http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Где рождается вечность - часы не идут


Где рождается вечность - часы не идут

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/t/4CMJp.jpg

Дата и время: 28 июля 2006 года, вечер

Участники: Герберт Вальтер, Бартоломео Джеймс, Джарред Холт, Люциан Холт

Вечером того дня, когда лайнер «Непотопляемый» прибыл к острову «Принцесса Анна», группа туристов отправляется на экскурсию в старинный замок, используемый владельцами отеля для привлечения внимания отдыхающих. Казалось бы, ничто не предвещает беды, однако, когда вместе собирается компания весьма неоднозначных личностей, ни в чем нельзя быть уверенным.

+1

2

К тому моменту, как лайнер «Непотопляемый» прибыл к острову «Принцесса Анна», Вальтер убедился в том, что помимо неприязни к авиа-перелетам в этом времени у него проявилась еще и нелюбовь к морским путешествиям. Бескрайняя лазоревая гладь за короткий срок успела откровенно надоесть бывшему графу, и это несмотря на то, что время в пути он провел довольно насыщенно. Однако пустой, лишенный каких-либо опознавательных знаков вид действовал на мужчину слишком угнетающе, пробуждая в нем тягу к рефлексии и отвлеченным философским размышлениям, которые редко кого доводят до добра.
Герберт сделал глубокий вдох. То, что произошло между ним и Джейн вчера вечером, стало своего рода возможной отправной точкой для начала чего-то нового в жизни обоих. Если девушка все-таки решится, то сумеет наконец избавиться от навязанного отцом брака с нелюбимым мужчиной. А что касается самого Вальтера… В его восприятии окончательное прощание с прошлым отныне не выглядело таким болезненным, ведь в лице девушки у него был залог того, что еще возможно вернуть однажды утраченное и сделать так, чтобы их совместное будущее было окрашено не настолько мрачными красками, как настоящее.
Вот только не слишком ли он торопит ее? Герберт прекрасно знал за собой такую неприятную черту, как ревность. Увы, несмотря на свой по большей части легкий характер, иногда мужчина был склонен поддаваться влиянию зеленоглазого монстра и в такие минуты бывал весьма эгоистичен. Вот и теперь он считал, что Джейн не следует откладывать разговор с мужем, поскольку в данный момент фон Вернер, связанный ложью, обеспечившей ему алиби, был максимально уязвим. А стоит пройти немного времени, и эта зависимость в глазах мужчины может утратить свою цену. "Рвать нужно резко", - так говорили в его время самые доморощенные цирюльники, к которым страждущие пациенты приходили лечить зубы. А дипломатические игры, которые подобны хорошей шахматной партии и порой бывают весьма трудозатратны, сейчас просто не уместны.
Герберту пришлось приложить усилие, чтобы подавить очередной приступ раздражения. Девушка, конечно, немного засомневалась, но приняла его доводы. Правда, при этом Джейн удалось как-то незаметно убедить Вальтера в том, что ему не стоит находиться поблизости, когда она будет говорить с Фридрихом. Этот факт заставлял бывшего графа нервничать: вмешиваться в беседу супругов он и не планировал, а вот посодействовать тому, чтобы дочь Картера-старшего не отступила в последний момент вполне мог, однако выбора ему не оставили.
Именно поэтому находящийся в растрепанных чувствах Герберт и не мог найти себе места. Номер отеля, снабженный всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами, навевал на мужчину тоску, а прелести отдыха у бара или бассейна он не мог оценить в силу своего менталитета. Решив немного прогуляться, Вальтер спустился на первый этаж здания и уже направлялся к выходу, аккуратно обходя многочисленные и не очень группы людей, толпящихся в холле, когда случайно столкнулся с девушкой, одетой в форму сотрудницы отеля. Взамен на извинение Герберта та вручила ему какую-то программку, из которой следовало, что в ближайшее время все желающие могут отправиться на экскурсию по замку, являющему одной из достопримечательностей острова «Принцесса Анна». «Почему бы и нет», - подумал Вальтер, которому в любом случае было нечем заняться, и отправился к тому месту, где должна была состояться встреча «любителей истории».
Еще издалека мужчина успел заметить, что таковых среди отдыхающих оказалось не слишком много. В столь малочисленной компании не заметить знакомое лицо было невозможно, и пока молодой экскурсовод рассказывал о том, что замок, который им предстояло осмотреть, когда-то являлся одной из цитаделей рыцарского ордена, избравшего своим покровителем святого Адриана, Герберт поприветствовал мистера Джеймса:
- Рад нашей новой встрече. Как вам удалось провести время? Заключали новые рабочие договоренности или все-таки выкроили несколько минут на отдых?

+2

3

Мистер Джеймс не отличался любовью к истории. По крайней мере, те, кто вёл с ним дела, могли сказать, что он никогда ничего не делает просто так, даже если речь об отдыхе. Вероятнее всего, здесь у него на "свободном выпасе" находились какие-нибудь потенциальные бизнес-партнёры, а может его кто-то пригласил. Собратья по Шабашу не без оснований могли бы предположить, что намечается очередная жертва. Впрочем, сам Бартоломео всегда умел наплести что-нибудь про природные красоты и уставший от вычислений мозг.
- Господин Вальтер. - позволил себе лёгкую улыбку мужчина, не забыв кивнуть собеседнику в знак приветствия. Экскурсовода он, честно говоря, слушал вполуха, так что компания в этом нелёгком деле не повредила бы. Не сказать, чтобы он ждал именно недавнего знакомого, однако было приятно осознавать, что интуиция хотя бы по мелочам его не подводит.
Колдун уже понял, что Герберт каким-то образом заинтересован в происходящем с госпожой фон Вернер, изучает тех, кто вовлечён в общение с ней. С другой стороны, стоит ему потерять интерес к такой вот "проходной фигуре", как наружу просачиваются всякие интересные детали. К примеру, Бартоломео был вознаграждён за игру первого тапка сообщением о семейной жизни "кузины Дженис". Очевидно, потерянные дети были у несчастной не от супруга, с которым свели её более, чем поспешно, если судить по газетным хроникам.
"Опять она..." - тут же отогнал непрошенную мысль молодой человек. Вся игра, весь великий замысел сводились к одной женщине, что немного злило. Пути их Господина точно так же, как пути господни - неисповедимы, и всё же...Это рискует стать очень скучной партией, повествованию не повредила бы ещё пара-тройка основных персонажей. Однажды он их найдёт.
- Отдых - понятие относительное, особенно когда имеешь большой бизнес. - мужчина философски пожал плечами, светлая одежда, подобранная для прогулки, будучи на ком-то, вроде него, производила странное впечатление: будто обладателя лишили привычного "панциря" из тёмного костюма и предъявили публике уязвимой мякотью.
- Надеюсь, на острове просто не ловит связь. - весьма исчерпывающий ответ на заданный вопрос. Он отдыхает, определённо отдыхает!
- А чем занимались Вы, раз мы встретились за бортом по эту сторону? - без зазрения совести намекнул на "депрессию" собеседника колдун и заодно на озвученную цель поездки - "Вам некому составить компанию, поэтому Вы здесь?".

Отредактировано Бартоломео Джеймс (30.11.2017 23:00)

+2

4

Молодой человек, похоже, не изменял себе, а подобная верность во взглядах и вкусах заслуживала определенную долю уважения. Чуть склонив голову набок, Вальтер с интересом наблюдал за тем, с каким выражением лица мистер Джеймс отвечает на его вопрос. Бывший граф не собирался пока давать новому знакомому какую-то определенную оценку, поскольку слишком мало времени прошло с их первого разговора, но одно было неоспоримо: Бартоломео питал сильную страсть к тому, чтобы ловить собеседника на слове. Вопрос заключался только в том, делает ли он это по склонности характера, или поведение «благотворителя от бога» обоснованно какими-то личными соображениями. Вальтер помнил, что вчера, находясь в дурном расположении духа, сделал несколько неподобающих замечаний, относящихся к самой Джейн и ее браку, однако попытаться оправдаться не счел нужным.
- Ничего особенного, - меланхолично ответил Герберт на вопрос молодого человека о том, чем он занимался на корабле. – Новые знакомства, ни к чему не обязывающие беседы. По сравнению с вами, я начинаю себя чувствовать настоящим бездельником.
В этот момент экскурсовод дал отмашку, и группа начала движение. Как уже говорилось, не многие среди отдыхающих решили окунуться в историю, поэтому Вальтер с Джеймсом смотрелись не слишком органично в компании, состоящей в основном из подростков, совсем еще молоденьких девушек и нескольких дам, которые, возможно, были даже старше самого Герберта.
- Наш маршрут пройдет вдоль берега моря, и мы сможем полюбоваться видом бухты, которая когда-то служила нуждам ордена святого Адриана. В данный момент она не используется, однако в начале 15 века именно в нее заходили корабли, перевозившие рыцарей, вступивших в конфликт с тогдашним правителем государства, которое мы сейчас знаем как Тезею.
Вальтер смутно помнил причину, по которой божьи войны разругались с очередным никчемным правителем. Что-то там было об обвинении в колдовстве, кто-то кого-то проклинал. Или же он путает и пытается выдать за действительность сюжет серии романов, увиденной им недавно в книжном магазине.
- Надеюсь, вы простите мне такую назойливость, но я не могу не спросить, - Герберт посторонился, пропуская вперед моложавую брюнетку, которой, вероятно, стало несколько дурно от жары, и, чуть нахмурившись, обратился к собеседнику. Если бы Бартоломео внимательно присмотрелся, в этот момент он должен был особенно отчетливо увидеть сходство Вальтера и Джейн, поскольку подобная привычка смотреть на собеседника девушке определенно досталась через поколения от бывшего графа. – Почему вы выбрали именно такой вид отдыха? Со мной дело ясное: в моем возрасте и с учетом моих жизненных перипетий, я могу позволить себе причуду в виде импровизированного погружения в историю. Признаться честно, я временами даже начинаю размышлять о том, чтобы сделаться писателем. Насколько могу судить, романы подобного толка никогда не выходят из моды. Но что заставило вас, мистер Джеймс, предпочесть это скучное, по мнению большинства, времяпрепровождение?

+2

5

"На здоровье. Только вот непонятно, чем эта назойливость вызвана..." - сделал мысленную зарубку колдун. У него в голове до сих пор вертелось дурацкое "гер-гер-гер", которое, в общем, ни к чему конкретному не относилось. Конечно, на острове наверняка была возможность начать собственные изыскания, например, с помощью Интернета, но это выглядело бы совсем уж подозрительно. Давать дурацкие поручения своему секретарю, оставшемуся в офисе, тоже как-то не хотелось - достаточно домашней прислуги, слегка напуганной активными марионетками. Никто не должен знать.
- В Вашем возрасте? - в недоумении вскинул брови мужчина, мельком отмечая, что экскурсия становится всё интереснее и интереснее. К примеру, есть у него один знакомый Адриан, но он вовсе не святой, учитывая количество прожитых им лет - может даже не Адриан, и все они знакомы с Дженис. Невольно складывалось впечатление, что круг сужается - Адриан, Бартоломео, Герберт. Знает ли Герберт? Все ли действующие лица в сборе или кого-то не хватает?
- Господин Вальтер, мы же не в Средневековье, сейчас жизнь в любом возрасте только начинается. - достаточно посмотреть на пассажиров корабля и окружающих экскурсантов. Наверное, ему хотелось немного растормошить собеседника, ну и заодно удочку закинуть. Мало ли. Герберт и правда всё больше напоминал миссис Картер-Вернер - это считывалось не только на невербальном уровне, иногда в разговоре появлялись знакомые интонации, хотя до такой проницательности и умения скрывать истинные намерения женщине было далеко. Её Бартоломео "читал" без особых проблем.
- История уже случилась. - наконец, собрался с мыслями мистер Джеймс, глядя куда-то поверх головы экскурсовода. Чувствовалось, что в этот момент он достаточно откровенен, потому ему так сложно подбирать слова.
- Её нельзя исправить, это успокаивает и помогает примириться с существующим положением вещей. - раз уж на то пошло, по волнам минувшего плавают не только умудрённые сединами бывашие дипломаты.
- В силу многих обстоятельств меня от моих ровесников отделяет глубокая пропасть. Часто я имею дело с людьми постарше, которые мистическим образом забывают, что состояние досталось мне в столь раннем возрасте не от хорошей жизни. Согласитесь, экскурсия при таком раскладе - меньшее из зол. - Он коротко взглянул на собеседника, однако улыбаться не стал. Это не смешно. Ему нет и тридцати, а ощущение такое, что прожил на несколько лет больше. Поэтому сейчас, когда молодые да ранние веселятся с девочками у бара, они встретились тут, чтобы окунуться в прошлое.

+3

6

Люциан был подонком. Но зато каким!
   Порой Джарреда вводило в шок его поведение, но большую половину из всех случаев, этот шок был схож с восхищением. Вряд ли кому-то понравится, когда тебя ни с того, ни с сего (ну-ну, можно подумать, Люц когда-нибудь действовал без причины и спонтанно) выключают как зависший компьютер, а потом встают на твое место, или выпускают пар ударом в нос, но Джарред мог простить такое ублюдское поведение своему близнецу, потому что сам был способен на такое (с условием, что его вынудят). Только вот Холту-младшему нужно было бы время на то, чтобы разозлиться и начать действовать, а Холту-старшему, казалось бы, хватало одной искры, чтобы вспыхнуть и разразиться фейерверком последствий.
   - Мир немного не такой, каким мы его считали, - потирая ушибленную шею, тихо произнес Джарред, глядя с балкона отеля на гуляющий по парку народ, - я пытался... и пытаюсь понять его до сих пор, но... - Джер вдруг замолчал, устремив взгляд на горизонт и выдерживал эту паузу секунд десять, - но... они еще более непредсказуемые, чем мы, - из груди вырвался нервный смех. - Ладно, мы тут с тобой для того, чтобы уподобиться простым смертным и отдохнуть, - накинув на лицо безмятежность, Джер посмотрел на стоящего рядом близнеца и уголки его губ потянулись в стороны и вверх. - Только отдохнуть по-нашему. Как тебе идея пойти и поискать того, кем можно было бы поиграть? - Джер знал, что старший брат улыбнется, что не отклонит приглашение младшего. Это его первый выход в мир и было бы нечестно лишать злого гения возможности проявить свой талант. Да и сам Джарред же, оказавшись в "другом" мире, взял от него то, что ему было нужно, так почему тогда нужно запрещать получить это Люциану? Несправедливо.
   Но в этом предложении был скрыт еще один повод: возможно, старший из детей Ключника все еще злился или обижался на младшего брата и чтобы снять это напряжение, мальчику нужно было дать возможность расслабиться и выпустить пар на кому-то другом, а не на родном брате. Дома Джер пытался перенаправить его энергию в сторону Аваши, но ту Холт-старший слушался до поры до времени, а эти люди были для обоих близнецов никем иным, как игрушками, только воспринимались они ими немного по-разному. Один мальчик любил игрушки ломать, а второй наблюдать, как их ломают. - Идем, осмотримся.
   Кидаться, как голодные псы, на первого встречного было просто не интересно. Охоту всегда начинают с изучения обстановки и поведения жертв. К счастью, все вокруг были настолько расслабленны и поглощены отдыхом, что, казалось бы, стали легкой добычей любого из самых низших и мелких демонов и бесов, а потому такая ассоциация отталкивала Джера - ему хотелось чего-то более зрелищного, да и вряд ли самому Люциану хотелось так унижаться.
   Проходя через банкетный зал, Джер незаметно стащил пару столовых приборов с салфетки и, спрятав их за пояс, продолжил охоту, стараясь при этом не терять из поля зрения брата. В том, что Люциан не устроит тут кровавую баню, Джарред был уверен, но не принять участие в разборе человеческого механизма ему не хотелось.
   Так близнецы неспешным шагом обошли почти весь первый этаж отеля, к счастью Джера не повстречав Джейн, а потом вышли на улицу. С точки зрения безопасности найти на улице жертву проще - меньше концентрация возможных свидетелей на один квадратный метр, да и с точки зрения младшего близнеца никто из встреченных ими в здании людей не заслуживал внимания Люциана.
   А вот под предзакатным небом нашлись таковые.
   - Хм... помнишь ты что-то говорил про иглы и метки? - ткнув брата локтем в бок, задумчиво спросил парень, - как насчет "проверить"? - и указал подбородком в сторону незнакомого человека, отставшего от небольшой группы туристов. Конечно, отцу это могло не понравиться, но он должен был понимать, что его дети, наконец-то вырвавшиеся в мир (а тем более вдвоем), будут пробовать этот мир со всех сторон и непременно залезут руками в самую сердцевину торта.
Только вот когда внимание переключилось с фигуры, объятой дымными руками тьмы, на соседнюю, Джарреду показалось, что кто-то стукнул его сзади дубиной по затылку.
   "Черт. Ты-то что тут делаешь?" - за время несанкционированных побегов из дома Джар успел познакомиться с немногими людьми, но за последние полдня он успел повстречать на ограниченном пространстве уже двоих. Это было странно, хотя какая-то логика, если бы Холт захотел, проследилась бы. "И какого пуха с ним? Что, нет более подходящих кандидатур для общения?" - нахмурился брюнет и, тихо хмыкнув, начал размышлять на тему того, Как увести брата в сторону, но все планы быстро сломались, стоило знакомому мужчине обернуться и задержать взгляд на двух одинаковых лицах.
   "Приехали..." 
   - Добрый вечер, Герберт, - стараясь не смотреть на близнеца, который наверняка был удивлен знакомством Джарреда, хотя Люциану уже следовало бы ни чему не удивляться в отношении брата, - Смотрю, вы тоже вышли подышать свежим воздухом и... углубиться в культуру... снова, - слегка усмехнулся он, припоминая первую встречу с Вальтером и те условия, в которой она произошла, а потом перевел взгляд на спутника графа и уже после на своего близнеца. - Это мой брат - Люциан. Люц, это Герберт Вальтер, мы познакомились на выставке. А вас... - спокойный взгляд обратился к окруженному тьмой мужчине, -... мы не знаем. Меня зовут Джарред, - и младший из близнецов замолчал, дожидаясь реакции собеседников.

+3

7

- Вы так считаете? – губы мужчины тронула легкая улыбка, когда мистер Джеймс заметил, что молодость – это явление отнюдь не преходящее. Впрочем, улыбался он скорее не собеседнику, а каким-то своим мыслям, однако этот факт не отменял того, что Герберт не упускал нити разговора. Как любой человек, в течение долгого времени вынужденный общаться с не самыми приятными людьми, бывший граф прекрасно умел переключаться от одного к другому, не теряя при этом ни капли продуктивности. Ну а что прикажете делать, если вас в сотый раз вынуждают выслушивать причитания об импортных ценах, а вы еще мысленно не отошли от бурного свидания с какой-нибудь очаровательной дамой?
- Интересная точка зрения, - задумчиво произнес Вальтер. – Значит, для вас важно, если можно так сказать, чувство устойчивости?
Признаться честно, сам он, будучи в возрасте Бартоломео, предпочитал больше смотреть в будущее и принимать деятельное участие в его сотворении. Рано попав в череду придворных интриг, он, собственно, ничем другим заняться и не  мог бы. Просто плыть по течению, тянуть лямку, уготованную любому второму сыну, и надеяться на бездетность брата или же выгодный брак с богатой наследницей – для Герберта это была довольно скучная перспектива. Поэтому он с радостью принялся изучать тонкости той шахматной игры, которую представляла из себя политика. Строить тысячу и одно предположение о том, как поступит тот или иной человек, угадывать, какая из будто бы случайно оброненных фраз сможет спровоцировать нужное решение, или же максимально точно рассчитать степень урона от неверного решения – лишь малая часть из того, с чем приходилось работать тогда еще даже не графу Вальтеру. Приятное удовлетворение от исполнения всего задуманного всегда неплохо грело ту часть души мужчины, которая должна была отвечать за тщеславие. По его мнению, прошлое отлично подходило в качестве учебника жизни, но будущее было главной целью.
- Понимаю, судьба отняла у вас возможность в полной мере насладиться всеми радостями молодости, - в то время, которое Герберт так некстати покинул, совершеннолетие наступало вместе с шестнадцатым днем рождения, однако бывший граф был вынужден делать скидку на более просвещенный и гораздо более человеколюбивый двадцать первый век. – Однако тоску от потери родителей можно было бы компенсировать созданием собственной семьи.
В этот момент взгляд Вальтера потемнел, потому что как бы он не крепился, мужчина все равно иногда невольно возвращался мыслями к тем, кого он потерял безвозвратно.
Мужчины и так шли последними в цепочке следующих за экскурсоводом людей, а, заговорившись, начали все больше отставать от группы. Поэтому Герберт, бросив взгляд назад, даже слегка вздрогнул, случайно встретившись взглядом со своим недавним знакомцем, так заинтересовавшимся сходством давно покойной царицы Эмиратов с ныне здравствующей фрау фон Вернер.
- Какая неожиданная встреча! – дружелюбно произнес Вальтер, отметая внезапно проснувшуюся в душе тревогу из-за этого странного совпадения. – Рад вас видеть, Джарред, Люциан.
Поочередно приветствуя юношей, Герберт с невольным любопытством рассматривал такие похожие лица. Ему самому было прекрасно известно, какого это – жить рядом со своим живым отражением, поэтому возможность понаблюдать за близнецами со стороны показалась ему довольно интересной.
- Да, вы правы, в последнее время история стала для меня любимой темой. О вас, видимо, можно сказать также? – непринужденно улыбнулся Вальтер. – Разрешите представить вам моего спутника: Бартоломео Джеймс.
Обратив внимание на то, что группа экскурсантов уже ушла далеко вперед, мужчина потянулся и достал из кармана часы, бывшие одной из двух вещей из прошлого, с которыми он не смог заставить себя расстаться. Второй был испачканный в крови платок, по мнению герра Вебера, ставший причиной временного перемещения Герберта, также был при нем. Однако к разочарованию бывшего графа безотказный механизм, которому могли позавидовать все нынешние производители часов, впервые на памяти мужчины дал сбой.
- Печально, часы остановились, - задумчиво произнес Вальтер и, захлопнув крышку, вернул вещицу обратно в карман. – Думаю, нам следует поторопиться, если мы не хотим пропустить самое интересное. Насколько я понял из рассказа экскурсовода, если в определенное время ударить в колокол на одной из замковых башен и загадать желание, оно обязательно сбудется. Думаю, молодым людям это должно быть интересно.
Посмотрев на братьев, Герберт обратился к мистеру Джеймсу:
- Кстати, Бартоломео, Джарред, как и вы, очень интересуется благотворительностью. Я даже советовал ему центр Дженис, где он мог бы примерить на себя роль волонтера.

х

хотел бы извиниться за задержку с ответом, боролся с завалом в реале

Отредактировано Герберт Вальтер (17.12.2017 09:29)

+3

8

- Для меня важны контроль и порядок. Без них дальнейшие прогнозы практически невозможны. - с не менее задумчивым видом прокомментировал мужчина. Конечно, не все понимали его озабоченность сегодняшним днём, но не говорить же им прямым текстом, что в Шабаше будущего нет. Ни у кого. Хотя бы потому, что смерть, несмотря на контракты и договорённости, идёт за ними по пятам и может случиться в любой момент. Если не сможешь примириться с этим фактом, то умрёшь одним из первых.
Наверное, в таком ракурсе искреннее желание вверить себя силам за гранью человеческого понимания - элементарный защитный механизм психики, измученной страданием, жалко, что возникает он не у всех...
"И чем, позвольте спросить, можно компенсировать потерю Вашей семьи?" - он поднял глаза на собеседника, якобы упуская из виду, что разглядывает того дольше необходимого. Вальтер хмурился. Уж не потому ли, что рассуждать о семейных утратах с позиции продавца в супермаркете несколько неуместно? И почему вообще он коснулся этой темы - неужели его "рана" так серьёзна или, вот же ирония, бедолага задумывается о том, чтобы "компенсировать тоску созданием собственной семьи"?
"Сам подумай, что у меня была за семья, если я не хочу повторять данный опыт." - а вот эта светлая мысль, наоборот, никому кроме него в голову почему-то не приходила: Джеймсы считались блестящей парой, настоящей супружеской четой. Он - душа компании, она - сердце дома, оба давали деньги на благотворительность...и вдруг их сын остаётся один и надеется, что  чашу сию пронесут мимо.
К сожалению, у него было недвусмысленное представление о том, что такое безусловная любовь. Бартоломео прекрасно знал, что заставить полюбить нельзя, здесь бессильны деньги и даже колдовские способности. Кроме того, его домочадцы рано или поздно стали бы жертвами (буквально), а равных союзов колдунов с ведьмами в их ковене лично он не замечал, а если и замечал, то создавались они ради конкретной цели и с чувствами не имели ничего общего. Ну и в конечном итоге у него всегда оставался шанс заделать ребёнка прелестнице на очередном ритуале. Честное слово, забрал бы тогда отпрыска себе - главное с рабочим материалом для жертвоприношения поначалу не перепутать...
- Приятно познакомиться. - тут же переключился мистер Джеймс на вновь прибывших, не забыв протянуть обоим руку для рукопожатия.
Удивительно, как иногда работает копирка природы - умом он понимал, что лица парней идентичны, однако имена, выражения глаз и выражения лиц в общем делали из них двух совершенно разных людей, не говоря уже о манере зачёсывать волосы, жать руки и называть себя во множественном числе - "мы Вас не знаем". А потом у Герберта встали часы, и ему ничего не оставалось, кроме как улыбнуться и молча посетовать на это досадное недоразумение.
Где-то в глубине души (или того, что от неё ещё осталось) шевельнулось некое смутно знакомое чувство, он опять "зацепился" за какие-то малозначительные подробности. Например, звучание имён: "Джар-ред" - короткое и рубленое, "Лю-ци-ан", наоборот, как "Адриан" - медленное, тягучее, буква "а".
"Снова Дженис, вездесуща как наш Господин." - он смерил Джарреда вежливым взглядом, однако ничего хорошего это молодым людям не сулило. Никто не интересуется Дженис Дензел Картер просто так. Велик шанс, что эти двое одного с ним поля ягоды, уж отличить людей, с которыми что-то не так он может. Наверное. Так же, как с Гербертом, когда ему запомнились необычайно яркие глаза.
- Уверен, Вы догадываетесь, с каких позиций я интересуюсь благотворительностью, это несколько другое. - они все немного ускорились, чтобы совсем не отстать от группы.
- И, всё же, как успехи? Быть добровольцем - весьма своеобразный опыт. - как и вести двойную игру, пока вы все ещё не "вскрылись".

Отредактировано Бартоломео Джеймс (18.12.2017 14:42)

+3

9

Как бы там ни было, но домой Люциан не пошел, и от душевных щедрот его драгоценного братца старшему было позволено чуть-чуть «погулять на свободе». Ха! А могло быть иначе?! В голову лезла только финальная фраза из популярного анекдота: «…ложечки-то нашлись, но осадок остался!» - на Джарреда он все еще дулся. Нет, он не чувствовал себя виноватым за то, что в очередной раз использовал силу для достижения цели – это было абсолютно нормально и от него ожидаемо. Нет, он не беспокоился даже, что испортил общение Джарреда с Джейн – это, напротив, работало как целебный бальзам. Джер, по его мнению, вел себя отвратительно… Но извинения в форме предложенной братом прогулки он с радостью принял. Еще бы!
- Идея шикарная, Джер, - старший Холт воссиял лучезарной улыбкой, - Ты даже не представляешь, как сильно я хочу отдохнуть! И разлечься… - опираясь на сложенные руки, он еще раз внимательно, с видом ребенка изучающего жизнь насекомых, посмотрел на гуляющих в парке людей, - …по-нашему, - глаза заблестели хитринкой.
В жизни Люциана сегодня был очень особенный день – что-то сродни Дню Рождения – словно до этого дня он не жил, а всего лишь готовился к жизни. Сейчас же вокруг жизнь бурлила… Причем как в биологическом плане, что касалось разнообразия его окружавших существ, так и в плане эмоций, ощущений, событий, звуков, оттенков и запахов…  Было столько всего, что необходимость сконцентрироваться на чем-то, или может – ком-то, одном пока что казалась невыполнимой задачей.
Странно, но со стороны наблюдать за людьми оказалось совершенно не тем же, что смотреть на них в фильмах. Стены между Люцианом и миром людей больше не было, значит зрителем он уже не считался – да, пока что он продолжал наблюдать, но теперь он стал полнокровным участником, автором этой сотворявшейся прямо здесь и сейчас истории…
Покинув отель, близнецы вышли в парк. Летние сумерки поджидали прохожих на бархатных лапах – еще полчаса, и закатные всполохи скроются, уступив темноте.  Это могло быть весьма романтичным, загадочным, притягательным, а для кого-то - опасным… Люц, с наслаждением втянув ноздрями воздух, наполненный запахом моря, сочной зелени парка и нектара цветов, снова понял, что теряет нить мыслей.
- Хм... помнишь ты что-то говорил про иглы и метки? – привлек его внимание брат. От легкого тычка локтем в бок, Люц вздрогнул, с живым интересом осматриваясь. Фигуру молодого мужчины в вуалевой дымке из тьмы взгляд выцепил сразу. Улыбка на лице Люцина вновь стала более хищной.
- Да ну, не может же нам так везти…? – проговорил он вполголоса, не глядя на Джарреда, и не спуская прицела внимания со стоящего на тропе незнакомца. – Это действительно праздник! И подарки…
Занятый изучением колдуна, он даже не заметил всего того спектра эмоций, что могли отразиться в микро-движениях мимики Джера… Мало знакомые с Джарредом люди могли бы вполне не заметить их и при прямом взгляде на младшего из близнецов – Джер был из тех, кто шикарно мог прятать эмоции – но, конечно, на брата эта магия не особенно действовала.
Поздоровался, впрочем, Джарред не с колдуном, а с мужчиной постарше, составлявшим оному компанию… Это было весьма неожиданно. Впрочем, сегодня для Люциана все подряд было весьма неожиданным, поэтому чрезмерного удивления не было. Эту мысль захотелось озвучить:
- Ничуть не удивлен, господин Вальтер… - приветственно кивнув господину, которого Джер представил как Герберта Вальтера, - Джери любит… - Люца несло, и на иронической полуулыбке он даже не постеснялся сказать: -  …стариковские развлечения. Я… - сделав в предложении краткую паузу, он еще раз кивнул, будто подтверждая озвученное, - …другой. Рад познакомиться с вами! И с вами, - переводя взгляд на молодого мужчину, только что представленного Гербертом близнецам, и пожав ему руку, - … Бартоломео. Интересное у вас имя, словно из древних писаний, - фраза завершилась улыбкой, на сей раз весьма дружелюбной.
Фразу господина Вальтера про время и необходимость поторопиться Люциан пропустил где-то на фоне своих размышлений. Было что-то еще про колокола и желания… Это снова заставило Люциана задуматься и от беседы отвлечься. Как часто люди вспоминают мечтах? В повседневной суете о чем угодно подумаешь, но только не о том, чего действительно хочешь.
- Значит, пора поспешить? – переспросил он и так очевидную вещь, в голосе прозвучало сомнение. Впрочем, ответ Люциану не требовался, и он просто двинулся вслед за экскурсией, также как прочие…

Отредактировано Люциан Холт (13.01.2018 03:38)

+3

10

К огромному удивлению Джарреда, вновь встретить Герберта ему оказалось приятно, было ли это связано с тем, что мужчина оказался первым, с кем на свободе заговорил Джер или с чем-то другим, младший из близнецов не знал, но все-равно ощущал приятное тепло в груди. Чего не скажешь о спутнике Вальтера.
   - Да, вы правы, в последнее время история стала для меня любимой темой. О вас, видимо, можно сказать также? - Холт закрыл глаза и усмехнулся, собираясь ответить, что это чистой воды случайность, но Люциан его опередил, обозначив ответ немного не в той формулировке. Приподняв бровь, Джарред скосил глаза на брата, но говорить ничего не стал, понимая, что разворачивать, пусть и шуточную, перепалку с братом сейчас было бы не то что некрасиво, а скорее глупо. И это бы непременно случилось, поскольку настроение у Люциана было, судя по всему, одно из самых лучших и портить его (хотя скорее подливать масла в огонь) не сильно-то и хотелось - шея до сих пор побаливала.
   - ... Интересное у вас имя, словно из древних писаний, - отметил брат и Джер согласно кивнул.
   - Мне почему-то епископ Цигенбальг вспомнился. Хотя... - задумчиво глядя в лицо нового и весьма занимательного знакомого, протянул Джар, - ...нет. Он же Бартоломей. "Хотя какая разница. Всякие вариации имени встречаются", - отмахнувшись от собственной поправки, Холт поймал себя на том, что не мигая смотрит на мистера Джеймса. У него интересные черты лица, необычные, собственно, как и глаза у Герберта не шли ни с чем в сравнение, только вот этих двоих различало то, что образу Бартоломео шла та тьма за его спиной, превращая его во что-то особенное, но точно такой же фон совсем не пошел бы Вальтеру.  Или, может быть, так только казалось? Ведь вряд ли, что появляясь в этом мире, человек уже заранее обречен (и подготовлен) к служению той или иной стороне. Возможно, об этом стоило поговорить с Люцианом, но не сейчас - как-нибудь потом - дома.
  И именно об этом ненавистном месте Джарреду напомнили карманные часы, появившиеся в руке Герберта. Антиквариат, заставивший демонолога напрячься, в какой-то миг показался знакомым и пресечь порыв проверить, на месте ли их с братом ключ к свободе, не удалось. К счастью, у Герберта в руке были самые обычные часы, которые по какой-то причине остановились, а драгоценный артефакт Холта-младшего по-прежнему лежал в кармане джинс.
   - ... если в определенное время ударить в колокол на одной из замковых башен и загадать желание, оно обязательно сбудется. Думаю, молодым людям это должно быть интересно. "Ровно на столько же, на сколько и помолиться", - мысленно хмыкнул Джер, но озвучивать не стал - незачем грубить и разрушать светлое представление старшего поколения о младшем.
   - ... и в назначенный час явится избранный судьбою, и тогда ход часов разорвет тишину, - взглянув в сторону брата, тихо произнес Джарред и вместе с компанией двинулся с места. - И с каких же позиций ставится Ваш интерес, Бартоломео? - забавно, что Люц еще не поднял хохот с факта, обозначенного Гербертом. На самом деле, никакого интереса к благотворительности Джер не питал. Про центр Джейн Вальтер сказал сам и спросил о том, задумывался ли Холт о работе в этой сфере. Помнится, он тогда отшутился, но заметку в голове поставил, где еще можно что-то разыскать о той, кем так интересовалась (или интересуется Астрид). На этом разговор о благотворительности закончился.
   - Честно? Никак. Я всего раз, - выделил для Люциана слово Джер, - встречался с Дженис и мы оба пришли к тому, что сработаться мы... увы, не сможем, - пожал плечами Холт, - на этом моя карьера в благотворительности закончилась, - было бы странно, если бы она продолжалась, но, к счастью, парня увлекло нечто другое, никак не связанное с данной областью, вернее, некто. - Сейчас меня больше интересует религия. Я всерьез задумываюсь поступать по этому направлению в университет, - лишь бы только брат не съязвил что-либо, потому что такая тема у близнецов поднималась разве что в шутку, да и то только один раз, потому что о нормальной жизни грезил только младший из братьев, а Люциана все устраивало, что нередко подбешивало Джарреда. - Вы верите в сверхъестественное, Бартоломео? А Вы, Герберт? - по сути, вопрос был обращен только к мужчине, окутанному тьмой, но для порядка стоило поинтересоваться еще и у Вальтера.

+1

11

- Несомненно, я улавливаю разницу, - задумчиво ответил Вальтер за адресованное ему замечание мистера Джеймса. Все-таки он никогда не верил совпадение, и факт новой встречи с молодым человеком из музея, который к тому же оказался, можно сказать, един в двух лицах, вызвала в бывшем графе должную толику интереса и настороженности. Последнее чувство касалось скорее Джейн, однако ни о каких сложностях девушка не упоминала, и это заставило Герберта успокоиться.
Когда все четверо собеседников ускорили шаг, разговор пошел по весьма своеобразному руслу.
- Любопытная цитата, - услышав про ход часов, долженствующий разорвать тишину, заметил мужчина. – Только не припомню, откуда она. И нужно сказать, что мне очень жаль, что вы с моей дорогой кузиной не сошлись характерами. То дело, которым она занимается, достойно огромного уважения. Однако я думаю, что вы обязательно найдете вашим способностям достойное применение в другой сфере.
Наблюдая за поведением близнецов, Вальтер пришел к выводу, что, вероятно, в паре Джарред играет роль младшего брата. Несмотря на более активную роль в разговоре, складывалось впечатление, что он постоянно отслеживает реакцию Люциана на свои высказывания. Примерив подобную позицию на собственный жизненный опыт, Герберт отметил, что в такой же ситуации вел себя прямо противоположным образом. Он никогда не уступал Виктору ни в чем, кроме состояния здоровья, но, по странному стечению обстоятельств, никогда не собирался претендовать на роль наследника. Его всегда больше устраивала роль власти за троном, несмотря на то, что ответственности Вальтер никогда не боялся. Просто в тот момент управление графством казалось ему скучнейшей из возможных обязанностей.
- Необычное решение, - по лицу бывшего графа скользнула немного ироничная улыбка, когда из уст молодого Холта он услышал упоминание о религии. – Мне почему-то казалось, что этот социальный институт в наше время вступил в стадию умирания. А вы, Люциан, собираетесь последовать за братом? Или выберете иную специальность?
День был жарким, однако к месту своего назначения группа следовала через сохранившийся с прежних времен лес, который помнил еще последних рыцарей святого Адриана, нашедших здесь свой последний приют. Вальтер уже слышал впереди голоса основной группы экскурсантов, когда очередной вопрос Джарреда заставил его удивленно приподнять бровь:
- Странное совпадение, но не далее, как вчера, мы с мистером Джеймсом обсуждали эту же тему, - усмехнулся он. – Насколько помню, сошлись на том, что подобное увлекает скорее экзальтированных дам. Но я могу и ошибаться, так что не буду отвечать за Бартоломео.
Им удалось нагнать ушедших вперед «любителей истории» у самых стен замка. Герберт, который, вероятно, лучше своих собеседников, был знаком со средневековой архитектурой, не мог не оценить необычный стиль для рыцарского ордена, берущего свое начало в Тезее. Строение скорее напоминало эфемерные замки, которые так любили строить по берегам реки Шепот ляфирские дворяне. Однако, словно отвечая его мыслям, экскурсовод поспешил заметить, что, несмотря на такую внешнюю беззащитность, цитадель была прекрасно защищена от возможных нападений со всей тщательностью, доступной строителям середины 14 века.
- А сейчас я предлагаю вам подняться на обзорную башню. Солнце вот-вот коснется горизонта, и тогда вы сможете приветствовать этот мир звоном колокола и загадать ваше самое заветное желание, - сказал молодой человек, указывая экскурсантам на дверь, за которой скрывалась винтовая лестница. В задумчивости Вальтер случайно столкнулся в дверях с темноволосой девушкой, которую недавно поддерживал под локоток, когда у нее закружилась голова на солнце.
- Михаэль, это вы? – выражение лица брюнетки мужчине не понравилось: отстраненность на нем мешалась с удивлением, и оттого последнее выглядело совершенно ненатурально. Вопрос дама задала на тезейском языке, однако говорила она с сильным дюссельфолдским акцентом, отчего имя прозвучало как Майкл. Голос у девушки был по-детски звонким, так что идущие за мужчиной молодые люди определенно должны были слышать ее вопрос.
- Вы правы, это мое второе имя, мисс, - Вальтер вежливо улыбнулся девушке, пропуская ее вперед. – Однако, не уверен, что мы с вами можем быть знакомы.
- Да, думаю, вы правы, - растерянно ответила брюнетка и поспешила наверх, хотя пару раз еще оглянулась на идущего за ней Герберта.
Когда лестница наконец-то закончилась, перед бывшим графом и его спутниками открылся отличный вид на бухту. Экскурсанты выстроились вдоль круговой площадки и с замиранием сердца наблюдали за лазурной водной гладью и заходящим солнцем.
- Надо отметить, что здесь даже воздух чувствуется по-другому, глубоко вздохнув, заметил Вальтер.

+2

12

"Ого, это уже интересно." - про себя отметил колдун. Выходит они все, кроме Люциана, знакомы с Дженис, и то не факт, что второй близнец её не видел. Зачем Джарреду вообще лезть к этой даме?
"И будет их двое..." - весьма некстати промелькнула мысль о пророчестве. Их Господин не так часто приводит кого-то в мир, другое дело, что детям госпожи Картер-Вернер сейчас должно быть сколько, полгода?...
- Думаю, Вы догадываетесь. Благотворительность - своего рода имидж. - не стал распространяться дальше мужчина, вежливо наблюдая за своими собеседниками. В основном говорил Джарред, хотя по его скромным наблюдениям более активным являлся всё-таки его брат - более открытая улыбка, другая манера говорить. Казалось, тот наблюдал, потому что не хотел тратить время на лишнее словоблудие. Если б его спросили, по какой стезе лучше пойти второму Холту, он бы предложил что-нибудь связанное с управлением. В конце концов, редко увидишь человека, который скорее ломает систему под себя, нежели наблюдает. Риторика власти и подчинения тому очень бы пошла.
Группа сдвинулась с места: замок с непередаваемой грацией возвышался над деревьями, формируя пейзаж, который обычно печатают на обложках произведений, напичканных всякими трагическими историями.
- Мы с Гербертом говорили об увлечении сверхъестественным по надуманным причинам. Конечно, это ничего, кроме недоумения не вызывает. - отвлёкся от созерцания леса Бартоломео, вернув своё внимание собеседникам.
- А Вы, похоже, путаете веру, религию и сверхъестественное. - образование у него не как из древних писаний, однако, как любой фанатик, мистер Джеймс кое-что соображал в вопросах "высоких материй" и в целом при желании мог уделать какого-нибудь ретивого эвелониста.
- Вера - выбор человека. Можно верить во что угодно, хоть в лесных духов или в то, что чай с мятой - самый вкусный чай на свете. Религии же представлены церковными институтами и рядом культов, большинство из которых представляют собой полный провал. Уверены, что готовы потратить на это несколько лет? - он улыбнулся Джарреду без злобы и в то же время с некоторым пониманием.
- Мне кажется, чтобы изучить организацию любого культа - проще в него вступить. - подобное заявление в принципе не было лишено логики. Университетское обучение при всём его блеске не могло дать студентам необходимых практических навыков. Сухая теория да факультативы с практиками.
Между тем они всё-таки добрались до смотровой площадки, по дороге встретив девушку, перепутавшую Вальтера с кем-то из своих знакомых.
"Герберт Михаэль Вальтер? Недурно." - на автомате сделал мысленную зарубку колдун. С площадки открывался потрясающий вид. Будто полоска моря парит в невесомости и солнце, таким образом, уходит в небытие.

Отредактировано Бартоломео Джеймс (22.01.2018 12:43)

+3


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » Где рождается вечность - часы не идут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC