http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » 7.09.2006 Хорошие похороны не гарантируют рая


7.09.2006 Хорошие похороны не гарантируют рая

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://cs5.pikabu.ru/post_img/2015/12/25/12/145107480813336717.gif


▼▼▼
Человек, который утратил своего близкого, сталкивается с невероятным чувством виновности.


• Название эпизода: Хорошие похороны не гарантируют рая;
• Участники: Герберт Вальтер, Джейн Картер, Рей Грир;
• Место, время, погода: 7.09.2006, около обеденное время, похоронное бюро ;
• Описание: Смерть все же настигла Себастьяна Лемана (и его жену), о чем стало известно 5-ого сентября. Его дочь осталась полной сиротой. Единственная сестра ее отца была монахиней, но Джейн не видела будущее девочки в стенах монастыря. Она помнила, как Себастьян заслонил ее от пуль на транспортной остановке, и тем самым спас жизнь, и в знак благодарности решила взять на себя заботы о воспитании девочки, о чем поговорила со своим будущим мужем. Герберт не стал возражать. Похороны молодого мужчины они также взяли на себя.


+1

2

Вальтер отложил последние бумаги, снял очки и устало потер переносицу. Юрист, сидевший в кресле напротив, вопросительно поднял бровь.
- Благодарю, Освальд, - медленно произнес бывший граф. – Я ценю то, как быстро вы исполнили мое поручение.
Мужчина вежливо улыбнулся. Он был еще довольно молод, однако, как успел заметить про себя Герберт, амбиции, которых у адвоката явно был непочатый край, придавали ему в глазах собеседника пару-тройку лишних лет. Легкий налет чопорности, по мнению общественности присущий соотечественникам Вальтера, также играл в этом свою роль, однако глаза бутылочно-зеленого цвета выдавали натуру энергичную и, вероятно, склонную к определенной доле авантюризма. В противном случае, молодой человек вряд ли бы согласился работать с таким трудным клиентом, как путешественник во времени.
- Думаю, на сегодня с делами можно закончить, - продолжил Вальтер, закрывая папку с документами. – По возможности прошу вас поторопить сотрудников архива в Турме. Мне хотелось бы как можно скорее завершить процесс по верификации моей личности.
Герберту и впрямь давно надоело держать перед протекторами Союза Единения ответ за то, кто он и откуда. Возможно, мужчина и не против был бы послать все это дело куда подальше, однако здесь в нем начинал протестовать бывший дипломат, прежде всего ценящий выгоду, личную или общественную - не суть важно. А связи в тайном правительстве при том, что семья Вальтера находится в поле зрения Шабаша, ему определенно со временем могут пригодиться.
Попрощавшись с юристом, бывший граф вернулся в кабинет и, вызвав служанку, попросил приготовить ему кофе. Через полчаса им с Джейн предстояло отправиться в похоронное бюро, чтобы уладить вопрос относительно похорон отца Генриетты, и Вальтер хотел немного придти в себя после работы с документами. К сожалению, разговоры о столице Тезеи разбередили воспоминания о поездке, которую Герберт и его будущая жена совершили в начале сентября в Королевский госпиталь. Наверное, мужчина отчасти даже сожалел о том, что пошел на поводу у медиума, согласившись на личную встречу, однако что сделано, то сделано. Вебер остался верен себе: все та же бескомпромиссность, все тот же странный блеск в глазах, который так не понравился бывшему графу при первом знакомстве с магом. Однако внешне болезнь едва ли наложила отпечаток на внешность мужчины, разве что сильнее обозначились мешки под глазами неопределенного цвета.
- Норма – это иллюзия, господин Вальтер, - ядовито ироничным тоном заявил пневматик. – Что норма для паука, то хаос для мухи. Вы сами не увидели нарисованную мелом на белом листе черту, и вы будете говорить мне о нормальности?

Потянувшись, Герберт достал из стопки рабочий документов то, что не давало ему так просто сбросить слова медиума со счетов. Очередной лист бумаги, на котором был нарисован простой могильный крест, и два четверостишия, накрепко вбитые в память мужчины:
«Теперь от тебя ничего не зависит,
Теперь - круги по воде.
Теперь беда спешит за бедою,
Цепляясь бедой к беде.

Теперь ты носишь цветы к могилам
И тянешь руки к кресту.
Ты очень давно начал эту войну,
Переступив черту».

Услышав шаги Джейн в коридоре, Вальтер поспешно спрятал жгущий ему руки рисунок, не желая расстраивать девушку.
- Пора ехать?- спросил он у нее, с болью глядя на бледное осунувшееся лицо. Он знал, что его будущая жена считает себя обязанной покойному жизнью, и не видел причин для отказа в ее желании не только удочерить оставшуюся сиротой скромную и чересчур серьезную для своих лет девочку, но и обеспечить мистеру Леману достойные проводы в последний путь.
Вместе они спустились на первый этаж особняка и прошли к гаражу, где в машине их ожидал водитель. Несмотря на дневное время и оживленное движение, дорога заняла не очень много времени, и вот они уже стоят перед небольшим двухэтажным зданием белого цвета.
- Несколько оригинально для конторы, которая занимается подобными делами, - заметил Вальтер, помогая Джейн выбраться из автомобиля. – Хотя, может быть, это своеобразная дань прошлому, ведь когда-то траур и вправду был белым.
Поднявшись по ступеням, будущие муж и жена оказались в небольшой приемной, интерьер которой не отличался особенным изыском, откуда работающая там сотрудница проводила их в офис, где руководство бюро и вело свои дела. Вот здесь Герберту определенно не понравилось: помещение, в дизайне которого превалировал цвет дерева, рождало какие-то нехорошие ассоциации с гробом, и бывший граф уже чувствовал, как где-то у него за спиной заскребла когтями раздражающая клаустрофобия.
- Добрый день! – обратился Вальтер к находившемуся в конторе темноволосому мужчине. – Не могли бы вы подсказать, к кому нам обратиться? Мы договаривались о встрече по поводу похорон Себастьяна Лемана.

+3

3

- Ох, Мэри, еще раз спасибо, что выручила! - Рей стоял, прислонившись к стене и сложив руки на груди, отстраненно улыбаясь. Перед ним, немного полноватая, но не лишенная обаяния, крашенная блондинка устраивалась поудобнее в кресле секретаря. Она была человеком, официанткой из кофейни за пару кварталов отсюда. Несколько лет назад они с Евой оказались поблизости от драматически разыгравшейся сцены ограбления и спугнули шпану, приставшую к Мэри. С тех пор они, если можно так сказать, дружили.
Мэри была исключительной девушкой. Она обожала кислотный стиль в одежде (благо, не на работе). Считала себя реинкарнаций какой-то оперной дивы 17 века, и вся от головы до кончиков ногтей была настроена на поиск богатого папочки для двух своих маловозрастных детей. Рей на эту роль не подходил, он был беден и был гробовщиком (что “фи” для молодой дамы, соответсвенно), но пофлиртовать Мэри всегда с ним умудрялась, как она сама объясняла - для поднятия боевого духа. Только вот чьего - ее или Рея, уже оставалось загадкой.
- Вам давно пора подумать о престиже! - блондинка размазала мизинцем губную помаду и оставшись довольной своим видом глянула на Рея, - свой собственный секретарь и небольшая реклама - не такое уж большое дело.
Рей открыл дверь в переговорную:
- И видеть тебя реже? Мэри, мы наймем секретаря только если ты согласишься на эту должность! - он послал ей дежурную улыбку и закрыл дверь.
Вообще их в салоне было двое, и этого человеческого ресурса весьма хватало. Секретарь был нужен в такие дни, как сегодня. Когда их услугами вознамерились воспользоваться простые и не бедные люди.
Рей вздохнул и глянул в окно. Этим обычно занималась Ева, с людьми он ладил не очень. Как можно отнестись к чужой смерти с трепетом и сочувствием, когда ты, что не день, копаешься в этих гниющих телах. Всего лишь телах.
Во двор въехала машина из нее вышли двое, мужчина и женщина, и сразу направились во внутрь. Рей одернул рукава простого черного пиджака и развернулся к двери.
Сейчас он свою работу ненавидел.
В комнату вошли, отвечая на заданный вопрос, Рей сделал шаг вперед, протягивая руку для приветствия:
- Добрый день. Мистер и миссис Вальтер, я полагаю? - он быстро пробежался взглядом по лицам и жестом указал на светлые диванчики, стоявшие в комнате.
- Прошу, присаживайтесь, с вами должна была общаться мисс О’Нил, но к сожалению ей пришлось срочно отъехать. Меня зовут Рей Грир, и я помогу решить все основные вопросы для погребения мистера Лемана.
Вообще-то, по регламенту, придуманному кем-то, не будем выражаться кем, он должен был:
Первое: обязательно выказать сочувствие. Лучше в 2-3-х предложениях, витиевато и горестно.
Второе: сказать, что он решит все вопросы для того чтобы последний день мистера Лемана, на земле нашей грешной, прошел достойно.
Как уже стало ясно он не сказал, и не скажет. Для него это встреча должна была носить чисто информационно-деловой характер. Обсудили детали, выбрали способ, договорились о дате, решили по деньгам. Негласное правило, что похоронный агент становится братом/сватом/кумом, то есть - жилеткой казалось ему полным абсурдом.
- Может быть чаю? Или кофе, или воды? - он на минуту остановился возле стеллажа, забирая с полки старый кожаный органайзер и карандаш и вернулся к расположившимся клиентам.
По крайней мере их лица ему понравились. Они были серьезные, бесспорно печальные (может чуточку слишком, по мнению Рея), но будущих эмоциональных всплесков там не проглядывалось.

Отредактировано Рей Грир (29.01.2018 20:34)

+3

4

Поначалу Джейн восприняла звонок из морга с долей скептицизма, поскольку он был уже не первым. Однако она была не готова к тому, что увидит, когда прозектор поднял светло-серое покрывало. Девушка закрыла глаза и отвернулась, будто ища укрытие, машинально прижавшись к будущему мужу, стоявшему рядом. Произошедшее всколыхнуло в её памяти ряд тяжелых воспоминаний, нахлынувших с неожиданной силой.
К тому же, сам вид трупа не наводил на романтические размышления о смерти, о которых можно порой прочитать в книгах или воспевают в кинематогрофе. Смерть - это всегда боль, последняя конвульсия, страх в глазах умирающего, который рождается бессилием что-либо сделать, и как итог, разлагающийся биологический материал, пахнущий бензолом.
Покойники напоминали Джейн кукол, а не людей из плоти и крови, которые когда-то могли чувствовать и говорить. Она никогда не могла подолгу смотреть на них. Выбрав профессию врачевателя душ, скорее ведомая импульсом, а не твердыми убеждениями, и поступив в медицинский университет, девушка с трудом представляла, как её будущие коллеги из других областей медицины справляются с необходимостью работать непосредственно с плотью. Для неё это казалось испытанием. При этом она совершенно спокойно переносила вид крови.
Когда все формальности относительно признания личности мистера Лемана были улажены, и они с Гербертом вернулись домой, Джейн первым делом налила себе стопку коньяка, чтобы успокоить нервы, от которых у нее начали непроизвольно потрясываться руки. Она уже давно не пила успокоительные лекарства, поэтому почувствовала эмоциональный откат, последовавший примерно через час после того, как они покинули морг.
Самое сложное ей предстояло впереди. Нужно было сообщить девочке, которой не так давно исполнилось девять лет, и которая хоть и была непогодам развита, все равно оставалась ребенком, о том, что оба её родителя отправились в иной мир. И даже образование психиатра, а также куча свидетельств о прохождении дополнительных курсов, не могли помочь ей подобрать нужные слова. При этом при всем, она была уверена, что смогла бы сообщить эту новость человеку, у которого уже сформировалось представление о жизни, однако Генриетта только начала познавать этот мир, и какими бы сложными не было её взаимоотношения с родителями, они все же оставались ей родными.
Джейн много раз становилась свидетелем того, как дети из неблагополучных семей, чьи родители прозябают жизнь в бутылке алкоголя, все равно (несмотря ни на что), продолжают любить их, и в глубине души хранить надежду, что однажды все изменится. Ей оставалось только надеяться, что окруженная заботой и любовью, девочка сможет пережить утрату без серьезных последствий для психики. В ходе беседы, они с Гербертом решили, что удочерят её. Она была уверена, что их любви хватит на всех (и на уже имеющихся детей, и на тех, которые обязательно появятся у них потом). Об этом они тоже успели поговорить.
Джейн хотела родить ребенка (а может и не одного) от Герберта. Она безумно любила этого мужчину. К тому же, надо признать, её материнские чувства были не до конца реализованы из-за чернокожей ведьмы, отнявшей у неё право видеть, как растут её детки, как учатся ходить и говорить. Картер безусловно по-своему любила близнецов и была счастлива, что они наконец обрели друг друга, но по истечению времени ей пришлось признать, что заниматься воспитанием уже фактически взрослых мужчин, было весьма непросто.
И если с Люцианом, который почти с первых дней начал обращаться к ней «мама» все казалось более-менее понятно (хотя на самом деле она многое о нём не знала), то с Джарредом дела обстояли иначе. Однако девушка надеялась, что это только адаптационный период, и что им всем просто необходимо немного времени, чтобы привыкнуть друг к другу.
Мысли о смерти Лемана и другие воспоминания, связанные с похоронами, была вытеснены заботами о живых. Она считала, что была в долгу перед этим мужчиной, спасшим ей когда-то жизнь возле транспортной остановки. И даже не подозревала, что большую роль в тот роковой день, когда она рисковала оказаться точно на такой же холодной каталке, сыграл не его геройский поступок (хотя он определенно заслуживает уважения), а ведьма, поставившая ей защиту. Они даже не были знакомы, но кажется она знала гораздо больше, чем мистер Ламберт, организовавший тогда это покушение. В этой истории той ведьме определенно была отведена далеко не последняя роль.
Когда первый этап был пройден, и ей все же удалось найти слова, чтобы сообщить девятилетней девочке об утрате, предстояло вплотную заняться организационными вопросами. Здесь нужно было отдать должное Герберту. Он полностью поддерживал свою будущую супругу. Их союз можно было назвать удачным во всех отношениях.
По дороге в похоронное бюро Джейн вспоминала разговор с медиумом. И хоть она согласилась с тем, что они с Гербертом должны разрушить суеверия, окружающие их до недавних пор, гнетущее чувство терзавшее ей душу с той злосчастной поездки, которое начало крепнуть после известия о смерти Лемана, подталкивало на мысли о том, чтобы перенести свадьбу. Однако Джейн не решалась заговорить об этом с ним. Она решила, что должна дать бой своим страхам. Их любовь преодолеет все препятствия. Иначе и быть не может.
-Здравствуйте, – поприветствовала она мужчину, представившегося как Рей Грир. Ей было приятно слышать обращение «мистер и миссис Вальтер», поэтому она не стала поправлять его, посчитав, что это нисколько не изменит положения дел. – Чай, если можно.
Присев на диванчик рядом с Гербертом, она обратила внимание на часы, висевшие над дверью, после чего вновь перевела взгляд на представителя похоронного бюро.
-У Себастьяна почти не было друзей, поэтому на похоронах, вероятно, понадобится массовка, – сообщила она, – я не хочу, чтобы его дочь думала, будто о нём все забыли, – говорила Джейн преимущественно сухим деловым тоном. Тоном женщины, принявшей эту потерю, и теперь желающей только одно – проводить погибшего достойно.
На ней было черное платье пристального кроя с юбкой, прикрывающей коленные чашечки. Джейн украсила свой наряд скромным жемчужным ожерельем, которое не должно было отвлекать внимание и полностью гармонировало с образом, а также безусловно подходило к обручальному кольцу (она снимала его разве что перед тем как принять ванну).
-Я слышала, что до пяти месяцев памятник устанавливать не рекомендуется, но я все же хочу, чтобы мы обговорили и этот момент на будущее. Что касается гроба, то мы уже кажется обговорили этот момент с вашей коллегой по телефону, но мне бы все же хотелось посмотреть, что он из себя представляет. У вас есть какой-то каталог? – сказав это, она положила свою руку поверх руки Герберта. Ей хотелось всегда чувствовать его рядом.
-Похороны уже завтра. Мы успеем разобраться со всем сегодня? – также поинтересовалась Джейн.

+2

5

- Мэри, сделай два чая, пожалуйста! - приоткрыв дверь в приемную произнес Рей.
Вернувшись в комнату, он расположился на противоположном диване, и открыл органайзер.
Книженция была изрядно потертой, но вид все еще имела благородный, и выглядела явно дороже, чем сам Рей. В этом ежедневнике чего только не было! Все временные сотрудники хоть раз, но что-то оставляли здесь.
К примеру, пару листов назад Ева записала список продуктов необходимых к покупке, не факт, что они были куплены. Та же, Мэри, оставила здесь пару рисунков каких-то неизвестных природе зверушек, от Рея здесь были записи более традиционного для органайзера назначения. Почти каллиграфическим почерком, неизменно карандашом было оставлено: расписание, сметы на прошлые похороны, расчет легальной прибыли, точнее ее отсутствия и все в таком духе.
На открытом листе кривым почерком Евы, почти что по диагонали страницы, были оставлены записи и для этой пары. Разобрать их было почти невозможно. Рей украдкой вздохнул. Но тут же собрался и принялся выслушивать пожелания приятный женщины, сидевшей напротив, которая с каждой минутой завоевывала его расположение. Он то думал, что говорить в основном будет мужчина.
“На похоронах, вероятно, понадобится массовка.” Рей слегка склонил голову к ежедневнику, якобы делая пометки, но на самом деле, скрывая недовольно-обеспокоенное выражение лица.
“Массовка? За день? Ева вообще думала хоть немного, когда соглашалась? Это ж куда нам податься за ними?”
Немного совладав с собой, он снова поднял глаза на женщину и уже начал делать реальные пометки. В этот раз придется постараться. И потратиться.
В их бюро редко обращались. Обычно люди близлежащего района, которые просто не могли не заметить скромное здание с вывеской и катафалком на стоянке. И те, кому эти люди успели рассказать о недорогих, почему-то, ритуальных услугах.
А вот их настоящие клиенты, приезжали обычно ночью, на черных машинах, были немногословны и скупы на движения. Тело скинули и баста.
Или Рей и Ева сами выезжали на место. Тело брали и баста.
- Уверен, мы решим все вопросы с вами сегодня, а за организацию не волнуйтесь, завтра все будет в лучшем виде. - Рей откровенно кривил душой, но что ж ему было еще сказать.
- Итак, - он выдвинул к ним всего два каталога. Один был раскрыт на странице, где находилось изображение выбранного гроба. Хоть этот момент ему был доподлинно известен. Он постучал пальцем по этой странице, - здесь полное описание и изображения, также вы можете ознакомиться с ним в соседней комнате, его уже привезли. - Он выдвинул второй каталог, - а вот здесь памятники, можете ознакомиться и выбрать.
- Какое количество людей должно будет присутствовать от нас, и сколько будет от вас? К сожалению, агент не успела передать мне одну, очень важную деталь - вы выбрали классическое захоронение или кремацию? Также, если вы планируете прощание с открытым гробом, то нам необходимо забрать тело уже сегодня, чтобы успеть все подготовить. И нужен будет костюм, мы можем предоставить свой. Цветы, - он подвинул третий каталог, - можете посмотреть здесь.
Вопросов еще было немало, но он сделал паузу, давая клиента возможность ознакомиться и сделать выбор.
Как раз подоспела Мэри, вплывая, иначе и не скажешь, в кабинет с подносом в руках и во всю поедая взглядом мистера Вальтера. Рей, поймав взгляд временной секретарши, незаметно качнул головой, постучав пальцем одной руки по другой. Намекая, чтобы она не приставала к женатому человеку.
Мэри оставила чайник со свежезаваренным чаем, пару кружек, сахарницу и кувшинчик со сливками на столе и удалилась.
На этом образе подачи напитков клиентам настоял Рей. Он не выносил ничего быстрозавариваемого: ни эти ужачные чайные пакетики, растворимый кофе, быструю еду… Все это он считал неотвратимым шагом к уничтожению общества.
Он сделал еще несколько записей, структурируя уже полученную, информацию и составляя список еще незаданных вопросов.

+3

6

Вальтер задумчиво наблюдал за тем, с каким деловым тоном Джейн начала вести беседу с похоронным агентом, и размышлял о том, насколько все-таки сильной может быть эта женщина. Не сказать было, что бывший граф имел что-то против эмансипации, однако уже довольно неплохо изучив характер своей будущей жены, он мог судить о том, что чем дольше она демонстрирует миру свою способность «держать лицо», тем сильнее впоследствии может быть откат. Герберт сам успел побывать свидетелем пары таких эмоциональных всплесков, и очень бы не хотел повторения в ближайшее время. Ему хотелось бы пообещать возлюбленной, что ей никогда в жизни больше не придется плакать, однако после визита в Королевский госпиталь Турма они, к сожалению, получили больше вопросов, чем ответов. Да и оставшийся верным себе герр Вебер умудрился нарисовать перед будущей четой Вальтер до того тягостные перспективы, что даже у привыкшего смотреть на жизнь с оптимизмом Герберта невольно опускались руки, когда он вспоминал слова медиума и лихорадочный блеск в его глазах.
Мужчина осторожно положил ладонь на колени Джейн, желая подбодрить девушку. В морге им довелось пережить не самый радужный момент в жизни. Конечно, коронер заранее предупредил молодую женщину и ее спутника о том, что послужило причиной смерти Себастьяна Лемана, однако словам, сказанным дозировано сочувственным тоном, не дано было передать полной картины. По официальной версии событий мужчина погиб вместе с бывшей женой во время пожара, разгоревшегося в загородном доме, который числился взятым в аренду. И хотя вопрос о том, с чего это находящиеся в разводе супруги решили устроить совместный выезд на природу, оставался открытым, полицейские не видели смысла в длительном следствии, поскольку, как известно, основная причина подобных трагедий обычно заключалась в неосторожном использовании бытового газа. Останки бывшей миссис Леман идентифицировать было невозможно, а вот ее мужу повезло чуть больше, правда, Герберт сильно сомневался, что тот бы смог оценить всю горькую иронию этой фразы. По странному стечению обстоятельств лицо мужчины пламя практически не затронуло, и то выражение животного страха, что было написано на нем, поражало воображение. Даже когда Джейн, судорожно вздохнув, обернулась к нему и уткнулась носом в плечо, Вальтер не мог заставить себя отвести взгляд. Ему привычнее было видеть тех, кому смерть принесла облегчение и спокойствие перед началом нового пути, но никак не подобную агонию.
- К сожалению, о прощании в открытом гробу речи быть не может, поскольку Себастьян погиб при трагических обстоятельствах, - ответил на вопрос похоронного агента Герберт, глядя мужчине в глаза. – Нам не хотелось бы еще сильнее травмировать его дочь, оставшуюся сиротой. Помимо нас, на похоронах будут присутствовать наши сыновья, а что касается массовки: думаю, потребуется пять –шесть человек, каждому из которых будет желательно высказать девочке свои соболезнования.
Что-то в лице мистера Грира казалось Вальтеру странно знакомым. Бывший граф мог похвастаться неплохой визуальной память, и, если ему приходилось однажды беседовать с человеком, чаще всего при повторной встрече легко вспоминал обстоятельства предыдущего разговора. Однако с Реем это не работало: Герберт определенно мог сказать, что никогда прежде не виделся с ним, но при этом ему совершенно точно когда-то был знаком человек с похожими чертами.
- Захоронение планируется классическое, на кладбище возле церкви имени святой Августы, там же пройдет отпевание, - чтобы не показаться бестактным, Вальтер отвел взгляд и посмотрел на сидящую рядом с ним Джейн. – Думаю, в оформлении стоит обойтись без особой вычурности: подойдут композиции из белых роз. Ты согласна со мной?
Чуть помолчав, Герберт продолжил:
- Также я хотел бы, чтобы было выполнено одно особое пожелание, которое вы можете счесть моей причудой. Видите ли, у нас в Тезее принято, чтобы дорога от церкви до могилы была выложена еловыми ветвями. Это своеобразный символ «чистого пути», который покойный проделывает перед тем, как переступить порог лучшего мира. Впоследствии ветви необходимо будет сжечь.
Вальтер не стал пояснять, для чего требовалось это ритуальное аутодафе, поскольку не хотел выглядеть и в глазах своей будущей жены и этого знакомого незнакомца человеком, склонным к чрезмерным суевериям. Сожжение ветвей означало, что покойнику не суждено будет найти обратную дорогу в этот мир, а после столь точного исполнения первого предсказания незабвенного медиума Герберт, надо признаться, готов был поверить во многое.
- Понимаю, что для вас это лишние трудности, но могу гарантировать, что все понесенные вашей конторой затраты будут компенсированы должным образом.

Отредактировано Герберт Вальтер (08.02.2018 22:52)

+1

7

Белые розы, церковь святой Августы, закрытый гроб…
Рей фиксировал все нюансы будущей его головной боли. К сожалению, не такой уж далекой.
Так, до 8 успею забрать… Ева его обработает. Послать Мари в драматическую студию, студенты справятся. Карло, черт, мы должны Карло денег, надо как-то договориться, тогда поеду я, а Ева пусть займется остальной декорацией...
Бесспорно такой странный обряд вызвал у Рея удивление, хотя им нередко приходилось сталкиваться с разными религиозными обычаями. Сжигать тело в определенное время и под определенные песнопения. Или рисовать маску на лице умершего. Или одевать своеобразно или раздевать и без гроба… Так что еловые ветви и ”чистый путь” звучат почти не безумно. Но больше всего его внимание привлекло одно слово, точнее название - Тезея!
Дело в том, что когда 5 лет назад он очнулся и стал озвучивать свои первые, весьма банальные вопросы, говорил он на тезейском языке. Буквально через час, поняв, что Ева его не понимает, он легко перешел на дюсельфолдский. Когда уже прошло достаточно времени и он обжился, в один из вечеров обсуждения прошлого Рея, он задумался. С чем связано то, что более привычном для него языком стал язык Тезеи. С тем ли, что он там родился? Или что последние дни-годы, своей жизни он провел в той стране?
Само собой это осталось загадкой. Он порывался пару раз пересечь границу, но это упиралось в несколько проблем по идентификации его личности и в его собственную апатию.
Но теперь, встречая тезейца, что случилось не часто. Его покореженная память “делала стойку” на этого человека. А вдруг они были знакомы? Или он что-то знает? Глупость конечно, так как Рей все же был вампиром и в своем сне он мог провести ни одно столетие. Единственное, что было вычислено по возрасту Рея, что ему меньше тысячи. Но это не сильно улучшило ситуацию.
- Это не составит нам проблем - покривил душой Рей. Хотя мысленно он уже выдирал из справочников их контактные данные и срывал вывеску со здания.
Но в целом пара ему нравилось. Они лучились глубокой симпатией. И их жесты, взгляды поддержки и утешения обращенные друг на друга не укрылись от глаз Рея. Таким отношениям можно завидовать. Хотя кто знает какие монстры копошатся в их прошлом.
И да, у Рея пунктик на прошлом.
- Нам осталось обсудить несколько деталей и подписать бумаги. - Рей отложил свой ежедневник и поднялся, направившись к шкафу. Несколько минут он шелестел бумагами, выбирая необходимые.
Припишу им лишний нолик к счету! Рей красочно представлял, как он сегодня будет по лесу бегать и ветки от елок отрубать. Ну шарашкина у них контора, никак иначе!
Вернувшись к столу он разложил на нем несколько листов: договор об оказании услуг, заявление для получения разрешения на вывоз тела умершего и тому подобное. Рею нравилась бумажная волокита. Он привел всю белую бухгалтерию их конторы в порядок, так, почти что ради развлечения.
Из ниши стола он достал небольшой кассовый аппарат. Когда клиенты определятся с цветами и памятником, можно будет вывести полный счет.
А на этом и попрощаться.

+2

8

На следующий день

Расплачиваясь вчера за услуги похоронного бюро, Герберт даже не догадывался о том, чем это может для него обернуться. Все еще испытывая трудности с современными технологиями, Вальтер предпочитал наличный расчет, и об этом, вероятно, было известно тем, кому приходилось общаться с бывшим графом. И, конечно же, об этом наверняка знали те, кто пристально следил за жизнью будущей супружеской четы, недавно усыновившей так называемых детей Ключника. А когда кто-то знает твои слабости и страхи, ему не составит труда дергать тебя за соответствующие ниточки.
Все началось с того, что координаты конторы ритуальных услуг мужчина получил от своего юриста. Освальд утверждал: несмотря на то, что фирма маленькая, свое дело они выполняют хорошо и завышают расценки за оказанные услуги. Последнее, впрочем, Герберта не слишком волновало, потому что со средствами, по счастью, их семья проблем не имела, а вот быстрота и четкость выполнения поставленной задачи играли для него первостепенное значение. Поэтому без каких-либо подозрений Вальтер сообщил номер телефона Джейн, и вместе они согласовали время визита для решения всех необходимых вопросов.
Однако в этом мире даже случайные на первый взгляд события чаще всего являются звеном чьего-то замысла, будь то высшие силы или всего лишь их слуги. Освальд Лисар, который на свою беду или удачу был связан с Вальтером рабочим контрактом, тут мужчина пока не определился, координаты похоронного бюро получил от одной хорошей знакомой, с которой судьба свела его чуть менее месяца назад. Девушка слышала, как ее любовник на чем свет стоит костерит патрона, который в последнее время выдавал задание в стиле «сделать нужно было еще вчера», и к слову упомянула, что напротив ее работы имеется нужная Лисару фирма. Желающий поскорее расправиться с работой Освальд с радостью принял подсказку, и именно так Герберт и Джейн оказались в тихой похоронной конторе, принадлежащей семье Джованни.
Если бы юристу пришло в голову познакомить работодателя со своей любовницей, Вальтер бы непременно посоветовал ему не связываться с женщиной такого типа: Анника была обладательницей иссиня черных волос и зеленых глаз, которые были бы в пору голодной кошке. Такие глаза не сулили ни своей обладательнице, ни людям, ее окружающим, ничего хорошего, потому что говорили о надломленности этой натуры, которая рано или поздно приведет женщину к неутешительному исходу. И бывший граф, за плечами которого был изрядный опыт общения с представительницами прекрасного пола, был бы прав, потому что мисс Анника была самой настоящей ведьмой, и речь тут шла не о характере.
Что за мотив преследовала женщина, остается неизвестным, но она не только посоветовала своему любовнику никому неизвестную похоронную контору. Анника побеседовала в день назначенной будущей четой Вальтер встречи с милой пухленькой девушкой Мэри, изредка подрабатывающей там секретаршей, и передала ей мелкую монетку, которую та должна была подсунуть в кассу фирмы, что помощница мистера Грира и сделала. Из кассы монетка в виде сдачи перекочевала в бумажник Герберта, и именно благодаря ей 8 сентября грозило стать худшим днем в его новой жизни.
- Роберт, это уже никуда не годится, - Вальтер посмотрел на наручные часы и перевел взгляд на водителя, склонившегося над капотом заглохшей машины. На улице лил проливной дождь, который начисто отсутствовал в прогнозе погоды, и бывшему графу приходилось держать над водителем раскрытый зонт. Автомобиль остановился ровно на полдороги до церкви святой Августы, и семья уже опаздывала на заупокойную службу.
- Мистер Герберт, боюсь, что тут я ничего сделать не смогу, - в конце концов выдал свой неутешительный вердикт расстроенный Роберт. – Нужно вызывать эвакуатор и вести машину в сервис. А вам сейчас лучше будет вызвать такси, чтобы успеть на прощание.
Вальтер что-то раздраженно проворчал себе под нос, признавая правоту водителя, и вернулся в салон автомобиля, чтобы «обрадовать» находившуюся там Джейн. Рядом с женщиной замерла бледная сосредоточенная Генриетта, и сердце Герберта, не особенно склонное к сентиментальным порывам, невольно сжалось от жалости к ней.
Несмотря на утверждение рекламы, что новейший сервис такси работает без сбоев и пассажиров буквально за 5 минут подберет первая же свободная машина, даже наемный автомобиль им пришлось ждать, потому что водитель никак не мог сориентироваться, где именно находится вызвавший его человек. Нервы у Вальтера, и так потрепанные происшествием с Робертом, напряглись еще сильнее. Увы, но и это оказалось не последнее для них за сегодняшний день испытание, потому что когда Джейн, Герберт и Генриетта наконец-то оказались в церкви, брови мужчины выразительно поползли вверх, когда он обозрел обстановку и людей, составлявших оговоренную массовку.
Выяснив, где в данный момент находится мистер Грир, и попросив свою будущую жену подождать внутри здания, бывший граф отправился на поиски похоронного агента, которого и обнаружил на расположенной неподалеку стоянке в фургоне, принадлежащем фирме.
- Кхм… Добрый день, мистер Грир! – заглянув через открытую дверцу, поздоровался Вальтер с мужчиной. – Вы уверены, что выполнили все оговоренные нами условия?

Отредактировано Герберт Вальтер (26.02.2018 06:39)

+2

9

Старенький кнопочный телефон, только что весело трезвонивший в руках Рея, полетел вниз - в распростертые объятья новообразованной лужи. Рей проводил устройство усталым взглядом и громко выругался.
Он только что бегал за кофе, и уже подходя к микроавтобусу, попытался ответить на звонок своего мобильника, к сожалению, неудачно.
Открыв водительскую дверцу машины, он сунулся внутрь, ставя стаканчик кофе на положенное ему место и возвращаясь к утопленнику, который не подавал признаков жизни.
Рей залез в машину и громко хлопнул дверью. Сдохшее устройство полетело на соседнее сиденье. Он приоткрыл дверцу, впуская в машину еще порцию мелких капель. Глотнул кофе и закурил.
Это была пятая кружка кофе, вторая пачка сигарет, а утро только начиналось.
Ну и стоит ли говорить, что где-то перед рассветом зарядил небольшой дождь, который буквально за час превратился в противный затяжной ливень, выгнавший с улиц всех, даже самых стойких церковных попрошаек.
День не задался еще со вчера.
После ухода клиентов Рей уехал к их знакомому цветочнику. Прежде взяв с Мэри клятвенное заверение, что людей, всего-то 5-6 человек она легко найдет и они бесспорно будут приличными!
Карло вовсю сопротивлялся. И без задатка цветы отдавать не хотел. Он своим нытьем так довел Рея, что тот чуть не кинулся на него с клыками наголо. Оба мужчины, еле сдерживая неприязнь к друг другу, все же сошлись на удобоваримых условиях и недовольные друг другом разошлись.
Дальше Рею пришлось ехать в городской морг, обычно этим занималась Ева, так как Рею, не имеющему даже простого документа, удостоверяющего личность, было трудно договариваться. Вот и сейчас, пришлось включать на максимум свое обаяние, которого у вечно недовольного жизнью Рея было совсем немного, чтобы ему отдали тело, лишь по бумаге от самого клиента. После двух чашек отвратительного растворимого кофе и подмигивания обоими глазами - тело погрузили к нему в машину.
Ева упорно не отвечала на звонки. Рей придумывал изощренные способы ей отомстить.
После заката Рей уехал в лес. И соответственно там заблудился. Вернулся он к двум часам ночи в похоронку. Мокрый, грязный в бешенстве, но с еловыми ветками.
До 6 утра он работал с трупом. Прав был клиент, такое лучше не видеть. Рей, лишь поругался на неаккуратное обращение с телом. Нажиться не на чем.
Итак, день Х.
Последние вопросы Рей решал по телефону, дав себе время принять душ и привести немного свою сероватую физиономию в порядок. Зря.
Когда он приехал к церкви, вместо роз внутрь заносили мелкие белесые цветочки. Потом он узнал, что это были эустомы. И все бы ничего, издалека они были похожи на розы (очень издалека), но помимо белого цвета, то там, то сям выскакивали разноцветные бутоны.
Но это было не самое страшное. Человеку не посвященному, пришедшему в этот час к церкви, показалось бы, что хоронить очень-очень дорогого им человека пришла панковская тусовка всего Валенштайна.
Перед церковью толпились молодые люди одетые в разнокалиберное рванье, которые явно соревновались по высоте и яркости своих причесок. 
Только предупредительно-осуждающий взгляд местного священнослужителя, замершего в дверях церкви заставил Рея высказать свою сквернословную тираду мысленно.
Началась сортировка, он осмотрел каждого жаждущего подработки юнца, и оставил лишь 7-ых. Без покраски на голове, одетых в черное, которые хоть отдаленно напоминали адекватных людей. Сначала он хотел остановиться на шестерых, но старый рокер в черной кожанке и длиннющей бородой, так мастерски печально ему подмигнул, что Рей не устоял.
Но и это оказалось еще не главной бедой.
Когда Рей, как заботливая тетка, напоследок осмотрел своих непутевых и неформальных детишек (изрядно промокших уже), стараясь не думать о ярко-розовых цветочках внутри, выдохнул и повелел всем отправляться на свои места, один из юнцов поднял руку, как в школе и откашлявшись, неуверенным баском спросил:
- А где мертвец?
Рей просто завис на несколько минут.
И снова череда звонков и ругани уже в голос. Машина, нанятого перевозчика, сломалась по пути к церкви и сейчас ее пыталась вытащить парочка сердобольных мирян.
Вот теперь Рей сидел мокрый, как мышь, в машине, пил кофе, и проклинал тот злой рок, что привел семейство Вальтер в его дом. А ведь даже если тело привезут до приезда клиентов и они окажутся настолько убиты горем, что не обратят внимание на неувязки в исполнение контракта, то Рею предстоит, пока идет служба, в компании двух местных бомжей раскидывать еловые ветки.

От безрадостных мыслей его отвлекло покашливание и деликатный голос, который он сейчас совершенно точно не хотел слышать.
- Мистер Вальтер, добрый день. - Рей выпрыгнул из машины и попытался сотворить на своем лице выражение невинного человека, ему не очень удалось. Он был похож на “откинувшегося” маньяка, видевшего белый свет только из-за решетки.
- Возникла неудобная заминка, катафалк застрял на подъезде к церкви, но по последним данным (которые я не смог услышать из-за упавшего телефона) они нашли способ подоспеть к службе. - Рей искренне за это молился, хоть по последним данным, что он узнал о себе, душа его проклята и Богу (или Богам) плевать на него с высокой колокольни.
А машина и правда появилась из-за поворота. Это была их черная служебка и она, весело разгоняя глубокие лужи, неслась к ним.
- Вот и они! - почти что заулыбался Рей, от счастья бы прыгнул, да сил нет. Сегодня еще, как вишенка на торте, наступал третий день с его последнего приема “пищи”.
А вот на остальные неурядицы в планировке похорон Рей будет наивно хлопать глазками. Хватит с него на сегодня. Все там в рамках приличия.

Отредактировано Рей Грир (28.02.2018 16:53)

+1

10

Наверное, при других обстоятельствах Вальтер обязательно оценил бы умение мистера Грира мастерски обходить неприятные для него факты, не говоря при этом ни слова лжи. Все-таки такой навык требует серьезных тренировок, а многие люди не любят тратить на них много сил, предпочитая брать собеседника банальной наглостью. Правда, как это ни прискорбно, последние зачастую имеют в жизни больший успех, и в этом, вероятно, и заключается одно из главнейших несовершенств этого грешного мира.
Впрочем, бывший граф, приди ему в голову такая блажь, мог бы намекнуть похоронному агенту, что доверие у собеседника скорее вызовет человек с живой эмоциональной мимикой. Про таких людей трудно подумать, что они что-то таят на душе и от них сложнее ожидать какой-нибудь пакости, потому что открытое лицо можно читать как открытую книгу. А вот тем, у кого эмоциональность проявлялась на уровне старинных эросианских статуй, лучше было бы избегать подобных жизненных ситуаций.
- Вы уверены, что машина направляется к церкви святой Августы, а не, например, собору святого Августина? – Герберт внимательно посмотрел на мистера Грира, отмечая про себя, что у того довольно нездоровый вид. – Думаю, этот факт на сегодня стал бы венцом ваших организаторских способностей.
И все-таки кого-то ему этот молодой мужчина напоминал. Память на лица у Вальтера была превосходная, и он был убежден, что с похоронным агентом прежде не встречался. Да и когда бы ему было успеть за те два месяца, что он провел в 21 веке. Но при этом ощущение было настолько острым, что было сродни дежавю.
- Знаете, мне очень любопытно, чем вы руководствовались, когда подбирали людей для массовки, - Герберт слегка передернул плечами, отгоняя наваждение. Дождь и не думал прекращаться, он наоборот словно бы набирал обороты, наполняя этот день серым цветом, скрадывающим очертания зданий в зыбкой туманной дымке. Валенштайн не даром носил свое второе имя, однако у Вальтера сегодня не было никакого настроения размышлять о романтической атмосфере города, в котором прошлое так причудливо переплеталось с будущим.
Странные цветы, которые даже не обладающий стопроцентным зрением человек ни за что бы не принял за розы, бывший граф Рею готов был простить. В такой день к подобным деталям придираться он был не намерен. Но вот люди, которых наняли в качестве массовки, даже на неискушенный в современной моде взгляд Вальтера, являли собой зрелище чересчур авангардное, и их уж точно нельзя было принять за приличных людей.
- Неужели на том рок-фестивале, где вы по всей вероятности проводили набор, нельзя было подобрать хоть кого-то, кого не стыдно было бы представить дочери покойного? Особенно за те деньги, что вам были заплачены, – поинтересовался Герберт, наблюдая за реакцией мистера Грира на появление катафалка. Было совершенно очевидно, что похоронный агент в точности не знал, где именно застряла эта, с позволения сказать, колесница смерти, и был очень рад тому, что главный виновник «торжества» не опоздал на собственные похороны.
Однако радость Рея оказалась преждевременной. Начать хотя бы с того, что как только водитель открыл дверцу автомобиля, с подозрением потянувший носом Вальтер ощутил острый алкогольный дух, исходивший от мужчины. Бывший граф выразительно посмотрел на мистера Грира: уровень компетентности похоронного бюро падал в его глазах все ниже и ниже, а несоответствие цены и качества услуг раздражало все больше. Вот только, к сожалению, слегка употребившие для того, чтобы согреться в дождливый день водитель и его помощник, которым предстояло внести гроб в церковь, были не последней проблемой сегодняшнего дня.
Попытка открыть заднюю дверь фургона не увенчалась успехом ни в первый, ни во второй, ни в третий раз. Что-то словно бы заедало в замке, не давая провернуть ключ и наконец-то отправить гроб с трупом Себастьяна Лемана в последний путь.
Вальтер  выругался себе под нос, а поскольку дюссельфолдский язык, по мнению бывшего графа, не был способен выразить все его отношение к сегодняшнему дню в целом и к текущей ситуации в частности, ругался мужчина на родном тезейском. У тех, кто не был знаком с языком, на котором говорят жители королевства, вполне могло бы сложиться впечатление, что Герберт проклинает сгрудившихся у фургона мужчин не меньше, чем до седьмого колена, до того пугающий эффект производили витиеватые рубленые фразы, в которых превалировали шипящие согласные и протяжные умлауты.
- И как вы планируете решить эту проблему? – выговорившись, поинтересовался Вальтер у мистера Грира.

Отредактировано Герберт Вальтер (08.03.2018 21:51)

+1

11

Другая церковь? Чертовски вероятно! Рей скрипнул зубами и мысленно пожелал мистеру Вальтеру не каркать. Он бросил взгляд на сломанный телефонный аппарат и готов был снова взмолиться всем возможным богам, но вовремя одумался, так как и в первый раз они не особо помогли - ведь клиент продолжил излагать свое недовольство.
Рей мысленно перелистал лица всех, кого он отправил в церковь. И был готов искренне возмутиться, так как ребята выглядели более-менее достойно.
Чтобы бы с тобой было, если бы ты увидел первоначальный вариант - язвительно подумал Рей, пристально и хмуро глядя на недовольного клиента.
С другой стороны, разве имел право Рей негодовать на адекватные претензии? Сегодня все вышло из под контроля. И винить он мог только себя. Но не стал.
Конечно, можно было наполняя, итак влажный воздух, своей слюной в приступе праведного гнева обвинить во всем нерадивый дюссельфолдский народ, который не готов выполнять поставленные задачи. Или же, состроив лицо невинного агнеца - покаяться и свято верить, что клиент окажется такими дураком, что за красивые глазки не забаерт оплату.
Рей выбрал третий вариант, и уже открыл рот, но миру и мистеру Вальтеру не суждено было узнать, что же он такого там решился сказать - так как на стоянку въехала долгожданная машина…

На скривившееся лицо клиента можно было и не глядеть, по чувствительному носу Рея тут же вдарил алкогольный дух. Вампир закатил глаза и хлопнул дверцей своей машины. Позже он еще помянет добрым словом мистера Вальтера, так как пока они тут “мило” беседовали, водительское сидение напрочь залило.
Ну за что мне эти идиоты?!
Наблюдая за неловкими телодвижениями его подрядчиков он пару раз беспокойно лохматил волосы. В его голове уже рисовалась чудная картинка, как эти две чупакабры достают гроб и роняют его, он раскрывается, мистер Леман вываливается на землю, в грязь и лужи, весь такой “привлекательный”… Наверно Рея на месте же чем-нибудь пронзят. Судя по манере речи и поведения, он бы не удивился, узнав, что под полами пиджака мистера Вальтера спрятана тонкая шпага.
Попытки закурить, пока двое помощников пытались открыть дверцы, были наглым образом прерваны. Для начала дождем, который будто наслаждался всей этой ситуацией и поливал участников с особым усилием, а также тирадой выданной таким джентльменом, как мистер Вальтер. Рей, знающий тезейский язык, как родной, не без удивления, и даже восхищения окинул новым взглядом своего клиента.
Одобрительно хмыкнув, он наконец справился с сигаретой и затянувшись, стремительно шагая по лужам, направился к машине.
- Не волнуйтесь, с этим мы разберемся - ответил он, как-то, не отдавая себе отчета, в том, что эту фразу он произнес на тезейском. Но подойдя уже к машине, быстро перепрыгнул обратно на местный и негромко начал попрекать нерадивых, но в принципе особо ни в чем не виноватых, мужчин. Ну опоздали - погода, ведь! Ну выпили, так погода ведь!
С этой машиной Рей мучился неоднократно. Данный катафалк был вместо домашнего питомца, имел характер превредный, и раз выбрав себе одного хозяина не давался больше никому. Глох, ломался, чихал, включал свою музыку, ну и само собой не открывался кому ни попадя.
И хозяином явно был выбран не Рей. Но у вампира были свои метода работы с этой адской машиной, отогнав мужчин подальше, и став так, чтобы спиной прикрыть от глаз мистера Вальтера свои манипуляции, он для вида покрутил ключом, а потом просто стукнул по замку и приложив достаточно силы - открыл дверцу, сломав замок.
Такое происходило постоянно, у Рея была персональная и немалая скидка на автомобильные замки. 
- Выгружайте, - скомандовал Рей мужчинам, прежде накрыв, стоявший внутри гроб, такой удачно подвернувшейся пленкой.

+2

12

Заметка об атмосфере

Оливер Ботэ был прирожденным гробовщиком, если о такой профессии вообще можно выражаться в таких словах. При своем текущем возрасте никто и никогда не заподозрил бы, что этот опытный мужчина занимается земляными делами. Пожалуй, его действительно можно было отнести скорее к фермерам, которые очень любят свою работу и готовы взяться за нее даже во внеурочный час.
В этот пасмурный  день у мистера Ботэ все было по плану: оценить состояние нескольких недавних могил и вырыть одну новую. Погодка была не только унылая, но и весьма сырая, а потому, пришлось в этот план добавить несколько капель коньяку, а потом еще несколько и еще. В какой момент — это жалкое количество алкоголя стало туманить мозг и взгляд Оливера, он сказать не мог.  Откровенно говоря, его уже  это не беспокоило. Он стал смотреть на все с гораздо более веселым взглядом, хотя смотреть таковым было ну явно не на что. Опираясь подбородком на ручку лопаты, которая кое-как вошла в землю, он наблюдал, как из очередного катафалка пытались изъять очередного ушедшего в иной мир. Кажется, там возникли какие-то проблемы с этим самым изъятием. Мужчина ухмыльнулся и даже хихикнул.  –Ну ничего сделать по-человечески не могут, ну чес слово. Как будто первый раз за дело взялись. – Более всего, пожалуй, он посмеивался над теми, кто сейчас проливал слезы и утирал себе носы платками – слишком большие старания в этом деле признак показухи, а также над теми и особенно над теми, кто пытался добиться от служащих загробного бизнеса идеальной работы.
Закончив копать, Оливер с лопатой наперевес направился к Рею Гриру, который и курировал в этот день все эти похоронные манипуляции. Он хотел получить кое-какие дальнейшие указания для своей работы, но алкоголь сделал свое дело, и Оливеру захотелось стать более общительным, быть ближе к живым людям; наконец узнать, что в мире делается и кем был этот человек, на похороны к которому пришла нелепая массовка, а не близкие и любящие родственники.
- Хэй, Рэй, - нелепо улыбнувшись, окликнул мужчина мистера Грира, когда тому удалось распаковать катафалк.  – Я подготовил песочницу. Только это, ну, - смущаясь, продолжил он, - мне кажется, что мы его утопим, вот чес слово.  – Оливер хохотнул, в последний момент прикрыв рот ладошкой и покосившись в сторону молодого парня, с которым Рэй недавно вел разговор. – Я там конечно кое-как набросал землицы от миссис Джонс, ну той, что похоронили недельку назад, но не знаю, не знаю, хватит ли.   – Ботэ без стеснения махнул ручкой лопаты в сторону мистера Вальтера, понижая голос. – А это его родня? Сам весь такой прилизанный, а агентство поприличнее найти не удосужился.  – Будь Ботэ трезвым, он никогда бы до такой степени не открыл рот, чтобы высказать такое в лицо своему нанимателю. Но день был хмурый, а коньяк уже вошел в контакт с телом, взяв на себя кое-какие рычажки управления.

+3

13

Что же? Факел погребальный,
Из шести досок ларец,
Саван, крест да хор печальный -
Вот и песенки конец.

Уильям Шекспир

После внезапной вспышке раздражения Вальтера охватила какая-то странная ледяная усталость, которая отразилась даже на осанке бывшего графа. Он не особенно удивился тому, что мистер Грир ответил ему на его родном языке, причем, если бы где-то поблизости присутствовал профессиональный лингвист, он был бы невероятно удивлен, поскольку речь обоих мужчин, с идеально-правильной артикуляцией, для слуха современного человека звучала довольно старомодно.
- Что ж, я очень рад, что хотя бы тут у вас не возникло проблем, - даже этот комментарий прозвучал без какой-либо иронии. Герберт провел ладонью по волосам, неосознанно копируя жест, которым Рей только недавно пытался привести в «порядок» собственную прическу. Было похож, что дождь даже и не думает прекращаться, и при мысли о том, каким образом покойника будут погружать в его последнюю обитель, мужчина нахмурился. Да уж, такого конца если и желать, то точно не тем, кого следует называть друзьями. Впрочем, он сам с Леманом знаком не был, так с какой стати ему беспокоиться о судьбе его останков?
Мысль была злая, эгоистичная, и это заставило Вальтера насторожиться. Не сказать, чтобы он по жизни был добрым самаритянином, но и эти отрицательные качества в его характере проявлялись крайне редко. Например, слушая то, как мистер Грир распекает своих подчиненных, Герберт вполне мог бы заметить, причем в самой язвительной марене, молодому мужчине, что подобный подход не свидетельствует о его способностях руководителя. Любому служащему известно, что собака, которая громко лает, если и кусает, то не сильно. Конечно, можно было бы предположить, что основной разнос похоронный агент своим людям устроит не на глазах у клиента, но, глядя на лицо Рея, Вальтер сильно сомневался в этом. И, несмотря на сумрачное отношение ко всему этому дню в целом и трем сгрудившимся около фургона мужчинам в частности, бывший граф с грустью должен был признать, что сам по сути страдает от той же проблемы.
Наблюдая за тем, как два горе-работника достают из недр фургона гроб, Герберт пытался определить, откуда именно в его душе появилась эта раздражающая мелочность, и почему его подслеповатые глаза так упорно продолжают видеть этот мир исключительно в тусклом сером цвете. На усталость было не похоже, хотя нервы Вальтера и впрямь постоянно подвергались постоянным испытаниям на прочность, и тут сказывалось все: последствия перемещения, нежданно обретенные пасынки, которых сопровождал этакий угнетающий флер темной тайны, и попытки обрести собственное место в этом странном, чужом для мужчины времени. Неужели это и есть инферно – его личный ад, который рано или поздно обретают все мыслящие и чувствующие существа?
Будь Герберт романтиком, он, подобно одному несчастному принцу из пьесы давно покойного драматурга, мог бы попытаться увидеть во всей этой картине некий символический смысл, но, увы, парочка небольших озер в ботинках и перспектива заработать качественный осенний насморк беспокоили Вальтера сейчас гораздо больше. Да и из всех имеющихся в поле зрения бывшего графа мужчин, быть может, один мистер Грир только и подходил на роль готического героя, да и ему, вероятно, больше к лицу было несколько иное амплуа, чем роль могильщика, которыми в свое время так вдохновился принц Омлет. Рей гораздо лучше бы смотрелся в плаще с пелериной и в компании какой-нибудь анемичной барышни, потому что в таких постных физиономиях, какая была у похоронного агента, прекрасная половина человечества отчего-то склонна видеть душещипательные тайны, придающие их обладателям дополнительный шарм.
- Обязательно учту данную рекомендацию в следующий раз, - когда-нибудь потом, пережив в недалеком будущем множество неприятных моментов связанных со смертью и приобретя по этому поводу пунктик на суеверности, Вальтер будет корить себя за эти слова, но не теперь. – Вот, прошу вас, возьмите и постарайтесь, пока будет идти служба, сделать что-нибудь, чтобы избежать подтоплений.
Когда мужчина протягивал Ботэ вынутую из бумажника купюру в сто либреев, он не заметил, как оттуда выпали несколько мелких монет, среди которых была и та, что обеспечила большинство неприятных накладок сегодняшнего дня. Освободившись от проклятой на неприятности вещицы, Герберт быстрым шагом перешел стоянку и, поднявшись по ступеням, вошел в церковь. Остаток службы прошел без эксцессов, и мистер Леман наконец-то обрел свой последний приют на кладбище близ церкви святой Августы. О том, нашла ли его душа покой в ином мире, история умалчивает.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Линии судьбы » 7.09.2006 Хорошие похороны не гарантируют рая


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC