http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрожения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав

Авалон - Мать Создательница
Дагон - администратор
Бенджамин Лоуренс - модератор
Гай Октавиан Джованни - модератор
Феликс Нэйтмэр- мастер игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Gates of FATE Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Общественные мероприятия » Попал я в чудную беду, в ней каждый ищет выгоду свою


Попал я в чудную беду, в ней каждый ищет выгоду свою

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Война выгодна бездарным.
Талантливым всегда выгодней мир.

https://i.ibb.co/NxzN28K/1.gifhttps://i.ibb.co/KyV2PwY/4.gif

Брак по расчету идеальное решение, он не знает ни штормов ревности,
ни бурь измены, ни штиля угасания чувств

https://i.ibb.co/DVj8CNF/3.gifhttps://i.ibb.co/Fqf2kw3/2.gif

Чтобы выжить в трудные годы,
семья должна противостоять судьбе единым фронтом

https://i.ibb.co/MPNDP0v/5.gifhttps://i.ibb.co/Jm1KVKz/444.gif


▼▼▼
♫ музыкальный трек / цитата ♫


• Название эпизода: Попал я в чудную беду, в ней каждый ищет выгоду свою;
• Участники: (в порядке очереди) Гай Октавиан Джованни, Бартоломео Джеймс, Гвэндалин Грей фон Рихтер, Бенджамин Лоуренс, Катарина Джованни, Филипп Джованни (желающие могут написать мне в личку);
• Место, время, погода: 20 сентября 2007 год, вечер;
• Описание:
В новой резиденции Джованни, расположенной в сердце квартала "Жемчужина Роучерса", проходил торжественный банкет по случаю его приобретения. В нем участвовали не только члены клана, но и представители компании застройщика, включая и самого хозяина этой самой компании.
Праздники уже давно стали хорошим поводом, чтобы решать личные дела, поэтому и это мероприятие не обошлось без интриг и интересных разговоров.


Отредактировано Гай Октавиан Джованни (25.03.2019 00:57)

+4

2

Званые вечера уже давно стали традицией дома Джованни. Вся жизнь вампиров проходила в празднествах, даже когда дела их шли не самым лучшим образом. И, конечно, не случайно. Такие встречи позволяли сплотить совершенно разных по своей натуре существ, у каждого из которых были личные амбиции и цели. К тому же, в процессе празднества можно было вычислить крыс, которые подтачивали основания их корабля.
Успех Гая в течении всех лет заключался в том, что он никогда не позволял самолюбию своих потомков выйти за грани разумного. Он должен был всегда оставаться неоспоримым королем и лидером семьи. Иногда ему приходилось принимать жесткие меры, но если этого требовали обстоятельства, вампир не откладывал в дальний ящик принятие таких решений.
- В гроб, - сухо сказал он, отмахнувшись от очередного родственника, как от назойливой мухи. Мальчишку выволокли за руки, но даже в коридоре разносились его вопли: «ты не можешь со мной так поступить!» Но Гай мог. Гай мог еще и не так поступить со своим непутевым внуком, пытавшимся вызволить своего отца из соляного гроба раньше положенного срока.
Чисто по-человечески Гай мог понять этот жест неповиновения, но будучи вампиром он не мог его простить, поэтому юнцу предстояло разделить участь своего отца-ренегата, чтобы наедине со своими мыслями научиться терпению.
Терпение в жизни вампира могло сохранить эту самую жизнь на долгие годы. Потеряв пару лет, но научившись сдержанности, юноша мог обрести гораздо больше.
-Бей своих, чтобы другие боялись, - ухмыльнувшись, сказал стоявший рядом с Гаем вампир. Один из его сыновей, прекрасно понимающий политику отца.
-Именно, - Гай поднялся с кресла, поправил свой пиджак и предложил не терять больше времени. Их ждал приятный вечер в кругу семьи.
В зале было много угощений и играла живая музыка. Вампирам была не нужна еда, но дон Джованни, как истинный гедонист, предпочитал получать удовольствие от всего от чего только мог. Еда входила в этот список. Этому его когда-то научила Создательница.
-Приветствую вас, - заметив среди приглашенных мистера Джеймса, сказал Гай, протянув тому руку для приветственного рукопожатия.
Узнав, что Бартоломео является колдуном, Джованни несколько раз подумал прежде чем принять решение о продолжение их сотрудничества. У него существовали опасения на счет этого человека. Гай не был непогрешимым, поэтому его не смущало то, как он ведет дела. Но он относился скептически к фанатикам, поскольку не разделял их желания перекроить мир. Дело в том, что Гай занимал хорошее место в этом мире. Он был у руля большой мафиозной империи, у него хватало денег, и было достаточно власти, чтобы управлять. Зачем ему менять этот мир? Он итак принадлежал ему и таким как он.
-Многие мои потомки спрашивают, как вам удалось всего за год отстроить целый квартал, - сказал Гай, - вы проделали большую работу, Бартоломео.

+5

3

- Господин Джованни. - кивнул в знак приветствия колдун перед тем, как пожать чужую руку. Ладонь у вампира оказалась, как всегда холодной, а рукопожатие спокойным, но твёрдым. С таким же успехом он, наверное, сжимал челюсти на чьём-нибудь горле...Это скорее импонировало, нежели вызывало неприязнь.
Впрочем, Бартоломео предпочитал не углубляться в дебри отношений с заказчиками, соблюдая определённую дистанцию. Он мог бы поспорить, что верно определил больное место собеседника - тщеславие, потребность в уважении и признании собственных заслуг. Сейчас, глядя на бледную маску, заменявшую немёртвому лицо, свежеиспечённый Глас Зийира почему-то вновь услышал протяжные возгласы и рёв толпы на полузнакомом ему древнеэросианском. Где же обретался ныне здравствующий мафиози в самом начале - на арене, в армии, о чём просила толпа и как давно это было?
Ему пришлось на секунду прикрыть глаза, чтобы запихать ненужные сейчас мысли и слуховые галлюцинации куда подальше. Об этом можно подумать потом. В конце концов, они находятся на ужине, в прекрасном новом помещении, играет музыка, кавалеры в костюмах, дамы в вечерних нарядах. Всё так и призывает расслабиться, забыть о руинах, которые останутся в земле на тысячи лет.
- Благодарю. - мужчина коротко кивнул ещё раз. Похвала, безусловно, приятна, но вампир, само собой, к чему-то вёл и вряд ли расточал комплименты просто так. Всё-таки не с кисейной барышней сейчас общается.
- Подозреваю, это как-то связано с заказчиком, который обеспечил застройку финансово и довольно чётко поставил задачу. - он даже попытался улыбнуться, отдавая должное собеседнику. Джованни-старший не суетился, требовал ровно то, что в праве требовать тот, кто, собственно, платит за услуги и, что самое приятное, не имел привычки трепать нервы (а мог бы). Вопросов дон тоже не задавал, хотя в последнее время в его словах и поведении начала проглядывать некая...настороженность? Осмотрительность? Мистер Джеймс не брался утверждать, знает ли заказчик, кто конкретно построил ему квартал, и без надобности спрашивать об этом не собирался.
"Хочешь вызвать тварь - назови её имя." - он чуть повернул голову, окидывая взглядом помещение. Хорошо получилось, вполне тянет на "Жемчужину Роучерса". Правда, не очень понятно, почему они с семейством Гая не разошлись сразу после того, как перерезали ленточки у входа в здание? Приглашать на семейное, по сути, торжество незнакомца странно, особенно если (ну вдруг) всё знаешь и не хочешь иметь с ним дел. Или же наоборот? Похоже, рано или поздно, подробности встречи ему выдадут, и не стоит торопить события.

+4

4

Вот и наступил этот день, когда многое встанет на свои места и станет понятно, куда же двигаться дальше. Практически все отведенное время, девушка прибывала в раздумьях, некоторые из которых давались ей нелегко. Иногда она возвращалась мыслями в прошлое, думая, как бы все сложилось, если бы она пошла другим путем. А потом возвращалась в настоящее, понимая, что через пару часов она выбьет почву из-под ног у одного вампира.
Чем чаще вампирша бывала на светских мероприятиях, тем чаще ей хотелось избегать их, и проводить время в компании малознакомых ей людей, самой оставаясь простой незнакомкой.  Но иногда в книге судеб кто-то ставит совершенно другие галочки напротив твоего имени, а значит, как ни старайся, но ты все равно будешь возвращаться в определенные круги, к определенной жизни.
Однако, решив, что приходить на праздник в неправильном расположении духа будет невежливо, вампирша отмахнулась от лишнего и сосредоточилась на нужном – произвести впечатление.  Помня, какая перед ней стоит задача, выбор образа был весьма деликатным моментом. Потому девушка посчитала нужным убрать волосы, собрав и заколов их шпилькой, выбрала темные туфли, а платье…У платья была своя миссия – выразить дань уважения убитому мужу, но и не забывать о будущем, с чем отлично справлялись разрез на уровне бедра и декольте.

Оказавшись на мероприятии, Гвен оценила новое внушительное здание, которое раскинулось в только что отстроенном квартале. Пожалуй, такая монументальность лучше всего демонстрирует главу клана, его размах и элемент показательного выступления для других вампиров. Сложно не поверить в силу и мощь вампира, когда он выстроил себе собственный мир.
Прогуливаясь по зале, в которой собирались гости, вампирша рассматривала их, сам дом изнутри, а заодно высматривала нужного ей “человека”. Конечно забавно самостоятельно искать того, кого ты якобы никогда не видел, но так оно было и лучше.
Увидев Гая, он с кем-то беседовал, девушка лишь кивнула в знак приветствия, чтобы не мешать их беседе, и продолжила скользить между гостей. Наконец взгляду предстал нужный вампир и девушка быстро сократила оставшееся расстояние.
- Здравствуйте, мистер Лоуренс. -  Теперь она знала его фамилию, как и клановую принадлежность.  – Пока что наши встречи происходят при весьма контрастных сменах декораций, - Гвен улыбнулась.   – Ваша семья умеет организовать праздник.

+3

5

Бен не любил праздники. Точнее даже так. Бен не любил семейные праздники, потому что семья у Гая была большая, разношерстная, амбициозная и прочее, прочее, прочее, что затрудняло необщение, которое предпочел бы вампир на подобных вечерах.
Шутки о том, когда же современная медицина, наконец-то, осилит пластику для носферату, сменялись вопросами, сказанными заговорщеским шепотом, о том, как отравить принца крови,  какими пилюлями отрезать от своих мыслей абсолюта или каким напитком обрести мощь древнего собрата. Шутки-шутками, но доли интереса во всех этих вопросах только слепой не увидит.
В другой бы ситуации Бен послал бы вопрошающих, но часть из них приходилась ему названными дядьями, братьями, сестрами, племянницами, внуками и дагон знает кем еще — в этой генеологической круговерти он уже давно перестал разбираться. Еще в то самое время, когда в родном клане ему пытались объяснить, кто кем приходится в славном семействе мисфитов.
От всего этого хотелось сбежать. Поэтому Бен забился в уголок и протянул было за бокалом с виски, который проносил официант, но кто-то шепнул «смотри, вновь не напейся». Бен выругался сквозь зубы. Конечно шанс, что алкоголь подействует на него так же, как и в тот злополучный день во время чьй-то там инициализации (вампир даже не помнил, кому посвящен был тот праздник),  был равен нулю, но искушать невольных свидетелей не хотелось.  Поэтому Лоуренс прошествовал до бара и заказал себе... молочный коктейль с клубничкой. Получил именно то, что хотел.
Зачем бармены вставляют в такие коктейли две трубочки, Бен не знал. На всякий случай, он помешал одной из них напиток, затем вытащил из бокала и, высунув язык, стал слизывать с пластика молочную пену. Вот в это самое время его кто-то позвал.
Если этот кто-то считал, что Бен оставит свое занятие, он ошибался. Поэтому мужчина развернулся, все еще продолжая работать языком.
Взгляд уперся в глубокий вырез. И лишь затем он услышал нечто такое, что сразу позволило идентифицировать собеседницу.
- Гвэн! - трубочка так и осталась висеть рядом с носом Бена, пока вампир не додумался опустить руку. -  Наша семья любит видеть красиво обнаженных дам и мужчин с удавками на шее, - широко улыбнулся ЛОуренс, махнув рукой с трубочкой в сторону галстука, который нестерпимо давил на шею. Затем опустил ее в коктейль, зачем-то тронул узел галстука, видимо, на этот раз, чтобы убедиться, что с ним все в порядке. - Надеюсь, в этот раз вы здесь не для того, чтобы кем-то перекусить. А не то новая порция приключений вам будет гарантирована. Кстати, позволите?
Он вручил девушке свой бокал, сократил расстояние, приблизившись к ней почти вплотную, и, подцепив ткань платья, опустил ее, обнажая плечо.

+3

6

Таким Бена вампирша еще не видела и, откровенно говоря, не ожидала увидеть. Она удивленно уставилась на мужчину, который производил одному ему известные манипуляции с трубочкой для коктейля.
Гвен конечно рассчитывала на должный результат, надевая такое платье, но все же думала, что сперва мужчина посмотрит ей в глаза, хотя бы приличия ради.
- Бен, - вампирша хотела что-то еще сказать, но в воздухе в итоге зависло только имя. Хирург оказывается любит молочные коктейли и не любит, когда что-то слишком сжимает ему шею.  – Нет, я здесь не ради еды, так что никто не пострадает, - и девушка улыбнулась.
Следующих манипуляций со стороны мужчины она не ожидала. Рефлекторно подхватив врученный ей бокал, вампирша на мгновение застыла, когда вампир оказался слишком близко, а потом лихо обнажил ей плечо. Гвен не зря выбрала именно закрытое платье, так как ей было что скрывать…до сих пор. Ступор продолжался доли секунд, и девушка быстро овладела собой, сделав решительный шаг в сторону мужчины, буквально оттеснив его назад, и быстро вернула ткань платья на место.
- Если возникли какие-то вопросы, достаточно было просто их задать, - вполголоса сказала девушка мужчине в самое ухо, после чего отступила на пару шагов, возвращая допустимую в обществе дистанцию. 
- Рисунок никуда не делся. Я по-прежнему вынуждена лицезреть его, - и вампирша удержала себя от желания накрыть плечо ладонью. Каждый раз, как она оголяла плечо, её взгляду бросался контраст бледного тела и нацарапанного меча. Она планировала найти Бена после происшествия, чтобы узнать о книге и как от нее можно было избавиться, но планы резко изменились.
- Вообще, я на этом вечере не из-за той ситуации.  – Гвен старалась говорить негромко, чтобы диалог по максимуму сохранился между ними, насколько это было возможно в такой толпе. Она хотела сказать все до того, как их беседа уйдет опять в сторону книги.  – Тебе что-нибудь известно о планах твоего, эм, отца на тебя? – Вампирша отставила молочный коктейль в сторонку, понимая, что он вампиру вряд ли поможет для переваривания информации.  – Если упустить некоторые детали, Гай предложил тебя мне в мужья.  – Оставалось только встать на одно колено и спросить – ты женишься на мне? Но, отбрасывая комичность ситуации, девушка хотела лишь прощупать почву на предмет отношения Бена к таким вещам как договорные браки.  Кто знает, что для мужчины окажется большим кошмаром – застрять тогда в том цирке или пойти под венец по расчету.

+2

7

Его действия были скорее способ получить подтверждение, что он все сделал правильно. Чертова книга даже когда покинула его, все равно напоминала о себе.  С другой стороны, как Бен мог выбрать хозяина для книги , если ни черта не смыслил в магии? ПО его скромному мнению Чарльз в этом случае был не хуже кого-либо еще, кто мог встретиться на пути вампира. Поэтому Бен, освобождая плечо Гвэн от ткани, ожидал увидеть белоснежную кожу, а явно не тот знак, что был выжжен у девушки в сраной избушке, затерянной хрен знает где.
Ступор длился немного дольше, чем потребовалось вампирессе, чтобы оттеснить мужчину к стене, сказать фразу и разорвать дистанцию.
Плечо уже давно отодвинулось, а Бен все еще продолжал на него смотреть, словно пытался взглядом вывести грозную татушку.
Как такое вообще могло быть? Ее же не должно быть! Не должно! Он выполнил все условия, дагон подери!
- Что? - очнулся вампир, потянулся к галстуку, ослабил узел настолько, что тот фактически скрылся за лацканом пиджака. Гвэн, кажется, спрашивала что-то про вопрос. Но  разве он не задал его… Он так и спросил «Позволите?»…  Осознание того, что говорит она  про нечто иное — про его дальнейшие действия, тоже вызвали на лице недоумение.
- Я же должен был убедиться!
Конечно, он мог бы спросить, но ведь не успокоился бы, пока сам не увидел. так зачем отнимать время.
Но все эти объяснения и оправдания не могли скрыть его растерянность.
- Она должна была исчезнуть еще неделю назад.
Зачем он это говорил? Быть может потому, что сказанное обретало смысл. А в том, что имеет смысл, можно найти прокол. И где-то этот прокол он совершил.
Он отдал книгу — как ведьма и велела. Он даже связался с Корхом, попросив найти странную девушку с именем Гвэн, которая владеет какими-то ресторанами. Надеялся, что обрадует ее положительным окончанием ночных приключений. А как оказалось, радовать особо нечем.
- Извини, - он провел рукой по переносице.
Ладно. Паниковать еще рано. У него в телефоне сохранился номер Чарльза. Может этот знаток потусторонних сил объяснит, что за фигня творится.
Пришлось приложить максимум усилий, чтобы на время выкинуть это из головы, потому что Гвэн что-то еще говорила. Что-то про вечер. Мда уж.. вечер. Была бы воля Бена — он бы на нем не появился. Но приглашение было недвусмысленным и не в интересах вампира было навязываться на конфликт в виду и без того не самых приятных событий последнего года.
- Подозреваю, что и не из-за меня лично, да? Скорее всего герр Джованни заказал твоему ресторану обслуживать всех этих … - он не смог подобрать более точного определения своим родственникам, поэтому просто обвел широким жестом местных обитателей. - Не завидую тогда.
Он думал, они посмеются над всеми этими колоритными личностями, которые запрудили своими задушенными телами ( в смысле телами, облитыми духами) резиденцию Джованни. Смех, ирония, сарказм — именно то, что доктор прописал после всех этих не самых приятных новостей с татуировкой и книгой. Но вопрос Гвэн насторожил мужчину.
- Отца? - переспросил он. Не потому, что пытался понять, о каком отце говорит Гвэн. В последние два-три века непонимания в этом отношении у Лоуренса не возникало. Просто ученый осмысливал, о каких конкретно планах ведет речь девушка. Все-таки у Гая на все всегда были планы. А с учетом того, чем занимался Бен в свободное от основной работы, так сказать, время, то планы имели определенную направленность. Хотя сам ученый и не был в восторге от этого, но считал это платой за свою относительную безопасность и покой. Другое дело, если по мнению Гая ценность Бена и его корпорации упала, тогда...тогда это было хреново, что и говорить.
- У моего отца всегда на все есть планы, - осторожно начал он. - И не всегда он  о них сообщает. Все-таки он глава клана и ему приходится действовать, хм, в интересах нас всех.
Бен проследил, как Гвэн оставляет его коктейль в сторону. Хороший, между прочим, коктейль. С клубничкой. Правда, непонятно, зачем там были две трубочки?
- Что?- он кхекнул, словно легкие тренировались, прежде чем исторгнуть смех. - Меня в мужья? Это такой розыгрыш, да?
Он засмеялся, снимая смехом всю эту напряженность. Переместился, дотягиваясь до своего коктейля.
- Чем ты так провинилась перед Гаем?
Сделал глоток, не в силах сдержать смех.
- Ладно, ты меня сделала. ГДе тут камера, в которую надо улыбнуться и помахать рукой?
Нет, эта  просто не могло быть правдой. Слишком абсурдно все это звучало. Так и казалось, что сейчас откуда-то выпрыгнут местные красотки с включенными смартфонами и окажется, что это они так развлекаются.

+2

8

На фразу про отметку, что та должна была исчезнуть аж неделю назад, девушка не отреагировала, хотя в мыслях очень удивилась, ведь за это время даже намека не было, что рисунок пытался исчезнуть с плеча. Он даже не стал менее ярким.  А вот реакция мужчины на фразу про брак, заставила девушку выдохнуть, вдохнуть, убрать прядку волос с лица и прийти к тому, что разговор обречен на провал.
- Да, это розыгрыш. Ведь у Гая отменное чувство юмора и он обожает так шутить, - слегка закипая, ответила девушка. Казалось бы, умный, опытный вампир, а отреагировал так, словно никогда до этого ничего подобного с ним не происходило. Девушка сомневалась, что Бена не пытались женить еще до этого случая.
- Сомневаюсь, что это я провинилась, - и вампирша как-то не слишком ласково улыбнулась. - Гай решил оказать мне поддержку после смерти моего в недавнем прошлом текущего мужа. – После этих слов Гвен почувствовала себя черной вдовой или же самкой богомола, которая просто откусила суженому голову, когда тот ей надоел.
Вампирша обратилась к проплывавшему мимо официанту, чтобы тот принес им что-то покрепче, чем недавний молочный коктейль. Кажется, очень скоро понадобиться разбавить кровь чем-то алкогольным.
- Даже странно, что такие беседы так долго обходили тебя стороной. Вероятно, ты очень умело прятался от Гая в своих лабораториях. Но, вечно избегать некоторых вещей все же не получиться. – Глядя на Бена, которому так мешал его галстук, который поднял на смех идею о его кандидатуре в качестве мужа, вампирша всерьез задумалась, что же такого он все-таки успел натворить, что глава клана решил активно выгнать его из холостого образа жизни?
Когда принесли крепкие алкогольные коктейли, Гвен не раздумывая подхватила свой и осушила его за один короткий прием. О том, что у нее трое детей, она решила умолчать, пока что, иначе у этого милого врача случиться сердечный приступ и тогда чудный вечер очень быстро подойдет к концу.  Поставив на поднос пустой бокал, она попросила принести еще.
- Не думала, что тебя настолько удивит сказанное, ведь подобные вещи происходят постоянно и это в порядке вещей в определенных кругах. – Врать конечно было не хорошо, так спокойно рассказывая, что она сама считает это нормой. В первый раз выходить по расчету она категорически отказывалась, но вероятно пройдя через это, очередной подобный брак уже не казался таким неправильным.   
- Гай хочет, чтобы я вошла в вашу семью, а ты, вероятно, слишком долго бродишь сам по себе, поэтому ты своим поведением накликал на себя…эм…беду, вероятно. – Гвен пожала плечами. Причины, по которым Гай решил выбрать именно Бена были известны ему одному.

+2

9

— Что? — смех захлебнулся. Бену пришлось прочистить горло, чтобы вернуть себе способность говорить, а заодно и мыслить.
— Гай? — попугаем повторил он, отмечая, что данная привычка ни к чему хорошему не приведет. —Так это не шутка?
Вот тут смеяться совсем расхотелось. Зато появилось желание смыться... или слиться в канализацию, провалиться сквозь эту только что отстроенную землю, чтобы больше уже не вылезать. Правда, тут же пришла мысль, что Гай вполне может устроить и первое, и второе, и даже комфортабельный отдых на парочку десятилетий и столетий в миленьком гробике в семейном склепике.
— Подожди... подожди! — взмахнул он руками, взял девушку за плечи и переместился с ней к окну, надеясь, что стоящее рядом дерево в кадке немного их скроет.
Слишком много информации обрушила на него вампиресса.
- Значит ты была замужем?  Твой муж умер до цирка или после? —зачем-то просил он. —Хотя забудь, это не важно.
Или важно? Бен почесал переносицу. Если бы он знал, что она замужем, лег бы он с ней в одну постель? Конечно, в кругу вампиров брак не подразумевал верность, к тому же ничем предосудительным они не занимались. Но почему-то сейчас, когда Бен пытался собрать в кучу мозги, этот вопрос вновь и вновь возникал.
— Так.. был муж, он умер, — еще раз попытался осмыслить услышанное Бен. — И теперь на его место Гай предлагает меня. Так твой муж был кем-то из Джованни?
Да, Лоуренс, стоило тебе получше изучить собственный клан. А быть может стоило уточнить у Гэвн, от чего умер ее муж, вдруг и его такая же участь ждет?
— В конкурсе завидных женихов я на последнем месте, - огрызнулся мужчина, обозначая этой фразой, что вообще жениться не собирался. Да и к чему? Все равно его он дома редко быва...
Гвэн словно закончила его мысль.
Бен потянулся к бокалу, опустошил его в один глоток, краем глаза заметив, что девушка сделала тоже самое.
— До этого я, как видишь, удачно избегал подобных вещей,— чуть запоздало произнес он. Провел рукой по губам, по подбородку. Казалось, что руки никак не могут найти, чем себя занять.
— Я как-то не планировал жениться, представляешь! — в конце концов разве он руками, словно объясняя свое удивление от услышанного. И все же надо было брать себя в руки и понять, что вообще тут происходит, с чего это вдруг папочка решил устроить личную жизнь своего сына.
Решил, что сам сын с этим не справится, поэтому ему требуется помощь? Нет, слишком мелко для Гая.
Волнения на рынке, которые могут пошатнуть клан и отдалить от него Бена? Вполне возможно, но сам Бен слишком мелок для этого.
Или было что-то иное.
Бен выслушал предположения Гвэн, с трудом сдерживаясь, чтобы не чертыхнуться.
— Какая тебе польза от нашей семьи? —медленно, проговаривая каждую букву слова произнес он. Да, он помнил что-то там про поддержку. Но поддержка — общие слова. А коль от него требуют конкретных действий, то и причины должны быть вполне конкретные. — А главное, какая польза от тебя семье?
Вот последний вопрос казался более главным.
Какая-то польза есть, иначе бы Гай даже не заикнулся о браке. Но польза, скорее всего скромная, иначе бы предложил кого-то посущественнее Бена.
Быть может причина совсем не в Бене, а в этой девчонке, которая втягивала его в иные неприятности — вольно или невольно. И Лоуренс еще не понял, как к этому относиться.

+2

10

Романтично прячась за кадкой с растением, куда мужчина суетливо переместил их беседу, девушка с сочувствием наблюдала, как мужчина пытается совладать с собой и тем спектром эмоций, которые вспыхивали от каждой фразы. “Эх, неправильно ты беседу начала, ох неправильно”, пронеслось в голове у вампирши. “Надо было следовать простому дедовскому методу – сперва напоить его”. Собственно, сделать это еще было не поздно, хотя она и помнила, какой руной владел Бен.
Официант вовремя принес еще по бокалу напитка, и девушка с готовностью приняла эту скромную помощь алкогольного производства.  Однако, отдавать новую порцию коктейля вампирша пока не спешила, а лишь отвечала на различные вопросы.
- Да, была замужем. Умер…вовремя цирка, скажем так. Кто-то забрался в дом, пока я отсутствовала, - девушка пожала плечами. – Он был младше меня, возможно потому им удалось его убрать, - с легкой грустью в голосе ответила девушка, хотя, кажется, мужчина уже не хотел этого знать. Этот факт Гвен скорее повторяла для себя, наивно полагая, что смогла бы тогда помочь Отто.  – Нет, он был не из вашей семьи. Это мой сводный брат по линии матери, а отцом ему приходится древний вампир Рикар. – Вампирша снова пожала плечами, но теперь уже куда более равнодушно.
- Я прекрасно вижу, что ты не собирался жениться. Кажется, это последнее, чтобы ты сделал. – Усмехнувшись, Гвен протянула мужчине бокал, потому как перед тем, как ответить на очередной вопрос, мужчине стоило выпить. – Я продолжу отвечать на вопросы, но сначала выпей. – Дождавшись, пока вампир покончит с порцией, она продолжила. – Польза от брака с тобой, от вашей семьи в целом достаточно проста. У меня есть дети. Думаю понятно, что по линии их отца, они приходятся Рикару внуками. С учетом сложной обстановки вокруг моего клана и текущего положения после убийства, небольшая помощь мне бы пригодилась, по крайней мере до тех пор, пока я не узнаю, по какой причине был убит Отто. – На всякий случай свой бокал девушка оставила нетронутым, если вдруг Бену понадобиться залить услышанное еще одной порцией. Конечно, если она доведет мужчину до состояния не стояния на вечере у Гая, ей будет очень неловко, но, при необходимости она сможет вернуть ему трезвость немного воздействуя на его кровь.
- Не могу сказать, что от меня есть прямая польза, кроме моих корней и чистой крови, во всяком случае, я пока таковой не вижу. Возможно от меня действительно будет больше неприятностей, хотя, -  Гвен перехватила у официанта шампанское и сделала пару глотков, - можно заключить собственное соглашение. Если отбросить тот небольшой момент, что проблемы с цирком у тебя возникли из-за меня, все же, я полагаю, что демонстрации в том же цирке было достаточно, чтобы понять, что как рука помощи я чего-то стою.  Так вот, чтобы ослабить удавку на твоей шее, и я сейчас не о галстуке, я предлагаю следующее. – И Гвен заговорила, как владелица бизнеса, а не как девушка, стремящаяся к очередному замужеству. - Если ты будешь женат на мне, как минимум с этим вопросом Гай уже не будет к тебе приставать. В твоей жизни не измениться практически ровным счетом ничего, разве что, при необходимости придется посещать вечера в моем обществе. Я буду выгодно отличаться от других жен тем, что у меня заведомо нет к тебе никаких претензий, даже если ты будешь жить в своей лаборатории или том центре, где ты работаешь. Разумеется, когда я понадоблюсь тебе, как жена, я буду поблизости. – Девушка сделала небольшую паузу, после чего добавила. – Ты же привык к деловым отношениям, так что это будет тоже самое. Ничего личного.

+2

11

Бен с вожделением смотрел на новую порцию алкоголя, хотя бы потому, что когда у тебя в руке бокал, как минимум одна рука знает, чем заняться.
С другой стороны, мысли немного стали проясняться, а это был заметный шаг вперед.
- А ты уверена, что смерть.. не связана с ведьмой? - осторожно поинтересовался он, и тут же получил ответ. Что ж, хорошо хоть в этом чертова книга и иже присные с ней не замешаны.
Но когда Гвэн стала перечислять «регалии» мужа, кое-что всплыло в памяти. Кое-что, что жутко не понравилось Бену.
- Гэвндлин Грей фон Рихтер.
Как он сразу не догадался! Клан Греев, дагон их подери!
- Это твое полное имя, так?
Он закрыл руками лицо, провел ладонями по лбу, зарылся в волосы. Но их пришлось опустить, чтобы принять бокал.
- Боюсь, после этого мне нужно что-то покрепче. Но это что-то на людях не принято держать.
Бен, конечно, знал, к кому можно сейчас подрулить, чтобы получить нужную наркоту, но решил, что это все-таки не то место, где стоит расслабляться. Тем более с учетом того, что разговора с отцом не было, а значит, вечер еще не закончился.
Черт. Придется все-таки довольствоваться алкоголем!
Бен вновь в один глоток осушил бокал и чуть не подавился выпитым.
Открывалась достаточно чудная перспектива. Он в один день становился отцом детей. Кажется, даже несовершеннолетних, но в этом плане информация или воспоминания об относительно новом члене Нового Света могла быть неточной. Детей, которых могли грохнуть те, кому так или иначе перешел дорогу их отец. А с учетом того, что Гвэн становилась наследницей сына древнего, то билет к кровавому отцу в ее руках может смотреть очень гармонично. Ну и за компанию Бену тоже могут устроить веселье, которое ясно не впишется в его плотный рабочий график.
Положение у клана — не ахти, но раз Гай обозначил свое участие в жизни Гвэн, значит, выгоды есть. А там где есть выгоды, то легко пожертвовать и парочкой лишних голов. Как, например, случилось с де Клерами.
Нет, Бен не подозревал Джованни в причастности к смерти мужа Гвэн, но смерть такая штука, что от нее никто не застрахован. Ни старый муж, ни новый, ни она сама.
Но по крайней мере с этой стороны все становилось ясно. Игра ведется, фигуры расставлены и в партию выпустили того, с кем не жалко расстаться. Очки Бена в последнее время изрядно упали, так что вполне логичное желание выжать из него последнее.
Быть может Лоуренс и наговаривал в мыслях на отца, но в этом деле лучше перебдеть, чем недобдеть.
Пока Бен думал, Гвэн взяла быка за рога. Да, в экстремальных ситуациях действовать она умеет. Как, впрочем, и умела идти вперед, не думая о том, что привело к тем или иным событиям, не отвлекаясь ни на что постороннее. Иногда это было хорошо, но иногда…
Что ж, она видела в этой ситуации выгоду и старалась выторговать себе условия получше.
- Значит, это Гай предложил мою кандидатуру, а не ты выбрала меня из списка кандидатов? - он должен был это уточнить, чтобы определить свое точное место в этой истории. Вполне было взгляда на Гвэн, чтобы понять, что он угадал. - Ясно. А я-то думал, что произвел на тебя впечатление своей харизмой. НО нет, так нет..., - он постарался скрыть разочарование. - Но ты кое-что упустила. Кое-что совершенно незначительное, хотя суть уловила правильно: во всей этой истории я единственный ничего не получаю. Хотя да, ты права.  У меня будет шанс сэкономить на проститутках, а не то ведь  я скоро все деньги Джованни на них спущу.
Последнее он уже цедил сквозь зубы. Его выбешивало все это и в первую очередь холодный тон Гвэн, словно они говорили о… чем-то ином, не касающемся их будущей жизни - черт бы ее побрал!
- Ты действительно нихрена не понимаешь?
Он сцепил руки на ее плечах. Где-то там была татуировка, но сейчас было не до нее.
Бен… Он чувствовал себя маленьким мальчиком, подростком, который вынужден подчиняться родителям, но по-своему протестует против их позиции. Так и он протестовал против Гая, хотя быть может тот и не замечал протеста — не такая большая Бен фигура. А быть может и замечал, поэтому и решил женить несносного вампира, повесив ему на шею в качестве балласта не просто жену, а женщину с выводком несовершеннолетних детей.
Способен ли на это дон Джованни? Способен ли повесить удавку на шею и затягивать ее периодически, если  малец - а по сравнению с Гаем Бен был мальцом - начнет опять паясничать? Если из этого можно извлечь выгоду, то да.
- Ты действительно нихрена не понимаешь, - на этот раз Лоуренс  утверждал.
- Извини! - добавил он уже боле спокойный тоном, отпуская Гвэн.
Все-таки не стоило быть столь эгоистичным. У Гэвн на руках дети, а любая мать думает об их безопасность и готова пойти к первому, кто эту безопасность предложит.
- ПО-деловому, так по-деловому, - от этой фразу несло тухлятиной. Как-то все это было неправильным. - Если я вдруг решу, что у меня есть жена, я тебе буду звонить, чтобы случайно не наткнуться на твоих любовников.
Измены не являются чем-то необычным в кругу вампиров, но знать, с кем еще спит его женщина (рано или поздно Гвэн, судя по всему, придется ею стать), он не желал.
дагонн!
Хотелось кричать от всего этого или набить кому-то морду, разрубить к мелкое крошево. Да, черт побери, он знает, что нет ничего прочнее браков по расчету. НО быть может такое бывает в том случае, если ни он, ни она друг друга не знает. А тут...
А Бен-то, наивный фантазировал, когда найдет ее адрес, как они пообедают вместе.. ага, как же, пообедали, бл...
Ну что же... у нее был муж, есть скорее всего и любовники. Она четко обозначила, что у каждого из них будет своя жизнь. Надо искать плюсы:ему никто не будет мешать работать, если только он станет примерным сыном и  будет держать нос по ветру.
- Но так как с этим мы все равно ничего поделать не может, - продолжил он уже ровным голосом. - и от нас с этой свадьбой ровным счетом ничего не зависит, то предлагаю подумать о татуировке.  Она не пропала, хотя должна. А в эти дни.. ничего необычного не заметила, может покалывание в области плеча или что-то еще?

+2

12

На вопрос о её полном имени, девушка лишь кивнула. Сей факт она никогда не скрывала, да и к чему бы. Когда мужчина заговорил о кандидатах, Гвен поморщилась.
- А вот здесь ты не совсем прав. Я попросила Гая оказать мне крайнее одолжение, устроив встречу с тобой, чтобы успеть переговорить до того, как исчезнет возможность что-то изменить. Если бы ты не произвел на меня впечатления там, в цирке...честно, мне было бы все равно, кому Гай собирается загубить жизнь браком со мной.  – Вампирша не планировала настолько скоро говорить Бену, что он произвел весьма сильное впечатление на нее, когда они бродили по тем цирковым лабиринтам, но сейчас это был единственный способ как-то оправдаться. Парадокс в том, что она никогда не перед кем не оправдывалась, уже достаточно давно, да и не собиралась начинать; но Бен был прав, выгоды у него как таковой не было. Даже когда мужчина грубо сказал про проституток и сколько на них уходит денег, Гвен пропустила эти слова мимо ушей.
Чего она не ожидала, пожалуй, так это того, что такой хладнокровный и спокойный в пещерах, здесь практически у всех на виду, он проявлял поразительную бурю эмоций. Глупо было считать, что ей удалось его хотя бы немного тогда узнать, чтобы предположить, что она знает, как стоит с ним вести диалог на такие темы. Допустила ошибку.
Она старалась сохранять спокойствие даже тогда, когда он ухватил её за плечи, выплескивая все, что думал. Последней каплей стали слова о любовниках.  Гвен не выдержала, но даже не стала просить извинений. Она лишь толкнула его к стене, за цветочный горшок, когда он же собрался перейти на другую тему и приложила ладонь к его шее, замедляя кровоток, в попытке утихомирить мужчину, и сверля его холодным взглядом.
- Если ты встречался с десятками дамочек, у которых было на каждом шагу по десяток любовников, покуда они вели семейную жизнь, то это не про меня.  – Девушка практически шипела. -  Я понимаю куда больше, чем ты можешь себе представить, потому предложила хотя бы иллюзию свободы для тебя. Я явилась на это мероприятие, чтобы самой тебе все сообщить и узнать твою реакцию только потому, что я не могу позволить себе обрекать знакомого человека на подобный шаг без его согласия.  – Вампирша выходила из себя, чего явно нельзя было делать на приеме в доме Джованни, но она надеялась, что их уединение спишут на куда более приятные взаимоотношения нежели то, что сейчас творилось между ними. И несмотря на то, что сама девушка пыталась успокоить мужчину, замедляя течение его крови, сама она с каждым ударом сердца распылялась все больше. – Тебя не устраивает, что я пытаюсь спокойно решить ситуацию, которая свалилась мне на голову? Хорошо, я прикую тебя наручниками к своей постели, и ты станешь моим полноправным мужем и единственным любовником со всеми вытекающими последствиями.   – Будь перед ней человек, девушка бы уже давно остановила его сердце…практически случайно.

+2

13

Все, что говорила Гвэн, доходило несколько медленно. И непонятно, что же больше выбило Бена из колеи: новость с татуировкой или собственная скорая женитьба. Но когда накал ушел на убыль, смысл фраз наконец-то дошел. ПО крайней мере тех слов, которые о том, что «Если бы ты не произвел на меня впечатления там...».
Это было признание? Комплимент? Или такой хитрый ход?
Бен не преминул активировать руну, чтобы посмотреть, что там с гормонами. Но не успел. Гвэн вновь поражала его словами. И если до этого каждая фраза походила на гвоздь в гробу вампира, привыкшего к свободной и самостоятельной жизни, то теперь каждое предложение — словно ступень лестницы, ведущей наверх.
Он не мог не заметить тех воздействий, которые пыталась оказать на его кровь Гвэн. Поборол первый импульс сопротивляться натиску, хотя Дагон знает, сколько усилий ему это стоило.
И все же из пассивного режима руну не выпустил. Смотрел через нее на девушку, наблюдая, как она распыляется. Почему-то видеть ее в таком состоянии было намного приятнее, чем лицезреть холодную даму, которой она представилась вначале.
Холодность и отчужденность - всего лишь маска. С людьми, которые чуть ближе, чем большинство, можно не прятаться за ней. Не это ли стало причиной, почему Бен спустил все тормоза, позволив себе быть…
Он не успел даже додумать, так как только сейчас понял одну важную вещь: у Гвэн нет любовника.
Вампир поднял руку и перехватил ее ладонь — ту самую, которой она замедляла кровоток.
Отцепил этот «щуп», запуская свою кровь в прежнем режиме.
Он толкнул девушку так, что теперь они поменялись местами. Теперь Гвэн подпирала спиной стену, а он прижимал ее спереди так, что вырез ее платья заканчивался в районе его штанов.
- Не смей никогда внутрь меня влезать своей руной, - процедил он сквозь зубы, сжимая руку Гвэн чуть сильнее обычного. - И тогда я тоже не будут подобного делать... Без особого приглашения.
Он не дал ей ответить на это истинно деловое предложение, потому что закрыл ей рот поцелуем.
- Хотя последнее твое предложение мне тоже нравится, - продолжил он чуть погодя, отпуская девушку.

Отредактировано Бенджамин Лоуренс (08.04.2019 10:58)

+2

14

Гвен не думала, что так разозлиться, да и в принципе позволит себе такую выходку на людях, но вероятно эмоциональность Бена оказалось штукой заразной. Она чувствовала, что мужчина вряд ли доволен её вмешательствами, но это не смущало её, ведь тогда ей была важна эмоциональная разрядка, которая позволяла донести некоторые факты быстрее рассудительных бесед. Как выяснилось, светские диалоги не помощники им в подобной ситуации.
Вампирша старалась не переходить черту спокойствия именно потому, что теряла трезвость взгляда. Вот и сейчас, очнулась она только когда оказалась прижата к стенке. Мужчине явно не понравилось, что она проделала, оно и очевидно. В конечном итоге, существовали же какие-то этические нормы по использованию руны, когда можно было обойтись без нее.
Наверное, девушка бы ему что-нибудь ответила, хотя и была откровенно неправа, но следующий жест мужчины вынудил её направить свой пыл в несколько иное русло. Даже если вампир воспользовался этим трюком лишь для того, чтобы привести её в чувства, она все равно поддалась возникшему порыву и ответила на поцелуй.
Когда мужчина отпустил её, девушка не стремилась отходить от стены, лишь пыталась утихомирить буйство кровеносной системы, которая разносила кровь в самые неподходящие места, мешая мыслить правильно.
- Эм, ну что ж…выходит кое-что нас обоих все-таки устраивает, - слишком бодро, ответила Гвен на последнюю фразу Бена. Откровенно говоря, хотелось на воздух. Как дальше вести диалог с ним на эту тему вампирша не представляла. Она как-то разом растеряла все козыри, ведь деловые встречи никогда не выходили за пределы определенных рамок, в черте которых девушка чувствовала себя уверенно.  А тут легко и просто у нее выбили почву из-под ног.
- Кажется ты говорил, что символ должен был пропасть еще неделю назад, так? – Здравый смысл подсказал перескочить на безопасную почву, пока эмоциональная сторона девушки снова не взяла верх и не учудила чёрте что.  – Предпринимал какие-то попытки избавиться от книги?  - Гвен все-таки отошла от стены, обходя Бена, чтобы между ними образовалось мало-мальски приличное расстояние. 
- Выходит что-то все-таки не сработало или может были какие-то условия передачи книги мелким шрифтом?

+2

15

- Ну, - чуть повел головой Бен, - хоть в этом мы пришли к согласию.
Быстрый взгляд в сторону народа позволил оценить, что если кому и было интересно, что происходит за деревом, то напрямую глазеть туда никто не стал.
Мужчина провел по губам в раздумьях о том, как дальше вести разговор. Вроде как оба они успокоились. Вроде даже как взяли курс на сближение, что, наверное, хорошо в свете того, что их обоих ожидает. К счастью, теперь уже Гвэн напомнила о теме, которая стояла несколько в стороне от свадебных мотивах и Бен с радостью вернулся к ней — хотя ничего радостного в том, что татуировка все еще находилась на плече — не было.
- Именно, - он вновь повернулся к Гвэн. Понизил голос, словно боялся, что их подслушают, хотя в доме было достаточно тех, кому даже подслушивать не надо. - 14 числа я передал книгу тому, кто за ней пришел. Только не спрашивай, кто это. Понятия не имею. Какой-то человек, считающий, что все обо всем знает. Но, видимо, знает не все, раз печать все еще с тобой.
Быть может мужчина переоценил свои возможности? А быть может он совсем не тот, кто нужен был книге. Тогда почему эта чертова ведьма как-то не дала знать об этом Бену? Или это такая шутка: найди чувака и проследи, чтобы он что-то сделал. Вопрос в том, что Бен понятия не имел, что надо сделать.
- Ты сама была там. Видела что-то из разряда мелкого шрифта?
Вопрос, по сути, риторический. Если только, конечно, Гвэн в свободное от работы время не увлекалась магическими шутками. Но по всему выходило, что нет, не увлекалась.
- Ладно. Попробуем разобраться.
По-хорошему, конечно, стоило смотаться отсюда — слишком много ушей было на вечере Джованни, но почему-то Лоуренс был уверен: вечер не окончен и его как минимум ждут наставления отца по поводу предстоящей свадьбы. Мужчина сморщился. Оставалось надеяться, что Гай не будет настаивать на шумном торжестве. Врач бросил взгляд на Гвэн, прикидывая, какой в ее фантазии должна быть свадьба, но решил, что все это потом. Сначала — татуировка. Иначе может оказаться, что до свадьбы кто-то из них не доживет. И в этом деле убийцы мужа Гвэн будут совсем ни при чем.
Бен достал телефон, промотал историю до того звонка, который свел его с человеком.
- Чарльз, добрый вечер, - произнес он, как только гудки сменились голосом. - Это Бенджамин Лоуренс. Мы с вами встречались неделю назад по поводу одной книги.
- Да, добрый, память на голоса у меня хорошая. Что-то случилось или уже хотите результаты?
Бен облегченно вздохнул, так как был уверен, что телефон человек давно сменил. Оказалось, что нет. Хоть одна приятная новость за день.
- И да... и нет. Возникли проблемы с... с возвращением залога, - признался вампир.
- Неужели появились вещи, о которых вы умолчали?
- Вещи? - Бен вновь глянул на Гвэн, которая совсем не походила на вещи. - Нет, конечно. Ведьмы обещали, что как только книга найдет хозяина, их печать исчезнет.
На том конце трубки раздался отчётливый тяжёлый вдох.
- Какая печать?
Бен некоторое время удивленно посмотрел на трубку.
- Как какая? - так и хотелось спросить, а они что, разные бывают. Не спросил. Зато выругался сквозь зубы... на себя. - Залог — метка ведьм на плече. Я думал, вы в курсе.. Книга у вас, а печать все еще у нас.
Вот ведь идиот!  Но, Вакх, разве он не говорил, что нихрена не мыслит в этой магии!
- Во время нашего разговора я не припомню, чтобы Вы вели речь ещё и о "печати", - с того конца трубки так и сочился мороз. - То есть, как я понял, вам ещё и печать оставили? Это шрам или просто рисунок?
- Слушайте, я впервые сталкиваюсь с этой хренью. И ваши магические правила мне не знакомы. Я был уверен, что ваши подопечные вас обо всем предупредили.
Черт! Черт! Черт! Надо было вдохнуть поглубже, выдохнуть и продолжить разговор.
- Допускаю, что моя вина. Вы не спрашивали, я не счел нужным озвучить. Вы поможете? Или .. или хотя бы скажете, что ждать нам от этой печати?
Бен не заметил, что в попытке сдержать эмоции (который раз за этот вечер?), он не ответил на вопрос о характере печати.
Собеседник его был существом старым и по голосу определял, что вампир теряет самоконтроль. Естественно, всегда обидно, когда вина полностью лежит на тебе. Незнание закона не избавляет от ответственности.
- Вероятно, это магический контракт. Что может случиться? Всё что угодно. - Секундная пауза. - Да, помогу. Приезжайте ко мне домой.
Бен выдохнул. Быть может слишком громко. Улыбнулся Гвэн, подбадривая ее. Вытащил из кармана ручку — от привычки носить ее с собой он так и не избавился. Отогнул рукав пиджака.
- Спасибо. Завтра вечером вам удобно? Диктуйте адрес.
Реакция собеседника Чарльзу показалась довольно странной.
- Хорошо, вечер. - Чарльз продиктовал адрес и точное время, к которому необходимо подъехать. А именно часиков в 21-22.*
- До встречи! - Бен сбросил звонок после того, как записал адрес на манжете рубашки. Убиделся, что буквы просматриваются хорошо.
- Надеюсь, завтра мы сможем от этого избавиться, - только тут Бен понял, что как-то не уточнил время у самой Гвэн. - Надеюсь, у тебя на завтрашний вечер-ночь ничего не запланировано?

* разговор записан со слов  Чарльза Хоулетта

Отредактировано Бенджамин Лоуренс (09.04.2019 11:03)

+2

16

Тот факт, что несмотря на все предпринятые Беном меры по избавлению от книги и татуировки сработали лишь на половину, несколько расстраивало, особенно учитывая, что книги на руках уже не было. Вампиршу нельзя было назвать ярой любительницей ходить в открытой одежде, но каждый раз глядя на оставленный узор на плече, ей почему-то было крайне не по себе, как будто он позволял кому-то наблюдать за ней втихаря. Сила внушения она такая, может приносить неприятности похлеще, чем физическое воздействие.
На вопрос Бена ей было нечего ответить, потому как тогда, в хижине, она понимала, что будут последствия, но не вникала, насколько серьезные.
Несмотря на то, что они все еще были на вечере по случаю открытия квартала, вампир все же решил связаться с тем, кто забрал книгу. Гвен не казалось это хорошей идеей, так как вокруг было слишком много людей. Девушка бы вообще многое оставила исключительно между собой и Беном, без лишнего вмешательства. Но кто знает, как поведет себя корявый рисунок на плече без книги.
Поглядывая по сторонам, пока мужчина беседовал по телефону, вампирша все же прислушивалась к той части диалога, которая была ей доступна. Опять эта магия…Условия же были выполнены…книгу вернули в этот мир, отдали…кому-то отдали. Все должно было сработать. “Вот же старая карга”, - подумала девушка. “Еще раз увижу и оставлю без головы. Даже если сперва придется облачить ее в плоть”.
Бен улыбнулся. Это был хороший знак, значит на том конце провода у кого-то была либо совесть, либо иные личные выгоды. Вампирша понятия не имела, кого мужчина нашел для того, чтобы сбагрить книгу, но вряд ли этот человек был светлой личностью. Во всяком случае Гвен в этом очень сомневалась. 
Когда вампир закончил разговор, Гвен с удивлением обнаружила, что он испортил себе рубашку, записав на ней адрес. Мужчины. Сама девушка скорее записала бы адрес на теле, чтобы уберечь свой гардероб от варварских пятновыводителей в последствии.
- Кажется все складывается хорошо? – уточнила вампирша, после чего покачала головой на вопрос о свободном времени. – После цирка я некоторое время не брожу по ночам, пью собственных гостей в ресторане в дневное время, - и Гвен усмехнулась так, что было непонятно, шутит она или говорит всерьез.
- Значит тот, у кого сейчас книга решил оказать любезность? – Девушке хотелось задать массу вопросов. Кто этот человек? Легко ли удалось избавиться от книги? Не возникло ли каких-то лишних вопросов откуда взялась книга и как они сами туда попали? И главный вопрос…насколько надежен тот, к кому они собрались завтра под покровом темноты? Но такие вопросы явно не стоило обсуждать здесь, на этом беспечном празднике, где народ со скуки мог обратиться в слух, ради лишней информации. – Как считаешь, если мы сейчас уйдем, кто-нибудь расстроится? То, зачем я сюда пришла - я получила. Дел здесь у меня больше не осталось.  – По факту, пойти на вечер её вынудил только важный разговор с Беном. А пока её не поселили в новом квартале, она хотела бы как можно дольше держаться от него подальше. – Предлагаю затеряться в толпе и бесшумно удалиться. К тому же уход всегда можно списать на новый статус наших отношений. – Уходить с таких мероприятий девушке всегда нравилось больше, чем приходить на них.

+2

17

- Это удобно! - заметил Бен на фразу Гвэн о смене предпочтений, - хотя для ресторана, наверное, накладно.
Он опустил руку. Адрес, записанный на ткани, не сотрется, даже если ученый забудет и по привычке начнет мыть руки со всей тщательностью хирурга, привыкшего на границе предыдущих веков работать без перчаток.
- Мы кое о чем договорились, - туманно пояснил Бен, предпочитая не вдаваться в подробности, что эти договоренности, по его мнению, не стоят и выеденного яйца, ибо человек, который в качестве расплаты требует души (не важно, имеется ли у Бена или у кого-то еще данная субстанция или нет), явно не является претендентом в здоровое общество.
Вопрос, который задала Гвэн, был, конечно, интересен. Кто здесь мог особо расстроиться? Все, кто хотел увидеть Лоуренса, наверное, уже его увидели. И это было хорошо. Общение с родственниками уже помогло ему засветиться, так что свой вклад  в семейный праздник он уже внес. Ну а дальше... пора и честь знать, у него, знаете ли, там в лаборатории мыши дохнут, пациенты... палаты пачкают. Так что занят он... да… пора бежать, пока не поймали и не заставили стать участником более активных действий (если, конечно, такие намечались на сегодняшний вечер).
- Думаю, если кто-то и расстроится, то как-то все это переживет, - вампир выглянул из-за дерева. Протянул руку, словно предлагал опору вампирессе, без которой она никак не могла «выйти в люди». - Если нам нужен повод для того, чтобы смотаться отсюда, то прятаться точно не надо.
Он поймал Гвэн за руку, вдел ее ладонь себе под локоть. Наклонился, оставляя на ее плече поцелуй.
- А теперь осталось нести какую-то ересь, смеяться над нею, как сумасшедшие, и с важным видом двигаться к выходу, - произнес Бен и засмеялся.
- Нет, ты серьзно? - воскликнул он, взметнул бровями, засмеялся. - Ну ты даешь. А я даже не знал!
И продолжая ржать и восклицать, ученый повел девушку к выходу.

+2

18

Катарина стояла на лестничной площадке, наблюдая за происходящим с удобной высоты. Одной рукой она опиралась на перила, а в другой держала хрустальный фужер, наполненный благородным ляфирским вином, которым периодически промокала губы, делая вид, что пьет. Алкоголь давно уже не будоражил её кровь, а его вкус, даже такой изысканный, не приносил ей сейчас ни малейшего удовольствия.
Катарина впервые в своей новообретенной жизни испытывала беспокойство и, стоило признать, поводов для этого в последние несколько месяцев появилось предостаточно. От этого характер её заметно испортился. Она была подчёркнуто недоступна, холодна и надменна. Бордовое платье с черными вставками по бокам заметно контрастировали с её яркими голубыми глазами, и придавали сложившемуся образу женщины-вамп особую изюминку с щепоткой загадочность.
Наблюдать за происходящим со стороны было удобно. Катарина не испытывала большого желания натягивать на лицо опостылевшие фальшивые улыбки, но с некоторыми из присутствующих стоило хотя бы обменяться формальными приветствиями. Возможно чуть позже она найдет в себе, чтобы совершить променад по залу, однако в данную минуту ей было весьма неплохо наверху.
Она приблизительно представляла, о чем ведутся разговоры, и скучающим, равнодушным взглядом скользила по рядам присутствующих, отмечая среди них особо интересных. Но больше прочих её занимали те из них, кто лично общался с достопочтенным grand-père. Не столько из-за личной предосторожности, сколько из соображений политики клана.
Катарина, как и её брат, по-прежнему оставались caporegime Джованни в Валенштайне. В отличие от предшественника, они оба оправдывали возложенные на них ожидания.
За прошедший год, насыщенный разнообразными событиями, Катарина обрела в теневом мире мафии прозвище «тайпан». Самая жестокая и ядовитая змея на планете. Также её называют жесткой змеей, и это прозвище досталось ей неслучайно.
Помимо того, что леди Джованни неплохо разбиралась в ядах, у неё получалось отравлять людей и без подручных средств, поскольку коготочки у этой дамы были покрываются ядовитым составом, ослабляющим противника при попадании в кровь (см. руна Темное перерождение).
Её взгляд остановился на молодом человеке, с которым некоторое время назад поздоровался дон Джованни. Она не видела его лица, поскольку он стоял спиной к ней. Они не встречались прежде, а если их пути и пересекались, то лишь на мгновение, которое едва ли запомнилось бы ей из-за своей незначимости. Однако, как учил её все тот же grand-père, Катарина обращала внимание на всех, кто преступал порог дома и близко общался с его обитателями (особенно с самим grand-père).
Молодой мужчина, а он определенно был довольно молод, с виду напоминал простого человека. Но простые люди были уже давно не вхожи в дом на семейные торжества, поэтому Катарина резонно предположила, что простым он был только лишь с виду. Чуть позже, когда праздник подойдет к концу, она обязательно поинтересуется у дона, кто этот человек, чтобы в будущем иметь о нем общее представление.

+4

19

Выходя из своей комнаты, Люций поправил все еще непривычную деталь одежды, которым являлось белоснежное жабо из тонкой кружевной ткани, и вздохнул. В этом странном обществе он уже год. За этот год мальчик узнал очень много такого, что обычный смертный, вроде него, знать не должен бы. Хотя можно ли его считать обычным? Привлечь внимание вампира не в качестве закуски, а в роли необычного подарка для своей сестры и жены, мечтающей о ребенке. Человека, который по всем факторам является частью пищевой цепочки вампира, сделать сыном. Впрочем, в том, насколько странные и необычные даже для своего общества у него приемные родители, Люций тоже уже успел понять.
Как ни странно, этот год стал весьма плодотворным. Люций успел узнать довольно много новой информации. Ему стали доступны книги и материалы, которых раньше мальчик не видел в библиотеке. Точнее даже не так. Ему позволили посещать ту часть библиотеки, где эта информация хранилась. В чем-то Люц их понимал. Вряд ли одному странному мальчишке поверят, что богатые и влиятельные во многих кругах люди, на самом деле не совсем люди. Простые смертные не поверят точно. Еще и высмеют. А те, кто поверит, и без него обо всем осведомлен. Конечно, его предупредили, чтобы не болтал лишнего. Хотя мальчик и без того не был слишком уж разговорчивым. Со слугами он не общался, не о чем с ними было общаться в общем-то. С другими «родственниками» его судьба почти не сталкивала, а если такое и случалось, он был тих и вежлив. Донна Катарина дама строгих взглядов. И хотя мальчик не мог назвать себя послушным ребенком, вспомнить хотя бы его вечные самовольные отлучки из приюта, но эту женщину он очень уважал, потому слушался беспрекословно. Пожалуй, даже Филиппа мальчик не слушал так, как его жену.
Вот и сейчас Люций шел по коридорам в своем новом костюме, который приемная мать заказала для этого вечера. В целом, ему было все равно, что носить, главное чтобы удобно. Но перечить донне Катарине он не стал, молча облачившись в неизменно дорогой наряд с легким налетом старины. Прямые черные брюки, белая рубашка, черные туфли и то ли фрак, то ли камзол, то ли еще как оно там называется, вникать Люций не стал. Слегка удлиненный пиджак тоже черный и с золотой вышивкой по канту. И конечно же тонкая ткань в складочку на шее, заменяющая галстук у современных мужчин. Вздохнув еще раз, мальчик смахнул с глаз тонкую светлую прядку, нагло выбившуюся из аккуратно и тщательно уложенных волос, и вышел на крыльцо.
Первое, что бросилось ему в глаза – стоящая на верхней ступеньке женщина. Не узнать донну Катарину было невозможно. Люций чуть прикрыл глаза, будто погружение в море этих звуков, запахов и света для него было чем-то вроде прыжка в воду, потом все же сделал шаг навстречу обществу. Подойдя к приемной матери, он замер рядом с ней, глядя вниз на собравшихся людей… точнее вампиров, вряд ли здесь присутствовали еще люди кроме него самого. Некоторых его память помечала маркерами с именем и краткой информацией, вроде той, кем тот или иной вампир приходится теперь мальчику и в каких отношениях с донной Катариной и главой клана. Это, как уже успел отметить для себя Люций, имело определенную важность. Не то, чтобы и сам мальчик разделял взгляды взрослых на того или иного представителя их довольно обширного семейства, но информация никогда не бывает лишней, особенно в таком иерархическом обществе, как клан вампиров.
- Добрый вечер. – называть женщину матерью Люций так и не научился. Но и она вроде бы не настаивала, что не могло не радовать. Но и подчеркивать это при посторонних, пусть они и были родственниками, тоже не собирался. Это их личное дело, как к кому он относится и как кого называет. По крайней мере, так считал сам Люций. Кстати, за год к имени он привык и хотя помнил свое так сказать настоящее имя, вполне спокойно отзывался и на это.
Взгляд мальчика выхватил из толпы фигуру главы. С «прадедушкой» его, как и полагается, познакомили. Еще год назад. Или около того. Мужчина произвел неизгладимое впечатление на тогда еще Тарка. Гай Октавиан Джованни. Мальчик ни на миг не усомнился в том, что он глава клана. Силу мужчины, пожалуй, мог бы ощутить и такой обыкновенный человек, как он. Уже тогда Люций Джованни проникся глубоким уважением к этому вампиру. Уважением, граничащим с немым восторгом. Наверное, так чувствует себя мышь, глядя на удава. Понимая всю степень опасности, но при этом бессознательно восхищаясь практически безграничной силой природного врага. Именно это чувство и не позволяло просто взять и подойти к «прадедушке». Мальчик несколько минут наблюдал за ним молча, потом все же решил обратиться к приемной матери, уточняя один из моментов.
- Стоит ли мне пойти поприветствовать… - он несколько запнулся, не зная, как правильно стоит обратиться к главе клана, не называть же его прадедушкой в самом деле, но после секундной паузы продолжил, - мистера Джованни?
Не смотря на довольно долгое присутствие в этом мире, хотя год для вампиров по сути ничто, капля в море, но не для человека, и обширную информацию по теме, ко всем этим тонкостям этикета Люций так и не привык. Хотя и старался запомнить все моменты. Мальчик скользнул взглядом по толпе снова, задержался на одном довольно молодом мужчине, которого раньше не видел среди «родственников», но гадать, кто он не стал, все можно выяснить в процессе. А задержаться ему здесь определенно придется. Если донна Катарина изволила видеть сына на вечере, значит, отсидеться в комнате не получится. По крайней мере, будет достаточно времени узнать новую информацию о тех, кого Люций не знает. Да и обновить данные о тех, кого знает, тоже не мешало бы.

+4

20

На мероприятиях, подобных тому, что сейчас проходило в новой резиденции Джованни, Филипп легко мог затеряться среди довольно многочисленных дядюшек, кузенов и племянников разной степени родства. Вампир унаследовал вполне типичную внешность для кровных потомков Гая: высокий рост, жилистое телосложение, темные волосы и бледный цвет глаз. В Рауля Джованни мужчина и вовсе мог смотреться, как в зеркало. Последний относился к тому небольшому количеству родственников, которые вызывали у Филиппа хоть сколько-нибудь положительные эмоции. С Раулем судьба свела вампира еще до того, как он прошел обращение. Тот был всего на пару десятков лет старше, обладал легким характером, так что кузены довольно скоро нашли общий язык.
- Ты не выглядишь счастливым, Липпо, - ухмыльнулся старший носферату, салютуя родственнику бокалом с лучшим ляфирским вином, которое ради торжества было доставлено прямо из Бордо. – Неужели твой приземленный ум не способен оценить красоту момента?
Филипп выразительно поморщился, услышав из уст троюродного брата прозвище, которое носил в ранней юности. Имена никогда не имели над ним особой власти, за практически три века жизни как только он не назывался. Однако напоминание об округло-дразнящем сокращении, уместном из уст очень немногих, сейчас показалось неуместным.
- Я в отличие от тебя никогда не рвался в поэты, братец, - голубые глаза вампира блеснули насмешкой, - так что оставлю тебе прерогативу описывать триумф семейных ценностей. Думаю, по старой памяти ты мог бы сочинить неплохую сатиру.
Рауль относился к тем немногим потомкам Гая, чей выбор в свое время пал на творческую стезю. Когда-то имя этого Джованни было широко известно по всему миру, а кто-то из режиссеров-эстетов до сих пор не гнушался ставить произведения вампира на театральных подмостках. С годами правда творческий порыв мужчины иссяк, что довольно часто случается с долгожителями, потому что даже у чувства прекрасного, как оказалось, имеется свой срок годности. Однако таланты Рауля нашли свое применение в другой сфере.
- Удивляюсь, как ты оказался на своем месте с такой негибкой позицией, брат мой, - носферату кивнул в сторону стоявшего в центре зала патриарха. – Посмотри: nonno доволен, разве это не повод нам всем быть счастливыми?
Филипп чуть прищурился. Характер мужчины, порывистый и страстный, от природы не располагал к интригам. Должно быть, в этом была виновата наследственность: чего еще ждать от сына двух авантюристов, а покойных Лоренцо и Клариче назвать как-то по-другому весьма затруднительно. Однако в одном Рауль был не прав: пускай его кузен не отличался гибкостью в некоторых вопросах, младший Джованни умел работать так, как немногие из собравшихся. И место свое вместе с сестрой он занимал по праву, которое у близнецов никто не смел открыто оспаривать.
Появление Кат на площадке второго этажа вампир ощутил, даже не глядя в ее сторону. Связь, существующая между ними, была гораздо глубже той, что могла бы связывать обычных любовников. Катарина являлась неотъемлемой частью Филиппа, лучшей его половиной.
- Думаю, Гаю в данный момент вполне достаточно почитателей, - произнес вампир с кривой усмешкой. – Не будем смешиваться с толпой.
Бывший поэт, ныне представляющий интересы семьи Джованни в партии «Нергал», кивнул кузену, и мужчины вместе поднялись по лестнице.
- Katrin, tu es belle comme toujours! – церемонно, как в старые добрые времена, приветствовал бледную темноволосую женщину Рауль и с легким поклоном коснулся губами тонких ледяных пальцев Катарины.
- Не торопитесь смешиваться с толпой, юноша, - оказавшись за спиной у приемного сына, Филипп повторил ранее сказанную фразу и положил ладонь на белобрысую макушку Люция. – Это может быть чревато тем, что вас никто не запомнит и вы так и останетесь всего лишь очередным лицом на фоне обстановки.
Мужчина перевел взгляд на сестру:
- Надеюсь, в ближайшее время nonno не планирует очередной масштабный строительный проект. Думаю, два-три куска отвалившейся штукатурки, и я буду далеко не первым, кто захочет разлучить голову нашего многоуважаемого застройщика с его худосочным телом, чтобы в следующий раз он знал, что в некоторых вопросах спешить не следует.

Отредактировано Филипп Джованни (22.04.2019 22:31)

+4


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Общественные мероприятия » Попал я в чудную беду, в ней каждый ищет выгоду свою


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC