http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Отчаянный шаг

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ОТЧАЯННЫЙ ШАГ
▼▼▼
♫ музыкальный трек / цитата ♫

http://sf.uploads.ru/t/2qrQU.png

Кто: Джоанна Фархад, Генри Акройд
Где: Старая забегаловка на углу
Когда: 15 сентября 02:00

Ночь для Джоанны в последние несколько дней стала не временем для отдыха, как у обычных людей, а совсем наоборот. Час назад к ней в квартиру заявился охотник, который превращался в вампира после очередной неудавшейся вылазки. Он обвинял её в том, что она виновата в этом (якобы из-за её зелья он становился таким), и грозил разоблачением.
Джоанна была в отчаяние и совершила отчаянный шаг. Позвонила Генри и попросила о встречи в забегаловке в два часа ночи.

0

2

Еще пару часов назад эта идея казалась ей наиболее приемлемой из всех, что пришли в голову в тот момент, когда она поняла всю плачевность положения, в котором оказалась, однако, чем ближе становилась неоновая вывеска захудалого придорожного бара, её все больше одолевали сомнения, а идея казалась совершенно безрассудной.
Стояла промозглая, дождливая погода. Из-за сильного ливня, который начался еще в шесть часов вечера и не прекращался до самой глубокой ночи, поверхность дорог стала зеркальной. Отражавшийся в них свет фонарных столбов, просачивающийся через прослойку тумана, поднявшегося с реки, создавал загадочный ореол вокруг города.
-Время начать курить, - буркнула себе под нос Джоанна, открыв дверь забегаловки, в которой назначила встречу одному знакомому вампиру, которого, впрочем, знала недостаточно хорошо, чтобы быть уверенной в том, что он сможет ей помочь, а не отправит в «обезьянник».
«-Впрочем, может так было бы даже лучше», – подумала про себя она, но представив грязные камеры тюрем и пропитые рожи, похожие на те, что видела в этом заведение, тут же отмахнулась от подобной мысли.
Немного потоптавшись у порога, и получив неприятный комментарий на эту тему от одного из завсегдатаев, волшебница все же нашла в себе силы и прошла внутрь. В помещение стоял ужасный смог от сигарет, пахло пивом и жаренными гренками (по всей видимости, блюдом дня). Осмотревшись, она сразу же нашла взглядом того, к кому сегодня пришла на встречу. Он выделялся на фоне других, поэтому это не заняло у неё слишком много времени.
Из уверенной и дерзкой девчонки, Джоанна превратилась в настоящую скромницу, которая не знала с чего начать разговор. Подойдя к Генри, который пришел чуть раньше её, девушка плюхнулась на барный стул на против.
-Извини, что позвонила так поздно, но ты же вроде как ночное создание, – неуверенно сказала она, расстегивая изрядно вымокшую под дождем кожаную куртку, и, вспомнив, что вообще-то назначила ему свидание, постаралась улыбнуться, чтобы тот не убежал раньше времени.
Для романтического свидания это местечко не подходило, однако Джоанна руководствовалась другими соображениями, когда обозначила встречу здесь. Ей было важно, чтобы их беседа осталась только между ними, а в здешнюю дыру не пришел бы не один уважающий себя маг или вампир, и подавно оборотень, на дух не переносящий едкие запахи.
-Как прошел рабочий день? – чтобы начать разговор, поинтересовалась Фархад. – Много преступников попалось под твою горячую руку? – рассматривая содержание полок за барной стойкой, промежду делом спросила она. Сердце у неё колотилось чаще, чем обычно, хоть она и пыталась унять его мыслями о том, что все будет хорошо. Ничего не выходило. Впрочем, понять отчего именно оно так разнервничалось для Генри было бы сложно, поскольку ровно также оно могло биться в груди влюбленной и смущенной от этого девушки.

+1

3

Погода как нельзя лучше отвечала сегодняшнему настроению Акройда. Когда он открыл дверь поганого заведения, порог которого вряд ли когда-нибудь переступала нога хотя бы одного порядочного жителя Валенштайна, Генри больше всего напоминал намочившего лапы кота. Гримаса недовольства, застывшая на в общем-то довольно располагающей физиономии, с первого мгновения продемонстрировала всем посетителям этого злачного местечка, что с этим парнем лучше не связываться. Впрочем, чуткий вампирский слух уловил недовольное бурчание со стороны компании, занимавшей угловой стол, однако беспокоиться вновь прибывшему пока было не очень: когда завсегдатаи накрутят друг друга до нужной для мордобоя кондиции, Акройда в баре, вероятно, уже не будет.
Звонок волшебницы застал носферату не в самое удачное время, поэтому, услышав в трубке голос Джоанны после своего не слишком дружелюбного «Слушаю», был весьма удивлен. Генри прекрасно помнил: девчонка сама настоятельно попросила его забыть дорогу к ее дому и вообще не появляться в ее жизни. Конечно, никто не говорил о том, что вампир собирается выполнять эту просьбу, но заинтересовало полицейского нечто другое. Заискивающие ноты, которые сквозили буквально в каждом сказанном волшебницей слове, заставили Акройда серьезно насторожиться. По роду своей деятельности он постоянно контактировал с самыми разными людьми, поэтому понять, когда кто-то чего-то от него хочет, Генри мог даже с закрытыми глазами. Тем не менее, приглашение на это странное свидание он все-таки принял. Причина самая простая: полицейскому было интересно.
- Джин, - ответил Акройд на вопрос «Что налить?» от бармена, который к двум часам ночи выглядел не менее пьяным, чем большинство сегодняшних гостей этого Эвелоном забытого места. Обостренное вампирское обоняние хотя и уступало тому, которым могли похвастаться оборотни, все равно позволяло Генри со всей полнотой «насладиться» теми ароматами, что витали в баре. Сырая ткань, потные человеческие тела, кислое, наверняка, разбавленное пиво. Но вот с порывом уличного воздуха к этой «симфонии» прибавился знакомый мужчине запах трав. Что ж, у приличных женщин опоздание – это признак хорошего тона.
Оборачиваться Генри не стал, хотя подсознательно ему этого и хотелось. Раз уж Джо выступила инициатором данной встречи, он охотно уступит ей главенствующую позицию и посмотрит, что именно девчонке от него нужно. И, конечно, на что она готова пойти ради достижения цели. Акройд ничего не имел против взаимовыгодного сотрудничества, к тому же зелье, в прошлой раз приготовленное магичкой, оказалось отличного качества. В его работе «чистильщика» все средства обычно бывают хороши, поэтому Генри готов был рассматривать волшебницу в качестве поставщика. Тем более флакон с отпечатками пальцем Джоанны вампир на всякий случай сохранил.
Когда она назвала его «ночным созданием», Генри стоило больших трудов удержаться от ответной колкой реплики, но окончательно добило самообладание мужчины упоминание о его «горячих руках». Акройд выразительно вздернул бровь, внимательно разглядывая лицо волшебницы.
- Если ты так хотела обсудить со мной мою работу, могла бы выбрать место поприличнее, солнышко, - усмехнулся вампир. Поведение девушки разительно отличалось от того, как она вела себя во время их последней встречи, и это уже начинало бросаться в глаза. – Ради собственного благополучия. Такие, как ты, здесь слишком сильно привлекают к себе внимание.
Тук-тук-тук. Иногда усиленные чувства, которые вампиры получают после перерождения, можно было назвать проклятием, но сейчас Генри ничего не имел против них.
- Надеюсь, такое сердцебиение связано с тем, что ты настолько сильно рада меня видеть, - склонившись над барной стойкой, прошептал Акройд на ухо собеседницы. – Учти, если за тобой кто-то гонится, я очень расстроюсь.
Вернув волшебнице ее законное личное пространство, вампир добавил:
- Может быть, выпьешь что-нибудь для успокоения нервов? Я угощаю.

+1

4

-Ну ты же меня защитишь, верно? – натянув на милое личико непринужденную улыбку, сказала Джоанна, когда вампир заметил, что она выбрала неподходящее место для встречи. Как уже говорилось ранее, оно и правда не подходило для романтического свидания, зато здесь их бы никто не подслушал, а разговор предстоял более чем деликатный.
-Ты ведь такой сильный, – решив надавить на мужское самолюбие добавила она, окинув взглядом фигуру Акройда. Несмотря на то, что сказано это было с целью усыпить его бдительность, волшебница не могла отрицать тот факт, что он и впрямь хорош собой, и, вероятно, под одеждой прячет рельефный торс и в меру накаченные руки. При этой мысли сердце будто пропустило удар, хотя по факту, оно продолжало все также бешено колотиться в груди, но уже по-другому. – И, наверняка, сможешь одной рукой уложить любого из присутствующих на лопатки, – по привычки облизнув нижнюю губу, девушка обратилась к бармену, заказав бутылочку светлого пива.
Она не знала с чего начать и поэтому пока ходила вокруг да около. Вопрос по поводу сердцебиения её несколько смутил, но управлять своей любовной мышцей девушка пока не научилась (и сомневалась, что это вообще возможно), поэтому предпочла отшутиться:
-Конечно, ты же такой сексуальный с этими мокрыми волосами. Увидела тебя и аж дух захватило, – несмотря на сарказм, сквозивший между строк, выглядел мужчина и правда довольно сексуально.
«Это все стресс», – размышляла про себя Джоанна. Бармен открыл бутылку пива и подал ей. – «Я его не хочу».
Волшебница чувствовала себя потерянной из-за ситуации с охотником, поэтому сочла, что её влечение к сильному и уверенному в себе Акройду – это влияние вампирского очарования, свойственного всем жителям мира ночи, и, разумеется, нервного состояния. Она категорически отказывалась признаваться себе в том, что он ей понравился еще тогда, когда они впервые познакомились.
Пиво слегка горчило, но это было нормально. Джоанна подумала, что сейчас этот вкус как-никогда подчеркивает её общее состояние. Пока ей было сложно найти тему для разговора, поскольку все мысли занимала проблема, однако алкоголь, как она думала, должен был вскоре исправить ситуацию.
-Ну что, за знакомство, –  подняв бутылку, сказала девушка, и соприкоснулась ей со стаканом Генри, после чего пригубила и спросила: – а ты всегда такой подозрительный на первом свидание или только со мной? Неужели ты слышишь стук моего сердца за всем этим шумом и гамом? – она улыбнулась ему, после чего подалась вперед, и отодвинула с его лба прилипшую прядь волос. – Так лучше. И еще одно, ты всегда такая заносчивая задница или опять же я просто «особенная»?

+1

5

Правда заключалась в том, что Генри всю жизнь после своего второго рождения очень тщательно старался избегать слишком тесного контакта с миром изнанки. В самом начале мужчине хотелось верить, что даже такие, как он, способны сойти за самых обычных людей. Медленное сердцебиение, холодная кожа, отсутствие аппетита – все это вещи, казалось, были легко объяснимы. К сожалению, попытка очень быстро провалилась. Как бы Акройду, тогда еще откликавшемуся на другую фамилию, не хотелось верить в то, что он способен обмануть систему, складывающуюся на протяжении тысячелетий, у судьбы, в которую вампир никогда не верил, оказались совершенно другие планы.
- Солнышко, вампиры, спасающие дам в беде, существуют только в телевизоре. Я, конечно, полицейский, но точно не рыцарь в сияющих доспехах, - сделав глоток из своего стакана, медленно произнес вампир, глядя в странные, неопределенного цвета глаза собеседницы.
Ему всегда нравились девушки, похожие на Джоанну. Дело тут было даже не в фигуре, цвете волос или разрезе глаз, нет. Все эти признаки оказывались вторичны по сравнению с какой-то особенной аурой. Из волшебницы через десяток-другой лет вполне может получиться самая настоящая la femme fatale, и, вероятно, именно это так влекло вампира к ней. Что ж, он и правда никогда не искал в этой жизни легких путей, поэтому своеобразный аромат беды и казался Генри настолько интригующим.
«Пой, птичка, пой», - с усмешкой подумал Акройд. Конечно, как и любой обычный мужчина, он не был лишен самолюбия, вот только Джо выбрала не самое лучшее время и место, чтобы пытаться давить на вампира через него. В более спокойной обстановке полицейский, вероятно, гораздо легче позволил бы себе расслабиться и уступить контроль над ситуацией кому-нибудь другому. Однако сейчас его нервы были обострены не только из-за сомнительной обстановки, царившей в выбранном магичкой баре. Частое «тук-тук-тук», которое он слышал с тех самых пор, как девчонка заняла соседний стул, не давало ему возможности расслабиться.
Генри странным взглядом проводил руку Джоанны, которой она потянулась к нему через стойку. Прикосновение получилось мимолетным, но даже оно оказалось способно заставить вампира напрячься. У Акройда вообще было странное отношение к тактильным контактам, но волшебница об этом знать просто не могла.
- Это уже лучше, - на губах мужчины мелькнула саркастическая усмешка. - Больше похоже на тебя. Согласись, ведь порой так тяжело бывает сдерживаться и не показывать окружающим свою истинную натуру?
Намек получился довольно жирный, но Генри намеренно не собирался ничего смягчать. Девчонке необходимо понять, что она имеет дело с одним из самых опасных хищников, которому, при определенных обстоятельствах, ничего не стоило бы свернуть ее тонкую длинную шею.
- Спектакль у тебя получился довольно неплохой, но я уже давно не мальчик, чтобы меня можно было так легко обмануть подобным превращением из сердитой кошки во влюбленную дурочку. Тебе еще предстоит поработать над этим амплуа.
Отказавшись от второго стакана, который предложил ему бармен, Акройд продолжил:
- После нашей встречи ты должна была понять, что в первую очередь я ценю честность. Поэтому если хочешь что-то сказать, лучше говори прямо. И предлагаю сменить все-таки место дислокации. Вон та компания проявляет к тебе нездоровый интерес. Я, конечно, мог бы с ними разобраться, но если мне придется в процессе засветить значок, боюсь, подобру мы отсюда уйти не сможем. Поэтому решай. Я мог бы отвезти тебя домой или еще куда-нибудь.

+1

6

Джоанна с трудом сдержалась от очередной колкости, когда вампир саркастически сказал: «порой так тяжело бывает сдерживаться и не показывать окружающим свою истинную натуру». В другой раз она могла бы оскорбиться и брызнув что-то в ответ, а может и не только слова (в её руках по-прежнему была бутылка с недопитым напитком), покинула бы заведение, громко хлопнув дверью. Однако сегодня удача была не на её стороне, а встреча в действительности носила не романтический характер, поэтому ей ничего не оставалось, кроме как проглотить все сказанное им, и мило улыбнуться.
-И сколько же тебе лет, не-мальчик? – игривым голоском спросила волшебница, чтобы немного разрядить обстановку, когда он заметил, что с ним такие шутки не пройдут. Она прикоснулась губами к горлышку бутылки и сделала один небольшой глоток, чтобы унять внутреннюю дрожь и раздражение, которое начало подкатывать после пяти минут общения с этим вампиром, знавшим толк в тонких и не очень подколах.
Джоанна понимала, что в том положение, в котором она оказалась, показывать зубки не лучшая идея, поэтому сохраняла внешнее спокойствие. Для неё – импульсивной по натуре девушки, это было, надо сказать, непросто.
-А говорил, что вампиры, спасающие девушек, бывают только по телевизору, – слова сорвались с уст сами собой, когда Генри предложил сменить место дислокации, заметив при этом, что с легкостью мог бы разобраться с нежелательными элементами, но предпочел бы не привлекать к ним (и к себе в частности) внимания. Решение было принято мгновенно. – Еще куда-нибудь, – сказала Джоанна, поднимаясь с высокого барного стула. Я на первом свидание к себе домой не приглашаю, – подразнила она его.
Они расплатились и покинули злачное заведение. На улице шел дождь, но волшебница чувствовала себя гораздо лучше здесь, чем там.
-Все-таки ты та еще задница, – убрав руки в карманы джинс, тихо произнесла Джоанна. Генри наверняка услышал бы её слова, хотя они и не были сказаны ему в лицо.
Некоторое время она размышляла над тем, как сказать ему о том, для чего пригласила на свидание. И в конце концов, когда они были уже в автомобиле и гнали по темным улицам, перешла к делу:
-У меня проблема, – вот так просто и неказисто призналась волшебница. – И мне больше не к кому обратиться, –  Джоанна машинально приняла защитную позу, скрестив руки на груди. Она делала так всегда, когда чувствовала свою беспомощность или хотела отгородиться от негатива. В данный момент ей было просто не по себе, и хотелось куда-то деть руки. А защитная поза наиболее подходила для подобного разговора.
-Но все по порядку. Надеюсь, наш разговор останется только между нами, –  тут она вполне серьезно посмотрела на Генри. – В общем, недавно ко мне в квартире пробрался мужчина, который назвался охотником на вампиров. Он дал мне ясно понять, что если я не помогу ему с одним зельем, меня ждут неприятности. Поскольку в этих самых зельях он толком ничего не поняла, я подсунула ему розовую воду. На следующий день, точнее сегодня поздним вечером, он вернулся. И был он уже не человеком. Вампиром. Такое дело, мне нужна лицензия. Если он пойдет в конвент, то они узнают о том, чем я промышляю, а это грозит мне… в общем, я не хочу думать о том, чем мне это грозит, и поэтому прошу помощи у тебя. Вот такая вот история.

+1

7

Увы, но, несмотря на довольно большой опыт работы с людьми, в том, что касалось прекрасной половины человечества, хорошим психологом Генри назвать было сложно. Успокаивало в этом моменте Акройда только то, что кроме него с подобной проблемой сталкивались мужчины, которые были гораздо умнее самого вампира. Если уж и они не смогли ответить на сакральный вопрос «чего хочет женщина?», то куда уж ему, субъекту весьма приземленному, тягаться с великими.
Мужчина потянул носом воздух, желая через не слишком аппетитные ароматы, витавшие в баре, вновь уловить запах, исходящий от кожи волшебницы. Жаль все-таки, что таким образом невозможно вычислить повышенный уровень вредности одной конкретно взятой девушки, однако его вполне неплохо можно было уловить по другим признакам. Например, глазами Джоанна сверкала что надо. Генри уже готов был услышать гневную отповедь на свое не слишком вежливое замечание про истинную натуру, однако магичка, к удивлению полицейского, смогла удержать свой не в меру острый язычок за зубами и продолжила напропалую флиртовать.
Впрочем, гласу разума в лице носферату волшебница все-таки вняла и соскочила с высокого барного стула. Акройд достал из кармана кожаной куртки бумажник, оставил на стойке пару купюр, которые с лихвой покрывали выпитые ими напитки, и направился вслед за Джо к выходу. Жест, которым мужчина открыл перед своей спутницей дверь, по всей видимости, получился несколько издевательским, за что бедняга полицейский заслужил очередной нелестный комментарий на свой счет.
- Солнышко, на тебя не угодишь, - склонившись над плечом мисс Фархад, шепнул ей на ухо Генри. – Надо быть добрее к людям.
Свой автомобиль Акройд припарковал неподалеку от входа в бар, и, хвала Эвелону, с ним ничего не произошло за то время, пока хозяин отсутствовал. Вампир в принципе был не склонен сильно привязываться к вещам, однако этот старенький «Сириус» полицейский любил хотя бы за то, что в свое время собственными руками приводил его в порядок, поэтому и отношение к железному «коню» у Генри было очень трепетное.
Дождь и не думал прекращаться, но полицейскому с его улучшенными рефлексами носферату он был не страшен. Машину Акройд вел уверенно, а ночное время и свободная дорога позволяли ему достигать максимальной скорости.
Вероятно, знай вампир о том, что собиралась сообщить ему волшебница, он предпочел бы остаться в занюханном баре. Перспектива напиться до чертиков сомнительным пойлом, которое разливал местный бармен, после сказанного Джоанной уже не казалась Генри такой уж пугающей.
- С такой удачей, как у тебя, противопоказано заниматься чем-то противозаконным, - глядя в зеркало заднего вида, произнес Акройд. – Ты самая настоящая катастрофа.
Почему-то в историю волшебницы верилось сразу, целиком и полностью. Слишком уж она была бредовая, а в этой жизни, как известно, гораздо чаще происходят события, выходящие за грани разумного.
- Нужно было самому сдать тебя мистикам, проблем было бы меньше, - проворчал себе под нос Генри, разворачиваясь на светофоре.
На какое-то время в машине повисло молчание.
- Давай по порядку. С чего ты вообще решила озаботиться для парня лицензией? Он, как я понимаю, силой принудил тебя к сотрудничеству. Ты, в страхе за свою жизнь, отдала ему средство, которое никак не могло навредить его здоровью. А в вопросе, касающемся твоей «подработки»: твое слово против его. Или ты уверена, что у него на руках имеются какие-то доказательства?

+1

8

Джоанна приготовилась к тому, что сейчас на неё выльется пуд словесных помоев, поскольку её собеседник, как она успела заметить, особо не щадил чужие чувства, а после всего сказанного ей, у него наверняка возникнет желание, как минимум, сказать пару «ласковых». Впрочем, эти ожидания не оправдались. Несмотря на непростой характер, который девушка могла бы охарактеризовать, как «дурной» (у неё было предвзятое мнение), вампир не сказал ничего такого, что могло как-то задеть её и без того растрепанные чувства.
После небольшой тирады про мистиков и последующего молчания, Джоанна почувствовала себя нашкодившим котенком, которого тыкали в его же дерьмо, но вместо злости и глубокой обиды, она испытывала вину. Вообще она редко чувствовала себя в чем-то виноватой, и почти никогда не извинялась, даже если была не права, однако сейчас ей захотелось промяукать пресловутое «извини».
Во время паузы, повисшей в салоне автомобиля, Джоанна успела несколько раз пожалеть о том, что рассказала ему все на чистоту, и также несколько раз умудрилась убедить себя в том, что честность – залог хороших отношений. Правда, думала она в первую очередь не о них, а об собственной заднице, которая могла попасть под раздачу. И Фархад была убеждена, что в данном случае лучше получить выговор от зазнайки вампира, чем попасть под пристальное внимание слуг закона магического мира. Поборники правды обычно не церемониться. С вампирами, как ей казалось, несмотря на их репутацию, договориться было гораздо проще. Они были более гибкими в вопросах законодательства.
-Он был настойчив, – ответила волшебница, вспомнив ту ночь, когда тот охотник пробрался к ней в квартиру. – Это, конечно, можно назвать «вынужденным сотрудничеством», но «принудил» звучит как-то пошло, – смотря перед собой на дорогу, говорила она, начав рассуждать над правильностью употреблённых слов, как обычно делают адвокаты на суде. Хотя, по правде говоря, оправдывать незваного гостя ей не было никакого резона.
В салоне опять повисла пауза. Девушка продолжала размышлять на тему этимологии слов, но теперь уже мысленно. Продлилось это недолго. Ровно до того момента, как до неё дошел смысл последних слов вампира.
-Стоп! Слушай, да ты издеваешься? Какое «слово», они просто перепахают мне мозг и найдут все, что нужно! Или ты предлагаешь запастить зельями на этот случай? Так у них и маги Жизни найдутся, которые проверят содержание этих штучек в крови. У меня правда проблемы, а ты предлагаешь пустить все на самотек и довериться «случаю»? Да, плыви, Джоанна по течению, если повезет, то останешься жива. Обалдеть, – она облокотилась на дверцу машины и подперла голову ладонью.  – Если он получит лицензию, то не попадет под пристальное внимание ваших ребят, – варьируя свободной рукой, начала объяснять девушка. – И оставит меня в покое. – В салоне вновь наступила тишина. – Надеюсь.
Последнее слово прозвучало неуверенно, но у волшебницы не было других идей.
-Не убивать же его, в конце концов, – не особо задумываясь над словами бросила она. Джоанна не была поклонницей маньяков-охотников, но ей еще никогда не приходилось убивать кого бы то ни было, и она глубоко сомневалась в том, что способна на подобное. На самом деле у нее было доброе сердце, а руки чистые, и не испачканные в чужой крови.
-Так что? Поможешь мне? – она наконец-то посмотрела на Генри. У неё был взгляд трепетной лани, на которую устроили охоту, умоляющий о помощи. И голос стал чуть мягче. – Пожалуйста.

Отредактировано Джоанна Фархад (28.10.2018 00:10)

+1

9

- Ну, конечно, как я мог забыть: надо просто сказать «пожалуйста», и все проблемы разом разрешатся. Очень удобно.
Генри совершенно не обязательно было смотреть на девушку, чтобы понять, насколько умильное выражение лица она состроила, желая добиться выполнения своей просьбы. Вот только времена, когда Акройда можно было купить красивыми глазками, давно успели кануть в Лету. Эгоистичная вампирская природа требовала от мужчины немедленно высадить волшебницу из машины и навсегда забыть об их знакомстве. Это было бы очень удобно, потому что во всей этой ситуации его хата была с краю. Если даже девчонка попадется в лапы Мистицизма, и имя носферату каким-либо образом всплывет в этом деле, отговориться перед своими работодателями Генри сумеет. В конце концов, тогда он вполне успешно прикрыл задницу одному из потомков чистокровных родов, которого любовница попыталась привязать к себе некачественным приворотным зельем. Широкой огласки происшествие не имело только потому, что Акройд своевременно обеспечил страдальцу антидот, а уж каким образом он его достал, Конвент будет интересовать в последнюю очередь. Все-таки вампиры и маги в дела друг друга предпочитают глубоко не вдаваться.
- Не хочу тебя разочаровывать, дорогуша, но твой план – это нечто за гранью фантастики, - голос Генри не выражал никаких особенных эмоций, может быть, за исключением легкой насмешки. – Во-первых, на тебя точит зуб новообращенный вампир, якобы бывший охотником, а ты надеешься откупиться от него лицензией. Во-вторых, ты хотя бы представляешь, что такое эта самая лицензия? Мне почему-то кажется, что нет. Вынужден тебя разочаровать: это не просто формальность, позволяющая не бояться столкнуться на темной дорожке с представителями рыцарей Тьмы, это по большому счету право на жизнь, которое все равно требует отдельно подтверждать. Ты думаешь, кто-то в отделе лицензирования пропустит новообращенного вампира, который промышлял убийством своих нынешних собратьев? С вероятностью 99,99 %, нет.
Припарковав автомобиль у небольшого круглосуточного магазина, полицейский вытащил из кармана куртки смартфон. Желание избавиться от общества Джоанны все еще было у него достаточно сильно, однако помимо прочего Генри было девушку просто жалко. С момента второго рождения мужчины прошло еще слишком мало времени, поэтому он до сих пор балансировал на грани между чувствами того человека, которым был когда-то, и вампира, который рано или поздно оставит воспоминания об истинной человечности в далеком прошлом.
Хотя Генри не являлся официальным сотрудником дозорной службы Конвента, информацию о всех происшествиях в мире носферату он получал в полном объеме. За время, прошедшее со знакомства Акройда с волшебницей, был зафиксирован только один факт нападения на вампиров. Прочитав сообщение, полицейский присвистнул и показал экран смартфона магичке.
- Если твой парень причастен к этому, и он уже успел обратиться, как ты говоришь, то кол в сердце - это лучшее, на что он может рассчитывать. Среди тех, кого он убил, была беременная вампирша.
По лицу Акройда пробежала тень. Как бы мужчина не открещивался от того мира, частью которого стал против своей воли, порой его посещала странная тоска, заставляющая думать о том, чего он был лишен, приняв решение оставаться одиночкой.
- Или ты считаешь, что эти господа правы в своем желании истреблять таких, как я? – нарушив тишину, повисшую в машине, поинтересовался Генри. – Не боишься, что затем твой знакомый и ему подобные переключался на миленьких волшебниц и их родственников?
Губы вампира раздвинулись в нехорошей, злой ухмылке. Откуда взялась у него эта привычка улыбаться даже в самых тяжелых обстоятельствах, Акройд не знал. Видимо, именно благодаря ей он и разучился относиться серьезно к чему-либо.
- Как ты понимаешь, ни о какой лицензии речь идти не может. Считай, что это моя фракционная солидарность с убитыми вампирами. Но, пожалуй, я мог бы избавить тебя от недовольного клиента ради мира во всем мире. Правда, помощь будет не бесплатная. Решать тебе.

Отредактировано Генри Акройд (29.10.2018 15:53)

+1

10

Выслушав тираду вампира, Джоанна закатила глаза. Она была слишком расстроена, чтобы злиться на него, и к тому же в душе прекрасно сама понимала, что совершила глупость, обратившись к нему с такой просьбой. Однако другого выбора у неё просто не было (во всяком случае, несколько часов назад она была в этом просто уверена).
Теперь, когда он знал правду, отступать было уже поздно.
-Именно поэтому я и здесь, – повернувшись лицом к Акройду фыркнула волшебница. – Потому что если я не смогу решить эту проблему… –  она не договорила, но продолжение было итак очевидно – новообращенный вампир мог переключиться на неё и её семью. Убеждать, во всяком случае, он умел.
Впрочем, было кое-что в словах Генри, за что зацепился пытливый ум юной волшебницы.
-Если обратился, – будто пробуя на вкус эти слова произнесла она. – А сколько дней требуется человеку, чтобы обратиться в вампира? – спрашивая то ли у себя, то ли у собеседника, добавила девушка. И в этот момент в её глазах загорелся лучик надежды.
Джоанна преспокойно пропустила мимо ушей тот факт, что мистер Десгуардес избавил мир от нескольких вампиров, среди которых была беременная девушка, поскольку чужое горе (в особенности незнакомцев) её сейчас мало интересовало. К тому же, на кону стояло собственное благополучие, а мисс Фархад была далеко не жертвенной, и, если вставал такой вопрос, она как правило выбирала личное благополучие и спокойствие.
-А если он еще не совсем вампир? – теперь уже Джоанна смотрела прямо в глаза Генри, – я слышала о сыворотке, которая в течение первых пяти дней помогает человеческой иммунной системе уничтожить ген вампиризма. Можно попробовать достать его, – девушка прикусила губу, раздумывая над собственными словами, но заметив выражение на лице Акройда, которое как ей показалось выражало смесь удивления и недовольства, заметила:
-Слушай, я не собираюсь сейчас оправдывать его, но и не собираюсь пачкать собственные руки, – довольно внятно произнесла она. – Я обратилась к тебе в надежде найти помощь, а не палача. «Если… если… если».
Несмотря на осознание того, что её временный гость далеко не самый честный и положительный гражданин общества, девушка не хотела брать на себя такую ответственность и буквально выносить ему приговор. Она не собиралась играть в вершителя судеб. А по взгляду Генри в тот момент, когда он говорил, Джоанна поняла, о чем идет речь.
-Ты знаешь, где можно достать эту сыворотку? Его "опоили" всего день назад, а значит есть время.

0

11

От природы чрезмерная жестокость Генри была не свойственна. Он никогда ради забавы или во имя научного интереса не отрывал крылья бабочкам, не стрелял из рогатки по воробьям, не устраивал беспричинных драк со сверстниками. Однако жизнь успела внести в характер Акройда определенные коррективы, особенно наглядно продемонстрировав мужчине, что принцип «цель оправдывает средства» не всегда оказывается так уж бесчестен.
Вампиру хватило душевного такта на то, чтобы удержаться от выразительного закатывания глаз в ответ на слова волшебницы. По здравому размышлению винить Джоанну в нерешительности он не мог: это для Генри смерть была делом обыденным, а девушка вряд ли так уж часто встречалась с ней. К тому же магичке наверняка не чужд был обычный человеческий эгоизм, а страх перед муками совести – это разве не первый его признак?
- Солнышко, я не палач и никогда им не был, - тихо заметил Акройд, вновь заводя машину. – Просто в некоторых случаях нужно уметь принимать жесткие решения. Ты же не будешь, к примеру, удалять больной зуб в несколько этапов, растягивая удовольствие от процесса?
Дождь на улице кончился. Погода в Валенштайне и так не отличавшаяся постоянством, с наступлением осени обычно стократ усиливала свои капризы, в любую минуту угрожая жителям города осадками, о которых ни слова не было сказано в прогнозе. Однако эта ночь, похоже, уже получила свою порцию влаги, поэтому те люди, кто пренебрег сегодня сном, могли расслабиться.
- Знаешь, мне даже начинают нравиться твои замашки. «Не хочу я быть царицею, а хочу быть владычицей морскою», прямо как в сказке. Только из-за своего чистоплюйства ты сейчас просишь о вещи, которую добыть еще труднее, чем лицензию. Думаешь, волшебная вакцина против вампиризма продается в ближайшей аптеке?
Генри побарабанил пальцами по рулю. Джоанна, конечно, была права: сыворотка, способная победить вирус в крови новообращенного носферату, действительно существовала. Проблема была только в том, что она не только до сих пор находилась в разработке, но еще и принадлежала эксклюзивному производителю, который не особенно настроен был делиться своим изобретением с общественностью.
- Тебе повезло, что у меня большой круг общения, - устало проговорил Акройд после довольно долгого молчания. – Попробую что-нибудь придумать. Но напоминаю: это обойдется не дешево.
Автомобиль полицейского быстро рассекал улицы ночного города. Путь к Рыночной площади был до того хорошо известен Генри, что он, пожалуй, мог бы найти его и с завязанными глазами. Правда, машину полицейскому пришлось оставить в одном из тихих переулков, так что путь до заветного камня с символом «единство» мужчине и девушке пришлось проделать пешком.
- Жди меня здесь, - оставив волшебницу у порога одного из заведений магического базара, Акройд быстро скрылся за неприметной дверью. Чем именно он занимался во время своего отсутствия, Джоанне узнать было не суждено, даже если бы девушка рискнула проявить любопытство: войти в эту дверь могли только те, кто получил личное приглашение от владельца здания.
Впрочем, вернулся к своей спутнице Генри довольно быстро, что-то на ходу пряча во внутренний карман своей куртки.
- Не скучала, солнышко? – с привычной ухмылкой на губах поинтересовался вампир у волшебницы. Было заметно, что настроение у него значительно улучшилось. – Что ж, пляши: мне удалось убедить одного своего хорошего знакомого добыть заветное лекарство, только на это потребуется некоторое время. Я бы, конечно, мог сейчас отвезти тебя домой, но боюсь, как бы ты не вляпалась в очередную неприятность без меня. Поэтому предлагаю устроить небольшой разгульный рейд в этом оплоте магической свободы. Обещаю, я буду джентльменом.
Последние слова Акройд прошептал магичке на ухо, желая вновь поближе полюбоваться ее глазами странного неопределенного цвета. О том, что неудачливый клиент Джоанны сыворотку не получит ни при каких обстоятельствах, полицейский разумно предпочел умолчать. Палачом Генри, конечно, не был, однако свою работу предпочитал делать до конца, поэтому оставлять в живых потенциального убийцу нескольких мирных вампиров он считал неприемлемым.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC