http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Пока мы ждали чуда


Пока мы ждали чуда

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Пока мы ждали чуда

http://s019.radikal.ru/i603/1702/5e/f717c2ccc378.png

12 июля 2006 год, ночь. Другой мир


[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1031-4.png[/float]увствуя, что умирает и связь с телом Николь истончается, разрушая мир, в котором заперта ее душа, некромант идет на риск и предлагает провести ритуал с помощью магии крови. Он надеется, что таким образом сможет выгадать еще немного времени, дав возможность спасательной команде найти лекарство в саду Жизни раньше, чем они с волшебницей перестанут существовать. Мужчина читает заклятье, которое зиждется на силе еще двух магов, согласившихся побыть связующим звеном между этим миром и тем: Дэниэле и Рейнере.
Все троя оказываются в мире, который некромант когда-то создал для Николь. На самом деле он был очень маленьким, и включал в себя только дом девушки, обставленный по ее памяти. Его нельзя было покинуть (двери и окна оставались неприступными), а на той стороне стоял сплошной туман. Между тем, день здесь сменялся ночью, но она длилась не больше трех часов, а затем петля времени автоматически перезапускалась. В конечном счете, все возвращалось на круги своя.
Здесь нельзя было почувствовать вкуса пищи или умереть, даже от колотой раны, да и воспользоваться способностями в том числе, поскольку в целом здесь находилась лишь астральная проекция героев; хотя, несмотря на все это, они вполне могли ощущать присутствие друг друга, прикасаться к предметам и даже передвигать их. Здесь нельзя было испытать физическую боль, но душевная, как показывает практика, порой гораздо сильнее. А это место стало своего рода склепом для души Николь, переполняемой тоской все эти полгода.
Героям предстоит много узнать друг о друге, столкнуться с собственными демонами (чувством вины, обидой и т д), а также другими проблемами, которых они даже не подозревают.

http://savepic.ru/6166300.png

Участники: Вернон Эллингтон, Рейнер Войц, Николь Ричи, Дэниэл Салливан

+4

2

Медиум страдал, а поскольку личностью он был глубокой, то и масштаб страданий соответствовал. День у мужчины, как часто пишут в бульварных романах, не задался с самого утра. Рейнера, уснувшего после вчерашних приключений на диване в гостиной, разбудил громкий хлопок входной двери. Спросонок Войцу даже показалось, что он слышал, как на пол упал отвалившийся кусок штукатурки, однако его опасения не оправдались: и потолок, и дверной косяк были целы. Зевающий маг, нос к носу столкнувшись в холле с не менее сонной мисс Лефевр, пожелал девушке доброго утра и отправился в ванную комнату. Собственное отражение в очередной раз мужчину не порадовало: близкое знакомство с бетонным полом все-таки оставило заметный отпечаток на его многострадальном лбу, да и общий небрито-бледный вид оптимизма не внушал. По возможности приведя себя в порядок, маг скорчил своему зеркальному двойнику кислую мину, а затем от души показал ему же язык. Простенькое психологическое упражнение было призвано улучшить настроение, однако особого эффекта Войц не заметил.
Завтрак прошел в тихой и практически дружественной атмосфере. Шанель что-то бормотала в ответ на вопросы мужчины об их с Мортелем ночной вылазке, медиум, вопреки собственному обыкновению, вместо утреннего кофе пил черный чай. Вкус ему не особенно нравился, к тому же в задумчивости вместо одной ложки сахара он положил в чашку три. В добавок ко всему масла в холодильнике закономерно не оказалось, и на утренний тост мужчине пришлось мазать остатки чудом обнаруженного малинового джема. «Вот она, сладкая жизнь!» - думал маг, по привычке раскачиваясь на стуле. Тут-то и прозвучало это роковое предложение: сделать в доме генеральную уборку.
Сам Рейнер никогда не страдал приступами чрезмерной хозяйственности. Нет, человеком он был в меру чистоплотным, в синдроме вечно разбросанных носков и еще чем-то подобном его никто уличить не мог. Однако слой пыли на поверхности стола или, например, прилипшая к ковру нитка картину мира Войца не нарушали. Именно поэтому такие вещи, как пылесос и половая тряпка, руки мага последний раз знавали еще в те дни, когда он жил под крышей родительского дома: Ангелика была увлечена какой-то педагогической теорией, которая утверждала, что ребенка нужно с детства приучать к физическому труду. Повзрослевший Рейнер спорить с ней не собирался, но часто находящемуся в запарке медиуму проще было доплатить милейшей фрау Груббер, чтобы она содержала его квартиру в пристойном состоянии, чем самому заниматься уборкой.
Однако Шанель мнение мужчины не интересовало. У Войца имелись некоторые подозрения, что слово «нет» в принципе не способно было выбить мисс Лефевр из выбранной колеи, и она не хуже заправского некроманта могла даже мертвого убедить сделать то, что ей было нужно. Впрочем причин отказываться у медиума и так не имелось: заняться ему все равно было не чем, и к тому же физический труд прекрасно помогал отвлечься от странных навязчивых мыслей, которые не оставляли его с возвращения из мира, приютившего душу Николь.
Говорят, что дурная голова ногам покоя не дает. В случае с Войцем оказалось, что дурная голова не давала покоя рукам. Уборку они с Шанель начали с той комнаты, в которой жила белокурая мисс Макаллистер. Вооружившись резиновыми перчатками и чистящими средствами, маг и девушка планомерно очистили помещение от следов крови, упаковали постельное белье, подушку, одеяло и прикроватный коврик в пластиковые мешки, чтобы впоследствии сжечь. И дальше Рейнер остановиться уже не смог: помимо того, что он помог мисс Лефевр убрать первый и второй этаж дома, мужчина починил полку в подвале, поправил дверцу одного из кухонных шкафов и даже закрутил капающий кран.
Что я здесь делаю? В очередной раз задавая себе этот вопрос, Рейнер так и не мог найти ответа. Связь… Связь между его семьей и семьей, обязавшейся хранить часть одного из самых опасных магических предметов, - откуда она? Медиуму вновь вспомнился эпизод с какого-то семейного мероприятия, на котором он видел вместе своего дядю и Латгард фон Клемен. Что объединяло этих двоих: дружеская опека, романтическая увлеченность или все-таки какая-то магия?
Когда мужчина вернулся на кухню, Шанель уже собиралась готовить ужин, и сунувшийся помочь маг из помещения был гневно изгнан. Медиум уже было собирался обидеться на такое пренебрежение своими кулинарными способностями, но от греха подальше предпочел с чересчур впечатлительной девушкой лишний раз не связываться. Поэтому он отправился в гостиную на ставший практически родным диван, где под тихое бормотание телевизора начал постепенно засыпать.
Однако полностью погрузиться в царство Морфея ему не дал телефонный звонок. Как оказалось, Доминик забыл на журнальном столике мобильный телефон, и хотя у Рейнера не было привычки отвечать на чужие телефонные звонки, в этот раз ему пришлось нарушить собственное правило.
«Склонность к авантюрам, проснувшаяся после третьего десятка, - это случайно не кризис среднего возраста?» - ехидно поинтересовался внутренний голос. И с каких пор ты начал верить на слово разным незнакомцам?
На этот раз переход в другой мир оказался совершенно иным. Речитатив заклинания, от которого ощутимо сжимает виски, и вот он уже в ставшем практически до боли родным подвале. Быстро вскочив на ноги, Рейнер отправился на поиски девушки.
Николь, которую маг обнаружил на кухне, сначала испуганно вскрикнула, однако затем на ее лице, как показалось магу, мелькнула радость.
- Не бойся, это снова я, - как будто заразившись от своего недавнего собеседника, спешно проговорил Войц и резко обернулся, услышав позади себя шаги.

+7

3

Ничего, выживем. В крайнем случае из ума. (с)

Магия, вырвавшаяся на волю, когда некромант читал заклятье, перенесла их в место, которое он создал для души волшебницы, но поскольку сил у него к тому моменту почти не оставалось, перемещение прошло не так гладко, как могло. Вернон потряс головой, чтобы избавиться от шума в ушах, а затем посмотрел на своего приятеля, которого все еще держал за руку. Молча разжав ладонь, мужчина невзначай провел ей же по своим волосам, и огляделся по сторонам.
-Ты как? – во время перехода мужчина что-то почувствовал, но не мог понять, что именно, поэтому решил озаботиться состоянием своего товарища.
Они оказались в центре уже знакомой им гостиной. За окном стоял плотный туман, сквозь который нельзя было ничего разглядеть, а в помещении горел торшер с элегантным абажуром в стиле «Прованс», который являлся единственным источником света здесь. В настоящем мире, примерно два месяца назад, он случайно разбил его, когда проходил мимо с огромной коробкой, набитой всяким хламом, зачем-то понадобившийся Макаллистер. Поклажа была тяжелой, а когда позади раздался девичий возглас «не туда», он даже слегка подпрыгнул на месте и дернулся в сторону; как раз в тот момент все и случилось. Вернон убрал его в ту самую коробку, теперь покоящуюся в подвале, рядом с большим шкафом, за которым когда-то был лаз, ведущий на задний двор.
Некромант так часто ночевал в этом доме, что он стал для него родной гаванью. Иногда мужчина засыпал на этом диване, в обнимку с работами студентов, которых всегда было немало. Каждый раз просыпаясь под звук мусоровоза, который очень шумно подъезжал к дому, Эллингтон подавлял в себе желание проклясть водителя-недоучку, но потом смотрел на часы и понимал, что только благодаря ему не проспал.
Сейчас в доме было тихо, как не бывает даже в склепе, где гуляют сквозняки. Вернон почувствовал, что ему как-то не по себе от этого, но не став зацикливаться на своих ощущения, расправил плечи и предложил Салливану поискать девушку.
-Ну что, герой, сейчас главное не налажать, – после паузы обратился он к магу, стоявшему напротив. – Николь была в полном одиночестве полгода, а это знаешь ли немалый срок, – мужчина чувствовал себя намного лучше, чем несколько минут назад. Пока его тело истекало потом и мучилось из-за проклятья, астральная проекция прибывала не испытывала почти никакого дискомфорта; если не считать звона в ушах, который еще остался после перемещения, некромант, как тот актер из рекламы, который говорил: «взгляните на своего мужчину, а теперь на меня», был на коне. Вспомнив её, он невольно представил и Феликса, от которого сейчас зависела не только жизнь волшебницы, но и его собственная. Ирония судьбы, не иначе.
Услышав шум на кухне, Вернон уверенно направился в ту сторону. Оказавшись на пороге, он первым делом увидел незнакомого ему мужчину, обернувшегося на звук их шагов. Салливан шел чуть позади, поэтому его собравшиеся могли увидеть не сразу.
-Привет, – поигрывая пальцами в воздухе, широко улыбаясь сказал некромант, – скучали? – вопрос носил скорее риторический характер, а на деле мог быть адресован только Николь. – Подумать только, сколько не виделись, а ты даже не обнимешь своего старого приятеля? – он изобразил на лице наигранную обиду, и только после этого подошел к медиуму и протянув руку, представился, – Вернон. Это видимо с тобой мы говорили по телефону, верно? Рад знакомству, – и чуть наклонившись шепотом добавил, – хотя повод так себе, сам знаешь, – завершающим аккордом было дружеское хлопанье по плечу, будто они были знакомы уже сто лет.
Чернокнижник был похож на плюшевого зайца, которому вставили энерджайзер. Для того, кто сейчас находился на краю гибели это выглядело очень нетипично, но он в принципе был "не формат", и всегда считал, что лучше помирать  с музыкой, а не уткнувшись лицом в подушку. В конечном счете, им все равно оставалось только ждать, так какой толк придаваться унынию. Надо непро*ть последние часы!
-Смотри кого я к тебе привел, – вновь обратившись к волшебнице, заговорил Эллингтон. – Давай, Салли, не стой там прям как неродной. Скажи уже что-нибудь, – он взглядом указал в сторону девушки, мол, сейчас самое время, чтобы начать говорить.
В отличии от пироманта, Вернон не чувствовал за собой вины, хотя тоже однажды пытался убить ее. Это произошло еще тогда, когда он был осквернителем, вернувшимся из небытия. Дело мутное и очень неприятное (вообще, вся эта история началась с компании магов – основателей колонии у истоков реки Левиафан, решивших обмануть его пару столетий назад; среди которых были и её родственники), но кто прошлое помянет, как говорится, тому глаз вон. В голове Эллингтона те события были очень размытыми, наверное, поэтому он и не чувствовал за собой вины, поскольку по факту (после эпизода связанного с книгой судеб) все осталось в той «альтернативной» реальности; пустые картины, которые приходили к нему в кошмарах, мало, что могли передать, разве что объяснить суть. В общем-то у Николь были причины злиться на него, но она не знала, что Время вернуло ему память, и делала вид, будто ничего не произошло.
«Либо действительно забыла и простила все, что было, либо неплохо притворялась», – подумал про себя некромант, проанализировав свою ситуацию. С другой стороны, сейчас он умирал из-за того, что пытался найти способ вернуть ее в мир живых. Конечно, мотивация у него была не очень благородная (ему нужна была книга, местонахождение которой было известно только ей), но все это мелочи, если заглянуть в суть!
Почему-то в глубине души он считал, что  волшебница простит Салливана. Ведь она всегда всех прощает, даже если ее об этом никто не просит.   Он и понятия не имел какие перемены могли произойти с ней здесь.

Отредактировано Вернон (01.03.2017 01:55)

+7

4

Боль привычно ударила в виски, сжала их тисками, пульсируя растеклась до затылка. Боль была привычна, Дэн с ней практически не расставался последнее время, постоянно находясь на грани между реальностью и трагичными воспоминаниями.
Боль возникала при перемещении в другой мир, когда тебя словно раздирает тупыми лезвиями на сотни кусков, а потом кривой игрой сшивают заново, и долбила в затылок, если портал появлялся поблизости, но удавалось на него не реагировать.
Может у других путешественников-магов было иначе, Дэн был бы безмерно благодарен, поделись кто секретом.
А пока он стоял, ожидая, когда в глазах прояснится, а в ушах перестанет назойливо, до тошноты звенеть.
- Этого пилота больше к штурвалу не пускайте, - буркнул он, борясь с рвотным позывом, несколько раз быстро неглубоко вздохнул и осмотрелся. В этот раз перемещение прошло на редкость болезненно, буть может потому, что некромант находился на грани жизни и смерти.
Они оказались в доме Николь, каким он был до пожара, и по коже у Дэна пробежались холодные мурашки. Было… муторно, словно на тот свет попал, отчасти оно так и было.
Идя следом за Верноном, маг лишь смог отметить, что некромант тут чувствует себя не в пример лучше, не выглядит умирающим, как остановился, чуть не уткнувшись тому в спину.
Дэн увидел чародейку и замер, не зная, что делать дальше. Он сотни раз представлял себе эту встречу, хотел ее, мечтал, ждал. Прокручивал в голове сотни вариантов, можно было несколько томов исписать его придуманными речами, где он просил прощения, приводил доводы, сравнивал, обвинял, умолял…
А сейчас стоял с пересохшими губами и не мог выдавить из себя ни одного связного предложения.
Он знал и без некроманта, сколько времени девушка тут находится – с точностью до дня, часа и минуты. Догадывался, что только хорошие мысли вряд ли могут царить в голове в подобном месте, но надеялся, что Николь не изменилась совсем, в ней осталось что-то, заставившее поверить его при первой встрече в существование светлых чувств.
Дэн не мог понять, какие эмоции выражают глаза Николь, да и сам не осознавал о чем думает, что чувствует, кроме бесконечного облегчения – ему все таки удалось до нее добраться, увидеть, сказать, то что на душе. А так ли они важны, слова, если не могут передать и сотой части желаемого.
- Ники, - только и смог произнести он, огибая Вернона, существование рядом еще одного мага он ощущал, но видел только девушку. – Прости меня, я… Я не знаю. Прости.

Отредактировано Дэниэл Салливан (01.03.2017 17:54)

+5

5

После того как медиум исчез, Николь вновь осталась наедине со своими мыслями, но теперь они были отнюдь не такими мрачными, как до его появления. Раз ему удалось пересечь границу, значит у нее есть надежда на спасение. Она то и дело прокручивала в голове слова мужчины: «Видения, которые я получаю все это время, они говорят о том, что мы как-то с тобой связаны», будто это могло помочь найти ответы.
Поднявшись на чердак, девушка нашла коробку, в которой лежали свечи, доска для спиритических сеансов и еще несколько магических атрибутов. Она сосредоточенно изучила содержимое и поднявшись на ноги, покинула помещение. Ей очень хотелось надеяться, что удастся связаться с внешним миром. Прежде Николь не приходило в голову воспользоваться чем-то подобным, но сейчас она была настроена очень решительно.
Спустившись вниз, волшебница направилась на кухню. Использовав стол в качестве подспорья, она расставила свечи (зажгла их) и разложив доску, села на стул. Выдохнув, девушка положила руки на планшетку и попыталась сосредоточиться на том, чего хочет добиться от этого сеанса. Просидев так минут десять, Николь поняла, что это напрасная трата времени. Встав, она начала ходить по комнате, раздумывая о том, почему ничего не происходит. В конечном счете, девушка поняла, что не чувствует внутри себя силы. Вновь опустившись на стул, она посмотрела на свои руки и попыталась сосредоточиться, но безрезультатно. Решив, что утро вечера мудренее, волшебница по очереди задула свечи и пошла в свою комнату.
Проснувшись, она привела себя в порядок, сготовила завтрак, по вкусу напоминающий жидкий мел, из-за отсутствия вкусовых рецепторов, а после занялась уборкой. Все это время Николь поглядывала на свечи, которые так и не убрала со вчерашней ночи. Когда её взгляд в очередной раз зацепился за них, она решила подняться на второй этаж и почитать что-нибудь, чтобы отвлечься. Дочитав третью главу в одном романе, до которого у нее не доходили руки, волшебница закрыла книгу и уставилась в никуда. Ей вновь завладело желание провести спиритический сеанс. Убрав букинистику на место, Николь направилась на кухню.
Она потратила около трех часов, чтобы сдвинуться с места (и даже попробовала порезать ладонь, чтобы усилить связь кровью), но ничего из этого не вышло. Разозлившись, девушка смахнула все на пол и закричала.
-Боже, – выдохнула она, зажмурив глаза, – почему ничего не происходит! – в душе скребли кошки. В последнее время у нее было нестабильное эмоциональное состояние; в один миг она могла громко засмеяться, вспомнив что-то из прошлого, а в следующий разреветься по той же причине. Ей жутко не хватало человеческого участия. Шмыгнув носом, Николь вытерла лицо тыльной стороной ладони, и как раз в тот момент заметила, что испачкалась. Подойдя к раковине, девушка включила воду и провела по щекам влажной рукой. Именно тогда появился медиум. Вскрикнув от неожиданности, она прикрыла рот.
В голове Николь родилась восторженная мысль, что ей все же удалось установить связь с внешним миром, но она разлетелась в дребезги, когда на пороге появилось еще одно действующее лицо. Глаза девушки заметно округлились; эта встреча  могла означать только две вещи: либо им удалось найти способ вернуть её, либо…
-Вернон? – девушка хотела было сделать шаг вперед, и приоткрыла рот, чтобы задать вопрос, но резко остановилась, когда на свет вышел еще один маг. Когда их глаза встретились, Николь почувствовала, как изнутри поднимаются не самые добрые чувства. Она помнила их последнюю встречу, будто это было вчера, и эти воспоминания обжигали её душу. Волшебница обхватила себя руками, пытаясь восстановить самообладание. Сделав шаг назад, она уперлась в столешницу и зажмурила глаза. Ее ресницы стали мокрыми от слез, а на лице отразилась вся боль, долгое время прятавшаяся внутри.
Николь не знала куда себя деть. Ей всегда казалось, что когда маг скажет эти слова, внутри неё произойдут перемены, которые помогут простить его, но на поверке все оказалось не так. Она не могла врать себе – чуда не случилось. Полгода назад (до того, как ей пришлось изведать одиночество), волшебница просила помочь ему, но стоит признать, теперь она сама нуждалась в помощи (но не в той, в которой они полагали).
-Оставайся там, – выставив левую руку вперед, выговорила девушка, хотя было видно, что ей непросто даже говорить с ним. – Не подходи ко мне, – полушепотом добавила она, – это была плохая идея, – теперь взгляд Николь был устремлен на некроманта. – Тебе не следовало приводить его сюда.

Отредактировано Николь Ричи (02.03.2017 16:21)

+5

6

Вот так ходишь, ходишь в школу, а потом бац!.. Хотя нет, это из другой оперы. Вот так жил себе медиум, жил, никого не трогал, периодически гонял только темные души и горя не знал. Где, спрашивается, в этой системе произошел сбой?
Парочка, появившаяся на пороге кухни, была очень колоритной, обоих хоть сейчас прямой наводкой можно было отправлять на съемки какой-нибудь молодежной комедии или боевика, которые бессмысленно и беспощадно собирают кассу и заодно проедают мозги зрителям. Однако формировать собственное мнение о новых действующих лицах имеющего место быть спектакля Рейнер не спешил по многих причинам, и та, что кто-то из парней владел магией крови, была отнюдь не последней.
Идущего впереди молодого человека Войц узнал по голосу: именно c ним он говорил по телефону. Умирающего, правда, маг не напоминал, настолько благостен и добродушен он был. Казалось, что парень прибыл в этот странный мир с запертыми дверями и с вечным туманом за окнами на долгожданный уикэнд, который надеется провести в отличной компании. Интересно только, это такой способ отогнать дурные мысли или стиль по жизни?
Рейнер кисло улыбнулся и ответил на рукопожатие. Магии в этом месте не было, мужчина это чувствовал на инстинктивном уровне, однако на то, к какой школе относится очередной новый знакомый, готов был поспорить. Не сказать, чтобы Войц так строго придерживался ортодоксального мнения Ордена о том, что некромантия – это зло, но и панибратствовать с чернокнижником не собирался.
- Рейнер, - в свою очередь представился маг, - и да, повод для знакомства так себе.
Последний участник разыгрывающейся драмы до сих пор не произнес ни слова и только пожирал замершую у раковины девушку каким-то странным, возможно, даже голодным взглядом. Плохое, конечно, сочетание «пожирал голодным взглядом», но ничего лучшего медиуму в голову, как назло, не приходило. Интересно, чем же вы, мисс Ричи, сумели так задеть чувства молчаливого вьюноши? На заправскую разбивательницу сердец Николь, возможно, и не походила, но кто их, женщин, знает? Быть может, внешность хорошенькой лисички таит в себе тех еще демонов. Конечно, обидно, если это окажется так и если найдутся основания для мучающего мага чувства предопределенности. Хотя Рейнеру в общем-то было и не привыкать: после драгоценной Софи, выпившей изрядную долю его крови и нервов, ужиться Войц мог даже с самой скандальной представительницей прекрасного пола. Пока же менять составленного после вчерашнего разговора впечатления о девушке медиум не спешил, решив довериться своему чутью.
Впрочем, Николь вела себя не менее странно. Если на появление Вернона она отреагировала пусть и удивленно, но, можно сказать, радостно, то, когда ее взгляд наткнулся на до сих пор неизвестного Рейнеру молодого человека, девушка как будто вся сжалась от страха. Медиум удивленно вскинул бровь, пытаясь встретиться с Николь глазами, однако мисс Ричи смотрела только на замершего в дверях парня. Тело волшебницы тряслось мелкой дрожью, и выглядела она так, как мог бы выглядеть кролик, ожидающий нападения удава.
Дальнейшее развитие событий будто было списано со вчерашнего разговора Войца с девушкой. Парень начал не слишком вразумительно извиняться, чем, похоже, только усугубил свое положение. Из глаз Николь брызнули слезы, девушка выставила вперед руки раскрытой ладонью вперед и потребовала, чтобы молодой человек оставался на месте. Неужели это тот самый Дэниел? Рейнеру пришлось подавить неуместную сейчас язвительную ухмылку. Мисс Ричи вела себя как истинная женщина и была крайне непоследовательна в своих суждениях. В этом проявлении, конечно, было свое очарование, но внутренний голос мага не преминул отметить: «А кто-то вчера еще говорил о прощении».
- Раз уж радость встречи откладывается, - медиум аккуратно обошел вокруг стола, стараясь не наступить на разбросанные по полу разрозненные предметы, и, выдвинув стул, жестом предложил Николь сесть, - может быть, вы расскажете нам, что случилось и удалось ли установить, где находится Сад Жизни?

Отредактировано Рейнер Войц (04.03.2017 22:37)

+6

7

Вернон не считал себя особо чутким человеком, но даже он мог проникнуться участием к магу Огня. Впрочем, только отчасти, поскольку его собственная жизнь в данный момент весела на волоске только из-за того, что того угораздило сжечь в пламене своей любви не ту ведьму. Конечно жаловаться присутствующим на превратности судьбы и ее черный юмор некромант не собирался, но ему очень захотелось дать Салливану подзатыльник за то, что тот не может связать и двух слов, когда им обоим известно, чем все может закончиться. Сейчас, по его мнению, было самое время, чистосердечно признаться: «Прости, бес попутал», а лучше добавить к этому еще какую-нибудь душещипательную речь, как в старых чёрно-белых фильмах, где герои ведут длинные монологи, будто пытаются оправдаться перед собственной совестью. В детстве он любил смотреть их, но с возрастом, когда начал понимать абсурдность происходящего на экране, остыл к кинематографу.
Реакция волшебницы озадачила Эллингтона; он конечно не мог надеяться на душевный прием с чаем и заварными булочками, но также не предполагал, что она совсем не захочет их видеть; хотя «их», по правде говоря, звучало слишком громко, поскольку речь зашла только о его спутнике. Судя по всему, полгода проведенные здесь, вдали от живых, все же сказались на ее душевном состоянии, что было не удивительно. В свое время некромант успел побывать не только в роли палача, но и в шкуре жертвы. Вот только в отличии от Николь, ему пришлось прозябать столетия в магической тюрьме, созданной (по иронии, не иначе) родственниками девушки. Можно сказать, он был великодушен, использовав именно это место в качестве пристанища для её души. В конечно итоге, он пришел к выводу, что ей не обязательно расплачиваться за грехи своих предшественников; хотя в большей степени дело было даже не в этом, а в том, что за ним числился должок и таким образом Вернон решил избавить себя от мук совести. Сложная все-таки штука – человеческий мозг и биохимические процессы в нём. Когда ты не скован чувствами, принимать решения гораздо проще. Тебя не мучает вина за содеянное и чужая жизнь в принципе перестает иметь какую-либо ценность. Однако он не мог отрицать и того, что переживания (какими бы они ни были) заставляют человека почувствовать вкус настоящей жизни. Это как надкусить конфету с начинкой-сюрпризом: неизвестно какая попадется – сладкая, горькая, кислая или какая-то другая, но если не останавливаться, то в конечном счете попробуешь всё.
- Послушай, малышка, я конечно не защищаю этого мямлю, поскольку ситуация дерьмовая сама по себе, но поверь, там – на той стороне, я замучался выжимать жилетки, после его очередной порции чувства вины на тему: «Боже, что же я наделал»! Думал, что еще немного и он поменяет специализацию, честное слово. Станет, вон, магом Воды, - некромант не стал говорить прямо, мол, все глаза мужик выплакал, но все было довольно прозрачно. Чего бы ему сейчас меньше всего хотелось, так это успокаивать женскую истерику; у самого, как говорится, нервишки шалили.
-Ты же знаешь, он был одержим тьмой и не понимал, что творит, – мужчина обернулся к своему товарищу, и переспросил: – ведь не понимал, верно? – вообще-то доподлинно Вернон не знал этого, но почему-то решил, что сейчас самое время уточнить. В этот момент в разговор вмешался маг, с которыми они только-только познакомились, поэтому некромант перевел взгляд на него, так и не увидев ответа на лице виновника всего мероприятия.
-Да, мы как раз собирались туда, – ответил мужчина, – вот только одна загвоздочка появилась – никто не знал, где он находится.  Не было его, знаешь ли, в путеводителе, поэтому пришлось заскочить к одному старому уродливому вампиру, –  рассказывая об этом некромант активно жестикулировал правой рукой. –  Кстати, приятелю Феликса, –  его взгляд переметнулся на Николь, а затем вновь остановился на лице вопрошающего. –  Правда, приятельство, как оказалось, у них постольку-поскольку. С таким другом, как говорится, врагов не надо, но это такое... В общем-то мы выяснили, где находится Сад Жизни, – слово «сад» Вернон нарочито растянул. – Однако и тут получилось все не слава Богу. Я оказался прикован к кровати смертельным проклятьем, с «любовью» и «нежностью», – в голосе в очередной раз прозвучал сарказм, – скастованым тем самым недовампиром, питающимся кровью магов. Поэтому сейчас остается только надеяться и верить, что наши знакомые найдут то чудесатое место и принесут лекарство не только для нашей голубки, но и для меня, потому что наши жизни связаны, и, если умру я… – тут оставалось только развести руками, поскольку исход после этой фразы был очевиден. После короткой паузы, чернокнижник спросил:
– А ты, полагаю, тот самый медиум…? – он косо улыбнулся, чуть прищурив глаза. – Что ж, надеюсь ты видел в своем видении что-то обнадеживающее… как говорится, надежда умирает последней, – с этими словами он подошел к шкафчику, наклонился и извлек бутылочку коньяка, которую ему доводилось находить в том же месте и в реальном мире.
-За Наденьку! – отвинтив крышку, Эллингтон хотел было сделать глоток, но выплеснул изо рта безвкусную жидкость, с недовольным видом сказав: – какого… это что, вода?

Отредактировано Вернон (05.03.2017 13:01)

+7

8

Дэн вряд ли мог сказать, какой именно реакции от Николь ожидал, представлял самые бредовые варианты, но всегда отметал их, как нереальные. О том, что она скажет: Да, понимаю, - не мечтал даже, по крайней, сразу, как его увидит. Но и вот такого бесповоротного отторжения, холодности, не предполагал тоже. Лучше бы кричала, злилась, ругала и проклинала, чем… вот так.
Маг никогда не был образцом терпеливости и сострадания, очень уж Дэн привык полагаться сам на себя, а потому себя и ценить.
А потому после секундной рассеянности,  после первого порыва, когда он готов был не то что просить – упасть к ногам девушки и умолять ее о прощении, челюсти Салливана накрепко сжались, черты лица обострились, четче обозначая запавшие глаза и резко очерчивая скулы.
Он видел, со своей точки зрения, что ничего не изменилось – Николь как не желала никогда прислушаться к его словам, так и продолжала оставаться недоступной для любого диалога.
Как бы то ни было – владел теневой симбиотик магом полностью на момент трагедии, или Дэн мог сделать усилие и взять тело под свой контроль,  многое зависело от Николь, ведь и тогда он следовал за ней тенью, желая разобраться в том, кем они являются друг другу.
Сыграла магия с ними злую шутку или одарила редким даром, было или не было на самом деле то, что так явно он помнил, ощущал, что болело на сердце и не давало спать.
Но они не совпадали, мучительно и роковым для обоих образом  не совпадали в желании понять другого. Когда Николь готова была его выслушать, Дэн не желал говорить, а когда ему необходима была помощь, Николь сама нуждалась в поддержке и понимании.
Оценив попытку Вернона сгладить ситуацию и дать ему шанс оправдать себя, Дэн упрямо качнул головой и сделал шаг назад, подальше из зоны освещения.
- Хорошо. Уж извини, но исчезнуть сейчас по твоему желанию я не смогу. Постою тут.
Дэн не собирался красноречиво унижаться там, где его не желают понять.
Хочет ненавидеть – значит так и будет, он сделал на данный момент все, что мог для спасения жизни девушки, дальнейшее, к его огромному сожалению зависело от других.

+7

9

Николь точно знала момент, когда мир вокруг враз лишился красок и она потеряла всякое чувство времени. Это непривычное, зыбкое состояние появилось, когда некромант закончил повествование о своих искрометных приключениях, которые грозили им обоим вечным забвением. Она даже перестала обращать внимание на присутствие Дэниэла, который решил, что сейчас будет лучше всего уйти в тень (и отчасти был прав). Новость о том, что этот день может стать последним днем в её жизни (или не-жизни?) застал волшебницу врасплох. Она только-только поверила в то, что сможет вернуться, и все её надежды в который раз полетели в преисподнюю.
Девушка не стала присаживаться на стул, который медиум выдвинул, когда события только начинали набирать оборот, но возможно ей следовало сделать это. Говорят, что тяжелые известия всегда лучше принимать сидя, однако это больше подходило для впечатлительных дам, рискующие потерять сознание; Николь это не грозило. Быстро вытерев слезы руками, волшебница сделала пару шагов по направлению к чернокнижнику и остановилась как раз рядом с Войцем, который стоял между ними.
-Здесь все безвкусное! – первым делом сказала она; на лице волшебницы отразилась неистовая ярость, а её глаза, казалось, могли метать молнии. Долгое одиночество и нестабильное эмоциональное состояние,  сыграли не последнюю роль в том, что с ней сейчас происходило. Чувства Николь прибывали в полном смятении. Ей хотелось взять в руки что-нибудь тяжелое и разбить это о чью-нибудь голову или разреветься, но она понимала, что это только усложнит и без того их непростое положение.
-То есть, выходит, что возможно сегодня все кончится? – собрав всю волю в кулак, более спокойно заговорила волшебница, глядя на Вернона. – И этот кошмар с постоянно повторяющимся днем… и все остальное? Оу, просто потрясающе! И ты так спокойно об этом говоришь? И ничего не собираешься делать? Славно, –  она сглотнула слюну, и дважды пропустив воздух через легкие, заключила: – а я лично не собираюсь сдаваться. Я не собираюсь умирать здесь! – девушка наклонилась и начала собирать свечи, которые были расставлены на столе до истерики, случившейся из-за очередной неудачи. – И не могу поверить, что ты просто будешь сидеть сложа руки и ничего не делать, – выпрямившись, добавила Николь, держа шесть красных и две белые свечи.
-Я пережила демона времени, темных странников, ненормального Волдхара и его проклятую свиту, и многое другое, – здесь волшебница решила притормозить, поскольку напоминать некроманта об их совместной истории она не собиралась, – не для того, чтобы просто взять и умереть сейчас. 
Николь почувствовала прилив сил. Её деятельная натура проснулась и потребовала от неё какой-то реакции. Движение - это жизнь, а жизнь - это есть движение! Похоже в какой-то момент (возможно после похорон паладина) она резко притормозила и попала не в тот поворот, но сейчас все возвращалось на круги своя. Стресс дал толчок и вернул ей уверенность в себе и своих способностях. Утопающий тоже цепляется за любую соломинку, чтобы спасти свою жизнь; это инстинкт, который есть у каждого.
-У меня впереди еще выпускной, – говорила волшебница, расставляя свечи, – я еще не была замужем, не родила детей... Да я много чего не сделала, – она разговаривала сама с собой, не обращаясь ни к кому конкретному. По спине тек холодный пот, руки подрагивали, в желудке заныло от нервов. Николь начинала тараторить, когда сильно переживала, и это сразу же бросалось в глаза. Волшебница сама толком не понимала, что делает, но ей нужно было занять себя чем-то.

Отредактировано Николь Ричи (07.03.2017 00:47)

+7

10

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-4.png[/float]олько волшебница расставила свечи на столе, как дом затрясся, словно их настигло внезапное землетрясение. Стол, стулья, все вокруг, заходило ходуном. Тряска продолжалась не больше минуты, а когда все стихло, утварь, стоявшая на столах, оказалась на полу. В некоторых местах с потолка посыпалась штукатурка. Чем хуже будет становится некроманту, тем больше разрушений появится. В конце концов, мир исчезнет совсем. Пока их настигли лишь отголоски (гулкое эхо) того, что может случиться. 

http://savepic.ru/6166300.png

Игроки пишут в той же последовательности

+6

11

Рейнер поморщился: спектакль напрямую шел к апогею, и уровень драмы в воздухе определенно зашкаливал. Медиум, который среди знакомых слыл завзятым конформистом, до дрожи не любил подобные выяснения отношений, а быть сторонним наблюдателем разыгрывающейся трагедии нравилось ему еще меньше. От этого маг попросил бы уволить его в первую очередь, но куда прикажете деваться в мире, ограниченном четырьмя стенами? Только если сходить навестить внезапно ставший милым сердцу подвал, и там, в обществе солений, не имевших удовольствия познакомиться с Шанель, подумать о чем-то вечном.
Войцу, не знакомому с историей отношений Николь и Дэниэла, оставалось только догадываться о том, какие чувства их связывали. Однако, даже если предположить, что вьюноша был влюблен в мисс Ричи, а та умудрилась не только разбить ему сердце, но еще и потопталась острыми каблучками по пресловутой мужской гордости, оставался вопрос, что вынудило парня прибегнуть к столь радикальным мерам по восстановлению чувства собственного достоинства? Рейнер попытался поставить себя на место Дэниэла, но так и не смог представить ситуацию, в которой бы сам отправился мстить обидчице подобным образом. Максимум, который мог себе позволить миролюбивый маг, - это стукнуть кулаком по столу и со злостью швырнуть об пол стакан или тарелку. Поднимать руку на женщину? Грубо и глупо, и тут, увы, ничего не попишешь.
К тому же на месте Николь Рейнер все-таки задал бы пару вопросов именно Вернону. Очень интересно, что заставило его покрывать пироманта, а не сдать парня в кратчайшие сроки Мистицизму. Говорите, он был одержим тьмой? Допустим, но где доказательства?
Хотя причиной, почему не сообщили о нападении паладинам, могло, конечно, послужить знаменитое наследство мисс Ричи, напомнил себе Войц. Однако вопрос о том, почему не обращались в гильдию целителей, оставался открытым. Или это тоже своего рода месть? А страдающего от мук совести пироманта чернокнижник захватил с собой просто прицепом? Медиум с интересом смерил взглядом активно жестикулирующего Вернона. В чем-то молодой человек напоминал медиуму вечно неунывающего кузена Артура, хотя старший Войц всегда отличался тем, что любил говорить по существу.
- Все это очень любопытно, - Рейнер задумался, уместно ли будет высказать соболезнования, но потом решительно отмел глупую скабрезность, - и поверь, я сочувствую тебе. Однако мне хотелось бы знать, где конкретно находится место, как долго вашим знакомым добираться до него, и известно ли что-то о возможных опасностях на их пути? Необходимо понимать, сколько потребуется времени на поиски лекарства, и сможем ли мы как-то противостоять разрушению этого мира, находясь здесь.
Войца внезапно прошиб холодный пот: на медиума против его собственной воли накатила волна нервной энергии, источником которой была Николь. Откуда, черт возьми, берется эта странная эмпатия?
- По поводу видений: ничем обнадежить не могу, исхода событий я не видел, - ответил медиум на замечание впавшего в вынужденную трезвость некроманта. Вмешиваться в развитую мисс Ричи бурную деятельность маг не собирался: девушке необходимо было выплеснуть скопившийся за длительное время гнев, и пусть лучше она расставляет свечки, чем…
Завершить мысль Рейнер не успел: кухонный пол попытался в прямом смысле слова уйти у него из под ног. «Да, для полного счастья нам только этого и не хватало», - раздраженно подумал маг, уворачиваясь от просвистевшего рядом с ухом куска штукатурки. Одно из двух: либо так проявляется ухудшение состояния некроманта, либо мир все-таки реагирует подобным образом на нервическое состояние Николь, а благодаря присутствию связанного с девушкой Вернона действие только усиливается.
- Пожалуйста, подумай, что ты делаешь, - Рейнер решил не рисковать и не стал брать волшебницу за руку в попытке успокоить: один короткий вчерашний разговор наедине не давал ему права на подобные доверительные действия. – Магия здесь, судя по всему, не действует. Но даже если мы попробуем объединить наши силы, с кем ты хочешь связаться?

+6

12

Вытерев влажный подбородок, некромант хотел было сказать что-то еще, но так и не открыл рта. Он замер пораженный тем жаром, с которым говорила волшебница, поскольку его собственный энтузиазм поугас, а вся напускная веселость испарилась. Вернон внимательно смотрел на девушку, вспоминая о том, кем был до встречи с ней, и к чему привело его это знакомство. В какой-то момент она напоминала ему самого себя, но это ощущение испарилось, словно туман над озером в рассветных лучах, стоило ей только заговорить о своих несбыточных мечтах. Некромант посмотрел на бутылку, которую до сих пор держал в руках и скривив недовольную физиономию. Он хотел было вылить содержимое в раковину, но в этот момент мир, в котором они находились нехило тряхануло. Мужчина по инерции схватился за столешницу, чтобы не упасть. Перед тем, как все закончилось, на его голову посыпалась белая штукатурка.
Отряхнув волосы, Эллингтон опустил взгляд на свечи, которые теперь снова валялись на полу. Он видел в каком состоянии находится девушка, поэтому решил, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы лезть к ней. Ей было необходимо занять чем-то себя, и некромант решил, что лучше уж пусть этим. Однако принимать участие в ритуале у него не было ни малейшего желания, поскольку ему не нравилось бессмысленно убивать время.
Возможно окажись в их окружении целитель, способный удержать душу Николь в теле, когда она только отделялась от него, им бы не пришлось ничего этого переживать. Но в тот момент, когда все случилось, рядом оказался только он – адепт некромантии, которому пришлось обратиться к запретной магии крови, чтобы остановить необратимый процесс. Разумеется, после этого они не могла пойти в Мистицизм и заявить о случившемся; во-первых, им с Салливаном (пусть даже было бы доказано, что он оказался во власти тьмы) грозило развоплощение; во-вторых, Синод не дал бы волшебнице вернуться к нормальной жизни и ей грозила пожизненная ссылка на Форлак; а из всего этого выходило, что Вернон (который преступил черту закона, когда связал свою жизнь с её) не смог бы вернуть себе книгу Демонов, ради которой и пошел на такие жертвы, а стал бы болванчиком, запертым в какой-нибудь психиатрической больнице (обычно так и поступают с теми, кому в темном искусстве известно больше, чем положенного). В общем, как не посмотри, расклад был так себе. Им оставалось только своими силами искать способ вернуть девушку, а поскольку некромант не стремился на тот свет, у них должно было быть в запасе, как минимум, лет тридцать; за это время, стоит заметить, Николь бы даже не постарела.
-Мир рушится, – сказал Вернон, когда все стихло, – чем хуже мне будет становиться, тем больше будет разрушений, - он подошел к столу, выдвинул стул и присел, откинувшись на спинку. – У наших общих друзей от силы шесть-девять часов, – отвечая на заданный ранее вопрос, сказал мужчина, сцепив пальцы. – Между прочим, это именно Волдхар наложил то проклятье, – его взгляд остановился на волшебнице.
Некромант не стал спрашивать у девушки, как они познакомились, предположив, что это заслуга затейника Фила, но ему стало дико любопытно, каким образом ей удалось спастись от этого бледнолицего вампира.
-Из него получился бы хороший тамада, и конкурсы у него интересные, – на губах Эллингтона появилась ироничная улыбка, а взгляд вновь перекинулся на медиума, чьи слова совсем не обнадежили компанию. – Хреновая из тебя вышла бы черлидерша. Подбадривать ты совсем не умеешь, – тут мужчина невольно вспомнил один эпизод, который приключился с ним в университете, когда он притворялся Николь. – Да, Салли? Давай уже выходи из сумрака, маньяк недоучка, – Вернон знал, как пиромант переживал, когда он избавил его от тьмы, а от этого, подобно фанатке нашумевшего сериала, еще больше злился, когда тот не оправдал ожидания своими извинениями. – Ты думаешь, что все самое худшее уже произошло? Нет… – протянул мужчина, – настоящее веселье начнется тогда, когда она протянет ноги и вернется массовик-затейник, на фоне которого даже Володя померкнет. Да, Николь? Лично я бы не хотел столкнуться лицом к лицу с самым опасным вампиром за всю историю Деуса. Если легенды не врут, станет очень жарко. Ты ведь последняя из рода, верно? Хранительниц больше не будет, а значит… хотя не будем о грустном. Время, тик-так! Пора пить чай. А ты продолжай, голубка, не отвлекайся на все эти разговоры, – подмигнув, обратился он к Николь. – Вдруг произойдет чудо! Тогда я может даже поверю в деда мороза. Никогда в него не верил. Так что, кто-то будет чай?

Отредактировано Вернон (09.03.2017 02:41)

+7

13

Собственно, Дэну было плевать на то, что какой-то из миров разрушится, причем плевать довольно давно. Напав на Николь, а потом пережив ритуал по изгнанию тьмы, он словно лишился какой-то части себя, тоска по которой не отпускала его ни днём, ни ночью.
Это чувство было безотчетным, но активно требующим каких-то действий. Маг думал, что заслужив прощение девушки, удастся заполнить пустоту внутри, избавиться от режущего, словно чувство голода, ощущения.
Но ничего не происходило – Николь и не думала его прощать, она вообще выкинула любые мысли о нем, двигаться было некуда, и Салливаном одолела апатия.
Он подошел, когда Вернон позвал его выйти из тени и сел за столом напротив чародейки, судорожно расставляющей свечи. Даже сыплющаяся на голову штукатурка не впечатлила пироманта – этого мира не существовало в реальности, они просто исчезнут, если троица, отправившаяся искать Сад Жизни потерпит фиаско.
Что станет с покинутым им телом Дэна сейчас тоже не заботило, похоронят, не оставят же в мотеле.
Даже мысли о родителях, которых Салливан по своему любил, не находили в нем сейчас отклика.
- Давай, помогу, - поднял маг одну из упавших свечей, понимая, что девушке нужно себя чем-то занять, ведь спокойно сидеть в ожидании известий – смерти подобно.
- Они справятся, Вернон, - решил подбодрить умирающего Дэн, ведь тот сейчас проявлял большую волю к жизни, чем сам пиромант. – Даже быстрее, чем мы рассчитываем, вот увидишь.
Не зря же считается, что вначале было слово, и мысли, слова в целом материальны, кто знает, может ему удастся привлечь желаемое не только мечтая о нем, но и проговаривая вслух.
- Я буду чай, если есть даже с печеньем, пофигу что оно не имеет вкуса, - кивнул Дэн. А почему бы и нет?

Отредактировано Дэниэл Салливан (11.03.2017 02:05)

+5

14

Девушка удержалась на ногах, но все свечи, которые она расставляла, снова оказались на полу. Пальцы, скользнувшие по гладкой поверхности стола, сжались в кулак. Николь почувствовала себя куклой в игрушечном доме, который потряс озорной мальчишка, чтобы посмотреть, что получится. Она вспомнила, как однажды один одноклассник также беспечно, не рассчитав свои силы, разбил её любимый стеклянный шар со снегом.
Когда все стихло, на какое-то очень короткий момент в помещении воцарилась гробовая тишина. Николь сделала глубокий вдох и опустилась на корточки, чтобы собрать упавшие предметы. Положив их обратно на стол, она подняла взгляд на медиума, который задал неожиданный вопрос. Признаться, волшебница не задумывалась о том, с кем хочет связаться, а действовала по наитию, как человек, в руках которого оказался кубик Рубика, но он не знает, что с ним делать, поэтому просто крутит, переставляя цвета. Только сейчас до нее дошло, что следовало обращаться к кому-то конкретному, а не к пустоте. Быть может, тогда что-то и получится.
-Ты прав, – сказала девушка, – нужно подумать с кем я могу связаться, – в этот раз она не стала стоять на ногах и присела на выдвинутый стул, после чего взглядом указала на тот, что стоял по соседству, приглашая Рейнера присоединиться.
Волшебница не смотрела в сторону пироманта, когда тот вышел из тени и сел напротив нее. Она не отказалась принять его помощь, но и не приняла ее. Николь просто в очередной раз ушла в себя, отрешившись от происходящего, что обычно сильно раздражало в ней молодого человека. Вот только в такие моменты у нее не было желания рассуждать на тему: «как понравится окружающим», хотя раньше, до всего этого безумия, такое случалось крайне редко.
-Ты вижу тоже подбадривать не мастак, – зажигая свечи, фыркнула волшебница, когда некромант заговорил о том, что будет, если она погибнет не оставив после себя наследия. С другой стороны, это именно его слова подтолкнули ее к мыслям о том, к кому можно воззвать. – Если ты не собираешься помогать, то лучше просто помолчи. Заварку найдешь на второй полке сверху, печенье в соседней шкафчике, не ошибешься, – после этих слов Николь обратилась к Войцу, который, как ей показалось, был готов поддержать ее начинания. – Мы попробуем связаться с таким же медиумом. С моим отцом.
Их встреча на святой земле была весьма необычной, но девушка решила, что отчаянные времена требуют отчаянных мер. В их мире Гофрид фон Клемен считался мёртвым, но как показало время, некоторых кладут в могилу раньше положенного.
-Нужно хотя бы попытаться, – добавила волшебница, – и верить, что получится.

+5

15

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

http://s019.radikal.ru/i637/1703/6a/94f0f2396941.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1029-3.png[/float]едиум был удивлен, когда девушка предложила обратиться к ее якобы «мертвому» отцу, но все же согласился помочь, не задавая при этом лишних вопросов. Вернон хитро прищурился, поднялся с места и пожелав им удачи начал копошиться в шкафчиках. Сначала он шебаршал предметами, попадавшимися под руку, потом включил чайник, который повизгивал, когда нагревался и наконец начал травить анекдоты. Все это очень раздражало и не давало сконцентрироваться, поэтому полтора часа, что они провели в одном помещении, были очень напряженными.
У Николь не получалось даже сконцентрироваться, не то чтобы настроиться на правильную волну. Впрочем, едва ли это могло помочь ей притворить в жизнь задуманное, поскольку, они действовали в корне неверно, пытаясь воззвать к магии в привычном для себя понимании.
В какой-то момент окружающее пространство начало меняться. Вначале в помещении стало прохладнее, чем обычно, поэтому медиумам могло даже показаться, что их старания все же возымели эффект, однако спустя минуту, надежды развеяли капли дождя, посыпавшиеся на головы присутствующих. Потолок исчез и над ними появилась мрачное небо, как будто бы перетянутое серым полотном. Затем испарилась одна из стен на кухне, имевшая окно с видом на улицу. В конечном счете за считанные секунды пропало все, кроме стола и стульев, на которых они сидели; это произошло так неожиданно, что едва ли кто-то мог понять сразу, что происходит.
Герои оказались на очень мрачной улице, вдоль которой стояли ветхие дома. Такие строили еще задолго до рождения святой Петры. Внешне они выглядели хлипкими; доски почернели от времени, намокли и местами потрескались. В окнах не было света, и единственную музыку для ушей здесь исполнял проливной дождь.  Казалось, будто этот маленький мир вымер.
Всего в двенадцати метрах от них виднелся силуэт человека, подвешенного на одну из балок. Он покачивался на ветру. Создавалось впечатление, будто его специально оставили здесь умирать. У него были длинные черные волосы, прикрывавшие лицо, жилистое телосложение, и грязная повязка на бедрах, заменяющая одежду.

http://savepic.ru/6166300.png

Стоит героям подняться со своих мест, как и стол со стульями тоже исчезнут

+4

16

Надежда на то, что девушка одумается и не станет совершать необдуманных поступков, оказалась тщетной. На живом лице Николь после вопроса Рейнера сначала отразилось озадаченное недоверие, которое, правда, довольно быстро сменилось спокойной решимостью. Медиуму пришлось подавить тяжелый вздох, когда он осознал, что отвертеться от бесплодной попытки связать с кем-то вне этого странного мира ему явно не удастся. Однако волшебница все-таки сумела удивить скептически настроенного Войца: когда маг услышал имя человека, которого Николь собиралась просить о помощи, брови его непроизвольно попытались сбежать с положенного им от природы места. А почему, собственно, и нет? Сходить с ума - так с песнями, плясками и вызовом духов давно почивших в бозе родственников. С первой частью программы легко справятся шуршащий в кухонных шкафах Вернон, который ситуацию с бутылкой, видимо, счел недостаточно показательной, и покинувший зону отчуждения пиромант, а вот со второй частью... Итак, встречайте на арене, только сегодня и только сейчас, проездом из столицы Тезеи!..
Впрочем, был у медиума и другой резон не отказывать Николь в помощи, и в нем, возможно, заключалось его сходство с девушкой. Просто сидеть и ждать у моря погоды - такую позицию Рейнер считал смерти подобной. Пока есть возможность, нужно двигаться, и хоть это и прозвучит откровенно избито, но спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Конечно, господин фон Клемен вряд ли снизойдет до зова родной дочери, но после этой попытки у них будет время подумать о чем-то более реальном.
- Хорошо, давай попробуем, - произнес медиум, накрывая ладони Николь своими. Не сказать было, что Рейнеру часто приходилось обращаться в работе к подобным методам, но и полным профаном он не был. Самым сложным здесь было полное отрешение от своего физического тела, ну и полная концентрация, куда же без нее?
А у кого-то с этим, похоже, имеются проблемы. Тонкие пальцы Николь в ладонях мага ощутимо дрожали. Оторвав взгляд от пламени свечи, Рейнер внимательно посмотрел на девушку: мисс Ричи сидела на краешке стула, неестественно прямая и бледная, глаза волшебницы были плотно сжаты. Войц не обольщался и даже не пытался поставить себя на место волшебницы. То, что ей пришлось пережить, могло легко сойти за какую-нибудь средневековую казнь, когда преступника оставляли без дневного света и человеческого общения. Пытаясь хоть как-то подбодрить Николь, мужчина чуть сильнее сжал пальцы девушки и вновь вернулся к попыткам войти в необходимое для сеанса состояние.
Неужели? Когда сквозняк взъерошил его волосы, Рейнер даже глаза открыл от удивления. Удалось? Однако действительность оказалась к магу весьма жестока. Уже знакомого Войцу дома больше не существовало: стены просто растворились в воздухе и, слава богу, что произошло это без каких-то красочных разрушений. Единственными предметами кухонной обстановки, которым посчастливилось уцелеть, были стол и стулья, на которых сидели товарищи по несчастью.
- Неожиданный эффект, - пробормотал себе под нос медиум и поморщился, ощутив, как по коже заструились капли дождя. – Одно из двух: либо магия тут все-таки есть, пусть и не в привычном нам понимании, либо нас ради разнообразия выкинуло в какой-то новый план подсознания.
Медиум медленно поднялся со стула, и стоило ему это сделать, как тот растворился в воздухе, последовав за остальными предметами обихода.
- В любом случае, добро пожаловать в Нигредо! – губы Войца растянулись в легкой улыбке. – Никто не хочет пообщаться с нашим товарищем по несчастью?
Маг кивнул в сторону повешенного.

Нигредо

+5

17

Когда медиум накрыл своей ладонью руку Николь и чуть сжал тонкие девичьи пальчики, смятение, охватившее её вначале, исчезло, словно ракушка, которую унес морской прилив (также быстро и неожиданно). Она отвыкла от человеческого присутствия и участия, но почему-то именно в тот момент почувствовала себя по-настоящему защищенной; подобное ощущение показалось ей крайне необычным, ведь между ними не было ничего, что могло бы дать почву для подобного доверия. И, между тем, именно рядом с Рейнером волшебница чувствовала себя спокойнее, чем с кем-либо из присутствующих, чьи действия могли показаться более предсказуемыми, а мотивы чёткими. Смутившись собственных мыслей, девушка переключила своё внимание на работу с тонкими материями.
Она честно пыталась сосредоточиться на деле, но каждый раз, когда некромант открывал рот, его слова вызывали внутри глухую волну раздражения, а замолкал он крайне редко, поэтому приходилось заниматься магическими манипуляциями (хотя таковыми их назвать было все же трудно) в крайне напряженной обстановке. За те полтора часа, что они с медиумом просидели держась за руки, ничего так и не произошло. Николь не отчаивалась, поскольку в глубине души верила, что у них должно получиться. Она знала, что фон Клемен жив, и в тот день, когда их взгляды впервые встретились, ей удалось разглядеть в глубине его глаз сложные переживания, вызванные этим неожиданным столкновением; тогда волшебнице даже показалось, что он сожалеет о том, что случай свёл их именно таким образом. Так или иначе, сейчас, пожалуй, именно Гофрид был тем магом, который мог оказать им настоящую помощь, ведь все, кого она знала (и к кому могла обратиться за помощью) оказались в затруднительном положении. К тому же, ему удастся пролить свет на вопрос, который терзал ее вот уже полгода - действительно ли они с Дэниэлом брат и сестра.
Первое, что почувствовала Николь, прежде чем мир вокруг начал кардинально меняться, это холодок, который прошел по спине. Затем ей на волосы упали первые капли дождя, заставившие открыть глаза и посмотреть наверх. Когда она подняла голову, чтобы посмотреть откуда капает, потолок испарился, будто по волшебству и перед взором девушки распростерлось темно-серое небо. Её рот невольно приоткрылся от удивления, а в больших карих глазах отразился испуг, вызванный непониманием истинной сути происходящего. Поднявшись на ноги, она бегло осмотрела место, в котором они оказались и невольно вспомнила святую Землю, где впервые встретилась с родителем. Нет, Николь не узнала улицу, в центре которой стояла, но антураж, царящий вокруг, напомнил ей о том месте.
-Думаешь, мы в голове Вернона? – спросила она, подойдя ближе к Войцу. Ей почему-то пришло в голову нечто иное, но озвучивать свои предположения девушка не стала. Едва ли их всех могло выкинуть в одно из измерений Мосфиса.
-Так или иначе, нельзя оставлять его в таком состоянии, – добавила Николь, поправив рукав нежно-голубой кофты. – Надо посмотреть, что с ним, – и с этими словами она быстрым шагом направилась в сторону бедолаги.
Оказавшись рядом с ним, волшебница начала искать конец веревки, который должен был быть привязан к одной из балок. Дождь лил, как из ведра, поэтому ее волосы, лицо и одежда вмиг вымокли так, будто она только что искупалась в озере. Под ногами хлюпала грязь.
-Помогите мне, – крикнула девушка, обращаясь к мужчинам, когда наконец нашла то, что искала но обнаружила, что её дамских сил не хватит, чтобы развязать узел. Неизвестный не подавал признаков жизни. Казалось, будто он находится без сознания.

Отредактировано Николь Ричи (14.03.2017 20:30)

+4

18

Некромант не собирался придаваться печальным думам в последние часы своей жизни, конец которой обещал стать фееричным для всего мира, учитывая обстоятельства, из-за которых он определенно войдет в исторические фолианты. Такое, наверное, понапишут, что захочется вернуться и вставить летописцам их свитки в задний проход, с усмешкой на лице мысленно рассуждал мужчина, заваривая чай себе и Салливану, который не отказался составить ему компанию в безумном чаепитие.
Вернувшись за стол, он начал напевать песенку, закрутившуюся у него в голове, когда взгляд упал на медиумов. Их уверенность в собственных силах и твердое желание призвать подмогу показались ему очень забавными, а держание за ручку напомнило о собственных проказах в глубокой юности. Когда-то (лет так в четырнадцать) Вернон предлагал всем своим подружкам, к которым питал определенную симпатию, провести спиритический сеанс в домике на дереве, находившемся на территории поместья, чтобы на самом деле плавно перейти к чему-то более настоящему (например, поцелую), хотя даже легкие прикосновения и ощущение теплых девичьих пальчиков в ладонях в том нежном возрасте доставляли ему определенное удовольствие. Любознательные молодые особы, увлеченные мистикой, никогда не отказывались от возможности увидеть настоящего призрака (хотя скорее они сами все прекрасно понимали), а он просто угадывал подходящий момент и промежду прочим менял правила игры. Когда родители узнали об этом, Эллингтон получил нехилый нагоняй, но это уже совсем другая история.
-Кофе черный, а взгляд – печальный, – запел мужчина, – тень беды на твоих плечах. И новый день, как обет молчания. А ты из тех, кто не верит злу – твой ангел пьет темный эль в углу, я так хочу произнести это вслух: скоро зима и снова плохи дела, девочка, острая, как стрела, вижу, с удачей никак не ладится: поцелуй меня – я лиаванец. Хей! – кажется он так увлекся, что даже принялся постукивать пальцами по столу, отчего пламя свечей начало подрагивать и покачиваться из стороны в сторону. – Поцелуй меня – я лиаванец. Поцелуй меня!
Отхлебнув чай, он чуть наклонился к Дэниэлу, сидевшему рядом и шепнул:
-Как думаешь, если им вымазать лица, они выйдут из транса или даже ничего не заметят…? – закончив мысль, маг откусил кусочек от печенья и вновь выпрямился, –  я прям умиляюсь, картина маслом. Медиум и медиум. Ребята, я предлагаю вызвать кого-нибудь поинтереснее. Нам здесь явно не хватает музыки. Даешь какую-нибудь звезду! Пусть споёт на биз.
В действительности некромант не верил, что у них что-то выйдет, поэтому все полтора часа пытался не умереть от скуки, пока они занимались пустым, по его мнению, делом. В общем, так за шутками и прибаутками и пролетело время. А когда на них сверху посыпались капли дождя, Вернон громко присвистнул и только сейчас зашептал слова второй части песни:
-Я знаю эту большую тайну - как тонет пол, а стены тают и мир теряет очертания. Где ночь темнее, а небо - выше, я стану медным и огненно-рыжим, ты рассмеешься, и ты услышишь: скоро зима и снова плохи дела… –  поднявшись со стула, совсем тихо добавил мужчина, окинув всех присутствующих взглядом. –  Какое нахрен Нигредо, –  покачав головой, спустя короткую паузу заговорил некромант, став необычно серьезным, – мы не в моей голове, дружок, а черт знает где, – к тому моменту, как он закончил предложение, волшебница уже сорвалась с места, поэтому не слышала ни их, ни того, что Вернон сказал потом. – Я создал мир, в котором жила Николь с помощью магии крови, а не запихал ее к себе в черепную коробку. Нет, здесь что-то не так.
Мужчина направился следом за ней, желая уберечь всех от необдуманного поступка. Он впервые видел место, в котором они оказались, но оно ему уже не нравилось. И дело было отнюдь не в дожде, а в самом его существовании. Если им и удалось пересечь какую-то границу, то это граница другого мира, точно такого же, что создал Вернон, только судя по обстановке (старым домам и их конструкции), оно появилось гораздо раньше. Вероятно, еще в те времена, когда заключенных подвешивали на площади города в назидание остальным, чтобы граждане видели к чему может привести подобное поведение.
-Эй, голубка, – присвистнул некромант, прибавляя шаг, – не торопись, – он успел схватить её за запястье и дернул на себя. – Ты оказалась в совершенно незнакомом месте и хочешь освободить единственного и совершенно незнакомого тебе узни… – и тут Вернон понял. – Узника.
Подняв голову, маг посмотрел на подвешенного человека и тут же сказал:
-Давайте-ка сматывать удочки отсюда. И чем скорее, тем лучше. Мы оказались в очень плохом месте… связь рвется, поэтому начинают приоткрываться двери «Вместилища». Как там говорилось? Тринадцать духов – пленники камня: узник, отверженный, кто-то там еще, и она - Маргарита – чистая душа. Я не вспомню сейчас всех, но если это так, то… – некромант схватил волшебницу за локоть и потащил за собой, – дела действительно плохи.

Отредактировано Вернон (14.03.2017 22:01)

+5

19

На душе у Рейнера было мерзко, и дело было не в том, что за последние два дня он совершил больше глупых поступков, чем за всю предыдущую сознательную жизнь. Что и говорить, дело было даже не в дожде, равнодушно поливающем узкую улицу со старинными домами, которые какой-нибудь безумный художник вполне мог поместить в книгу о темном Средневековье в качестве иллюстрации. Впечатление бы точно пробирало до костей.
Ты здесь чужой. Медиум медленно сделал глубокий вдох. Что ж, в отличие от мира, который благодаря магии крови создал Вернон, здесь, по крайней мере, можно было ощущать запахи. Влажная, пропитанная дождем, почва, старое дерево, из которого были построены эфемерные домишки, а может быть, не только это… Терпкий аромат с заметными нотками железа заставил мага поморщиться. «И, поверь мне, он тебе не чудится», - злорадно отметил внутренний голос Рейнера.
Тебя здесь быть не должно. Камень мостовой весьма неудачно подвернулся под ноги мага, когда он зашагал вслед за поспешно рванувшим к девушке некромантом. По абсолютно неуместной в имеющихся обстоятельствах привычке мужчина наклонился, чтобы стряхнуть грязь с забрызганной штанины, однако поспешно выпрямился, с каким-то обреченным удивлением рассматривая собственные пальцы. Под бурыми ошметками раскисшей земли Войц разглядел охряные разводы от пропитавшей почву крови. Вот, кажется, много мерзостей ему в жизни повидать пришлось, но именно здесь и сейчас, подавленный к тому же ощущением непонятной чужеродности, медиум осознал, что не может понять, какой шаг необходимо предпринять дальше. Глухое раздражение подняло голову в душе Рейнера: было похоже на то, что чувство собственной бездарности грозило свести его с ума.
- Я бы тоже не спешил с освобождением этого человека, - поддержал некроманта Войц. – Очень сомневаюсь, что он без вины виноватый, так что предлагаю пока не рисковать.
Убирайся! В этот момент узник открыл глаза, и взгляд его, лишенный типичной в подобных ситуациях бессмысленности, не сулил медиуму ничего хорошего. Рейнер почувствовал, как у него волосы на затылке встали дыбом. Гнев, боль, злоба, голод и жажда мести как будто затопили сознание мужчины, у него даже заломило виски от всех этих противоречивых эмоций. Если Вернон окажется прав...
Худшим кошмаром Рейнера были воспоминания о первом самостоятельном задании, полученном от Ордена. Тогда Войцу на собственной шкуре пришлось познать весьма неприятную истину: несмотря на то, что некроманты хоть и считаются главными врагами медиумов, однако самыми опасными темными духами становятся именно маги созвучной школы.
Страх успел стать какой-то абстракцией. Рейнер медленно делает шаг назад, затем еще один. Сдайся, ты же знаешь, что за порогом тебя ждет только покой. Сдайся, и больше никогда не узнаешь, что такое боль. Какое заманчивое предложение! Серая тень медленно отрывается от стены и неумолимо приближается к медиуму. Больше никаких страданий, их смоет также, как прилив смываев следы с песка. Твоя душа станет чиста, никакой гнева и никакие обиды больше никогда не осквернят ее. Соглашайся! Выставленный щит начинает слабо подрагивать: молодой человек все-таки теряет концентрацию. Голос духа завораживает, лишая воли, сминая все запреты, вдолбленные в бедовую голову Рейнера многочисленными наставниками. Что же ты будешь делать, маг? И как долго ты сможешь сопротивляться? Мерзкий запах, будто трупное гниение... Откуда такой запах у души, пусть даже и темной? Последний шаг, и Войц спиной упирается в стену. Идти тебе дальше некуда, мальчишка! Ты будешь мой!
Как ни странно, спас медиума тогда старинный "бабушкин" метод. Рейнер до сих пор помнил очертания руны, всплывшей у него перед глазами. Действуя на чистых инстинктах, он вложил в нее все остатки энергии, до которых духу так и не удалось добраться. Возможно, это была сомнительная победа, но случай тот сыграл немаловажную роль в формировании личности Войца. Вот и сейчас, повинуясь какому-то интуитивному мотиву, маг начертил перед собой в воздухе руну альгиз. Повешенный издал хриплый вздох, и глаза его медленно закрылись.
- Я думаю, что если ты прав, и этот человек - первый дух "вместилища", то куда-то бежать нам уже не имеет смысла: жервы Октая найдут нас, где бы мы ни спрятались. Они пойдут по следу кровной наследницы, и самым разумным сейчас будет подумать, как мы сможем от них обороняться, - произнес Рейнер, нагоняя Вернона и Николь.
Дверь ближайшего к компании дома открылась от сильного порыва ветра.
- Предлагаю обосноваться в одном из домов: если ничего не получится, то, по крайней мере, успеем обсохнуть перед смертью.
Медиум сделал шаг в сторону распахнутой двери. Вполне возможно, ему придется пожалеть о столь поспешном решении.

Отредактировано Рейнер Войц (18.03.2017 01:13)

+3

20

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

http://s019.radikal.ru/i620/1703/ec/c4874d85ab9d.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-1.png[/float]о улице прокатилась сильная звуковая волна, разбросавшая героев в разные стороны. Медиума, стоявшего напротив открытой двери, втолкнуло внутрь дома. Мужчина должен был рухнуть на пол, но, когда фактически встретился с ним лицом, обнаружил, что приземлился на заснеженную поверхность. Воздух стал еще холоднее, а из-за промокшей на сквозь одежды, он мог в полной мере прочувствовать разницу температур.
Вокруг царила мерзлота, вдали виднелась зеленая полоса леса. Это место было знакомо ему, хотя он не сразу смог бы вспомнить его. Все встало на свои места, когда впереди показалась фигура девушки, волосы и одежда которой выглядели так, словно она была утопленницей, покинувшей свою могилу на дне озера. Маг услышал её призывную песню и не смог ей противиться; она воплощала всё, что когда-либо было ему дорого, и страх перед тем, что должно было произойти, покинул его сердце.
Всё произошло с точностью, как было предсказано в видении. Медиум подошел и положил ладонь ей на плечо. В тот же миг лицо его обожгло и в считанные секунды он превратился в огненный столп, но это было всего на всего призрачное наваждение, которое не могло причинить ему вреда. Однако оно буквально врезалось в память Войца, и то, что когда-то казалось безвозвратно потерянным, вспыхнуло перед его глазами яркими картинами. Рейнер увидел себя ребенком, ставшим случайным свидетелем разговора взрослых, но тогда так и не понявшим его суть, а со временем и вовсе забывшим о нём. В тот день у него был сильный жар.
Родитель медиума спорил со своим братом (и часть этого спора ему уже приходилось припомнить); последний заверял, что мальчик со временем сам потянется к «Хранительнице», и сколько бы он (отец) не пытался противостоять этому, исход будет один, поскольку никому не под силу разорвать кармическую связь между ними.
Медиум лежал на спине, а с неба на него падали белые хлопья снега, которые медленно скрывали его тело под своей толщей. Рейнеру довелось столкнуться с духом «пламенного сердца», а он способен заглядывать в самую глубь души, и выискивая червоточины, держать человека плененным видениями прошлого. Нужно проявить львиную отвагу и упорство, чтобы преодолеть этот барьер и разорвать невидимые путы.
Тем временем, герои, оставшиеся в мире по атмосфере напоминающем темное средневековье, ждало столкновение с «Узником». Поток ветра, пущенный этой темной тварью, раскидал их в разные стороны. Его фигура начала мельтешить, словно размытое изображением в телевизоре.  Ослабший узел, который волшебница пыталась развязать, не мог надолго сдержать бесноватого клятвопреступника, при жизни известного своей жестокостью. Перед тем, как предок девушки заточил его здесь, он погубил не мало жизней. На руках узника было много крови.

http://savepic.ru/6166300.png
Узник настроен враждебно и в у него есть возможность помучать героев,
поэтому не стоит задерживаться на одном месте.

+4


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Пока мы ждали чуда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC