http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Настоящее: осень 2007 г » We're dancing with the demons in our minds


We're dancing with the demons in our minds

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

WE'RE DANCING WITH THE DEMONS IN OUR MINDS
▼▼▼
Для настроения

http://s9.uploads.ru/t/kzYfQ.gif http://sh.uploads.ru/t/ulJ9N.gif

Кто: Джоанна Фархад, Генри Акройд
Где: бар «Rockit»
Когда: 23 сентября 2007

Некоторые девушки имеют свойство не отвечать на звонки, и Генри, в его возрасте, этот факт не должен был удивлять. Тем более одна конкретная девушка однажды уже сыграла с мужчиной такую шутку, поэтому он был морально подготовлен к подобному развитию событий. Вот только бывают ситуации, когда доводы разума идут по боку. Все время, прошедшее с их последней встречи, Акройд пытался выйти на связь с Джоанной, даже подключил к поискам волшебницы знакомого медиума. Удача улыбнулась полицейскому лишь 23 сентября. Впереди вампира и магичку ждет тяжелый разговор, что будет дальше, покажет время.

Отредактировано Генри Акройд (05.05.2019 20:55)

+1

2

Оказавшись в безвыходной ситуации Джоанна была вынуждена принять предложение мистера Фокса. Она по-прежнему не испытывала особой радости от того, что её ожидало впереди, однако таким образом ей удалось уберечь родственников от неприятностей.
Маг вернул мать Джоанны в родной дом, однако девушка не сомневалась, что за ним установили слежку, поэтому слезно просила её не совершать никаких необдуманных действий.
После неудачной попытки отбить миссис Фархад, Итан попал в больницу. Вначале его состояние было тяжелым, но затем стабилизировалось. Она несколько раз навещала молодого человека, однако ей так и не удалось нормально поговорить с ним, поскольку их не оставляли наедине. В палате постоянно присутствовали посторонние.
В конечном счете Джоанна пришла к волевому решению. Она примет участие в ритуале, что бы там не произошло, но прежде чем это произойдет, сделает все возможное, чтобы её родственники оказались подальше от неё. Так девушка надеялась их защитить.
Однако говорить об этом мистеру Фоксу она, разумеется, не собиралась. Во-первых, потому что по-прежнему считала его своим мучителем, а, во-вторых, потому что понимала, что он может не согласиться на такой шаг. Однажды Джоанна уже подорвала его доверие к себе. И едва ли оно могло восстановиться за такой короткий срок.
В данный момент она жила в особняке Сервия, однако он не возражал против её временных отлучек. И волшебница использовала эту возможность, чтобы подзаработать денег и купить родственникам новую жизнь.
Она не отвечала на звонки Генри, поскольку не хотела еще больше впутывать его в это дело. Если мистер Фокс не пожалел даже её брата, то едва ли его что-то остановит от того, чтобы избавить мир от еще одного вампира. Тем более, вампиров он ненавидел.
Найдя покупателя, девушка сварила зелье «хамелеон» и вечером 23 сентября отправилась на встречу с ним в бар «Rockit». Покупатель задерживался на пятнадцать минут и цедя виски с колой она начинала нервничать.  Решив наконец больше не ждать, Джоанна подхватила сумочку, закинула её на плечо и расплатившись, направилась к выходу. Однако покинуть так просто заведение ей не удалось.
Джоанна не сразу сообразила, что происходит, когда кто-то подхватил её под рученьку и завел за угол.
-Что в этот раз, детектив Акройд? – спросила девушка, пристально посмотрев на мужчину. Она сказала это таким голосом, будто между ними ничего не происходило, хотя внутри ощущала прилив теплоты. – Вы опоздали, – речь шла не о встрече, назначенной в баре, а о совсем другом, и он должен был понять это. – Все уже решено и ничего не изменить, – Джоанна хотела оттолкнуть его, чтобы не подвергать опасности, но в голову не приходило ничего умного.

+1

3

Когда в течение долгого времени живешь по принципу «люби себя, чихай на всех», бывает порой очень трудно возвращаться к мысли о том, что можно и нужно заботиться о ком-то еще, кроме себя любимого. Генри мог бы добавить, что не только трудно, но и опасно. Вот только, начиная с судьбоносного возвращения одной вредной волшебницы в его жизнь, вампир перманентно пребывал в самом дурном расположении духа, поэтому реши кто-то узнать его мнение по данному вопросу, он рисковал бы собственным здоровьем.
«Моя голова – это дом, и в нем поселилась мышь», - подумал Акройд. Сравнение принадлежало не ему, а Алистеру, и Генри оно не особенно нравилось. Надо сказать, что в некоторых вопросах, касающихся жизни его нынешних собратьев, полицейский не разбирался от слова совсем. Вампирская «карьера» мужчины протекала без каких-то особенных трудностей, если не считать момента незаконного обращения и последующего за ним разбирательства с Конвентом Власти. Он не знал всепоглощающей жажды крови, по всей видимости близкое знакомство с некрофагом отбило у него тягу к излишествам. Однако когда приятель объявил, что у Акройда определенно начинается психоз, и поздравил того с почином, Генри даже обиделся, чем вызвал приступ здорового смеха у меланхоличного последователя Вильгельма.
Полицейский был уверен: проблемы у него с чем угодно, но только не с головой. А то, что его уже больше двух недель преследуют мысли об одной несносной девчонке, которая упорно не берет телефонную трубку, - это просто врожденное чувство ответственности.
С горя Акройд рискнул обратиться за помощью к медиуму. На что только не пойдешь, когда технические средства оказываются бесполезны. Увы, но результаты, полученные при помощи магии, Генри также не удовлетворили, хотя умом вампир и понимал, что такой тип поиска лишен необходимой ему точности.
Мог ли мистер Икс вывести Джо из города, или даже из страны? Пользуясь где должностными полномочиями, где природным обаянием, если дело касалось прекрасной половины человечества, вампир изучил перечень людей, покинувших Валенштайн начиная с 5 числа. Насколько помнил Акройд, история носферату началась далеко от Лациума, и вполне логично было предположить, что ритуал, в котором настойчиво приглашали поучаствовать магичку, должен проводиться там. У пневматиков вообще слишком много условностей, осложняющих им жизнь даже в таких незаконных вопросах, как уничтожение верхушки чужой фракции.
Увы, никто, даже отдаленно похожий на Джоанну, из города не выезжал. Да и Элси была уверена в том, что обладательница переданного ей вампиром волоса, где-то рядом, но, возможно, скрыта от поиска. На этом моменте Генри обычно начинал глухо рычать.
Хлопок закрывшейся двери автомобиля немного отрезвил вампира. Получив звонок волшебницы, расстояние от полицейского управления до «Rockit» Акройд преодолел за рекордно короткий срок. Впереди его ждала встреча с девушкой, которой в детстве явно не следовало заигрываться с побегами из дома.
Пользуясь некоторыми привилегиями, Генри припарковал свой «Сириус» на заднем дворе бара и прошел внутрь через дверь, которой обычно пользовался персонал. Джо среди присутствующих в зале вампир заметил практически сразу. Мышь… Нет, пожалуй, на мышь она не тянет. Тогда кто же она?
- Не торопитесь, мисс Фархад, - волшебница затрепыхалась в импровизированных объятиях Акройда, что впрочем не произвело на того особого впечатления. – Я же просил тебя не скатываться в драматургию. Знаешь же: ничего не кончено, пока все не закончено.
Мужчина внимательно изучал лицо Джоанны. Что с ней могло произойти за то время, пока они не виделись? И, что особенно интересно, почему мистер Икс так опрометчиво отпускает волшебницу гулять, если целый год за ней упорно гонялся?
- Учти, я никуда тебя не отпущу, пока не услышу объяснения, - медленно продолжил вампир, глядя девушке в глаза. – Согласись, это будет по-честному. А за то, что вы не отвечаете на телефонные звонки, вас, мисс, вообще следует примерно наказать.

+1

4

-Да какая уж там драматургия, – фыркнула девушка, пристально посмотрев в глаза Генри. Ей было непросто устоять перед его природным магнетизмом, пробуждавшем в ней отнюдь не желание оттолкнуть, но она все же попробовала это сделать, чтобы не усугублять их и без того сложные и неоднозначные отношения.
Кто они друг другу? Никто. Так почему же он так настойчиво пытается воззвать к её голосу разума? Потому что чувствует свою ответственность или боится, что она совершит ошибку, которая будет стоить им обоим головы? Сказать было сложно. И, наверное, даже сам Акройд не мог ответить на все эти вопросы. Но ей почему-то хотелось верить, что дело совсем в другом. Что он чувствует к ней тоже, что и она к нему. Эгоистично, учитывая обстоятельства и её желание оттолкнуть его, но в этом многие маги не уступали обычным людям.
-Все уже решено, Акройд, – отведя взгляд в сторону, а затем вновь посмотрев на него, сказала Джоанна. – Я согласилась стать ключевой фигурой в ритуале. И сделаю то, что от меня требуется, потом что иного пути все равно нет. Все мои попытки избежать этого приводили лишь к тому, что страдали мои близкие. И я решила покончить с этим.
Она понимала, что после этого признания Генри вряд ли скажет: «окей, я все понял, ну удачи тебе в этом непростом деле», но она также понимала, что он не отпустит её до тех пор, пока не услышит правду. И, наверное, отчасти Джоанна хотела рассказать ему обо всем, потому что держать это внутри постоянно борясь со страхами было действительно тяжело.
И вот, когда она фактически сказала ему о том, что собирается сделать, на душе стало немного спокойнее. Джоанна будто проговорила свои мысли вслух и найдя в них разумное зерно, согласилась с тем, на что уже давно дала свое согласие.
Едва ли уговоры или обещания «мы все решим вместе» могли сейчас подействовать. Когда Джоанна решалась на что-то пойти, она шла до конца. И никто не мог отговорить её.
-Теперь, когда ты знаешь, у тебя нет вариантов. Ты должен отпустить меня, Акройд. Или покончить со мной, – в последнее ей верилось с трудом. И не столько потому что она видела в глазах Генри тоже, что чувствовала сама, сколько потому что не считала его хладнокровным убийцей. Хотя любой другой вампир, узнав всю эту историю, наверняка решил бы избавиться от неё, чтобы не искушать злодейку судьбу.
А что же сделает законопослушный детектив?
-Мне пора, – девушка вновь попыталась отпихнуть мужчину от себя, чтобы уйти. Она была уверена, что он ничего не сможет сделать, и помогая ей только поставит себя в опасность. А этого Джо не могла позволить ему сделать. Здесь её эгоизм не работал.

+1

5

На лице Генри появилась кривая усмешка, за которой мужчина обычно предпочитал прятать свои истинные эмоции. Слова волшебницы, которая все-таки решила поиграть в героиню, вампиру вполне закономерно не понравились. Мужчина с глубоким уважением относился к чужому желанию делать глупости, однако в случае с Джо его привычные установки всегда давали сбой. Что поделать, по всей видимости, он во многом оказался гораздо ближе к чистокровным викторианцам, чем хотел бы думать сам.
- Значит, решили бросить грудью на амбразуру, мисс Фархад? – прищурившись, поинтересовался полицейский, специально переходя на издевательски вежливый тон. – Или это такой извращенный способ самоубийства?
Понять, что конкретно послужило причиной такого решения девушки, сейчас Генри не смог бы даже при самом сильном желании. Мысли Акройда были отравлены навязчивой идеей, терзавшей вампира в течение всех последних дней, а тем временем его личная мышь не только попала в мышеловку, но и с завидным упорством намеревалась добраться до отравленного куска сыра.
«Не позволю», - где-то на периферии сознания зарычал незнакомый мужчине до этой минуты голос. Очередное доказательство психоза, или скрытая сторона вампирской натуры? На самом деле Генри было глубоко плевать. Он мог бы позволить себе усомниться в собственном здравомыслии, однако из врожденного упрямства делать это не собирался. В этом они с Джо были похожи: если уж что-то решили, то сдвинуть их с занимаемой позиции можно только при помощи асфальтового катка.
- Не искушай меня, солнышко, - в полутемном коридоре бара белозубая улыбка Акройда, даже без демонстрации им клыков, выглядела весьма выразительно. – А то я, конечно, не доктор, но быстро пропишу тебе подходящее лекарство. Желание расстаться с жизнью отобьет напрочь, фирма гарантирует.
При этом рациональная часть вампира в чем-то была согласна со словами волшебницы. Раз существует некто, верящий в то, что при ее помощи можно разбудить некое древнее зло, способное натворить бед в условиях относительного равновесия между иными, было бы просто замечательно лишить его такой возможности. «Сделал другому гадость, на сердце радость», - старая поговорка, но сути ее еще никто не отменял. Однако Джо, можно сказать, повезло: носферату, с которым она имела дело, никогда не убивал без веской на то причины.
- Никуда я тебя не отпущу, - произнес мужчина, все еще удерживая девушку за плечи. А дальше произошло то, чего Джоанна, возможно, опасалась больше всего: вампир укусил ее. Фермент в слюне плюс очарование, которым повинуясь наитию Генри окутывал волшебницу на протяжении всего разговора, сделали свое дело: девушка обмякла, и мужчина легко подхватил ее на руки и покинул бар так же, как вошел.

Спустя два с половиной часа, когда от Валенштайна их отделяло уже порядка ста пятидесяти километров, Акройд деликатно похлопал привязанную к креслу Джо по щекам.
- Доброе утро! Проснись и пой! – за окном уже была ночь, однако это не мешало Генри строить из себя клоуна.
Всю дорогу от города Джо проспала благодаря хлороформу в багажнике автомобиля полицейского, так что в первый момент после пробуждения в стареньком мотеле, который так удачно попался вампиру на дороге, волшебница могла ощущать слабость.
- Готова поговорить серьезно? – приподняв подбородок девушки, Акройд убедился, что зрачки ее нормально реагируют на свет, хотя взгляд все еще был далек от осмысленного. – Или мне вначале напоить тебя кофе?

+1

6

Изобразив на лице невозмутимый вид, когда вампир пригрозил прописать ей лекарство от дурости, Джоанна почувствовала, как по спине пробежали мурашки. То ли от того, что в его голосе звучала явная угроза, то ли от игры гормонов, которые рядом с ним начинали сходить с ума и будоражили кровь.
Джоанна попала под очарование Акройда и в какой-то момент ей жутко захотелось, чтобы он стал еще ближе. Однако, когда это произошло, в голове девушки резко прояснилось. Но к тому времени ей было уже некуда деваться. Приятная волна экстаза разлилась от шеи до кончиков пальцев ног, и приятным теплом разлилась внизу живота.
Томно выдохнув, Джоанна обмякла в руках вампира. Ей это могло даже понравится, если бы она не знала о последствиях подобных «поцелуев» и их особенностях. Подумать об этом, впрочем, она сможет только спустя несколько часов, когда проснется в стареньком мотеле.
Пробуждение было не самым приятным. Когда мужчина похлопал её по щекам, она скривила губы и повернула голову в сторону. Голова шла кругом, а в носу и на кончике языка остался неприятный привкус после «снотворного». Акройд все же исполнил первую часть своей угрозы и выписал ей «лекарство». Оно пришлось Джо не по вкусу.
Но самое интересное ожидало её впереди. Насилу разлепив глаза, девушка обнаружила, что связана. Она начала раскачиваться из стороны в сторону, пытаясь высвободиться, но ничего путного из этой попытки не вышло. Зато это быстро привело в чувства.
-Совсем сдурел, Акройд? – испугавшись своего нового положения, выкрикнула Джоанна. – А ну живо развяжи меня пока я не вышла из себя, - в принципе она могла попробовать воспользоваться своими способностями, но что из этого могло получится оставалось загадкой, поскольку в голове девушке творился кавардак. А на «пьяную» голову управлять силой не просто сложно, а может даже грозить неприятными последствиями.
Посмотрев в сторону окна, Джоанна обнаружила, что на дворе темно. Только свет от фонаря, стоявшего неподалеку, пробивался сквозь широкую щель между занавесок и проникал внутрь.
-Куда ты меня, черт бы тебя побрал, привез? – девушка ничего не желала слышать о кофе или серьезных разговорах. У неё и прежде были проблемы с тормозами, а сейчас они и вовсе отказывали на поворотах из-за животного страха, обоснованного её теперешним положением.
Ей не нравилось быть привязанной к креслу. И даже вампирский поцелуй не шел ни в какие сравнения с тем, что происходило сейчас. Глаза Джоанны горели от гнева, и она смотрела на Генри исподлобья, словно насупившийся бык, увидевший красную тряпку.

+1

7

- С интересом на это посмотрю, - Акройд одарил волшебницу широкой белозубой улыбкой. – Я всегда питал слабость к страстным женщинам, а ты такими темпами стремительно приближаешься к идеалу. Не дай Эвелон, мне еще придется на тебе жениться.
Тот факт, что Джоанна довольно быстро пришла в себя и уже была готова метать громы и молнии в многострадальную голову вампира, не мог не радовать. Генри не имел обширного опыта по части усыпления людей при помощи хлороформа, поэтому у него имелись веские основания беспокоиться за выбранную дозу и реакцию девушки на препарат. Все-таки последнее, чего хотелось полицейскому, - это навредить этой невыносимой особе.
- Потише, - без видимых усилий мужчина придвинул кресло вместе с привязанной к нему волшебницей вплотную к кровати. – Далеко ты в любом случае не ускачешь, да и узлы пытаться развязывать не советую. Без меня ты это не сделаешь, можешь только навредить себе.
Тут Генри не лукавил: еще будучи подростком, он много времени проводил с братьями в походах, поэтому ничего удивительного не было в том, что вязать узлы мужчина умел не хуже лучших инструкторов по выживанию. Мальчишки вообще легко усваивают информацию, когда это им интересно.
- Если ты надеешься, что я сгорю на месте от стыда, то не стоит, - произнес Акройд, заводя непослушную прядь волос Джо ей за ухо. – В этом отношении я весьма жаропрочен и пожароустойчив.
К своему удивлению, вампир вынужден был признать, что именно такой вид волшебницы ему даже нравится. Как бы он ни отрицал свою вампирскую сущность, в глубине души Генри все-таки был хищником, и в данный момент наслаждался ситуацией так же, как кот, который поймал мышь ради игры, а не ради пропитания. Четвероногий злодей испытывает садистское удовольствие, даря своей добыче иллюзию свободы и сразу же отбирая ее. Носферату же забавлялся, видя перед собой не забитую жертву обстоятельств, а готовую сопротивляться личность.
- Боюсь, если даже черт меня и поберет, дальше все будет как в песне: «И в слезах и соплях будут Вас умолять: «Заберите его, мы с ним жить не желаем!» - сказал Генри и отошел от Джо к окну. Через не до конца зашторенные занавески он в очередной раз внимательно оглядел парковку мотеля, на которой, помимо автомобиля полицейского, находились лишь две видавшие виды легковушки. Что ж, эта картина определенно грела Акройду его черствое сердце, даже несмотря на то, что он изначально был практически уверен в отсутствии слежки. От пары подозрительных машин на хвосте мужчина избавился еще на выезде из Валенштайна, но правила есть правила, и терять бдительность на ровном месте было глупо.
- Итак, раз уж ты не хочешь кофе, мы продолжим нашу увлекательную беседу, прерванную по вынужденной причине, - вновь улыбнулся Генри, глядя на свою пленницу. – И я очень надеюсь, что ты постараешься правильно понять мои действия.
Он взял стоявший у стены стул за спинку и перенес его поближе к Джо. Вампир никогда не считал себя хорошим дипломатом, однако, обладая неплохо развитой интуицией, он был убежден в том, что разговор им с волшебницей предстоит долгий, а в ногах, как говорится, правды нет.
- Что мы имеем в чистом итоге? – оседлав стул, риторически поинтересовался Акройд. – Небезразличный мне человек принял для себя решение поучаствовать в действе, которое в перспективе должно послужить основой для гражданской войны между двумя фракциями иных. Как законопослушный сотрудник Конвента Власти, я просто обязан всеми силами помешать этому. Именно поэтому мы и оказались сегодня в этом славном заведении: будем дышать относительно чистым воздухом и лечить вас, мисс Фархад, от желания покончить жизнь самоубийством.
Чуть наклонив голову, вампир внимательно посмотрел на Джоанну:
- Знаешь, меня обуревает страстное желание угостить тебя своей кровью. Что-то подсказывает мне, что твоему мистеру Икс в его предприятии темный маг не помощник. А эффект обращения скоро может стать временным: по слухам, «Мистериум» разрабатывает нужную вакцину. Согласись, профит? – задумавшись, Генри провел ладонью по волосам, внося еще больший беспорядок в свою и так далекую от идеала прическу. – Есть, правда, еще один вариант, только с ним могут быть сложности. Я, конечно, уверен, что результат будет во всех отношениях очаровательным, да и сам процесс весьма приятный, но боюсь, у нас нет возможности ждать девять месяцев.

+1

8

Джоанне было сложно сосредоточиться на разговоре будучи привязанной к стулу. Почти вся мыслительная деятельность в таком положении была направлена на разрешение этой сложной задачки. Полностью сосредоточиться на процессе ей не давал животный страх, который был вполне объясним отсутствием контроля над ситуацией.
В последнее время на неё свалилось много неприятностей. Нервная система работала на пределе своих возможностей. И ввиду сложившихся обстоятельств любые слова вампира являлись потенциальным раздражителем.
Все ощущения резко обострились. Она бы сейчас с большим удовольствием разбила ему нос или больно стукнула по коленной чашечке, но пока все складывалось совсем не в её пользу.
-Ты больной псих, – с надрывом в голосе прорычала Джоанна. У неё неприятно саднило в горле, и последнее слово позвучало, пожалуй, с истеричной нотой.
Пока детектив Акройд смотрел в окно и говорил, она пыталась ослабить веревки, однако вместо этого до боли натерла себе те места, где они терлись об кожу. На их месте остались красные полосы, обещавшие превратиться по меньшей мере синяки. Но Джоанна не могла сейчас трезво оценить свои силы. Ей по-прежнему было тяжело настроиться на нужную волну, поэтому верх по большому счету брали инстинкты.
Когда Генри взял себе стул и присел напротив, Джоанна на время притихла. Она закатила глаза на словах «гражданская война» и повернула голову в сторону окна. В этот момент её мысли уплыли куда-то в другую сторону:
«Если мы в мотеле, значит, здесь должны быть и другие посетители. Я могу закричать, но Акройд наверняка отвадит всех любопытных своим вампирским очарованием», – куда более трезво рассуждала девушка.
Её мысленный поток оборвался на словах «меня обуревает страстное желание угостить тебя своей кровью».
-Совсем крышей съехал? – резко повернувшись к нему лицом, рявкнула Джоанна, сведя брови на переносице. Но его следующая идея оказалась даже еще более безумной, чем предыдущая. – Знаешь, Акройд, я никогда не была против заняться с тобой сексом. Или почти никогда, - припомнив их первую встречу, поправила себя волшебница. – Но это даже для тебя уже перебор. Может быть позовем сюда еще «Мистицизм» и предложим им провести ритуал «Развоплощения», –  съязвила она. – А что, отличная идея, если ты хочешь убить меня как личность. Потому что моя сила – это часть меня. Как нога, рука, и голова.
Волшебница не верила в научный прогресс, когда речь касалась способностей и не собиралась уповать на «чудо», в вопросах личного благополучия.
-Я уже пожалела о том, что открылась тебе, не заставляй меня жалеть еще больше, – дернувшись на стуле, сказала девушка. – И если тебя забавляет мое положение, то мне вот совершенно не весело. Развяжи эти чертовы веревки, Генри. Сейчас.

+1

9

Генри досадливо поморщился, услышав, что, по мнению Джоанны, он больной псих. Такая реакция ему обычно была несвойственна, он по жизни привык слушать о себе столько всего, что по-хорошему уши мужчины уже должны были бы свернуться в трубочку. Если учесть, с каким контингентом Акройду приходилось общаться, удивляться не приходилось: среди наркодилеров и их клиентов очень редко встречаются люди, замеченные в любви к высоконаучным беседам. Однако отношение волшебницы вампира отчего-то задевало. В конце концов, он ее спасает, а эта неблагодарная девчонка не способна оценить его широкий жест.
Решив, что все это крайне возмутительно, Генри тем не менее предпочел некоторое время помолчать, чтобы дать выговориться жертве своих инстинктов. С тем, что в чем-то Джо по отношению к нему была права, Акройд не согласился бы даже под дулом пистолета, заряженного чудо-пулями с ангеликой и святой водой, однако специалисту по вампирской психологии, возможно, было бы интересно познакомиться со случаем молодого вампира хотя бы для статистики. Какой бы морально устойчивой психикой ни обладал мужчина, стресс, устроенный ему Джоанной, с ее внезапными появлениями и игнорированием телефонных звонков после обещания спасти мир, отразился на Генри отрицательным образом. И именно по этой причине ждать от него сочувствия и понимания нуждам волшебнице было весьма затруднительно.
Мужчина устало прикрыл глаза. Того, что крики Джо привлекут к снятому им номеру внимание других постояльцев, Акройд не боялся. Еще во время заселения вампир как бы ненароком поинтересовался у портье о том, как дела у его мотеля с наполняемостью, и выслушал жалобу на то, что по причине осеннего времени учреждение популярностью не пользовалось. Занятыми оказались только две комнаты, но и там люди вряд ли заинтересовались бы посторонними криками, потому что и сами шумели так, что дай Эвелон каждому.
- Дорогая, не разбивай мне сердце окончательно, - Генри протянул вперед руку и коснулся ладонью щеки волшебницы. Несмотря на то, что на губах у вампира играла хорошо знакомая Джоанне ухмылка, выражение глаз мужчины было серьезным и даже немного грустным. – Ты вообще единственная женщина, кому я когда-либо предлагал такое. И хочу заметить, что я никогда тебя ни к чему не принуждал, поэтому давай обойдемся без оскорблений.
Акройд не рассматривал полученную им после обращения руну «пожирателя силы» как некую неотъемлемую от него часть. Для мужчины обретенные способности были скорее инструментом, который помогал ему в работе на Конвент Власти, да и на него он не особенно сильно полагался, предпочитая скорость, силу, пистолет и доброе слово. Поэтому возмущение Джоанны он если и мог понять, то только на эмоциональном уровне, да и то с трудом. Практичная натура вампира утверждала следующее: если силу волшебницы некто готов использовать, возможно, даже против нее самой, необходимо любой ценой лишить его этой возможности.
- Послушай меня, - Генри взял девушку за подбородок, - я тебе не враг и никогда им не был. И поскольку я не хочу, чтобы ты пострадала, окунувшись с головой в историю, которая очень дурно пахнет, я действую в твоих интересах. Сейчас я тебя отвяжу, но перед этим я хочу, чтобы ты ответила мне на несколько вопросов. Во-первых, где сейчас находятся твои мать и брат? Во-вторых, как имя мага, который ангажирует тебя на это сомнительное мероприятие? И показывал ли он тебе какие-то вещественные доказательства твоего родства с Авайей? Не знаю, что: родовое древо, какие-то личные вещи, по которым могут читать медиумы, что-то в том же духе?

Отредактировано Генри Акройд (11.06.2019 22:09)

+1

10

-Мать дома, – нехотя ответила девушка, – а брат в больнице. Он пытался помочь мне, но у него не получилось, – в глубине её глаз появилась грусть. Она винила себя в том, что с ним произошло, и поэтому теперь изо всех сил пыталась уберечь всех, кто был ей дорог.
Увидев, чем закончился её побег, Джоанна осознала, что готова пойти на большие жертвы, чтобы только никто из них больше не находился под угрозой. Прежде она никогда не жаловалась на плохой сон, но с недавних пор чувство вины и ответственность за то, что произошло, не давали ей спокойно спать.
-Какая разница, как его зовут, Генри? – все же вспылила девушка. Она не хотела говорить его имя. Ей казалось, что если она произнесет его вслух, то он, словно черт из табакерки появится сейчас здесь. Джоанна боялась этого мага. И у неё были все причины, чтобы чувствовать страх.
-Он медиум, – сообщила она, и это было единственное, что волшебница была готова ему сказать. Большего Акройд сейчас от неё все равно не смог бы добиться. – И насколько могу судить дорогу ко мне ему указали духи, а не генетическая экспертиза. Насколько можно им доверять в данном вопросе я не знаю, но была бы рада, если бы это была ошибка, – подытожила девушка. – Лично я об этой специализации знаю не слишком много, поэтому прекрати меня пытать и уже развяжи.
В конечном счете мужчина все же исполнил свое обещание и развязал веревки. Поднявшись на ноги, Джоанна почувствовала легкое головокружение, но не пошатнулась. Она посмотрела на свои запястья, на которых остались красные следы и поработала пальцами, сжимая и разжимая их в кулак, чтобы пригнать кровь.
После такого стресса, девушка чувствовала острую необходимость в том, чтобы выпустить пар, поэтому первое, что она сделала – это наградила Акройда за заботу звонкой пощечиной, а затем сильно толкнула в грудь, со словами:
-По-твоему – это смешно? По-твоему, мне самой доставляет удовольствие вся эта ситуация? Нет. И сейчас из-за твоего решения могут пострадать люди, которые мне дороги. Снова. Ты хотя бы понимаешь в какое положение ты меня поставил своей заботой? – Джоанну не особо беспокоило сейчас, что он может вновь укусить и связать её. Ей нужно было выпустить пар, а раз Генри решил поиграть в героя, ему придется героически вытерпеть все нападки девушки.
-Чего ты пытаешься этим добиться, Генри? – спросила девушка, – мы не сможем ничего изменить. Ты дурак. Я пыталась уберечь и тебя. Думаешь маг-медиум, который терпеть не может вампиров не решит избавиться от тебя? Он не пожалел бы и человека, а тут целый вампир! Ты мне дорог! А может я даже тебя люблю. Но сейчас убила бы к чертовой матери.

+1

11

Нельзя было сказать, что Генри полностью удовлетворился полученными от волшебницы ответами, однако обещание свое он выполнил и освободил Джоанну от веревок. Дальнейшее развитие событий было вполне предсказуемо, хотя вампир вряд ли мог бы назвать себя таким уж отличным знатоком женской психологии. Мужчина не стал уклоняться ни от звонкой пощечины, ни от толчка в грудь, последовавшего за ней. Акройду больше следовало бы опасаться, реши девушка затаиться, внешне спокойно приняв тот факт, что полицейский применил к ней «очарование», укусил, а потом и вовсе похитил и увез в неизвестном направлении. Однако Генри надеялся, что успел неплохо изучить характер девчонки. И хотя она могла чертовски хорошо врать в том, что касалось ее побочного заработка, в личном общении Джо была особой довольно прямолинейной, без двойного дна, который некоторые по глупости человеческой принимают за глубину личности.
Именно поэтому последние слова волшебницы несколько выбили вампира из колеи. Нет, в то, что прямо сейчас она хочет его убить, Акройд поверить был готов. Вероятно, не будь кости носферату гораздо крепче человеческих, это желание Джоанны ему суждено было прочувствовать всей челюстью. А вот к прямому разговору о том, какие чувства он испытывает к этой невыносимой особе, Генри определенно пока готов не был.
Пользуясь своим физическим преимуществом, мужчина сгреб девушку в охапку и жадно прижался губами к ее губам. Со стороны вампира это решение было не самым разумным, поскольку в его памяти слишком свежи еще были воспоминания о привкусе крови магички. Однако, если подумать, этим вечером да и, чего греха таить, пару предыдущих недель он определенно не был расположен прислушиваться к голосу разума.
- Давай отложим обсуждение вопроса о том, кто кого должен беречь, - хрипло попросил Генри волшебницу. Он ждал, что Джо будет сопротивляться и попытается выбить из него побольше дури, однако она удивительно послушно прильнула к нему, тем самым еще сильнее усугубляя ситуацию. И хотя мужчина напрямую не сказал ничего о своих чувствах к девушке, нервное напряжение, всегда царившее между ними, в данный момент ощущалось особенно остро. Страх Акройда перед подобным признанием можно было понять: рожденный обычным человеком, он очень хорошо понимал, чего именно лишился после превращения в вампира. С его стороны куда правильнее было бы не связывать волшебницу никакими обязательствами, вот только когда природный эгоизм, свойственный всем созданиям абсолютно одинаково, подчинялся рассудку?
- Послушай меня, Джо, - Генри подтолкнул девушка к кровати и сел рядом с ней. – Всесильных не бывает, противостоять можно всем. Если я правильно понимаю, твой медиум – это какой-то фанатик. По опыту могу сказать, что они все зачастую типичные нарциссы и не очень хорошо умеют выстраивать работу с кадрами. Вначале это проще, человека можно взять на крючок харизмы, но потом чаще всего появляется достаточное количество умных и недовольных субъектов, которым вовремя удается спрыгнуть с этой веселой карусели. Если удастся кого-то из них найти, то можно будет не только разобраться в устройстве этого ордена или братства, но и понять, каким образом можно его уничтожить.
Акройд осторожно дотронулся до пострадавшего запястья Джоанны. Вследствие постоянных занятий в тире и увлечения игрой на гитаре ладони у полицейского были довольно жесткие, однако прикосновение его несло скорее нежность, словно таким образом он пытался извиниться за причиненную девушке боль.
- Сейчас послушай меня внимательно, я хочу предложить тебе вывезти миссис Фархад из страны, чтобы защитить ее от участи разменной монеты. Твоя мать все еще живет в Альхальде? Если ее вернули домой в счет твоего сотрудничества, скорее всего к ней приставлена охрана, и, возможно, тебя уже там ждут. Но никто не может знать, что нас будет двое, поэтому шансы на успех такой операции довольно высоки.
Генри предпочел бы, что бы и Джоанна также отправилась за пределы Дюссельфолда. Это должен был быть следующий шаг в его плане. Раз уж по словам волшебницы, она не знала о существовании реальных доказательств своего родства с Авайей, значит, выведя ее из уравнения, к решению задачи можно было бы подключить Конвент Власти. Наличие террористической ячейки, планирующей устранение верхушки вампирской фракции, - это достойный повод. Оставалось только найти способ обеспечить Джо достойную защиту. Акройд не слишком хорошо разбирался в магии, однако он понимал одно: не существовало такого волшебства, которое невозможно было бы обмануть. И если ему потребуется отыскать медиума-архимага, что ж, он сделает и это.

+1

12

На какое-то время поцелуй выбил твердую почву из-под ног волшебницы, однако как только Генри вновь начал говорить о деле она почувствовала горькое послевкусие.
Джоанна была довольно прямолинейной во многих вопросах, но, когда дело касалось чувств, и ей было нечего ответить влюбленной стороне, она поступала точно также, как поступил сейчас вампир, чтобы сгладить свое «извини, но нам лучше остаться друзьями». Как правило все начиналось со слов «ты мне без сомнения дорог, но…» и вот после этого «но» мужчины обычно понимали, что это конец.
Сейчас девушка почувствовала себя на их месте и ей это совершенно не понравилось. Для полноты картины, которая и так почти сложилась у неё в голове, Акройду не хватало только упомянуть конвент власти. Но даже без этого она вдруг ощутила себя полной дурой, которую только что пытались развести по классической схеме. Ей приходилось много раз слышать красивые слова и обещания, но прежде у неё хватало ума, чтобы снимать эту лапшу со своих ушей. Но видимо что-то пошло не так, и Джоанна была почти уверена, что причина крылась в ней самой.
Она почти не слушала о том, что говорит вампир, поскольку была слишком занята самобичеванием. Первое, что пришло ей в голову: «он просто делает свою работу».
Джо никогда не доверяла законникам, а Генри ко всему прочему был вампиром. Он воспользовался вампирским очарованием, чтобы привезти её в этот мотель, так что мешает ему сейчас медленно промывать ей мозги, постепенно опутывая разум? Девушка сосредоточилась на собственном внутреннем мире и воздвигла между ними невидимую стену, за которой его голос звучал скорее, как эхо.
-Нет, она сейчас в Валенштайне, – соврала девушка, – поэтому мы должны вернуться туда. Как далеко ты меня вообще увез? – спросила она, чтобы понимать в какой части они находятся.
Джоанна больше не могла доверять Генри. Она больше никому не доверяла кроме себя. Может быть в ней говорило уязвленное самолюбие, а может и что-то другое, но ей было проще думать о том, что все это просто очередная игра, частью которой у неё не было желания становиться.
Так или иначе момент, когда они могли разобраться в чувствах друг друга был упущен и, если бы Акройд внезапно решил заговорить об этом сейчас, она бы решила, что и это очередной подвох. Джо никогда не требовала от него ничего, и не собиралась делать этого сейчас, будь то признание или что-то другое. Она была слишком гордой.
-Сколько, кстати, прошло времени? – поинтересовалась волшебница, посмотрев в сторону окна. Она делала вид, будто все поняла и согласна сотрудничать с Акройдом, но на деле собиралась улизнуть от него при первой же возможности.

Отредактировано Джоанна Фархад (18.06.2019 21:32)

+1

13

Сложись жизнь Генри иначе, из него вероятно получился бы тот самый пресловутый приличный член общества, которыми так любят гордиться авторы скучной социальной рекламы. Если взглянуть на пример троих из его четверых старших братьев, у сыновей четы Толлис склонность к этому была заложена на генетическом уровне. Кто знает, что стало бы с вампиром, не случись в его жизни встречи с рыжей девчонкой, заворожившей мужчину магнетическим взглядом безумных глаз? Быть может, со временем он бы пресытился службой в полиции, нашел бы более спокойную работу и, чем черт не шутит, стал бы примерным мужем и отцом. Конечно, сейчас подобная перспектива скорее всего вызвала бы у Акройда только язвительную усмешку, однако нельзя отрицать, что при других обстоятельствах он мог бы найти ее весьма привлекательной.
- В Валенштайне, значит? – переспросил Генри. – Не знал, что она переехала.
Мужчина нахмурился, на скулах у него заходили желваки, однако, к чести вампира, надо сказать, что ему довольно скоро удалось справиться с внезапно нахлынувшим раздражением, так что волшебница вряд ли обратила внимание на то, какую реакцию вызвали у Акройда ее слова. «Она врет», - твердил природный скептицизм полицейского, помноженный на обостренные приближающимся психозом чувства. Генри не обязательно было иметь развитые ментальные способности или курс психологии личности в анамнезе, чтобы понимать это. Пройденная им школа жизни весьма успешно заменяла любой университетский диплом, и вампир не без гордости мог бы утверждать: ложь он нюхом чует, но вот с пониманием причин, ее вызывающих, приходится признать, у него порой возникали проблемы.
- Мы в восьмидесяти километрах к юго-востоку от Валенштайна, - все еще сверля волшебницу пристальным взглядом темных глаз, ответил Генри. – Каюсь, мне пришла в голову глупая мысль показать тебе город, в котором я родился.
Последняя фраза сорвалась с его языка как-то сама собой, однако, немного подумав, Акройд решил, что Джо будет полезно немного поразмышлять о том, в каком именно направлении они движутся. Мужчина не знал, на кого больше злится – на себя или на волшебницу, и эта неопределенность еще сильнее раздувала тлеющее в нем раздражение.
- Доктор из меня получился так себе, я, видимо, переборщил с дозой, и ты проспала дольше, чем я рассчитывал, - Генри потер пальцами кончик своего острого носа. – Прошу прощения за это.
При других обстоятельствах внешнее спокойствие давалось бы полицейскому гораздо легче, однако близость Джоанны, ее запах и ее же дурацкое упрямство нервировали мужчину, выбивая его из привычной колеи.
- Знаешь, - внезапно пришедшая в голову мысль заставила Акройда улыбнуться, - один мой друг как-то сказал, что благородный вампир – это такой же оксюморон, как умная шлюха. Мне почему-то кажется, что из-за того, на что я готов пойти ради тебя, мое место в кунсткамере.
Мужчина подхватил с одного из стульев свою потертую кожаную куртку. Осеннего холода он не боялся, однако некоторые привычки неистребимы. К тому же в данный момент Генри меньше всего хотелось привлекать к себе внимание склонностью к моржеванию.
- Если ты говоришь, что твоя мать в Валенштайне, значит, мы вернемся за ней в Валенштайн, - вдевая руки в рука, произнес вампир. – Но вначале тебе нужно поесть. Тут есть круглосуточный кафетерий, я принесу тебе кофе и бейгл, а потом мы поедем.
На пороге Акройд задержался, пару секунд внимательно разглядывая Джо, потом захлопнул за собой дверь. Замок в ней был с неприятным секретом: чтобы открыть ее, требовалось прикладывать усилие, однако если переусердствовать при закрытие, дверь наоборот открывалась. Не обратил ли Генри на это внимание, или только сделал вид, но дверь номера за его спиной распахнулась, впуская в комнату тишину сентябрьской ночи.

+1

14

Джоанна скрестила руки на груди и проводив вампира пристальным взглядом присела на край кровати. Она почувствовала подвох в том, что он покинул номер, но не проверил хорошо ли закрыта дверь. Для того, кто работает в полицейском управлении и привык ответственно относиться к своей работе, а в этом девушка совершенно не сомневалась, подобный поступок был весьма опрометчивым. Можно было, конечно, списать на то, что Акройд попросту был не в себе, но, по её скромному мнению, он не создавал впечатление человека находящегося на грани нервного срыва. Чужая душа потемки. Особенно, если это душа вампира.
Стиснув зубы, Джоанна смотрела на дверь, которая покачивалась из стороны в сторону от каждого сквозняка и размышляла над тем, стоит ли ей сейчас рисковать его доверием и попробовать сбежать. С одной стороны, она хотела как можно скорее вернуться в город и уже там улизнуть от него, но с другой понимала, что подходящая возможность может больше и не представиться.
Когда мужчина довольно пространно сказал, где они находятся, Джо начала судорожно вспоминать карту Дюссельфолда, но поскольку всегда была не особо сильна в географии, не смогла даже предположить о каком городе шла речь.
-Доктор из тебя так себе, – пробубнила девушка, – как, впрочем, и герой-любовник, – она все еще злилась на Акройда.
Между тем время шло и нужно было принимать решение. Она поднялась и подошла к двери. Выглянув и осмотревшись по сторонам, девушка захлопнула дверь и закрыла её на засов. Если это проверка на вшивость, значит Генри будет ждать совсем другого. Отойдя на несколько шагов назад, Джоанна осмотрела помещение и увидела другую дверь. Она вел в ванную комнату. Девушка открыла её и прошла внутрь.
Обнаружив маленькое окошко, которое располагалось примерно на уровне её подбородка, Джоанна пододвинула стул и залезла на него. Ей пришлось сильно постараться, чтобы приподнять засов и даже воспользоваться способностями, которыми пока плохо управлялась. В лицо ударил свежий воздух и подпрыгнув, она вылезла на улицу.
Приземление было не самым удачным. Волшебница ударила ногу об выступ, которые не могла видеть, когда прыгала из-за темноты, царившей вокруг. Оказавшись на противоположной стороне от дороги, девушка увидела густой лес, до которого было примерно тридцать метров. Она прикусила нижнюю губу и повертела головой, чтобы получше осмотреться. Справой стороны, всего в нескольких шагах от неё стояла машина с открытым кузовом. Она услышала звук открывающейся двери и увидела мужчину лет сорока, который шел в сторону автомобиля. Он остановился, перекинулся с кем-то парой слов и махнул рукой.
Джоанна пригнулась и незаметно пробежала, шмыгнув в кузов, полный какого-то старого барахла. Через несколько секунд она услышала звук заводящегося мотора. Машина начала отъезжать от мотеля. В колонках заиграла музыка, которую было слышно даже на улице.

+1

15

Намеренно немузыкально насвистывая себе под нос популярный в конце прошлого века хит, Генри прошел по внешней галерее, окружающей мотель, и спустился вниз. Естественно, о том, что дверь номера осталась незапертой, вампиру было прекрасно известно. Мужчина относился к тому типу людей и нелюдей, которые если и делают что-то без видимой причины, то либо делают это крайне редко, либо причина со временем находится сама.
Акройд сделал глубокий вдох, наслаждаясь запахами сентябрьской ночи. Сейчас, когда его от Джо отделяла приличная дистанция, он наконец-то мог мыслить более рационально, не пытаясь с непривычки захлебнуться в не к добру проснувшихся чувствах. В том, что волшебница не упустит оставленной ей безалаберным вампиром возможности сбежать, Генри практически не сомневался. Представление о людях у мужчины и без того было далеко не радужное, а если учесть, что Джоанну полицейский не без оснований подозревал во лжи, Акройда хоть сейчас можно было записывать в общество отъявленных мизантропов, если бы такое существовало.
Ни за каким кофе мужчина, естественно, не пошел. Затаившись за углом здания, в котором располагался мотель, вампир наблюдал за дверью номера, которая после его ухода все еще оставалась открытой в течение какого-то времени. «Пора заканчивать с играми в благородство», - подумал Генри, задумчиво поигрывая лежавшими в кармане куртки ключами от машины. - «Эти игры плохо отражаются на здоровье». На лбу вампира обозначились глубокие вертикальные морщины, свидетельствующие о глубоком внутреннем страдании, природа которого Акройду, не привыкшему к глубокому самоанализу, была совершенно не понятна. Единственное, что мужчина знал совершенно точно: он не позволит девчонке сунуть голову в петлю, как бы она сама туда не стремилась.
От размышлений мужчину отвлекло печально знакомое чувство. «Чертова магия!» Что ж, даже в этом Джо оказалась верна себе: входная дверь для побега ее чем-то не устроила, поэтому сумасшедшая девчонка решила выбраться из номера через окно ванной комнаты. Конечно, ход нельзя было не назвать изобретательным, однако Генри, покинувший свое прежнее укрытие, всерьез опасался, как бы она не свернула себе шею в самом начале побега. «И куда же вы направитесь дальше, мисс Фархад?» С учетом того, что волшебница не знала точно, где именно они находятся, Джоанне логичнее было бы рассчитывать поймать на трассе попутную машину. Подобное предприятие, конечно, тоже не лишено риска, хотя в глазах девушки ночной водитель должен был выглядеть безопаснее злого вампира. Однако и тут магичке удалось удивить полицейского.
Позже Акройд будет ругать себя за желание проучить эту невыносимую особу. Если уж ей в голову не пришло, что подозрительного вида фургоны просто так не останавливаются у неподходящих для парковки мест, то уж он то должен был об этом подумать. Хорошо еще, Генри хватило ума позвонить приятелю из дорожной полиции и попросить пробить номер машины, водитель которой, сам того не ведая, вез нелегального пассажира прямиком к границе с Лиаваном.
Полученная от коллеги информация полицейскому не понравилась практически точно так же, как и данные навигатора, утверждавшего, что фургон спустя час свернул с трассы на дорогу, ведущую к довольно обширному частному владению, со всех сторон огороженному забором, если судить по фотографиям со спутника.
Верный «Сириус» вампир загнал под деревья и, убедившись, что автомобиль не видно с дороги, оставшуюся часть пути до единственной возможной точки назначения проделал бегом. Он даже подумывал броситься под колеса фургона, однако в последний момент все же отказался от этого безумного шага, не будучи уверенным в том, как скоро сможет справиться с полученными от такого столкновения повреждениями.
Генри успел перелезть через забор к тому моменту, когда машина, в которой пряталась Джо, проехала через раздвижные ворота. Вампиру оставалось только надеяться, что владельцы этой таинственной территории не используют собак в качестве охраны, потому что в противном случае Акройд не мог рассчитывать скрыть свое незаконное проникновение. Впрочем, сильно задерживаться он и не собирался, планируя только забрать волшебницу и рвануть вместе с ней к оставленному в лесу «Сириусу».
Разухабистая музыка в фургоне смолкла. Водитель хлопнул дверцей машины, а от видневшегося неподалеку дома с освещенными окнами к нему уже спешила группа из трех мужчин. С обеих сторон послышались приветствия, которые заставили вампира скрипеть зубами от нетерпения. Увы, чуда не совершилось: вместо того, чтобы направиться к теплу и свету, четверка направилась прямиком к задней двери фургона. Что ж, их определенно ждет сюрприз.

+1

16

Джоанне не приходилось выбирать между автомобилями, но тот грузовик, в который она влезла, был с открытым кузовом. Судя по всему, сидевший за рулем мужчина являлся фермером, поскольку под плотным навесом, куда девушка спряталась, лежало не только разное барахло (старые подшипники и тряпки), но и закрытые деревянные коробки, чаще используемые для расфасовки товаров.
Все это время девушка сидела очень тихо. Она слушала музыку, доносившуюся из колонок, и думала обо всем том, что с ней произошло за прошедший год. Ей не было страшно за будущее, которое по-прежнему выглядело неопределенным и туманным, потому что она устала убегать.
Джоанна чувствовала свою ответственной за жизни людей, которых любила, поэтому должна была вернуться в город. Она прижалась к углу и уперлась лбом в колени. На душе было так погано, что хотелось разрыдаться, но девушка чувствовала, что если позволит себе эту слабость, то расклеиться. А ей сейчас нельзя было поддаваться эмоциям.
Когда автомобиль начал сбавлять скорость, Джоанна выглянули из-под настила и увидела закрывающиеся ворота. Девушка поняла, что они въехали на частную территорию и поспешила спрятаться перед тем, как хозяин фургончика решит разгрузить его.
Наступила тишина. Джоанна услышала звук открывающейся и закрывающейся двери, а затем мужские голоса. До неё доносились лишь обрывки фраз «привез?», «проблемы были?», «а что там с Кейси?», и т.д. Девушка особо не вслушивалась в разговор.
Мужчины подошли к кузову и начали отвязывать настил. В момент, когда они уже собирались снять его, из дома высунулась женщина: «Бобби, тебе звонят». Это отвлекло их. К тому времени Джоанна уже достаточно зарылась в старое тряпье, которое лежало в стороне от ящиков. И поскольку их интересовали только они, внимание на старое тряпье никто не обратил. Пока двое разгружали кузов, а водитель пошел разговаривать по телефону, четвертому пришло в голову покурить. Он встал в сторонке и начал чиркать зажигалкой, чертыхаясь на фирму, которая производила их.
Джоанна уличила момент, когда можно было выбраться и выпрыгнула из кузова. Она спряталась за машину, а затем очень быстро шмыгнула в кусты. Пробежка от кустов до забора заняла не больше минуты. Её никто не заметил, однако вся эта ситуация изрядно встряхнула девушку.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Настоящее: осень 2007 г » We're dancing with the demons in our minds


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC