Обратную дорогу он почти всю продремал, потом настало время активно двигаться и в конце концов Дэн взялся за ручку знакомой двери. Странно, но он застыл на пороге, страшась войти.
Пережитый ужас сейчас не накрывал его с головой только из-за безмерной усталости, но Вернон подтолкнул в спину, и Дэн вошел.
Он ждал пробуждения Николь, но и слегка опасался. Не хотелось бы вновь ощутить ее безразличие, все таки она оставалась для Салливана одним из самых близких людей. Наверное, никто так не ждал ее пробуждения, в таких смешанных чувствах точно никто не пребывал.

- Привет, Шанель, как ты? – поздоровался, группа поддержки все таки.
Спустился в подвал и пропустил Феликса/мага вперед. Сердце Дэна стучало, как сумасшедшее, ему даже казалось, что со стороны можно увидеть, как грудная клетка ходит ходуном, настолько сильно билось, от волнения, чтобы все получилось.
А вот выражение лица у него было обычное, отстраненное.
Незачем кому-то знать о его эмоциях, надеждах и страхах.

Отредактировано Дэниэл Салливан (22.03.2017 02:01)

+8

27

Прошло полгода с того момента, как Николь оказалась в магической коме, но уже очень скоро все должно было измениться. Когда шумная компания вошла в дом, вместе с ними сюда заглянул и лучик надежды. Сегодня её бесконечная зима закончится, и она сможет подставить свое лицо теплому летнему солнцу.
После того, как Феликс, который по-прежнему был в теле мага, влил ей в рот амброзию жизни, цветом и запахом похожую на медовый нектар, лицо девушки начало преображаться. Исчезла синеватая бледность, появился живой румянец на щеках. Даже волосы, казалось, стали более густыми и блестящими. Николь не шевелилась. Первыми задвигались ее закрытые веки. Создавалось впечатление, будто она просто спала, и сейчас очень медленно приходила в себя.
Николь ощущала, что в помещении, где она лежит немного прохладно. Ей было неудобно, но организм еще не успел окрепнуть; скованные долгое время мышцы только начали вспоминать какого это вновь чувствовать свободу в движениях.
Сделав первый глубокий вдох, волшебница открыла глаза и увидела перед собой размытое черное пятно, которое только спустя несколько секунд начало приобретать более ясные очертания. Сначала оно поменяло форму, затем на нем появились глаза, и только после стало совсем очевидно, что перед ней стоит человек.
Мозг начал тут же обрабатывать информацию, но не смог обнаружить в закромах памяти ничего, что могло бы дать о нём хоть какие-то сведения; он был ей незнаком. Это открытие заставило её приподняться, но тело, отвыкшее от резких движений, не сразу среагировало, поэтому действие получилось вялым.
-Кто вы? – спросила она, посмотрев на чернокожего мага. Пелена сна окончательно пала, и Николь обнаружила, что на неё смотрит не одна пара глаз. Ей стало не по себе. Взгляд блуждал по лицам, пытаясь выцепить хотя бы одно знакомое, и когда это произошло, её радужка буквально просияли.
-Шанель! – облегченно воскликнула девушка, – что здесь происходит? Кто все эти люди?
Она долгое время находилась в глубокой магической коме, в созданном наспех мире, где была вынуждена проходить один и тот же день, терзаемая воспоминаниями, поэтому её перегруженный разум заблокировал те из них, что были связаны с самыми тяжелыми переживаниями. Однако, к сожалению, невозможно вырвать из книги памяти одну страницу, оставив другие нетронутыми. Пострадала вся история в её голове.
Николь забыла о книге демонов и обо всем, что с ней связано; она не терзалась горечью утраты из-за смерть паладина, поскольку он никогда не появлялся на пороге ее дома; и ей никогда не приходилось переписывать историю, балансируя между жизнью и смертью. Она ощущала себя совершенно иначе, поскольку избавилась от страхов, сомнений, боли и чувства вины. Единственное, что ей еще предстояло распробовать на вкус, это ощущение пустоты (будто чего-то все-таки не хватает) и растерянность. Однако с ними в кругу друзей примириться будет гораздо проще.
Даже помещение, в котором проснулась Николь, показалось ей каким-то чужим поначалу, и только завидев знакомый шкаф, она поняла, что скорее всего находится в своем доме, в подвале. Волшебница не могла понять каким образом попала сюда, поскольку согласно последним воспоминаниям, она заснула у себя в кровати с наушниками в ушах. Николь закрыла глаза с мыслями о том, что завтра у нее день рождения, а проснулась в полном смятении.

Отредактировано Николь Ричи (24.03.2017 18:56)

+8

28

[NIC]Феликс Нэйтмэр[/NIC][STA]Вампир/маг[/STA][AVA]http://savepic.su/7592498.png[/AVA][SGN]Перемести меня в другое тело, рискни здоровьем[/SGN]

Из мотеля. 13 июля, Вечер

Феликс устал, порядочно устал. Он уже не помнил, когда так уставал в последний раз. Вампирское тело, вампирские силы всегда держали его в тонусе, в любом возрасте, что называется. Люди же куда слабее, куда проще выматываются и устают. Конечно, он не выделывал ничего эдакого силами мага, но те небольшие фокусы тратили силы, которые не пополнялись. Вампир твердо решил, что, когда вновь окажется в своем теле, перекусит кем-нибудь от души.
Вся программа прошла как по нотам. Вернон воспрял духом стоило первым каплям напитка проникнуть в его тело. Первый этап пройден. Следующий – воскрешение девушки. Салливан явно нервничал, ведь они исправляли его косяк, хотя стоило этого нашкодившего кота ткнуть мордой в содеянное, да посильнее, а еще лучше, поставить на горох около дерева с воронами.
Добравшись до дома Николь и попав внутрь, Арес сделал то, что нужно было – отправил остатки лекарство в рот магички.  Та в прямом смысле стала оживать, жизнь возвращалась в её тело. Вампир удивился, но он испытал облегчение, когда и с девушкой все прошло удачно.
- Ну доброе утро, куколка. – Но конечно, его она не узнала, потому что сегодня на нем был другой костюм. – Готов поспорить, ты не догадаешься, кто я.  Сейчас я, конечно, не так хорош, волос на голове почти не осталось, да и вообще, почернел тут от всего происходящего. – Мужчина присел на кровать. – Вот прям все мои почти две тысячи лет догнали меня.
Сейчас волшебницу будут более тщательно опекать, это наверняка. Компания в доме собралась приличная, хотя и виновник торжества тоже был тут. Может кто-нибудь из них додумается не подпускать Салли к Николь слишком близко, ну или не оставлять его с ней один на один. Еще один такой поход в человеческом теле он вряд ли перенесет. Минимум отдыха, минимум подпитки, да у него даже выпивки не было!
- Вернон обещал налить, когда закончим с делами. Я готов стребовать с него обещанное.  – Вампиру хотелось праздника и отдыха в одном ключе, хотелось весело провести время, чтобы единственным последствием на утро была какая-нибудь красотка в его постели.

Отредактировано Феликс Нэйтмэр (25.03.2017 17:15)

+7

29

Из Гостиной
13 июля, вечер
Электра поражала Шанель. Сильная, независимая, внушающая не только уважение, но и страх. Девушка чувствовала себя рядом с ней маленькой и е на что не годной. Противное чувство, если быть откровенной. Сосущее и лишающее всякого желания сражаться дальше. Благо, больше этого и не требовалось. Хотя, вся обстановка в доме, не сильно и подбадривала. Мысли клубком ядовитых змей роились в голове, отравляя сознание. Благо кто-то да был рядом, хотя моральная усталость съедала.
- Хорошо, -  кивает девушка и тяжело вздыхает. Да, сейчас бы её не повредил крепкий скотч или джин. Желание выпить настолько сильное, что от него почти невозможно просто отмахнуться. – Доминик говорил, что из местного департамента сбежали преступники. Может это они? Хотя, я бы задалась вопросом, как такие позволили себя схватить и просидели за решеткой так долго.
Думать об этом и правда не хотелось. Рыжеволосая потерла глаза и вздохнула, стараясь более не обращать внимание на труп у стены.  Как бы то ни было, им предстояло провести не один час в такой обстановке, пока Доминик помогает своему другу. По крайней мере, Лефевр чувствовала себя в безопасности, рядом с рассудительной Электрой и её действия, относительно двери. Не остались незамеченными.
- А? – она не сразу сообразила, что волшебница просит помощи. Ну просто это как-то не вязалось с образом, что жил в её голове. Хотя, приятно, конечно, осознавать, что ты на что-то годишься. – Да, конечно!
Взяв протянутый мобильный телефон, девушка поджала под себя ноги и чуть привстала, светя встроенным фонариком на шею женщины. Первое, что бросилось в глаза и, сначала, показалось синяком – татуировка на затылке. Образ Бокари не вязался с бунтарским поведением, так что это весьма неожиданным было. В конечном счете, осмотр не выявил никаких отклонений от нормы, по крайней мере на непрофессиональный взгляд Шанель.

События тринадцатого числа закрутились настолько, что о них, если честно, даже вспоминать тяжеловато.
Под вечер дом наполнился голосами и это, говоря откровенно, грело сердце. Не всех из прибывших знала Шанель, но увидеть Дэна и даже, прости Господи, Вернона было жутко приятно. Хотя, при взгляде на последнего на сердце рыжей стало очень тяжело, а неприятное предчувствие зашевелилось червем где-то под ребрами.
Как бы то ни было, но Лефевр искренне обрадовалась Салливану и, вопреки своему обычному поведению, порывисто обняла форварда «Ястребов».
- Привет, - глубоко вздохнув, девушка провела ладонью по глазам и лишь после ответила, - отвратительно, Дэн, просто отвратительно!
Наверное, радость, что все позади – ну, в такой большой компании, где превалируют мужчины, страх перед очередным нападением как-то угасает, к тому же, по крайней мере, половина их них – маги, - да и это все как-то отвлекло её от реального мира, поэтому, рыжеволосая не успела удивиться, как они вообще тут оказались, в зоне карантина.
- Столько всего произошло, что голова просто кругом идет! – Она неопределенно махнула рукой в сторону раскуроченного коридора, на стенах, потолке и полу которого ещё виднелись следы вечернего кошмара. Вот тут-то разум к ней и вернулся. Она недоверчиво перевела взгляд с Дэна на Вернона, а затем подозрительно взглянула в лицо темнокожему незнакомцу, но все же спросила. – Я, конечно, понимаю, что сейчас вообще не время и уж тем более не место, но: какого хрена вы делаете тут? В смысле, там же карантин, вас должны были арестовать за попытку проникновения и… куда пошел этот странный шоколадный заяц?
Словно игнорируя Шанель, вся троица прибывших направилась в подвал, а девушка, поймав свою обычную волну поведения, закатила глаза и раздраженно всплеснула руками, направляясь следом. Вообще-то это чувство вернулось к ней в тот момент, как их, своим великолепным присутствием, обрадовал Войц, из которого можно клещами было выковыривать подробности того, что вообще, черт возьми, с ним произошло, шпион, блин, недоделанный.
Как бы то ни было, ляфирка смиренно проследовала за всеми, а, когда неизвестный склонился над Николь, явно занервничала и шагнула вперед, намереваясь, уж если не помешать, то проследить, чтобы «джентльмен» не осквернил непорочное тельце подруги. А вот дальше произошло что-то невообразимое. Ричи очнулась!
Если верить, конечно, всему, что ей рассказал Доминик, это явление было сродни чуду. Поэтому Лефевр замерла, затаив дыхание, и удивленно пялилась на ожившее тело шатенки. Пока та не выдала, что напрочь тут никого не помнит, кроме неё.
-Николь, детка, это же твои друзья, - отодвинув темнокожего парня, ласково произнесла девушка, подходя к подруге. – Как ты себя чувствуешь?
На язык лезли стандартные, глупые фразы, а в голове гулял ветер и стучала только одна мысль: «Ну ни хрена себе, очнулась!»

+9

30

Рейнер задумчиво провел ладонью по деревянным перилам и устало плюхнулся на ступеньку лестницы, ведущей на задний двор дома. На виске у мага пульсировала жилка, что свидетельствовало о крайней степени раздражения и недовольства.
Впрочем, оснований для подобных чувств у Войца было в избытке. Когда он пришел в себя на полу в подвале, выяснилось, что окончание двенадцатого числа маг благополучно пропустил, и на дворе уже тринадцатое июля. Выпутавшись из пледа, которым его укрыл кто-то очень предусмотрительный, Рейнер медленно поднялся с пола: от долгого сидения в одной неудобной позе тело ощутимо ломило. К тому же складывалось такое ощущение, что по голове ему откуда-то прилетело пыльным мешком, и это медиума тоже абсолютно не радовало.
Еще даже не выйдя из подвала, Войц почувствовал ощутимый запах гари. Сомнительно, что у Шанель настолько не задался обед, а это значит, что в доме явно случилась какая-то катастрофа покрупнее. Как оказалось, предчувствие медиума не обмануло: холл и гостиная носили следы знатного побоища, и складывалось такое впечатление, что несчастный таунхаус подвергся внезапному и очень агрессивному штурму.
Своим появлением Рейнер изрядно напугал не только мисс Лефевр, но и еще одну молодую женщину, с которой знаком не был. Спросить о том, что произошло, медиум не успел, и для начала ему пришлось выслушать все то, что о нем думает одна рыжая особа. Когда девушка выговорилась, а Войц узнал о себе много нового, мужчине наконец сообщили, что на дом было совершено нападение, и самое интересное заключалось в том, что на имущество Ричи покусились не простые мародеры, а маги. Рейнер даже имел удовольствие познакомиться с обоими нарушителями спокойствия: компания обороняющихся умудрилась взять даже одного пленного живьем. А вот второй… Да, второй товарищ, с зияющим во лбу пулевым отверстием, явно доставит гораздо больше проблем: в тридцатиградусную жару труп начнет разлагаться в самое ближайшее время. Медиум устало поморщился: вот сейчас бы услуги некроманта им определенно не помешали.
В ванную покойный маг из-за высокого роста не поместился, и действовать пришлось по старинке, вспомнив курс школьной физики: труп завернули во влажные простыни, затем обмотали фольгой, и всю получившуюся конструкцию поместили в два больших мусорных мешка. К концу этого странного мероприятия запарившийся Рейнер всерьез начинал размышлять о кислоте.
Бледный неприятный субъект умудрился всерьез разочаровать Войца еще и тем, что явившись духом на зов медиума, не пожелал просветить мужчину о цели своего визита в этот дом. Магу даже захотелось для профилактики побиться головой о стену: он, мастер второй ступени, не может разговорить неоната. Да уж, принцип доброй воли в действии, будь он не ладен! Теперь только и оставалось ждать, когда изволит очнуться его подельник.
Правда за всеми этими делами Рейнеру очень удачно удавалось отгонять от себя неприятные размышления о том, что он вынес из общения с духом «пламенного сердца». Связь между семьями все-таки есть – это подтвердило внезапно вернувшееся воспоминания из уже такого далекого детства. Интересно только, откуда она взялась? Медиуму приходилось слышать о клятвах, которые давали маги для искупления кровного долга, но история фон Клеменов и Войцев, судя по всему, длится не одно поколение. Да и как объяснить поступок дорогого дядюшки, который так стремился не допустить отца и мать к умирающему ребенку?
Гудок, еще один. Рейнер все-таки решился набрать домашний номер родителей: ему необходимы были ответы.
- Я вас слушаю, - мелодичный голос Ангелики заставил мага вздрогнуть, до того он погрузился в собственные мысли.
- Мама, я… - начал Войц, но, услышав шум у себя за спиной, резко обернулся. Он различил сразу несколько голосов, произносящих приветствия. – Прости, я перезвоню.
В холле было очень многолюдно, из общей массы новых лиц Рейнеру удалось выделить только два знакомых: Вернона, который держался невероятно бодро для человека, еще вчера собиравшегося справлять собственные поминки, и Дэниэла. Кстати, некромант так и не ответил на вопрос о том, где находится Сад Жизни. А уж как эта компания смогла попасть в пределы кордона – это явно отдельная история.
Скоро все закончится. Спускаясь вслед за толпой новоприбывших в подвал, медиум размышлял о том, имеет ли он право считать свою миссию выполненной. Девчонка сейчас проснется, она будет находиться в окружении многочисленных друзей, и будем надеяться, что ей хватит соображения больше не связываться с пиромантами, у которых пубертатный период еще не закончился. А долг, клятвы… Он сам разве кому-то чем-то обязан? Губы Рейнера искривились в кислой ухмылке: он прекрасно знал, что несмотря на всю правоту этих размышлений, вряд ли уже сможет сойти в единожды выбранного пути.
Правда, своим возвращением к жизни мисс Ричи умудрилась удивить всех.
- Николь, можешь ли ты назвать, какое сейчас число, и сказать, что последнее ты помнишь? – спросил медиум у ошарашено разглядывающей толпу волшебницы.

+9

31

Путешествие обратно заняло больше времени, поскольку в качестве средства для передвижения (ввиду того, что у них был гроб), пришлось выбрать автотранспорт. Однако некроманта это обстоятельство не смутило. Он бы, конечно, предпочел уютный салон самолета и улыбчивых стюардесс, которые также пришлись по душе вампиру, но они решили не искушать судьбу.
В машине оказалось тесновато, но поскольку большую часть поездки Вернон все равно сидел за рулем, ему было не на что жаловаться. Дорога заняла примерно двенадцать часов, однако несмотря на это обстоятельство, чувствовал себя маг превосходно. Он даже почти не устал.
Всю дорогу Эллингтон напевал разные песни, которые крутили по радио, и заставлял остальных подпевать ему. Рассказывать о том, что им с Салли пришлось пережить пока Фил и компания искали лекарство, мужчина не собирался, поскольку не доверял незнакомцам. У него вообще были проблемы с доверием. Вернон любил почесать языком, но обычно он болтать обо всем и ни о чем, однако фактически ни с кем и никогда (кроме, пожалуй, волшебницы) не делился действительно личными вещами.
Каждый раз, когда у него спрашивали, что же там за история такая произошла, Эллингтон пожимал плечами, мол, долго рассказывать, да и «меньше знаешь, крепче спишь». Если честно, он был очень удивлен, когда вампир и его подружка решили последовать за ними. По мнению Вернона, который мог бы открыть клуб «Я и моя паранойя», это было действительно очень странно. С другой стороны, он никогда не раскидывался ресурсами, да и ребята знали больше, чем положено. В голове некроманта, который на деле был отнюдь не самым белым и пушистым, закралась мысль расправиться с ними по-тихому, когда появится удобный момент (он почему-то был уверен, что его друзья-товарищи, с которыми они успели спеться, тоже не станут возражать).
Ему удалось откупиться от Феликса хорошей попойкой, и подбодрить пироманта тем, что все образуется. Собственно, после возвращения последний не стал чаще улыбаться, поскольку им обоим было известно, что, вернувшись, волшебница вряд ли выразит ему свою благодарность за проделанный путь.
Сам Эллингтон большую часть поездки думал не о том, как они воскресят спящую красавицу, а о своей белобрысой бестии, по которой (к своему ужасу) успел соскучиться. Еще полгода назад его мысли были заняты только книгой демонов, но с тех пор многое изменилось, и он пока не знал, как с этим жить. С одной стороны, Вернон не отказался от своей идеи вернуть магический фолиант, но с другой стороны, когда он думал об этом, в душе не рождались такие же яркие эмоции, как раньше. Маг решил, что, вернувшись, разберется со всем.
-Эгегей, друзья-товарищи! Угадайте кто пришел?! – войдя в дом, сказал Вернон, – конфетка, – крикнул он, – встречай папочку! – однако вместо Кэндис к нему вышла рыжеволосая капитан черлидерш.
-Вашу Машу, Лефевр, – вытаращил глаза мужчина, после чего посмотрел на медиума таким взглядом, в котором была выражена вся палитра эмоций. Выяснилось, что они все рассказали девушке, на что Эллингтон только развел руками и проследовал за чернокожим магом-вампиром.
-Сейчас будет самое интересное, – наклонившись к Дэниэлу, который стоял рядом, сказал мужчина, и не ошибся. Вернувшись, волшебница заявила, что ничего не помнит. Тут-то некромант вдруг понял, что книжечки ему не видать, и очень сильно раздосадовался. В конце концов, именно ради того, чтобы вернуть ее себе, он и затевал всю эту чехарду. – Ты смотри ка, прям как будто второй шанс дали, – тихонько процедил он так, что мог слышать только пиромант. Настроение у него явно поубавилось. В голове начали возникать разные мысли, которые хаотично меняли друг друга. – Я, пожалуй, уже сейчас выпил бы чего-нибудь, – внутри него появилось чувство пустоты, которое он хотел заполнить чем-нибудь. Лучше всего это состояние могли излечить Макаллистер, но ее не было рядом. Он отошел от Салливана и подошел к медиуму, который задал свой вопрос девушке. Говорил Вернон довольно тихо, чтобы не отвлекать остальных, – слушай, я конечно не хочу портить приятное воссоединение, но все же, ты не в курсе, где сейчас Мортель и Кэндис? Они должны быть здесь, но их почему-то нет.

Отредактировано Вернон (28.03.2017 18:53)

+7

32

Доминика не было дома почти сутки. Доставив своего раненного напарника и девушку в больницу, он решил остаться там ночевать. Это решение далось ему непросто, но оно было самым правильным. Хогарту понадобилось переливание, и поскольку у них была одна группа, чародей не раздумывая засучил рукава рубашки.  После того, как у него взяли необходимое количество кубиков, мужчина почувствовал ужасную усталость, с которой не мог бороться. Он позвонил детективу Бокари и объяснил ситуацию, а также попросил держать его в курсе событий.
На утром Мортель не чувствовал себя особо отдохнувшим, но мог выполнять работу. Убедившись, что дома все в порядке, он занялся делами, а их у него в больнице накопилось хоть отбавляй. Ближе к четырем часам вечера, когда чародей собирался уже уходить, ему сообщили, что Макаллистер стало хуже. Девушку били конвульсии, она умирала. Доминик не мог принять того, что сегодня ее не стало, и не хотел нажимать на курок, когда доктор Стенли сказал, что уже пора. Он смотрел на осунувшееся лицо блондинки, которое только отдаленно напоминало ему о том, какой она была при жизни, и его рука дрожала. Нет, чародей не смог сделать этого, потому что хорошо знал Кэндис. Грязную работу за него пришлось выполнить другому человеку, у которого не было предрассудков на этот счет.
В этот раз мужчина не смог сдержать нахлынувшие на него эмоции и когда все закончилось, скрылся на крыше больницы, где громко рыдал из-за того, что был бессилен что-либо изменить. Доминик чувствовал себя предателем, потому что, когда представилась возможность у него не хватило духу, чтобы сообщить Вернону о болезни девушки и им не удалось попрощаться. Мортель не мог простить себе этого. Он знал, что поступает неправильно, но все равно где-то в глубине души до последнего надеялся, что все обойдется и врачи смогут найти лекарство, которое поможет Кэндис вновь встать на ноги. Чуда не произошло и чувство вины будет еще долго преследовать его.
Доминик также понимал, что нужно предать тело девушки огню, но мысль об этом приводила его в ужас. Только через час самокопаний, внутренних споров и беседы с совестью, он нашел в себе силы, чтобы сделать то, что от него требовалось. Чародей отправил труп Макаллистер в крематорий, потом собрал пепел в баночку и убрал ее личные вещи в коробку, которую также взял с собой. Он не знал, что сегодня его знакомые совершат прорыв, поэтому возвращаясь домой не подозревал, что столкнется лицом к лицу с Верноном.
Доехав до дома и увидев припаркованный автомобиль, Мортель взял с собой коробки и направился внутрь. Приглушенный шум доносился из подвала, и мужчина поспешил спуститься вниз, где обнаружил целое столпотворение. Он замер, когда увидел, что Николь проснулась и не мог найти подходящих слов, чтобы выразить свою радость, смазанную горечью от утраты их общей подруги.
-Николь… – взволнованно выдохнул мужчина. Когда Доминик встретился глазами с некромантом, то думал, что провалиться сквозь землю. Его лицо стало картой, по которой можно было понять, что у них случилась трагедия. Не в силах выдержать долгий взгляд, чародей опустил глаза на банку с пеплом, которую держал в руках. – Мне жаль, Вернон.

+7

33

Николь откровенно не понимала, что происходит. Она видела перед собой совершенно незнакомых людей, каждый из которых смотрел на нее так, будто был ошарашен её словами, но не чувствовала угрызений совести от того, что не может вспомнить никого, кроме рыжеволосой подруги. Более того, девушка не знала, как реагировать на их присутствие. Она всегда была очень гостеприимной, однако сейчас странным образом почувствовала себя чужой в собственном доме.
-Я чувствую себя, как человек, который хорошо поспал, – улыбнулась Николь, посмотрев на подругу, от которой скрывала наличие способностей. Согласно воспоминаниям, она не оградилась от нее, а продолжила общаться, но держа при этом некоторые подробности о своей жизни в строжайшем секрете. – Однако у меня чувство, – хитро прищурив глаза, добавила волшебница, – что я проспала что-то очень важное. И вы мне об этом обязательно расскажите, – взгляд упал на сидевшего рядом мужчину с черной кожей, внешне напомнивший ей одного ведущего теленовостей. Она частенько включала телевизор для заставки, когда убиралась или просто читала, хотя редко обращала на него внимание.
-Число? – Николь перевела взгляд на стоявшего напротив мужчину, задавшего вопрос. У него был солидный рост, приятные черты лица, но довольно уставший вид, будто ему пришлось работать двое суток. Девушка смогла увидеть, что у них одинаковая специализация, и это очень заинтересовало ее. – Не знаю. Может быть, 5-е мая? – предположила она, – а год, – и тут девушка не на шутку задумалась. – Я не знаю. Не могу вспомнить. Наверное, я просто понервничала. Сегодня у меня должен быть день рождение, но я уже не уверена в этом, – девушку начало нервировать то, что она не может ответить на такие простые вопросы. По сути, они были самыми обычными, но ее мозг воспринимал их, как какую-то анаграмму, которую нужно расшифровать.
Николь понимала, что так не должно быть, но не могла найти рациональный ответ почему это происходит. Она даже грешным делом подумала, что до сих пор спит, но затем отринула эти мысли.
-Я приготовила ужин, потом мне позвонили из университета и сказали, что репетиция в театральном кружке переносится на среду, и… эм, я увидела женщину, – девушка посмотрела в сторону подруги, а затем перевела взгляд на медиума, – раньше мне ее видеть не приходилось. Ей нужна была помощь, и, мне кажется, я ей помогла. Но я в этом совсем не уверена, – волшебница взяла паузу, после чего заключила: - вы знаете, меня немного смущает, что все на меня так смотрят, а еще я немного проголодалась. Может быть, вы объясните мне, что случилось, когда мы поднимемся наверх? Здесь прохладно.
В этот момент вниз спустился еще один маг, которого девушка также не узнала. Она успела привстать с кушетки, и почувствовав головокружение, решила не торопиться, когда он назвал ее по имени. Николь смогла разглядеть в его взгляде немой вопрос, а затем сожаление, но не могла понять, что именно от нее хотят услышать, и какую реакцию ждут. Волшебница просто смотрела на него, как на любого другого незнакомца в этой комнате.
Ее взгляд опустился на банку, которую он держал в руках, и внутри что-то сжалось, будто она поняла, что находится внутри неё. Конечно ей были недоступны чувства утраты, поскольку в памяти не осталось почти ничего, что могло бы вызвать их, но волшебница почувствовала нечто сродни сопереживанию.

Отредактировано Николь Ричи (29.03.2017 13:50)

+5

34

Иногда так долго ждешь какого-то дня, или события, что тебя держит только это ожидание. Ничто больше не интересует, не имеет значения, не радует и не задевает. Дэн жил надеждой вернуть Николь несколько месяцев, сам не замечая, что существует будто сцепив зубы и сжав кулаки.
А вот когда чудо, иначе ведь и не назовешь, наконец-то произошло, вместо радости нахлынуло полное опустошение.
Волна, стесав острые камни мелким песком, отхлынула, возвращаясь в море, оставив его на берегу без возможности дышать.
Глядя на Николь, такую непосредственную, улыбающуюся, пиромант чувствовал, что добежал до финишной черты. Смог. Успел. Все.
Девушка смущенно улыбалась, смотрела то на одного, то на другого, их действительно столпилось вокруг очень много, удивительно, как она не испугалась такому количеству народа, когда пришла в себя, очевидно к чародейке вернулся давнишний оптимистичный настрой.
Салливан неопределенно кивнул, когда Вернон заговорил про новый шанс. Если девушка ничего не помнит -  подумалось ему, - может быть это действительно шанс начать заново? Она не будет его ненавидеть, вспоминая о пожаре, его будто бы и не было, как не было неопределенности между ними, его злости, ее непонимания. Не было в ее жизни самого Дэна. Отличный же выход.
То, что закрутила судьба, останется только в его воспоминаниях, но он то переживет. Он уже привык к этому тягостному чувству вины, кто знает, может со временем оно притупится.
Когда появился Доминик, явно не с самыми радостными вестями, пиромант, и так стоявший позади всех, постепенно отступал назад.
Уж из него точно утешатель не самый лучший, проверено на похоронах деда Николь. Возле девушки находились сейчас настоящие друзья, те, с которыми она близка много лет, Дэн был уверен, они поддержат друг друга, а потому спокойно взялся за ручку входной двери.
Замер на пороге, удержали нахлынувшие было сомнения, тряхнул головой, отгоняя предательские мысли, о том, что могло бы быть, и вышел на улицу.
В воздухе отчетливо пахло гарью, кордон, закрывавший этот район города никуда не делся, но на данный момент это пироманта не заботило – ему нужно было найти тихое место, отоспаться, отключиться от всего и побыть в  желанном одиночестве, а там будет видно.
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/53878.png на улицу

Отредактировано Дэниэл Салливан (29.03.2017 09:37)

+5

35

Когда ты живешь моментом вернуться в город, чтобы обнять любимую девушку, а в итоге тебе вручают ее пепел в банке, волей-неволей снесет крышу. Вернон нутром чувствовал, что что-то не так, но, когда обернулся и увидел чародея, окончательно утвердился в собственных мыслях. Сложно описать словами какие чувства захлестнули некроманта, когда он вдруг в одночасье осознал, что больше не сможет обнять Макаллистер и сказать ей то, что было у него на душе. Он медленно погружался во мрак; краски поблекли, голоса звучали так, словно к нему обращаются сквозь водную гладь. Некромант потерял счет времени, и ему казалось, что не только оно остановилось, но и вся планета.
-Сукин ты сын, Мортель! – выругался мужчина, когда стало очевидно, что тот держит в руках то, что осталось от его дамы сердца. – Пока я носился по всему материку, чтобы найти лекарство и вернуть ненаглядную Николь, ты даже не подумал сообщить мне по телефону о том, что моя девушка больна смертельной болезнью!? – Вернон не скупился на слова и жесты; у него был взгляд безумного человека, иссушившего до дня кубок с печалью и злобой.
Некромант не знал, куда себя деть и носился по подвалу, словно бешенная собака, хватаясь за голову. Он не стеснялся проявления своих эмоций, поскольку просто не мог их сдержать. Это было выше его сил. Кто-то что-то говорил, но Эллингтон ничего не слышал, кроме боя собственного сердца. Он слышал каждый удар, который отдавался в черепной коробке. Его лицо и глаза покраснели, а на лбу появилась пульсирующая венка.
-Я мог ее спасти! – заорал некромант, подойдя к чародею и с силой схватив того за грудки, крикнул ему это еще раз уже в лицо, – я мог ее спасти! Это все твоя вина! Твоя вина, урод! – его буквально трясло от злости. Никто и никогда не видел Вернона в подобном состоянии. Он не чувствовал, как его щеки стали мокрыми от слез. Чернокнижник не помнил себя. Ему никогда еще не было так больно, как сейчас.
Кэндис была для него всего-навсегда прикрытием, но стала кем-то больше. Он сам не понимал, как это произошло, но они стали очень близки, и теперь, потеряв ее, Эллингтон будто лишился частички себя самого; той хорошей частички, в которую когда-то поверила она. В отличии от нее, некромант никогда не считал себя положительным героем; он всегда говорил, что был рожден не для того, чтобы нести свет и добро, иначе бы бог создал его другим. И, кажется, теперь, когда ему захотелось поверить в обратное, кто-то сверху решил, что это слишком большая награда для него, и отобрал у него девушку, погасив вместе с ней и свет в его душе.
-Если бы ты сказал мне, что она умирает, я бы смог погрузить ее в магическую кому, как и Николь, – разумеется, они оба знали, что это было невозможно, и его сил не хватило бы, чтобы создать два мира, однако никто не мешал ему верить в это, ведь сейчас у него осталась только эта малость. – Это ты убил ее! – отпустив ворот чародея, Вернон ткнул его пальцем в грудь. – Когда Николь нужна помощь, ты тут как тут. Да каждый из вас готов глотку порвать, чтобы помочь ей… не знаю уж чем она заслужила такое, но что есть, то есть. А у малышки Кэндис был только я, и я действительно мог помочь ей, но кому-то показалось это слишком…  Простить Салливана за то, что он сжег ее, – мужчина ткнул пальцев в волшебницу, – это мы всегда пожалуйста! Попросить помощь у старого вампира? Ну, конечно! И всем пофиг, что он может оторвать голову любому здесь сидящему. Ведь все это ради Николь. Вдруг бедняжка проснется, а рядом не будет маньяка-садиста с клыками или поджигателя?! Вы все чертовы лицемеры! Гребанные лицемеры, – Вернон мог бы сказать еще много чего, но у него больше не было сил оставаться здесь, поэтому он поднялся наверх и спешно покинул дом, громко хлопнув за собой дверью. Он не хотел никого видеть или слышать.

http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/53878.png Бар "Лунный свет"

Отредактировано Вернон (30.03.2017 01:22)

+5

36

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1027-5.png[/float]альнейшие события развивались крайне стремительно. Поняв, что возлюбленной больше нет в живых, некромант устроил громкий скандал, и не стесняясь в словах, выразил все, что думает об маге Разума и всей честной компании, частью которой являлся до недавнего времени. Проникнувшись речью и решив не оставлять его одного, Лефевр направилась следом за взбесившимся мужчиной.

http://savepic.ru/6166300.png

Время - примерно 22:05, у героев есть возможность разобраться в произошедшем, а заодно навести порядок в доме.
Можно начинать в любой локации

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC