Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Настоящее: лето 2006 г » Говори, что знаешь!


Говори, что знаешь!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В последние полгода в криминальной среде Валенштайна произошли кардинальные перемены – очередная дележка территории между крупными мафиозными кланами, – которые не обошлись без стычек с полицией. Сначала удавалось поймать только мелкую рыбу, но сравнительно недавно в руки правоохранительных органов попался действительно крупный улов. Мистер Джеймс Дилли, когда-то имевший влияние по ту сторону закона, теперь оказавшись в неприятном положении, решил подсудобить стражам порядка в их непростом деле, и выдать своих старых друзей, чтобы оказаться в выгодном для себя положении. Хотя выгодным его назвать было все же сложно, учитывая то, кем являлись те люди, которых он якобы обличал. Среди имен, перечисленных им, фигурировало также имя господина Корха, который якобы занимался распространением психотропных препаратов.
Господина Корха навестили в его квартире, предъявив ордер на обыск. Позже, когда с квартирой было покончено, ее владельца пригласили проехать для допроса. Проводил его мужчина средних лет. Однако вскоре к нему присоединилась еще женщина, которая одно время наблюдала за происходящим со стороны.

Участвуют: Мирабелла Уайт, Лекстон Корх

0

2

Будем откровенны, пробуждение в несусветную рань от мерзкой трели дверного звонка перемежаемого настойчивым стуком едва ли можно назвать хорошим началом хорошего дня.
Примерно об этом размышлял Лекстон лежа на разворошенной кровати в квартире на четвертом этаже дома на Кленовой улице. Упрямые солнечные лучи пытались проникнуть через плотно задернутые шторы, окрашивая все пространство неясным синим светом, трещины на потолке сплетались с тараканьими тропами в отвращающие знаки, в стуке все отчетливее угадывалась мелодия разудалой моряцкой песни, звонок солировал что-то лирически-старинное. И, похоже, экспериментальная смесь некоторых интересных компонентов, созданная не иначе как под действием ностальгии, не спешила отпускать чьи-то вампирские мозги. Знатное вышло успокоительное, и даже голова вроде продолжала работать. По крайней мере, Лекстон смог отметить тот нюанс, что в другой раз, проснувшись от таких звуков, скорее рассмотрел бы возможность выпрыгнуть в окно свечкой, чем пытался найти некий ритм в попытках выломать его входную дверь.
Тем временем акт вандализма на лестничной клетки перешел на следующий виток и прекращать его видимо не планировали.
Тяжело вздохнув, вампир поднялся с кровати и уронив одеяло на грызущую что-то на полу кошку (кажется это был туфель Никки) прошлепал к двери. Распахнув ее, Лекстон увернулся от ввалившегося в квартиру мужика и вопросительно с сомнение уставился на столпившуюся на лестничной клетке компанию. Те в ответ уставились на полуголого рыжего упыря. Бледный до прозелени после вчерашнего, Лекстон на вампира не тянул ни разу,  вот на восставшего после особо удачных поминок покойника вполне. Однако не найдя в друг друге ничего более интересного оппоненты перевели взгляды на прилегшего отдохнуть визитера. Коша уже выбралась из-под одеяла и теперь с интересом обнюхивала его ботинки, видимо прикидывала их вкусовой потенциал.
Явно раздраженный мужик меж тем резко поднялся, демонстрируя, что есть еще движение в суставах. Нет, в целом тип был представительным, гладко выбритым и обряженным в строгий черный костюм и даже быстро взял себя в руки. И почти не рычал представляясь и предъявляя рыжему ордер на обыск. Мимо окончательно прифигевшего вампира бодро протрусила оперативная группа, слегка спотыкаясь на пороге. Мужики явно были опытными кадрами и лишь на секунду позволяли себе рассеянно зависнуть посреди помещения, прежде чем приступить к обыску. И их таки можно было понять, квартира Корхов выглядела так, словно этот самый обыск в ней уже состоялся. Чтобы что-то здесь найти, надо было быть либор ее завсегдатаями либо сделать уборку. Ну что же, успехов людям в их нелегкой профессии.
Зевая, Лекстон натягивал штаны, заваривал кофе и искал пару носку, ну или хотя бы второй такой же одинокий, мимо него сновали переговаривающиеся полицейские, и взбудораженные кошки. Уронивший престиж служитель закона и власти пытался спасти свои брюки от посягательств Лексовой любимици и попутно наехать на рыжего с обвинениями то ли в дилерстве, то ли уж сразу в производстве. Корх честно представил подпольную лабораторию под прикрытием сексшопа, взгляд его стал мечтательным. Словом оставалось порадоваться, что в свое время отучил Никки делать заначки в их квартире и магазине. Его, кстати, обыскивать, почему-то, не рвались. Может опасались за психику и моральный облик опергруппы?
Все найденные лекарства, сушеные травы и даже кадку с укропом с подоконника конфисковали, забрав в лаборатории, а самого Корха препроводили в служебную машину, не дав даже смс сестре отправить.
Эпичное утро приключений в духе детективного романа перешло в день, а основное действо перешло в допросную. Где-то за дверями бурлил типичный будний день полицейского ведомства, а Лекстон пытался получать удовольствие от общения со столь навязчивыми собеседниками.
- Я все еще не понимаю, что заставляет вас думать, что я торгую какими-то препаратами? Нет, ну если вы считаете смазку за препарат… Таки, поверьте если у вас нет аллергии на силикон, вам с нее ничего не грозит!

Отредактировано Лекстон Корх (01.10.2017 03:33)

+1

3

Криминальная структура была не единственной средой, где произошли перемены. В правоохранительных органах тоже происходили свои движения, хоть это и не было так сильно заметно со стороны. Власти всерьез занялись обличением коллег, помогающих мафиозной общине держаться в курсе всех событий, происходящих в управлении. Было организовано целое подразделение, которое занималось конкретно этим вопросом. Мисс Уайт являлась членом комиссии, возглавляющим его работу.
С тех пор, как она вступила в должность и начала активную деятельность, прошло полгода. За это время, ей удалось очистить улицы города от десятка коррупционеров, среди которых были не только представители порядка, но и политические деятели. Разумеется, имена тех, кто участвовал в программе не афишировали, однако заинтересованные личности, определенно могли достать нужную информацию.
Мирабелле уже некоторое время звонили с неизвестного номера, что в целом можно было списать на простое хулиганство, однако она не обольщалась на этот счет. Как не следовало обольщаться и тем, кто намеревался таким образом напугать главного обвинителя города, имеющего не только острый ум, но и неординарные способности.
-Что-то мне подсказывает, что мы зря теряем время, – сказал стоявший рядом с ней высокий широкоплечий, мужчина с заметной проседью на висках, и грубоватым голосом. – Единственное, в чем мы можем его обвинить, так это в дурном чувстве юмора. У него дома ничего не нашли.
-Возможно плохо искали, – отозвалась Мира, глядя на сидящего за стеклом вампира, беседующего в данный момент с представителем правопорядка. В том, что подозреваемый был вампиром волшебница не сомневалась.
-Наши ребята ищут хорошо, – скосив на нее взгляд, парировал он, но дальше дело не пошло, поскольку женщина направилась к двери, ведущей из кабины.
-Я туда, – сообщила она, прежде чем покинуть помещение.
Детектив, проводивший допрос удивился, когда к ним присоединилась волшебница. Однако сказать он ничего не сказал, а продолжил вести беседу, словно ни в чем не бывало.
-Оставьте свои шуточки для кого-нибудь другого, – сказал он, посмотрев на Корха взглядом рассерженного питбуля. Глаза у него были красные из-за постоянного недосыпа, да и само выражение его лица оставляло желать лучшего. – У нас есть сведения, что вы занимаетесь незаконным оборотом лекарственных препаратов, а также наркотиков.
-Мистер Корх, – заговорила Мирабелла, положив ладонь на плечо мужчины, – вы должны понимать, что в ваших интересах сотрудничать с нами. Если вы поможете нам, мы можем помочь вам. Скажите, вы знакомы с семьей Джованни? Вам о чем-то говорит фамилия де Буйон? Или Вудстоун?

Отредактировано Мирабелла Уайт (10.12.2017 22:05)

+1

4

- Дайте-ка подумать, что-то знакомое, - на лице рыжего отобразилась тяжкая работа мысли. – Помню была томатная паста такой марки. О чем это я? Гм… Да, кажется припоминаю. Или нет? Нет. Это кажется было из фильма про мафию и контрабанду ляфирских хомячков. Послушайте, уважаемая, я таки не спрашиваю фамилии у всех встречных, и уж тем более не требую визитных карточек с покупателей. В связи с интимной спецификой магазина, многие вообще предпочитают анонимность, приходят замотавшись в шарф до бровей. Первое время честно вздрагивал, еще бы чулок на голову одевали, а теперь ничего привык.
Пока язык привычно чесал о трудностях малого бизнеса и коммерции, мозг вампира решал сложную дилемму бытия. Было как-то не ясно сколько этим людям известно. Но судя по тому, что к нему явились с орденом на обыск, информацию посчитали надежной. А зря, всякими сомнительными препаратами, вампир и вправду давно уже не занимался. Во всяком случае их продажей, и в его текущих документах, образование фармацевта вековой давности тоже не значилось. Но что, если эти люди и сами знают, что обвинение высосано из пальца и от вампира им надо вовсе не чистосердечное признание. Собственно, что, если им вообще нежен не он. И столь «ненавязчивый» вопрос фройляйн это только подтверждает. Джованни всяко куда более крупная и аппетитная рыбка, нежили очередной хитрожопый отпрыск Дер Кройц. Однако господа следователи наверняка в курсе кому принадлежит клуб, в котором работает Никки. Кстати, а не сидит ли она сейчас в соседней камере?
Лекстон ощутил укол беспокойстве и еле удержался чтобы прямо сейчас начать сканировать пространство. Эманации сестры, с которой провел бок о бок сто с лишнем лет, он мог ощутить на весьма приличном расстоянии. Вот только всякие нехорошие пневматики очень любят просачиваться в подобные структуры и это не есть хорошо. Ну, и что же им спеть?
- Хотя конечно таких кадров забыть потом сложно. У меня вообще память лучше на лица, чем на фамилии, - все так же продолжал триндеть вампир, начисто игнорируя зверский взгляд следователя, который, кажется, уже готов был вырвать ему глотку зубами, только бы заткнуть. – Хотя, Джованни конечно фамилия довольно звучная, и, наверное, даже редкая. Постойте, а не так зовут владельца бара, где шабашит сестренка? Или это был бармен? Возможно, я просто слышал там эту фамилию. Или не там?
Вампир беспомощно уставился на людей, мол: что вы от меня хотите? Подняли не свет не заря, переполошили всех кошек в доме, а теперь с вопросами неприличными пристаете. Правда вряд ли ему удастся вызвать этим сочувствие, особенно, если кто-то в курсе его сущности. Вампиров почему-то все всегда не любят. Ну, кроме субтильных девиц романтического склада, склонных увы, к некоторому слабоумию и алогичности.

+1

5

Госпожа прокурор не надеялась, что мистер Корх с первого же раза расскажет им все, как на духу. Но держать его здесь продолжительное время она не могла в силу отсутствия улик, поэтому нужно было в кратчайшие сроки направить разговор в нужное русло. Пока же мужчина говорил о чем угодно, но только не о том, что нужно.
Детектив сидевший напротив него начинал терять терпение, а Мирабелла старалась сохранять видимое спокойствие. Сложив руки на груди, она внимательно наблюдала за мимикой вампира, мысленно гадая, о чем он думает в эту минуту. Если мужчина находившийся с ними в одном помещении не догадывался о том, что на самом деле он из себя представляет, то она то прекрасно знала. Если бы ей только удалось найти повод, чтобы посадить его на несколько суток, то возможно оказавшись в сложной ситуации он бы заговорил гораздо быстрее, но слов мистера Дилли было недостаточно, чтобы возбуждать против Корха дело, а значит им предстояло серьезно поработать.
-Что ж, это уже что-то, – заметила Мирабелла, когда вампир закончил паясничать и они перешли ближе к делу. – Так значит вы не отрицаете, что ваша сестра работает в сфере услуг? – уточнила она, чтобы посмотреть на его реакцию. Под «сферой услуг» можно было понимать всякое разное, особенно, если учесть, что семью Джованни пытались уличить в торговле живым товаром.
Однако у них было неплохое прикрытие, а также, как выяснилось, солидные связи не только в криминальной среде, но и в полицейском управлении. Хотела бы Мирабелла знать имена всех тех, кто был связан с этой семьей и, конечно же, кто это все возглавляет. Она плохо разбиралась в канве вампирских кланов, но что-то подсказывало ей, что здесь очень замешан отец её бывшего мужа Виктора. Недаром же последний проявлял к ней особое внимание в последнее время.
-Как я понимаю, вы имеете представления о том, чем занимается ваша сестра в том баре и, вероятно, каким образом он поднимает деньги, – продолжала женщина, пристально смотря на Корха. – Ведь там торгуют наркотикам, верно?
-Не пытайся увиливать, –  вмешался детектив, – мы понимаем, что ты всего-навсего мелкая рыбешка и хотим, чтобы ты просто вывел нас на крупную рыбу. Если договоримся, то ты легко отделаешься. Давай ближе к делу, будем работать вместе, все останутся довольны. Мы обещаем оказать непосильную помощь в том, чтобы твоя задница не пострадала. Будешь и дальше продавать свои причудливые игрушки вместе с сестрой.
Мирабелла это время молчала и наблюдала за происходящим. Она не верила, что Корх так просто согласиться им помогать, но ей нужна была хоть какая-то зацепка, чтобы попробовать воздействовать на него. Быть может сестра? Уайт хотела понять насколько они близки и можно ли воздействовать на него через нее.

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Настоящее: лето 2006 г » Говори, что знаешь!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC