Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Газета Карта мира Группа Вконтакте
абыр?
1

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Республика Асмасхин » Пента. Вилла «Лала Го»


Пента. Вилла «Лала Го»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[NIC]Строитель[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2016/12/14/3121966.png[/AVA][SGN]Что нам стоит дом построить![/SGN]

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1029-2.png[/float]ала Го – роскошная вилла в паре километров от столицы Асмасхина. Она находится на приличном расстоянии от трассы, потому здесь прекрасный свежий воздух. Всего здесь шесть жилых комнат, гостиная, просторная кухня, небольшой погреб в цоколе, три ванные-комнаты, и небольшая библиотека с письменным столом. Помимо прочего, возле виллы располагается большой бассейн и беседка для отдыха. Прекрасное место для отдыха большой семьи. Дом сдается с 2000-ого года.

0

2

= Начало игры =
18 июля 2006

   Солнце плавно опускалось за горизонт, окрашивая облака и сочную зелень в красно-оранжевые цвет, откуда-то из далека раздавались крики редких птиц, которых парень, сидящий на краю каменного забора, поросшего плющем, видел только на картинках, а ветер в последний раз коснулся взлохмаченных, прилично отросших темных прядей и сошел на нет, растаяв где-то в траве луга. Молодой человек, закрыв глаза, втянул носом полную грудь воздуха, ощущая аромат усердно выжигаемых солнцем, и задержал дыхание. На какое-то время ему удалось абстрагироваться от мира, даже средства связи с миром не звенели из его компьютера, Джарред представлял, как он расправляет крылья и, оторвавшись от этого забора, рвется в дальше от границы дома, смотрит на свою тень внизу, опускается к ней совсем близко, проводит рукой по жесткой траве, а потом взмывает к облакам, но как Икар к солнцу высоко не поднимается, поскольку его место ближе к земле, парень знает это, а потому, лишь взглянув на мир свысока, он поворачивает в сторону океана и летит над ним, заглядывая в глаза собственному отражению. Из ребристой водной глади на него смотрит темноволосый двадцатилетний парень, вглядывается так же внимательно, будто хочет спросить что-то, но рта не открывает, да и что может спросить отражение? Ничего. Оно может только показать. И показывает. За спиной парня выделились черные птичьи крылья, который практически на глазах начали терять перья, оголяя кости и гниющую кожу и мышцы, а потом суставы будто кто-то вывернул и полет перестал быть возможным, но прежде чем объединиться со своим отражением, Джарред открыл глаза и покрепче ухватился за лозу, присекая собственный неосознанный побег.
За стену уходить было нельзя - там ждал красивый, живой, разнообразный мир, но там же были и те, кто желал ему и его физическому отражению - родному брату - смерти.
   - Но лучше ли здесь? - не удержав мыслей в астральном мире, произнес Джер, морща нос и поворачивая голову к дому. "Лучше", - будто бы ответил кто-то другой и Джарред прислушался. Мысль и побеге ни единожды посещала его, но всегда что-то мешало осуществить план: то Люциан открыто выражал свое "фи", то Астрид ловила парня перед реализацией поставленной цели, то ноутбук говорил "хочу есть" и отключался.
   За стеной трава зеленее и воздух чище, но покидать стены дома еще рано. И как же эти мысли раздражали молодого человека! Порой ему казалось, что как бы он не бастовал против Аваши, как бы не противился ее влиянию, она все равно крепко засела в его мозгу и диктует оттуда то, что ему нужно делать. Или не так, она скорее кукловод, а оставаться марионеткой в ее руках Джарред не хотел.
   Кожа на пальцах, сложенных в кулак, натянулась и заскрипела от давления, зубы скрипнули, а холодный, полный ненависти взгляд устремился в сторону дома на те окна, где была комната чернокожей ведьмы.
   - Как же я тебя ненавижу... - процедил парень, не отдавая себе отчета, что стал заводиться. Они с братом рождены для великой миссии, но вместо того, чтобы дать им возможность действовать, Аваши держит их в четырех стенах, как пленников. Хотя, почему "как"?
   Переполненный решимости, подпитываемый наивными, по-истине детскими надеждами, Джарред поднял со стены компьютер и, оперевшись на одну руку, встал на ноги прямо на стене, чтобы потом пройти по ней к участку, не засаженному кустами и спрыгнуть на газон.
   Ступни отозвались неприятной болью, которая не любила ждать и побежала выше по ногам. Зашипев, парень потряс сперва правым ботинком, потом левым и, не глядя больше на стену, направился в дом, сразу в сторону комнаты приемной матери.
   - Когда ты уже выпустишь нас отсюда? - не скрывая раздражения в голосе с порога заявил Джарред, глядя в затылок ведьмы. Как часто ему приходило на ум убить ее? Пожалуй, не реже, чем сбежать отсюда тайком. Но, поскольку женщина все еще жива и даже весьма хорошо себя чувствует, а Джарред с братом все еще заперт в стенах виллы - мысли так и не обрели физической формы.

Отредактировано Джарред Холт (31.07.2017 22:36)

+3

3

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-1.png[/float]оследние полгода выдались для Астрид напряженными, но пока что удача была на её стороне. Она побеждала трудности с изяществом змеи, и никогда не брезговала опускаться до самых грязных методов, если того требовали обстоятельства. У неё было много талантов, но лучше всего негритянка умела выживать.
Сидя за большим столом из тростника в малой гостиной, ведьма плела куклу из сухой травы, думая о том человеке, чью фигуру та будет олицетворять. Тот человек был ничем неприметным гробовщиком, увидевшим её в час дьявола рядом с могилой маленькой девочки, обвешанной игрушками. Их глаза встретились. Старик промолчал и прошел мимо, но Аваши знала, что он все понял.
Когда ты встаешь на путь Тьмы, перед тобой открывается много возможностей, но в тоже время, появляются и обязательства, которые поначалу кажутся многим адептам темного искусства пустяковыми. На деле, каждый темный колдун, когда-либо присягнувший Ключнику или любому другому Существу, вынужден на протяжении всей своей жизни приносить на его алтарь жертвы. В противном случае, жизнь колдуна не будет нести никакой ценности и господин, наделивший его силой, с легкостью отнимет её, прислав пожирателей. Мало кому захочется стать пищей для этих страшных и злобных тварей.
Если бы не чернокожий гробовщик, случайно оказавшийся не в то время и не в том месте, Аваши пришлось бы искать другую жертву. Хотя, «искать» это слишком громко сказано. В последние несколько месяцев после рождения детей, лишенная возможности общаться с господином, она выбирала агнцев исключительно по своему усмотрению, выбирая не связанных друг с другом людей, чтобы их смерть казалась естественным стечением обстоятельств.
Дверь позади отворилась, и ведьма услышала, как в помещение вошел один из близнецов. Она продолжала плести куклу, когда тот заговорил. Его пальцы перебирала сухую солому так бережно, как мать заплетает косы своим дочерям. Вопрос названного сына, которого женщина по собственному разумению, считала своим, вызвал в ней только усталость. Астрид молча закончила заплетать узел, после чего отложила куклу в сторону. Это время Джарреду пришлось ждать.
-Ты прекрасно знаешь, что внешний мир полон опасности, – развернувшись к нему, сказала она. – Я не могу рисковать тобой или твоим братом. Мне понятны твои чувства, Джарред, но ты должен понимать необходимость вашего временного пребывания здесь.
Ведьма поднялась и отошла к комоду, стоявшему в метре от стола. Открыв верхний ящик, она извлекла небольшой пузырек с зельем, которое не так давно сварила.
-Как только вы с братом окрепните и станете достаточно сильными, чтобы защититься от врагов, которые снаружи, я не стану настаивать на этом, – Аваши подошла к сыну и протянула ему флакон, добавив: – выпей, Джарред, – она по-прежнему поила близнецов снадобьем, ускоряющим их взросления, чтобы вместе с тем, они смогли увеличить и свои силы. – Ты должен помнить, что все что я делаю – я делаю ради тебя и твоего брата.

+2

4

Нервы шалят, а в груди все выжигает адское пламя, но тело продолжает неподвижно стоять и бездействовать. Может быть, это какое-то колдовство, а может, какое-никакое воспитание. Джарред, если бы был свободен делать то, что ему хочется, уже бы начал крушить гостиную, но вместо этого лишь сжимал пальцы в кулаки и наблюдал за тем, как любовно ведьма занимается изготовлением очередной игрушки, которая отберет жизнь еще одного человека. Эти ее движения были хорошо знакомы молодому человеку, он ни единожды наблюдал за тем, как Аваши создает кукол вуду, как она творит магию, как приносит жертвы - все это входило в процесс их обучения и Холт не сказал бы, что учитель из названной матери плохой, нет, она давала им свои знания идеально, но его обычно интересовало немного другое, хотя знания он впитывал жадно, как губка. Джер часто наблюдал за лицом ведьмы в момент обряда, за движением ее рук, губ, взгляда. Она жила своими действиями, она тонула в них и сгорала одновременно. Ее преданность хозяину не знала границ, а, пожалуй, все из-за того, что она получала от происходящего удовольствие. Но что это за феномен такой? После наблюдений за Астрид, Джарред обращал свое внимание на брата и видел в его лице примерно то же, что наблюдал у матери - ему тоже нравилось заниматься этим искусством, ему нравилось причинять боль. Но брюнет не верил, что только в этом истинное удовольствие, поскольку сам за собой он подобного не наблюдал. Колдовство - ничто иное, как вынужденное занятие, а значит, есть другие способы познать это чувство.
   Вот так и сейчас, сгорая от ненависти, но не имея возможности действовать, парень дожидался, когда ведьма отложит свое занятие и обратит внимание на приемного сына. И он дождался, только ведьма вновь включила старую, заезженную пластинку, скрип и помехи на которой еще больше выводили сына Ключника.
   "Какого хрена опять началось?! - стиснул зубы Холт, - они не знают, как мы выглядим, а я не собираюсь внушать каждому первому встречному, что мы собираемся помочь отцу прийти в этот мир. Да и Люциану эта свобода нафиг не нужна, а я буду осторожным и..." - вместо потока мыслей, которые должны были обратиться в звуковую форму, Джер лишь тяжело и с примесью тихо сдавленного рыка выдохнул. Его никогда не слушали! Даже старший брат порой пренебрегал его мнением, что было очень обидно.
   Но происходящее дальше заставило парня измениться в лице. Морщинка меж бровями расправилась, а недовольство исчезло. Джарред просто проследил за спокойными движениями ведьмы и даже не попытался увеличить дистанцию между ними, когда Аваши приблизилась - Холт терпеть не мог, когда она нарушала его личные границы и прикасалась к нему.
   Прохладой флакон с зельем обжег ладонь, а потом притянул к себе взгляд того, кто должен был выпить содержимое. Пару секунд молодой человек разглядывал предмет в своей руке и параллельно слушал бессмысленные и наполненные собственной выгодой слова негритянки, а потом, как послушный мальчик, с приятным уху хлопком, выкрутил пробку и поднес флакон к губам, однако, дальше все пошло не так, как привыкла видеть Астрид. Стеклянный пузырек выпал из руки парня и упал ему под ноги, правда, откатиться в сторону не упал - был придавлен подошвой ботинка. Небольшое усилие и стекло рассыпалось, а содержимое его стенок, которое не успело разлиться, растеклось по полу.
   Брови Джарреда сдвинулись к переносице, а глаза будто потемнели. Воспользовавшись мгновением, парень протянул руку и схватил ведьму за шею, крепко сдавливая ее пальцами. Он чувствовал, как пульсирует вена на ее шее, мысленно порадовался хриплому, сдавленному вдоху, а потом еще сильнее сжал пальцы и приложил силу, оттесняя женщину к стене, чтобы лишить ту возможности самостоятельно набрать дистанцию.
   - Слушай сюда, мамочка, - процедил сквозь стиснутые зубы антихрист, глядя в глаза ведьме - Ты никогда ничего не делала ради нас. И не смей снова повторять эту сопливую ложь! - он говорил резко, но не кричал, хотя, может быть, на шум во время перемещения по комнате мог бы и кто-то прийти, - Ни я, ни Люциан, больше не будем пить это твое варево. Ты довольно лишала нас возможности жить и выбирать. И мы ничего тебе не должны, забудь это выражение в нашу сторону. Это ты должна нашему отцу и настоящим родителям. Мы достаточно выросли и окрепли, - пальцы сжались еще сильнее, не давая ведьме возможности дышать, - И мы хотим уйти.

+3

5

[NIC]Астрид Аваши[/NIC][STA]Ведьма[/STA][AVA]http://s019.radikal.ru/i604/1708/57/876db199a5f7.png[/AVA][SGN]Я такая злющая, ведьма всемогущая, то никто мне не указ. Если мне захочется, сказка ваша кончится, прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегают вас Ваша дружба и любовь! Я же так не думаю, скоро правоту мою жизнь докажет вам вновь! (с)[/SGN]

Астрид чувствовала, что начинает терять контроль над стремительно растущими близнецами, и, если одного можно было урезонить небольшими подарочками, чьи внутренности потом украшали стены и потолок, то со вторым существовали определенные сложности. Джарред не хотел принимать ни ее мнимую любовь, ни власть, которую она пока еще имела над ними. У него был мятежный характер, и, вероятно, со временем он станет достойным сыном своего отца, но пока ему нужно уяснить правила, с которыми так или иначе придется считаться.
Быть может, внешне молодой человек был уже достаточно зрелым, но ведьма знала, что внутри него по-прежнему живет ребенок; очень капризный и обиженный ребенок, который в данную минуту готов обрушить на нее целый мир. Несмотря на все старания, он так и не смог проникнуться к ней доверием, и это с каждым разом досаждало ей все сильнее и сильнее.
Говорят, что стоит человеку хоть раз поднять руку и почувствовать свою безнаказанность, это непременно повториться снова. И если Астрид могла спустить ему это по отношению к посторонним или прислужникам, то, когда речь шла о ней самой, подобная вольность была неприемлема.
-Побереги свой гнев для тех, кто желает тебе и твоему брату зла, – сказала ведьма, обхватив пальцами руку мальчишки, и прохрипев, когда воздуха стало катастрофически не хватать, добавила: – если ты избавишься от меня, то ты и твой брат погибните, – ее острые ногти впились в его кожу. Она закрыла глаза и сделав последнюю попытку вырваться, но не получив должного результата, сконцентрировалась на внутренней силе. Один. Два. Три.
По полу прошел ветерок, словно кто-то приоткрыл дверь, но та оставалась плотно закрыта с того момента, как Джарред оказался внутри комнаты. Мелодично зазвенели колокольчики, висевшие над столом и возле шкафа. К ногам молодого человека прилипла вырезка из газеты, слетевшая со стола. Ведьма распахнула глаза, и ее зрачки стали такими же черными как безлунная ночь. Черты лица ее заметно заострились, будто кто-то внес коррективы в плавный изгиб носа и пухлых губ, подкорректировал глаза, обозначив более четкие края, и скулы, сделав их значительно выразительнее.
Астрид с легкостью отняла руку названного сына от своей шеи. Ее пальцы и предплечье были охвачены всполохами тьма, и из-за спины выглядывал густой мрак, лишенный лица и человеческого облика. Он отделился от стены и Джарред мог своими глазами узреть нечто отдаленно похожее на человеческую тень, но имеющую колоссальные габариты в сравнении с самой ведьмой при отсутствие четких форм. Высвободившись, она выпрямилась и встряхнула рукой, словно избавляясь от чужого влияния.
Джарред не в первый раз видел эту тень. Порой, когда они с братом были еще совсем маленькими, она следила за ними из-под кровати или прячась возле окна, за занавесками. Было в ней что-то необычное, но что именно никто из близнецов описать не мог.
-Теперь мне придется снова варить зелье, – недовольным голосом сказала Аваши, пристально посмотрев на сына своего владыки, словно на разбушевавшегося ребенка, – ты ведешь себя очень недальновидно, Джарред. Мне кажется, все дело в том, что вы с братом переживаете весьма непростой возраст для людей. Подростки часто делают глупости, но вам с братом нельзя ошибаться. Это может стоить вам жизни! И чем раньше ты это поймешь, тем лучше. Ты будешь пить зелье. Ты будешь делать все, как я скажу, и однажды, я очень на это надеюсь, к тебе придет осознание того, что все это делалось ради твоего же блага.
Ее зрачки начали проясняться. То, что видел сейчас Джарред лишь малая демонстрация той силы, которой владела ведьма, и едва ли в своем столь детском для демонологов возрасте, ему удастся составить ей достойную конкуренцию. Однако очень скоро, если он продолжит пить зелье, они могут поменяться местами. Вот только тогда маг определенно точно лишится не только детства, но и бурной юности.
Если Джарред опустит глаза, то увидит газетную вырезку, на которой будет фотография молодой светловолосой женщины и интеллигентного мужчины. Заголовок не видно, но если он поднимет ее, то сможет прочитать «Мисс Дженис Картер и мистер Фридрих фон Вернер объявили о свадьбе». Судя по дате в углу и потрепанному виду, эта бумажка хранилась у Аваши примерно полгода.

+1

6

Обхватите шею рукой и замрите, закройте глаза. Чувствуете, как пульсируют вены на вашей шее? В этих слабых толчках вся ваша жизнь. Не в душе, за которую молятся священники, а в ударах сердца. Прислушайтесь. Вы его слышите?
   Джарред слушал, он ощущал, тяжелые удары сердца в груди ведьмы, пытающегося протолкнуть кровь к зараженному убийствами мозгу, настытить его, как зависимый человек пытается насытить своего хозяина жертвами. Джарред почти не дышал, наблюдая за покрывшйся капельками пота кожей. Что ему оставалось? Всего надавить сильнее, а потом немного согнув пальцы, вонзиться ногтями в мягкую кожу, нарушая ее целостность, и вырвать гортань.
   Польется кровь из сонной артерии и других крупных вен, а в руке останутся несколько бело-красных хрящевых колец; тело еще будет трепыхаться, ведьма будет пытаться что-то сказать, но у нее не получится, и пройдет не больше минуты - звуки стихнут и мир попрощается с одной из десятков мерзких вшей, населивших его.
   Какое-то темное, маленькое существо внутри Джарреда ликовало и требовало воплотить воображаемое в реальность, но другое, то, что побольше и полюбопытнее, отрицало. Он не мог убить, хотя хотел. Он ненавидел приемную мать всем существом, но зависимость от нее, какой бы ненавистной она не была, никуда не девалась.
   Именно этим внутренним сопротивлением, послужившим началом заминке, и воспользовалась ведьма.
   Тишина комнаты наполнилась звуками, неодушевленные предметы зашевелились, но только звон колокольчиков смог вернуть Джарреда на землю и осознать произошедшее, правда, уменьшить давление на шею Астрид или вовсе убрать руку он не успел - названная мать сделала это за него, с такой легкостью разомкнув его пальцы, будто они принадлежали трехлетнему ребенку, а не двадцатидвухлетнему парню.
   - Что за...? - Джер отшатнулся назад, высвобождая руку из пальцев ведьмы, уже не намеревавшихся удерживать его. Конечно, младшему близнецу не понравилось, что женщина с такой легкостью избежала правосудия, но сейчас его больше волновала появившаяся тьма. Холт чувствовал неприятный запах, все рецепторы на его теле напряглись от высвобожденной энергии, он, будто бы, что-то слышал, какой-то шелест, шуршание или даже шепот, но стоило парню перевести взгляд на негритянку, как все звуки утихли в одно мгновение. Нет, ему показалось, шуршали бумаги и травы, а их синтез рождал иллюзию речи. Ему слишком рано слышать демонов. Слишком рано. Или...? Надежда на то, что скоро они с братом смогут освободиться вновь вспыхнула в сознании, но агнец неудачной попытки убийства заговорил, обрывая ход размышлений.
   "Ты будешь", "ты будешь" - ударили по мыслям не хуже отрезвляющего шлепка по попе закатившего истерику ребенка. Обида и чувство ущемленности и несправедливости появилось не меньшее, но возразить Холт не посмел.
   - Не смей говорить, что что-то делаешь для нашего блага, - направив разговор немного в другое русло, процедил Джарред, - Ты делаешь все во благо себе, - его голос был спокойнее, чем был в момент нападения или прихода в комнату - Джер признал поражение и вынужден был отступить.
Еще один шаг назад, парень, правда, сделал, и в этот момент под ногами зашелестела газета. Печатное слово, глупые мирские сплетни и никакой точности. Сын Ключника с уважением относился к книгам, но газеты и журналы, не имеющие пометки "научные" вызывали в парне только пренебрежение и отвращение и именно потому он брезгливо отопнул несколько слоев бумаги, напрасно измазанной чернилами, и снова взглянул на ведьму.
   - И контролировать ни меня, ни Люциана ты не будешь. Хотела контроля - контролируй этих мерзких тварей низших уровней. Не нас, - процедил он и, решив, что разговор на этом закончен, развернулся на пятках и вышел из помещения. Джарреда раздражало все, но пугало только одно - он впервые в жизни понял брата. Ему впервые в жизни захотелось убить.
   И сделал бы это, будь у него больше сил....

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Республика Асмасхин » Пента. Вилла «Лала Го»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC