http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Обратная сторона Луны


Обратная сторона Луны

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s6.uploads.ru/2QbAT.png
Обширные леса, раскинувшиеся в окрестностях рыбацкой деревушки Альхальд, состоящие преимущественно из вековых сосен и елей, с густым, местами труднопроходимым подлеском. Лес пронизан тропинками, проложенными диким зверьем, и ведущими к местам водопоя по берегам пересекающих лес ручьев. Большинство из них впадают в болото, раскинувшееся в юго-восточной части леса. Болото усеяны коварными, затянутыми тиной богачами, куда можно запросто провалиться по пояс, и обманчиво-ровными поверхностями, поросшими лишайником и мхом, под которыми притаилась пропитанная водой грязь, засасывающая мертвой хваткой любого неосторожно провалившегося или наступившего в нее путника. Посреди болота тут и там высятся сгнившие остовы осин и низких елей, а порой попадаются и скелеты или наполовину разложившиеся туши оленей и лосей. Эта часть леса пользуется дурной славой, однако приманивает любителей полакомиться лесными ягодами: по окраинам болота много светлых согретых солнцем полян, заросших брусникой, голубикой, земляникой и морошкой. Леса эти в сердцевине дикие, исхоженные только охотниками и особо заядлыми грибниками, и обитают в них олени, лоси, зайцы, косули, множество птиц и крупные хищники - медведи, волки и рыси. В лес не рекомендуется заходить одному, особенно тем кто плохо ориентируется на местности, потому что велик риск заблудиться и попасть в когти хищному зверю или кому пострашнее.
Ближе к сердцу леса, в стороне от дорог, которыми пользуются в основном грибники и охотники, стоит старый дом Ричарда. Это одноэтажный чуть покосившийся дом, с печной трубой, верандой и перилами, частично заплетенными паутиной и обшарпанными временем и дождями. К дому ведет едва заметная примятая в траве дорога, по которой ездит в город старый отцовский пикап - менять шкуры и чучела на наличные. Дом когда-то был травянисто-зеленого цвета, но сейчас его цвет трудно разобрать из-за стершейся от времени краски. Окна в доме застеклены, и закрыты изнутри наглухо старыми линялыми занавесками. Внутри дома гостиная с камином, перед которым стоит потертое кресло качалка, низкий кожаный диван с небрежно брошенными подушками, продавленный в нескольких местах. На кухне гремит старенький холодильник, раковина подтекает и заставлена грязной посудой, а плита покрыта многолетними въевшимися потеками жира и сбежавшего супа. Дальше по коридора рабочий кабинет - комната, набитая шкурами животных, рогами, стеллажи с полками, уставленными уже готовыми заказами и теми, что еще выполняются. В доме две спальни, кровати старые и скрипучие, поверх них брошены старые одеяла и шкуры. Вода в ванной поступает из бака, который нужно регулярно наполнять водой из колодца, а обогревается стареньким генератором, работающим на бензине. У этого дома старая и печальная история, и в настоящее время в нем всего один жилец и хозяин, который тщательно охраняет свою территорию от посторонних глаз и не пускает на нее чужаков.
Ричард Блумквист, Майя Эванс
Закрытый

0

2

начало игры
19:15 28 декабря
Увидев рослого мужчину с ружьем на перевес, Майя вскрикнула, чем и привлекла его внимание, и бросилась прочь...
Пару дней назад девчонки из школы стали зазывать ее с собой на праздник по случаю предстоящего Нового Года. Мероприятие должно было проходить вечером у одного из старшеклассников, с которым Майя никогда не была знакома лично. Она не знала доподлинно, где он живет, и хотела отказаться, но бабуля, узнав, что ее сокровище стесняется туда пойти, настояла на обратном. Девочка попыталась убедить бабулю, что ей это совершенно не обязательно, что она преспокойно проживет и без всяких вечеринок, но в ответ бабушка Дея только нахмурилась шутливо и спросила, где же она в таком случае жениха себе искать хочет? Майя, подумав о женихе, смутилась и начала оправдываться, что ей еще только шестнадцать и рано задумываться о таких вещах. Но все равно пошла в свою комнату и принялась выбирать наряд из немногочисленных платьев и кофточек. В намеченный вечер девочка одела выбранную одежду, аккуратно уложила волосы и пошла к бабуле просить помочь ей с макияжем.
- Зачем тебе макияж? - удивилась та. - Ты и так чудесно выглядишь. Только щечки пощипай, чтобы румянец появился, и губки покусай, чтобы такими бледными не казались.
Ну... как-то не так себе представляла Майя вечерний макияж, поэтому надула губки и расстроенно посмотрела на бабушку. Дея в ответ улыбнулась и все же направилась в свою комнату, помогать сокровищу с макияжем. Вкус у бабули был хорошим, он лишь придала свежести образу Майи и повязала ленту на ее волосы, сказав, что она принесет ей удачу, и девочка точно повстречает сегодняшним вечером своего принца.
- Он будет на белом коне и в сверкающих доспехах.
Девочка на эти слова рассмеялась, поцеловала бабушку в щеку, оставив на ней часть блеска, надела сверху на белое платье дубленку, и отправилась на улицу. С этого момента начались ее тщетные поиски нужного дома старшеклассника из ее школы, который устраивал у себя вечеринку. Подруги примерно объяснили ей, что идти придется через речку и лес, куда-то далеко, прочь от дома бабушки, но точного адреса не было, а в итоге девочка заблудилась...
Теперь вокруг был лес, на который опустились ранние сумерки. Майе становилось не по себе, но выйти из леса все никак не получалось. Она должна была пройти его насквозь, и, по рассказам подруг, это не должно было занять много времени, однако деревья не кончались, а мрак сгущался. Блуждая между деревьев, Майя пробиралась вперед, потеряв тропу. Колючие ветви лезли ей в лицо, и за одну из них зацепилась ленточка в ее волосах. Ленточка осталась колыхаться на веточке, и Мая не заметила сразу ее отсутствия, потому что мысли ее все больше занимал страх заблудиться окончательно.
В лесу стало еще темнее. Майя уже не думала о том, как бы попасть на праздник к одноклассникам, она лишь хотела вернуться домой, к бабушке и теплу. Она хотела вновь почувствовать себя защищенной. Но сейчас она мерзла и пугалась каждого шороха, понимая, что возможно и не выйдет из леса. В какой-то момент она перешла на бег, хотя бегать по сугробам было тяжело. Она быстро выбивалась из сил и уже готова была разрыдаться. Деревья мелькали перед ее глазами совершенно одинаковые и страшные, а она бежала вперед, на самом деле плутая кругами. Наконец за густыми кустами орешника, накрытыми хлопьями снега, она увидала того самого мужчину с ружьем, который из-за ее шума развернулся к ней, наставив дуло прямо на нее. Девочка так перепугалась, что бросилась прочь. Ноги совсем устали бежать по сугробам, да и верхняя одежда тормозила ее движения, поэтому она скинула дубленку и побежала вперед в белом платье и сапожках. Оглянувшись, она с ужасом поняла, что лесной мужик припустил за ней. Сердце ее бешено заколотилось, а разум не мог придумать ничего хорошего в оправдание того, что он решил ее догнать.
"Он меня убьет... он хотел меня убить...."
Девочка бежала так быстро, как только могла, но этого было недостаточно, мужчина нагонял ее. А когда он протянул вперед руку, чтобы схватить беглянку за руку, та неожиданно поскользнулась и стала проваливаться в сугроб. Он не успел ее подхватить, а Майя улетела вниз, в овраг, упав на снег и ободравшись о растущий на дне кустарник. Дальше бежать она уже не могла. Мужчина спустился в овраг и тепреь стоял перед ней, все с тем же ружьем, но за спиной, а Майя лежала на спине, приподнявшись на локтях, и испуганно отползала назад.

0

3

19:15 28 декабря
Время было поздней зимой, рано смеркалось и в лесу было особенно мрачно и холодно. Ветер дул резкий и швырял в лицо хлопья снега, и хотя наверху он путался в сосновых кронах, однако ближе к земле наметал целые сугробы. Не лучшее время для прогулок в лесу, особенно маленьким городским девчушкам, неспособным отличить две сосны друг от друга.
Ричард шагал по лесу молча и уверенно. В отличии от городских людей, он вырос в лесу, и человеком не был. Для него не составляло труда ходить так, что не проваливаться и не увязать по колено, не хрустеть опавшими ветками и не выдать своего присутствия дичи раньше времени. Он вышел на охоту. Все дни до этого была метель, и на свежем снегу оленьи следы выделялись как на чистой белой странице. Мужчина без труда находил их, и шел за дичью до тех пор, пока что-то не отвлекло его внимание. На ветке кустов трепетала на ветру голубая ленточка. Мужчина замер, пристальным взглядом уставившись на нее. В его лесу среди сосен и елей не было и не могло быть ничего подобного. Где-то треснула от мороза ветка, Ричард чутко вскинул голову и принюхался. Пахло хвоей, сосновой корой, слабым запахом прошедшего оленя, пахло землей под слоем снега, лежалой хвоей и прелыми листьями. А ко всему этого примешался тонкий сладкий запах чуждого предмета. Мужчина нахмурился. Протянув руку, он сдернул с ветки ленточку и она затрепетала в его пальцах, путаясь о них. Он поднес ее к лицу, закрыл глаза и глубоко втянул носом запах. А затем глаза его распахнулись, и он обернувшись, перехватил ружье и двинулся внезапно в другом направлении, противоположном тому, куда шел олень.
Новые следы на снегу читались так же легко, как старые. Тут был человек, он его чуял. Человек брел в лесу беспорядочно, Ричард видел что он ходил кругами, все сильнее запутывая следы, но ни разу не вышел на опушку. Он заблудился. Люди всегда плохо ориентировались в лесу, Ричард давно это понял. Чем ближе он подходил, тем сильнее становился запах, и тем ярче Ричард ощущал что это была молодая самочка. Он задумался, а неподалеку раздался хруст и внезапно кто-то тоненько вскрикнул. Он обернулся, представляя собой мрачное зрелище: огромный бородатый мужчина в темном пальто, с ружьем наперевес, лицо его было грязным, а вид не внушал доверия нахмуренными густыми бровями, и сердито блестящими темными глазами. Он уставился на нее, а она смотрела на него широко раскрытыми испуганными глазами, лицо ее было белее мела, а затем рванула в сторону и побежала. Ричард не успел крикнуть ей вслед ничего, да и не собирался. Он мог позволить ей убежать, мог оставить в лесу одну, заблудившуюся и наверняка замерзшую. Она не выбралась бы самостоятельно, и вполне возможно он нашел бы ее труп в каком-то овраге спустя несколько дней, если его не сожрали бы волки. Он мог бы, но отчего-то его манило броситься ей вслед, нос бередил тоненький сладкий запах, он учуял его и не мог противиться, его влекло вперед и он молча ринулся следом. Она бежала панически, не разбирая дороги. Пару раз поскользнулась - он видел примятый снег, споткнулась, а затем ее куртка зацепилась за ветку дерева, и она, испугавшись что это он ее настиг, рванула вперед с утроенной силой, вырвавшись из одежки словно испуганная косуля. Ее дубленка повисла на ветке дерева, он промчался мимо и неумолимо настигал ее. Она могла замерзнуть в такой мороз, несмотря на то что от ужаса и адреналина не чуяла холода. Он нагонял ее, впереди замаячило белое платье, оно развевалось на бегу и вело его не хуже белого хвоста оленя. Ричард молча ускорился, ему и в голову не пришло окликнуть ее, да и среагировала бы она на его голос? Она обернулась, увидела что он рядом, вскрикнула снова, а он протянул руку вперед и почти схватил ее, и тут она провалилась вниз. Овраг был не очень глубоким, летом по нему тек ручей, но сейчас на дне замерзла ледяная дорожка, а склоны были крутыми, и она скатилась по ним, ободрав руки. Она увидела его, он спускался молчаливо и ловко, не поскальзываясь и не хватаясь за растущие по сторонам кусты. Он держал ружье наперевес, так и гнался за ней, и она огромными испуганными глазами смотрела на него и перебирала ногами, отползая словно раненная дичь. Он шел на нее, возвышаясь, неумолимый и страшный, в глазах его горел огонь, а ноздри хищно трепетали. Он ловил ее запах, который становился сильнее, чем ближе он подходил. Ее трясло от холода и страха, он заметил на ее руках ссадины, пахло кровью и этот запах цеплял и раззадоривал его еще больше. Подходя, он спрятал ружье за спину, оно мешало, а сам нагнувшись, вытянул вперед руку с грязными обломанными ногтями. Она завизжала и забрыкалась, задела его пяткой, а он легко сгреб ее и оторвав от земли, поднял в воздух. Она молотила его по груди кулачками, пыталась оцарапать, а он смотрел молча и страшно, глубоко вдохнул ее запах и зарычал низко и удовлетворенно. Она пискнула, затихла, а он вскинул ее на плечо и понес. Она забилась, задергала ногами и один сапожек с нее слетел. Ричард слегка встряхнул ее, опустил тяжелую пятерню на маленькую упругую попку и рыкнул, а она ойкнула и внезапно затихла. Он прислушался, потеребил ее слегка - она молчала и висела на его плече как убитая косуля. Он заволновался, но запаха крови не было, кроме того что он уже учуял. Он прислушался: в ее груди билось сердце. очевидно она просто потеряла сознание от испуга. Его это устроило. Так она не шумела и не сопротивлялась. Погоня по лесу раззадорила его, и он готов был вернуться домой, без намеченной дичи. Та, что досталась ему, была куда ценней. Он нагнулся, подобрал ее сапожок, и побрел домой, не став возвращаться за ее курткой. Она не понадобиться ей, ведь он унесет ее в свою берлогу, откуда она не станет выходить до самой весны.
Он шел по лесу долго, его дом был далеко в стороне от того оврага, где он ее нашел. Над трубой вился слабый дымок, внутри было холодно. Он протопал, не снимая сапог, захлопнул дверь и разжег печь посильнее. Затем сгрузил ее все еще бесчувственное тельце, набросил сверху плед, и ушел...
Майя приходила в себя не сразу и все не могла вспомнить, что такое страшное случилось с ней. Она помнила теплый дом и бабулю, которая провожала ее, заплела ей ленточку, а потом кажется было что-то плохое. Она будто заплутала, ходила по мрачному страшному лесу, кто-то гнался за ней... Мужик с жуткими горящими глазами и бородой, он хотел схватить ее, сделать что-то плохое. Сердечко забилось и Майя открыла глаза. В первый момент она не могла понять где находится. Вокруг были стены, но не такие как в доме бабули, ей было тепло, но запахи незнакомые. Майя огляделась, и первое на что упал ее взгляд была голова оленя. Она была прибита к стене, стеклянные глаза блестели как живые, а рога широко раскинулись в обе стороны. Голова словно смотрела на нее и Майе стало жутко. Она поспешила откинуть плед, спустила ножки на пол и тут увидела что они голые. Кто-то забрал ее сапожки, на ней было только белое платьице, куртки тоже не было. В кармане дубленки был телефон, она не использовала его потому что от мороза его заряд быстро кончился, но он мог отогреться и снова работать. Она потеряла дубленку в лесу, а значит потеряла и телефон. Она не сможет позвонить и позвать на помощь, бабуля никогда не узнает что с ней, и она возможно сгинет в этом лесу сама, съеденная страшным диким мужиком... От жутких мыслей защипало в носу, и Майя поспешила вон из комнаты. Первым делом она попала в коридор, он был узким, и тянулся в обе стороны. Коридор был обшит деревянными досками, а по стенам были так же развешаны головы: оленьи, кабаньи. Манечке стало жутко, сердечко забилось и она пошла босыми ножками куда глаза глядят, лишь бы подальше отсюда. На свою беду Майя выбрала не ту сторону, и шла не в направлении двери, а вглубь дома.  Когда она попала в помещение в конце коридора, то первым делом увидела длинные столы, а на них... такого ужаса Майя не видала: на столах были свалены звериные шкуры, какие то страшные инструменты - щипцы, огромные ножи, на стенах висели предметы, которым она и названия не знала, а по стенам и на полках опять головы, а еще чучела... Мертвые лисицы, оленьи головы, зайцы, белки, птицы - всего этого добра было много, им была заставлена вся комната. Запах был сильным и забивал нос, пахло шкурами, шерстью, пылью, какими-то химикатами, и от этого хотелось бежать. Майя в ужасе осматривалась вокруг, а затем увидала в дальнем конце комнаты за столом того самого мужчину. Он сидел и под светом большой лампы набивал опилками тушку зайца. Майя в страхе замерла, потом двинулась чтобы побежать, а мужик повернул голову, учуяв ее. Его глаза страшно впились в ее лицо, он замер, а потом двинулся и уронил тушку. Майя бросилась бежать, а мужик соскочил с места и в несколько длинных прыжков догнал ее. Майя споткнулась и упала на пол, а он навалился сверху: большой, горячий и страшный. Он был тяжелым, пах как дикий зверь и пригвоздил ее  своим весом к полу. Он изучал ее горящим взглядом, ноздри его беспрерывно трепетали, а в груди раздавался рык. Он прижал ее тяжелой огромной лапой, наклонился и провел носом возле лица Майи, изучая ее. Она пахла маняще и так сладко, что он едва мог сдерживаться, но он ощущал что еще рано. Еще немного, но время пока не пришло. Он не отказал себе в удовольствии понюхать ее, и придавил рукой к полу, чтобы она не трепыхалась. Сосредоточенно и вдумчиво повел лицом вниз, изучая каждый открытый сантиметр ее кожи. Он ткнулся носом в ее шейку и горло, изучил впадинку между ключиц, повел носом вниз и в сторону, оттянув край выреза. Затем спустился ниже, едва слышно ворча от удовольствия, задевал носом платье, так что оно собиралось складочками, и вел ниже. Он уткнулся носом ей в пупок, а затем скользнул ниже и Майя попыталась сдвинуть ножки, но мужчина с недовольным ворчанием развел их и уткнулся лицом прямо туда... Он дышал шумно и глубоко, ворчал, довольно порыкивал, а еще терся о нее, и его тело становилось все горячее. Затем он резким рывком вскочил, схватил ее и вздернул в воздух, потащил с собой. Притащив в кухню, он скинул ее на лавку, сам отвернулся к плите, на которой кипело что-то в котелке, взялся за половник, помешал, а спустя пару минут обернулся и со стуком сунул ей под нос полную миску. В миске был горячий суп и куски мяса, это все пахло аппетитно и вкусно, хотя на вид пища была неприглядной и грубо сготовленной. Ричард навис, стоя над ней, опираясь руками в край стола и глядя тяжелым взглядом. Под ним Майе хотелось съежиться, а он увидел ее испуганный взгляд и коротко отрывисто рыкнул:
- Ешь.

0

4

21:00 28 декабря

Майя испуганно таращилась на страшного обросшего густой бородой мужика и отползала назад. Он начал двигаться в ее сторону и она забрыкала ножками, заехав ему пяткой по груди. Тот отмахнулся, грабастал ее ручищами и взвалил на плечо. Майя кричала, визжала и била кулачками по его плечу и спине.
- Отпустите.... отпустите меня!
Но он ее не слушал, только перехватил поудобнее, положил горячую ладонь на попу (видать, чтобы не замерзла) и понес куда-то. Глупенькая маленькая девочка была так сильно напугана и испытывала такой жуткий страх, что вскоре закатила глаза и потеряла сознание, мягкой тряпочкой повисая у него на плече. Кажется, медведь был этому только рад.
Майе снился дурной сон: она была косулей и со всех ног бежала по лесу, убегая от страшного огромного разъяренного медведя, который догнал ее, повалил на снег и стал грызть ее горло. Вскоре медведь превратился в страшного мужика с бородой с замаранным в ее крови лицом. Майя закричала от жуткого испуга и подскочила на постели. Ее сердце бешено колотилось в груди, а кончики пальцев похолодели и казались ледяными. Она оглядывалась по сторонам и не понимала, где находится, но постепенно жуткие воспоминания возвращались к ней.
Это был не дом бабули, она вообще никогда здесь раньше не была. В воздухе витали незнакомые запахи, вокруг было темно и неуютно. Девочка откинула поскорее плед и босыми ножками встала на пол. Куда подевалась ее одежда? Майя не могла вспомнить то, как потеряла дубленку, потому что мозг отказывался ворачиватсья в стрессовую ситуацию и предпочитал все забыть. Переступая с лапки на лапку, Майя остановилась возле головы оленя, висящей над входом и нервно сглотнула. Эта голова ее пугала, хотя она и понимала, что олень уже давно мертв. Но глупенькая девочка совершенно не задумывалась над тем, кто и как именно отделил эту голову от остального тела, как очищал ее от внутренностей, обрабатывал ее, сушил и прибивал к доске, вставляя стеклянные глаза. Майя покинула эту комнату и вышла в коридор. У нее было два варианта: идти направо или налево. Но с правой стороны подул сквозняк, что означало, что выход там, однако Манечка посчитала, что там холодно и плохо, и пойдет-ка она лучше налево, в тепло. Вот и вышла она в мастерскую охотника, где тот самый страшный бородатый мужик набивал опилками очередную тушку кролика, а вокруг него был просто хоровод смерти их шкур, рогов, когтей, копыт и прочих частей некогда живых животных. Майе стало настолько жутко здесь, что она вскрикнула и побежала прочь, но мужик тут же нагнал ее. Она запнулась, повалилась на пол, а он накрыл ее собой, припечатывая своим весом.
- Пустите... я хочу домой.... - в носу Майи защипало, она заплакала, молотя ладошками по широкой груди мужчины. - Я ничего плохого вам не сделала... отпустите меня...
Кажется мужчине было до лампочки, что там лепетала Майя. Он держал ее в руках и страшно нюхал, наверное пытаясь определить, достаточно ли нежное мясо у девочки, и в каком соусе ее лучше подать. А потом он стал нюхать ее живот, и Майя вспомнила рассказы бабушки о волках, которые в первую очередь выгрызали добыче все внутренности. Она зажмурила глаза, заревела громче и попыталась съежиться, закрыться от незнакомца, но тому это не понравилось. Он ткнулся носом ей в пупок, схватил ноги и развел их, а дальше ткнулся лицом между ног и стал что-то вынюхивать. Майя даже плакать прекратила, обескуражено глядя вниз, на мужчину, который зарылся носом в ее неприличие по самую бороду. Девочка покраснела, а после почувствовала урчание - незнакомец, словно зверь, издавал какие-то странные звуки, не схожие с человеческой речью.
- Вы зачем это делаете?
Майе было неудобно и стыдно. В глупенькой головке страх вытеснили неловкость и смятение. Мужик снова заворчал, а от последовавшей вибрации Манечке стало щекотно и она расхохоталась, задрыгала пяточками и попала босой ножкой медведю по морде.
- Ой...
Она испугалась, что он сейчас обидится и сделает что-то плохое, но тот только сгреб ее в охапку, выпрямился и утащил к столу, где скинул ее на лавку и занялся помешиванием супа у очага. Майя сидела в недоумении, покачивала под столом ножками и смотрела на угрюмого хозяина "берлоги". Он вскоре подошел к ней с тарелкой мясного супа и ложкой. их он неаккуратно поставил перед ней, навис сверху, упершись руками по обеим сторонам от нее, и приказал: "ешь". Взгляд Майи стал вновь испуганным. Она взяла в руки ложку, но пальцы дрожали, и кусок в горло не лез. Эта ситуация напоминала ей худший день в детском саду, когда воспитательница стояла над душой и приказывала есть кашу с комочками, только здесь вместо воспитательницы был страшный охотник, который из непослушных делал чучела и... суп. Манечка повозила ложкой по дну тарелки, загребла ею кусочек мяса, наклонилась и дрожащими губешечками принялась всасывать супчик, издавая слишком громкий неприличный звук. Мясо с ложки она уронила обратно в тарелку и тот упал в бульон, выдав вверх брызги, которые попали на лицо Майи и на стол вокруг. Вот теперь он точно будет ругаться.... Стол ему попортила, да еще и моську всю замарала. Майя подняла лицо и глупенькими большими глазками посмотрела на хозяина дома.
- А вы кушать разве не будете?...
Высунув язычок, она облизала мордашку вокруг и снова съежилась, возя ложкой по тарелке, пытаясь поймать очередной мясной кусочек.

0

5

Ричард смотрел на Майю молча, грозно и хмуря сопя, а потом развернулся и резко поставил на стол перед собой еще одну тарелку. На тарелке был огромный кусок хорошо прожаренной оленьей ноги, и мужчина, сев напротив Майи за стол, не помывши рук, только закатав рукава, взялся за эту ногу и не пожелав ей приятного аппетита, как учила бабуля, принялся с хрустом и чавканьем его жевать. По его бороде стекал сок, а на мускулистых руках заметно вздувались жилы. Он ломал кость с легкостью, только хруст шел, и отрывал большие куски прямо зубами, дергая головой словно дикий зверь. При этом он издавал жуткие звуки, утробно довольно ворчал, порыкивал и с треском разгрызал кость. Закончив есть он бросил обглоданные кости прямо на тарелку, и молча вперил взгляд в Майю. Руки его были покрыты страшными шрамами, Майя видела какие они бугристые, бледно-розовые, словно кто-то когда-то сунул его руки в огонь. Мужчина не говорил с ней, только молча наблюдал темными глазами, а когда она пыталась говорить с ним не отвечал. У Майи мерзли босые ножки, и мужчина увидев это молча поднялся, сгреб ее в охапку и куда-то понес. Если Майя и трепыхалась, вырваться из его хватки было невозможно.
Мужчина принес ее в ванную комнату. Здесь тоже все было очень старым, а пожелтевшая ванна явно давно не чистилась. Он поставил ее на пол и стал раздевать, нетерпеливо сдирая белое платьице. Майя вцепилась в него, не желая расставаться с тряпочкой, худо-бедно защищавшей ее от этого жуткого нелюдимого мужика, но он молча фыркнув и раздув ноздри, просто дернул - и платьице с треском осталось в его руках. Майя осталась стоять на полу босая, в одних трусиках, и прикрываться ладошками, а мужик отвернулся от нее и включил воду. Старые трубы заурчали, по ним прошла дрожь, где-то что-то громыхнуло и пошла вода. Она быстро нагревалась, а Ричард подставлял ладонь. Когда от воды повалил пар, он поймал Майю одной рукой и с легкостью усадил ее в ванную. Майина попа встретилась с еще не прогретым дном, но выскочить ей мужик не дал. Нагнувшись он принялся с непроницаемым видом тереть Майю, поливая ее водой. От воды и пара ее длинные волосы намокли, стали завиваться кудряшками и потемнели. Мужик тер ее пятерней, и кожа на ней была грубой и шероховатой, мозолистые сильные пальцы задевали нежную кожу и Майечке было неприятно. Мужчине надоели ее попискивания и верчения, и он, придавив ее рукой, потянулся за старой щеткой. Взяв ее в руку, он поднял Майину пяточку и потянул на себя, так что Майя съехала по дну и окунулась под воду. А пока она фыркала, мужик тер ее розовую нежную стопу, так что было щекотно и одновременно жесткая щетка сильно саднила. Выпустив ножку он взялся за другую, а потом стал снова поливать ее водой и мыть. От Майи пахло запахом чужих людей: ее подружек, учеников в школе, мальчиков, которые пытались с ней заигрывать. Ричард чуял этот запах на ее коже и одежде, и он его раздражал. Он старался уничтожить любое присутствие посторонних на своей территории. Вымыв Майю, так что она порозовела, он подхватил ее за тонкую талию, вынул из воды и поставил на пол, где с Майи тут же стали натекать лужи. Пока она закрывалась ладошками, мужик взял старое махровое полотенце, когда-то бело-розовое, а сейчас нещадно вылинявшее, закутал в него, поднял словно гусеницу и понес в комнату. Уронив на покрывало, такое же старое и пыльное как и все в доме, мужик отворил шкаф, старые двери которого громко заскрипели. Майя не видела что там висело на вешалках, но Ричард долго копался там, сосредоточенно сопя, а повернувшись держал в руках...платье. Женское платье в цветочек, оно было старым, но чистым, немного помятым. Зачем Ричард держал его в шкафу, когда никакого присутствия женщины в доме не было видно, неясно. Он протянул Майе платье и сверля ее взглядом ждал. Платье было размером больше чем надо, и худенькая Майечка в нем утонула. Оно было мягким и приятно касалось кожи, а еще пахло старостью...и кем-то еще, но Майин носик не мог различать запахи так же хорошо, как Ричарда. Майя все еще стояла на полу босиком, и Ричард посмотрел на ее поджатые ножки, которыми она переминалась. Вернувшись в шкаф он снова зарылся в нем, а потом протянул пару белых шерстяных носочков. Они были мягкими и грели, так что можно было ходить босиком, если бы пол не был таким пыльным. Закончив одевать свою самочку, Ричард рыкнул что-то неразборчиво, и ушел обратно в кабинет, доделывать свою работу. Снаружи вновь пошел снег, а внутри дома было тепло, к тому же у Майи не было никакой теплой одежды. Ричард предполагал, что она не сунется наружу, и можно оставить ее без присмотра.
***
Тем временем бабуля Дея долго и тщетно ждала внучку и уже начала волноваться. От Майечки не было ни вестей, ни звонка, а уже ночь. Дея позвонила подружкам, но они сказали что Майю сегодня не видели. В волнении она прождала еще, а потом позвонила в полицию. Низкий глубокий голос на том конце провода уверил ее, что скоро приедет и во всем разберется. Дея ждала, волнуясь, а затем к дому подъехала полицейская машина, раздались шаги и кто-то постучал в дверь, сильно и уверенно. На пороге стоял полицейский: высокий темноволосый мужчина, одетый в дубленку, он был большим, широкоплечим, а лицо его грубоватым и добродушным. Увидев открывшую дверь Дею полицейский окинул ее взглядом с головы до ног, мысленно присвистнул и улыбнулся, протягивая широкую мозолистую ладонь.
- Добрый вечер, мое имя Девлин. - Голос у него был низкий и густой, лицо мужественным, сам он был зрелым и от него исходило ощущение силы и спокойствия. В доме бабули хорошо пахло травками и выпечкой, и мужчина голодно принюхался и с тоской посмотрел в сторону кухни. - Не волнуйтесь вы, с ней все будет в порядке. Ну заночевала в доме у подружки, или у мальчика - всякое бывает.
Он подмигнул чтобы успокоить Дею, а сам стоял в ее прихожей, высокий и огромный, и места из-за него в небольшом домике становилось еще меньше. Он снял рукавицы, а с его ботинок натекли грязные лужи, и увидев это Девлину стало неловко.
- Простите. Давайте перейдем к делу: вы мне расскажете, во что она была одета, к кому и куда ушла, я составлю портрет с ваших слов и разошлю всем нашим. А потом отправлюсь ее искать.
Девлин достал блокнот с карандашом, и стал внимательно слушать Дею...
Ричард пришел в комнату, где была Майя, поздно. Он протопал, хмурый и большой, не снял обувь, не разделся и завалился на постель, смял Майечку, придавив ее тяжелой рукой. Натянул одеяло больше на нее, чем на себя, подсунул ее себе под бок и уткнувшись носом в белую мягкую макушку, обвив тяжелой рукой, уснул.

0

6

Майя елозила ложечкой по дну миски и сёрбала свой супчик, поглядывая осторожно на хозяина дома. Тот отошел от нее, поставил на другой край стола большую тарелку с мясом и сел его есть. Он не помыл руки, не пожелал Майи приятного аппетита, продолжал молчать и не выпускать ее из дома. Совершенно невоспитанный страшный медведь. Девочка очень быстро наелась, потому что не чувствовала себя в безопасности и голода не ощущала, зато ощущала очень острую потребность уйти отсюда и вновь оказаться в доме бабушки, будто бы это ее могло защитить. Незнакомец за столом принялся обгладывать оленью кость и едва ли не перегрыз ее пополам. Раздался громкий хруст, Майя вздрогнула, уронила ложку в свой суп и снова все расплескала.
- Спасибо... - выдавила она боязливо и нерешительно отодвинула от себя тарелку. - Я наелась. Было... вкусно.
В ответ мужик ничего не сказал. Он доел свой ужин, даже и не подумал вымыть руки, подошел к Майе и сгреб ее в охапку. Девочка ойкнула и повисла, но не стала брыкаться. Хозяин дома отнес ее в свою ванную и принялся раздевать. Сначала Майя вертела головой и оглядывалась, морща носик от грязи и ржавчины, которую развел здесь незнакомец, а потом спохватилась, когда тот начал срывать с нее платишко и завизжала.
- Перестань!... Отдай... Это мое...
То ли мужик ее не слышал, то ли ему было все равно до ее писков. Он сорвал платье, порвав его окончательно и оставил Майю стоять в одних трусишках. Она тут же закрыла свою грудку ладонями, смущаясь и не желая, чтобы этот незнакомец видел ее в таком незащищенном виде.
- Зачем вы порвали мое платье? Его мне бабушка подарила на день рождения, а вы...
Глупая Майя стала думать о том, что скажет бабуля, когда увидит, во что превратился ее подарок, и как то совершенно не думала о том, что, возможно, уже никогда не увидит бабушку. Мужчина в это время стал включать воду. Трубы так страшно зарычали и забулькали, что Майя вновь вздрогнула и стала озираться. Кажется маленькую дурочку больше пугали трубы и порванное платье, чем  тот, кто ее похитил и неизвестно, что с ней сделает дальше. А дальше он подхватил ее руками и, не смотря на визги и писки, посадил попой в ванную. Майя начала пищать и вырываться. Она махала лапками, брыкала в воде ножками и старалась выбраться из ванны, но мужику не составляло большого труда, запихивать ее вновь обратно. Он тер ее своей жесткой мозолистой рукой, и нежную кожу девочки от этого саднило.
- Перестаньте.... Не надо... Я не хочу... Мне больно!
Она брыкалась, хлебнула воды и та попала ей в легкие. Закашлявшись, она подумала, что мужик ее топит, и разумом завладела паника. Девочка барахталась изо всех сил и даже оцарапала нечаянно Ричарду руку, но даже не заметила этого. Тогда он схватил ее за ножку и потянул на себя, шоркая пяточку. Из-за этого Майя поскользнулась на попе, съехала вниз и с головой ушла под воду. Замахав руками и выбравшись на поверхность воды, она рукой убрала с лица прилипшие волосы, раскрыла рот, дыша словно рыба на берегу, и испуганно уставилась на медведя. Больше она не вопила, только старалась сжаться и не потерять мокрые трусишки, которые Ричард так и не снял. Закончив с помывкой, он взял Майю, поставил на пол и принялся вытирать полотенцем, которым после обмотал ее словно гусеницу, подхватил подмышку и потащил в свою постель. Майя болталась на нем обезьянкой и цеплялась за руку, боясь упасть на пол. Закинув ее на свою постель, мужик отошел к шкафу и стал рыться в нем, а Майя развернула полотенце и стала вытираться, чувствуя холод и нежелание расставаться с тряпкой. Ее мокрые трусишки только добавляли сейчас холода, но она лучше посидит в них, чем лишиться их. Будто бы они могли ее от чего-то спасти.
- Ты мне даже имени своего не сказал... - подала она вдруг голос, но Ричард даже не обернулся. Он сосредоточено искал в шкафу что-то и наконец нашел. Это было старое платье в цветочек. Сейчас таких не шили. Он отдал его ей и тут же сам стал его на нее надевать. Оно пахло затхло, как будто совсем старое, но в нем было теплее, и уж лучше так, чем голой. А еще он отдал ей мягкие белые носочки. Майя надела их, он осмотрел ее с ног до головы, кажется, остался доволен и ушел. Девочка осталась одна и ей было скучно. Нет чтобы маленькой дурочки начать искать выход, так она осторожно открыла его шкаф с вещами и едва ли не полностью в него влезла, роясь в вещах и разглядывая носки, свитеры, старые сапоги и унты. В шкафу Майе в нос попала пыль и она расчихалась, да так громко и безостановочно, что мужик вновь появился на пороге комнаты. Он пошел к ней, выудил из шкафа, постучал по спине и зашвырнул на кровать, ложась рядом большим "медведем". Сам он быстро заснул, но Майя ворочалась и все никак не могла устроиться, а причиной все было сильное желание справить нужду. Она боялась разбудить Ричарда, боялась к нему обратиться, но желание было сильнее и в итоге она осторожно потрогала его маленькой ладошкой.
- Извините... мне... в туалет надо...
Мужик от такого писка над ухом не проснулся и продолжил спать, почесав свой бок. Но Манечке действительно было нужно, в итоге она снова потолкала его и опять безрезультатно. Тогда она подобралась, приподнялась на руках и со всей дури дунула ему в ухо. Мужик проснулся и инстинктивно отмахнулся рукой от источника раздражения. Его увесистая широкая ладонь пришлась точно по лбу Майе. Раздался громкий шлепок, а в следующий момент Майя уже лежала на постели, соображая, что это было, и что именно прилетело ей в лоб с такой силой.
- Писать хочу... - пропищала она и скуксилась, будто хотела расплакаться. - Я не знаю, где у вас туалет... Я к бабушке хочу... Отпустите меня... Мне страшно...
Сначала Майя захлюпала носом, а потом загундосила, размазывая слезки по щекам.
- Вы грубый и невоспитанный. У вас грязная ванная и руки шершавые. Я не хочу есть ваш суп... я салатик хочу и леденцы. Я соскучилась по бабушке, она волнуется... Отведите меня, пожалуйста, к ней... Я хочу ее увидеть.
Майя разревелась в конец и в чувствах шлепнула Ричарда по груди.
- Хочу в туалееет....
...
Тем временем в дом бабушки Деи постучались. Бабуля 48 лет от роду, завила волосы, припудрила носик, одела красивую кофточку и открыла дверь. На пороге стоял рослый и широкоплечий мужчина, который тот час оказался в ее вкусе.
- Добрый день, детектив, - соблазнительно улыбаясь, ответила бабуля и поводила в воздухе пальчиками в кокетливом знаке приветствия. - Проходите.
Девлин прошел, представился и обозначил цель своего визита. Дея сразу же изменилась в лице и печально вздохнула.
- Да, моя девочка пропала. Пошла вечером к подружкам в гости, да так и не вернулась.... Печенку?
На столе стояла ваза с рождественскими вкусностями, которые Дея испекла сама. Она тут же подхватила вазочку и отдала ее в руки голодного детектива,.
- Кушайте, я пока пойду на кухню пирожки проверю.
Дея скрылась из виду, достала из духовки пирожки и выглянула с кухни в зал.
- Детектив Девлин... а вы идите сюда, чего вам там голодному с миской печенья сидеть? Я ведь вижу, что такого крупного мужчину одни пирожками не накормить... То есть я хотела сказать одним печеньем сыт не будешь. Ой, да что это я...
Бабуля махнула смущенно кухонными рукавицами, налила детективу чай, оставила его с пирожками и плюшками и села напротив, закинув стройную ножку на ножку.
- Ах да, Майя... Я дам вам ее фотографию. Надеюсь моя внученька отыщется... - Дея вздохнула и улыбнулась Девлину. - Как пирожки?

Свернутый текст

Бабуля Дея
http://s018.radikal.ru/i516/1509/fd/dfddd4ac81ff.jpg

0

7

Мужик все это время внимательно и молча смотрел на рюмсающую Майю, и ее причитания были ему, кажется, до лампочки. Маленькая ладошка впечаталась ему в грудь, Ричард этого даже не ощутил, будто котенок играясь ударил его лапкой. Он опустил глаза вниз, посмотрел на лапку у себя на груди, потом вздохнул словно разбуженный из спячки медведь и заворочался. Майя только пискнуть успела, когда он, ни слова ни говоря, подхватил ее одной рукой, закинул на плечо и потащил попой вверх, а куда - она даже не видела, может быть в ту самую страшную комнату в конце коридора, с кучей голов и мертвых животных. Может она так надоела ему своим плачем, что он и из нее решил набить чучелко, а бабушке потом прислать под дверь в коробочке, и как же будет плакать бедная бабуля... От таких мыслей впору было совсем разрыдаться, и слезки и сопельки Майи капали теперь Ричарду на голую поясницу, и медведю было мокро и сыро... Скинув Майю на пол, он уставился на нее хмуро, а Майя огляделась и поняла, что притащил он ее в ванну и поставил на пол около унитаза. Сам мужик уходить никуда не спешил, так и стоял рядом и смотрел на нее своим жутким взглядом маньяка, Майя видела такие по телевизору, но они ее сильно пугали. Когда Майечка вежливо попросила мужчину уйти, он продолжил стоять и смотреть, а затем вдруг обхватил ее за плечики, приподнял и сдернул с ее попы трусишки, их остался держать, а ее саму подтолкнул к унитазу и пробурчал:
- Давай.
Как ни было Майечке некомфортно делать свои дела перед взрослым медведем, но тот уходить не собирался, и приходилось либо сдаваться, либо дальше терпеть. Ричард стоял и смотрел, а потом стал разглядывать трусишки. Они были маленькими, он мог порвать их одним пальцем. Пока Майя писала, стесняясь, Ричард хмуро смотрел на трусишки, а потом поднес их к носу и понюхал. Это было так неприлично, но он совсем не стеснялся и вид у него был сосредоточенный и задумчивый. Медведь по запаху пытался определить, когда его самочка будет готова, довольно проворчал, фыркнул и запихал трусишки в карман. Похоже отдавать их он не собирался. Вопросительно взглянув на закончившую свои дела Майю, Ричард потоптался, пропуская ее к умывальнику помыть руки, потом подумал, а потом взялся расстегивать собственные штаны. Майечка едва успела понять что он задумал, как раздался звук неприличного журчания. Ричард справлял нужду прямо при ней, и Майечка выскочила в коридор, а мужчина не стесняясь закончил дело, вымыл руки и вернулся, забираясь в кровать. Поворчав, завернувшись в одеяло, он снова поймал ее и пригреб под бок, уткнулся носом в белую мягкую макушку и засопел.
***
В доме бабули Деи, тем временем, детектив Девлин голодным взглядом провожал бабулю, и как родную обнял вазочку с печеньем и прижал к груди. Он был очень голоден, покушать за весь день не удалось, в животе бурчало и настойчиво требовало еды, что для такого крупного солидного мужчины при исполнении было совсем неприлично. Дея скрылась на кухне, а детектив, с сожалением и восхищением глядя ей вслед (эх, такую б женщину ему, и он стал бы самым счастливым на свете!), неловко приткнулся в своей толстой куртке и не снятых ботинках на край кресла, и ронял крошки на ковер и брюки. Домик был небольшим и теплым, уютным, и Девлин подумал, что в таком домике с радостью провел бы жизнь. А по приходу домой его встречал бы запах свежеиспеченных пирожков и роскошная бабуля... За такими мыслями Девлин едва не подавился, когда Дея высунулась из кухни и с улыбкой предложила ему пройти поесть. Когда она улыбалась, Девлину казалось что он слышит ангельское пение.
- Но я вам все полы измажу... - Неловко улыбнулся детектив, роняя крошки застрявшие в бороде. Потопав ногами и стянув кое-как ботинки, детектив в носках, на одном из которых к стыду его оказалась дырка, и из нее выглядывал палец, и куртке прошел на кухню и приткнулся на табуреточку. - Домик у вас отменный, сразу видно женская рука - такой просторный, уютный, семейный. Я б в таком жить остался...
Детектив улыбнулся широко, и сгреб в рот очередную печенку. Дея села напротив него и Девлин не смог оторвать взгляда от длинных стройных бабулиных ног. Ох он бы обернул их вокруг своей талии...
- Акхм, кхм! - За сладкими грезами Девлин не сразу понял, о чем говорит ему Дея, а поняв закашлялся и поперхнулся. Постучав себя по груди, мужчина отдышался и хрипло ответил: - Да-да, непременно! Отыщется, уж поверьте, верну я Вам Вашу внучку, хоть весь город перевернуть придется.
Девлин мужественно повысил голос при этом и сделал клятвенный жест, и тут бабуля спросила про пирожки, и Девлин с восхищением выдохнул:
- Очень сочно! - Имея при этом в виду совсем не пирожки.
- А Вы мне свой телефончик оставьте - найдется внучечка, так я Вам тут же позвоню. - Детектив улыбнулся Дее широченной искренней улыбкой, отставил пустую сиротливую вазочку с крошечками печенек на дне, и потянулся за пирожком. Пирожки стояли слишком рядом с Деей, и Девлин случайно промахнулся и вместе пирожка опустил ладонь на упругую и крепкую не по годам грудь бабули. - Ох, простите, что ж я неловкий такой!
Девлин искренне смутился, улыбнулся и просиял, хватая пирожок и отправляя его в рот. Они жевали и говорили, и все это заняло порядка нескольких часов, потому что показания родственников были очень важны для ведения дела...
***
Майечка проснулась по утру. В лесу птички не пели, и солнышко не светило, наоборот было мрачно и холодно, а все птички коченели в дуплах и материли зимние морозы. Проснулась Майечка от странного шоркающего звука где-то в доме, и не сразу поняла что происходит. Медведя рядом не было, но кровать была еще теплой и пахла его запахом там где он лежал. Сонная встрепанная Майечка выползла из постельки и побрела куда глаза глядят, и застукала Ричарда в ванне. Мужчина стоял на коленях на полу в одежде и скреб ванну, оттирая ржавчину и грязь. Услышав Майечку за спиной мужчина обернулся, ни слова не сказал, окинул ее тяжелым взглядом с макушки до пят и снова уткнулся носом в ванну, включив воду. Вода текла ржавым ручейком, и ванная стала выглядеть чуточку лучше, хотя все равно была старой и желтой. Ричард, закончив, закинул мокрое полотенце на плечо, еще раз пригвоздил Майечку взглядом и пошел готовить завтрак. А после завтрака стал собираться куда-то. Сколько Майя не допытывалась, мужик не отвечал, но одевшись в свое пальто и сапоги, взял ружье и стал таскать в машину что-то из комнаты в конце коридора. Он упаковывал туда чучела и шкуры, которые вез продать в город. Собравшись, он окинул Майю тяжелым взглядом и с грохотом захлопнул дверь, запирая ее на ключ. Окна в доме были наглухо закрыты, и Майечке оставалось только скучать птичкой запертой в клетке, и пойти осматривать дом, или попробовать вырыть подкоп чайной ложкой из подвала.
Комнат в доме было две, и в одной из них спали Ричард и Майя, а во вторую он ее не пускал, и дверь туда была плотно закрыта. Это была комната родителей Ричарда, и он не трогал там ничего с тех пор как их не стало. Комната была запорошена пылью и затянута паутиной, вещи остались все на своих местах. На тумбочке стояла старая семейная фотография, пожелтевшая и в потертой рамке. На ней были изображены высокий мужчина, женщина в том самом платье, которое было сейчас на Майе, и маленький мальчик лет семи. Они держались за руки и улыбались в камеру, и мальчик тоже улыбался.
Ричард тем временем добрался в город. Дорога заняла много времени, поскольку всю ее занесло снегом и машина то и дело вязла или норовила съехать на обочину. Ричард развез все заказы клиентам, получил деньги, а на обратном пути нос к носу столкнулся с детективом Девлином. Тот остановился и пристально смотрел на мужчину, о котором он мало что знал, кроме того что в деревне все судачили что он чудак, отшельник и крайне странный и малоприятный тип. Детектив представился и протянул руку, впрочем Ричард ее не пожал и глядел хмуро. Девлин задал ему вопросы: не видал ли он в лесу девочку в белом платье, и как давно он живет тут. На все вопросы Ричард отвечал коротко и неохотно, а затем поспешил уехать, а проницательный Девлин долго смотрел ему вслед и думал.
По дороге до дома Ричард оставил машину и углубился в лес. Он нашел место, где Майя потеряла курточку. Та так и висела на ветке, теперь ее изрядно запорошило снегом. Ричард сорвал ее, понюхал, нашел в кармане телефон и разбил его о дерево, а остатки прикопал тут же. Куртку он забрал с собой.
В мрачном старом доме заворочался ключ в дверном замке, открылась дверь и сразу повеяло холодом. Высокий страшный мужчина замер на пороге, прислушиваясь и принюхиваясь. Потом он запер дверь, протопал тяжелыми сапожищами и заглянул во все комнаты, в поисках своей пленницы. В его руках была курточка, которую Майя узнала. Он отдал ее ей, а потом, помедлив, сунул руку в карман и уронил Майе в ладони какой-то сверточек. В сверточке были...леденцы. Простые разноцветные конфетки, которые Ричард никогда в жизни не покупал, ибо не ел сладкого и приносить их ему было некому.

0

8

Майя несколько раз просыпалась за ночь и каждый раз чувствовала за спиной горячее тело мужчины, а поперёк себя его тяжелую руку. Он подгребал её к себе под бок, и так ему, видимо, было спокойнее. Майе было жарко, и она то и дело пыталась сбросить с себя его руку, но ничего не получалось, она была слишком тяжелая. Под утро девушка проснулась взъерошенной и разморенной. Она открыла глаза, посмотрела по сторонам, но хозяина дома не нашла. Тогда девушка встала с постели и побрела по дому, в поисках Ричарда, ну или ванны. Однако и то, и другое она встретила одновременно. Ричард, встав на колени, склонился над ванной и чистил её щёткой, потому что Майе не понравилось вчера в ней купаться из-за ржавчины и жёлтого цвета. Ему до этого не было дела, но ради свой самочки он был готов привести своё логово в более респектабельный вид.
- Привет, - Майя улыбнулась, потому что улыбалась всем, пытаясь каждому понравиться. Этот мужчина напугал ее вчера, похитил и теперь держал у себя, но она все равно пыталась быть милой, видимо не осознавая всей ситуации до конца.
Ричард что-то ответил ей, а потом повёл завтракать и был столь любезен, что приготовил все сам и накормил её. Только Майя хотела вновь попробовать попросить его отпустить её домой к бабушке, Ричард замкнулся, замолчал, а после и вовсе засобирался, запер её и куда-то уехал.
Майя осталась одна в этом мрачном, но теплом доме. Конечно первым делом она попыталось выбраться отсюда, но дверь была хорошо заперта, и без ключа ей было ее не открыть. Она проверила окна, но и там ее ждало разочарование. Тогда девочка принялась бродить по дому, однако избегая комнаты с чучелами. Туда ее совсем не тянуло, вдруг там не только мертвые животные? Блуждая по дому, она забрела в дальнюю комнату, едва сумев открыт дверь. Та не была заперта на замок, но ее явно очень долго не открыли. Зайдя внутрь, она оглядела мебель накрытую чехлами, а затем подошла к столика, на котором обнаружила старое фото в рамке. Это была очевидно супружеская пара и их сын. Ребёнок походил на Ричарда, а на женщине было то самое плате, которое сейчас было надето на неё. Неужели это платье его матери? Но где тогда она сама? Где его отец? Почему на фото он улыбается, а сейчас стал таким замкнутым, хмурым и неразговорчивым? Что-то явно произошло... Его родители пострадали или... Майе стало не по себе от мысли, что родители Ричарда могли уйти из жизни, когда тому было совсем мало лет. Девочке стало жалко его и захотелось обнять и пожалеть, погладить и успокоить. Она и не заметила, как вернулся Ричард, и соответственно не успела выйти из той запретной комнаты, которую он не открыл никому. Ричард застал ее прямо там с портретом в руках. Ему это явно не понравилось. Он хмурился и кусал нижнюю губу, в руке его был пакетик с леденцами. Видимо, он решил, что коли купил ей эти леденцы, то нужно и отдать, а потом уже наказывать за то, что полезла туда, куда не просили. Он протянул Майе пакетик с леденцами, и как только она их взяла, продолжая таращиться на него испуганными глазами, он схватил её за руку и повёл куда-то прочь из комнаты. Майя даже визжать забыла от страха, что он сейчас сделает из неё чучелко и вместо глаз вставил стекляшки леденцов.
***
Бабуля Дея ощутив, как детектив ошибся и вместо пирожка положил ладонь на ее грудь, не стала кричать или отстраняться. Она только улыбнулась ему все так же тепло и приветливо и понимающе покачала головой.
- А вы шалун, детектив.
Девлин и не пытался скрывать, что ему тоже понравилось. Тогда Дея встала, поправила на себе платье и подошла к нему, присаживаясь ему на колени.
- А чем занимается столь достопочтенный джентльмен в свободное время? А приходите как-нибудь ко мне в карты поиграть... пасьянс разложим.
Дея села поудобнее, закинула ногу на ногу и сидела на его коленях все то время, что детектив пытался пить чай.
- Не забудьте про мою девочку, детектив, я на вас полностью полагаюсь.

Отредактировано Майя Эванс (01.03.2017 18:23)

0

9

Оттого что Ричард застукал Майю на горячем, его брови нахмурились. Он никогда не открывал эту комнату с тех пор, как его родителей не стало - это была страница его прошлого, которая до сих пор напоминала о себе болью в сердце, как не зажившая рана. Он жил в доме и спал в нем, хранил память о погибшем отце и матери, и эта комната стала чем-то вроде мавзолея, мимо которого он проходил каждый день. Он не решался выбросить старые вещи, как и не мог заставить себя прибраться в этой комнате. Он словно вычеркнул ее из своей жизни и так пытался отгородиться от боли. Ну кто же знал, что Майечка от безделья заберется именно сюда, что ей хватит сил открыть дверь, и что она не испугается и продолжит изучать комнату, пока нелюдимый "медведь" не застукает ее на горячем. Ричард даже ни слова не сказал - он только молча уронил леденцы ей в ладонь, а затем взял за тоненькое белое запястье и потащил за собой, словно куколку, у Майечки ножки заплетались и она непременно споткнулась бы и полетела носом вперед, если бы он ее не держал за лапку, которая от сильной стальной хватки мужчины уже саднила. Майечка пыталась пищать и скулить, но мужик упорно и молча тащил ее как на расправу. Он привел ее в их комнату, развернулся рывком и вперил в нее свой суровый леденящий душу тяжелый взгляд. Он молча смотрел на нее и его тяжелые густые брови сошлись над переносицей, явно не предвещая ничего хорошего. Губы мужчины кривились и дергались, будто он хотел что-то сказать, но он продолжал смотреть на нее и только сопел как медведь.
- Что ты там делала? - Вдруг услышала Майя его суровый отрывистый голос. Он говорил хрипло, будто его связки были так же припорошены пылью, как и все в доме. Он так редко ими пользовался, что всякий раз будто вспоминал слова заново. Майечка что-то пискнула и мужик еще больше нахмурился, так что даже стал сопеть через нос и сверкнул глазищами. - Нельзя.
Чётко и коротко громыхнул он, будто Манечка была собачкой, которая ослушалась и написала в кровать. Он встряхнул ее за узкие плечики, сжав их сильно в своих мозолистых грубых ладонях, посмотрел ей в глаза и еще раз придавил:
- Не заходить.
То ли Ричард решил, что ей непонятно, если он не подтвердит свои слова, то ли просто решил проучить, но Ричард вдруг с размаху сел на кровать и дернул Майечку за лапку к себе. Она и пискнуть не успела, как мужик уронил ее животом к себе на колени и придавил сверху тяжелой лапой. Платье на Майечке задралось, из-под него виднелись белые трусишки. Мужик ни слова ни говоря опустил горячую ладонь на ее попку и стал шлепать, так что шлепки звонко раздавались в комнате. Рука его была шершавой и тяжелой, попка горела как помидорчик, в живот больно упирались твёрдые колени мужчины, а Майечка ревела и ёрзала от боли, но он и ухом не вел. Он снова и снова опускал ладонь, хотя удары были едва ли в полсилы, Майечка просто не осознавала, на что способны эти сильные руки, он жалел её и едва шлепал, но бедной попке казалось что она горит и это просто ужасно. Майечка скулила и рюмсала, но суровое чёрствое сердце мужчины не дрогнуло. Закончив, он на секунду завис, тяжелым взглядом глядя на покрасневшую попку, зачем-то провел по ней ладонью, а потом фыркнул и поставил Майечку на ножки, хмуро глядя в глаза. Видимо зарёванное лицо и сопельки убедили его, что урок усвоен, и Ричард как ни в чём не бывало пошел готовить ужин.
***
А детектив Девлин тем временем в полицейском участке изучал хроники исчезновений людей в этой местности за последние несколько лет. Он выяснил, что было еще два нераскрытых дела: один грибник, пропавший много лет назад в том же лесу, и еще один незнакомец, приезжий, которого видели в деревне, но потом он пропал. Никто не видел, куда он направлялся, и возможно он и вовсе уехал, но детектив Девлин имел чутье на такие дела. Он глубоко подумал, почесал в затылке, а потом взял трубку и набрал номер. В домике у бабули Деи зазвонил телефон, и детектива Девлина как подменили, когда она ответила: на суровом сосредоточенном лице появилась улыбка, оно засияло и даже крошечные морщинки в уголках глаз засветились. Девлин ворковал с Деей, накручивая провод на палец, напросился снова на пирожки, а под конец спохватился:
- Ах да, по поводу внучечки вашей - нет-нет, подвижек нет, но мне б задать вам несколько вопросов...Ага, хоть сейчас!
Девлин был окрылен, едва повесив трубку, он сорвался из-за стола, схватил куртку, надевая ее на ходу, и сбегая по лестнице подумал, что хорошо бы купить конфет, и бутылочку шампанского, а на углу продают прекрасные букеты. Надо сказать, что детектив Девлин был непростым человеком, точней сказать, человеком он не был вообще. Он был оборотнем, таким же как Ричард, но только медведем, и он прекрасно учуял в нем звериную природу. При встрече он внимательно посмотрел на него и принюхался, но Ричард так недружелюбно зыркал на него, что Девлин его отпустил, едва вытащив несколько слов. Теперь же он думал, что стоит, пожалуй, проверить этого нелюдимого оборотня получше.
Девлин, напевая себе под нос шутливую романтическую песенку, купил цветы на углу у симпатичной торговки, которая советовала выбрать букетик побольше, чтобы "точно впечатлить красавицу и заставить ее сердце томно забиться", и Девлин, отшучиваясь и улыбаясь во весь рот, выбрал самый красивый и свежий букетик роз, коробочку сладостей побольше, розовое вино - и с этим всем постучал в дверь бабули Деи. Когда дверь открылась, детектив восхищенно окинул взглядом бабулю и протянул ей букетик:
- Вот. Им не сравниться с такой красотой, я весь покорён... - И он поцеловал пальчики Деи, целуя все выше и выше, пока бабуля не отняла руку, и медведь облизнулся и посмотрел на нее с огоньком.
Он шагнул внутрь, ощущая тепло и вкусный запах маленького домика. Накануне они так славно попили чай - у Девлина слюна потекла, он как наяву вспомнил как держал эту стройную женщину в руках, и пальцы у него сжались и разжались, словно поглаживая соблазнительное тело. Он уселся за столик, подобрав длинные ноги, и стал рассказывать об исчезновениях, и расспрашивать, не слышала ли Дея чего, живя тут много лет.
- Вот я и думаю, похитил вашу внучечку кто-то. - С сочувствием выдал детектив, откусывая пирожок и с удовольствием разглядывая начинку. Другой сочный "пирожок" сидел перед ним, и Девлин успел представить, как "начинит" его своей капусткой. - Да вы не бойтесь, вряд ли кто причинит ей вред, хотя нужно искать срочно.
Девлин с сожалением доел пирожок и стряхнул крошки с могучей груди. Ему не хотелось покидать этот уютный обжитой дом, куда его манило со страшной силой, но девочку надо было искать, и чем скорее он её найдет, тем лучше. Девлин не хотел бы, чтобы с ней случилась беда, и глаза очаровательной Деи наполнились бы слезами. Он тепло попрощался с ней, пристально и жгуче глядя в глаза, прижал е ладонь к груди, а затем к губам, и ушел, пообещав, что сделает все, лишь бы найти ее внучку. Девлин решил еще раз проверить лес. Теперь он знал примерный маршрут, которым должна была идти в ту роковую ночь Майя. Он отследил его от дома бабули, и дальше в лес, где сугробы становились глубже, деревья выше, а непролазная чащоба мрачнее. Детектив мог привести собак и они вынюхали бы след, но зачем ему помощь чужих носов, когда своему собственному Девлин доверял. Тут в лесу, когда его не видел никто, он мог позволить инстинктам проявить себя. Детектив пристально оглядел чащу, раздул ноздри и глубоко принюхался, морозный воздух наполнил его грудь. Нос пощипывало морозцем, но Девлин не обращая на это внимание, стал искать следы. С большим трудом, он все же нашел их и даже прошёл по ним немного, пока следы не оборвались, припорошенные снегом. Он нашел дерево, за которое зацепилась курточка Майи, и тщательно обнюхал кору. Кто-то тут был и забрал вещичку, наверное похититель. Девлин учуял смутно знакомый запах и нахмурился. Угрюмый лесной мужик мог быть здесь в тот день, а мог и раньше или позже, но в любом случае, с ним нужно поговорить. Девлин не нашел обломки телефона Майечки, которые Ричард закопал подальше, и вернулся в участок, пытаясь выяснить, где Ричард мог скрываться.
***
Ричард под вечер, накормив обиженно сопящую Майечку, чья попка до сих пор болела, так, что даже сидеть на ней было больно, пришел в спальню, собираясь завалиться в кровать, как медведь в берлогу. Майечке же горящая попка не давала спать и она крутилась, куксилась и обиженно смотрела на него. Ричард хотел уложить её спать, но вид цветущей попки был ему молчаливым укором. Вздохнув тяжело и протяжно, мужчина сполз с кровати и потопал грузно в ванну, а потом пришёл и опустился возле Майечки на кровать, так что та прогнулась. Он сгрёб ее под животик и снова уложил поперёк коленей, и тут уж Майечке заподозрить, что он снова решил ее отшлепать, но вместо этого мужик сдернул трусишки с её попки, выставляя горящие половинки, и насупив брови, отвинтил крышечку с баночки, которую принес с собой, зачерпнул оттуда пряно пахнущей травами мази, и придавив Майечку рукой за спинку, стал мазать несчастную попку, ворча на неё, когда она возилась и ойкала.

+1

10

Ричард тащил Майю через коридор с такой силой, что она едва успевала перебирать ногами. Еще она пыталась удержать леденцы в ладони, а за вторую ее тянул он. Мужчина грубо затащил ее в спальню и поставил там прямо, а сам встал напротив и сурово взглянул на нее. Майе было страшно. Она не знала, куда деть эти леденцы. Есть их ей совсем не хотелось, а куда положить, она не знала. Повинуясь инстинктам, она втянула голову в плечи, опустила глаза и приготовилась, что он на нее сейчас наорет, а может быть и ударит. Наверное она бы не пережила, если бы Ричард действительно решил это сделать, но он не хотел причинять девочке вред. Он не привык никому доверять, а она сейчас вторглась в его жизнь, в ту ее часть, которую он все эти годы хоронил в себе, и вот все всколыхнулось и вышло на поверхность.
- Я... я ничего там не делала... - залепетала Майя, путаясь в словах и дрожа от страха. - Я просто зашла внутрь и посмотрел на портрет. Я ничего больше не трогала.
Ну правда, она ведь ничего там не делала, почему он так злится? От волнения и его озлобленного взгляда Майя пустила слезы и принялась плакать. Видимо он не ожидал, что сейчас увидит девчачьи слезы и еще больше рассердился. Он рванул ее к себе за руку, сел на кровать и положил ее поперек своих колен на живот. Одним движением содрав с нее трусишки, он обнажил белую попу и шлепнул первый раз. От удивления Майя даже замерла, но в следующий момент, осознав до конца, что лесной мужик решил ее так наказать ни за что, он испытала такое сильное чувство обиды, что заревела снова.
- Отпусти! - требовала она и плакала, ощущая, как разгорается румянцем отшлепанная попа. - Я больше не буду. Я не зайду туда.
Слезы капали со щечек Майи Ричарду на постель. Она держалась ладошками за его бедро и вздрагивала при каждом ударе. Но мужчину было не разжалобить. Она разжала ладонь и все леденцы высыпались на пол, оставив на ее ладони разноцветные липкие следы. Наконец он решил, что на сегодня хватит, натянул ей трусишки обратно, одернул платье и поставил на ноги. Май сразу же прижала ладошки к горящей попке и заплакала еще сильнее от великой обиды и несправедливости. Она бы ни за что не призналась, но сейчас она ждала, что ее пожалеют, ведь ее никогда в жизни не наказывали, но Ричард просто встал и ушел, оставив ее одну.
Он готовил ужин и слышал из соседней комнаты:
- Хочу к бабушке...
Ричард слушал, вздыхал и продолжал упорно резать капустку в салат. Когда ужин был готов, он привел ее за руку на кухню и усадил за стол, но Майя не могла сидеть. Ее попка до сих пор горела от его шлепков, и аппетита не было вовсе. Под его строгим взглядом она попыталась поесть, но ей было так обидно и больно, что эта затея не увенчалась успехом. Наконец, не выдержав, она бросила вилку и встала, стоя рядом со столом и опустив голову. Она молчала, он тоже. Такой разговор ни привел бы ни к чему. Тогда он просто утащил ее к себе в кровать и уложил спать, видимо решив, что если самочка не ест, значит не голодна. Но Майя и поспать ему не дала. Ей было обидно, неудобно и попа болела. Она не хотела лежать с ним рядом, а он ее не пускал уйти, придавив рукой. Девочка то хныкала, то ерзала, ворочалась, и в итоге он встал и ушел. Вернулся Ричард с какой-то баночкой и опять уложил Майя поперек своих колен. Та испугалась, что он опять решил ее отшлепать за то, что она не дает ему спать и захныкала.
- Не надо... Не трогай меня... - жалобно протянула она и заревела.
Он только вздохнул, придавил ее, чтобы не уползла, а то пыталась, и принялся мазать мазью горящие половинки. Майе было неудобно, что посторонний мужик видит ее голую попу, да еще и мажет ее после того, как сам же и отшлепал, но она перестала вырываться и просто лежала, уткнувшись носом в постель.
***
Дея была рада видеть у себя на пороге этого видного мужчину, которым являлся детектив Девлин. Так тот еще и успел где-то вооружиться букетом цветов и коробкой конфет. Бабуля разулыбалась, повеселела и завиляла попкой, провожая  мужчину в гостиную. Букет она поставила в высокую вазу, а сама принялась кормить его пирожками, про себя отмечая, что это уже третье их чаепитие и пора бы переходить к открытому наступлению.
- Почему вы думаете, что Маю сейчас не обижают? - спросила она, подкладывая ему еще пирожков. - Она хорошая девочка, но мало ли какие изверги могли напасть на нее.
Дея грустно вздохнула и опустила глаза, промакивая их платочком.
- Простите... я так сильно переживаю за мою девочку.
Девлин тут же оказался рядом и обнял Дею, прижимая к своему горячему сильному телу. Бабуля конечно же не стала возражать, и уткнулась ему в плечо, всхлипывая и успокаиваясь. А стоило ей немного отстраниться, их взгляды встретились, и она сама поцеловала Девлина в губы, как продолжение того утешения, что он ей оказывал.
- Простите, это все нервы, - поспешила оправдаться она, хотя эти оправдания не нужны были ни ему, ни ей. И тут же она снова прильнула к его губам своими, оставляя на них отпечатки своей помады и слизывая с его губ сахарную пудру, оставленную пирожками. - Вы есть еще хотите?
Но детективу надо было идти и искать ее внучку. Дея потеряно посмотрела на него и кивнула.
- Да, конечно.
Это было куда важнее ее переживаний. Мая уже долго отсутствовала, и любое промедление могло караться страшной потерей.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Обратная сторона Луны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC