http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » Крепкие сети [Отыгран]


Крепкие сети [Отыгран]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s04.radikal.ru/i177/1702/6f/43a26b023e8a.png
28 января 2006 г.
Валенштайн. Прибрежная зона

Погрузиться в ночь – это тоже самое, что опустив голову погрузиться в собственные мысли.

Метель пела в унисон с ветром, который щедрою рукой припорошил снегом крыши домов, тротуары и почерневшие ветки деревьев. Спят люди, тонут сознанием в бессвязных картинах сновидений, совершенно не подозревая что там, за окном, совсем близко начинают происходить удивительные события.

Кровь может породить только кровь – так считала она, поднимая взгляд в темное небо.
События, начавшие развиваться после новогодних праздников, наложили глубокий отпечаток на жизнь уже бывшего врача. Раны давно зажили, органы восстановились, смазанные время и ощущения вновь вернули четкость, но до сих пор не чувствовалось ничего так остро, как голод. Он мучил до рези, до кричащего безумия, до ополоумевшего визга и прошедший совсем рядом человек не мог подарить ей желаемое.
Театр одного актера проходил на набережной, в роли актера была, как ни странно, она сама – Эжени, а вот зрителем был кто-то пока еще невидимый, но уже ощущаемый.
Редкий свет желтых фонарей тонул в матовой серости снегопада. Блестящие глаза светловолосой внимательно вглядывались в одинокий силуэт. Ее лицо хранило сосредоточенную мину и только один раз улыбка приподняла уголок губ, когда тот самый Кто-то, забывшись или намерено, с нечеловеческой скоростью пересек небольшой отрезок пути
и свернул за угол портовой улицы.
Она последовала за ним, сохраняя расстояние, стараясь не шуметь и рано или поздно новообращенная обязательно выследит его, кто вызвал в ней яростный азарт, кто заставил вновь вскипеть кровь и чью глотку новообращенная
разорвет без зазрения совести.

 
Ни Он, ни Она не знали, что уже выступают в роли дичи.
И куда выведет кривая ночная прогулка.. одному Провидению известно.

Леонард Леклер, Эжени Бланш
По согласованию.

+4

2

События в модном доме потрясли впечатлительного банкира до глубины души. Жуткая случка в кабинете, свидетелем которой он стал, крушение такси и свидание в клоаке выбили бы из колеи и самого стойкого эстета. Еще долго при воспоминании сей безвкусной жути лицо Леонарда собиралось в уродливую загогулину. Слишком сильным было в нем чувство прекрасного, попранное этими извергами!
Не так он собирался завершить свое турне, ох не так. И уж точно не планировал уронить свою даму в канализационный поток, в чем, к оправданию Леонарда, были повинны не столько его руки, сколько вероломство дамы.

Вот такие размышления будоражили разум вампира, пока он стоял, прислонившись к стене здания близ причала, и наблюдал оркестр шумящих волн да воющей метели. Да уж, отравленным ползать по канализации, героически стремиться к свету, когда все вокруг объяла зловонная тьма… ух! Не каждый сможет. Банкир хмыкнул и затянулся. Вспыхнул жирный оранжевый кружок, на секунду в тени шляпы проступило задумчивое лицо. Леклер отнял сигару ото рта и лениво выпустил клуб дыма, тут же смешавшийся с парами его горячего дыхания и унесенный ветром.

Пора было кончать с этим городом. Леонард решил завершить ночной променад и нырнул в бело-желтое безмолвие. Полы плаща хлопали, шляпа норовила слететь с насиженного места, а под тяжелыми ботинками умирал растоптанный снег. Леклер угрюмо прошествовал мимо подвернувшихся прохожих и резко прибавил скорости, проносясь через особенно продуваемый участок. О да, он гулял без охраны. После того, как кровью девственниц он затопил ужасные воспоминания, то разогнал всех своих баб и распустил наемную охрану. Даже муравьед уехал спецрейсом в теплые края. Оставалось убраться самому. Ах, золотой песок, зелень, экзотические…
– Мать!.. – Леонард выругался. Вот к чему приводят мечты! Задумавшись, он врезался в урну и от неожиданности выронил туда сигару. – Ах ты! – Вампир быстро оглянулся, окинул взглядом скамью под голым деревом, фонарь, струящий жиденький желток. Дальше десяти метров мир затягивала снежная мгла. – Эй! – Он должен был ее вернуть. Это последняя сигара из тех, что ему подарила теща, и на ней еще сохранился чудный аромат духов...
Леонард склонился над урной и принялся телекинетически шебуршить мусором. Холодный ветер лез под плащ и срывал с губ ворчливое брюзжание.

Отредактировано Леонард Леклер (25.02.2017 12:11)

+3

3

Леонард не оставался в гордом одиночестве ни секунды: скрываясь, прячась, укрываясь в снежное покрывало, щедро выданное темными небесами, тощая тень всегда была рядом. Она следовала по разлагающемуся от старости асфальту, смешивалась с серостью бетонных стен, замирала за углом, вытягиваясь в худую струну, прижимающуюся щекой к ледяному бетону, чтобы через один удар сердца вновь зашагать в темноте ночного города чересчур резкой, даже агрессивной, но почти детской походкой.
Ее гнал голод, на манер тех гончих, что выслеживают добычу до победного конца. Он заставлял жадно вдыхать горькие испражнения сточных вод, повисших над узкими переулками, и раскаленной до предела спицей вспарывал разум, заставляя повиноваться инстинктам. Зрачки новообращенной расширялись в полутьме, пока Эжени наблюдала за вампиром. Она смотрела на него в упор так, словно ощупывала взглядом, так, словно прикасалась незримыми пальцами к полусогнутой спине. Незнакомец сейчас не существовал для нее как целое, как личность, как разум и душа – он был набором кровеносных сосудов, капилляров и артерий.
Секундная стрелка медленно стукнула и вслед за мужчиной остановилась Эжени. С одной стороны, ей было жаль, что он прервал свой путь и увлекся изучением урны, а с другой - светловолосая понимала, что игры играми, а проблему с голодом надо срочно решать. К тому же ситуацию усугубляло то, что это был первый опыт и рядом не было Гедеона, чтобы прикрыл спину или дал дельный совет. Она сама ушла, в очередной раз вспыхнув, осыпав проклятиями создателя.

Вампир что-то бурчал, увлеченно копаясь в отходах, не обращая внимания на Эжени и это чувство превосходства пьянило, как самое лучшее вино. Фонари в этой зоне были редки, а свет их, бледно желтый и размытый, выхватывал из белесой пелены снега лишь чужую спину и разлетающийся мусор. По лицу новообращенной скользнула едва заметная гримаса раздражения, потому как занятие показалось ей очень странным и необычным для сына ночи, впрочем, почти тут же исчезнувшая. Бланш быстро осмотрелась, нервно сглотнула и вновь вернула внимание жертве.
Кто-то более умный на ее месте еще обождал, понаблюдал за развитием событий, но не она: сейчас голова Эжени была как будто в тумане, взгляд мутнел, и на белом пергаменте лица одним взмахом розовой кисти расчерчена ухмылка, оголяющая удлинившиеся клыки. В данную секунду ею правил адреналин, что так похож на горючее - достаточно одной искры и он воспламеняется, сжигая разум ко всем чертям. В такие моменты Бланш ничего не соображала. Она, подобно наркоманке жаждала получить дозу любой ценой и ей совершенно плевать любые помехи.
На секундочку замерев в неестественной позе, светловолосая жадно втянула носом приправленный морозом сигаретный дым, влажные голубые глаза последний раз изучили улицу впереди, прежде чем подобно бешеной собаке, с вампирской скоростью броситься в сторону жертвы раньше, чем она успеет опомниться. Главным сейчас было запрыгнуть на спину, завести правую руку вдоль шеи, причем предплечье должно удушающе лечь на кадык, левой рукой вцепиться в одежду, чтобы хоть как-то удержать равновесие, а потом...

[AVA]http://i042.radikal.ru/1702/24/4032ff6d694b.png[/AVA]

+5

4

Под взглядом Леонарда клочки мусора бодро выскакивали из урны и по замысловатым траекториям уносились вдаль. Банкир брезгливо отклонял лицо с пути тех, которые норовили попасть в него, и негромко ворчал. Одновременно ему приходилось придерживать подрагивающую шляпу, а другой рукой раз за разом оправлять взлетающие полы плаща.
– Неужто Дагон пускает все эти ветра? - пробурчал Леклер, а ветер в ответ швырнул ему в лицо горсть снега. Свист в ушах казался воем орды обезумевших демонов. – Ага! – слабо дымящая сигара выскочила из замызганной хляби урны и, роняя кусочки пепла, повисла перед глазами вампира. Он выпрямился, внимательнейшим образом выглядывая на сигаре место, за которое можно без опаски взяться, и замер. Рядом кто-то был.
Сигара упала в снег.
Вспышка дикой жажды, проблеск чьего-то присутствия и миг осознания себя в роли жертвы. Не будь он так самонадеян и увлечен воспоминаниями, то почувствовал бы угрозу гораздо раньше, а теперь – не успел даже выцедить ругательное слово. В ту долю секунды, когда он попытался круто развернуться, что-то с силой разогнанного мотоцикла ударило в спину и мгновенно завязалось вокруг шеи. Наскок пришелся по касательной, Леклера утянуло, нет, бросило назад, в сугроб. Он всем весом свалился на нападавшего.

Эжени не ожидала подобного развития событий. Все что угодно могло произойти, особенно когда напряжение ощущалось в заметном покалывании на коже, но не такое же!
Она упала на белую перину, больно ударилась затылком об что-то твердое и инстинктивно ухватилась руками за чужую одежду. Острый и влажный, как клинок, обагренный кровью, снег обжег незащищенную кожу, засыпал светлые волосы, разметавшиеся по земле и заставил вздрогнуть. Незадачливая охотница хотела сжаться в комок, перевернуться в сторону, чтобы вновь наброситься на мужчину, пока тот не одумался, но увы и ах – что-то мешало, что-то весьма тяжелое.
Вампирша совершенно не по-леди крякнула, негромко выругалась и наконец-то открыла глаза, чтобы взглянуть на крупную помеху. С несколько ударов сердца она изучала его лицо удивленно распахнутым взглядом, вдыхала запах сигарет и помойки, чувствуя, как стынет кровь в ее собственных жилах и откровенно наслаждалась ситуаций, адреналином, пульсирующим в висках и голодом - животным, не нормальным.
Она не проронила больше ни слова: оскалилась диким зверем, и в ее холодных голубых глазах проступил нездоровый блеск сумасшествия. Эжени с силой сжала пальцы на его плаще и с готовностью шлюхи, опасающейся потерять последнего клиента, обвила стройными ногами его бедра. Не оставляя времени на раздумья и какие-то там вероятности, юный пожиратель силы грубо притянула к себе жертву, дабы вспороть его шею клыками.

Вихрь снега, поднятый падением, на несколько секунд запорошил Леонарду вид. Затылок обдало холодом, и Леклер понял, что ценная шляпа летит уже где-то над Лиаваном. Субъект под ним задергался и выплюнул нехорошее слово. Леклер навис над ним, огромный и страшный, с растрепавшимися волосами и громко хлопающим плащом. Да это же маленький злобный Владимир женского пола! Мерзкий любитель вампирской крови. Доли секунды хватило, чтоб зачерпнуть в ее голове ворох говорящих образов. На несколько ударов сердца звуки метели как будто утихли. Леклер кошмарно осклабился - не банкир, а чудовище из фильма ужасов. Даму это не остановило.
Раздался протяжный треск разрываемой ткани, Леонард отпрянул и вскочил на ноги. В руках мамзели остались широкие лацканы его пальто.
– Засосать меня вздумала? – крикнул он, приходя в себя, и неприятно улыбнулся. – Ну давай, покажи мне страсть!

+4

5

Если бы Эжени была человеком, то непременно постаралась уйти без тяжелых последствий для себя. Если бы Бланш была обращена несколькими месяцами ранее, то не совершала бы таких неосторожных и глупых поступков. Если бы бывший врач могла включить в себе прежнюю разумность и профессионализм, то постаралась бы успокоить внутренних демонов и найти иной вариант. Но даже абсолютное спокойствие может дать трещинки, которые перерастают в глубокие раны, разрушая монолитный фундамент. Эжени Бланш являлась новообращенным вампиром, для которой все вокруг было иллюзорным и лживым, к тому же с очень нестабильным пороком – ярость.
Именно эта примитивная эмоция отражала суть вампира, лежащего напротив банкира. Вряд ли она осознавала всю опасность ситуации, при которой вполне могла оказаться с пожаренными мозгами или "овощем", пускающим слюни и медленно угасающим в своем иллюзорном мире. Абсолют видел перед собой не просто до безобразия своевольного, своенравного, наглого и озлобленного вампира. Он смотрел и кричал в лицо доведенному до точки кипения существу, чьи внутренние резервы обострились до такой степени, что оно стало совершенно неуправляемым.
Светловолосая не медлила более не секунды, отбрасывая в сторону лацканы, возможно, последнего плаща Леклера. Дикий, хищнический взгляд, сгорбленная осанка, хриплое дыхание и стремительный рывок вперед, взметнув над плечами крылья растрепанных светлых волос. Больше новообращенная не могла ждать и не смотря на рост чуть больше полутора метров и обманчивую хрупкость, умудрилась вновь свалить абсолюта в снег и вонзить зубы в открытую шею.

Какая ночь! Чудная, чудная ночь! Лежа в снегу и чувствуя, как из надплечья бьет горячий родник, Леонард в очередной раз подивился чудесам собственного невезения. Его точно кто-то сглазил.
За две секунды до того он стоял в борцовской позе и готовился «сыграть с девчонкой в игру». Ее диспозиция была дурна, шансы – мизерны. Сплошная посредственность. Но в последний момент господин банкир – тонкая, чувствительная натура, – нежданно чихнул, и жадная девица нашла своего донора.
«Полиция!» – хотел было взвизгнуть Леонард, но вовремя одумался. Прошло всего пару секунд после рокового чиха, а под ухом уже раздавалось отвратительное чавканье.
– Не могу без прелюдии, - извинился он, сунул ладони девице под одежду, нащупал груди и вызвал в теле голодающей судорогу. В мановение ока грудь и прочие мускулосодержащие части нападающей скрутило в тугой узел. – Пшла! – Леклер небрежно отпихнул обмякший куль, тот пролетел пару метров и с хрустом врезался в основание фонарного столба. Банкир выпрямился, дурными глазами оглядел капельки крови на снегу, сдавил рваную рану ладонью и шагнул к скамье. – Больше меня не тронешь, - пробормотал он, выламывая острый кусок дерева.

Казалось, еще с один удар сердца назад она чувствовала во рту прекрасный вкус крови, неотвратимо заглушающий те чувства, что скрывались за бритвенной остроты инстинктами. В полуприкрытых глазах новообращенной с трудом можно было разглядеть ломкие, сменяющие друг друга чувства, эмоции, желания. Впервые за несколько дней ей казалось, что она ожила, а потому не сразу поняла, отчего вдруг из груди разом выбило весь воздух. Тело скрутила нежданная судорога, заставившая Эжени выгнуться дугой. На приоткрытых губах замерли, убегая неряшливой струйкой к шее, багровые струи крови, и в широко распахнутых, слегка влажных глазах отразилось темное, колючее небо.
При всей изворотливости светловолосая не успел отреагировать достойным образом на ярый богатырский пинок, не успела даже съежиться, сгруппироваться, не пискнула и только руна сработала куда быстрее, защищая пожирателя – она впитала магию Абсолюта, разрушила ее практически мгновенно, еще в полете к столбу выстроив сопротивление, но не защитила от треска в ребрах и отбитых мышцах. Эжени мгновенно встала на ноги, удивленным и недоумевающим взглядом рассматривая предмет, который затормозил полет и шумный вдох боли сменился гулким хрипом, исказившим мукой лицо.
Вампирша медленно, стараясь не спровоцировать незнакомца, отступила на шаг, готовясь в любой момент встретить убийственный порыв, судя по деревяшке в руке. Дыша так, словно только что проделала марафон, светловолосая замерла, всматриваясь мужскую фигуру.
- Не трону… послушайте, - девушка провела рукой по подбородку, вытирая застывшие капли чужой крови, уже осознав, что натворила, попыталась хоть как-то сгладить ситуацию.
Эжени понимала, необходимо бежать и как можно быстрее, но ноги предательски не слушались несмотря на то, что маячащий совсем рядом мужчина настроен решительнее некуда. Все осложнялось тем, что несчастные несколько глотков крови вернули ей осознание того, отчего она старалась сбежать. В ней вновь взыграл человек, стыдя, укоряя, и испытывая самые неоднозначные чувства к незнакомцу, светловолосая вновь заговорила.
- Простите…иначе не могла и...я могу купить Вам пальто, хотите? Или выпивку или... что пожелаете? - Бланш резко оборвала дурацкую речь, хмуро следя за Абсолютом, совершенно не зная, чего от него ожидать, что в нем таится, чем он ответит. По сути-то она вообще ничего не знала о жизни детей ночи, о каких-то правилах или законах, о иерархии и рунах. Просто плыла как щепка по бурному течению, иногда хватаясь за берег, цепляя ту или иную информацию.

[AVA]http://i042.radikal.ru/1702/24/4032ff6d694b.png[/AVA]

+3

6

– Пальто? Пф-ф. – Леклер насмешливо скривился, однако нападать не спешил. Экие нынче пошлячки в Валенштайне шатаются – никакого проходу! – Увы, в одежде и питье я доверяю исключительно себе… мадемуазель. – Последнее слово господин банкир выплюнул, будто старую жвачку. – Однако… – Леклер стоял позади переломленного хребта скамьи и поигрывал самодельным колом. Сомнительно, чтоб он был из осины. Жаль. А вот талия у особы точно была осиная. Леклеру это польстило. Мысли вернулись к безрассудному «или что пожелаете». Глаза сверкнули недобрым блеском. – Однако, раз уж вы вкусили моей крови… – Леонард вдруг потерял интерес к холоду-метели и вел себя так, будто погода стояла отменная. – Вы, верно, не удовлетворились теми крохами? Понимаю, вы выпили мою кровь в качестве аперитива, но даже аперитив требует платы. Моя кровь очень ценна для меня, фройляйн. – Вкрадчивость голоса резко контрастировала с едкостью первых реплик. – Кроме того, мне придется проверяться на лишай и остальную ерунду, которой вы могли меня заразить, дорогуша, и это увеличивает цену расплаты.
Все время разговора вторая часть дробленного сознания Леклера копалась в нейронных дебрях девицы. Копаться в «пожирателях» было занятием не из приятных, но надо же было хоть что-то выяснить о нападавшей и о ее возможной ценности, прежде чем удостаивать сие двуногое недоразумение разговором? Ответ очевиден.
– Уверены, что сумеете расплатиться?

Кровь еще шумела в ушах, бешеный ритм сердца бил отбойным молотком по вискам, и реальность возвращалась медленно, словно нехотя, но возвращалась, особенно когда совсем рядом пульсировала угроза. Пожиратель подставила ледяному ветру лицо и сделала несколько глубоких вдохов.
- Лишай? Серьезно? – Эжени крайне сильно удивилась, настолько что на несколько ударов сердца забыла о своем состоянии, о вампире с колом в руках и включила медика, ведя беседу несколько назидательным тоном.
– Если Вы не перенесли ветрянку и ряд других заболеваний, то не получите лишай. К тому же Ваша иммунная система не ослаблена. Варицелла-зостер попросту не выживет в нервных окончаниях вампира, более того – он не успеет достигнуть нервных узлов как погибнет. Тоже самое происходит при якобы возможном заражении крови – иммунная система справляется с атаками небольших количеств бактерий настолько быстро, что симптомы заболевания даже не успевают появиться, организм тут же выпускает в кровь специфические белки и химические вещества, которые ускоряют кровоток, а различные вещества, такие как кислород, гормоны, ферменты поддерживают жизненные процессы.
Эжени развела руки в стороны, но вынуждена была умолкнуть. Сейчас, пока Леклер говорил, у нее было время рассмотреть того, кого господин Случай преподнес в этот вечер в качестве…кого? Несомненно, интересного мужчину, вампира, но все ли? Нет, явно нет. Сама же светловолосая в последнее время предпочитала мужской стиль одежды - джинсы, вязанный свитер светлого оттенка, короткую куртку с капюшоном, подбитую мехом. Ничего лишнего, никаких вычурных деталей, никаких дамских украшений, но все вещи явно не из первого попавшегося магазина. Светлые волосы распущены и вьются крупными кольцами, намокая под непрекращающимся снегопадом. А уж если господин Леклер взялся штудировать прошлое, то вряд ли бы нашел светлые воспоминания и счастливые моменты. В последнее время жизнь нещадно била ключом и в основном по самым больным местам.
- Слишком много отступающих от сути слов, - Эжени покосилась на незнакомца через густой веер ресниц и смешливо фыркнула, наморщив нос. Видят Боги, как же хотелось съязвить в ответ, но тем не менее вслух она произносить ничего не стала, пусть все остается так, как есть. Важнее было вновь нащупать точку равновесия и просто вдохнуть полной грудью.
- Прекратите то, что делаете. Если хотите что-то узнать – спросите. Я отвечу, но не смейте так поступать, - Бланш покачала головой, вновь поморщилась, но на этот раз выражая недовольство.
Почему-то вспомнился Гай, уничтожающий ликанов именно воздействуя на разум. Эжени потерла лоб ладонью и прислонившись лопатками к холодной стене, вернула взгляд незнакомцу.
- Уже не на все. Вы получили часть платы за… вашу ценную кровь. Она - прекрасна, не поспоришь.

+2

7

– …поддерживают жизненные процессы.
Замерший Леклер выдержал драматическую паузу и захихикал.
– Благодарю за чудесный экскурс в вампирскую биологию, мадемуазель доктор. Декламация едва ли не точь-в-точь по учебнику. – Он сделал характерный жест пальцами, и тяжелый гербовый перстень блеснул отраженным фонарным светом. Для Леонарда это был знак его прошлого – печать лорда, знак утраченного положения. – Но мне, дорогая мамзель, вовсе не нужно объяснять все то, что очевидно для любого вампира, да еще в столь нудном ключе. Если б вы на разодрали мне плечо, – он на секунду отвлекся, отнимая руку от уже сросшейся раны, – то я бы, ей-богу, уснул.
– Покорно прошу простить также упомянутое многословие, – ответил банкир на следующую реплику голодающей, – не у всех принято сразу же набрасываться на собеседника, кхе-кхе. Приличные девушки начинают не с зубов, а с языка.
– Что до нашего дела… – заговорил он после некоторой паузы и многозначительно оглядел себя, – о какой плате вы говорите? По-моему, вы все еще по уши в долгах.

Эжени нахмурилась, слушая великосветскую речь вампира и все еще чувствуя привкус его драгоценной крови на языке, пыталась подавить желание вновь совершенно не дипломатично окунуть мужчину в снег. Правда, привлечь ее внимание незнакомцу не составило никакого труда – светловолосая была заинтригована не только оборотами речи, но и тем, что никак не вязалось с тем образом, недавно копошащимся в мусоре.
- С языка? Да Вы издеваетесь! – Бланш с вызовом вздернула подбородок и слишком резко одернула куртку. Впрочем, запал быстро иссяк, стоило лишь вспомнить, с чего все началось и на сей раз пожиратель подняла на Леклера почти умоляющий взгляд. – Не надо. Вы явно не из новообращенных, а значит мудры. В некотором роде, - она слегка наморщила нос, дернув плечом и благоразумно умолчала о своих подозрениях. Ей действительно казалось, что вампир не потерявший свою статность и горделивость испытывал удовольствие от подобных деяний.
– Могли бы помочь, а не насмехаться и ковыряться в голове, - эхом отозвалась Эжени, явно намереваясь подвести черту под этой встречей в следующей фразе, но….
Если пожиратель пребывала в расстроенных чувствах и была слишком молода, чтобы обратить внимание, то Абсолют спустя несколько ударов сердца ощутит недружелюбное присутствие слишком близко, почти в самый последний момент. Два Рыцаря ночи. Король теней, заранее кинул теневой плащ на себя и напарника, надежно укрывая от чужих глаз, но явно не от чуйки Абсолюта и обозначил себя лишь когда сковал собственной тенью Леклера и его собеседницу, явно выгадывая время для еще не такого опытного перерожденца.

– Помочь? – театрально ужаснулся Леклер. – Вы вероломно набросились на меня из сугроба и попытались сделать со мной… всякое! Вы оскорбили мой вкус пресной демонстрацией собственной неуклюжести, испортили мне одежду, лишили шляпы и душевного равновесия! Вы не можете что-то требовать! Я – потерпевшая сторона! А вы – преступница, которая испортила мне вечер!
Что поделать, любил Леонард пышные представления и громкие разглагольствования. И пока он играл свою роль, на задворках мизансцены образовались новые актеры. Леонард поморщился от прикосновения чужого сознания, как обычно морщился от викторианцев, и перешел на деловой тон. Голос банкира загудел прямо в голове незадачливой голодранки.
«Если выкрутитесь, жду ваших извинений и уплату долга в борделе N. Адрес ищите у себя между ушами».
– А, господа! – одновременно Леонард обернулся, выбросил импровизированный кол и двинулся к пришельцам, преодолевая легкую скованность членов. – Вы почти вовремя. Какая-то сумасшедшая дамочка, должно быть, из новообращенных, попыталась высосать из меня пару литров…

- Преступница? Я пыталась? Нахал! Да Вы самым грязным образом домогались и пытались меня изнасиловать! – Безапелляционно заявила не пострадавшая сторона, отбросив с сторону все угрызения совести и страдания по поводу причиненных психических и физических травм. Желая заявить еще много чего невероятно наглому собеседнику, Эжени едва не пропустила очередной выпад.
Выпущенная теневиком магия заставила светловолосую остановиться и резко замолчать, прикусывая нижнюю губу.  Она с несколько секунд не могла сдвинуться с места, буквально кожей чувствуя тонкую нить, связывающую ноги. Невольно возникло ощущение, будто она снова попала в тот же омут, что и днями ранее, лишающий силы воли и способности сопротивляться.
Что-то в глубине пожирателя сжимается и протестует так, что развеиваются путы и собеседница Леклера срывается с места с невероятной скоростью, чтобы скрыться от преследователей, пока ее временный союзник великосветским тоном жалуется на свою тяжелую участь. Впрочем, никто с господином банкиром вести беседы не собирался. Рыцарь осмотрел внешний вид пострадавшего, окинул взором место происшествия и кивнув напарнику, практически мгновенно скрылся из виду.
Гонка продолжилась.
[AVA]http://i042.radikal.ru/1702/24/4032ff6d694b.png[/AVA]

+2


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » Крепкие сети [Отыгран]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC