http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/69078.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/76892.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Неделя масленицы на любовниках смерти!

На форуме произошел скачок на 5-ое сентября 2006 года.
Напоминаю, что 10-ого сентября в мире «любовников смерти» празднуется день проклятых, в связи с которым будут устроены разнообразные мероприятия.
Все изменения в сюжете будут обсуждаться в теме: "игровая активность"


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Так вступил со смертью в игру я


Так вступил со смертью в игру я

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s1.uploads.ru/t/OWdbG.gif

       Тише               Вы - избранные                          Я выбрал именно вас             Прислушайся          Закрой глаза              Они вокруг                       Мы вокруг                   
Люди недостойны                   Вы выше их
                 Вы - мои дети                   Убей свою человечность                  Есть только твой брат               ... и ты                Он только ваш           Ты должен освободиться                 Убей         Её   
           Его               Их              Всех             Убей                 Разорви   
           Накорми нас              Мы голодны               Принцы Ада                        Не сопротивляйся                 Только тьма впереди                         Только тьма                Она за левым плечом твоим                   Оглянись                  Смерть         Она легка как последний вздох               Мой маленький бог            Иди ко мне               Будь рядом со мной

Ты - мой

Отредактировано Джарред Холт (28.11.2017 16:27)

+1

2

До сих пор во снах моих тёмных
Мать меня зовёт из могилы.
И я знаю, магии сила
Или сожрёт, или спасёт меня.

   Воздух врывается в грудь льдом и в мгновение обращается пламенем, расширяясь и обжигая воздухоносные пути, и следом за ним, будто пытаясь избавиться от боли, вырывается крик, а потом приходит боль и ощущение ограниченности. Черноволосый мальчик, внешне едва достигший девяти лет, уже не кричит, просто стонет, пыхтит и часто и громко дышит, справляясь с окутавшим его одеялом. Но лучше ему не стало, ему так же больно, так же страшно, как было в момент пробуждения.
   Ему снова снилась мать.
   Вернее то, что от нее осталось.
   Джарред стоял на холме под высоким, старым дубом, раскинувшим в разные стороны ветви с сухими, но не облетевшими листьями, от шепота которых становилось холодно. Или его знобило по другой причине? На стволе неумело, но при этом смело, была вырезана вязь неровных, "прыгающих" букв, а между корнями, прямиком под надписью, земля была лишена травы. Маленький мальчик смотрел на надпись, но видел только символы, хотя где-то в глубине сознания понимая, что там написано. Именно в этой же глубине он осознавал и то, кто покоится под корнями и толстым слоем сырой, пахнущей перегноем земли.
   - Почему? - шепчет то ли дерево, то ли он сам. В ответ лишь завывание ветра и какой-то неуместный в подобной ситуации детский смех снизу. Джарред знает этот голос очень хорошо, знает интонации, которые не сможет повторить никто (во всяком случае, он в этом более чем уверен), потому что у подножья холма, валяясь в траве, хохотал Люциан. Он был рад тому, что случилось. - Я не виноват, - в этот раз губы мальчика двигались, оправдывался точно он, только вот дерево подхватило последние слова и зашелестело листьями.
Виноват...
Виноват...
Виноват...

   Вздрогнув, мальчик поворачивает голову и оглядывается, только взор его падает не на брата - Люциана он больше не видит, хотя чувствует, что он рядом - а на женщину, сидящую на краешке большого покрывала, расстеленному на траве, по которому ползает маленький ребенок.
   - Почему? - повторяет то ли дерево, то ли мальчик, а дальше все наблюдается будто со стороны. Джарред наклоняется, берет с земли ветку дуба и медленно спускается с холма, сжимая тонкими пальчиками поднятый предмет. Шаг за шагом, контуры женщины и ребенка становятся более четкими, но он не видит лица из-за того, что она повернулась к нему спиной.
   Так всегда... снова шепчут листья, заставляя появиться складочке между бровей мальчика.
   - Мам, - остановившись в двух шагах от женщины, осторожно и боязливо зовет ребенок, но вместо реакции светловолосый ангел тянет руки к малышу и прижимает к своей груди. В этот же момент, когда, наверняка, по груди женщины растекается тепло, грудь мальчика сковывает ревность и злоба. Он сильнее сжимает пальцами ветку, а потом делает один шаг вперед и протягивает руку с палкой.
   Джарред на вершине холма вздрагивает - видение исчезает, а руки накрывает болезненно-приятное ощущение прохлады и липкости. Опустив глаза, мальчик смотрит сперва на надпись, потом на могилу, а уже потом на свои руки, испачканные в земле и крови, одна из которых сжимает нож, ручка которой выполнена из дерева, а клинок кривой и тонкий, словно ветка.
   - Нет... - выдыхает он и роняет нож на рыхлую землю и он тут же обращается веточкой, поднятой несколькими минутами ранее, - НЕТ! - срывается на крик ребенок, а потом падает на колени, растирая грязными руками слезы по лицу.
Виноват...
Виноват.
..
   - Нет! Я НЕ ВИНОВАТ!
Виноват...
Виноват...

   - Виноват! - из земли появилась рука, крепко схватившая мальчика за локоть, а потом потянувшая вниз, в сырую, пахнущую перегноем землю.
   И Джарред не мог ей сопротивляться.

+1

3

Мне доверься опять,
Будем вместе танцевать,
Шаг вперед, поворот,
А затем наоборот.

   Атмосфера вокруг становилась все накаленнее. Воздух звенел, словно перед предстоящей бурей, но ведь именно она и надвигалась. Зийир готовился перешагнуть границу миров и явиться в мир смертных, но для этого ему нужны были врата, которые собирались открыть близнецы. Правда, сил их пока было недостаточно для этого – смерть Аваши, с одной стороны, было Люциану и Джарреду на руку, ведь они получили долгожданную свободу, но с другой… убив ведьму они ограничили себя в возможности развиваться в силе с большими темпами, а потому им нужен был другой способ, если не зелье.
   - Эвелон – главный враг Зийира и ничто лучше не даст силы последнему, чем принесенный в жертву ангел, - проблема в том, что ангелов на грешной земле встретить очень сложно, однако, возможно. Пусть у этого создания и не было крыльев и нимба над головой, но было нечто большее, более значимое для антихристов – сила.
   - Она не пробудилась, - сказала одна из двух одинаковых фигур в черных одеждах.
   - То есть, ты не уверен? – отозвалась вторая.
   - Уверен. Она видит… или чувствует демонов. Я ни раз замечал как ее взгляд цепляется за притаившихся в тени монстров, - повисло напряженное молчание. Обе фигуры смотрели на лежащее перед ними на каменном столе тело молодой девушки.
   - В любом случае, если мы ошибемся, ничего страшного не случится, - в голосе слышались игривые нотки. – Мы просто не сдвинемся с прежней точки, - интонация в миг стала холоднее, а пальцы девушки, до этого момента расслабленные, дернулись и вновь замерли.
   - Чего мы ждем? – в ответ тишина. Обе фигуры смотрят на обреченную и не двигаются, они, правда, чего-то ждут, но чего?
   Девушка на алтаре издает тихий стон, жмурится, а потом приоткрывает глаза, осматривает доступное окружение и замирает. Она явно удивлена или даже шокирована. Что она помнит последним? Городскую улицу, хорошего друга, а потом темноту.
Одна из фигур возле стола хмурится, сжимает пальцы в кулаки, а потом расслабляет их.
   - Доброе утро, пташка, - голос второй фигуры сладок и тягуч, - выспалась?
   - Перестань, - едва различимым шепотом одергивает его вторая и приходит в движение.
   - А что, скажешь, что еще нельзя играть с… едой? – ответом на издевку было молчание и медленное нарастание дистанции.
   - Что происходит? Где я? Что вы…? – в поле зрения девушки холодным светом блеснул кривой клинок, взятый за каменную ручку легкими, плавными движениями.
   - Расслабься. Все идет так, как должно идти, - первая фигура подходит к алтарю и прикасается рукой к щеке начавшей переживать девушке, осторожно ее поглаживая, - Больно будет лишь вначале, - шепчет он, а потом спускает руку чуть ниже и мертвой хваткой сжимает шею брюнетки, не давая ей вырваться.
   - Не мучай ее, - сквозь зубы произнесла вторая фигура, подходя к алтарю с кинжалом в руке, чем заставила первую усмехнуться.
   - Тогда ты сделаешь это сам? Справишься? – судя по спокойным и плавным движениям, он был готов. Протянув напарнику правую руку, в которой был зажат клинок, левую положил на плечо девушки и ощутимо сжал.
   В этот момент, хотя причиной тому было вовсе не прикосновение к телу жертвы, а то, что руки обеих фигур соприкоснулись и сжали рукоять ритуального оружия, огонь факелов стал гореть ярче и жарче. Его словно подпитывало что-то неземное. В тени зашептались и завозились демоны, вторя словам, текущим с губ одинаковых фигур, заносивших клинок над грудью девушки.
Она не была виновата ровным счетом ни в чем, но в то же время во всем. Ей не стоило приходить в этот обреченный мир, потому что его не исправить. Ей не нужно было попадаться на глаза антихристу. Ей не нужно было доверять ему.
   Острие ножа мягко вошло в ее тело, а оно будто желало этого, подавшись навстречу, позволяя без особых усилий и давления со стороны рук близнецов  проникать в горячие недра, разрывая все на своем пути. Совсем скоро из пространства между металлом и плотью начала сочиться кровь, но она сперва скапливалась в области живота, а потом струйками потекла в направлении земли, в то время как по ножу вверх поступал свет, проникая в тела двух фигур через их сцепленные руки.
   Последователи Зийира были спокойны, глаза их прикрыты, они оба прислушивались к той силе, которую вновь обретали. И чем сильнее становились они, тем слабее становилось тело, из которого эти силы выкачивали, и тем глубже вонзался клинок в мягкую плоть.
   - За... что... Джар-ред... - глаза девушки медленно закрывались, голос ее сходил на нет, а демоны получали большую смелость, подбираясь к принесенному в жертву телу, однако, коснуться его смогли только тогда, когда две фигуры одновременно разжали пальцы, отпуская клинок.
   - Где бы нам найти еще одного психика? - лукавым голосом поинтересовалась одна из фигур, потирая руки и отворачиваясь, в то время как вторая стояла возле стола и вглядывалась в лицо уже не дышащей девушки, кровью которой упивались демоны, толпясь возле ее живота. - Джер?
   - Не знаю. Но демонолог вряд ли сгодится, - безразлично ответил второй, отворачиваясь от бездыханного тела, лежащего на каменном столе.

+1

4

Будучи связанным, запутавшимся, дающим и берущим
Ища свое место

   До столицы было несколько десятков километров и свет большого города, его суматоха и постоянное оживление не достигало дома ведьмы и двух ее подопечных, и ночью это ощущалось особо остро, когда вилла утопала во тьме во всех возможных смыслах этого слова.
   На улице было еще не так тепло, как будет через пару месяцев, но именно от этого огонь, пылающий на головах факелов, казался более разрушительным и жестоким. Два мальчика, лет пяти от роду, стоящих близко друг к другу, в момент возгорания еще одной (на этот раз последней) неприятно пахнущей тканевой головы, сцепили руки и переплели пальцы, ощутимо давя друг другу на ладони. Две пары одинаковых глаз взволнованно ловили каждое движение их матери и каждое вздрагивание теней на участке за домом. Они еще не видели, но чувствовали, что в этой сгустившейся при свете огня темноте находится кто-то еще.
   - Тебе страшно? – шепотом спросил один из двух одинаковых мальчиков, легонько потянув руку брата на себя, хотя подобный жест был лишним. Дети были настроены друг на друга и Люциан услышал бы близнеца и без привлечения внимания физическим воздействием.
   - Нет, а что? – так же тихо отозвался старший из детей, продолжая смотреть на ведьму, готовящую все для ритуала.
   - Серена спросила меня сегодня, страшно ли мне, - слегка нахмурившись ответил второй близнец, - Но я не понял. Я должен бояться?
   - Тссс, Люциан, Джарред, идите сюда, - не поворачиваясь к детям, позвала Астрид мальчиков и они, не расцепляя рук, спокойно подошли к ведьме, глядя на нее снизу вверх. – Сегодня мы с вами поучимся принимать энергию и использовать ее, - присев на корточки перед сыновьями и посмотрев каждому в глаза, ласково произнесла женщина, - но сперва… - ее кисть утонула в складках темного балахона, а потом появилась оттуда вместе с двумя небольшими бутылочками с мутноватой жидкостью внутри. Раздав стеклянные емкости каждому из мальчиков, она проконтролировала, чтобы все содержимое было выпито, а потом погладила одновременно обоих детей кончиками пальцев по щекам. – Молодцы. Скоро вы станете большими и сильными, - заглянув каждому в глаза, отмечая, слышат ли они ее, ведьма поднялась и снова отвернулась к алтарю. – Магия крови – одна из самых сильных на ряду с черной и костяной.
   - Она самая древняя? – облизнув губы, негромко спросил Джарред, заглядывая с одной стороны за спину матери.
   - Верно, и является запрещенной, - не глядя на детей и продолжая раскладывать кристаллы на каменном столе, произнесла Астрид. – А почему ее запретили, вы догадываетесь?
   - Потому что она самая сильная? – склонил голову набок второй из близнецов, отпуская руку брата и вставая справа от ведьмы, в то время как его брат слева от нее.
   - Потому что кровь считается амр… абр… амброзией богов и дает огромную силу тому, кто ее познал, - задумчиво глядя на клетку животного, стоящую чуть в стороне, протянул Джер. Ягненок сидел спокойно, но стоило мальчику подойти, как в непонимающих глазах животного зародился страх. – Уже началось? – повернул голову к матери, спросил он, протягивая руку через решетку к агнцу.
   - Нет, еще нет, но вы почувствуете когда, - последний камень лег на нужное место и ведьма, неслышно ступая по сухой траве, подошла к младшему сыну, который тут же отошел в сторону, чтобы позволить ей открыть клетку.
   - Кровь – лишь атрибут смерти, - поднимая животное на руки и перенося его на стол, вновь заговорила Астрид, - Бытует мнение, что пролитая жертвенная кровь привлекает демонов, но это сказки. Их привлекает поток энергии. Чем он сильнее, тем лучше виден в их мире, - веревки левко накладывались на ноги зверушки, не позволяя ему совершать лишних движений.
   - Есть разница между жертвой животного и… например, человека? – Джер вопросительно взглянул на заговорившего брата, глаза которого слегка прищурились, а потом нетерпеливо покосился на мать.
   - Конечно, - не отвлекаясь от своего занятия, - животные ближе к природе, а потому, когда убивают зверя, его жизненная энергия распространяется волнами ужаса вокруг, захватывая большие площади. Жертва человека более локализованная, центростремительная. Но вам пока это не под силу, а потому мы займемся более простым ритуалом, - улыбнулась чернокожая ведьма старшему сыну, в то время как Джарред смотрел в глаза притихшего ягненка. - Выброс энергии начинается не в момент вторжения в организм, а раньше.
   - Он чувствует, - одними губами произнес Джарред, складывая руки на стол и сжимая его пальцами.
   - Он начинается с момента, когда животное понимает, что его убьют и до момента непосредственной смерти, - обойдя стол и вставая напротив близнецов, Астрид прикоснулась к часто вздымающемуся боку зверя и посмотрела на детей. – В зависимости от того, куда поступает энергия – духу или человеку, должен осуществляться контакт, - два ритуальных клинка были пододвинуты по столу к мальчикам, - в данном случае энергию будете впитывать вы. Готовы? – Люциан уверенно кивнул, а Джарред продолжал задумчиво смотреть на зверюшку. – Возьмите ножи и положите свободные руки на него. Закройте глаза и глубоко вдохните, - времени раздумывать не было. Оба ребенка действовали строго по словам ведьмы, выполняя каждое наставление. – Почувствуйте, как сила начинает вытекать. Это еще не кровь, но вы ее ощущаете? Откройте глаза, - после небольшой паузы потребовала женщина, - посмотрите на него, он боится вас. Загляните глаза, что вы видите? – близнецы смотрели в вытаращенный глаз ягненка и видели в нем двух мальчиков, сжимающих в руках острые ножи и готовых лишить творение бога жизни.
   Рука Джарреда прошлась по мягкой шкурке и коснулась напряженных пальцев брата, накрывая их, а губы ведьмы в этот момент исказила улыбка – ее дети были еще слабы, но знали больше на подсознательном уровне, что нужно делать.
   - Действуйте, - кивнула она, поднимая руки ладонями вверх и закрывая глаза. Близнецы не слышали, что она говорила, поскольку все их внимание было сфокусировано на кончике ножа, потом на захлебывающемся в ужасе животном, а уже потом, когда острие вошло в тело ягненка и белоснежная, мягкая шерсть окрасилась в красный, на теплом переливе энергии, которая просачивалась через их пальцы в тела. И чем больше энергии проникало в детей, тем слабее становились попытки животного вырваться. Джарред с удивлением наблюдал за этим, почти отпустив застрявший в мягких тканях живота ягненка нож, но при этом удерживая руку брата, а тот в свою очередь получал наслаждение от другого.
   - Этого недостаточно! –процедил сквозь зубы старший близнец и замершее тело с остекленевшими глазами вдруг дернулось несколько раз, но не из-за вернувшейся жизни. Дело было в ноже, который покинул еще теплое тело, а потом резко и глубоко вошел в него уже в других местах, ставя еще несколько красных пятен на шкуре.
   - Тише… тише, Люциан, - произнесла Астрид, наклоняясь вперед и накрывая сцепленные руки близнецов своей ладонью, - Я понимаю, тебе хочется большего, но всему свое время, - мягко улыбнулась она и дождалась, когда порыв старшего ребенка пройдет, отпустила руки мальчиков и, подойдя к ним, заставила повернутся лицами к себе. – Когда вам будет не хватать силы, вы всегда можете взять ее у других, - поглаживая тело ягненка, спокойно говорила ведьма, а потом погрузила пальцы в растерзанную больше ножом Люциана, чем Джарреда плоть и поднесла их, к лицам мальчиков, чтобы поставить аккуратную красную точку на их лбах. – Не брезгуйте этим, вы должны использовать все, что есть вокруг вас.

   Джарред потер лоб, будто на нем все еще что-то было, хотя по факту пятно они со старшим братом стерли полчаса назад, и прислонился виском к холодному окну, которое вело на задний двор, где около полутора часов назад проводился ритуал.
   - Он боялся, - шепотом сказал мальчик, вглядываясь в дымящиеся факелы и стол между ними.
   - Что? – Люциан взглянул на брата поверх книги, приподняв бровь.
   - Он боялся, - повторил младший, разворачиваясь на подоконнике и спуская босые ноги с подоконника.
  - Кто? – в голосе близнеца послышалось раздражение. – Ты вообще о чем сегодня?
   - О агнеце. Он боялся умереть, - поджал губы Джарред и спрыгнул на пол, чтобы потом подойти к кровати брата и забраться на нее. – Я не понимаю… животные же неразумны. Почему он боялся? Как он мог понять, что мы собираемся его убить? Он же ни разу не видел ножей и… - Джер запнулся, замолчал, а потом сморщи нос и, подняв одеяло, прополз под ним к изголовью, выныривая возле сидящего под светильником братом. – Я хочу понять…
   - Возможно, нам придется повторить? – скосил глаза на близнеца, хитро улыбнулся Люциан, - Тогда ты, может быть, и поймешь.
   - Повторенье – мать ученья?
   - Не говори, что ты против!
   - Не говорю… мне понравилось.
   - И мне тоже.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Так вступил со смертью в игру я


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC