http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Пока мы ждали чуда


Пока мы ждали чуда

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Николь слышала немало историй, в которых к подобной казне приговаривали не только преступников, но и мучеников. Мужчина, подвешенный на балку, не был похож на убийцу, но первое впечатление оказалось обманчивым, и она чуть было не совершила большую ошибку, за которую могли поплатиться все.
-Куда мы бежим? – спросила девушка, одернув свою руку, когда они оказались достаточно далеко от висельника, чтобы притормозить. В этот момент их нагнал медиум. Он предположил, что духи смогут найти волшебницу в любом месте, поэтому им следует подумать, как обороняться. Николь оторопела, вспомнив видение, в котором она видела темную душу отца вампиров. Надо сказать, их встреча была отнюдь не душевной. – Он прав, нам не спрятаться, – подтвердила девушка, посмотрев на некроманта.
Дождь начал усиливаться и Николь почувствовала, что начинает замерзать. Однако она была рада тому, что может почувствовать его на своей коже; ей очень не хватало ощущений в том мире, который наспех создал чернокнижник. Когда Войц приоткрыл дверь, стоявшего напротив них дома, по улице пронесся гулкий рёв, и в следующее мгновение их всех раскидало потоком звуковой волны.
Девушка отлетела на несколько метров от места, где стояла и упав на спину, зажмурила глаза, почувствовав боль, прикоснувшуюся к каждой клеточке её тела. Она не сразу смогла сделать глубокий вдох, и несколько секунд просто глотала воздух приоткрытым ртом. За этот короткий промежуток времени, перед её глазами пролетело полжизни.
Николь вспомнила лицо названного отца, когда они гуляли по парку, собирая пожелтевшие листья для гербария; услышала звонкий смех лучшей подруги, строившей ей веселые рожицы (им было примерно по пять лет); и ощутила прикосновение, вернувшее её в реальность. На миг волшебнице показалось, что она видит перед собой белокурую женщину с фиалковыми глазами.
-Ты можешь остановить его, – словно шелест листьев, пронеслось у нее над ухом. Когда фокус прояснился, рядом никого не оказалось. Девушка моргнула глазами и сделала глубокий вдох, резко приподнявшись на локти. Подул холодный ветер, который растрепал ее длинные промокшие волосы, прилипающие к лицу.
Мужчины тоже уже пришли в себя. Осмотревшись, Николь обнаружила, что медиума нигде нет, а затем вспомнила, что дверь была открыта и его втолкнуло внутрь дома. Однако, когда она нашла в себе силы, чтобы подняться, очередная звуковая волна пригвоздила девушку к стене. Перед ее взором, словно в фильме ужасов, предстала фигура «Узника». Он стоял всего в шаге от нее, и ей пришлось собрать все свое мужество, чтобы взглянуть ему в лицо. У него были длинные черные волосы, намокшие под дождем, и очень светлые голубые глаза, настолько глубокие, что казалось, будто в них можно провалиться и утонуть. Лицо его было осунувшимся, но черты выдавали в нем человека из благородного сословия, а не нищего, повешенного на обочине дороги. У этого духа была очень большая история, которую он поведал, запустив свои длинные тонкие пальцы ей под волосы. Взор Николь застлал туман, рот приоткрылся и из него повалил пар. В момент невыносимой боли, пережив казнь, волшебница громко закричала, и этот звук врезался в воздушные массы, разорвав их, словно она стала баньши. Призрак растворился. Одна прядь ее черных волос возле лица выкрасилась в серебристый цвет. С глаз пал морок.
Николь не поняла, что произошло, но посмотрев на свои руки, она почувствовала легкое покалывание в пальцах, словно они долгое время находились под толщей снега или льда.
-Где Рейнер? – опомнившись, спросила она.

Отредактировано Николь Ричи (18.03.2017 20:53)

+5

22

Довольно быстро очнувшись после удара головой о какой-то выступ, некромант обнаружил, что его товарищи по несчастью также постепенно начали приходить в себя. Он прикоснулся рукой к своему затылку и с удивлением увидел на пальцах кровь. Мужчина понимал, что в этом мире не действуют привычные законы, но все же ему стало не по себе из-за неприятной иллюзии. Без своих способностей он чувствовал себя уязвимым и это в который раз действовало на нервы.
В лучшие времена Вернон бы показал этому мертвецу кто здесь главный, однако сегодня преимущество было не на его стороне. Призрак не мог по-настоящему навредить им, но был способен организовать адское веселье, поиздевавшись над разумом, а это возможно даже хуже, чем получить реальные увечья.
Некромант поморщился и попытался приподняться, но как только он попытался это сделать, очередной звуковой поток пригвоздил его обратно к земле. То же самое случилось и с пиромантом, который было дернулся в сторону девушки, когда её откинуло к стене. Вернон не мог ничего сделать, потому как ему пришлось сражаться с собственными страхами, навеянными рёвом духа. Магу чудилось, что проклятье Волдхара настигло его и здесь, и теперь он истекает кровью и заживо гниет, становясь частью этого мира. Его ноги превращались в требуху и уходили под землю. Он не мог кричать из-за слипающихся губ. Со стороны это выглядело так, будто Эллингтона настиг приступ и его начала бить конвульсия.
Только когда волшебница закричала и дух исчез, некромант обнаружил, что лежит на земле и смотрит в серое небо, из которого льет холодный дождь. Он больше не чувствовал боли, ему перестало казаться, что его тело гниет, и страх растворился в воздухе, пропахшем влажной почвой.
-Если удастся вернуться, то нажрусь, как черт, – пробубнил Вернон, медленно приподнимаясь после встряски. Вопрос девушки застал его врасплох. – Понятия не имею, где твой дружок-медиум. Я был немного занят, когда пытался избавиться от иллюзии «Узника». Салли, а ты видел, куда подевался красавчик номер два? Нет? Ну я так и думал, – поднявшись на ноги, мужчина осмотрелся, отметив про себя, что никакого призрака больше нет. – Поздравляю, в этом мире ты не так уж бесполезна. Понятия не имею, как тебе это удалось, но кажется мы на время остались предоставлены сами себе.
Эллингтона не особо заботила судьба малознакомого мага. Он вообще мало о ком заботился в виду особенностей своего характера, и в отличии от Николь его абсолютно не волновала чужая жизнь, если она не представляла для него какого-то интереса. Возможно ему даже показалась бы уместной мысль оставить медиума здесь, поскольку для него этот свалившийся на голову индивид был не прочитанной книгой, содержание которой оставалось загадкой. Еще когда они с волшебницей начали проводить ритуал, Вернон задумался о том, что же связывает его и волшебницу. Вот, например, с Салливаном все было гораздо проще; некромант мог играть на чувствах пироманта и это позволяло ему держать контроль в своих руках. А как контролировать того, о ком совершенно ничего не знаешь? Верно, никак!
-В этом мире ты главная, тебе и карты в руки, – добавил мужчина, – хотя играть сейчас в прятки не лучшая идея, – он конечно не стал говорить «давай забьем на него и попробуем лучше найти выход», но и не поддержал, когда она предложила найти его. – Не знаю, ну попробуй подумать о нем, может поможет.

Отредактировано Вернон (19.03.2017 15:54)

+5

23

Промедление смерти подобно, подумала волшебница, и не став дожидаться, пока ее компаньоны окончательно придут в себя, направилась к двери, но обнаружила за ней только глухую стену. Отступив на шаг назад, девушка засомневалась, что медиум вошел именно в этот дом, и начала дергать за каждую дверную ручку, попадавшуюся на глаза.
-Мы не можем оставить его, – сказала она, не обращаясь ни к кому конкретному. Николь сама не знала каким образом ей удалось избавиться от призрака, но, если у нее есть силы остановить их, значит всем лучше оставаться рядом с ней. – Почему ничего не получается, – раздосадовалась волшебница, когда за очередным порогом оказалась пустота.
Слова Вернона заставили ее задуматься над тем, что она делает. Как когда-то сказал и сам медиум, нужно сначала сосредоточиться на том, к чему хочешь прийти; почему-то каждый раз, действуя по навету импульса, девушка забывала об этой важно составляющей любого дела. Каждый раз поддаваясь панике, Николь теряла контроль над своими силами. Того времени, что её пытался обучить паладин, у которого к тому же была иная специализация, было недостаточно, чтобы она смогла в полной мере понять свои способности. Однако если кто-то оказывался в беде, волшебница находила в себе твердость и начинала действовать.
Положив руку на очередную дверную ручку, Николь подумала о молодом маге, и представив себе его лицо, дернула ее на себя. Из распахнутой двери повеяло холодом. Волшебница сделала шаг и, когда она переступила порог, за спиной у нее выросла стена. Оглянувшись назад, девушка обнаружила, что дверь исчезла, как и маги, которые остались в том мире.
В этом месте было намного холоднее, поэтому ее влажные волосы тут же покрыл иней, а края одежды начали каменеть из-за тонкого слоя льда. Оно невольно напомнило ей о путешествии в страну Забвения. Протаптывая дорогу сквозь толщу снега, Николь услышала волчий вой, который заставил её остановиться и еще раз оглядеться по сторонам. Тогда взгляд девушки и зацепился за темное пятно, которое выделялось на фоне белого снега. Она прибавила шаг, и когда добралась до него, смогла разглядеть мужскую фигуру. Тело медиума почти наполовину исчезло под холодным покрывалом.
Опустившись на колени и склонившись над ним, Николь начала раскапывать его. Девушка довольно быстро перебирала дрожащими от холода руками, параллельно разговаривая с молодым человеком.
-Давай, я знаю, что ты справишься, – подбадривающе говорила она, отчего-то уверенная в том, что он слышит каждое слово. – Как бы там ни было, ты не останешься здесь. Я не позволю им сделать это с тобой. Ты должен вернуться к своей семье и прожить яркую жизнь, – Николь приподняла голову волшебника, и положив ее себе на колени, начала согревать его своим теплом. Признаться, она не знала, что нужно делать, поэтому решила прислушаться к интуиции.
-Просто иди на мой голос, – произнесла девушка, и тихонько начала петь старинную песню, которую ей когда-то напевал отец, когда она не могла уснуть или чувствовала себя настолько плохо, что не была способна даже открыть глаза. В момент, когда Николь взяла руку медиума в свою и закрыла глаза, она впервые почувствовала связь с ним, и помогла ему зацепиться за нее. Сверху на них безмолвно падали белые хлопья снега. И только её песня нарушала тишину этого места, наполненного тоской.

+3

24

Если бы Рейнер был знаком с одним небезызвестным литературным произведением, он обязательно бы подумал: «Нет, это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже». Из дождливого средневековья медиума вынесло прямиком в какой-то заснеженный лес, и, видимо, для полного погружения в новую среду окунуло прямиком головой в сугроб.
- Чтоб тебя! – проворчал маг, раздраженно отряхивая мокрую насквозь рубашку от снега. Сказать Войцу хотелось гораздо больше, однако пришлось воздержаться: подходящей к случаю цитаты в закромах памяти у него не имелось, а все прочие мысли были далеки от понятия цензуры.  Картину «счастья» довершало то, что в этой Нарнии Рейнер оказался в гордом одиночестве. Мужчина инстинктивно обернулся назад, будто надеясь увидеть у себя за спиной распахнутую дверь, или, чем черт не шутит, кронштейны с шубами, за которыми может скрываться заветный платяной шкаф. Увы и ах, действительность Войца разочаровала. Хотя еще вопрос, можно ли назвать очередной мир действительностью. Маг прекрасно помнил, что его тушка в данный момент сопит на полу подвала, а вот неприкаянная астральная проекция, видимо, страдает от какой-то маниакальной охоты к перемене мест.
- Самое обидное, что это явно не лечится, - чтобы разогнать гнетущее впечатление от тишины, царящей в этом странном лесу, начал рассуждать сам с собой Рейнер. – Если только попробовать электричество. От него, может быть, и мозги на место встанут.
Вот даже интересно, сможет ли он заработать здесь насморк? Маг устало передернул плечами: его мокрая рубашка быстро покрылась коркой льда, а на висках у мужчины уже серебрился иней. Да уж, вот тебе и мудрый рыцарь в «сияющих» доспехах!
Хотя место это казалось ему смутно знакомым. Что-то похожее он уже когда-то видел, и очень может быть, видел совсем недавно. Рейнер закрыл глаза и с силой сжал пальцами переносицу. Совсем недавно, это было совсем недавно. И вот когда лесную тишину разорвала печальная протяжная мелодия, маг вспомнил.
Видение, полученное в тот момент, когда он впервые прикоснулся к Николь, похоже, оживало прямо на глазах: через густые ветви деревьев Войц разглядел медленно идущую в его сторону Ундину в платье, которое казалось даже белее снега. Неудержимая сила потянула мага навстречу этому чудесному видению, он инстинктивно попытался сопротивляться, но оказался абсолютно бессилен.
Вот они стоят друг перед другом. Нет, таких лиц в реальном мире не бывает: идеальная красота Снежной королевы – это только фантазия, прелесть человеческого лица, возможно, как раз и заключается в каком-то особенном несовершенстве, которое делает это лицо настоящим. Рейнер все еще пытался сопротивляться, он не желал смотреть в эти магнетические глаза и все-таки посмотрел. Рука медиума сама собой потянулась вперед и коснулась руки незнакомки.

флэшбэк

- Я тебе не позволю!
Двое мужчин появляются из-за стеклянной перегородки.  Они похожи, как братья, хотя… Они же ведь и есть братья, и ты это прекрасно знаешь, мой мальчик.
- Как ты сможешь помещать судьбе? – Конрад Войц устало смотрит на Вальтера: он заметно постарел и осунулся, вокруг глаз и в уголках рта мужчины залегли глубокие складки. Сейчас старший медиум уже не напоминает того пышущего здоровьем человека, которого Рейнер помнил раньше. Что могло произойти?
- Это не судьба, - губы младшего из братьев кривятся в язвительной ухмылке. – Это пережиток прошлого, который лелеете вы с отцом. Объясни мне, почему…
Договорить Вальтеру было не суждено: мерный писк, отчитывающий сердцебиение юного пациента, прервался. Из груди замершей у постели Ангелики вырывается горестный стон, она уже протягивает руку, чтобы положить ее на лоб сыну, но Конрад успевает раньше. Секунда, и над магом раскрывается купол щита, который закрывает собой больничную койку и стоявшего рядом с ней мужчину. Сила сопротивления отталкивает от купола Вальтера и его жену, и они падают на пол сломанными куклами.
- Конрад!
Но мужчина как будто не слышит. Его взгляд прикован к худенькому мальчику-подростку, вытянувшемуся на казенной постели. Несмотря на разницу в возрасте заметно, насколько больше общих черт у мальчишки с дядей, а не с отцом.
- Прошу тебя! – Вальтер пытается прорвать защиту, но это ему явно не под силу. В бессильной ярости мужчина отступает и пробует еще раз. Секунды тянутся мучительно долго, кажется. что с каждым мгновением в палате становится все темнее, будто безносая уже стоит у дверей.
То, что происходит дальше, больше похоже на какой-то кинофильм: спина лежавшего на больничной койке подростка выгибается дугой, он открывает затуманенные болью глаза, делает мучительный вдох, и в тот же самый момент кардиомонитор возобновляет свою работу. На лице стоявшего рядом мужчины не отражает никаких эмоций, и только в глазах его очень внимательный и чуткий зритель мог бы разглядеть скрытое облегчение.
Будто разбитое зеркало осколками, осыпается магический щит. Ангелика стремительно кидается к сыну, а Вальтер, напротив, медленно идет к старшему брату, пальцы мужчины сжаты в кулаки. Конрад не стал уклоняться от жестокого удара и только улыбнулся, стирая с губ выступившую кровь.
- Ты ничего не сможешь сделать братец. Кровь – не вода, и их в любом случае рано или поздно потянет друг к другу.

И вновь заснеженный лес. Рейнер сделал глубокий вдох, и легкие его обожгло морозным воздухом. Маг оглянулся по сторонам, но незнакомки в белом платье нигде не было.
- Слишком мало света.
Внезапно поднявшийся сильный ветер швырнул в лицо медиуму горсть снега. Пытаясь оттереть слезящиеся глаза, мужчина ощутил странное головокружение, казалось, что все тело его было налито свинцом. Рейнер начал медленно оседать на землю. Вот немного, я совсем немного отдохну и попытаюсь найти выход из этой чертовой дыры.
Войц не чувствовал, как снег падает ему на лицо, как минута за минутой его оставляют жизненные силы. Перед внутренним зрением Рейнера проносились странные картины: он видел себя в строю, состоящем из мужчин и женщин, которые, судя по всему, все были магами. Они ждали нападения, которое началось ровно с заходом солнца: сгущающиеся тени внезапно обрели объем и форму, и твари самых разнообразных видов начали атаковать строй. Войц видел, как стоявшего рядом с ним человека разорвал на части скорпион, размеру которого позавидовал бы хороший тяжеловоз. Медиум отмахнулся от монстра мечом, сотканным из призрачной энергии, и отрубил одну из гигантских клешней. А дальше бой превратился в одну сплошную механику: попеременная работа меча и щита, мерзкие вопли подыхающих тварей и стоны смертельно раненных магов. Рейнер испытывал какое-то странное удовлетворение, когда его клинок поражал очередное порождение тьмы: жилка у него на виске тревожно билась, но он был уверен, что теневое воинство не бесконечно, и рано или поздно им удастся уничтожить всех тварей. Добравшись до какой-то возвышенности, уже освобожденной от многочисленных захватчиков, Войц устало привалился к древесному стволу. Он вновь испытывал головокружение, за которым последовала смена картинки.
Ему довелось познать убийство человека: он видел себя в какой-то подворотне, и был он там не один, а в обществе анемичной хрупкой девушки. Рейнер чувствовал, как его пальцы сжимают тонкое женское горло, как ее энергия просачивается в его тело.
- Пожалуйста, не надо, прошу вас, - сдавленно шептала жертва, но медиуму было откровенно плевать, он желал только одного: забрать ее жизнь, почувствовать, как из нее капля за каплей уходит тепло.
Да, именно это тебе и нужно. Для это ты и был создан.
«Что за чушь?» - хотелось крикнуть магу, но сил не было. Когда Войц выходил из подворотни, он ощущал практически кошачью сытость: энергия жертвы наполняла все его естество, будто заставляя петь каждую клеточку тела.
Нет, это не я, я никогда не опущусь до такого.
Следующая картина: он вновь в знакомом лесу, а на встречу ему идет все та же Ундина. Его ждет очердное воспоминание? Женщина все ускоряет и ускоряет шаг, и тут Рейнер осознает, что это уже не так идеальная снежная красавица, а монстр, лишь странной ошибке природы принявший человеческий облик.
Рукоять меча привычно ложится в его ладонь, он готов встретить зверя. Противница движется так стремительно, что Войц уже не успевает понять, по какой траектории будет нанесен удар.
- Черт!
Тварь впивается магу в шею. Из последних сил Рейнер отталкивает ее и наносит рубящий удар, лишая это порождение собственных кошмаров правой руки. Омерзительный крик боли оглашает замершую в зимнем сне лесную поляну: бывшая Снежная королева по-звериному, опираясь на три оставшиеся конечности, пытается бежать, но медиуму наконец-то везет, и он со спины наносит ей смертельное ранение в селезенку, напоследок от души провернув клинок.
Но когда он переворачивает труп… О, когда он переворачивает труп, медиум чувствует, что сердце его начинает биться вдвое быстрее. Какой же я дурак!
- Да, дурак, а еще убийца! – злой хохот, раздавшийся у мага за спиной, полон яда. – Убийца!  Смирись с этим: это твоя проклятая, извращенная суть!
«Что ж, если я убийца, - отстраненно думает Рейнер, - то играть нужно до конца». Меч не подходит для нужных целей, и верный клинок, повинуясь воле мага, трансформируется в рондел. Войц задумчиво взвешивает оружие на ладони, а потом быстро подносит клинок к груди. Нужно пятое межреберье. Когда слабеющая рука проворачивает в ране кинжал, Рейнеру кажется, что он слышит какую-то печальную мелодию. Воистину, умирать, так с музыкой.
Когда он вновь открывает глаза, первой, кого он увидел, была Николь.

+2

25

В конечном счете герои смогли покинуть зону отчуждения, справившись со всеми «демонами», попадавшимися им на пути. Им довелось увидеть несколько миров, представленных «Вместилищем», но не добрались до самых страшных, поскольку к тому времени подоспела помощь и все вернулось на круги своя.

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Пока мы ждали чуда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC