http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрожения

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2007 год. + 21 * днем и + 25* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Gates of FATE Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Общественные мероприятия » Ад у каждого под стать грехам


Ад у каждого под стать грехам

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

https://i.gifer.com/embedded/download/Xpu.gif


▼▼▼
Сегодня осеннее равноденствие. Если у вас нет повода выпить, но очень хочется, то выпейте за то, что день равен ночи.


• Название эпизода: Ад у каждого под стать грехам;
• Участники: (без порядка в очереди) Бартоломео Джеймс, Джейн Вальтер, Люциан Вальтер, Джарред Вальтер, Герберт Вальтер, Бенджамин Лоуренс, Гвэндалин Грей фон Рихтер, Эрик Мартин Леоне, Фридрих Хаган фон Вернер, Гедеос фон Морохир, Гай Октавиан Джованни, Курт Нолан, Мирабелла Уайт, Виктор Уайт;
• Место, время, погода: 30 сентября 2007 год, поздний вечер. Дом мэра Джареда Тенниса;
• Описание:
У мистера Теннис, ставшего несколько лет назад мэром Валенштайна, была непростая и весьма интересная история. Но он предпочитал не распространяться кому попало о том, каким образом ему посчастливилось добиться успеха.
Его внушительный дом, расположенный в сердце частного сектора спального района Стоунлива - это прекрасное сооружение, построенное под заказ сразу после его триумфального подъема по карьерной лестнице.
Здесь, вечером 30 сентября и должен был состояться бал-маскарад, на который мистер Теннис пригласил все сливки светского общества. Порядка пятидесяти человек (и не только людей), явились на это мероприятие, чтобы вместе отметить осеннее равноденствие, когда день и ночь равны между собой.
Мало кому известно, но именно в день на 30 сентября люди приносили Зийиру в жертву девицу, чтобы получить хороший урожайный год. Девицу закапывали вместе с чучелом, изображающим демона.
От прошлой традиции осталась лишь небольшая церемония, на которой этому чучелу оставляли обычные подношения в виде овощей и фруктов. Да и с демоном его олицетворять перестали. Теперь чучело всего лишь символ уходящего лета и наступления осени с её богатыми урожаями.


+2

2

[NIC]Джарред Теннис[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/j3prNMR/1.jpg[/AVA][SGN]На рогах дьявола нимб держится крепче[/SGN]

Мистер Теннис всегда был темной лошадкой на политической арене, однако несмотря на предвзятое мнение некоторых коллег и даже журналистов, его положение в этом обществе было неоспоримо прочным. По крайней мере куда прочнее, чем у кого-либо из тех, кто любил почесать языком за его спиной.
«Лучше бы почесали им мой зад», - усмехаясь говорил мужчина, когда слышал о себе какую-нибудь очередную небылицу. Все они были похожи между собой, но ни одна из них даже частично не отражала ужасающую действительность.
Мистер Джарред Теннис был не только темной лошадкой на политической арене, но и в колдовском мире. Однако он не рассказывал каждому встречному о своем увлечение оккультными науками, и предпочитал держаться в стороне от ведовских ковенов и их представителей.
Конечно, как и любой последователь Зийира, мистер Теннис был наслышан о так называемой Черной Церкви, однако он как и прежде считал подобные «клубы по интересам» не заслуживающими своего внимание. Ему не нужны были друзья, да и товарищи по котлу на эти роли в любом случае не подходили в силу многих особенностей.
Джарред знал, что большинство из них не упустит шанса и попробует воспользоваться его положением в обществе, чтобы удовлетворить свои амбиции. И по этой причине он никого не подпускал к себе ближе, чем следовало. Подобная отстраненность сходила ему с рук благодаря особым отношениям с Владыкой.
Мистер Теннис беспрекословно выполнял все, что требовал от него Зийир не задавая лишних вопросом. Он был прекрасным исполнителем, но на роль нового миссии не подходил. Джарред был харизматичным человеком, обладающим организаторскими способностями, но для него была уготовлена другая роль в этой истории.
К моменту, как гости начали прибывать в особняк, все домочадцы и многочисленный персонал, набранный для обслуживания по такому поводу, были готовы. Вдоль стены напротив больших окон располагались фуршетные столы, накрытые бордовыми скатертями. Гостям были предложены всевозможные напитки и закуски, способные удовлетворить любой взыскательный вкус. Очевидно хозяин основательно подготовился к торжественному приему.
В центре зала стояла большая фигура козлоногого существа, олицетворявшего плодородие. Этот монумент был не просто украшением вечера, но еще представлял из себя умело спроектированный фонтан, из которого можно было черпать вино. Конечно, скульптура такого рода могла вызвать множество вопросов у гостей, однако все было организованно так красиво и в некотором роде невинно, что они могли остаться только у искушенных в религиозных вопросах людей.
Дело в том, что в стародавние времена осеннее равноденствие олицетворяли с богом плодородия Мимаром, очень похожим на известного в эвелонизме Дагона или любого другого демонического существа. Однако мало кому было известно (и точно не среднестатистическому человеку), что Мимар – это одно из обличиев Зийира. Впрочем, найдись здесь хотя бы парочка историков или может даже один религиовед, они бы могли устроить настоящий спор! Дело в том, что древние народы не олицетворяли Мимара с чем-то темным и демоническим. Он считался богом плодородия и дикой природы, культ которого имел древне-эросианское или даже анахоморское происхождение.
Хозяин вечера, как человек, который уважал историю, нарядился в белоснежную тунику, похожую на те, что носили когда-то Жрецы Мимара, и покрыл голову золотым венком, на который были закреплены искусственные фрукты: виноград, кусочки груши и наливные персики.
Когда все (или почти все) гости были в сборе он поднял наполненный кубок и произнес воодушевляющий тост. Теннис поблагодарил всех собравшихся за то, что они откликнулись на его приглашение и изъявил надежду на то, что следующий год будет ничуть не хуже, чем предыдущий, закончив свою речь такими словами:
- Сегодня осеннее равноденствие. Если у вас нет повода выпить, но очень хочется, то выпейте за то, что день равен ночи, –  сказано это было с широкой обаятельной улыбкой, за которой нельзя было разглядеть гадкий характер некогда гадкого Вюртерберского утенка очень лихо расправившего «крылышки».

+5

3

Получив приглашение от мэра города, Мирабелла долго думала стоит ли ей принимать его. Учитывая все те проблемы, что свалились ей на голову особо праздничного настроения у неё все же не было. Да и осеннее равноденствие она никогда не считала особо важным праздником, хотя в городе всегда устанавливали ярмарку по этому случаю и устраивали недельные гуляния.
Принять приглашение её уговорил Виктор, который считал, что им будет полезно немного развеяться и побывать в обществе обычных людей, не обремененных такими проблемами, какими были они. Может быть он и прав, подумала Мира, и согласилась.
Когда встал вопрос – а что надеть? Женщина отправилась в магазин и приобрела там черное вечернее платье на шнуровке, которое могло сойти за наряд колдуньи. Правда более осовремененный вариант. Головным убором она сделала шляпу в виде полумесяца, с изящно спускавшейся на плечи прозрачной блестящей тканью. Мирабелла была похожа на госпожу Параелену или какую-нибудь колдунью из средних веков. И поскольку с конкретным образом она не определилась, то предоставила гостям самим решать, кто она будет в их глазах: богиня луны или чародейка.
На лице у неё была очень скромная черная маска, которая не закрывала нижней части лица. Так ей было гораздо удобнее наблюдать за происходящим и не пояснять, кем она является в самом деле.
Они с Виктором поздоровались с мистером Теннисом и поблагодарили его за гостеприимство. Выслушали его приободряющую речь и отошли в сторонку, чтобы не мешать тем, кто решил потанцевать.
-В принципе неплохо, – обращаясь к бывшему мужу, сказала Мирабелла осматриваясь по сторонам. Как вдруг её лицо помрачнело. – Но было бы еще лучше, если бы здесь не было твоего отца.
У них с мистером Джованни не было причин ненавидеть друг друга чисто по человеческим меркам, но Мирабелла с недавних пор испытывала неприязнь почти ко всем членам клана, и уже давно к их способу ведения дел. Уайт так и не смогла примириться с тем, что эти вампиры торгуют живыми людьми. И хотя теперь она могла найти массу доказательств этому, предъявить их в качестве улик ей бы не дали. И в первую очередь собственный инстинкт выживания. Едва ли она получит порцию такой необходимой для неё крови, если пойдет против этой семьи. Но у неё все чаще появлялось желание пойти против условных договоренностей.
Уайт слышала, что корпорация «Мистериум» сейчас ищет лекарство от зависимости к вампирской крови и в глубине души она очень надеялась, что им удастся это сделать. Тогда все вновь встанет на свои места.
-Неужели твой отец и мэр...? – перейдя на полушепотом, поинтересовалась женщина. Конечно, Виктор мог и не знать всего, но ей было интересно насколько глубоко руки вездесущего мистера Джованни проникли в Валенштайн. И в Дюссельфолд в целом.

+3

4

Наконец наступил этот знаменательный день, когда юным Вальтерам предстояло выйти в свет и показать себя публике, а у Люциана был шанс провести этот вечер с Джейн и показать ей себя во всей красе.
Молодой человек облачился в свою крупную рогатую маску еще в машине, поэтому, когда они все подъехали и вышли, Люциан уже выглядел как некое демоническое существо, облаченное в черный костюм, черную атласную рубашку с темно-алым галстуком, который туго обхватывал его шею. Сложно было сказать, что было отталкивало, когда он улыбался и демонстрировал свои белые зубы в хищной улыбке или же когда безмолвно предложил светлому ангелу в лице Джейн руку, чтобы сопроводить её на этот бал-маскарад. Он был выше её, больше и оттого эта пара казалась естественной, как свет и тень, как день и ночь.  Только эта пара….Джарред предпочел избрать для маскарада костюм клоуна, чем вызвал на лице Люциана недоумение, которое только усилилось, когда брат захватил с собой красный шарик. Спору не было - клоун был страшный, но откровенно говоря, он совершенно не гармонировал с образами, которые подобрали сам Люциан и Джейн, но молодой человек решил не отвлекаться на образ брата в тот момент, когда девушка воспользовалась предложенной рукой, как опорой и они вместо проследовали в дом мэра.
Про этого мужчину парень слышал не так много, его в принципе не интересовали такие вещи, хотя он и держался мысли, что в верхах сидят только кровожадные люди, способные пройтись по головам, а значит и мэр Теннис был из того же числа.
Учитывая, что все последнее время молодой человек был погружен в изучение разнообразной информации, в частности того, что касалось Зийира и разнообразных праздников, увидеть в центре зала необычный фонтан было, пожалуй, приятно. Тот факт, что из него лилось вино, так похожее на кровь, добавляло остроты общей картинке.
- А он неплохо здесь все украсил. Надо отдать должное, атмосфера получилась интересная, - Люциан усмехнулся, рассматривая все вокруг, при этом мягко погладил руку Джейн, которая держалась за него.
Брата он потерял из виду еще в тот момент, когда мэр пытался показать, как же он рад всех видеть и как вообще чудесно, что все они здесь сегодня собрались. Такие сборища никогда не бывают простой данью торжества, даже с многовековыми корнями, такие торжества всегда преследуют свои цели.
После “искренней” речи заиграла легкая музыка, которая приглашала расслабиться и потанцевать. Молодой человек не стал ждать, пока Джейн освоиться или успеет с кем-то переброситься парой слов, а лишь взял её за руку мягко, но настойчиво, и увлек на импровизированной танцпол, где чутко прижал её к себе, обхватив одной рукой за талию, чувствуя через ткань платья её тепло.
- Надеюсь, ты позволишь мне этот танец. – Весь выбранный им облик на этот вечер делал из него совершенно другого человека - уверенного и статного молодого мужчину.  Он успел поднахвататься кое-каким манерам, поэтому двигался в танце легко и естественно, хотя это и стоило ему некоторых усилий, некоторого контроля в действиях, но он хотел произвести впечатление и потому не давал себе расслабиться.  – Ты не пожалеешь, что пошла на этот бал со мной, - еле слышно шепнул Люциан на ухо Джейн, крепче прижав её к себе.

+2

5

Всю дорогу до особняка семейство Вальтеров обсуждали предстоящее торжество осеннего равноденствия. Джейн рассказала сыновьям о том, что оно из себя представляет, правда, особо не вдаваясь в подробности, а также поделилась небольшой исторической справкой.
В Дюссельфолде его очень долгое время не принимали, поскольку государство на протяжении многих столетий было не светским, а все же эвелонистским. Однако несколько лет назад в Валенштайне начали регулярно устраивать ярмарку, приурочивая её к осеннему равноденствию с древних времен считавшемуся еще праздником урожая. Ярмарка получила большую популярность и это привлекло внимание политических деятелей. Таким образом осеннее равноденствие вошло в некотором смысле в моду, хотя отмечали его, как и прежде далеко не все.
Сама Джейн относился к подобного рода мероприятиям весьма равнодушно с тех самых пор, как открыла для себя их обратную сторону. И все же, когда они сидели в машине и обсуждали предстоящие планы на душе у неё было неспокойно. У неё было предчувствие чего-то нехорошего.
В какой-то момент она обнаружила себя в машине, направляющейся в сторону президентской резиденции, где все и началось. Наваждение испарилось, когда один из сыновей задал ей очередной вопрос, вероятно, заметив задумчивость на лице, прикрытом белой маской.
Водитель остановился напротив дорожки, ведущей к главному входу в особняк. Они были не единственными, кто прибыл в тоже самое время, поэтому пришлось попросить водителя припарковать автомобиль где-нибудь подальше, чтобы не мешать другим подъезжающим.
Покинув теплый салон, Джейн почувствовала на лице прохладу осеннего вечера. Погода была уже не такой теплой, а она не удосужилась накинуть на плечи даже накидку, но к счастью им оставалось пройти совсем немного. Приняв предложенную руку, девушка улыбнулась Люциану и попросила его брата не теряться в толпе, и была вознаграждена многозначительным взглядом, который говорил: «такому яркому персонажу будет сложно затеряться в толпе».
Джейн также, как и Люциан первым делом обратила внимание на изваяние фонтана. С тех самых пор, как в их жизнь ворвались колдуны, единственный демон, с которым она могла ассоциировать всех демоноподобных существ, был только Зийир.
-Мило, – натянув на лицо улыбку, сказала Джейн. Она попробовала убедить себя в том, что это всего лишь совпадение и усмирить свойственную всем членам её семьи паранойю. – Я знакома с мистером Теннисом, но наше общение обычно проходило в деловой обстановке. Видеть его в роли своего рода Жреца довольно необычно.
Речь мистера Тенниса была насыщенной и эмоциональной. Ровно такой, какой и должна быть речь человека, посвятившего себя политике. Она и прежде замечала, что подобные люди любят лить воду, но обычно делают это довольно красиво.
Стоило хозяину вечера закончить свою речь, как Люциан увлек Джейн в центр зала. Там она впервые рассмотрела в нем не просто юнца, а взрослого мужчину. Мужчину, способного проявить настойчивость. То, как он держался и властно прижимал её к себе было еще одним открытием. И поскольку лицо его скрывала маска, а действия шли вразрез с представлением о том, как должен вести себя сын с матерью (держась на почтительном расстояние), на мгновение ей даже показалось, что она танцует с совершенно незнакомым человеком.
Надо признать, подобное поведение было по душе Джейн-женщине, но буквально взрывало мозг Джейн-матери. Она боялась поднять на него взгляд и встретиться глазами, поскольку боялась увидеть там его чувства к ней. Они выглядели довольно органично, и на контрасте могли производить впечатление состоявшейся пары. Однако движения девушки были более скованные, нежели движения мужчины. Она словно нарочно пыталась выдержать расстояние, но он не позволял ей отдалиться даже на тех моментах, где это было возможно.
-Я не сомневаюсь, что мы проведем прекрасно время, – также полушепотом сказала Джейн. – Но то как ты меня приобнимаешь могут неправильно расценить, – как бы намекнув ему, что люди считают их родственниками, пусть и не родными друг другу, она все же заглянула ему в глаза. Она испытывала волнение. И это было заметно. Но по какому поводу она волновалась сейчас сказать было сложно. Более того, подобное смущение можно было посчитать за подавляемое возбуждение.

Отредактировано Джейн Вальтер (15.05.2019 22:59)

+2

6

Что ж, первый шаг сделан и сделан весьма удачно, ему удалось заполучить танец и Джейн не стала возражать, хотя и пыталась во время вальсирования соблюсти хоть какую-то дистанцию, но молодой человек попросту не позволял ей такой вольности, предпочитая сохранять решение за собой.  И это ему тоже удалось. Все-таки Джейн была достаточно хрупкой, и удерживая её в своих руках, он как никогда ощутил это. Он не хотел прерывать танца, эту позволительную роскошь оказаться с ней так близко, потому ему было совершенно плевать на то, что подумают остальные.
- Почему ты обращаешь внимание на то, что подумают о тебе остальные? – тем же теплым шепотом произнес Люциан, заглянув ей в глаза. Маска своеобразно очерчивала его лицо, меняя его, даже знакомые глаза смотрели совершенно иначе, как будто они стали на пару тонов темнее. – Ты под маской, ты защищена. – Люциан не отпустил девушку и позволил себе кружить её в танце еще некоторое время. Тогда, вероятно, он был практически абсолютно доволен происходящим. Будь на то его воля, он бы вечно с ней так кружил; в этом зале, около этого странного фонтана, в этот день, в этот праздник….но вокруг бы никого не было…Маленький снежный шар, где прекрасная, но такая странная пара, вечно танцует  под легкую музыку.
К сожалею, все имеет свойство заканчиваться, даже самые приятные моменты. Слишком долго удерживать Джейн Люциан попросту был не в силах, потому как ей явно было некомфортно быть на виду у всех, хотя именно на виду она и проживала всю свою жизнь…Ничего нового теперь.
Когда они окончили свой танец, юноша все также предложил девушке свою руку, сперва подведя её к тому странному фонтану, где он налил себе и ей вина, а после отвел её несколько в сторону, подальше от центра залы, к окнам, где они могли бы скрыться от толпы хотя бы на пару минут.
- Кажется, ты была несколько напряжена, танцуя со мной, - в задумчивости произнес молодой человек, удерживая в руке бокал вина. Он хотел отвлечь её, хотел…нет, старался сейчас он не только ради нее, но ради себя. Его эгоистичное стремление заполучить её, диктовали ему правила игры, подсказывая, как надо с ней обращаться. На примере Герберта, который так скоро покинул их дом после всех этих событий, юноша понял, что надо быть для нее не просто сильным, а сверхсильным, и не просто терпеливым, а с железными нервами и…иметь непоколебимую волю остаться рядом, даже если все вокруг идет не так.
Возможно, а скорее всего именно так все и было бы, если бы Герберт не ушел, чувствам было бы суждено сгорать где-то внутри него, временами выплескиваясь в приступы неконтролируемой агрессии. А сейчас же, у него был шанс.
- Кажется у тебя что-то с украшением, - Люциан коснулся пальцами своего подарка на шее девушки, вынудив её отвлечься и обратить свой взгляд на этот невинный жест. Но когда Джейн поняла, что с кулоном все в порядке и подняла голову, Люциан мягко поцеловал её в губы.
Ты никогда не знаешь, как дальше будут складываться события и позволит ли тебе Судьба снова получить необходимую возможность для столь желанного действия, поэтому если Случай протягивает тебе руку, к чему бы это не привело, хватайся и не отпускай.

+2

7

На протяжении всего танца Джейн старалась выдержать расстояние между ними и переживала о том, что чрезмерную близость могут заметить окружающие. Еще два-три года назад ей было бы безразлично, что могут подумать люди, но желтая пресса научила её осторожности, а злые языки заставили лучше заботиться о своей репутации.
Ей следовало бы придать большее значение чувствам Люциана, а не тому как на них могут посмотреть уважаемые гости, и помочь ему осознать насколько противоестественно то, что с ним происходит. Она допустила много ошибок, которые в последствие могли отразиться не только на её собственной жизни, но и на судьбе всего мира.
-Ты прекрасно танцуешь, – стараясь смягчить то, что предстоит сказать, осторожно произнесла Джейн. Она держала бокал в руках, но не притрагивалась к его содержимому, поскольку сейчас ей нужна была ясная голова. – Но, как я тебе уже говорила, ты должен понимать, как твое поведение может выглядеть со стороны. Ты мой сын.
В тот момент, когда она сказала слово «сын», Люциан обратил её внимание на подвеску и у неё не получилось договорить. Джейн непроизвольно, повинуясь механическому жесту, опустила голову и провела пальцами по украшению, пытаясь понять, что с ним может быть не так. Она не сразу поняла, что это отвлекающий маневр, поскольку не ожидала ничего подобного. И воспользовавшись этим, юноша притянул её к себе и прильнул к губам, запечатлев вполне ощутимый поцелуй. Впрочем, насладиться им в полной мере ему было не суждено, поскольку Джейн оттолкнула его от себя сперва прикусив нижнюю губу.
На её лице отразилось полное недоумение, а в глазах застыл немой вопрос: «ты в своем уме?». После этой выходки она начала всерьез переживать за его психическое здоровье. Ведь одно дело демонстрировать знаки внимания и «переваривать» эти чувства в себе, и совсем другое предпринимать определенные шаги для того, чтобы получить желаемое.
Джейн надеялась, что у неё есть время, чтобы поговорить с сыном об его паталогическом влечение, но в действительности дела обстояли гораздо серьезнее, чем ей казалось. Она прикоснулась пальцами к губам, на которых еще ощущался вкус поцелуя, и почувствовала отвращение не только к случившемуся, но и к себе самой.
-Это неправильно, Люциан, – придя в себя, почти прошипела Джейн, надеясь, что этого никто не заметил. – То, что ты чувствуешь ко мне неприемлемо. А то, что только что произошло противно самой природе.

Отредактировано Джейн Вальтер (16.05.2019 22:15)

+2

8

Бартоломео стоял напротив статуи козла и гипнотизировал её взглядом вот уже несколько долгих мгновений, поведя ухом в сторону только один раз, когда нужно было послушать устроителя торжества и похлопать за выступление приличия ради. Его своеобразного поведения, благо, никто не замечал: гости были заняты демонстрацией костюмов и сплетнями, а он...ну что он? Наконец-то нарядился тем, кто есть и вздохнул спокойно - тёмный кафтан сидел на удивление ладно и волосы лежали не совсем погано, хотя в любой другой ситуации их обладатель пожелал бы избавиться от них как можно скорее, чтобы не напоминать лирического героя с тёмными кудрями. Впрочем, костюм был реален донельзя, потому что злостно скопирован с одного полотна, которое Кранц как-то ему показывал. Того колдуна сожгли на костре почти триста лет назад. Какая потеря.
"Итак, что же тут происходит?" - мистер Джеймс поправил маленькую чёрную маску, не закрывавшую рта, и снова уставился на козла, с которого стекало вино. Вообще, жизнь в Шабаше делает подозрительным, особенно после того, как к тебе является Господин, потом ты проводишь общее собрание, отправляешься на тот свет и...ну, собственно вот. Любое ничтожество, ставшее мэром, вызывало подозрение. Все эти преображения, красивые истории успеха, в них всегда было что-то не то. Кроме того, он прекрасно понимал сына мистера Тенниса, по горло сытого разгульной жизнью отца. Да и сам Джарред жил и пользовался благами так, будто получил их с гарантией и вовсе не беспокоился о том, что их лишится.
"Теперь кого-то на историю потянуло?" - и вообще с чего бы мэру его приглашать, после одного-то госконтракта? Или кто-то в окружении политика это устроил? А злосчасный козёл - прозрачный намёк и возможность похохмить или просто дорогое украшение, чтобы погладить эго владельца особняка? Впрочем, если мэр - какая хохма - один из "своих", то чего ж раньше молчал? И кому придёт в голову выдвигать на такую позицию человека вне "системы"?
Где-то в глубине души Бартоломео злобный фанатик уже давно трубил тревогу, призывая избавиться от инакомыслящих, избавиться от тех, кто "вне" и утвердить единую доктрину, единую организацию и уж конечно единственную волю Его, а он очень, очень, ОЧЕНЬ точна, и когда Зийир явится, наверняка её озвучит. Хорошо, что сознательная часть гнала эти мысли прочь, не желая устраивать Инквизицию наоборот.

+3

9

Приглашение на праздник было неожиданным, в частности потому что Уайт будет числиться «плюс один» к фамилии своей бывшей супруги, даже не смотря на то что фамилия у них одинаковая, Мирабелла не сменила ее после развода. Вот только мужчина адвокат с частной практикой, а некоторые – прокурор, и что то подсказывает Виктору, что Гай тоже будет присутствовать на этом мероприятии, ведь ни что не проходит мимо его персоны. Порой кажется, что все ниточки этого города как то связаны с семьей, впрочем бизнес, который ведет отец действительно завязан на многом и Уайт не удивиться, если мэр города водит дружбу с Джованни. Все может быть….
Уговорить Миру пойти на праздник не составило труда, стоило только сказать, что необходимо развеяться, и хоть немного отдохнуть от работы. Стоит ли говорить, что работа прокурора далека от приятного занятия, так же как и адвоката, который почти всегда идет в связке, так сказать плохие и хорошие, один из них оправдывает, а другой должен обвинять. Поэтому им не мешало просто побыть в обществе, послушать слухи, по улыбаться слухам и расслабиться с бокалом шампанского, не думать о делах и семейных неурядицах. Все довольно просто, Уайт дал себе обещание не говорить ни с кем о своих делах, только на отвлеченные темы, пусть даже о погоде. С внешним видом мужчина не утруждался, достаточно было костюма, хорошего костюма тройки с тонким галстуком и маски на лицо, последнее кстати сказать было удобно, это должно сбивать остальных с толку хоть немного, и к нему тоже не будут приставать с делами по работе. А желающих поговорить по работе с Мирабеллой ждет реакция Цербера, Уайт будет рычать и огрызаться.
- Ничего нового,- выдохнул Виктор в ответ, подобное говорят на каждом празднике, и развешивать уши не имеет смысла, более интересное начнется позже, когда гости расслабятся и не будут держать язык за зубами, - Боюсь это невозможно, дорогая,- усмехнулся Уайт,- делая шаг ближе к бывшей супруге, оказываясь рядом с ней, наклоняясь к ее уху, при этом касаясь ладонью ее спины в районе поясницы,- Порой мне кажется, что он вездесущий, а иногда мне хочется, что бы кто ни будь наконец потрепал ему нервы,- честно признался мужчина, и пусть так не говорят о родных, которых не выбирают, но в детстве он отца не знал, и сам факт родства оказался внезапным, как и переход в вампиры.
У мистера мэра пафоса было предостаточно, чего стоит только обстановка самого праздника, так сказать украшательства. Тот же винный фонтан заставлял присматриваться к нему, вариант писающего мальчика позабавил бы больше и вызывал бы улыбки. Кажется в городе давно не увлекались такими праздниками, кроме сути равноденствия никто и понятия не имеет о его прошлом, откуда все началось и зачем вообще праздновалось, главное масштаб потраченного бабла на все этой, что поднимает престиж. Папочка возможно тоже вложился и будет лицезреть, как гости восхваляют хозяина праздника и спешат лобызнуть его руки, так как задница прикрыта балахоном.
- Расслабься,- посоветовал Виктор Мире, делая очередной глоток из поданного бокала со спиртным, сейчас был бы самый момент выйти на свежий воздух, пусть и так рано, ведь обычно это делается ближе к концу мероприятия, когда гости почти в угаре от отдыха. Глядя на все происходящее, Виктор уже начинал считать плохой идей такое время провождением, надо было пригласить Мирабеллу в кино или в театр, хотя туда бы она точно могла отказаться пойти, недоверие сквозит почти во всех ее словах, словно она ждет от него подвоха. Порой кажется, что женщина хочет удостовериться в его плохих намерениях, но по правде говоря она больше относятся к определению «пошлые»,- Скорее всего он такой же гость как и ты…, - но верит ли Виктор в это сам остается под большим вопросом, за все время общения с Гаем он так и не до конца его, видимо человеческой жизни дял этого мало, а вампирская у него недавно началась. – Если хочешь, мы можем уйти,- предложил Уайт, и прозвучало это довольно обыденно, между глотками вина и озиранием по маскам гостей, попробуй разберись здесь в персонах.

+4

10

Конечно, несложно было догадаться, даже предугадать, как сложится ситуация с поцелуем. Люциан хоть и был эгоистичен, но не был глуп и знал, что он идет на риск, поступая подобным образом. Но он также понимал простую истину, что как только маскарад закончится, иллюзия падет и они снова окажутся в доме, где Джейн все так знакомо и где каждому отведены свои четкие роли, которые будет очень сложно пошатнуть. Именно поэтому он сделал свою ставку и проиграл.  Девушка оттолкнула его – естественная реакция, своей реакции он скрыть не смог, хотя и понимал, что именно так все и случится. Он напрягся, как струна. Его не смутил её жест, но его задело выражение её лица, которое четко дало ему понять, что она обо всем этом думает. Если бы он увидел хотя бы еле заметную искру, он бы смог раздуть из нее пламя.
Её слов он уже не слышал, а это было даже необязательно, так как и так было понятно, что может сказать психолог своему сыну. Как бы ты не готовился морально к некоторым событиям, они все равно найдут способ добраться до тебя и пырнуть исподтишка. Так и произошло с Люцианом, который стоял перед Джейн беззащитный, пока она говорила свои ужасные слова. Слуха коснулось лишь последние…”противно”. 
- Природе известно не все…- холодно и резко ответил молодой человек, не глядя на девушку, а смотря куда-то поверх нее, в окно на улицы.  – Что ж, у тебя будет новый повод заглянуть в одну из своих умных книжек и выяснить, как поступают в таких случаях.
Люциан краем глаза видел, что где-то среди толпы проскочил страшный клоун – его брат, который, конечно же, видел всю сценку от начала и до конца. Молодому человеку почему-то показалось, что лицо Джарреда искажено издевательской ухмылкой, что подстегнуло в юноше прилив гнева, смешанный с только что испытанным чувством опустошенности и разочарования.  Гнев заполнил образовавшуюся пустоту и стал набирать обороты.  Люциан по-своему любил брата, но задетые чувства так просто не прощают.
- Надеюсь твое общество, о мнении которого ты так переживаешь, не даст тебе заскучать, пока меня не будет рядом, - несколько язвительно, в своей прежней манере, проговорил юноша, отвесив ангелу легкий поклон. Он покинул девушку, быстро растворившись в толпе, выискивая брата.
Говорят, надо следовать зову сердца…Вот оно позвало тебя, а в ответ ты слышишь, что это противно природе. Любовь не может быть противна природе…. Но Джейн, видимо, пока этого не дано понять…

+3

11

Когда Бен получил приглашение на вечер, первым желанием было — выкинуть конверт в ведро. Затем в дело вступило нечто, связанное с воспоминаниями, и вампир собрался было велеть секретарю написать культурный отказ, сославшись, что господин ученый чрезмерно занят, спасая мир, копаясь в болячках и в других не менее приятных с точки зрения науки вещах.
Но потом Бен подумал еще раз (что случалось с ним крайне редко, потому что в делах официальных визитов он привык следовать первому же порыву)  и решил… Решил, что пора вести себя если ни как женатый человек, то как минимум — как обреченный. Точнее обрученный — кажется, именно так называли тех, кто еще не расписался. Правда, кажется, для этого надо было еще кольцо невесте подарить. А кольца пока еще нет. Зато есть наручники.
Бен печально посмотрел на подопытного, на чьих руках как раз сидели прочные обручи... Рабочий день был в самом разгаре. И все же этот день ученый закончил раньше срока, выделив себе время, чтобы предложить Гвэн сопровождать его на обозначенный вечер.

Девушка с восторгом восприняла идею и тут же занялась приготовлениями, ошарашив Бена тем, что, оказывается, вечер обещал быть не просто вечером, а маскарадом. Почему-то эту приписку, набранную жирным, Лоуренс благополучно пропустил.
Идею Бена облачиться в рваные джинсы и грязные майки Гвэн отвергла. Не понравилась ей и идея представлять вампиров. И, подумав, Бен согласился: трудно весь вечер выпускать изо рта клыки. Для этого надо как минимум неделю не жрать. А он как раз накануне хорошо подкрепился консервированной кровью.
Решено было остановиться на другой одежде, которая вампиру была хорошо знакома. Правда, этот вариант оказался более современным.
Узкие брюки были заправлены в длинные черные сапоги. Сверху — тканное легкое пальто черного цвета, доходящее до пола и скрепленное на талии широким ремнем. На нем висели на посеребренной цепочке часы, звезда  авалона и чеснок. На другой стороне — кожаный кошель.
Широкий воротник полностью закрывал шею  и спадал на плечи. Под ним прятались завязки от черного плаща, который висел за спиной.
Рукава пальто (более похожего на легкое черное мужское платье прежних времен) были заужены на запястьях, что позволяло облачиться в длинные перчатки. Чтобы совсем уж не быть черным, Бен согласился на белые длинные , сделанные из какой-то тонкой ткани, которая хоть и выглядела плотно, но хорошо пропускала воздух.
К костюме чумного доктора прилагалась еще шляпа и полностью закрытая маска, но от первого Бен отказался, а со вторым согласился лишь частично
И то поставил свое условие.
И вот теперь он вел рядом с собой облаченную в белое Гвэн, а сам водил по стороне длинным носом, загнутым на конце. Ремешки прочно держали  конструкцию на лице.
- Знаешь я мог бы эту маску не надевать совсем, - поделился он наблюдениями, когда в очередной раз попытался почесать переносицу, а вместо этого пальцы дотронулись до металлической пластины. - Мне кажется, мой собственный нос ничуть не хуже этого клюва.
- К тому же с ним неудобно пить! - пожаловался мужчина, когда попробовал поднести ко рту бокал. - Хотя.. Я разгадал твой гнусный план! Мне в этот вечер предстоит обойтись без спиртного, да?

Мэр произнес речь, Бен пару раз кивнул тем, с кем вроде как должен быть знаком.
Вот не любил он такие мероприятия. Понятия не имел, что на них следовало делать.
-Надеюсь, веселье начнется, как только кто-то свалится в этот винный фонтан. Ты как думаешь?

примерный наряд

https://www.colors.life/upload/blogs/2f/0b/2f0b6c281862a7c925154c84448225a2_RSZ_690.jpg

Отредактировано Бенджамин Лоуренс (17.05.2019 11:36)

+4

12

Интерлюдия
[html]<center><figure class="captions-border">
    <img src="https://i.ibb.co/QPxpHKt/3-1.jpg">
    <figcaption>Музыкальная шкатулка</figcaption>
</figure></center>[/html]

Тем временем на другом конце города...
-Это то, что ты искал, – сказала Венди, передав в руки мужчине Глаз Зийира, который ей удалось достать, проследив за хозяйкой дома с помощью одной маленькой куколки, подброшенной всего пару дней назад в её спальню.
Ей бы не удалось провернуть это, если бы супруг фрау Вальтер не покинул особняк, но можно сказать все складывалось в пользу того, кому она служила. Венди была ведьмой и не могла использовать темную магию в присутствие человека, способного её увидеть.
- Венди, ты прелесть. – Мужчина поцеловал девушку в губы, забирая артефакт. Он не представлял, как ей удалось забрать эту вещь, но он был ей очень благодарен, так как без этой детали остальная часть его плана была бы совершенно бесполезной.
В незнакомом городе всегда хочется иметь какой-нибудь теплый укромный уголок, куда ты нырнешь после тяжелого и изматывающего дня; ощутить под боком тепло женского тела, почувствовать себя хотя бы на пару часов счастливым и спокойным. В каждом городе Ролан находил для себя такую пристань, где чарующий женский голос уносил его далеко-далеко от всех проблем бытия охотника. В Валенштайне этой пристанью стала Венди – милая девушка, которая одновременно с этим стала для него роковой.
Они познакомились на улицах города, понравились друг другу, стали видеться чаще, быстро стали любовниками. Однажды, за легкой беседой после приятного времяпрепровождения, девушка рассказала ему свою непростую историю и что клыкастый убийца её родителей ходит где-то в городе. Примет было достаточно. Небольшая слежка, выяснение кое-каких фактов (оказалось, то был молодой и неуправляемый обращенный, которого бросили на произвол судьбы и которого подобрал Ролан, одной холодной осенней ночью). И месть свершилась. Не только месть, но и правосудие. Там, где судьба, в лице Хартмана настигла вампира, Ролана настиг Рок, в лице небольшой шкатулки. Он обнаружил её в том же доме, где выследил юношу. Странная пыльная конструкция с недостающим элементом на крышке, но что-то в ней было такого, что ухватило охотника за горло и шепнуло в самое сердце “возьми ее с собой”. И он взял.
Он принес её к Венде в легкой задумчивости, а та, увидев её, вдруг вспомнила легенду.
-Знаешь, эта штука похожа на одну из тех, что я видела на картинках. Мой отец был археологом и его увлекали древние артефакты. Если это то, о чем я думаю, то мы наткнулись на золотую жилу, – девушка посмотрела на Хартмана горящими от возбуждения глазами, и поведала ему одну историю. – Ты слышал что-нибудь про затерянный город в Лиаване? Сагард. Этот город был оставлен его жителями... и найден заброшенным в 1380-ом году. Эта музыкальная шкатулка когда-то принадлежала магу, состоящему на службе у Болдера Рея, 5-ого князя Варлока и короля Адринара. Когда на королевство напал король Морвейна, его земли начали опустошать не войны, а болезни и дикие приступы у людей. Дело в том, что Димитиос был одержим, и он использовал темные силы, чтобы порабощать умы людей. Поняв, что происходит, Овидий предложил Болдеру воспользоваться шкатулкой, чтобы увидеть, кто друг, а кто враг, – Венди не стала вдаваться в подробности о том, откуда у Овидия и короля Адринара появилась шкатулка, как и не стала говорить ему об одной особенности этой вещицы. – В общем, если верить всему, что пишут, когда она заработала все «иные» проявили себя. Они не могли сопротивляться музыке. Так Болдер Рей почистил свои собственные ряды, избавившись от врагов внутри государства. Войну он, к сожалению, проиграл, но это уже совсем другая история.
И вот Венди стояла перед Хартманом и передавала ему в руки ключ, способный активировать эту шкатулку. И теперь дело за малым. Он уже впитал в себя кровь первого творения.
- С его помощью мелодию музыкальной шкатулки услышит весь город, – сказала девушка. – И все сверхъестественные существа пробудятся в своих истинных обличиях. Так будет ровно до тех пор, пока не перестанет играть музыка. Вампиры вспомнят о своей природной кровожадности, оборотни начнут неконтролируемо трансформироваться в звериную форму, схаари не смогут удерживать свое тело в человеческом виде… и люди узнают о существование таких, как они.
«-И не просто узнают, – подумала девушка, –  а почувствуют. Город будет наводнен ужасами. И этот день осеннего равноденствия никогда не забудут.»
-Ты уверен? – уточнила Венди. Она знала ответ. Хартман не остановится не перед чем, чтобы искоренить зло.


Написано совместно с Роланом Хартманом


+3

13

Бал-маскарад в честь равноденствия в доме самого мера. Этот лакомый во всех смыслах кусочек хотел бы заполучить каждый уважающий себя журналист. Да какой там кусочек! Торт. Как минимум. Даже нет, Большой тортище с тройным слоем взбитых сливок, украшенный кремовыми розочками и спелой крупной клубникой, призывно манящей своими сочными формами. Это самый горячий и перспективный сюжет, за который мастера пера и бумаги готовы друг другу глотки рвать.
Именно по этому Курта лихорадило последние несколько дней, с того самого момента, как он узнал, что эта работа, о которой он мог только тайно мечтать и дико завидовать более успешным коллегам, досталась именно ему. Он старательно подготовился к этому дню, выбрал костюм, достаточно тематичный, и при этом не стесняющий движений и позволяющий спрятать в просторной мантии черного цвета небольшой фотоаппарат. Конечно, он приглашен как представитель прессы, но иметь в рукаве некоторые козыри всегда полезно. Вдруг что найдется интересное, а снимать запретят. Эти богатеи такие мнительные. И без того будут вести себя как самые честные и порядочные в мире люди. Даже конкурс негласный устроят, кто честнее и порядочнее. Так что мини-камера не будет лишней точно.
Курт постарался не опаздывать. Да так преуспел в этом, что перестарался и приехал задолго до начала. Потому какое-то время еще покружил вокруг особняка, рассматривая его и так и этак. Все еще не верилось, что перед ним настоящий огромный особняк мера, а не очередной огород какого-нибудь фермера с прогрессивными взглядами по улучшению урожая полей. Сделав несколько снимков особняка, а вдруг пригодятся, Нолан выждал еще некоторое время, наблюдая, как начинают съезжаться приглашенные гости, и только на втором десятке все же решил пересечь черту между богатым великолепием высшего света и всем остальным миром.
Черная маска, скрывающая половину его лица с короткими перьями и удлиненным клювом, призванная дополнять костюм ворона, не позволила остальным заметить недоверчивое обалдение в глазах парня. Он словно ребенок, попавший впервые в диснейленд, с восторгом о восхищением взирал на открывающиеся красоты и богатое убранство встречающихся пейзажей. Люди щеголяли вокруг в удивительных и дорогих даже на вид костюмах. Курт, как и любой уважающий себя журналист, знал наизусть фамилии всех значимых и влиятельных лиц города. Да и как выглядят они тоже. Но сейчас разобрать кто где было несколько затруднительно, ведь каждый скрывался под маской.
Выслушав речь мера, Нолан мысленно оставил пометку у себя как тот выглядит в своем наряде, чтобы отличать от остальных. Его история была не менее интересной, чем истории остальных. Конечно, в редакции могли говорить что угодно, и в других газетах тоже. Все эти люди могли вести себя для камер так, как им выгодно и удобно, чтобы создавать свой имидж для мира. Но Курт был уверен, что все это не просто так. И за всеми и каждым из этих людей стоит своя страшная тайна. И вот эти тайны парень и собирался выведать. Рыжие пряди совершенно не сочетались с черным костюмом и маской, но молодого человека это нисколько не волновало. Он словно пес, запущенный в лисью нору, где собрались по какому-то семейному случаю все хитрые плутовки вплоть до дальних родственников. Навострив уши, и стараясь увидеть и услышать все вокруг разом и по отдельности, чтобы не пропустить ничего интересного и секретного, Курт отправился неспешно бродить по залу, рассматривая окружающих и убранство, пытаясь угадать, кто под какой маской может скрываться.
Многие приходили парами. Кто-то уже ушел танцевать, кто-то стоял в стороне и разговаривал, некоторые направились к столам с угощениями. Попробовать деликатесы, которые простым смертным вроде него видятся только в снах, Курту тоже очень хотелось, и приходилось напоминать себе, что он тут не за этим, каждый раз, когда траектория движения парня проходила слишком близко от фуршетных столов. Он сделал несколько кругов, успел заметить задумчивую фигуру у самого фонтана, кажется того заинтересовала скульптура. Кстати, весьма занимательного характера, нужно будет поискать ее в книгах, это все явно не просто так. Парень сделал пару снимков заинтересовавшей его скульптуры, вместе с замершим перед ней человеком. Среди танцевавших пар обнаружилась одна весьма интересная, еще несколько быстрых снимков пополнили коллекцию журналиста. Успел услышать кусочек весьма занимательного разговора, всего пара фраз, по сути ничего конкретного не значащая, но в его профессии порой и не такие крупицы могут стать полезным материалом. Поискав глазами мера, Курст неторопливо направился в его сторону, стараясь подобраться поближе. Вдруг удастся узнать что-то полезное.

+4

14

Судя по ответной реакции Люциан нисколько не жалел о том, что сделал. Как и в тот раз, когда его жертвой оказалась молодая девушка, тело которого теперь гнело в земле, он был сосредоточен только на собственных ощущениях и иронизировал.
Джейн уже успела заметить, что таким образом он защищается от агрессии из внешнего мира, поэтому перестала воспринимать слова близко к сердцу, хотя это конечно было не так просто, как могло показаться на первый взгляд.
Но сейчас её больше беспокоили собственные ощущения, которые кричали: «так не должно быть!».
Когда Люциан пожелал ей не скучать, она направилась следом за ним.
-Ты не можешь вот так уйти, – бросив ему в спину, Джейн случайно задела плечом стоявшего неподалеку мужчину, которым оказался голубоглазый вампир. – Извините, – попросив у него прощение скорее из вежливости, нежели искренне, она упустила момент, когда юноша скрылся в толпе.
Джейн направилась в сторону, куда он мог бы пойти, чтобы найти его. Возможно в любое другое время Джейн позволила бы ему побыть наедине с собой, чтобы успокоиться. Однако здравый смысл подсказывал ей, что сейчас лучше найти его.
Люциан был очень вспыльчивым молодым человеком и свое недовольство выплескивал в приступах агрессии. Оставлять его сейчас все равно что оставить заведенную бомбу посреди людной улицы. Он мог причинить кому-нибудь вред.
Джейн еще раз поймала себя на мысли, что такое уже происходило. Это было уже второе дежавю за сегодняшний вечер. Она уже начала жалеть о том, что согласилась прийти на праздник.
Внимание девушки внезапно привлекла знакомая фигура возле фонтана. Она узнала в очередном госте мистера Джеймса, с которым предпочла бы сейчас не встречаться. И все же, тот факт, что мужчина с интересом разглядывал фонтан, а не беседовал сейчас с одним из её сыновей не мог не порадовать.
Джейн направилась дальше и чуть было не столкнулась с устроителем вечера. Он появился у неё на пути так внезапно, что она чуть было в него не врезалась, но успела вовремя затормозить. Правила вежливости требовали от неё перемолвиться с ним парой фраз.
-Прекрасная речь, мистер Теннис, – сказала девушка, между делом озираясь по сторонам. – И изысканный костюм. Полагаю, вы сегодня эросианский префект?

+3

15

[NIC]Джарред Теннис[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/j3prNMR/1.jpg[/AVA][SGN]На рогах дьявола нимб держится крепче[/SGN]

Мистер Теннис спустился с импровизированной возвышенности, послужившей ему трибуной и посмотрел на наручные часы – единственный атрибут современной эпохи в его гардеробе, прикрытый золотыми листьями. Стрелка на часах неумолимо двигалась к полуночи. Он поднял глаза, посмотрев на собравшихся исподлобья и улыбнулся каким-то своим темным мыслям.
В этот момент его отвлек голос очаровательной помощницы, сообщившей ему приятную новость. Почти все было готово к приходу Господина. Но он знал, что пока на одном конце города активируют артефакт, способный пробудить всех сверхъестественных существ, ему необходимо позаботиться о своей части большого плана. Как знал и то, что Темному Лорду не понравится, если они совершат ошибку. И Теннис приступил к действиям.
Он нашел миссис Вальтер среди толпы гостей и преградил ей путь, когда она отправилась искать старшего сына. У мальчика была своя роль в этой истории, и Теннис должен был позволить ему сделать то, что должно. Он был не привязан к нему или его брату, поэтому относился к их жертве, как к чему-то само собой разумеющемуся. По правде говоря, в этом мире Теннису было никого не жаль.
Он лишился своей человечности, когда продал душу Ключнику в обмен на все те блага, что у него были, и, вероятно, еще будут. Теннис сделал осознанный выбор и стал колдуном по призванию. Далеко не все последователи Зийира отдавались своему темному пути, как делал это он: насилие, некрофилия и растление… все это было ему знакомо, и даже близко.
-Мой костюм ничто по сравнению с вашим, миссис Вальтер, – сказал мужчина неприкрыто изучая глазами её наряд. Она бы этого не заметила, поскольку была слишком отвлечена другими мыслями. – Вы словно ангел, спустившийся к нам на праздник. И ваши деяния, – он имел ввиду поиски вакцины и деятельность центра жертвам насилия. – Они по истине заслуживают восхищения.
Теннис как бы невзначай обошел её и коснулся рукой локтя, предлагая пройтись с ним.
-А знаете, нам с вами есть, о чем поговорить. Конечно, сейчас может не самое подходящее время, но я бы не хотел ждать до завтра. Вы же не возражаете? – и она не возражала. Точнее он не дал ей такой возможности. – Прошу. Для меня это важно. И это не займет много вашего времени. Уверен, что сейчас вашему пасынку будет лучше побыть одному. Говорю вам, как мужчина, – тонкий намек на то, что он все видел.
Они направились в сторону лестницы и поднялись на второй этаж. И прежде чем исчезнуть за поворотом, мужчина развернулся в пол-оборота и посмотрел в зал с той высоты, на которой находился. Он почувствовал превосходство над теми, кто сейчас находился внизу.
-Прошу, – указав миссис Вальтер в сторону кабинета, мужчина прошел за ней следом.
Кабинет был просторным и обставленным по последнему слову моды. Лишь небольшой постамент, стоявший возле окна, выделялся на фоне всего, что здесь находилось. На нем лежала каменная плита по размеру не больше обычной энциклопедии.
-Вам не стоит так беспокоиться, миссис Вальтер. Я никому не расскажу о том, что видел. Однако на мероприятие есть журналисты. Что же до вашего пасынка, то мне сложно винить его за интерес к молодой и красивой мачехе. Сложно устоять.
Теннис подошел к барной стойке и наполнил два бокала, протянув один девушке.
-А то, о чем я хотел с вами поговорить находится здесь, – он подошел к постаменту и приоткрыл стеклянную крышку, под которой находилась древняя плита. – Я подумал, что вам будет это интересно. Один мой знакомый, который, как и вы ратует за то, чтобы найти лекарство против кровного союза между вампирами и магами, попросил показать вам её. Он долгое время занимался раскопками, – мистер Теннис решил немного приправить свою ложь подробностями. – И полагает, что это может помочь. Никому из моих знакомых не удалось расшифровать записи, но, быть может, кому-то из ваших людей удастся, – Теннис прикоснулся плите ладонью. – Вы удивитесь, но она теплая. Можете прикоснуться, не стесняйтесь.

+3

16

Гай не стал долго заморачиваться с костюмом и остановился на доспехах эросианского легионера, коим он и был много-много веков назад. Не то чтобы он планировал предаваться ностальгии этим вечером, поскольку тот период своей жизни предпочитал не вспоминать, но грех было не воспользоваться случаем.
Облачившись в исторический костюм той эпохи, в которой ему посчастливилось появиться на свет, Гай обнаружил, что внешне почти не изменился с тех самых пор. Для последователя Августы, стареющего от потакания своим порокам, мужчина неплохо сохранился. Секрет крылся в вытеснение одного порока другим. Так, например, когда его одолевало уныние, он пускался во все тяжкие, чтобы разогнать кровь и тоску. А стоило тщеславию подкрасться чуть ближе обычного, вампир начинал искать лекарство в теплых женских объятьях.
После речи мэра, Гай подошел к импровизированному фонтану и зачерпнул себе вина. Заметив возле него также своего старого знакомого, он поздоровался.
-Вижу и вы здесь, Бартоломео. Понравился Мимар? – решил поинтересовался вампир. Для него это был еще один древний божок из давно забытого пантеона, но для его собеседника он наверняка значил гораздо больше.
Пока мистер Джеймс думал над ответом, Гай сканировал окружающее пространство. От его внимания не ускользнул тот факт, что на празднике находилось еще два вампира из клана Джованни.
-Был рад перемолвится с вами словечком, – сказал вампир и покинул мистера Джеймса, направившись в сторону стоявшей в сторонке парочки. В этот момент его задела белокурая девушка, пролетевшая мимо, словно перепуганный ангелочек.
Джованни косо ухмыльнулся, проводив её взглядом холодных глаз и продолжил свой путь. А лежал этот путь к Виктору и его бывшей жене.
-Как давно я хотел, чтобы мы встретились, – обращаясь к ним, сказал Гай, оказавшись на месте. – Прости, Виктор, но я украду твою даму ненадолго. Танцы – это прекрасная возможность познакомиться поближе, – вампир протянул волшебнице руку, используя на ней свое фирменное и абсолютное очарование. Такому старому обладателю руны «Абсолютное сознание» было несложно подчинить себе чужую волю.

+3

17

-Мы не можем уйти сейчас, – ответила Мира. – Это будет невежливо.
Она сделала пару глотков из своего бокала и вновь посмотрела в сторону вампира, заметив, что он к ним приближается.
-Только не это, – сказала женщина, посмотрев на бывшего мужа так, будто он виноват в том, что Гай Джованни решил к ним подойти.
У Мирабеллы было несколько причин для того, чтобы невзлюбить этого вампира. Она считала его виноватым в том, что их брак с Виктором закончился на минорной ноте. Ведь именно обращение Уайта поставило жирную точку в их любовной истории много лет назад.
Она не пыталась таким образом выбелить репутацию своего бывшего мужа. У них и до появления Гая были существенные проблемы в отношениях. Но с этим все же можно было разобраться. А вот с тем, что Виктор стал вампиром можно было только смириться.
Вторая причина, которая вполне могла бы поспорить с вышеупомянутой на первое место, заключалась в том, что члены дома Джованни сделали её темным магом. Мирабелла до сих пор не могла принять своего нового положения. Ей не дали право выбора и сделали заложницей гнусных интриг.
Для поборника справедливости, желавшего изменить мир к лучшему, это было непростым испытанием. Если бы Уайт когда-нибудь подвел инстинкт самосохранения, она бы непременно потопила лодку, на которой сейчас плыл господин Джованни.
-Не могу ответить вам тем же, – сказала Мирабелла, когда вампир оказался возле них. На её лице отражалась откровенная неприязнь, которая под воздействием чар быстро исчезла.
Женщина не могла противостоять внушению (или очарованию?), поэтому вложила свою руку в ладонь мужчины и с улыбкой покорной куклы позволила ему увлечь себя в центр зала.
Опомнилась она уже тогда, когда они кружили в вальсе.
-Вы ужасный человек, мистер Джованни, – не скрывая своего отношения к нему, сказала Мирабелла. Когда ей еще представится возможность выразить ему свое презрение? – Когда-нибудь вы непременно оступитесь и станете жертвой собственных интриг. Скажите, вас не мучают кошмары? Сколько жизней вы погубили. Ведете им счет?

+1

18

О том, что мэр города проводит бал-маскарад, вампирша узнала от Бена, который любезно пригласил её на этот вечер. Это был первый их выход в свет подобным образом – вместе. Когда-то давно Гвен уже ходила на маскарадные вечера и приблизительно помнила, в каком виде следует туда являться, поэтому предложенный Беном изначальный вариант одежды – джинсы, майки – она восприняла, как шутку и вынудила вампира подумать еще.
В конечном итоге, Бен органично вписался в костюм чумного доктора, который ему весьма шел, не считая маски, конечно же; но что поделать, таков набор костюма.
Однако, девушка не учла, что, мужчина выставит свое условие, взамен его образа.
Костюм….монашки!  Чувство юмора вампира девушка оценила, но решила, что хоронить себя под столь скрытым одеянием рановато, а потому внесла в костюм свои правки. Таким образом вместо свободного белого платья, она предпочла более стесняющее движения, которое четко шло по фигуре в пол, не скрывая форм; от середины бедра с одной из сторон шел вырез, открывающий вид на ажурную резинку от черных чулок, на который ниспадали четки, прикрепленные к поясу. Под воротником скрывалось, но не до конца, декольте, а с шеи свисала звезда Эвелона.  Голова была прикрыта своеобразным белым капюшоном, под которым была спрятана копна темных волос.
Они прошествовали на бал, а мужчина все пытался приноровиться к своей маске, которая делала его похожим на ворона. На его возмущения, Гвен лишь злорадно усмехнулась. – Знаешь, выбранный тобой для меня костюм тоже не вписывался в мои планы, да и я к нему совершенно не подхожу. – Ну куда ей до скромности и прилежности монахинь? Ей, у которой не осталось бы и следа от белой ткани, если бы с каждой жертвы на это платье падала одна капля крови. – Весело проводить время можно не только утапливая себя в бокале, - вампирша улыбнулась и ласково пихнула вампира в бок.  Хотя осматриваясь, в частности узрев интересный фонтан, она пришла к выводу, что попробовать его содержимое определенно стоило было. Что ж, в этом случае придется что-то придумать с клювом Бена или же она просто перескажет ему, насколько приятен на вкус был тот винный букет.
- А я бы не хотела, чтобы кто-то портил содержимое этого фонтана. Мэр города явно постарался, организуя все это. И часто тебя приглашают на подобные мероприятия? – Сама вампирша не относилась к числу значимых деятелей города, чтобы попасть на такой вечер, поэтому она смотрела на все с некоторой долей интереса, хотя и предполагала, что они достаточно быстро покинут это собрание.
Посматривая по сторонам, она временами натыкалась в толпе на знакомые, как ей казалось, силуэты, но большинство было все-таки в масках и сказать наверняка, кто это был было несколько сложно.

Примерный образ

http://s7.uploads.ru/t/U4akJ.jpg

+1

19

Гедеос любил балы, особенно если они — маскарадные. Правда, на этот раз он не стал думать о масках и образах. Он решил быть честен и открыт перед всеми.
Поэтому свое магическое кольцо, которое позволяло спрятать зеленовато-золотистую кожу, вертикальные зрачки, исиня-черные волосы с серебристыми вставками, он оставил дома. На пальцах из украшений — только перстень ворона — символ власти в клане, а заодно артефакт, который предупреждал владельца о направленной на него магии.
И костюм Морохир выбрал соответствующий — одного из героев популярного телевизионного сериала. Кажется, он славился тем, что умел из соломы прясть золото.
Золото Гедеос прясть не умел, а вот с алмазами дело иметь приходилось. НО сегодня не ими он собирался заниматься. Он шел отдыхать, а заодно посмотреть, кто приближен к верхушке, кому еще выслали приглашение.
Гедеос первым делом почтил своим присутствием мэра. В соответствии с традициями, поблагодарил за приглашение, прощупал почву для новых начинаний, намекнул на то, узнал про это — и поспешил ретироваться, чтобы не навлечь на себя гневные взгляды других, которые ждали, когда тело мэра освободится.
Тем более были тут дела и поважнее. Дела, которые могли подарить определенное наслаждение старому абсолюту.
Где еще можно собрать такой интересный эмоциональный букет? Зависть, презрение, ненависть, растерянность и нерешительность, страх и любовь. Страх и страсть — причем такие, где оба эти чувства переплетаются, образуя опасную смесь.
Не стесняясь своего странного вида, Гедеос с наслаждением наблюдал за всеми. Иногда заводил беседы — порой бессмысленные, зато заполненные улыбками, которые должны были скрыть истинное отношение собеседников друг к другу, иногда важные.
Гедеос почтительно наклонил голову, проходя мимо очаровательной пары. То, что некоему Бенджамину Лоуренсу уже успели обратно вправить мозги, для Морохира не было сюрпризом. Как и то, что тот решил покончить с холостой жизни. Захотел или его убедили, что он этого возжелать. В любом случае — губа у ученого — не дура...
Быть может Гедеос и прошел бы мимо, если бы не одно Но. Он попытался считать эмоциональный фон спутницы Лоуренса, но вместо этого обнаружил пустоту. Судя по всему, кое-кто в этой паре хорошо себя защитил. От кого? От Гедеоса? Но он не знаком с этой леди. Не от Гая ли тогда?
- Господин Лоуренс, - Гедеос приблизился к парочке. - Вы не представите нас?
Глаза с вертикальными зрачками смотрели на девушку.
- Говорят, что маскарадный костюм отражает скрытые желания своего владельца, его суть. Что вы об этом думаете, госпожа? - вампир поймал руку девушку, низко наклонился, чтобы оставить на ней поцелуй.
Краем глаза Гедеос уловил еще одного гостя этого вечера. Гостя, которого он, если честно, даже не ожидал тут увидеть. Хотя, Гай умел влезть везде — и всегда это делал. Глупо — по мнению Гедеоса. Слишком частое мелькание главы перед смертными и иными — не всегда играет на руку клану. А Гай пытался быть везде. Вполне возможно, что однажды он своего добьется. Его просто четвертуют — и каждую его часть разместят в разных уголках этой грешной планеты.
Поймав взгляд Джованни, Гедеос кивнул, приветствию конкурента.

Внешний вид

http://images6.fanpop.com/image/photos/33800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-33835100-1024-768.jpg

Отредактировано Гедеос фон Морохир (17.05.2019 22:40)

+2

20

Часть I: Срывая маски

Хартман полагал, что сможет сделать в своей жизни что-то важное, как минимум перебьют большую часть этих существ, которые так хорошо маскировались под людей. Но кто же знал, что в его руках окажется нечто куда более глобальное и действенное, чем пара зелий и клинок.
Когда охотник узнал, что за шкатулку он обнаружил и какие вещи она может творить, его сердце замерло, боясь своим ударом спугнуть возможности, которые открывались перед ним, если он все сделает правильно. Ведь одним ловким движением, он сможет вызвать всех скрытых тварей на поверхность, явит их людям и заставит тех лучше выбирать себе знакомых. Ему же это давало неограниченные возможности. Те же вампиры отлично маскировались, но тут у них не будет шанса, просто ходи по городу, да записывай кто есть кто, а потом перебей всех до единого.
Как известно, если пытаться сжульничать, то жизнь тебя за это обязательно накажет. Ролан же об этом совершенно не думал, так как шкатулка, а заодно и Глас, который достала Венди, буквально захватили его, держали на коротком поводке, внушая, что вот его шанс, вот его возможность накрыть колпаком столь неприятных ему существ. “Это твой короткий путь….Ну же, следуй ему”. Голос разума в этот момент был где-то на задворках создания, пытался пищать, привлечь к себе внимания, сказать, что совпадений не бывает; что бесплатный сыр только в мышеловке и что не ясно, для чего действительно предназначена эта шкатулка. Но…фанатичная мысль так плотно захватила сознание охотника, пуская свои ядовитые побеги в каждый уголок его памяти, особенно бурно расцветая пышным цветом в воображении прекрасного будущего, что Ролан шел в эту пропасть с удовольствием.

И пока ничего неподозревающие гости вечера, организованного мэром в честь осеннего праздника, проводили свое время в праздной беззаботности, простой охотник из рода Хартманов был готов лишить их попытки показать миру свою человечность, обнажив их истинное естество.
Он забрался в одно из заброшенных зданий города, но не так далеко, чтобы иметь возможность быстро пробраться на улицы и посмотреть, что произойдет. Но он не хотел, чтобы кто-то помешал ему насладиться…триумфом? Его состояние можно было сравнить только с состоянием наркомана, который держит в руках заветную дозу, способную отправить его в чудесный мир, оттеснить боль и проблемы и подарить блаженство. Он сможет зачистить целый город….
В то время, пока на балу происходили свои интриги, в тоже самое время, Ролан соединил ключ и замок, запуская прекрасную мелодию той самой шкатулки, которая каждой своей новой нотой сбивала чью-то маску с лица, показывая истинную суть вещей, как она есть. Перемены в мире начались, загадкой оставалось лишь к чему всех приведет этот день. Лицо Ролано расплылось в улыбке.


Пост Ролана Хартмана


Заметка об атмосфере

В самый разгар празднике все сверхъестественные существа внезапно начали слышать какую-то странную мелодию, пробивавшуюся поверх той, что играла в зале. Сначала она была едва уловимой, но затем начала набирать обороты и взывать к их сути.
В вампирах и оборотнях проснулась заложенная природой кровожадность: одни испытали внезапный голод, а другие начали непроизвольно обращаться, от чего зал наполнился гулом.
Люди, которых было подавляющее большинство, озирались по сторонам пытаясь понять, что происходит. В помещение было шесть оборотней, и семь вампиров. Но и их было вполне достаточно, чтобы устроить здесь кровавый пир и вспомнив кровную ненависть знатно подраться между собой.
Так, например, пробудившийся оборотень, стоявший недалеко от Виктора Уайта, повинуясь внутренней ненависти, бросился прямиком на него, чтобы вцепиться ему в глотку.
Противостоять голосу шкатулки могли только вампиры Абсолюты, способные разделить свое сознание, однако даже им это давалось очень трудно.
Магам, которых в зале было всего шестеро, предстояло помочь людям покинуть помещение живыми и хотя бы относительно невредимыми. И при всем при этом самим не стать добычей пробудившихся существ.
Музыка шкатулки также заставила брата пойти против брата. Подтолкнула на дорожку, с которой уже нельзя будет сойти.
В это самое время, стоявшая возле каменной плиты миссис Вальтер вдруг обнаружила, что буквы на ней начинают светиться. Это могла видеть только она. Для мистера Тенниса все осталось, как и прежде. Девушка начала вспоминать то, что казалось забытым навсегда. Пустыню. Чашу. Золотые ворота. Слова.

+2


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Общественные мероприятия » Ад у каждого под стать грехам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC