http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бар "Лунный свет"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Строитель[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2016/12/14/3121966.png[/AVA][SGN]Что нам стоит дом построить![/SGN]

Небольшой бар в лиаванском стиле, где можно купить чарку пива или бокал хорошего вина.

0

2

http://s5.uploads.ru/t/82Mwq.pngПодвал

13.07.2006 г., 22:05
По мнению Шанель, события развивались невероятно стремительно. Во-первых, сначала в зону карантина врывается тола старых друзей и знакомых, это уж если сразу перейти к сути этого вечера, а не брать в расчет вообще всю ситуацию в целом. Во-вторых, волшебная водица, влитая в рот Николь, пробуждает девушку, но, никто ведь не ждал этого, она ничего не помнит и никого. Последние воспоминания Ричи относились к периоду настолько старому, что Лефевр не сразу сообразила, о чем она. Радовало только одно – подруга её узнала.
И радость была настолько яркой, что на мгновение заглушила все, что творилось вокруг. Из головы рыжей напрочь вылетели события минувшего вечера, ужас от произошедшего и невероятная боль, от осознания, что не всем им предстоит дожить до вот этого вот момента. Как обычно, в ситуацию вмешался вечный закон Вселенной: ничто не может длиться вечно.
Уже по шагам Доминика можно было понять, что парень несет неподъемную ношу, словно тело Макаллистер не было превращено в пепел, а покоилось у него на руках. Наверное, будь рыжеволосая не так занята Ники, она бы обязательно поняла, в чем проблема, обязательно бы вмешалась, в грядущий разговор и, кто знает, может быть все не вышло бы так.
Известие о смерти Кэндис не должно было стать чем-то неожиданным. Но ударило под дых ничуть не хуже, если бы это сделали вчерашние гости. Шанель замерла возле Ричи, а потом, закусив губу и зажмурившись, подтолкнула подругу на выход, но покинуть подвал им так и не удалось, поскольку некромант сбежал раньше. Внутри все неприятно сжалось. До недавнего времени девушка была никоим образом не вовлечена во все перипетии жизни этих людей, а сейчас стала активным участником действий и, по её мнению, Эллингтон был в полном праве вести себя так и злиться на все присутствующих. Её удивляло только одно – никто не кинулся останавливать мага. Твою мать, серьезно, ребят? У человека погибла девушка, любимая, надо заметить, а все просто остались стоять и смотреть ему вслед, будто ничего не случилось, будто он просто дернулся из-за того, что ему не досталась мандариновая долька. Он чертов некромант! И, судя по тому, что пережила ночью Лефевр, вот так вот бросать кого-то со способностями на произвол судьбы весьма бредовая идея.
Так что, когда все начали разбредаться, Шанель подошла к Войцу, поскольку с ним она была уже знакома и более-менее могла довериться, а Доминик и Дэн вообще испарились, словно утренний туман в неизвестном направлении.
- Ты не мог бы присмотреть на Николь? – Почему-то ей было неловко, не от своей просьбы, а от того, что она собиралась сделать. Почему альтруистические мотивы овладевают человеком после пережитого стресса? – Надо убедиться, что он глупостей не натворит, а, как мне кажется, никого из вас он видеть не захочет.
Она вздохнула и накину на плечи джинсовую куртку, брошенную тут по приезду из больницы, как раз, когда троица увозила Кэндис. Наверное, все же, Шанель чувствовала свою причастность к обману и вина ела изнутри, но не была столь разрушительной, как у Мортеля. Вообще-то, покидая дом Ричи, девушка искренне надеялась, что поиски не дадут результатов, что Вернон уже ушел достаточно далеко и она вряд ли успеет его догнать и уж тем более – уговорит вернуться.
Спустившись с крыльца, девушка, естественно, никого не увидела и просто двинулась вверх по улице. Если честно, все это было плохой идеей. Может ей и самой хотелось убежать? Слишком много народа, слишком многое произошло. Голова пухла и разрывалась, а в душе было пусто. Хотелось позвонить домой, выплакаться в трубку, услышать отцовское: «ты у меня чемпион! Ты справишься! А если нет – мы всегда с тобой!». Но больше всего, хотелось просто их увидеть. Наверное, только после того, как она попала в долбанный переплет с магами, девушка поняла, насколько сильно соскучилась по родителям.
Размышления захватили Лефевр полностью, и она интуитивно свернула на соседнюю улицу. То ли это какое-то наваждение, то ли подсознательно что-то заметила – девушка сказать не могла, но вывеска закрытого бара, почему-то, навела на определенные мысли. Перейдя дорогу, она нерешительно подошла к двери и толкнула её, надеясь, что та заперта…, увы. Конечно, не факт, что это все дело рук некроманта, но мало ли.
Заглянув в темное помещение, рыжая нерешительно вошла, прикрыв за собой дверь. Несколько секунд она пыталась привыкнуть к темноте, а затем поняла, что ей тут как-то жутковато, так что молчать сил не было:
- Вернон?

Отредактировано Шанель Лефевр (02.04.2017 11:58)

+5

3

http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/53878.png Джернинкс. Дом Ричи [КАРАНТИН]

13.07.2006 г., 22:05


Вернон не знал куда идти, поэтому просто шел без особых мыслей о том, где закончится его путь. Вокруг сконцентрировался клубок негатива. Он чувствовал себя потерянным для этого мира и заблудившимся в собственных лабиринтах памяти, где каждое светлое воспоминание сейчас отдавалось страшной болью в грудной клетке.  Ему захотелось убежать от этой нестерпимой муки и в конце концов маг перешел на бег, хотя прекрасно понимал, что это не поможет скрыться ни от нее, ни от собственных демонов, будоражащих воображение.
В конце концов, некромант не заметил, как оказался перед дверями бара. Подняв голову, он увидел вывеску в свете фонарей и не став особо раздумывать над дальнейшими действиями, взломал проржавевший замок, чтобы утопить свое горе в бутылке. В помещение было темно, поэтому Эллингтону пришлось воспользоваться фонариком на телефоне, чтобы разглядеть внутреннее убранство. Проанализировав, где может находиться электрический щиток, он направился вглубь, чтобы включить свет. Ему не хотелось пить в темноте, поскольку она навевала ему мысли о смерти.
Пока некромант копошился в поисках нужного рычага, в бар заглянул еще один человек. Он услышал знакомый женский голосок и оглянулся в сторону, откуда тот шел, но не став подавать голос (поскольку его рот был занят телефоном), решил для начала включить электричество. Прошло меньше минуты, прежде чем ему удалось нащупать нужный выступ внутри щитка.
-Да будет свет, – сказал Вернон, обращаясь в пустоту, после чего покинул свое укрытие. Глаза не сразу привыкли к освещению, хотя его нельзя было назвать ярким. У него появилось ощущение, будто в веки засыпали целый пуд песка. Таким он и предстал перед Лефевр: щурящимся от света, изнеможённым душевными терзаниями, разбитым. От того веселого преподавателя, отвешивавшего веселые шуточки, не осталось ни следа. Сейчас Эллингтон больше всего походил на настоящего некроманта – угрюмого и отрешенного от мира.
-Решила выпить за здоровье подруги или пришла позлорадствовать? – фыркнул он, окинув девушку взглядом. Возможно сейчас у него представилась бы отличная возможность отомстить всей честной компании, придушив их подругу, но сейчас единственное, чего хотел Вернон, это забыться, а убийство не слишком способствовало этому. К тому же, месть, как известно, лучше всего подавать холодной. – Проваливай, – потерев пальцами уголки покрасневших глаз, мужчина прошел за барную стойку и начал перебирать ассортимент, представленный на полках. Он не притронулся к отличному юбилейному коньяку, но рука сама потянулась за непочатой бутылкой водки.
-Ты еще здесь? – обернувшись, сказал некромант, откупоривая спиртное. – Решила поиграть в «хорошую девочку»? Мне не нужна твоя жалость, Шанель. Ты же меня терпеть не можешь, вот и оставь свой героизм для кого-нибудь другого, а у меня сейчас слишком дерьмовое настроение, чтобы… – он потер губы рукой, после чего добавил, – а знаешь, иди ка обними своих друзей.  Лучше пожалей их, – и с этими словами, Эллингтон прикончил первую стопку. Судя по интонации, с которой прозвучала последняя фраза, становилось очевидно, что это не простая угроза.

Отредактировано Вернон (03.04.2017 00:44)

+2

4

Шанель не знала, зачем она здесь, прекрасно понимая, что лучше бы оставить Вернона одного, но, то ли совесть, внезапно проснувшаяся от долгой спячки в самый неподходящий момент, то ли осознание того, что ей, как бы она не брыкалась, не орала и не посылала всех куда подальше, понадобилась бы помощь друзей. Как она поняла по реакции ребят, никто себя не считал таким уж близким товарищем Эллингтона. По крайней мере, девушка утешала себя именно этими мыслями, обосновывая свой поступок.
Темнота дико смутила и напугала. А вдруг его тут нет? Вдруг она нарвется на очередного мародёра, который решил ограбить кладезь алкогольной продукции на любой вкус, цвет и крепость? Мысли, не дающие покоя и подталкивающие на выход. Но, вместо этого рыжая делает шаг вперед, выставив перед собой руки, стараясь не налететь на высокие столы и стулья, разбросанные по залу.
«Ох, Лефевр, чует мое сердце, ты об этом пожалеешь!» - Мысленно укорила себя, понимая, что выглядит дико глупо и вообще ей здесь не место. Как только вспыхнул свет, озарив бар ярким, искусственным светом и неоновыми всполохами, Шанель вздрогнула и едва не упала, кое-как успех ухватиться за рядом стоящий стол. Сердце бешено колотилось в груди и, если быть откровенной, только подкосившиеся ноги сейчас не дали ей с визгом унестись прочь.
В это мгновение из двери в дальней стене вышел Вернон, щурясь от неяркого света приглушенных ламп, с красными глазами. Сейчас не выглядел на свои двадцать пять. Лицо осунулась, казалось изможденным, на лбу появилась складочка, нос чуть припух, да и плечи опущены. Она никогда не замечала за Эллингтоном такого и это пугало.  Его слова не ранили, хотя, ей казалось, что он пытался задеть, чтобы хоть кто-нибудь почувствовал что-то блимзкое к его боли. Секрет в том, что никто его не сможет понять, пока не пройдет через то, что довелось испытать ему.
-Вернон. – В голосе зазвучали нотки укора. Страх отпустил и на его место пришла жалость и тоска. Вопреки его приказы, прозвучавшему в голосе, рыжеволосая, сжав кулаки, быстро прошла вперед и встала напротив, сложив руки на груди, наблюдая за его действиями. – Какого же ты обо мне мнения!
Вздохнув, Шанель перегнулась через стойку и подхватила два стакана – стопок просто не было рядом. Если бы не горе, что заставляло его источать яд, она бы, наверное, запустила посуду в его голову, сейчас же, скрипнув зубами, девушка мысленно уговаривала себя не злиться, войти в его положение, не разреветься и не грубить. Она действительно желала поддержать Вернона, хотя и сама была не в восторге от этого своего порыва.
- И уходить не собираюсь, - отчеканила Лефевр, поставив стаканы перед собой. – Заткнись, Эллингтон. Тебя в кой-то веки кто-то решил поддержать! Заметь, не пожалеть, а поддержать! Я, что-то не вижу здесь толпы из тех, кто готов к этому. И Кэндис была дорога не только т.. – она глубоко вздохнула, шмыгнув носом и отвернулась, - тебе.
Чуть поведя плечами, девушка забрала бутылку и налила себе стопку, раз уж парень прекрасно обходился без её помощи. А правда, зачем она сейчас-то сидит? Вернутся надо и сказать парням, где его искать, чтобы сами разбирались с этим дерьмом. А она…, наглотается снотворного уйдет подальше от трупов и мага огня и забудется тяжелым сном. Ей тоже не хотелось быть здесь, но уйти не могла.

+1

5

Вернон всегда был самодостаточной личностью не нуждающейся в чьем-то одобрении или сочувствии, но сейчас ему действительно было необходимо общество, пусть даже он сам не был готов это признать. Жалость уязвляла его гордость, поэтому мужчина не преемлел это чувство, однако Лефевр (с которой у него частенько возникали препирательства) не пыталась проявить чрезмерное внимание к его горю, а предложила поддержку. В голове возникла мысль: "Почему бы и да?". В конце концов, у него появилась возможность отвести душу за чужой счет.

Некромант долгое время провел в обществе людей, для которых притворялся другом, и со временем, он сам начал испытывать к некоторым из них симпатию, поэтому сейчас испытывал не только боль от утраты, но и глубокое разочарование. Вернон даже отчасти завидовал их сплочённости, а впервые почувствовав себя частью компании, начал верить, что сможет стать таким же, как они. Однако все это оказалось лишь фантазией на вольную тему, и на самом деле ему не было места среди них. Наверное, его удел — это вечное одиночество.

Душевные муки вновь пробудили в нем воспоминания минувших лет. Он второй раз потерял любовь, и, пожалуй, теперь абсолютно уверовал в том, что не хочет ничего чувствовать. Однако полностью убить в нем человечность могла только книга Демонов, и именно о ней подумал некромант, пока наблюдал за тем, как девушка наполняет свой стакан.

-Поддержка значит, – он потер подбородок, покрывшийся приличной щетиной за то время, пока они были в поездке. – Да ты свалишься после второй стопки под барную стойку, – звучал, как вызов. На его губах появилась ехидная ухмылочка, но в глазах не было того азартна, как прежде.

Он наполнил вторую стопку себе и Шанель, после чего щелкнул пальцами по стеклу, сказав:
-Не чокаясь, – и вот уже вторая стопка согрела его глотку, обещая избавить от страданий. Когда опустевший сосуд опустился на деревянную поверхность, мужчина размял шею, морщась от жгучего ощущения во рту. Он пил не закусывая, хотя где-то здесь определенно можно было найти лимон, какие-нибудь сухофрукты или сушенную рыбу. На богатые блюда надеяться не приходилось, да и Вернон испытывал сейчас совсем другой голод.

-Насколько мне известно, у тебя были не самые сладкие отношения с Кэндис, – заметил маг, который не знал подробностей о той студенческой вечеринке, где они оказались по разные стороны баррикад, но после нее столько слышал о неприятии со стороны Макаллистер, что был удивлен увидев расстройство на лице капитана черлидеров. – Только не притворяйся, Лефевр. Не будь, как твои «друзьяшки», которые с виду светлые, а на деле полные куски дерьмеца, – Вернон был зол на каждого из них. – Значит, они рассказали тебе об «иных»? И ты все равно пришла сюда? Что они рассказали тебе про меня? И какого чувствовать себя обманутой? – мужчина даже не скрывал ехидства.

Отредактировано Вернон (06.04.2017 23:54)

+2

6

Она не пыталась его понять – ему это ни к чему, да и вряд ли Шанель могла. Просто, наверное, понимала, что подобный удар вряд ли пройдет без последствий, к тому же, её бы хотелось, чтобы с ней был кто-то рядом, попади она в подобную ситуацию. А гнев и боль, бушевавшие внутри Вернона, вряд ли позволяли ему излить накопившие эмоции, девушка вообще сомневалась, что он хотел сейчас этого, скорее уж ломать, крушить, стараться заглушить боль, ноющую, неприятную, подкармливающую внезапно образовавшуюся пустоту.
- А почему нет? Чем ты отличаешься от других? – Она вскинула бровь, посмотрев на мужчину. А действительно, чем? Сейчас они все были уж если не равны, то близки к этому. Почему же другие не поняли этого, плюнув на товарища? – Хренова ты меня знаешь! – Стукнув рюмкой по столу, она вскинула бровь и пододвинула её к мужчине. Как только алкоголь наполнил стопку, пальцы рыжеволосой сомкнулись на прохладном стекле.
Опрокинув в себя горячительную жидкость, Лефевр поморщилась и втянула воздух через зубы, чувствуя, как внутри разливается тепло, охватывая конечности. До алкогольного опьянения ещё далеко, но это уже первая стадия, она знала, что дальше ощущения усилятся, а вкус напитков будет уже не так различим.
- Мы никогда открыто не конфликтовали, - пожала плечами Шанель, крутя в руках стопку и глядя как в капельках, оставшихся на стекле, отражается слабый свет ламп бара. – Были разногласия, но я не испытывала к ней негативных чувств. А она, по-моему, вообще не была в курсе что такое неприязнь и ненависть, не воспитали в ней подобного. Просто мы не поняли друг друга, а точнее, я была собой и не понимала Кэндис.
Она чуть поджала губы и глубоко вздохнула, осознавая, что вряд ли Макаллистер действительно не чувствовала к ней неприязни, скорее, в конечном итоге, блондинка оказалась выше девушки и забыла, не обращая на неё более никакого внимания. Хорошо, что ляфирка так и не отправила то фото Эллингтону, мало ли, как все это могло закончиться. Как бы то ни было, но и рыжеволосая не считала её врагом или просто предметом для издевок. Лефевр привыкла искать выгоду во всем, постепенно из той веселой, смешливой и доброй девчонки она превратилась в очередную мегеру, добравшуюся до определенной власти и имеющей определенное влияние. Неприятное осознание, что она ничем не лучше предыдущего капитана, ударило по самолюбию. Она удалила большую часть собранного компромата на друзей и знакомых, но вернуть расположение некоторых людей так и не удалось. Было неприятно и обидно, а винить некого. А сейчас, привыкшая к иной линии поведения, Шанель чувствовала себя неуверенно, находясь в ситуации ею не контролируемой.
- Рассказали. Много чего рассказали, если честно, я уже и не знаю, радоваться мне или плакать. -  Она подтолкнула к нему стопку, намекая на очередную порцию алкоголя. Нежеланные темы, все же, были задеты и это дико нервировало, но она держалась. – Мало чего, только то, что ты некромант. В любом случае, не вижу причины тебя сторониться. Будь ты хоть прокаженным, это не изменит того, что … не важно. Ты хочешь знать, что я чувствовала? Вряд ли тоже что и ты!
Как ни странно, но у Лефевр был тихий и спокойный голос, хотя внутри бушевало торнадо из мыслей и эмоций, спиртное развязывало язык, хотя желания рассказывать все это не было.
- Мне было обидно. Обидно, что многие из окружения Николь знали её тайну, что, в конечном счете, все это отдалило нас и да, я злюсь. На них, на тебя, на себя, на весь этот долбанный мир. Злюсь, потому что не понимаю, почему она решила что-то за меня! Почему меня бросили и забыли, словно второсортный товар, залежавшийся на полке. – Она закусила губу, чуть приподняв плечи и запрокинула голову. Обида щипала глаза, заставляя сдерживать выступившие слезы. Вот при ком, а при Эллингтоне она рыдать не собиралась. –И мне противно, что те, кого я считала непогрешимыми внезапно оказались двуличными и бесчувственными. Хотя не мне судить людей.

+1

7

Несмотря на громкие слова, которыми разбрасывался Эллингтон, как купюрами перед лицом нищего, он и сам не получил бы премию друг года, представься такая возможность, поскольку все его действия, так или иначе, были продиктованы отнюдь не душевной добротой. Однако это не мешало ему злиться на них, поскольку за то время, что они провели в поездке, он начал думать о том, кем бы мог стал, откажись от книги Демонов и тех «благ», которые она может предложить. Быть может, ростки добра, которые Макаллистер посеяла в его сердце, дали бы богатые всходы, но в конечном счете некромант вернулся к тому, с чего начал.
Вернон чувствовал себя разбитым; он не только лишился возлюбленной, но и в очередной раз разочаровался в людях. Ему было сложно понять от чего больше болит душа, от зияющей пустоты в грудной клетке или от эмоций, лавинообразно накатывающей на него с пугающей частотой. Некроманта бросало из стороны в сторону: он то злился, то чувствовал себя полным ничтожеством, а то и вовсе хотел пустить слезу, однако лицо его при этом особо не менялось. Выражение оставалось, как у побитой собаки: большие влажные глаза и опущенные уголки губ.
-Добро пожаловать на борт корабля «Разочарование», – усмехнулся Эллингтон, когда девушка наконец-то выговорилась, и в какой-то момент он даже почти проникся её эмоциональной речью. – Вас приветствует капитан «Отверженных». Запаситесь носовыми платками, обещают шторм на море, – наверное, сейчас следовало выудить один такой из кармана и протянуть девушке, но у него не было с собой ничего, кроме собственной рубашки, а они были недостаточно пьяны, чтобы он подставил свое плечо.
Отвернувшись на пару секунд, чтобы взять другую бутылку, Вернон прошелся взглядом по ассортименту бара и удовлетворенно прицыкнул языком, когда увидел графин с коньяком. Он не слишком жаловал этот напиток в повседневной жизни, но вот в такие дни, как этот, позволял себе небольшое послабление. С этим напитком была связана долгая история, которую ему не хотелось доставать из могилы, как бы двусмысленно это не прозвучало.
-Сегодня мы будем смешивать, дорогуша, - на губах мужчины появилась привычная ухмылочка, которая отнюдь не говорила о том, что у него начало подниматься настроение; просто ему стало чуть-чуть лучше от мысли, что он не единственный человек в этом баре, убивающий свою печаль. За компанию, как говорится, веселее. – Злость – самое чистое чувство, – наполнив стаканы до краев, маг поднял свой и произнес: – так пусть же она напомнит нам о том, кто мы есть, и кем мы можем стать, – закончив, некромант угомонил содержимое стакана, после чего почувствовал, как его голову резко повело в сторону. Встряхнувшись, он потер лицо ладонями и заметил: - уже лучше! Хорошо пошло.
Подняв взгляд на собутыльницу, Вернон подался вперед. Они стояли напротив друг друга и их разделяла только барная стойка, на которую он облокотился. В тусклом освещении и под градусом, глаза мужчины казались еще ярче, и создавалось впечатление, словно они не серо-голубые, а цвета морской волны.
-И что ты собираешься теперь делать? С тем, о чем узнала. Вернешься к ним и будешь дальше жить, упорно делая вид, что все хорошо? – ему стало любопытно, как она будет вести себя теперь, когда поняла, что друзья вычеркнули её когда-то из своей жизни. И уже неважно какая причина у них была тогда, ведь результат уже известен. Он не собирался давить на  больную мозоль Шанель, но это получилось само собой, поскольку после выпитого, тормоза у него начали съезжать сами собой. К тому же, горькому привкусу собственного разочарования уступил живой интерес.

+1

8

Каждый бывает одинок в тот или иной промежуток времени и не важно, что вокруг может быть полно людей, которым ты, так или иначе небезразличен. Иногда ты просто не можешь высказаться, просто потому, что это слишком личное. В случае с Верноном все было несколько иначе. Шанель подозревала, что он не может сказать, насколько ему была дорога Кэндис, поскольку сам себе не признавался в этом, а может ещё и не понял это головой. Так что, единственное возможное сейчас – не оставлять его одного.
Лефевр же была просто эгоисткой и подобное отношение людей к себе её задевало, поэтому, наверное, общество Эллингтона было сейчас ей предпочтительнее лицемерных улыбок друзей, к тому же, она несколько обескуражена тем, что её подруга ничего не помнит, а значит и спросить с неё нечего.
- Я бы назвала этот корабль «Аутсайдер», но твое предложение тоже неплохое! – Горько улыбнулась рыжеволосая, посмотрев на своего собутыльника. Выглядел парень плохо, явно длинная дорога и известие сказалось на нем не лучшим образом, да и ко всему прочему, о чем, конечно, она не догадывалась, он уже расплачивался за второй шанс, что ему дали. – При тебе я реветь не буду, это точно! Хватило уже позора на мою долю, хватит! – Фыркнула она отмахиваясь. Естественно, ей было не по себе, после того, что она узнала и, конечно, выставлять себя в ещё более дурацком свете она не собиралась, к тому же, у девушки действительно была такая особенность – она не могла рыдать на публику, не умела. Максимум на что способна – пустить одинокую слезу, не более. А вот дома, в подушку, могла реветь сколько влезет, пока не вырубиться или же плачь не перейдет в реальную истерику.
Вернон выудил другую бутылку, но, видимо, его не устроил сей выбор и взгляд голубых глаз прошелся по ассортименту, выставленному на барной горке. В конечном счете мужчина решил, что в этой ситуации им просто необходимо испить коньяк. Шанель не очень-то любила этот напиток, но отказываться не стала, пожав плечами на замечание о смешивание алкоголя.
- У тебя странное восприятие чувств человека. – Она вскинула брови, заметив, что маг льет алкоголь, явно не жалея ни себя, ни хозяина заведения, ни её. Оставалось только, для полного счастья, усесться сверху, чтобы не пролилось, пока несешь стакан ко рту. – Ну ладно, пусть будет так, если тебе от этого лучше. – Она смиренно кивнула и сделала пару глубоких глотков, морщась от обжигающей, сладковатой жидкости, устремившейся вниз по пищеводу. Все содержимое своей посуды выпить не получилось. Передернув плечами, она резко выпрямилась и приложила ладонь к груди, сглатывая, после чего медленно выдохнула, поморщившись. – Злость выжигает, знаешь об этом? К тому же, вечно питать её тебе будет нечем.
Лефевр пожала плечами и развела руки в сторону. Она уже чувствовала, как её разум слегка повело и тело наполнила приятная легкость, а мысли, злые, хорошие, обидные и печальные медленно выветривались из головы по мере того, как туда проникали алкогольные пары.
- Я пока не знаю! – Она поджала губы и посмотрела на Вернона. Действительно красивые глаза, затягивающие и манящие. Вообще маг был весьма привлекательным, это замечали многие. В университете по нему сохли многие студенточки, вздыхая, когда он проходил мимо и мило улыбался им. При чем большая часть из этих самых воздыхательниц имела парня, но все равно это не мешало им мечтать о высоком брюнете. – Думаю, вместе с последствиями сегодняшней пьянки из меня уйдет и обида на них. А может она станет ещё глубже. Как бы то ни было, я, пока что об этом не думаю. А что будешь делать ты?

+1

9

Сейчас Вернон предпочел бы вообще ничего не чувствовать, поэтому слова девушки вызвали у него только ухмылку. Он знал какого жить с ясной головой не обременяя себя земными привязанностями, и, надо сказать, успел соскучатся по этому ощущению легкой беспечности, дарованной когда-то темным обрядом. Алкоголь мог частично создать иллюзию свободы и легкомыслия, но не был способен избавить от чувственной стороны человеческой натуры. Особенно у людей  экспансивных, способных пойти на поводу у импульса.
-Поверь, я умею себя мотивировать, – сказал маг, прежде чем угомонить последнюю стопку. Он встряхнул головой и одним движением пропустил свои влажные волосы сквозь пальцы, зачесывая их назад. В помещении было и без того жарко, а когда они угомонили полбутылки, мужчина почувствовал, что стало совсем душно.
Держа в руках полупустой сосуд, внутри которой еще плескалась янтарная жидкость, некромант обошел барную стойку и встав напротив Шанель, окинув её затуманенным взором голубых глаз, похожих на стеклышки. Мужское естество напомнило ему о том, что даже горе от утраты неспособно изменить природу инстинктов. В голове пронесся поезд из бредовых мыслей и одурманивающих образов. Девушка, стоявшая напротив, обладала хорошей фигурой, кошачьей грацией и привлекательным смазливым личиком, которые не могли оставить его совершенно равнодушным. Стоит признать, он уже давно заметил, насколько она соблазнительна, но только сейчас позволил себе признать это.
-Я пока не решил, – честно ответил Эллингтон, – но обязательно что-нибудь придумаю, – на его лице появилась паскудная улыбочка, которая говорила о том, что роившиеся мысли у него в голове, были чрезвычайно порочны. В глазах появился особенный блеск.
Некромант подошел к девушке и наклонившись, поставил бутылку на ровную поверхности позади нее, но вместо того, чтобы сразу выпрямиться, задержался в таком положении. Они оказались в опасной близости. Его горячее дыхание коснулось копны рыжих волос, и ощутив исходящий от них аромат, он испытал сильнейшее первобытное чувство, возбуждающее плотское желание овладеть ей. Рука мужчины непроизвольно потянулась к девичьему горлу. Осторожно, но в тоже время уверенно обхватив его пальцами, некромант заглянув  в лицо Шанель и посмотрев в ее карие глаза, наклонился, накрыв губы жадным поцелуем. Девушка попыталась отстраниться, но в итоге сдалась под напором бурной страсти, обжегшей обоих.
Тонко почувствовав момент, когда она поддалась желанию, он разжал свои пальцы и провел ладонью по её мраморно-белому  плечу, незаметно избавив его от бретелек топа. Отстранившись от губ, мужчина проторил дорожку из влажных поцелуев на тонкой шее, крепче прижимая к себе тонкий девичий стан. Время замедлило свой бег, избавив их от пут морали и стыда. Когда их губы вновь встретились, Вернон раздвинул ноги Шанель, и заставив её обхватить его талию, приподнял над полом, усадив на барную стойку.

+1

10

Шанель является эгоисткой, Шанель вредная, Шанель высокомерная и горделивая, в ней много порочных и плохих качеств, она и сама их признает, но меняться не собирается, ведь её все утраивает, на смотря на это, девушка умела прощать, забывать обиды, не сразу, но поразмыслив. Хотя, зачастую, прощенный человек утрачивал доверие и, в конечном счете, общение, рано или поздно, сводилось на нет.
Они были во многом похожи с Верноном, только вот рыжую не съедала та боль, та обида и ненависть, что бушевали в нем и не только после смерти Кэндис, нет. Эллингтон и до этого явно хлебнуть умудрился, благо ещё, в какой-то степени, наивный ум Лефевр не мог представить, что парень таким был всегда.
А ещё, Шанель не умела утешать, как бы ей этого не хотелось. Вот и сейчас разговор перетек в жалобы с её стороны, правда, в кой-то веки это относительно помогло, поскольку некромант чуть-чуть отвлекся, ухмылялся, пусть и зло, но все же отвлекся. Ей стоило больших усилий не свести все это к измерению чья жизнь паршивее.
Но, так бы все было, если бы не алкоголь. Казалось, что она выдержит такой напор спиртного, ан нет. Постепенно пары начали бить в голову, та медленно кружилась и становилось приятно легкой, в то время как тело наоборот – слегка отяжелело. Хотелось смеяться и танцевать, а ведь это только первая волна, постепенно её стоп-кран и вовсе стал слабеньким и отпустил Лефевр в свободное плаванье. Жар внутри соперничал с духотой помещения, без включенных вытяжек тут действительно быстро стало как в парилке, щеки раскраснелись, глаза блестели, но она старалась держаться.
- Я не сомневаюсь в твоих способностях! – Без задней мысли фыркнула рыжеволосая, внимательно следя за действиями молодого человека. А тот уже вальяжно, пока ещё не покачиваясь из стороны в сторону, словно матрос, только сошедший на берег после года плаванья, обходил стойку, держа в одной руке недопитую бутылку. Такое неожиданное желание сократить дистанцию слегка смутило ляфирку, но она постаралась не подавать вида. Взгляд, коим её охаживал собеседник мог действительно смутить кого угодно, поэтому Шанель подозрительно прищурилась, то ли пытаясь все свести к шутке, то ли действительно не понимая, к чему все идет. Как бы то ни было, она с улыбкой поинтересовалась: - И что задумал мистер коварство местного разлива? Мне начинать бояться?
Правда она стушевалась, стоило только бутылке опустится на стойку за её спиной, а лицу некроманта оказаться настолько близко, что она чувствовала не только его дыхание, а, казалось, слышала биение сердца… или это ей кровь стучит в висках и сердце сменило ритм? Лефевр замерла, чувствуя руку Эллингтона на своей шее, она смотрела в его глаза и думала, что выглядит очень глупо, словно кролик, что уставился на удава, желающего его съесть. А ведь так оно и было. Буквально через секунду, показавшуюся вечностью, их губы соприкоснулись, и рыжая утонула. Она поддалась страсти не сразу, алкоголь разогревал кровь, адреналин оказался изысканной приправой, а потом сознание и вовсе помутилось. В конечном итоге ляфирка тихо постанывала. Принимая ласки и отвечая с тем же энтузиазмом, который проявил Вернон, а после того, как она оказалась на барной стойке, к её стыду, она мало что помнила, кроме весьма откровенных картинок, то и дело всплывающих в сознании да острых ощущений…

+1

11

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

Встреча ребят закончилась бурной ночью. Немного придя в себя после любовной игры, девушка спешно ретировалась из бара, оставив некроманта наедине с бутылкой бурбона.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC