Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Прошлое » Долгая ночь


Долгая ночь

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

20 декабря 1018 год

Путешествие на Восток изменило Колестис. Вернувшись, она стала искоса смотреть на своего мужа, который на тот момент правил четвертью (восточной частью) современной Тезеи. Прожив с ним под одной крышей меньше полугода, она сообщила, что вновь собирается отправиться в путь, только в этот раз не на такое большое расстояние.
Колестис отправилась к брату, правившему второй четвертью Тезеи, находящейся на северо-западе. По слухам, там назревали серьезные конфликты и работали мародёры, справиться с которыми в одночасье не мог даже он. Одной из таких банд, орудующих в лесу Трен, где проходила дорога между двумя государствами, не посчастливилось встретить и напасть на повозку Древней.
К тому моменту, как Рикар (отправившийся лично встречать сестру) и его сопровождение прибыли к месту, где произошел молниеносный бой, все были уже мертвы. Перекошенная повозка лежала на боку, а сама Древняя склонилась над трупом одного из мятежников и коснувшись его волос, превратила в тлен. С неба начал падать снег.

Участники: Ричард Кавендиш, Колестис Кавендиш

Отредактировано Колестис (06.12.2017 23:43)

0

2

- Придержи коней! - Велел Ричард своим рыцарям, когда скакуны под ними, хоть и привычные к магии, воспротивились такому обилию крови на месте короткого и яростного побоища. - Негоже выделывать парадные фортеля, когда надобно встречать высоких гостей в столь мрачном месте. Даже деревья -
вековые, могучие, кажется, не рады ни встрече друзей, ни встрече врагов.
Он шагом направил своего великолепного вороного рысака к середине поляны, где Колестис отряхивала платье. Стройные конские ноги аккуратно обходили и переступали разбросанные на траве тела. Манерность и педантичность, в определнных мерах присущие хозяину, передались так же и жеребцу.
Рыцари Кавендиша рассредотачивались полукругом, высоко держа знамена. В лесу ветер был слишком слаб, чтобы поднять тяжелые полотнища во всей их богато расшитой красе, однако и в таком положении яркость красок и затейливость узоров угадывались без труда.
- Сестрица! - Ричард ловко перебросил ногу через конскую шею и спрыгнул на землю. - Даже кровавый ад лишь подчеркивает твою поистине роковую красоту.
Льстил он редко и без особой на то охоты. Ричард был в целом менее эмоционален, чем его дражайший братец и, по совместительтву, свояк - Корнелиус. И сейчас, отпуская комплименты сестре, его голос звучал так, что в нем не могло быть и капли сомнения - Ричард искренне восхищен ею, хотя и держит в себе настолько, насколько к этому способна его железная воля.
Скрипя вываренной кожей и звеня кольчугой, он подошел ближе и склонился в поклоне, взяв ее руку в свою. Бледно-розовые губы Древнего коснулись изящнейших пальцев, которые только могли быть у женщины, и выпрямившись во весь свой рост, взглянул прямо в прекрасные глаза.
- Очень жаль. Бесподобное было платье.

Отредактировано Ричард Кавендиш (07.12.2017 00:06)

+1

3

Дорога в лесу Трен была занесена снегом, однако повозка, запряженная тройкой выносливых жеребцов, прошла почти весь путь без особых трудностей, поскольку венценосную особу сопровождала волшебница. Она служила её величеству добрых тридцать пять лет и на кануне должна была отметить свое тридцати шестилетье, однако стрела, ознаменовавшая появление мародёров, оборвала жизнь девушки. Древняя могла бы спасти ей жизнь, если бы острый стальной наконечник не угодил той в голову. Смерть настигла её почти мгновенно.
Пропуская черные волосы своей прислужницы сквозь пальцы, Колестис разорвала последние нити, держащие дух в этом мире.
-Прах к праху, – сказала она, превращая её тело в исчезающий, призрачный тлен. – Они заплатят за это.
На улице послышался звон клинков и громкие голоса людей, жаждущих крови и наживы. Древняя услышала шаги и часто бьющееся сердце одного из головорезов, приближавшегося к повозке. Дверь отворилась, и она смогла узреть его испачканное лицо, похожее на свиное рыло. Он широко улыбался ей, но эта улыбка быстро сошла с его физиономии. Мужчина начал задыхаться и хватаясь за шею, упал на колени. Из его рта посыпался пепел. Вскоре от него осталась только верхняя половина туловища, похожая на изваяние, оставшееся после извержения вулкана. Но и оно растаяло в воздухе, когда подул холодный ветер.
Колестис надела на голову широкий капюшон и покинула повозку. Та завалилась на бок, стоило обеим ногам древней оказаться на холодной земле. Большая часть людей, сопровождавших её, пала смертью храбрых, силы остальных были на исходе. Ярость затмила её взор, и вскоре, разбойники, неудачно выбравшие себе жертву, один за другим отправились на тот свет.
Древняя раскинула руки и выпустила на волю свой гнев, используя длинные щупальца из праха, которыми орудовала не хуже, чем рыцарь мечом. Их острия разрезали кольчуги и плоть, словно нож масло. У людей не было никакого шанса. Земля вокруг Колестис стала черной и пропиталась кровью.
Она подошла к умиравшему юнцу и опустившись, провела ладонью по его лицу, от части жалея, что такие благородные черты достались человеку, по её мнению, не достойному их. Острый вампирский слух уловил звук лошадиных копыт, приближавшихся к месту расправы. Уже через несколько минут, Колестис могла лицезреть своего брата, опоздавшего на какие-то полчаса.
-Брат, – выпрямившись, сказала женщина, посмотрев на своего поистине величественного родственника, который на протяжении всей жизни вел борьбу за первенство с тем, кто волей судьбы появился на свет раньше его. Иногда она думала, что бы было родись он раньше? Но с трудом могла представить себе другую жизнь. – Тот, кто сказал, что мы монстры не видел огонь в глазах этих людей. Платье можно заменить, а вот верных вассалов найти непросто. Особенно тех, в чьих жилах течет магия.
В те времена магов, да и самих вампиров, было гораздо меньше, чем чистокровных оборотней, поэтому она бы не соврала, сказав, что найти такового весьма проблематично. Эту девушку ей удалось купить в небольшой деревушке у малообеспеченной семьи, чьи многочисленные дети находились на грани жизни и смерти из-за плохого урожайного года.
Колестис провела двумя пальцами по своей щеке, вытерев каплю крови, попавшую туда случайно, и слизала её, прочитав историю человека, по жилам которого она когда-то текла.
-Судя по всему слухи верны, – заметила Древняя, обратив свой взор на Ричарда. – Но об этом лучше поговорить позже.
Единственный скакун, оставшийся в живых, фыркнул, обратив на себя внимание. Колестис повернула голову в его сторону, а затем посмотрела на брата. Её взгляд спрашивал: «что будем делать?».

Отредактировано Колестис (Вчера 21:16)

+1

4

Рикар, хрустя промерзлой травой под ногами, прошелся к единственному уцелевшему коню из кортежа Колестис, и погладил дрожащее животное по морде. Конь моментально успокоился, глядя на Древнего большими, влажными глазами.
Кавендиш улыбнулся, погладив мягкие ноздри животного.
- Боги с ней, с этой каретой. - Произнес он, поймав ее взгляд. - Если она тебе дорога, я пришлю потом людей забрать ее. А если нет - пусть послужит мрачным памятником безграничным человеческим жестокости, жадности и олигофрении. Хоть ты и обратила почти всех в прах, энергетика, доложу я тебе, осталась ощутимая.
С высокой ветки спорхнула ворона, смахнув крыльями снег. Искрясь, снежинки невесомо кружили над ними, оседая на плечах и в волосах.
- Поедем с тобой вместе. Как в старые добрые времена, когда не было всего этого лоска, мы были моложе, авантюрнее и, чего греха таить, проще.
Кавендиш одним движением оказался в седле, наклонился, и, подхватив Колестис так легко, словно та была ребенком, усадил перед собой. Рикар и его свита пользовались особым типом кавалерийских седел, которые еще назывались "рыцарскими", но в обиходе за ними закрепилось другое название - "разбойничьи". Конструкция позволяла перевозить в седле перед собой ценности, добытые в бою или пленных девок, связанных и переброшенных через конскую спину. Правда, Колестис, в отличие от них, вполне комфортно сидела в специальной седельной ложбине, устроившись боком.
- А теперь поедем по-Кавендишски. - Он развернул резвого скакуна. - С грохотом, ветром и свистом!
***
Вздымая клубы снежной пыли, кавалькада Рикара пронеслась по тракту, мимо старого трактира "У Медвежьей берлоги". Кузнец, подковывавший коня, распрямил затекшую спину, наблюдая, как над конными развеваются знамена хозяина этих земель. Когда последние всадники с гиканьем исчезли за поворотом, он еще некоторое время постоял, глядя им вслед, а затем вернулся к работе.
***
С мельницы, которая стояла на вершине плогого холма, в ясную погоду было видно стройные башни и могучие зубчатые стены господского замка Кавендишей, надежно угнездившегося между вздымающихся над озером скалистых утесов. Башни были плотно подогнаны друг к другу, восходя трехтупенчатым каскадом над массивом крепости, которая, казалось, вырастала прямо из серых, обледенелых скал. Издалека он был похож на колчан стрел, за что так и назывался "Стрелы Рикара" или просто "Стрелы".
На мельнице кипела работа, поэтому никто не отвлекался, чтобы выглянуть в окно и увидеть, как внизу, огибая холм, по тракту мчится конный отряд, под знаменами. На мельнице шла активная перебранка между мельником и селянами, поэтому никто за криками и скрипом жерновов не слышал, как грохочут на промерзлой дороге подкованные копыта, как бряцает оружие и свистят рыцари, подгоняя лошадей.
***
Копыта задуднили по толстым бревнам подвесного моста. Миновав главные ворота, всадники сбавили шаг и въехали во внутренний двор. Прислуга, уже вышколенная к приезду сестры господина, только и ждала, чтобы принять гостью и ее свиту.
***
- Попробуй это вино, Колестис. - Рикар наполнил её кубок, отвлекшись от выступления двоих шутов и выряженного в жестяные доспехи карлика, рассекающего по залу на оседланой свинье. - Уверен, ты найдешь его восхитительным.
У его ног лежал огромны размеров золотистый лабрадор, сытно щурясь на пламя в очаге и время от времени, нехотя, грызя берцовую кость. С остатками мяса, которого еще хватило бы на обед мельнику и всей его семье.
- Как поживает дорогой братец? - Без особого интереса полюбопытствовал гостеприимный хозяин. - Жив? Цел? Подобрел, или все так же бубнит по поводу и без?

Отредактировано Ричард Кавендиш (Вчера 07:36)

+1

5

К тому времени, как они добрались до замка, начало темнеть. В зимнюю пору дни становились короче, а ночи длиннее, но для существ подобных им смена времени суток не доставляла никаких неудобств. Ночь дарила им свои секреты, сокрытые от глаз обычных людей. В сумерках начинали оживать древние руины и статуи, пропускавшие через себя потоки мистической энергии. Если прислушаться к тому, что происходило вокруг, можно было услышать, как оживает природа. За всадниками, пересекающими тракт, следили тысячи невидимых глаз.
Колестис стояла возле кровати, наблюдая за игрой света и тени на стене пока девушка, любезно предоставленная ей во служение, расшнуровывала испачканное платье. В помещении гулял сквозняк, идущий со стороны окна, но дрова, прогоравшие в камине, обогревали всю комнату. По потолку, стенам и на предметах мебели, метались причудливые тени, напомнившие ей о муже, который умел искусно управлять ими, словно своими марионетками. Точно также он поступал со всеми теми, кто его окружал. Когда он получал желаемое, то выбрасывал чью-то жизнь на помойку истории. Впрочем, так поступали все они. Люди были для них всего-навсего средством в достижении цели, однако Корнелиус превзошел их тем, что отправил на страницы истории не только неугодных представителей человеческого рода, но и тех, чья сила когда-то превосходила его собственную. Пусть древние никогда не признают этого, но многих из них сдерживал страх и благоговение перед ним. Корнелиус был их королем, с гордостью носившим перстень их отца.
-Однажды ты займешь этот трон, – коснувшись плеча своего сына, сказал Михель, наблюдая с балкона за ликующей толпой. Они сидели рядом, как император и его наследный принц, но несмотря на кажущуюся семейную идиллию, каждый из них чувствовал напряжение, витавшее в воздухе. – Но до тех пор, тебе лучше не совершать необдуманных поступков, –  он сжал пальцы, отчего скула Корнелиуса дернулась, однако ему удалось сохранить достоинство. – Ты меня понял? – вампир поднял руку и помахал людям. Он сжимал плечо сына до тех пор, пока тот не дал свой ответ.
Колестис видела огонь ненависти в глазах мужа и слышала весь разговор, поскольку сидела по правую сторону от него, но тогда еще не до конца понимала его смысл. Теперь, вспоминая прошлое, она понимала, что стала свидетелем зарождения глубокой неприязни двух по сути близких людей.
Ветер, скользнувший в щелку между оконным проемом и тканью, загораживающей его, принес с собой несколько снежинок, которые растаяли на полу. Девушка закончила со шнуровкой и помогла Корлестис снять платье. У неё была прекрасная точеная фигура, упругие груди и ягодицы, которые для женщины того времени, успевшей родить несколько детей, были большой редкостью. Старость приходила уже к тридцати годам. Многие не доживали даже до этого возраста.
Надев новый наряд изумрудного цвета, древняя подошла к посуде с водой и обмакнула несколько раз руки. Теперь пахли розовым маслом. Потребовалось не меньше двух часов, чтобы закончить вечерний туалет.
В помещении, где проходила трапеза, было шумно, но она привычная к увеселениям, вполне спокойно относилась ко всему происходящему, хотя сейчас предпочла бы поговорить с братом наедине. Колестис прибыла сюда отнюдь не ради того, чтобы увидеть его светлейший лик, хотя определенно была рада повидаться, её привел сюда личный интерес. В мире, где царствовали мужчины, сам факт прибытия королевы соседних земель без сопровождения мужа, выглядел дикостью. Так-то оно так, вот только она была непростой женщиной.
-Вино безупречно, как и твой вкус, –  сказала Колестис, пригубив напитка из кубка. Она заметила, что за ними уже давно наблюдает молодая особа, которая по ее разумению могла быть любовницей короля. – Корнелиус занят государственными делами, а также иными делами, – с намеком на то, что он помимо прочего являлся признанным приемником Михеля, добавила женщина. – Поэтому его время и ум заняты. Но это и к лучшему. В противном случае я бы не смогла навестить тебя. Так значит слухи про мятежи правда? – вопрос был риторический, они уже оба убедились в этом. – Несмотря на нашу силу и размах, мы все равно не можем уследить за всем и всеми. Народ турмов очень своенравен. Если ты хочешь, я могла бы поговорить об этом с Корнелиусом. Рыцари ночи куда быстрее справятся со всем, чем обычные люди, – как известно, эти стражи вампиров подчинялись только Викториану, а тот в свою очередь присягнул своему старшему брату. Однако вместо того, чтобы идти напрямую к нему, Колестис была готова поговорить с мужем.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Прошлое » Долгая ночь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC