http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2007 год. + 21 * днем и + 25* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » Ночь для двоих


Ночь для двоих

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

НОЧЬ ДЛЯ ДВОИХ
▼▼▼
Сколько бы уроков ни давала мне жизнь, остаюсь неисправимым романтиком

https://78.media.tumblr.com/a472a48d39c1c7ae9e1ef416298d28f2/tumblr_o1tys1oywg1txt22yo1_500.gif

Кто: Джейн Вальтер, Герберт Вальтер
Где: о. Парадиз, особняк Вальтеров
Когда: Поздний вечер 21 сентября 2006 года

Осень постепенно вступала в свои права и погода начала портиться, однако в этот вечер небо было ясное, ветерок с моря пах солью, а огонь от костра, разведенного недалеко от палатки, поставленной около дома, веяло теплом.
Весь день Герберт и Джейн провели вместе. Днем устроили барбекю и развлекались вместе с Генриеттой поисками сокровищ, удачно спрятанных водителем Робертом. А ближе к вечеру разбили палатку, достали телескоп и развели костер.
В палатку предусмотрительно взяли теплые пледы и газовую лампу, которую где-то месяц назад приобрела Джейн, когда по дороге заглянула в антикварный магазинчик. Приобретение оказалось очень кстати.
После всех событий, они с Гербертом заслужили этот день, чтобы побыть наедине друг с другом и насладиться жизнью.
Разве не об этом они мечтали?

Отредактировано Джейн Вальтер (27.05.2018 21:51)

+1

2

На улице было прохладно, но Джейн грела любовь, которая несмотря на испытания, будто всем бедам на зло становилась с каждым днем только крепче. Она бы не смогла сказать чувствовала ли что-то подобное раньше, поскольку все прошлые отношения стали похожи на фото-негатив. У неё не было даже желания вспоминать о том, что было когда-то, поскольку рядом с Гербертом она научилась по-настоящему жить и дышать.
Когда его не было рядом, Джейн казалось, что мир вокруг становился более враждебным, и теряя яркие краски, пугал её тьмой, наблюдавшей за ней из-за темных уголков. Раньше она убеждала себя в том, что это всего-навсего побочное явление после воскрешения (ей казалось, что подсознание все еще прибывает в состояние стресса), но после вчерашнего вечера, ставшего для неё настоящим откровением, у неё появились сомнения относительно нереальности происходящего.
Проснувшись рано утром в пустой постели, Джейн не сразу поняла, что находится в своей комнате. Перед глазами мелькали сумбурные картинки, которые смешивались между собой, как цвета на палитре художника, поэтому разобрать что-то было сложно. Но она явственно ощущала привкус собственного страха, смешанного с отчаянием, от которого было сложно избавиться первые несколько минут.
Днем Джейн ни разу не вспоминала об утреннем конфузе, и старалась не думать о том, что произошло в её отсутствия, чтобы не испортить семейный отдых, поскольку знала, как сильно он необходим и ей, и Герберту, и малышке Генриетте, недавно потерявшей обоих родителей.
По двору носились изрядно подросшие псы. Роберт, также присутствующий на этом маленьком празднике жизни, кидал им летающие тарелки, а затем помогал им с игрой и палаткой, в которой под вечер разместились супруги Вальтер. Из простого водителя этот человек превратился в почти члена семьи. Он проводил много времени с девочкой и всегда находил для нее подходящие слова, вероятно, потому что у него самого были две чудесные дочери примерно такого же возраста, но Джейн все же считала, что им следует нанять гувернантку.
-Как идут дела? – покинув дом и выйдя во двор, спросила она у сидевшего возле костра мужа. На ней были надеты тонкие черные легинсы и клетчатая кофта, рукава которой она чуть подвернула, когда утрамбовывала мусор на кухне. Плечи покрывала шаль.
-Ты у меня такой мастер на все руки, – подойдя к нему и приобняв со спины, прошептала Джейн у его уха, после чего поцеловала в шею. Дрова приятно потрескивали, даря ощущение домашнего уюта. Ей хотелось, чтобы этот момент никогда не заканчивался.
Небо было ясным. Млечный путь, который был виден и без телескопа, стоявшего неподалеку, напоминал жемчужное ожерелье неба.
-Генриетта уже спит, – Джейн положила голову на плечо Герберта. – Я прочитала ей сказку, и она уснула. Ты скучал  пока меня не было?
Почувствовав запах костра от его волос и одежды, она вдруг поймала себя на мысли, что ей это нравится.

+1

3

О том, что произошло с ним ночью после того, как Джейн вернулась в семейный особняк, Вальтер помнил смутно. Проснувшись на рассвете в своем кабинете, мужчина решил, что выпитый коньяк просто слишком подействовал на его расшатанную нервную систему, поэтому просто вернулся в спальню и спокойно проспал еще пару часов, обнимая умиротворенно посапывающую жену.
Второй раз Герберт открыл глаза где-то в районе семи утра. Вчерашняя усталость была забыта, мужчина ощущал прилив бодрости, который не позволил ему дольше задерживаться в постели. К тому же он пообещал возлюбленной совместный отдых, так что следовало подготовиться, чтобы сделать этот день запоминающимся.
В качестве помощника по организации импровизированного праздника Вальтер выбрал Роберта, который постепенно становился совершенно незаменимым человеком в доме. Водитель охотно согласился придти Герберту на выручку, и, пока бывший граф в компании супруги и приемной дочери завтракал, мужчина заканчивал выполнять оставшиеся поручения работодателя.
Что ж, их небольшой праздник и впрямь удался на славу. Вальтеру нравилось наблюдать за Джейн, которая с азартом участвовала в импровизированном поиске «сокровищ», играла вместе с Генриеттой в странную игру с летающими тарелками, заставившую Герберта усомниться в душевном здоровье изобретателя подобного развлечения. По мнению консерватора графа, в перебрасывании друг другу пластмассовой «посуды» можно было найти мало веселого, но всем остальным вроде бы нравилось, поэтому мужчина не собирался портить им удовольствие своими мелочными придирками.
На вечер у них с женой была запланирована отдельная программа. Ночью с двадцать первого на двадцать второе сентября в небе над Валенштайном можно было видеть комету, открытую в 1680 году астрономом, с которым Вальтер был знаком лично. Это событие дало бывшему графу повод грустно пошутить на тему того, насколько он оказывается стар, но тем не менее им обоим оказалось интересно посмотреть на астрономический объект, который один из первых очевидцев умудрился догнать спустя столько лет.
- Конечно, скучал, - с улыбкой сказал мужчина, накрывая ладони обнимающей его Джейн своими.
Несмотря на то, что сейчас ее вчерашнее исчезновение казалось всего лишь страшным сном, на уровне подсознания Герберт не переставал бояться за жену, однако старательно гнал от себя эти предательские мысли.
- Должно быть, она сильно устала, - задумчиво произнес граф. – Сегодня был долгий день. Надеюсь, и ей, и тебе все понравилось.
Скормив ярко разгоревшемуся костру последнее полено, мужчина обернулся к возлюбленной, хитро прищурился и подхватил девушку на руки. Из груди Джейн вырвался радостный вздох, она обвила руками его шею и всем телом прижалась к нему, напоминая о том, что она здесь, с ним, и ей больше не грозит никакая опасность.
- Милая, ты забываешь, по сравнению с тобой я самый настоящий пещерный человек, - с ухмылкой заявил Вальтер, неся свою дорогую ношу к установленному рядом с палаткой шезлонгу, на который он и опустился вместе с девушкой. – Не поверишь, но раньше я легко мог выжить один в глухом лесу с минимальным набором подручных средств. В молодости мне приходилось много путешествовать и не всегда удавалось найти место для ночлега, поэтому приходилось забывать обо всех аристократических привычках и наслаждаться прелестями походного образа жизни.
Мужчина провел ладонью по мягким волосам девушки, аккуратно поправил один особенно свободолюбивый локон и с легкой грустью закончил:
- Увы, но теперь все эти навыки совершенно бесполезны.
Они немного помолчали, прислушиваясь к треску костра и далекому шуму морского прибоя.
- Как в твоей семье принято было проводить совместное время? – внезапно поинтересовался Вальтер. Конечно, не испытывал особенно теплых чувств по отношению к Картеру-старшему, однако ему очень не хотелось, чтобы Джейн в мыслях об отце сосредотачивалась исключительно на том безумце, которым Эллиот был теперь. Возможно, в ее памяти остались светлые воспоминания, которые смогли бы затмить неутешительное настоящее.

+1

4

Джейн ощущала расползающуюся по телу приятную слабость и позволила себе полностью отдаться этому пьянящему чувству, которое, как она заметила, пьянит гораздо сильнее, чем бутылка выдержанного дюссельфолсдского виски, излюбленного напитка её безумного отца. Однако вспоминать о нём в этот прекрасный вечер ей совершенно не хотелось, как и о тех временах, когда их можно было еще назвать семьей, поскольку они отдавались болезненным эхом в памяти. Но все же являлись той частью жизни, которую нельзя просто взять и вычеркнуть.
Нежно скользя ладонью по предплечью мужа, Джейн поймала себя на мысли, что слегка ревнует его к прошлому, и не хочет, чтобы оно каким-либо образом влияло на их настоящее; она нередко замечала, как он расстраивается, вспоминая обо всем и обо всех, кого там оставил. Ему не нужно было ничего говорить, поскольку она видела эту щемящую тоску у него в глазах, и чувствовала её в те мгновения, когда они оставались в полной тишине.
Иногда Джейн приходил в голову один вопрос, который мог длительное время терзать её ум: «сравнивают ли её Изабеллой?». Признаться, ей было страшно делать какие-либо предположения, поскольку это могло разрушить ту идиллию, что они так упорно создавали на протяжении всего времени. Одно она знала наверняка: ей было бы сложно принять тот факт, что в сердце Герберта есть еще какая-то женщина, даже если эта женщина она сама, оставшаяся в далеком прошлом, из совершенно другого времени.
-По-разному, – без особого энтузиазма, но все же ответила Джейн, решив, что он имеет право знать о том, какой была её жизнь до недавних событий. – В зимнее время, например, мы чаще всего ездили в Ляфир, отдыхали на горнолыжном курорте. Обычно ездили вместе с мистером Макмеханом и Ларсом. У меня сохранилось много фотографий, поэтому, если захочешь, могу как-нибудь показать. Днем мы катались, а вечерами играли в настольные игры или «крокодила», делились впечатлениями и рассказывали истории, которые успели услышать за день, – она облокотилась спиной на шезлонг и посмотрела на звезды, рассыпанные на небосводе, словно драгоценные жемчужины на берегах острова Кельн. – А в теплое время года обычно отправлялись в Лаир или куда-нибудь на острова близ Арканума. Первое время мы ходили на экскурсии, а потом я все чаще предпочитала пляжный отдых, бадминтон и прохладительные напитки. Возможности, благо, позволяли. Хотя «Ваше Светлость» ко мне никогда не обращался.
Джейн приподнялась на локте и прильнула щекой к плечу Герберта, после чего добавила:
-Если хочешь, мы могли бы выехать за город, там совершенно точно пригодятся твои навыки. Рядом с Валенштайном весьма богатый лес, – разумеется, подобное предложение могло звучать довольно соблазнительно, если не думать о тварях, которые населяют этот мир и ведьмах, нередко проводящих свои темные ритуалы как раз на лесных опушках, но предлагая это Джейн руководствовалась благими побуждениями и совершенно не подумала о возможных препятствиях.
Теперь, когда они с Гербертом претендовали на место в Союзе, было бы глупо идти на подобный риск. У них было слишком много недоброжелателей, и они оба об этом прекрасно знали.
-Или мы можем сделать вид, что сейчас находимся где-нибудь вдали от цивилизации, – в её голосе прозвучали озорные нотки. – Мой пещерный человек, – с незлобной усмешкой, добавила Джейн.

+1

5

Вальтер внимательно прислушивался к тому, о чем говорила Джейн, и нельзя было сказать, что ему нравился тон ее голоса. В нем чувствовалась отстраненность, вполне понятная в свете последних событий. Однако мужчина готов был поставить фамильный замок на то, что начало подобным отношениям в семье Картер было положено задолго до того, как его появление изменило течение их жизни.
Порой, когда он смотрел на жену, Герберт невольно начинал сравнивать ее с Изабеллой. Судьбы покойной графини Вальтер и его нынешней супруги отчасти были схожи: обе они потеряли матерей в раннем возрасте, каждая росла в тени авторитарного отца. Однако, как бы сам мужчина не относился к герцогу Мекленбургу, он прекрасно знал: только благодаря тому, что Изабелла росла в тепличных условиях двора гораздо более утонченного, чем королевский двор в столице Тезеи, в ее душе было так много света. «Балуйте своих детей. Вы не знаете, что их ожидает», - если бывшему графу когда-либо предстоит узнать высказывание, приписываемое одному небезызвестному писателю, он, должно быть, согласится с ним целиком и полностью. Потому что только в раннем возрасте можно научиться быть по-настоящему счастливым и впоследствии не путать счастье со смирением или простым отсутствием несчастья.
В Джейн же, к сожалению, этого качества он не чувствовал. Герберт не сомневался в том, в каких-то вопросах его нынешняя супруга была гораздо сильнее своего прошлого воплощения, однако после событий, произошедших в часовне, мужчину волей-неволей, начинал терзать страх: не приведет ли однажды ее эта внутренняя неуравновешенность и подверженность страстям к поступку, который перечеркнет второй шанс, полученный ею? Ведь в конце концов душа Джейн все также была подвержена влиянию Ада.
- У тебя еще будет шанс это наверстать, - усмехнулся Вальтер и, взяв свободную ладонь супруги в свою, нежно провел кончиками пальцев вдоль линии жизни на ней. – Возможно, когда-нибудь титул даже успеет надоесть вам, моя дорогая графиня.
О том, что в современном мире он значит не так уж и много, Герберт даже и упоминать не стал. Однако для самого мужчины в мыслях о возвращении графского титула было заложено кое-что еще. Теперь, когда вопрос с его вступлением в должность протектора Союза Единения можно было считать практически решенным, Вальтер все чаще начинал задумываться о том, что им с Джейн неплохо было бы перебраться в Тезею. В этом, помимо непосредственной выгоды, Герберту виделась некоторая завершенность их общей истории, хотя он и допускал, что может быть и чересчур сентиментален в этом отношении. К тому же ему в любом случае еще предстояло мягко подвести саму Джейн к этой мысли, несмотря на то, что ее столь многое связывает с Валенштайном.
- Боюсь, что тебе самой будет там не слишком интересно, любовь моя, - усмехнулся мужчина, имея ввиду туристический поход, на который намекнула ему жена. – А что касается твоего последнего предложения…
Герберт наклонился к по-кошачьи прильнувшей к нему девушке и требовательно поцеловал ее в губы.
- С удовольствием им воспользуюсь в самое ближайшее время, - в глазах Вальтера появилось хитрое выражение, - но, к сожалению, не сейчас. Вначале нас ждет свидание с кометой.
Хвала Эвелону за то, что все вчерашние страхи остались позади, и он может позволить себе просто наслаждаться теплом ее тела рядом с собой.
- Конечно, я понимаю, что в черте мегаполиса ее будет не слишком хорошо видно, - задумчиво продолжил Герберт, - однако в прошлый раз мы наблюдали ее даже невооруженным взглядом. Это было одно из самых запоминающихся зрелищ в моей жизни.
Мужчина нежно провел ладонью по волосам прильнувшей к нему Джейн:
- Но если ты все-таки настроена побывать на лоне природы, то, как мне кажется, у меня есть для тебя заманчивое предложение, - медленно произнес он. – Ты помнишь, нас недавно представляли доктору Кёнигу, который выказал такой интерес к деятельности твоего фонда? Так вот, в нашу последнюю встречу он настойчиво приглашал нас обоих посетить его поместье, находящееся по соседству с Рагуштом. Доктор хвастался, что там совершенно невероятная охота. Конечно, я понимаю, что это довольно кровавый спорт, однако если вы, фрау Вальтер, планируете стать настоящей аристократкой, вам обязательно следует это попробовать.
Герберт крепче прижал Джейн к себе, не желая, чтобы она замерзла на прохладном сентябрьском ветру, и спросил:
- Что ты об этом думаешь?

0

6

-Вот как? – с иронией в голосе ответила Джейн, когда он предположил, что ей будет не слишком интересен туристический поход. – Вы меня совершенно не знаете, дорогой граф, – в её серо-голубых глазах, в которых отражалось пламя костра, промелькнули лукавые искорки.
Она вновь провела пальцами по подбородку мужа. Он наклонился и накрыл губы девушки глубоким требовательным поцелуем, от которого у неё побежали мурашки. Каждый раз, когда их языки сплетались в страстном танце, мысли Джейн начинали растворяться в каком-то опьяняющем тумане. Его близость, запах, вкус – все это сводило её с ума. Она чувствовала себя героиновым наркоманом. Ей совершенно не хотелось прерывать поцелуй.
-Ты говоришь «мы», будто я тоже там была, – посмотрев на Герберта полупьяными от желания глазами, сказала Джейн. Но, к счастью, она не стала заострять на этом внимание и облизнув губы, включилась в разговор. – Я была на охоте, мой дорогой. И, надо сказать, неплохо стреляю. Эта забава не кажется мне веселой и стрелять я предпочитаю по тарелкам или по мишени в тире, но, если ты хочешь вспомнить старые проказы, мы могли бы съездить.
И тут она вдруг вспомнила разговор с журналистом и свои мысли относительно политической обстановки в городе. Джейн вдруг осознала, что став графиней она может потерять возможность баллотироваться в мэры Валенштайна. Однако ей совершенно не хотелось лишаться её. Если жизнь Герберта по большей части была связана с Турмом, то жизнь самой Джейн проходила здесь, в этом городе. Он безусловно принес ей немало боли, но никакой другой город она не считала своим также, как Валенштайн.
Умом Джейн понимала, что во времена Герберта у женщины была только одна привилегия – рожать детей и следить за домом, но сейчас, в эпоху возможностей, их стало гораздо больше. И она была не готова лишаться хотя бы одной из них. Но как сказать об этом ему?
-Пойдем посмотрим нашу комету, – поднявшись не без помощи мужа с шезлонга, Джейн уже через минуту стояла возле телескопа и любовалась на звездное небо. – Красиво, – сказала она, чуть нагнувшись, чтобы увидеть созвездие «Колесницы».
На улице было слегка прохладно, но девушка не чувствовала никакого внешнего дискомфорта. Только легкий дискомфорт поселившийся внутри после того, как к ней пришла мысль о том, чтобы баллотироваться, мелькала на периферии, мешая расслабиться.
-В твое время, должно быть, телескопы были совершенно другими, – предположила она, отойдя в сторонку, чтобы дать ему также полюбоваться на звездное небо. – Тебя не сильно смущает, что все так изменилось?
Вопрос носил общий характер. Речь шла не о телескопе, а о быте в целом. О том, что теперь ему приходилось жить в Дюссельфолде, а не Тезее, учить чужой язык и подстраиваться под новые законы и правила этикета. Так или иначе некоторые из них кардинально изменились.

+1

7

- Надеюсь, я успею это наверстать, - голубые глаза Вальтера смеются, - потому что у нас впереди долгие годы совместной жизни, и каждый день я буду находить в тебе новые качества, за каждое из которых буду любить все сильнее.
Все дни после катастрофы, случившейся в часовне, Герберт старался вести себя максимально уверенно и говорил с женой так, словно никаких сомнений в благополучии их общего будущего у него не было. Однако на самом деле дела обстояли отнюдь не так радужно, и на душе бывшего графа нет-нет, да и начитали скрести кошки. Да, мужчина заключил договор, и по желанию кого-то свыше душа Джейн был возвращена, смертельное пулевое ранение исцелилось на глазах, а на Вальтере отныне и впредь остался отпечаток сказанной клятвы, которой он вынужден будет следовать, хочет он этого или нет.
- Джейн, говоря «мы», я имел ввиду всех, живших в 1680 году, - когда она смотрела на него так, как сейчас, Герберту хотелось забыть обо всем, в такие моменты для него существовала только эта молодая женщина, а все остальное казалось лишь отголоском ночного кошмара. – Люди в прошлом гораздо более чутко реагировали на такие вещи, чем твои современники.
Одному поставленной задачи не решить, размышлял про себя Вальтер, прислушиваясь к рассказу супруги о том, что ей уже доводилось бывать на настоящей охоте. Да, теперь глаза у него открыты, он может отличать последователей ключника от обычных людей, но, устраняя их поодиночке, бывший граф рискует потратить остаток отпущенных ему лет. К тому же, как бы ни были смехотворны попытки Харта, к которому Герберт обратился с просьбой научить его пользоваться огнестрельным оружием, научить нанимателя жизни, в одном маг был прав: убийцей бывший граф не был.
- Ну что ж, значит, я могу быть в вас уверен, моя дорогая женушка, - усмехнулся Вальтер, целуя Джейн в уголок губ, - вы полностью готовы к роли настоящей аристократки.
Если бы где-то неподалеку от беседующих супругов случился маг или вампир, обладающий способностями, влияющими на ментальную сферу, он бы, вероятно, был поражен тем, что в один и тот же момент Герберт преспокойно может наслаждаться обществом молодой супруги, при этом обдумывая варианты истребления одного из самых опасных и древних учений, которые только знал Третий мир. При этом мыслил Вальтер абсолютно здраво. Даже при самом глубоком анализе уловить в нем какие-либо черты психопатии не смог бы даже самый опытный абсолют, не говоря уже о человеке со специальным врачебным образованием. Муж Джейн был профессиональным игроком, который предпочитал знать цену каждой шахматной фигуры, находившейся в его распоряжении, а поскольку на кону в этой игре стояло благополучие его собственной семьи, можно было не сомневаться: стесняться в методах Герберт не станет.
- Любовь моя, - встав с шезлонга, они вместе подошли к телескопу и посмотрели на звездное небо, - чем дольше я нахожусь здесь, тем больше убеждаюсь, что изменения не настолько глобальны, чем может показаться на первый взгляд. Технические новшества – это прекрасно: они облегчают жизнь, позволяя человеку не тратить много времени на то, чем мои бывшие современники могли заниматься неделями или даже месяцами, добиваясь самого ничтожного результата. Но, если задуматься, ценности у людей все равно остались теми же: своя рубашка ближе к телу, а хата, как обычно, с краю.
Поленья, в разведенном Вальтером костре медленно прогорали, и искры, плавно поднимающиеся от него в воздух, словно бы служили подтверждением тому, насколько все в этом мире быстротечно.
- Единственное, я временами начинаю уставать от дюссельфолдской речи. О, эти ваши межзубные звуки, иногда удивляюсь, как люди не откусывают себе язык, произнося их, - рассмеялся мужчина, вновь привлекая жену к себе. Он обнял Джейн так, будто собирался повести ее в танце, руки девушки устроил у себя на плечах и тихо продолжил:
- Признаюсь, я все еще тоскую по Тезее и хотел бы, чтобы мы однажды обсудили возможность переехать туда на постоянной основе, но я понимаю, как много тебя связывает с Валенштайном, и не хочу заставлять тебя разрываться между моим желанием и твоей привычной жизнью. Вероятно, мне просто нужно узнать этот город и людей, живущих в нем, понять, за что моя дорогая супруга так любит их, - Герберт легко коснулся губами виска возлюбленной. – Ты же покажешь мне это?

+1

8

Должно быть, для Джейн до сих пор тема её реинкарнации были довольно болезненной, поэтому она первым делом подумала, что под словом «мы» Герберт имел ввиду себя и свою первую жену. Тогда, когда стоило бы забыть обо всем, что могло терзать сердце, эта женщина все равно находила повод для ревности, сомнений и страхов. К счастью, ничто из вышеперечисленного не могло помешать её счастью, и нисколько не влияло на чувства к мужу, который для неё являлся эталоном совершенства – идеальным мужчиной.
Их разговор плавно перешел в философствование, и Джейн, как любой психиатр, не упустила возможность проанализировать все сказанное мужем, но делала это скорее не со знанием дела, а чисто под действием импульса, как часто и бывало.
- Не могу говорить об этом уверенно, – сказала она, комментируя его слова о том, что почти ничего не изменилось, – но, по собственному опыту скажу, что мир и все вокруг меняется с такой стремительной скоростью, что лично я не успеваю привыкнуть ко всему и примириться с некоторыми мыслями. Еще год назад мне было ничего неизвестно об изнанке мира, а теперь я едва могу переварить всю полученную информацию, и временами просто теряюсь в этом бурном потоке.
На мгновение лицо Джейн стало задумчивым.
-Конечно же покажу, – с уверенностью сказала она, придя в себя. – Город большой, красивый и у него удивительная история. Он был назван в честь первого президента Дюссельфолда – Брайана Валенштайна. Впрочем, об этом, думается мне, тебе уже давно рассказали, – девушка покрепче обняла Герберта, словно желая найти в его объятьях поддержку и утешение, или же спасение от легкого ветра, прошедшего по низу, и обдувшего щиколотки.
-Если вы желаете, граф, – на чистом тезейском, продолжила Джейн, – мы могли бы на какое-то время поехать в Тезею. Только не очень надолго, – добавила она, – иначе боюсь, что я начну ревновать к тамошним местам. Боюсь, после того как королевская семья пропала, а Его Величеством стал кронпринц, там сейчас особо делать нечего.
Джейн не подозревала, что судьба в некотором роде насмехалась над ними, поскольку после тайной свадьбы Герберта и Изабеллы, приверженцы юного принца все же свергли Адалхарда, и страной начал править совершенно неопытный юнец. Впрочем, правил – слишком громко сказано. Как минимум года три по большому счету власть находилась в руках знатных вельмож, которые пользовались его расположением. Среди них был и сам граф.
-Поговаривают, что теперь ему ищут невесту. Была бы у меня хотя бы двоюродная сестра, которую можно было бы просватать, я бы не упустила такой возможности. У меня хорошие отношения с Дереком Вандербергом, – всем было известно, что Дерек президент Дюссельфолда. – А вот о новом короле мне почти ничего неизвестно. Здесь у нас больше возможностей. Но в Турме находится сердце Союза, а значит мы в любом случае будем бывать там. Быть может, даже чаще, чем хотелось бы. Боже, что мы делаем? Это наша ночь, а вместо того, чтобы просто наслаждаться ей, мы снова говорим о Тезее, политике и прочих вещах, которые сейчас не должны иметь для нас большого значения, – Джейн приподнялась на носочках и поцеловала Герберта в краешек носа. – Начинает холодать. Хочешь я принесу нам горячий шоколад? – поинтересовалась она.

+1

9

- Тебе совершенно нечего бояться: как бы я не любил родную страну, ты самое дорогое, что есть в моей жизни, - тихо произнес Герберт, глядя в глаза Джейн. Он знал, что его возлюбленная, подобно каждой уважающей себя кошке, может быть недоверчива и обидчива, поэтому не хотел лишний раз заставлять ее испытывать эти негативные чувства. К сожалению, душа фрау Вальтер все еще слишком часто оказывалась на грани, за которой лежала точка невозврата.
- Дорогая, ты, оказывается, пестуешь настоящие имперские замашки, - усмехнулся мужчина, выслушав матримониальные планы жены. – Но я не думаю, что даже если бы у тебя была родственница подходящего возраста, мы могли бы рассчитывать на какие-то особые выгоды от этого брака. Даже если предположить, что принц поддался бы на очарование супруги, ему еще очень далеко до реального правителя. Не думаю, что тезейское правительство так легко согласится отказаться от ситуации с карманным королем.
Герберт прислушался к шуму океана. Все-таки было в этом звуке особое очарование, хотя в прошлом, скажи ему кто-то, что он будет жить на побережье, бывший граф, вероятно, жестоко высмеял бы говорившего. Слишком уж живы были в памяти Вальтера воспоминания о не самых удачных морских путешествиях, когда бортовой священник, страшась бушующей стихии, по несколько раз за время шторма собирался соборовать команду и пассажиров. Удивительно, как Герберт только согласился на участие в круизе к острову святой Анны. Хотя, надо отдать должное современным технологиям: лайнер, на котором они путешествовали летом, был настолько монументален, что ему вряд ли грозил даже самый сильный шторм.
- Любимая, это неизбежно: как бы мы ни хотели быть обычной семьей, внутренний мир которой никоим образом не соприкасается с внешним, пока нам это недоступно. Слишком сложная обстановка: мой странный статус, Союз Единения, ситуация с Эллиотом. Боюсь, если с ним ничего не прояснится в ближайшее время, Кодрингер будет настаивать на официальном признании Картера недееспособным, а эта процедура, насколько мне удалось узнать, довольно неприятная.
Герберт предпочел не озвучивать мысль о том, что отцу Джейн проще было бы умереть, но в ней заключалась жестокая правда жизни: уже практически бывший глава рода Нербергских Вальтеров в его теперешнем положении создавал окружающим сплошные проблемы.
- Поэтому тебе придется готовиться к тому, что рано или поздно ты встанешь во главе семейного бизнеса, как прямая наследница своего отца, - медленно продолжил мужчина с легкой улыбкой. – Зато там ты точно сможешь во всей красе раскрыть присущие тебе способности.
Готовить горячий шоколад они отправились вместе. Для него, который все еще был незваным гостем в этом времени, все привычные для людей двадцать первого века бытовые действия представляли собой особый интерес, поэтому Вальтер старался уделять им как можно больше времени.
- Ты сказала, что хорошо знаешь младшего Вандерберга, - продолжил Герберт затихший на несколько мгновений разговор. – А что насчет Билла? Насколько я слышал, он человек довольно расчетливый. Впрочем, иного от протектора Союза и ждать не стоило. То же касается и Боцариса: каких только слухов я не успел наслушаться про него и его семью. Пожалуй, пока только про главу рода Эль Дин никто мне не сказал ничего нелицеприятного. Но это по всей видимости связано с его недавним вступлением в должность.

+1

10

Несмотря на ту боль, что причинил Джейн последний поступок отца (это было самое настоящее предательство), она все же не могла просто избавиться от чувств, связывавших их очень долгое время. Ей было безумно тяжело думать о нём и о том, что между ними произошло. Поэтому, когда Герберт упомянул его в разговоре, на миг на милое женское личико легла тень огорчения. Однако она умела держать себя в руках, научилась, поскольку это было необходимо, и быстро вернула прежнюю теплую улыбку.
Да, говорить об отце и будущем ей было непросто. И все же, Джейн понимала, что им не избавиться от этой темы. И что пока все довольно шатко (порой ей казалось, что они повисли на каких-то висах, которые качает туда-сюда), нужно запастись терпением. К тому же, учитывая все обстоятельства, они должны быть готовы ко всему, и сейчас самое время, чтобы набраться сил.
Джейн была далеко не глупой женщиной. Безусловно эмоциональной и чувственной, что порой мешало ей в жизни и в отношениях с людьми, но все же дурочкой она никогда не была. Деловая хватка и готовность принимать удары досталась ей от отца. Именно он научил её многому из того, что она использовала теперь. И, вероятно, оттого в глубине души ей было больно смотреть на то, как этот могучий титан державший на своих плечах «небо» (так она представляла отца), превращался в ничто.
Безумие старшего Картера открывало перед ней новые двери. И она чувствовала в себе силы, чтобы предпринять первые важные шаги. Но порой мучимая неизвестностью, Джейн начинала бояться того, что ждёт их впереди. Вдруг «проклятье» отца однажды ляжет и на её чело? А если власть опьянит её настолько, что она забудет ради чего всё это начиналось? И еще одна мысль терзала эту женщину – я предаю отца, и по законам кармы однажды кто-то близкий и дорогой мне человек может поступить со мной также. Ей было страшно, и о многих своих страхах она предпочитала не рассказывать Герберту, поскольку не хотела обременять его еще и своими внутренними проблемами. Джейн понимала, что доставила бы ему этим боль.
Она хотела, чтобы они обрели счастье. Но у неё никогда не было желания получить его шагая по трупам друзей и врагов. Хотя, если говорить о характере этой женщины, она могла это делать. Но как плачущий убийца, после этого глубоко и довольно искренне сожалеть о содеянном. В ней будто уживались две личности: одна была готова идти напролом, а другая не хотела причинять никому боль и являлась жертвенной по натуре.
Они стояли на кухне и вместе готовили, когда Герберт задал вопрос.
-Билла я знаю даже больше, чем его брата. Да, он безусловно расчётливый человек, но с ним можно делать дела. Он будет преданным партнером, однако, пожалуй, только до тех пор, пока чувствует в партнерстве выгоду. У нас есть несколько совместных проектов. Собственно, именно его компания реставрировала здание для центра. – Она усмехнулась. – Что же касается Боцарисов, то дорогой мой здесь все гораздо сложнее. Это клубок змей. Они радикалы. Готовы пойти по головам. И, по-моему, никто из них не испытывает вины за содеянное. Топят своих, если чувствуют слабость. Мне кажется, что в прошлом они запросто душили неугодных младенцев в колыбелях.
Джейн отошла к столу, и упираясь на него руками, добавила:
-Одним словом, они успели попортить и мне кровь. Но чем больше я думаю о них, тем страшнее мне становится за нас. Герберт. Я понимаю, что ты волнуешься сейчас за меня, и что ситуация не самая располагающая, но все же, ты должен позволить мне увидится с отцом.

+1

11

Спрашивая у жены мнение о представителях 5 домов смешанной крови, входящих в Союз Единения, Вальтер был заинтересован в ее правдивом ответе. По опыту мужчина знал: женщинам, несмотря на присущие им личностные качества, гораздо проще составить непредвзятый психологический портрет тех людей, интересы которых напрямую не связаны с их собственными. И если, например, доверять Джейн в оценке тех же близнецов Герберт позволить себе не мог, то выслушать ее мнение относительно старшего Вандерберга и довольно оригинального семейства Боцарисов бывший граф считал для себя ценным. Вполне возможно, тем самым он экстраполировал на молодую женщину свое отношение к покойной жене, к мнению которой исподволь привык прислушиваться за годы брака.
Однако следующие слова, произнесенные нынешней версией фрау Вальтер, Герберту не понравились от слова совсем, хотя он постарался сделать вид, что это совершенно не так. Поставив на кухонный стол чашку с напитком, к которому он едва ли успел притронуться, мужчина задумчиво провел ладонью по своим коротким седеющим волосам. Для человека, привыкшего скрывать свое душевное состояние за любыми ничего не значащими жестами, в данный момент бывший граф вел себя довольно сдержанно с учетом вчерашней ситуации. Еще утром Герберт получил информацию о том, где его жена успела побывать в день своего таинственного исчезновения, но не захотел сразу портить импровизированный праздник жизни, решив поговорить с Джейн позже. Однако, по всей видимости, это Судьба, раз уж она сама упомянула в разговоре своего отца.
- Любимая, - убирая руки в карманы брюк, чего при других обстоятельствах никогда бы не позволил себе сделать, проговорил Вальтер, - я не думаю, что твоя встреча с Эллиотом сейчас имеет приоритетное значение. Я уже говорил, что душевное здоровье мистера Картера пока оставляет желать лучшего, несмотря на все усилия врачей. Боюсь, визит в теперешних обстоятельствах может только расстроить тебя, а этого после всего случившегося я допустить никак не могу.
Мужчина всегда гордился своим умением вести самые трудные переговоры, однако сейчас против него выступал не очередной игрок на дипломатическом поприще, а его собственная жена. Надо признать, что это сильно усложняло дело, потому что с чувствами Джейн он вынужден был считаться при любых обстоятельствах. Увы, но эту часть уравнения было не так-то просто оставить за скобками.
- К тому же, милая, как мне стало известно, вчера утром ты уже виделась с отцом, - продолжил Герберт. – Несколько служащих больницы подтвердили, что видели, как ты входила в палату Эллиота. Поэтому я хочу еще раз спросить: удалось ли тебе что-нибудь вспомнить о прошедшем дне?
Упомянуть о том, что сам Вальтер очень настоятельно просил начальство лечебного учреждения, в котором содержался его тесть, всячески препятствовать подобным встречам, бывший граф не стал.
- Однако знаешь, что беспокоит меня больше всего, любимая? – тихо поинтересовался мужчина. – Никто не может сказать, каким образом ты покинула здание больницы. Складывается впечатление, что ты просто исчезла, словно растворилась в воздухе.
Немного помолчав, Герберт задал волнующий его вопрос:
- Скажи, может быть так, что ты, например, случайно стала обладательницей некоего артефакта? Я понимаю, близнецы покинули дом в большой спешке, а что могло остаться среди их личных вещей, одному Эвелону известно.

0

12

К сожалению, Джейн с трудом могла вспомнить события той ночи, однако частично помнила тот день, который пошатнул её душевное равновесие. Рассказывать о нём, и уж тем более делиться своей маленькой тайной с супругом она не собиралась. И не потому что не доверяла ему, а из личной корысти. Отрицать данный факт было бы глупо с её стороны, поэтому она осознанно молчала, считая, что таким образом защищает свое личное пространство, и, возможно, отчасти здоровье мужа.
-Думаю, что слух о моем исчезновение это не более чем преувеличение, – немного погодя ответила Джейн. – Как и многое другое, что обо мне говорят. Так послушаешь о чем говорят… можно подумать, что я вообще монстр, – на её лицо упала мрачная тень воспоминаний. Не так давно (прошло чуть меньше года) газеты пестрили скандальными заголовками, больно бившими не только по репутации, но и по близким для неё людям.
После встречи с Гербертом она старалась не вспоминать прошлое, но порой её накрывала реминисценция. Она перестала приносить ту боль, которую Джейн испытывала в самом начале – острую, глубокую, мучительную, однако не ушла, а трансформировалась в нечто иное.
-Ты ведь не думаешь, что я могла просто взять и исчезнуть? У меня нет суперсилы, милый, не придумывай, – она улыбнулась мужу, а затем плавно перевела тему.
Джейн обладала потрясающей способностью делать это так, чтобы у собеседника не возникло желание перебить её и вернуться к прежней теме, поэтому остаток вечера они с Гербертом провели так, как и планировали.
Разговор об отце и её волшебном исчезновение подтолкнул Джейн на мысли, что ей следует быть осторожнее с артефактом и его использованием. Муж уехал рано утром, и оставшись в спальне в полном одиночестве, она достала  часы, с помощью которых перемещалась в пространстве. Смотря на потемневший от времени циферблат, Джейн размышляла над тем, сколько еще возможностей он в себе таит. И сколько бед может сулить им.
Она понимала, что это не простая вещица. Чисто на интуитивном уровне чувствовала, что с ней что-то не так. Но пока даже не представляла какую бомбу замедленного действия держит в руках.

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Линии судьбы » Ночь для двоих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC