http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » А ты уже купил топор к празднику? (эпизод: день проклятых)


А ты уже купил топор к празднику? (эпизод: день проклятых)

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

А ТЫ УЖЕ КУПИЛ ТОПОР К ПРАЗДНИКУ?
▼▼▼
Атмосферная музыка

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/245485/0babcd33-5c73-4ab0-87ec-95371efde81f/orig

Кто: Все желающие (эта графа будет заполнена именами позже)
Где: Исторический Университет Валенштайна
Когда: Вечер 10-ого сентября 2006 года

Несмотря на такой жутковатый лозунг, под которым было решено проводить очередной «День проклятых» в Историческом Университете Валенштайна, организаторы хорошо потрудились, чтобы обеспечить студентам интересную программу, хорошую музыку и танцы.
Вечером 10-ого сентября по всему университету будут открыты мини-аттракционы, такие как «комната ужаса», «королевство кривых зеркал», «лавка гадалки», и многое другое, что пользуется популярностью в этот день. Пока ребята и преподаватели (они тоже любят веселье!) развлекается, в городе чествуют праздник парадом.
Официально мероприятие заканчивается в час ночи. Все это время в здании и в окрестностях дежурит полиция, которая следит за правопорядком. Алкоголь на празднике запрещен, однако всякий раз находились умельцы, которые не боялись отчисления и проносили его с собой.
Описание праздника

+4

2

Первые два года Николь активно принимала участие в подготовке и организации университетских мероприятий, однако в последнее время её редко видели среди деятелей студенческого сообщества, что крайне не нравилось куратору группы. В последние несколько дней он часто напоминал ей о тех славных временах, когда у неё хватало времени и на учебу, и на бурную деятельность.
Мужчина даже позволил себе усомниться в её моральном облике, но она незамедлительно поставила его в известность, что вскоре выходит замуж, и не станет терпеть подобных намеков. Волшебница не стала рассказывать об этом неприятном разговоре Рейнеру, поскольку ей не хотелось давать ему еще одну причину для отъезда из Валенштайна.
Этот город вызывал у нее смешанные чувства, поскольку с ним были связаны самые разные воспоминания, некоторые из которых до сих пор приятно грели душу или причиняли почти осязаемую боль. Однако, чтобы не чувствовала Николь, ей были дороги любые реминисценции, поскольку они являлись её неотъемлемой частью.
Быть может, в глубине души она просто боялась (как и большинство людей) таких серьезных жизненных перемен, хотя при этом полностью доверяла Рейнеру. Николь безоговорочно любила его, однако это не мешало подсознательным страхам, чаще всего глумящимся над ней, когда она оставалась наедине со своими мыслями, брать верх над разумом. Именно они вынуждали её цепляться за прошлое, неодушевленные предметы и ставшие какими-то родными места в этом городе.
-Тебе так идут эти ушки, – сказала девушка, поправив белокурый парик на голове, когда они подошли к пропускному пункту университета, где их встретил довольно плотный охранник, попросивший предоставить документы, удостоверяющие личность. Пока он проверял их, те студенты, что стояли позади, шумно говорили и смеялись, перебивая друг друга и музыку, льющуюся из здания первого корпуса.
-После всего, что нам пришлось пережить, я считаю, что мы заслужили отдых, – заметила она, когда они наконец оказались почти у самого источника шума. По дороге им встречались не только разряженные подростки, но и преподаватели, которые в этом году проявили фантазию, и совместно со студенческим комитетом, постарались сделать этот праздник не забывающим.
-А вон Шанель, – увидев в толпе подругу, сказала Николь. Девушка стояла в компании черта (в котором ей удалось узнать одного из форвардов команды «Ястребы» и двух нимф из группы поддержки. – Где-то здесь должны быть и остальные. Интересно, какие костюмы выбрали остальные.
Несмотря на то, что Николь больше относилась к домашним девочкам, из которых обычно получаются хорошие домохозяйки и матери, она все же находилась в том прекрасном возрасте, когда еще хочется куда-то выходить, а не сидеть дома, штопая носки. Ей, как и всякой молодой девушке, было необходимо время от времени проветриться, потанцевать, отрешиться от проблем и просто искренне радоваться жизни. Для неё было важно делить эти мгновения с дорогим человеком.
-Как ты относишься к пуншу? – спросила она, решив, что хочет для начала немного осмотреться.
Неподалеку от них как раз стоял столик с напитками и угощениями, среди которых можно было увидеть пальчики ведьмы, сделанные из песочного теста, желатиновые глаза вурдалака, судя по цвету, шоколадные паучки, и прочие деликатесы, напоминающие всем о том, какой сегодня праздник.
Пунш оказался сладким на вкус, и даже слегка приторным, как показалось Николь. А студентам, стоявшим неподалеку, кажется показалось, что в нем еще чего-то не хватает, и они решили, что будет совсем недурственно исправить это. Один из них достал небольшую флягу из-за пазухи, и ловким движением вылил в стоявшую рядом тару все её содержимое; решившим освежиться именно из неё, определенно придется по душе рецепт, а сам праздник заиграет новыми красками.
-Когда ты в последний раз бывал на таком мероприятии? То есть, мне даже интересно, в Тезее вообще отмечают «день проклятых» или нет? – Николь пришлось говорить довольно громко, чтобы Рейнер мог услышать и разобрать её слова.

+4

3

Вот такая вот зараза — девушка моей мечты!

Иначе, как самое настоящее предательство, Рейнер это назвать не мог. Взглянув на белые уши, маг состроил Николь самую несчастную физиономию, на которую только был способен, но девушка была неумолима. Наступление свое она, очевидно, спланировала заранее, чтобы лишить медиума маневра для отступления, и Войцу оставалось только дивиться такому неожиданному коварству, которого он в возлюбленной даже и не подозревал.
- Я беру в жены женщину без сердца, - меланхолично констатировал Рейнер и дернул левое кроличье ухо, которое никак не желало стоять прямо. Увы, но усилия мага успеха не возымели, и вид у спутника Алисы, образ которой для праздника выбрала Николь, получился несколько подгулявший. Впрочем, если Войцу не изменяла память, то Белый Кролик и так по жизни был существом совершенно несчастным, поэтому этот несуразный маскарад в исполнении медиума еще больше персонажу повредить не должен был.
- Знаешь, вот почему-почему, а по этой части студенческой жизни я определенно не скучаю, - задумчиво проговорил Рейнер, с высоты своего отнюдь не маленького роста оглядывая творящуюся в университетском коридоре вакханалию. Ведьмы, черти, феи и вампиры сновали туда-сюда, то и дело раздавались притворные крики ужаса, когда очередной "монстр" мужского пола решался блеснуть оригинальностью в попытке привлечь внимание прекрасной половины человечества. Чаще всего подобные попытки оканчивались провалом, но у молодых людей для того, чтобы заиметь себе очередную пассию, впереди было еще достаточно времени и алкоголя, который, несмотря на запреты администрации, на вечеринке все равно присутствовал.
Нужно было признаться честно: медиум слегка лукавил, произнося эти слова. Повеселиться Рейнер никогда не отказывался, хотя предпочитал делать это в компании хорошо знакомых людей. Шумная толпа внушала магу подсознательное чувство неприязни, и тут уж он ничего с собой поделать не мог. Однако разумных поводов отвертеться от того, чтобы сопровождать волшебницу на этот импровизированный шабаш, мужчина найти сегодня не смог. К тому же он прекрасно понимал, что, несмотря на свою домашность, Николь сейчас была в том возрасте, когда подобные мероприятия девушкам необходимы как воздух. А маг, чего греха таить, был все-таки склонен потакать прихотям своей будущей супруги.
Хотя по одному вопросу взгляды жениха и невесты вступали в непримиримый конфликт. После очередного ремонта в доме на улице Гор-Вест Войц все-таки рискнул сходить в импровизированную лобовую атаку и поставил вопрос или, вернее сказать, ультиматум: им срочно нужно переехать. Помимо прямой угрозы, исходящей от ордена Братислава, медиума терзало какое-то смутное суеверное чувство. Конечно, это вполне могла быть и его извечная паранойя, но тут Рейнер предпочел бы перестраховаться. Однако в своем устремлении мужчина, как ни удивительно, оказался одинок: почти уже бывшая мисс Ричи так старательно уходила от разговоров на эту тему, что маг уже начал подозревать первые бунт в их пока еще не начавшейся семейной жизни.
- Смотря, в каких целях употреблять, - ухмыльнулся Войц, оценив количество и качество алкоголя, добавленного в пунш. – Но в любом случае уверен, что налегать на него для поднятия настроения не стоит. Эффект, конечно, будет впечатляющий, но короткий.
Как и на всех подобных мероприятиях, группа на сцене, члены которой, вероятно, были точно такими же студентами, как и те молодые люди, что сновали вокруг остановившихся у стола с закусками медиумов, руководствовалась принципом, что главное играть погромче и поритмичнее, поэтому разговаривать при таком шумовом сопровождении было крайне затруднительно.
- Николь, не суди тезейцев только по одному конкретному представителю в моем лице, - чтобы перебить привкус чрезмерной сладости от пунша во рту, Рейнер стянул с одной из тарелок угрожающего вида печенье а-ля «палец ведьмы» и захрустел песочным тестом. – Просто моя жизнь по большей части и так вечный День проклятых, в таких обстоятельствах сложно получать удовольствие от подобного времяпрепровождения. А праздник в Тезее, конечно, празднуют, правда, насколько знаю, какие-то отличия все-таки есть. Например, вместо «сласти или напасти» дети кричат «сладкое или кислое», а раньше на светильники со страшными рожами вместо тыкв шла репа.
Секунду помолчав, маг продолжил, склонившись к самой макушке волшебницы:
- Ты не хочешь в честь праздника сыграть в экспресс-игру «правда или действие»? Предлагаю на сегодня обойтись только правдой, и, если ты не против, я задам вопрос первым. Раньше ты часто занималась организацией подобных мероприятий, скажи, это была твоя личная инициатива, или ты поступала так, потому что кто-то считал это правильным и престижным?
Как раз где-то неподалеку мелькнула рыжая шевелюра мисс Лефевр, и Рейнер слегка прищурился, разглядывая мордашку волшебницы.

+3

4

Ритмичная музыка и смешные казусы, происходившие с некоторыми студентами во время последней подготовки вечера, за которыми было забавно наблюдать, приподняли некроманту настроение. Поэтому разгуливая по первому этажу в костюме светоносного ангела, и периодически задевая прохожих большими белыми крыльями, мужчина бессовестно улыбался, что сразу же выдавало его отнюдь не ангельское нутро.
Сделав замечание слишком увлекшимся студентам из дома Гамма, заключившим несуразное пари, профессор Эллингтон направился в зал. По дороге ему попалась компания старых сплетниц, как всегда активно обсуждающих поведение подрастающего поколения. Заметив его в поле своего (довольно слабого) зрения, женщины почти синхронно заулыбались, демонстрируя фальшивую радость.
Подмигнув им, он невольно поймал себя на мысли, что они напоминают трех мойр, делящих между собой один мозг. Хотя, если говорить о преподавательской работе и профессионализме, каждая из них стояла на хорошем счету у ректора и заработала имя в образовательной среде.
-Подумать только какой молодой, а уже преподает, – польстившись подобным жестом, проворковала одна из преподавательниц. – И внешность у него такая приятная, не то что у профессора Макдермота, – и с этими словами, она переключила свое внимание на менее везучего джентльмена, появившегося на горизонте. Её товарки тут же поддержали разговор и начали перемывать бедняге косточки.
Тем временем, Вернон заметил в толпе старых знакомых. Решив подойти, чтобы поздороваться, он походу дела налил себе пунша. Признаться, конституция и цвет напитка сразу же не вызвали у него доверия, но из-за отсутствия альтернативы, мужчина посчитал, что сойдет и такой вариант.
Сделав первый глоток как раз тогда, когда его с парочкой голубков разделял всего шаг или два, некромант заметно искривил лицо. Привкус алкоголя пришелся ему по душе, но это было так неожиданно, что он не сдержал своего удивления.
-Подумать только, эти шалопаи все же пронесли сюда алкоголь! – то ли возмущаясь, то ли восторгаясь их находчивости, сказал Вернон, когда к нему вновь вернулся дар речи. – Хех, уши им надеру, – добавил он, после чего пригубил еще из стакана. Судя по всему, мужчина не собирался ничего предпринимать, чтобы исправить оплошность тех, кто недоглядел за ушлыми молодчиками.
-Здравствуй, зайчик-попрыгайчик, – косо усмехнулся Вернон, решив наконец-то поприветствовать будущих супругов. – А ты, Николь, похоже Алиса? Вся жизнь сказка. «У тебя есть два выбора: один приведет тебя к счастью, другой — к безумию. Мой тебе совет — не оступись».
Процитировав Чеширского кота, некромант вновь припал губами к пластиковому стакану. Он не пил уже почти месяц, и вот во рту вновь приятный (немного необычный из-за добавок) вкус спиртного.
-Честно говоря, не ожидал, что что увижу тебя здесь, – признался Эллингтон, обращаясь к магу. Между ними (с какой стороны не посмотреть) была достаточно существенная разница в возрасте, к тому же, Войц не казался некроманту большим любителем подобных развлечений.

+3

5

костюм

https://st.kp.yandex.net/im/kadr/1/7/1/kinopoisk.ru-Ast_26_23233_3Brix-_26-Ob_26_23233_3Blix_3A-Mission-Cl_26_23233_3Bop_26_23226_3Btre-1716048.jpg

Рея обожала вечеринки. А больше всего ей нравилось наряжаться, да так, чтобы быть замеченной тотчас, войдя в зал. Порой на руку ей играли достаточно откровенные наряды, но сегодня вечер был особенный. Все таки она выступала не только в качестве гостя, но и в новой для себя роли - преподавателя. Так что нельзя было перегнуть палку - не то семестр явно не задастся с первых же дней.
Выбрав достаточно консервативный образ царицы песчаных дюн и древнего, некогда процветающего мира, она появилась в холле большого зала торжеств, где все уже было готово к потоку студентов, который не заставляли себя долго ждать, понемногу прибавляясь то тут, то там. Девушки не скупились на фантазию, впрочем, молодые люди явно не стояли в стороне от этого костюмированного пиршества - яркие ткани, короткие юбки, сложный аромат парфюма - воздух буквально пропитался молодостью и сексом.
Ру даже дышать забыла, осматриваясь кругом. Ее питала эта энергия, которая заползала под кожу и шевелила тонкие волосы на руках...Царственно ступая в своем наряде она забыла на какие-то минуты о истинных намерениях, которые привели ее сюда нынче вечером. Просто вчера они с Верноном не договорили. Вернее сказать, не договорила она - Рея. А Манчини очень не нравилось, когда что-то шло не по ее сценарию. Зачастую она играла мужчинами с таким же энтузиазмом, с каким писала сюжеты для своих любовных романов - самозабвенно и с аппетитом здорового ребенка, которому протянули коробку с конфетами вместо ненавистного тыквенного пюре.
Те самые Мойры, что так любезно и обходительно поприветствовали Вернона, холодно кивнули головками-одуванчиками в сторону молодой новой преподавательницы и выдавили что-то приветственное. Рут только любезно рассыпалась в комплиментах о том, сколь прекрасны были их наряды - и сделав вид, что не заметила ни тона, ни взглядов с которыми те обратились к ней в ответ - после чего скрылась в общем зале, мимоходом выглядывая в сгущающейся толпе Вернона.
Пробравшись к столику с угощениями Манчини зачерпнула немного пунша и налила в одноразовый красный пластиковый стакан немного жижи такого же цвета, чтобы смочить пересохшее горло. Цвет напитка отдаленно напоминал кровь, заставляя Рут сглотнуть подступивший к горлу комок. Она поняла, что голод начинает нарастать, а это значило, что еще до наступления полной луны будет необходимо подкрепиться.
Повернувшись лицом к залу и не спеша делать глоток, Ру заметила в толпе огромный белый комок перьев. И прежде чем в голове у нее пронеслась мысль о том, кто мог столь очевидно выбрать костюм для праздника, она узнала профиль. Улыбка стала шире, а взгляд - настойчивее.

+4

6

-На что ты намекаешь? – подняв голову, спросила Николь, с прищуром посмотрев на жениха. Ей не понравился этот вопрос, поскольку она почувствовала в нём неприятный намек на то, что у неё есть зависимость от чужого мнения, и в том числе от мнения подруги.
Девушка не хотела признавать, что раньше очень часто пыталась угодить подруге. И только когда они перестали общаться, у неё появилось время для себя. Хотя желание угождать людям, которое со временем стало частью её натуры, никуда не делось. Только теперь она стала чаще задавать себе вопрос: «хочу ли я этого?».
-Я делала это, потому что могла делать, – наконец ответила Николь, – и потому что это правильно, и потому что мне хотелось этого, но не из-за престижа, – она посмотрела в сторону, где недавно стояла подруга, но не увидела её там. – Даже черлиденгом я занималась не для того, чтобы снискать себе славу, а из желания поддержать Шанель. Дружеская поддержка важна. Не знаю, как бы я справилась со всем, когда умер отец, и что бы делала, не окажись её рядом. Делать что-то для людей приятно, вот и все.
В этот момент на горизонте появился профессор Эллингтон, который через минуту уже стоял рядом с ними. Волшебница не успела задать свой вопрос, поэтому перед тем, как он подошел к ним, она обратилась к Рейнеру со словами:
-А я приберегу свой вопрос для более подходящего момента, – на её губах появилась улыбка.
Сделав глоток пунша, некромант обнаружил, что в него добавили секретный ингредиент под названием «алкоголь», но кажется был вполне доволен этим обстоятельством. Во всяком случае, Николь нисколько не сомневалась в этом.
-И вы, профессор Эллингтон, конечно же предпримите что-то? – поинтересовалась она, хотя прекрасно знала, чем все закончится: ничего он делать не станет, даже если скажет, что накажет балагуров по всей строгости закона».
Его шутливая фраза пришлась волшебнице не по вкусу, но принимать её слишком близко к сердцу она не стала. Вернон никогда особо не отличался скромностью или тактичностью, поэтому к подобным фентилям можно было уже привыкнуть. И Николь, у которой всегда находился ответ, решила также привести цитату.
-Видала я такую чепуху, по сравнению с которой эта чепуха — толковый словарь! – сказала она.
После лекции по конфликтологии им так и не удалось поговорить, поэтому Вернон по-прежнему ничего не знал о положении Шанель. Та в свою очередь узнав, что подруга собирается рассказать ему об этом, строго настрого запретила это делать, сказав, что разберется сама. Взамен ей пришлось пообещать не принимать никаких поспешных решений по поводу ребенка. Время, чтобы сделать оборт оставалось немного, но Николь надеялась, что, обдумав все как следует Лефевр передумает губить жизнь внутри себя.
-А ты у нас ангел-посланник? Я видела здесь парочку священников, у вас могло бы получиться интересное совместное фото.
Николь положила свою руку на локоть Рейнера, будто бы лишний раз демонстрируя, что они вместе, и в этом жесте утверждала не только их отношения, но и принцип, по которому они жили – и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии, и… даже на вечеринке!
Она была убеждена, что медиуму, как и ей самой, необходимо отвлечься от сверхъестественных забот, чтобы насладиться простыми земными радостями. Волшебница убеждала себя, что ему понравится праздник, если они оба расслабиться, и не станут загружать голову ненужными мыслями.
-Скажи ведь из него получился чудесный зайчик, – давя улыбку, спросила Вернона волшебница. – Мы выбирали между Алисой в стране чудес и красной шапочкой, но я подумала, что этот образ лучше ляжет, и, мне кажется, оказалась права. Ты так не считаешь? Кстати. Раз уж мы все здесь собрались, хотела спросить: вы чувствуете какие-то перемены? Сегодня же день Проклятых.

+4

7

Своим вопросом Рейнер не стремился как-то задеть и тем более обидеть Николь, для этого он был слишком сильно привязан к ней не только родовой клятвой, но и чувством гораздо более глубоким и страстным. Маг любил девушку со всеми ее достоинствами и недостатками, однако одна черта ее характера слегка смущала такого рассудочного эгоиста, каким себя видел медиум. Он считал, что чрезмерная сердечность, на которую его невеста иногда полагалась слишком сильно, в будущем могла стать одним из главных источников опасности не только для нее самой, но и для их детей. Все-таки душа нараспашку – это хорошо в мире, где все люди друг другу товарищи и братья. К сожалению, вотчине Эвелона до такого благословенного состояния было еще очень далеко, поэтому мужчина исподволь хотел приучить будущую жену к мысли о том, что чувства не должны превалировать над разумом слишком сильно. К тому же, чего греха таить, после возвращения в Валенштайн незабвенной Шанель Рейнера терзался смутными подозрения. Ему казалось, что Николь от него что-то скрывает, и это совершенно не нравилось собственнику Войцу.
- Спасибо за честность, - мужчина поднес руку девушки к своим губам и поцеловал ее раскрытую ладонь.
В этот момент относительно уединенный (если, конечно, можно найти уединение среди толпы подвыпивших студентов) тет-а-тет нарушило появление знакомого лица, которое не постеснялось вторгнуться не только в зону видимости медиумов, но и в зону их комфорта, учитывая обширные ангельские крылья.
- И тебе привет, часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо! – ухмыльнулся Рейнер. – У тебя костюм тоже очень даже ничего. Главное, что подобран с иронией. И раз уж ты сегодня играешь роль светлого ангела, кому, как ни тебе, знать, что зависть - плохое чувство?
Маг, к вероятному сожалению Вернона, относился к тому счастливому типу миролюбивых людей, на которых совершенно бесполезно тренировать остроумие. Колкости они либо тактично не замечают, либо возвращают их отправителю с наилучшими пожеланиями. По мнению Войца, сейчас был именно такой случай: цитату из первоисточника мужчина трактовал как намек на стереотипичность пары медиумов и, фигурально выражаясь, посоветовал некроманту этого не делать.
- Николь, боюсь, наш дорогой профессор сам еще не слишком далеко ушел от этих барменов-экспериментаторов, - почувствовал руку волшебницы на своем локте, Рейнер рефлекторно накрыл ее своей ладонью.
Нужно было сказать, что после событий, которые произошли первого сентября в доме на Гор-Вест, у Войца накопилось к Эллингтону некоторое количество вопросов. Начать хотя бы с того, что медиум был склонен доверять мнению младший сестры, хотя некромант продемонстрировал потрясающую живучесть, наплевав на диагностируемое отравление с летальным исходом. Было в этом нечто странное и наводящее на определенные мысли: что, если приобретенная способность к поглощению чужой магии, которая у Вернона и Николь была общая, как-то с этим связана? В конце концов не зря же они оба пили так называемую «живую воду».
- Но если у тебя есть план, как не допустить этот разгул на улицу, тогда я снимаю перед тобой шляпу. Тьфу, то есть уши, - Рейнер и правда слегка приподнял на голове поименованную делать своего костюма и учтиво кивнул молодому человеку. – Боюсь, Валенштайн может и не пережить этот вирус безбашенного студенческого веселья. А у нас через пять дней свадьба.
Маг шутливо толкнул невесту в бок. В глазах, какими он смотрел на девушку, была неприкрытая нежность по-настоящему влюбленного человека. Как бы ни боролся с собой Рейнер в начале знакомства с Николь, это чувство все-таки взяло верх над когда-то такой незыблемой волей медиума. А, может быть, это и правда было то самое Провидение? Кто знает.
- Надеюсь, у тебя нет желания устроить спиритический сеанс? – мужчина скептически прищурился. – Потому что старые легенды не врут: границы мира мертвых в этот день слабеют настолько, что даже слабые призраки могут стать самой настоящей проблемой.

+3

8

-А я никогда и не пытался быть хорошим, – фыркнул Вернон, когда медиум сказал, что зависть плохое чувство. Ему становилось не по себе, когда он видел, с какой нежностью эти двое смотрят друг на друга. – Я часть той силы, которую стошнит, если вы продолжите миловаться, - добавил мужчина, которого действительно обуревала неодолимая зависть.
Однако не смотря на кислый привкус во рту, появившийся от этого дурного чувства, природу которого, честно говоря, некромант совершенно не понимал (быть может, это была дружеская ревность?), зла им он не желал. Хотя, возможно, добавить ложечку дёгтя в эту приторную бочку мёда добавить и не отказался бы.
Все-таки совместно пережитые приключения, некоторые из которых вполне могли стоить им жизни, послужили связующим звеном, сделавшим их добрыми друзьями, хотя Вернон и не стал бы признавать этого, даже под страхом пыток. Он предпочитал думать о том, что ни к кому ничего не чувствует, и может обойтись без всех этим душевных волнений.
-Неужели будущая миссис Войц хочет, чтобы сегодняшний день для кого-то стал последним учебным днём? – поинтересовался Эллингтон, которому было известно, чем обычно заканчиваются подобные шалости для чрезмерно самоуверенных подростков. – Как нехорошо с вашей стороны! – широко улыбаясь передразнил он её. – И да, я молод и хорош собой. Тут уж ничего не поделать, – несмотря на то, что Вернон был гораздо старше обоих медиумов, иногда ему казалось забавным, что внешне эта разница была не заметна.
На вопрос о том, какой из Войца вышел заяц, некромант культурно промолчал, решив, что ему и так слишком повезло на этом празднике жизни. Комплименты были излишни. Во всяком случае, магу показалось, что у него слишком довольная физиономия.
-А мне иногда кажется, что этому городу совсем не помешает легкая встряска, – мужчина пригубил еще сладковатого напитка, чтобы смочить губы, и осмотревшись (как делал это все время, чтобы не упустить самого интересного), увидел мисс Манчини.
Вчера они провели неплохой вечер. Обычно он отвергал женское внимание, поскольку живы были воспоминания о конфетке Кэндис, но рядом с ней они его совершенно не терзали, будто на какое-то время, ему удавалось избавиться от голоса Совести. И Вернона не мучал вопрос «почему так?», поскольку напрашивался самый банальный ответ: «потому что интересная женщина способна переключить внимание на себя». И все же, больших планов Эллингтон не строил. Флирт с привлекательной мадам его совершенно ни к чему не обязывал. Знал бы он, что находится под прицелом настоящей змеи…
-Вы делайте, что хотите, господа медиумы, а я, пожалуй, пойду немного развлекусь, – его губы изогнулись в ухмылке. – Только постарайтесь не наделать дел, – сделав несколько шагов в сторону, добавил он, и развернувшись в пол-оборота, заметил: – граница, пожалуй, так тонка, что ты теперь при желании можешь её почувствовать.
Вернон обращался к Николь, поскольку у неё, как и у него, была связь с садом Жизни, которая ощущалась куда больше, чем прежде. Лично маг почувствовал это еще утром, когда проглотил силу целого артефакта, купленного на черном рынке за сравнительно приемлемую сумму.
За сим он удалился. Николь и Рейнер могли видеть, как он подошел к мисс Манчини, но о чем они говорили осталось бы для них тайной, поскольку мужчина повернулся так, что обзор им загораживали могучие крылья.
-Кого я вижу, – обращаясь к женщине, сказал он. – Сама царица… Эросианская или Анахоморская? – небольшое уточнение, чтобы завязать разговор. – Вам очень идет этот образ. Долго размышляли над ним?
Его глаза бесцеремонно блуждали по её фигуре, но никаких пошлых намеков или оскорбительных предложений не последовало. Некромант примерил на себя образ святости во всех смыслах.

+3

9

Конечно он шел к ней. Рея это поняла по тому, что взгляды их встретились. Когда ты так нагло буравишь взглядом чью-то спину будь готов, что тебя заметят. Манчини сделала глоток пунша и с удовольствием, но без удивления, отметила, что у местной молодежи большие шансы на будущее. Приятное послевкусие алкоголя обожгло горло. Она тут же отставила бокал, ни к чему было туманить разум, сейчас это было лишним. Если она собирается сделать то, ради чего была вчерашняя встреча и сегодняшний...выход.
- Анахоморская, собственной персоной, - она развела руками, будто показывая себя во всей красе.
Тонкие, но крепкие и смуглые руки контрастно выделялись на фоне белоснежной отделки платья.
- Все начали готовиться к празднику заранее, а мне пришлось выбирать из того, что есть. Надеюсь, я не выгляжу...странно. Этот шлейф ужасен для передвижения - рассмеялась она, разглядывая белые перья гигантских крыльев Вернона. Его костюм был очень удачен, рядом с ним можно было не бояться натиска толпы. Счастье для интроверта.
- Вы тоже выбрали очень удачный костюм, Вернон. Очень подходит Вам, - Рея подмигнула новому другу и своей будущей жертве.
Голод неприятно волновал ее, взгляд становился рассеянным и с трудом удавалось удерживать внимание. Как неосторожно было прийти сюда не подкрепившись. Но что поделать, Ру хотелось попробовать что-то определенное.
- Эти разбойники добавили секретного ингредиента в пунш. Успели насладиться? - улыбнулась она. - Эх, молодость, как она все таки хороша! - Рут заговорщически приблизилась к Вернону и подметила: - Но мы ведь никому не скажем, да?
Она задумчиво смотрела ему в глаза, потом перевела взгляд на щеку и нахмурилась. - Погодите, у вас тут что-то на щеке, - очень быстро Рут смахнула пальцами соринку и тут же взяла голову Эллингтона своими руками, смотря прямо в глаза.
Все произошло так быстро, что у него не было возможности запротестовать и просто вырваться. Рут знала, что у нее мало времени, считанные секунды. Она хотела найти самое яркое воспоминание Вернона связанное с девушкой, которую он любил...или любит. Ведь была у него такая привязанность! Просто должна быть!
"НУ же, покажи мне!"

Отредактировано Рея (06.05.2018 18:14)

+2

10

[html]
<p><center><span style="font-size: 22px"><span style="font-family: Lobster;color: gray">Первый тревожный звоночек</span></span></center></p>
<center><p><i>Заметка для квеста <a href="http://lepidus.ru/viewtopic.php?id=3663">"Никто не выжил"</a></i></p></center>
<center><figure class="caption-border">
    <img src="https://image.ibb.co/hE3Hoy/image.png">
    <figcaption><font face="Gorgia">Хочешь знать больше?</font></figcaption>
</figure></center><br>

<p><font size="3" face="Gorgia">Праздник был в самом разгаре, когда на трибуну, собранную в университетской столовой, оформленной под танцевальный зал, поднялась декан исторического факультета. На ней был костюм ведьмы, купленный еще лет пять назад, коническая шляпа, из передней части которой торчала резиновая мышь, и пластиковый ворон, прицепленный к плечу. Музыка стихла, и постучав по микрофону, он начал сифонить воздух создавая неприятный звук, но звукорежиссер быстро исправил неполадку. Женщина откашлялась, сказала «раз… два… раз… два… три» и обратилась к застывшим студентам: <br>
-Дорогие друзья, мы сделаем небольшую паузу, чтобы провести увлекательную викторину. Каждый из вас имеет возможность выиграть небольшие сувениры, подготовленные по такому случаю. Поскольку университет у нас непросто так носит название «исторического» университета Валенштайна, в основном все вопросы будут связаны с историей праздника или нашего любимого города! – говорила мисс Голдблю, а именно так звали женщину – Тереза Голдблю, улыбаясь во весь рот. Те, кто стоял к трибуне ближе всех, могли даже заметить, что три передних зубы у неё были испачканы в ярко-красной помаде, её любимый цвет – роковая блондинка.<br>
-Начнем с самого простого! Внимание на стену у меня за спиной, там будут даны подсказки.<br>
Когда оператор включил проектор, появился белый квадрат. Терезе пришлось сделать шаг в сторону, чтобы не загораживать обзор, поскольку кое-что, как обычно, организаторы предусмотреть не смогли. Впрочем, не став огорчаться такой неприятной оплошностью, женщина взяла в руки первую карточку, покрутила ей в руках, демонстрируя всем, и зачитала:<br>
-Первый вопрос: почему в стародавние времена в этот день люди надевали маски? – на экране начали появляться картинки с ужасными тварями, которые нападали на людей, но не прикасались к тем, на ком были маски.<br>
-Верили в то, что монстров вводили в заблуждение! – выкрикнул кто-то из толпы. Из-за поднявшегося гомона было сложно понять, кто сказал это первым, поэтому приз достался тому, кто попал мисс Голдблю на глаза.<br>
-А теперь второй вопрос: чем украшают дом в это время? – создавалось впечатление, будто ей доставляло огромное удовольствие вести викторину, поскольку она непрестанно улыбалась толпе.<br>
На экране вновь появились картинки. Венки из вербены и терна быстро угадали, а вот слово «самшит», подростки вспоминали минуту-две. А когда вместе упомянутого растения внезапно появилась картинка корабля, кто-то громко пошутил:
-Что, кораблями украшают?<br>
Те, кто стоял рядом с ним, и те, кто успел попробовать чудесный пунш, громко засмеялись. Между тем, картинки менялись, и увидев следующую, на которой был изображен ящик, похожий на гроб, на внутреннем корпусе которого были видны четкие следы когтей, толпа начала перешептываться.<br>
Обернувшись, чтобы посмотреть, что так заинтересовало студентов, Тереза изумилась. На полу капитанского мостика подсвеченные флуоресцентными лампами, виднелись нечеловеческие отпечатки и кровь.<br>
-Что за ерунда? – она обратилась к человеку, стоявшему за проектором. Тот пожал плечами и попытался убрать изображение, но вместо этого пролистал еще несколько странных и загадочных картин.<br>
-Похоже решили навести жути, – усмехнулся юноша, стоявший неподалеку от будущей миссис Войц и её жениха. – Слыхали, что вчера утром корабль какой-то в порту пустой нашли? Напоминает сюжет какого-то ужастика, – первые несколько секунд у ребят могло сложиться впечатление, что он разговаривает сам с собой, но на последнем слове парень развернулся к ним лицом. – Смотрите, сейчас будет шоу: превращение профессора Голдблю в самую настоящую ведьму. Точно вам говорю.
</font></p>

<link href='https://fonts.googleapis.com/css?family=Lobster' rel='stylesheet' type='text/css'>

[/html]

+5

11

-Как быстро он оправился после смерти Кэндис, – вырвалось у Николь, когда некромант отошел от них на достаточно приличное расстроенные. Эта фраза оказалась более колкой, чем она хотела, будто вместе с ней вышло скопившееся раздражение. Правда, чем именно оно могло быть вызвано, медиуму оставалось только догадываться.
Со стороны даже могло показаться, что в будущей миссис Войц проснулась дружеская ревность, известная большинству людей. И, возможно, подобная догадка имела бы под собой твердую почву, если бы не одно «но», которое решало. У них были очень непростые отношения. А повышенный интерес к его «развлечениям» у неё появился сравнительно недавно: с тех самых пор, как ей стало известно о беременности лучшей подруги.
Николь тяготел тот факт, что она не может рассказать ему обо всем, поскольку дала обещание Шанель. И в то же время волшебницу раздражало его безразличие к ней. Неужели это все так просто, размышляла она, переспали и разбежались в разные стороны, будто ничего не произошло. Иногда ей казалось, что Вернон и Шанель нарочно избегают друг друга, и если позиция первого была более-менее понятной (он не чувствовал свою ответственность за ребенка, поскольку ничего о нем не знал), то вот отношение к происходящему (и еще не родившемуся малышу) подруги казалось ей неправильным.
Николь была совершенно посторонним человеком для этого ребенка, но чувствовала какую-то ответственность за него гораздо больше, чем его будущая мать. Она считала себя несозревшей для рождения и воспитания детей, хотя порой и мечтала о том, что однажды у них с Рейнером будет собственное потомство, однако у неё был сам собой хорошо развит этот материнский инстинкт.
-Глупость какую-то сказала, – в голосе у девушки промелькнуло чувство вины. Она ненавидела себя за брошенные в горечах слова, поскольку знала насколько тяжело Вернон переживал утрату любимой, и еще помнила, как тяжело его пришлось вытаскивать из той «дыры», где он потихоньку само разрушался. К тому же, Николь не имела ничего против самой Кэндис. Она была милой девушкой, и ей было действительно жаль, что все так получилось.
-Я рада, что он оправился после всего… если, конечно, это не просто «маска», не знаю, что на меня нашло, – Николь посмотрела на Рейнера и улыбнулась ему. Она была рада, что он не был похож на Вернона, и не сомневалась, что из него получится отличный семьянин. На душе у неё стало теплее. Тягостное чувство, опустившееся ей на плечи, начало постепенно таять.
-Так, о чем это мы? – девушка решила плавно перевести разговор. – Нет, думаю, что сейчас не самое удачное время для спиритических сеансов, ведь мы решили немного побыть обычными людьми в обычном мире, – она облокотилась головой на его предплечье, будто искала его защиты, после чего добавила:
-Хотя, было бы интересно поговорить с кем-нибудь из родственников как-нибудь, – на её губах появилась грустная улыбка, но Рейнер не мог видеть этого. – Перед свадьбой. Я знаю об отце гораздо больше, чем о матери. Но мне бы хотелось узнать что-то и о ней.
Перед тем, как они приехали в университет, Николь почувствовала ту связь с мистическим миром, на которую намекал некромант прежде чем покинуть их, но ей так хотелось побыть этот вечер нормальной, что она решила рассказать об этом Рейнеру позже; может на следующий день или через день. Однако сейчас мысль о спиритическом сеансе не казалась волшебнице такой уж нежеланной теперь, когда она задумалась о своих корнях. И все же, желание на время побыть обычным человеком взяло верх, когда заиграла её любимая медленная песня.
-Пойдем, потанцуем, – предложила волшебница.
Насладиться композицией до конца им не дали. Примерно в середине, на трибуну поднялась декан исторического факультета, объявив о начале ежегодной викторины. Студенты не слишком любили это развлечение, но спорить с настойчивым руководством было глупо, поэтому её вновь внесли в список развлечений.
-Моя самая нелюбимая часть, – призналась Николь. – Мне всегда казалось, что на таких вечерах лучше обходиться подвижным конкурсами и танцами.
Тем временем, включили проектор, и начали «шоу». Внезапно что-то пошло не по плану, и вместо картинок, которые должны были показывать на большом экране, появились странные фотографии, вызвавшие оживленный интерес.
Один из студентов, насколько Николь знала, он учился на параллельном курсе, припомнил о некоем корабле, который нашли днем ранее в порту. Пустым. Честно говоря, она ничего об этом не слышала, поскольку не смотрела новости, и не читала газет в последние дни. У неё было полно других дел.
Они с Рейнером переглянулись.
-Думаешь фотошоп? – тихонько поинтересовалась она.

+3

12

-Я восхищен! – с улыбкой на устах, сказал Вернон, еще раз (теперь уже с особым пристрастием) оценив костюм прекрасной царицы. Надо сказать, формы у неё были что надо, а долгое отсутствие женщины и природные инстинкты, которые не стоило списывать со счетов, подсказывали некроманту, что и под одеждой у неё тоже все совершенно.
Эллингтона нельзя было назвать ловеласом с большой дороги, но когда он хотел, то умел нравится лучшей половине человечества. Во всяком случае, маг был убежден, что его дрянной язык еще способен выдавать комплименты, а обаятельная улыбка не утратила своей неотразимости. Алкоголь слегка подкрепил эту уверенность, хотя принятая доза была меньше нормы, и больше подходила на «сонную».
-Сделаем вид, что не в курсе, – чуть наклонившись, сказал Вернон, когда собеседница заговорила о волшебном ингредиенте в пунше. От неё сладко пахло, это маг почувствовал сразу же. – Иначе с завтрашнего дня могут начаться повальные отчисления.
В действительности маг просто не хотел утруждать себя. Если бы он сообщил декану о том, что в пунш добавили спиртное, тот бы непременно попросил его помочь разобраться во всем, и избавиться от «плохих» напитков. Инициатива наказуема.
-Пойдемте отойдем в сторонку, - предложил некромант, когда одна танцующая пара задела его видные крылья. Они остановились в уголке и могли видеть большую часть зала, тогда как сами находились под светящимися огоньками, которые то и дело мигали, визуально делая их движения более плавными, замедленными, как в киносъемке.
Ди-джей поменял композицию, когда Рея протянула руку, чтобы убрать мнимую соринку с лица Вернона. Заиграла мелодичная танцевальная композиция, которая увлекла парочки, но отпугнула одиночек. Отчаявшиеся девушки, которым очень хотелось танцевать, но которые не нашли себе кавалеров, выбирали в качестве партнеров друг друга.
Мужчина не успел толком удивиться, когда его голова оказалась зажата между ладоней очаровательной соблазнительницы. Она ворвалась в самую глубину разума так неожиданно и бесцеремонно, что у него не было возможности помешать ей. И все же, где-то на периферии сознания он понимал, что то, что сейчас происходит совсем неправильно. И мисс Манчинни от него что-то нужно. Но что?
Вместо того, чтобы рассуждать о том, что происходило сейчас, он внезапно погрузился в воспоминания. Воспоминания увлекали его в свои объятья, раскрываясь, словно цветок для пчелы, мечтающей окунуться в душистую ароматную пыльцу. Именно такими сладкими были воспоминания Вернона о девушке, которую еще помнило его с виду черствое сердце.
Он стоял на кухне в своей небольшой квартирке и готовил омлет.
-Ты скоро? – посыпая его зеленью, крикнул он кому-то через плечо, и услышал в ответ «скоро-скоро».
-Мы так точно опоздаем в университет, – буркнул себе под нос мужчина, повернул выключатель на шестьдесят градусов, и снял сковородку с плиты.
-Ты в курсе, что время от времени бываешь жутким занудой? – она вошла в комнату, и утонула в лучах солнечного света, проникшего внутрь. Светловолосая девушка, с большими серо-голубыми глазами.
-Я хотя бы иногда им бываю, – усмехнувшись, заметил мужчина.
Она тут же изменилась в лице: сморщила носик, надула губки и показала ему язык. Это был не первый день их знакомства, и далеко не последний, но почему-то именно он появился у него в голове.
Маг уплыл от реальности, и не слышал ничего, что происходило вокруг. Как и женщина, наблюдавшая эту картину.

Изображение с Кэндис

http://v.img.com.ua/b/1100x999999/b/44/6d98ff5420efbea725f678ee60f3144b.jpg

+2

13

Проследив за тем, куда смотрит Вернон, Рейнер был несколько удивлен выбором молодого человека. Дама, на которую упал взгляд некроманта, относилась к той категории женщин, когда, как говорится, молодая уже не так молода. Но не этот факт насторожил Войца, тем более у него самого с будущей женой была весьма значительная разница в возрасте. Мага скорее смутила та аура темной красоты, которая сопровождала брюнетку. Вероятно, имей он возможность дотронуться до руки новой знакомой Эллингтона, Рейнер бы получил подтверждение того, что его паранойя и в этот раз не обиралась обманывать своего обладателя, однако такой возможности  мага не было. И слава за это Эвелону, потому что последнее, чем медиум планировал заниматься, так это сованием носа в личную жизнь не в меру впечатлительного некроманта.
- Может быть, это его личный способ психотерапии, - пожал плечами мужчина на замечание волшебницы. Ему было неизвестно, насколько глубокие чувства связывали Вернона с погибшей от лихорадки «кровавого пота» девушкой, но если учесть поступки молодого человека, последовавшие за известие о смерти Кэндис, можно было сделать вывод, что привязанность между ними была вполне искренней.
- Некромантам нужно сбрасывать тот негатив, который они цепляют на себя в обычной жизни, и…кхм… подобные социальные взаимодействия неплохо для этого подходят.
В чем именно он подозревал Эллингтона и его знакомую, Рейнер уточнять не стал. Все-таки человеком он был довольно старомодным, поэтому в некоторых случаях предпочитал не называть вещи своими именами. К тому же Николь и так явно нервничала из-за повышенной общительности некроманта, а это уже наводило на определенные мысли.
- Потом ты обязательно расскажешь мне, что именно тебя так гнетет, - склонившись к уху девушки, чтобы она точно его расслышала, произнес Войц. – А то меня уже терзают какие-то смутные сомнения. И хочется сделать какую-нибудь гадость Вернону, который, похоже, причастен к твоему настроению. Например, как рыцарю вызвать подлого чернокнижника на дуэль, чтобы печальные думы не терзали мою прекрасную даму.
Да, привыкание к эмпатии давалось Рейнеру крайне тяжело. В конце концов, даже в браке между обычными людьми, не связанными никакими мистическими обстоятельствами, чувство родства душ явление хоть редко, но встречающееся. Но медиум, вероятно, слишком привык к долгой холостяцкой жизни, и от этой привычки избавиться ему предстояло не сразу.
- Обычная жизнь – это отлично, - усмехнулся маг, - но судя даже по выбору костюмов, будущая фрау Войц, есть в вас все-таки тяга к авантюризму и чудесатости. Весьма любопытное качество для благоразумной жены и ответственной матери семейства.
Рейнер тихонько щелкнул Николь по кончику хорошенького, чуть вздернутого кверху носа и обнял волшебницу за плечи. Идея с проведением спиритического сеанса не казалась мужчине такой уж интересной, видимо, сказывался предыдущий опыт общения с личным приведением семейства фон Клемен. Когда они были летом в Нерберге, Тадеуш с обычно не свойственной ему тактичностью ушел от ответа на вопрос, кем был дух, заточенный в подвале особняка. Однако в его словах медиуму все-таки удалось усмотреть намек на то, что при жизни дама эта также принадлежала к вышеназванной семье. Да уж, что ни говори, но отношения в этом магическом роду были весьма оригинальные, и Войц в последнее время, задумываясь о том, что если когда-нибудь их с Николь ждет встреча с Гофридом, видел эту перспективу в отнюдь не радужных красках. Мужчине несомненно известно о поступке, совершенном Вальтером, так что Рейнеру в роли зятя он вряд ли обрадуется.
- Думаю, это может стать неплохой тренировкой, - медиум не особенно надеялся на успех мероприятия, которое так хотелось провести его возлюбленной, но расстраивать ее он не собирался, - только нужно будет подготовиться получше, чем в прошлый раз.
Увы, но их импровизированную попытку провести обычный человеческий вечер практически сразу прервали. Музыкальная композиция, под которую танцевали медиумы, была прервана где-то на середине. Викторину, которую проводила одна из возможных будущих коллег Рейнера, маг, мягко говоря, не оценил. Ему показалось, что подобные вечера явно уже давно не нужно было разбавлять такими вещами, потому что современная молодежь привыкла развлекать себя сама. Но профессор Голдблю, видимо, так не считала и очень старалась в своей роли. Впрочем, надо было отдать этой даме должное, удивить публику даме все-таки удалось.
- Кто знает, - пожал плечами Войц, отвечая на вопрос Николь. – Но пустой корабль и правда пришел вчера в порт, я читал об этом сегодня утром. И если фотография реальная, значит здесь есть какой-то счастливчик, которому удалось туда пробраться.
Слово «счастливчик» Рейнер произнес с легкой ноткой иронии.
- Прямо как кое-кто заказывал, - усмехнулся медиум, имея ввиду Вернона, - если представить себе, что корабль перевозил какую-нибудь хтоническую дрянь, этот город ждет еще та встряска.

+2

14

Странное чувство подступало к самому горлу, Рея сглотнула комок, наблюдая за сценой на кухне квартиры Эллингтона. Давно забытое ощущение сковывало ее, она вспомнила, что значит быть любимой...что значит просто любить кого-то. Ее пальцы словно бы обнимали лицо возлюбленного, она вновь перенеслась на сотни лет назад, в сказочный гайнтийский дворец Аль-Кахтани, в далекий, спрятанный за семью печатями гарем с вереницей чарующих животных, свободно гуляющих по не менее прекрасному саду.
Она вспомнила его запах. Вспомнила нежностью шершавых мужских рук и едва не потеряла управление и собой, и Верноном. Справившись с эмоциями, Рея стала вглядываться еще глубже, в самую первую встречу его и той интересной блондинки, что затаилась в воспоминаниях Эллингтона как уж среди сочной летней травы.
Ру стала беспощадно кромсать его воспоминания, выдавливая из них все ненужное и заполняя пробелы тем, что ей хотелось бы показать. Без зазрения совести Схаари ставила себя на место той, кто была так дорога молодому преподавателю. Не думала она и о последствиях, не думала ни о чем, кроме собственного удовольствия иметь в руках маленькую ручную игрушку, готовую для тебя принести даже луну с неба.
Черные глаза прожигали насквозь. Если бы Рея умела управляться силами такого масштаба, то уже давно бы прожгла дыру в "подопечном". Но для того, чтобы замещение прошло гладко ей было необходимо добраться до самого главного, до того звоночка, с которого все началось, после которого Вернон понял, что уже никогда не сможет просто забыть ее.
- Ты молодец, покажи мне больше, я хочу видеть саму суть, все это прекрасно, но...дай мне ее, - шептала Манчини, прикрывая ресницами веки и блуждая по спутанным закоулкам памяти Эллингтона.
Скомканные воспоминания прерывались чем-то непонятным, обрывки фраз, встречи, люди, аудитория, открытые конспекты - все это было не то, совсем не то что было надо.
Вокруг происходили изменения. Погас свет, молодежь разбилась на пары, стала танцевать, Рея не выпускала голову Вернона из своих рук, напрягшись всем телом, готовая драться за свою добычу, которую ей очень не хотелось отпускать. Она чуть сильнее сжала его голову.
Началась викторина, но ей было не до того, она была полностью погружена в сознание Вернона. Укрытая плотной стеной белых перьев она не сильно выделялась на фоне толпы...но любой неудобный прохожий мог заметить странность и поведении двух преподавателей. Конечно, многие могут списать это на служебный роман. Но Эллингтон не производил впечатление мужчины, который выносит личное на всеобщее обозрение.
Рут торопилась.

+2

15

В этот раз хваленная интуиция не помогла Вернону почувствовать угрозу. И польстившись на женскую красоту, он утратил осторожность, к которой прибегал каждый раз, когда имел дело с малознакомыми людьми, подпустив к себе настоящее чудовище с лицом привлекательной дьяволицы. А ведь он не был далеко глуп и никогда не шел на поводу инстинктов, но что-то пошло не так. То ли виной были флюиды, которые источала Рея, пудря ему голову пустыми и ни к чему не обязывающими разговорами, то ли его внутренний компас действительно начинал давать серьезные сбои. Так или иначе сейчас имело значение совсем другое.
Маг вспоминал разные ситуации, связавшие их с Кэндис так крепко, что она даже после смерти не хотела покидать его голову. Рут могла узнать, что сначала Вернон только использовал девушку, как прикрытие, чтобы усыпить бдительность своих друзей. Однако понять для чего это было нужно ей не удалось, поскольку для этого необходимо куда большая концентрация, и куда больше времени, чем у неё было сейчас. Схаари искала конкретные образы, конкретные события, которые могли бы рассказать ей о душевной привязанности Вернона.
Если бы он только знал, когда в нем произошли метаморфозы, то поиски были бы заметно упрощены, но для него самого оставалось загадкой, как их отношения с Кэндис из поддельных стали самыми настоящими, а его желание использовать её превратилось в глубокое чувство. Оно подобно бабочке выбралось из уродливого кокона, и полетело на встречу к свету. И этот свет не померк даже тогда, когда девушки не стало.
Рея хотела увидеть момент, когда Вернон окончательно понял, что не может без Кэндис. Когда он осознал, что она изменила его, и продолжает менять в лучшую сторону. Ведь до того, как они стали близки, он не чувствовал себя достойным любви и света. Он считал, что недостоин любви, и что любовь – это слабость, которая сделает его слабым и беспомощным.
В помещение, где они оказались, царил полумрак. Оно освещалось только светом, исходящим от экрана телефона. На нем высветилось имя «Кэндис». Немного подумав, Вернон надавил на дисплей большим пальцем, и приложил мобильный к уху. Ничего. На звонок отозвался только механический голос, сообщивший, что абонент находится вне зоны доступа.
В помещение было сыро и пахло плесенью. Это была заброшенная психиатрическая лечебница. Его и еще двоих его знакомых привела сюда острая необходимость. Кэндис должно быть уже спала, пронеслось у него в голове. Но он чувствовал необходимость сказать ей что-то. Что-то важное, то что прежде не говорил никогда. Палец касается ярлычка, на котором написано «видео сообщение».
Вернон начал говорить:
-Привет, конфетка, – у него был усталый голос, но все же он улыбался, когда говорил эти слова, – только не визжи, когда увидишь это сообщение, со мной все в полном порядке. Хотел поговорить с тобой, но как-то не получилось. Видите ли, оператор сообщил, что ты недоступна. Для меня? А я думал, что у нас все серьезно, – улыбка у Эллингтона была очень обаятельная; как-то раз девушка сказала, что именно ей он сразил ее наповал. – Слушай, я сейчас далеко от дома, да и от города тоже, – интонация стала другой, серьезнее. – Мы с Салли и знакомым вампиром, (помнишь может Феликса – это тот нагловатый, заносчивый и самоуверенный клыкастик), направляемся на очень сомнительное предприятие. Если все получится, то мы сможем вернуть Николь к жизни, а если нет… в общем-то это не так важно. Я тут потихоньку наживаю себе врагов, так что могу отправиться к черту на переделку гораздо раньше, но все же надеюсь, что обойдется без жертв, – какое-то время мужчина просто смотрел в камеру, размышляя над тем, что еще сказать. – Знай, если я все-таки умру… то вернусь с того света и надеру уши Мортелю, если он будет строить тебе глазки или того хуже ты положишь глаз на его «Светлость»! Знаю я всех этих мальчиков-паенек. Небось, уже сейчас сидите и мило беседуете где-нибудь на кухне попивая чай. Ладно. Что я хотел на самом деле сказать? Что скучаю по тебе и надеюсь, что когда вернусь, кордон уже снимут. А еще… – в этот момент батарейка на телефоне начала мигать, сообщая ему, что пора заканчивать. И что же произошло? Вернона вдруг сразило дежа-вю. От глубоких переживаний, вновь отозвавшихся в его сердце, он вдруг «очнулся» и… и осмотрелся по сторонам. Маг увидел Рею. Но ведь её здесь быть не должно, пронеслось у него в голове.
Рея была определенно куда более искусным мозгоправом, чем кто-либо из его знакомых, но она недооценила Вернона, как он когда-то недооценил её.
-Какого черта ты здесь делаешь? – прищурившись спросил он, и тут же упал на колени от страшной головной боли. По всей видимости началась борьба. Рея не желала отпускать свою жертву, но ей удалось «проснуться» в воспоминаниях, а значит вернувшись в реальный мир, он будет помнить все, что произошло. Будет помнить, но уже не сможет сопротивляться её чарам, поскольку она достаточно поработала над его воспоминаниями. Он чисто интуитивно будет считать Рею «своей» дамой, хотя где-то временами в голове будет мелькать образ Кэндис. Тот образ, до которого ей пока не удалось добраться. Быть может, потом, в другом месте и в другое время ей удастся получше поработать над ним, но пока и этого будет вполне достаточно, чтобы Вернон не мог пойти против её желаний. Некоторые из них, вероятно, он будет даже воспринимать, как свои собственные.
-Что ты такое? – рыча от боли в своей собственной голове, сказал некромант, прежде чем яркий свет вернул его в реальность.
К ним подошла профессор Динкинс, которая пыталась найти местного программиста.
-Прошу прощение, мистер Эллигтон, мисс Манчини, вы не видели Элиота Дрейка? У нас что-то заел монитор, – с вежливостью, спросила старушка, которая сама ничего не смыслила в технике.

+3

16

- Пожалуй, с этим мы сможем поработать, - улыбнулась Рея, когда нащупала что-то, вот-вот готовое стать тем самым ключиком, что подарит ей сознание Вернона.
Воспоминание за воспоминанием, слово за словом, она меняла ее на себя. Без зазрения совести рушила прошлое человека...или же напротив, помогала ему? Она чувствовала то, что чувствовал Эллингтон, видела практически его глазами, хотя скорее наблюдала за происходящим со стороны и в какой-то момент она просто стала той самой.
Вернон сопротивлялся, чем вызвал удивление у Манчини. Не каждый смертный может выпутаться из ее смертельной хватки, да еще в разгар самого интересного момента. Значило ли это, что Вернон обладал какими-то особенными способностями? Рея была в этом почти уверена, но не спешила делать выводы. В любом случае он как любой мужчина, которого она желала, шел у нее на поводу, а это уже о чем-нибудь да говорит.
- Тише, милый, тише. Все хорошо, я ведь рядом. У тебя разболелась голова. Видимо это от спиртного, - Ру положила ладонь на голову парню и покровительственно улыбнулась ему, наблюдая за той борьбой, что происходила внутри Вернона.
Впервые за четверть часа она оглянулась вокруг и заметила спешащую в их сторону Динкинс. Стоило оправдать странное положение Эллингтона.
- Вернон, можете больше не искать мой перстень. Закатился и Авалон с ним, не самая дорогая вещь, я постараюсь быть впредь аккуратней,  - громче чем то было необходимо произнесла схаари и тут же обратила свое внимание на даму.
- Мне кажется, что я видела его в последний раз выходящим в коридор, когда заходила в зал. Быть может он отправился в кабинет? Забыл что-то. Могу пойти посмотреть, но сама я могу потеряться в хитросплетении коридоров, - вежливо, в ответ на вежливость, улыбнулась Рея.
Сама она в технике ничего, или почти ничего, не смыслила.
- Надеюсь, ничего серьезного не произошло?
Мисс Манчини взглянула на экран и сощурилась. Странные, даже местами ужасные картины, которые готовы навести жути если ты простой смертный. Но если ты хтоническое чудовище с жизненным циклом в целые тысячелетия тебя вряд ли впечатлит картинка. Она с интересом рассматривала следы. И пока, в ее голове щелкали переключатели, пытаясь опознать чудовище, Рея замерла.
- Кто-то пошутил не самым лучшим образом, - заметила она и перевела взгляд на Вернона. - Вечер полон сюрпризов, какой ужас, - вздохнула Манчини и незаметно подмигнула Эллингтону.
И он только-только начинался.

+3

17

Из-за неполадок в технике, на стене, куда шла трансляция, застыла одна из жутковатых фотографий, непредназначенных для свободного просмотра. На ней была изображена палуба корабля-призрака. По большому счету ничего особенного в кадр не попало, но довольно большое пространство в левом верхнем углу было сильно засвечено. Это пятно было похоже на повреждение из-за небрежности во время проявления пленки. Однако с тем же успехом оно могло появиться, если бы в кадр попал очень яркий источник света.
Суета, поднявшаяся из-за казуса с фотографиями, отвлекла Николь от мыслей, связанных с подругой и её непростым положением. Признаться, она была не уверена, что имеет полное моральное право поделиться с Рейнером этим секретом, поскольку он в общем-то был чужим, и имел к ней посредственное отношение.
Однако скрывать от близкого человека причины внезапной смены настроения становилось с каждым днем все сложнее. Николь чувствовала, что маг что-то подозревает, и его слова лишь служили лишним подтверждением этого.
Время от времени, когда они сидели за столом на кухне или в столовой, лежали в обнимку на кровати или неторопливо прогуливались по улице, у неё появлялось острое желание рассказать ему обо всем, что её так мучало. Это чувство переполняло Николь настолько, что иногда ей казалось, будто она вот-вот лопнет, как бочка, наполненная тротилом, и тараторя невпопад выложит все точно на духу. Но вновь вспоминала разговор с Шанель и столь опрометчивое обещание никому не рассказывать, закусывала язык посильнее.
Наверное, с логической точки зрения она могла бы поступиться своим словом, придумав тысячу причин, чтобы умаслить совесть, однако мысленно представляя себе такую ситуацию, Николь понимала, что это все равно будет обманом. В конце концов, она решила, что должна поговорить с подругой. Ей не нравилось состояние «между молотом и наковальней». Она хотела быть честна и с ней, и с Рейнером. И даже подумала, что было бы неплохо, если бы Рейнер поговорил как-нибудь с некромантом, и невзначай узнал, как тот относится к будущей матери своего ребенка.
Мысли о собственных детях пока не посещали Николь также часто, как о ребенке, которого ждала Шанель, поскольку эта перспектива казалась ей далекой. Однако, когда Рейнер сказал: «весьма любопытное качество для благоразумной жены и ответственной матери семейства», она вдруг подумала, что из всех, кто был в их компании, только он по-настоящему представлял себя в роли родителя. И что самое главное, она тоже видела его в этой роли, и ей нравилось то, что она видит.
-И раз мы видим эти фотографии, – заметила Николь, когда Рейнер предположил, что кому-то все же удалось забраться на корабль и провести там свою маленькое «расследование», – значит, он вполне себе жив и здоров, и нам не о чем переживать.
Николь надеялась, что эта маленькая демонстрация не испортит никому праздник. За последний год Валенштайн и без того неплохо потрясывало, поэтому людям нужны были подобные мероприятия, чтобы отвлечься от всего и просто расслабиться. И она была одним из тех нуждающихся.
-Мистицизм наверняка уже отправил туда своих людей, – чуть тише сказала волшебница, но стоявший неподалеку парень все же частично расслышал, что она сказала и решил переспросить.
-Мисти-чего? – на лице у него было какое-то глупое недоумение. Николь опустила глаза и увидела, что у него в руках почти пустой стакан с пуншем. Вероятно, он был не первым, и не последним за сегодняшний вечер, пронеслось у неё в голове.
-Ничего, – ответила она, – тебе просто послышалось. Слушай, ты бы не налегал на эту штуку, – указав жестом на дрожащую жидкость в стакане, девушка пояснила: – я слышала, что уже несколько человек отравились, поэтому сейчас по-тихому всех шерстят. Передай другим, – а это значило, что если у кого-то из студентов в крови обнаружат алкоголь, то в лучшем случае им придется забыть о стипендии, а в худшем и об обучение в этом университете.
Конечно же Николь нагло соврала, но сделала это из добрых побуждений. Парень, кажется, проникся её словами.
-Пойдем посмотрим, что делается на втором этаже? – предложила девушка, когда они с Рейнером вновь могла разговаривать не боясь, что их кто-то услышит. Краем глаза она заметила стоявших в сторонке Вернона и его новую знакомую, буквально через несколько секунд к ним присоединилась профессор Динкинс.
«Это не моё дело. Просто не моё дело», – подумала про себя Николь, и решила пока больше не возвращаться к мыслям о чужих проблемах. Впереди был целый вечер, который она надеялась приятно и весело провести в компании своего жениха.
-Я слышала, что там поставили механическую гадалку. Не знаю, где они её откапали, но такие были, наверное, сто лет тому назад.
Корпус для небольшой будки, в которой сидела кукла-гадалка был деревянным. Сама она была похожа на анахоморскую беженку, нацепившую на себя кучу бус и яркого тряпья. Орлиный нос выдавался вперед, и казалось не доставал до стекла, за которым она сидела, всего на пару-тройку сантиметров. Откуда-то изнутри шел звук «Дорогой, не проходи мимо, погадаю, только позолоти ручку!». Внизу находилось отверстие для монет. Надпись чуть выше гласила «принимаются только монеты по пять ариго».
Пока Николь и Рейнер размышляли о том, куда пойти, двое студентов из футбольной команды уже рылись в карманах в поисках мелочи. Только один из них обнаружил у себя монету в пять ариго, но второй не сильно расстроился, поскольку обоих интересовал один и тот же вопрос: «выиграют ли Ястребы в этом году золотой кубок».
Ответ, надо сказать, их не сильно обрадовал.
-Чушь какая-то, – выбросив бумажку, на которой было написано предсказание, в стоявшую рядом урну, они пошли дальше. Предсказание гласило: «сегодня оживут ваши самые страшные кошмары».
Кукла за стеклом смеялась и говорила: «Дорогой, не проходи мимо, погадаю, только позолоти ручку!».
Поднимаясь по лестнице, ведущей на второй этаж, Николь спросила у Рейнера:
-Что думаешь по поводу оформления? – ей было интересно какие мысли посещают его в эту минуту. – Кста-а-ати, помнишь, я говорила о том, что здесь много темных уголков. Могу показать тебе парочку, пока ты еще не стал профессором Войцем. Ты ведь еще не передумал им становиться? – промежду прочим, поинтересовалась она. У них еще была возможность свернуть куда-то в сторону.

______________________
Кукла непростая, но определить на первый взгляд, что в ней заключено какое-то зло нельзя. Она имеет прямое отношение к тем куклам, которые описаны в посте №5 бестиария.

+3

18

Первый курс - это как вечное открытие. Сплошной "первый раз" совмещенный с яркими событиями и восхищающими, самыми запоминающимися моментами. Джинни волновалась так перед вечеринкой, будто на первое свидание шла. А, впрочем, откуда ей знать-то, ка коно будет? Парня у нее не было, так как немногочисленные предложения она моментально отшивала по простой банальной причине - из страха. Страха облажаться, страха не понравиться по итогу, даже из-за того, что целоваться не умеет, хотя на первых свиданиях, как известно, приличные девушки не целуются.
Но тут вроде общественное мероприятие, много народу, в толпе легко затеряться, особенно в столь многочисленной. Потому она просто сидела с очень слабоалкогольным коктейлем (как тот оказался в ее руках, она не знала, но с первого же глотка поняла, что туда добавили кое-что запрещенное), потягивала его и восхищенно озиралась по сторонам, сюпая через трубочку сладковато-мятной жидкостью. Ей ничто не мешает разглядывать как девушек в классных, реально классных костюмах, так и парней, которые не стеснялись нынче выглядеть нелепо или ярко. Все же, праздник такой, что отгонять злых духов не зазорно таким маскарадом. Очередная ведьмочка в углу не привлекала внимания, разве что ярко-рыжие волосы выделялись на фоне черного наряда, но и они в буйстве нынешних красок казались почти обыденностью. Джинни допила коктейль и, вздохнув в сожалением, выкинула одноразовый прозрачный стаканчик в ближайшую мусорку, тут же наткнувшись взглядом на парочку, уже успевшую плюхнуться рядом на диванчик. Краска моментально бросилась в лицо, так как целовались те столь самозабвенно, что ничего и никого вокруг не замечали, включая "соседку" по диванчику. Она отодвинулась и уже почти встала, как залипла взглядом на этом поцелуе, за каким-то демоном представляя себя на месте... парня.
"Да что со мной не так? Нет, с парнем я бы тоже не против... наверное. Но она красивая..." - вздохнув, она все же встала и пошла в сторону туалетов. Родной факультет был знаком от и до, она тут почти на ощупь могла бы двигаться. Другое дело, что ее то и дело норовили утянуть то в танец, то в шутливый поцелуй, то в стихийный флэшмоб. Но, наконец, она выбралась из толпы, улыбаясь счастливо, вывалилась в коридор, где музыка как-то разом стала приглушенной. Глянув на очередь в туалет, она икнула от ужаса (тут можно состариться!) и пошла к лестнице - проще было сделать небольшой променад и пройтись до следующего этажа.

[NIC]Джинни Шейн[/NIC][STA]одуван[/STA][AVA]http://s9.uploads.ru/dbBXz.jpg[/AVA][SGN]Внешний вид: костюм на праздник -  черный балахон ведьмы до колена, черные чулки, шляпа ведьмы, "волшебный посох" из узловатого и старого дерева, сумочка-рюкзак в виде котелка. Очки в черной оправе.
С собой: мобильный, ключи от комнаты в общежитии, наличные и удостоверение личности (студенческий).[/SGN]

Отредактировано Тайлер Квинмаус (18.05.2018 09:48)

+3

19

Если в своей голове Вернон упал на колени, чтобы заглушить шум в ушах, то наяву он только согнулся, отчего могло создастся впечатление, будто он что-то ищет, чем и воспользовалась Схаари, сказав про перстень.
Маг чувствовал себя так, будто ему нанесли два мощных удара под дых, поэтому только несколько секунд потребовалось для того, чтобы привести дыхание в норму. Он толком не понимал, что произошло, но ощущал себя очень странно. Страх потерять контроль над собой, дать волю чувствам, время от времени тревожившие его сердце, напоминая о девушке, которую он любил, появившийся только после её смерти, куда-то исчез.
Болезненные ощущения растворились, словно фантом сна, и мысли Эллингтона окончательно прояснились. Маг понимал, что Рея что-то сделала с ним, но чтобы разобраться в этом двух минут было определенно недостаточно.
Выпрямившись, некромант посмотрел ей в лицо, брови его в этот момент сошлись на переносице, а глаза сузились в злом прищуре. Создавалось впечатление, что он вот-вот набросится на женщину и вцепиться своими руками ей в горло, но этого не произошло.
Вернон вдруг осознал, что не может причинить ей вред. Она стала ему небезразлична, хотя он не мог сказать, когда именно произошел этот перелом в их отношениях, поскольку слегка потерялся в пространстве и времени.
Разговор с профессором Дикенс в основном поддерживала мисс Манчини. Маг только обаятельно улыбнулся женщине, когда та повернулась к нему, обозначив тем самым, что поддерживает мнение своей собеседницы относительно предположения о настоящем пребывание техника.
Когда их наконец оставили наедине, Вернон буквально впился глазами в лицо Реи, которое теперь казалось ему еще более привлекательным, чем прежде. Ей удалось вытеснить воспоминания о другой девушке, но вместе с тем она повернула ключ и оставила приоткрытой дверь, за которой находилась не лучшая, и не самая приятная его «половина».
-И могу я узнать, что же вы сделали, мадам Манчини? – сократив расстояние между ними, поинтересовался маг. На его сосредоточенном лице появилась тень улыбки. Он подставил ей локоть, предложив покинуть шумное помещение или присоединиться к танцующим парам. Выбор маг оставил за ней, поскольку ему почему-то теперь стало важно, чего она желает.
Какая-то сознательная часть его сопротивлялась внушению, подавала сигналы бедствия, но включившийся защитный механизм психики по всей видимости решил, что сейчас лучше дать ей возможность управлять им. Во-первых, ему самому требовалась разрядка, поскольку в нем скопилось слишком много напряжения, которое требовало высвобождения; во-вторых, организму нужно было время, чтобы восстановиться после такой встряски.
И вместо того, чтобы попытаться бежать, поджав хвост, он отдался этому чувству, посмотрел на Рею и спросил:
-Чем мы займемся? – маг частично лишился воли, когда она поработала с его воспоминаниями, и пока они были близко, а её власть над ним оставалась в зените, важно было не то, чего хочет он, а то, чего хочется ей. Но стоит ему долго пробыть в дали от неё, и эта связь, быть может, не порвется, однако начнет ослабевать. У него появиться возможность сопротивляться, если к тому времени у него конечно останется на это желание и силы.

Небольшое отступление

Мне нужно понимать, сделала ли Рея ему внушение в процессе, чтобы он не мог никому рассказать о том, что с ним произошло, когда начнет (если начнет) размышлять обо всем.

Отредактировано Вернон (18.05.2018 22:18)

+3

20

Джинни Шейн

Куда идти? Чтобы ответить на этот простой, казалось бы, вопрос, надо быть привязанным к реальности. А то существо, которое сейчас шло по улице, с реальностью имело мало общего. Оно не знала ни своего имени, ни своего дома. Единственное, что было ясно - его принадлежность к мужскому полу. Это стало понятно, когда существо захотело отлить и вот уже само не заметило, как вытащил из расстегнутой ширинки член.
Процесс приведения в порядок "наряда" тоже прошел на чистом автомате.

Существо потянуло носом воздух. Он вкусно пах, и намекал на то, что не мешало бы поесть.
Желание было понятно и оно объясняло состояние. Двигающийся мужчины, облаченный в рубашку не первой свежести и дырявые молодежные штаны, с щетиной на щеках и с всклоченными вихрями, еле передвигался.  Да и соображал от тоже еле-еле. По крайней мере он вряд ли смог объяснить, каким образом он попал в это место. Да и что за место — непонятно.
Быть может, если бы в голове вспыхнули воспоминания, Бен и узнал бы это учреждение. В свое время ему приходилось здесь преподавать. Но почему он оказался здесь снова? Быть может, когда его выбросили без памяти из машины в здешних краях, ноги сами повели в те места, что казалась столь знакомыми? Да и шел знакомыми "тропами", избегая центрального входа и иных публичных мест. Но даже это делал скорее на автомате. Сейчас обескровленный и обработанный абсолютом ученый не помнил ничего. И уже тем более не знал, что его, оказывается, искали.

Люди в странных одеждах, в гриме и с противным запахом, исходящим от них.. наверное, он выглядел не лучше, потому что к всклокоченным волосам и щетине добавлялся белый цвет лица, запавшие глаза и губы, покрытые трещинами.
Звук, лившийся из всех концов, давил на мозги — или на то, что там вместо них находилось в черепной коробке.
Вампир зарычал, обнажая клыки и закрывая руками уши, но это помогало слабо. И он побежал. Коридоры, похожие друг  на друга и бесконечные. Лестницы, с перилами, где старательные студенты так любили прилеплять жвачки.  Оступился. Полетел. Встал тяжело, сипло дыша, непонимающе глядя на свою руку, от которой разливалась боль. Но боль была какая-то приглушенная, отступающая от другой боли, вызванной голодом. Жутким голодос, который разрывал десна.
Мужчина сполз по стене, опустив голову на колени, отмечая, как лоб, коснувшийся колен, оставил на них красный след. Ароматный след.
Раздались шорохи и вампир поднял голову, окинув взглядом девушку, появившуюся в пролете. Легкий щелчок - это за ней за закрылась дверь. отделяющая коридоры учебного заведения от лестницы.

+3


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » А ты уже купил топор к празднику? (эпизод: день проклятых)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC