http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эра Возрожения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав

Авалон - Мать Создательница
Дагон - администратор
Бенджамин Лоуренс - модератор
Гай Октавиан Джованни - модератор
Феликс Нэйтмэр- мастер игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Gates of FATE Zentrum Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Линии судьбы » Ад у каждого под стать грехам


Ад у каждого под стать грехам

Сообщений 41 страница 50 из 50

41

Мистер Джеймс считал себя относительно спокойным человеком, и если до случившегося он не испытывал остро негативных чувств к Вальтеру, то теперь - после вспышки, ослепившей его на несколько мгновений и лестницы, которую использовали не по назначению, мнение своё изменил. Не так досаждала физическая боль и горечь поражения в данной конкретной стычке, как осознание того, что Герберта они все, по ходу, недооценили, как и его дружка.
В конце концов, деревянный капкан разомкнулся, и колдун рухнул вниз, не удержавшись на ногах.
"Да уж, мы с тобой, праведник, встретимся. Может даже раньше пекла." - промелькнула на периферии сознания чахлая мысль. Бартоломео поднялся и кое-как добрёл до кабинета: рукав там, где пострадала рука, уже пропитался кровью. Ткань неприятно липла к коже, и он даже вспомнил, что надо бы чем-то перевязать рану. Просто позже. Не сейчас. Во-первых, нужно доложить Господину, во-вторых, мало кому понадобится находиться в доме, полном сбрендивших иных, в-третьих, ладно бы хозяин дома был жив и мог помочь, так нет же - вон оно, валяется тело и живописные кровавые потёки на стенах. Ещё окна выбиты и не видно ни черта.
- Так. Что-то же ты должен был оставить. - пробормотал мужчина, оглядываясь по сторонам. Куда-то же Теннис собирался валить из этой комнаты, какие-то тузы в рукаве у него были?...Мужчина бесцеремонно начал шарить по столу бывшего мэра, залез в ящики и, ну кто бы сомневался, без особых проблем нашёл карту города. Больше ничего интересного не обнаружилось, ощупывание ковра тоже ничего особенного не дало. Разве что, во время очередной кровавой вспышки слабо блеснул на тёмном...
"Волос?" - не на шутку озадачился слуга Зийира. Ну не может же ему так повезти, правда? Мало ли кто был в кабинете раньше и вообще. С другой стороны, больше выбирать не из чего, у него даже для правильного ритуала поиска не всё есть, если уж начистоту. Тем не менее, волос, карта города и собственная кровь (благо, в жидкости недостатка не было) вскоре помогли ему худо-бедно определить точку на карте. Как он будет в таком состоянии вести машину и как вообще до неё дойдёт сейчас казалось маловажным и далёким. Лишь бы точка была, а там уж.
"Что ты оставил, где оно, где?" - Бартоломео всерьёз размышлял над тем, а не пнуть ли труп и не спросить ли, потому что просить дом это прошлый век, даже позапрошлый, никто уже толком не помнит, как это делается...Колдун сгрёб карту и вновь оглянулся по сторонам. Он морально готовился к тому, что придётся прорываться через нижний этаж, что в таком состоянии - чистое самоубийство, ведь как только вампиры и оборотни учуют кровь...Нда.
- Мог бы и помочь. Мне нужна помощь! - не особо рассчитывая на успех, заявил чёрт знает чему мистер Джеймс. В комнате повисла гнетущая тишина, ещё пару раз ударил гром, и с третьим ударом что-то в районе библиотечного шкафа противно скрипнуло.
- Спасибо. - тут же отозвался проситель, оборачиваясь на звук. Он шёл откуда-то от библиотечного шкафа, где, конечно же, обнаружился проход. Выбраться на воздух, минуя бегущих с приёма, труда не составило, сложнее было найти машину, сесть за руль и отодрать кусок рукава, чтобы перевязать руку. Оставалось лишь нажать на газ и уехать навстречу приключениям, давя всё живое на дороге (сам бы он не остановился, всё равно это небезопасно).

0

42

Девушка с трудом отрывалась от своего занятия. И будь воля Бена — опять бы прилипла к человеку, который, судя по всему, не спешил уходить. Но сейчас врачу было совсем не до него. Ему с трудом приходилось сдерживать собственные позывы.
Позывы разрывали его на части, потому что были слишком противоречивыми.
Одни требовали впиться в горло своей невесты, другие заставляли нестись куда-то, выяснять, какой гений придумал всю эту забавную штучку. А третьи вынуждали броситься на помощь населению.
Конечно, Бен подозревал наличие у себя некоего альтруизма, но вот сейчас он был совсем не к месту. Ну просто совершенно.
- Смотайся отсюда, а? - зло крикнул он человеку, который уже стал донимать одним своим видом. И в какой-то миг появилось новое искушение — добить его, чтобы не раздражал. Остановили все те же противоречие — убийство отнимет время.
- Нам надо сначала найти мэра, - сказал Бен, хотя был согласен — из этих мест надо убираться.
Он не убрал кровяного оружия. Взял  за руку Гвэн и потащил ее к выходу.
Пол был скользким от крови.  Алые пятна красивой россыпью лежали на платье девушки.
- Белое с красным тебе к лицу, - бросил вампир, чтобы хоть как-то разрядить обстановку и не сойти с ума. - Думаешь, это от музыки?
Вот всегда Бен знал, что от музыки только одни проблемы. Искусство, бл…

Мэра они нашли быстро. Правда, толку от этого не было никакого. Единственная помощь, которая требовалась человека — быть захороненным.
- Ты только глянь! - Бен распахнул окна.
Если до этого казалось, что сумасшествие затронуло лишь этот дом, то теперь все сомнения отпали. На улице творилось тоже самое: вампиры нападали на людей, маги нападали на вампиров, конечно же, с целью свершить правосудие и остановить опасных тварей. И сверху все это поливалось кровавым дождем.
- Черт!
Бен схватил телефон. Номер не отвечал. Пришлось сбросить и набрать иной.
Маг, отвечающий за безопасность в лаборатории, ответил. И Бену оставалось лишь порадоваться, что в своих доверенных он не ошибся. И пусть вампир, который работал вместе с Пауком был пока в отключке. Зато секторы в лаборатории были заблокированы и вампиры-сотрудники — изолированы.
- Что скажешь? Такая фигня, судя по всему, везде. Оставаться здесь опасно — нас могут схватить маги, - и это Бен еще не сказал о том, что каждый из них мог наброситься на очередную жертву. И если для Гвэн этой жертвой станет человек, то для Бена… - Мы могли бы попробовать доехать до лабораторий и отсидеться там. Или попытаться уже там разобраться в этой хрени.

+1

43

Держать себя в руках было чертовски сложно, а смотреть на людей и вовсе крайне опасно, так как мысли сразу уносились прочь, а руна лишь чертила карту кровеносной системы на теле того или иного человеческого гостя. На самом деле Гвен было уже более чем достаточно того, что она отняла у молодого парня-журналиста, но мелодия вызывала в ней потребность нападать и поглощать сверх меры.  Наверное, девушка бы не удивилась, если бы после всего этого её бы вывернуло наизнанку от обжорства.
В общем, поев, вампирша худо-бедно, но могла хотя бы пытаться удерживать себя на границе между сознательностью и бессознательностью. Помогал также тот факт, что приходилось напрягать голову и думать о мэре. Хотя зачем он сейчас Бену? Но она все-таки пошла за ним, чтобы поскорее убрать с глаз все эти лужи крови и беспомощных людей, с ужасом смотрящих на все из своих убежищ, пока их не находил очередной вампир.  Гвен оглянулась на свое платье, окропленное кровью и коротко вздохнула. Лучше носить черное…это универсальный цвет и пятна крови не так видны, даже если ты не слишком аккуратно питалась. Однако, в сочетании белого с красным было что-то привлекательное.
- Да, в таком образе в былые времена я бы произвела фурор. Где-нибудь в маленькой деревушке, поздним вечером, прошлась бы белым пятном между домов, а капли крови стали бы особой деталью. – Девушка усмехнулась. Мыслительный процесс, в частности беседа, позволяли отвлекаться от желания вонзить клыки в шею. – Нельзя сказать наверняка, что это мелодия, но…-Вампирша провела языком по клыкам, вспоминая, - но приступ…скажем так, произошел сразу после того, как зазвучала та странная мелодия. Она как будто заглушает любые разумные порывы и пробуждает только самое низменное и первобытное. Ужасная мелодия…. – Гвен содрогнулась. В идеале действительно следовало бы найти источник мелодии и уничтожить его, так как подобное может привести к ужасным последствиям.
Когда они поднялись на второй этаж, тело мэра бросилось в глаза сразу. Собственно, даже если вампир и хотел что-то выяснить у мэра, то теперь тот вряд ли мог ему что-то рассказать. Вампирша смотрела на тело, когда её окликнул мужчина, распахнув окно. Подойдя, она пришла в ужас.
Значит мелодия накрыла гораздо большую площадь, чем можно было предположить ранее. В голове сразу промелькнули мысли о детях, которые остались под присмотром знакомого вампира. Конечно, они сейчас были за городской чертой, но где гарантия, что мелодия распространилась только на этот город? Эти мысли быстро разбудили в девушке чувство агрессии и потребность выяснить, что с детьми и как разнести к Дагону источник мелодии.
Пока Бен справлялся о том, как обстоят дела в лаборатории, вампирша отправила пару смс Клоду, который условным ответом дал знать, что все в порядке и проблема коснулась только Валенштайна. Значит, все не так плохо.
- Все это происходит только в Валенштайне. – Девушка подошла ближе к окну и выглянула на улицу. – За пределами города все в порядке…Значит источник тоже находится в городе…Никогда не слышала о таком. Вероятно, есть возможность отследить его с помощью магии…магов, ведьм, да хоть кого-нибудь….Иначе кто знает, сколько это еще будет продолжаться. – Вампирша впилась пальцами в подоконник, глядя на кровавый дождь, который шел за окном. Пожалуй, обычный дождь ей был больше по душе, от него веяло спокойствием и безмятежностью, а не угрозой и предвестником крупных неприятностей.
- Я так полагаю, твою лабораторию тоже задело….Если там есть люди, то мне не стоит туда ехать…Но, возможно, там мы могли бы найти помощников для поиска мелодии…Я не хочу проходить всю вечность с клыками и обескровливать каждого встречного человека…

+1

44

Что-то в словах Гвэн заставило вампира остановиться.
- Музыка и голод, - эхом повторил он, пытаясь восстановить в памяти все, что происходило. - Слушай, а я действительно напал на Морохира?
Спросил он, хотя уже знал ответ. Он хотел напасть. С тех самых пор, как Глава зеленых вмешался в жизнь Бена, он хотел бы грохнуть этого вампира, но прекрасно понимал, что это невозможно. Так зачем же он напал?
Теперь, когда Гвэн произнесла фразу про музыку, вампир понял: напал, потому что его подтолкнули эта попса.
То, что Гедеос смог уйти из-под удара, подменив себя иллюзией — вопрос другой.
- Говори. Говори и не останавливайся. Что ты еще любишь больше, чем кровь. Что еще способно перехватить твое внимание и отвлечь от людей?
Теперь уже сам Бен пытался отвлечься от мыслей о голоде, сосредотачиваясь на исследовательском интересе. Ведь Гвэн, которой суждено стать его женой, была для него пока еще закрытой  книгой. Книгой, которую предстояло изучить. Можно , конечно, отодвинуть ее на дальнюю полку и даже не касаться, но это все же был крайний случай, если станет ясно, что у них нет никаких точек соприкосновения.
Но пока эти самые точки предстояло найти. А значит, придется изучать, экспериментировать, чтобы получить нечто более-менее стабильное. Жизнь — та же самая лаборатория. Но только в лаборатории все честно и открыто. Быть может поэтому Бен себя чувствовал там более уверенным.
- Надеюсь, - выдохнул вампир на фразу Гвэн о том, что все это коснулось лишь их города. -Либо это несколько ретрансляторов, которые направляют сигналы в Валенштайн. Тогда они могли быть установлены по периметры. Предлагаешь потрясти магов и ведьм и заставить их обнаружить источник звука, пока мы их не сожрали?
Бен рассмеялся. Это было бы забавно.  Было бы, если бы не было столь печально.
- Если такое происходит везде, то маги первым делом будут нейтрализовать вампиров. И прежде чем мы изложим наши просьбы, нас в лучшем случае сцапают, в худшем обезвредят. Сама знаешь позицию многих: лишь прах вампира бывает полезен. Но лично я пока не тороплюсь становиться удобрением.
Вариантов на самом деле было немного.  Внизу все еще проходила кровавая пирушка и были подозрения, что маги скоро заявятся и сюда.
- Лабораторию тоже задело. Магов и людей там много. Но нам освободят проход и закроют двери. Мы сможем общаться с магами и с друг с другом, не боясь, что причиним вреда.
Бен не стал уточнять, что последнее касается и Гвэн. Долго ли тэсмит сможет переключать свое внимание на что-то постоянное, зов крови вампирессы не снесет все преграды и не превратит вампира в голодного зверя?

+1

45

Из классического красивого танца вальс превратился в танец смерти. Мирабелла не успела опомнится, когда острые вампирские клыки вонзились ей прямиком в шею. Голову повело, тело захлестнула невероятная эйфория. И если бы не звук шкатулки – пробуждающий звук, способный снять с мага даже очарование от укуса, вероятно, её тело бы уже обмякло в руках сильного представителя этого рода.
Однако в тот момент, как разум начал уплывать, «голос» шкатулки напомнил Мирабелле о том, кто она есть, и какими силами способна управлять. В тот момент, когда мужчина уже было думал, что полностью контролирует ситуацию, из пальцев чародейки вспыхнул огонь, которым она до красна нагрела его доспехи, вцепившись в края, и обожгла лицо, когда тот отпрял.
Мирабелла никогда не любила использовать свою силу, однако сейчас она была благодарна небесам за то, что она у неё есть. И не просто сила, а сила, способная защитить её и тех, кто ей был небезразличен.
Пока вампир разбирался со своими болевыми ощущениями, а раскалённые до красна доспехи могли доставить ему немало неприятных моментов, женщина бросилась в толпу и начала использовать свою силу на других вампирах и оборотнях, рвавших людей.
Отправив фаербол в сторону оборотня, вцепившегося в её бывшего мужа, шерсть которого вспыхнула как новогодний факел, женщина схватила за руку прячущуюся под столом гостью и велела ей бежать в сторону выхода. Однако на половине пути бедняжку налету разделал другой оборотень, который так же как и предыдущий оказался похож на столп огня. Он взревел и бросился на утек, но по дороге задел занавеску, которую в считанные секунды объял огонь. Вскоре зал начал заполняться черным дымом.
Мирабелла помогла другой паре, прячущейся в темном углу, подняться и вместе с ними направилась к выходу, помогая остальным (тем немногим, кто еще выжил), покинуть дом.

+1

46

На вопрос вампира девушка кивнула, хотя и смутно помнила, что делал Бен, пока она сама искала себе жертву. Она лишь мимоходом отметила, что мужчина был явно не в статичном состоянии, а Морохир действительно тогда был поблизости. Что ж, заодно сейчас она узнала, как звали того вампира, ведь знакомить её с ним Бен не захотел.
- Говорить….Да, мне приходила идея в голову, что стоит сохранять диалог, заставлять мозг работать, чтобы животные инстинкты отступили…-Это было более чем логично, попытаться завязать разговор, вести подобие умственной деятельности, не задачки решать конечно, но хотя бы что-то.
Гвен не знала, что ответить на вопрос – что же способно отвлечь её от людей. По факту, мысль о детях перехватила её внимание, сместив приоритеты с голода на гнев, но стоило ли об этом говорить Бену? Конечно такое шило в мешке не утаишь, особенно учитывая, что мужчина был не просто прохожим с улицы, а в перспективе мужем. Но даже прибывая в спутанных мыслях, девушке удавалось иногда находить нить здравомыслия, которая подсказывала, что под мелодией шкатулки вести откровенные разговоры не лучшая мысль, хотя бы потому что, музыка может подтолкнуть Бена к действиям на основе порыва, а её детям все же еще нужна была мать, поэтому Гвен не стала рисковать подобным образом. Как только все это кончится, она обязательно ему обо всем расскажет, хотя бы даже ради того, чтобы придерживаться своего плана – быть честной в этих отношениях.
- Размышления и помогают отвлекаться, а также достаточное расстояние от людей… Если они не попадают в поле моего зрения, мне проще отвлекать себя. – Озвучив ответ на вопрос, девушка не сразу вспомнила одну важную деталь, а именно, что Бен-то питается не людьми, а такими, как она, а значит сейчас она мозолила ему глаза.
- Я понимаю, что ловить сейчас будут именно вампиров и оборотней, - вздохнув, согласилась девушка, вспоминая, как парочка оборотней буквально на ее глазах разорвала одного вампира. Вероятно, никто больше из изнаночного мира не являлся такой существенной угрозой, как эти два вида.  – Но я все же имела ввиду магов, с которыми знаком ты, те, что сейчас в лаборатории. Они же знают, кто ты такой и не станут вредить тебе только потому, что остальные вампиры в городе посходили с ума…- Гвен пожала плечами, переводя взгляд от окна в комнату, но потом снова посмотрела на улицу; все-таки лучше смотреть туда, чем на мертвого мэра.  На самом деле вампирша не знала, какие договоренности были между мужчиной и его иными не клыкастыми подчиненными на случай, если тот сойдет с ума или начнет творить непотребства в лаборатории. Наверняка их работа превыше всего, а значит некий свод правил на экстренный случай имелся.
- В любом другом месте всяко будет лучше, чем сейчас…В идеале, конечно, оказаться где-то в немноголюдном пространстве….И надо отыскать шкатулку….- Временами девушка говорила обрывками фраз, потому что в ход мыслей вклинивался очередной позыв к питанию. Руна так и подсказывала, где поблизости есть человеческий организм. Гвен не любила оказываться в зависимом положении, а эта мелодия буквально ставила её на колени перед собственными пороками. – Давай уйдем отсюда…

0

47

Заметка об атмосфере

Первый этаж начал поглощать густой черный дым. Сначала в главной зале загорелись занавески, но затем огонь перебросился на мебель и прочую утварь, поэтому вскоре весь первый этаж наполнился запахом ядовитой гари.

0

48

Курт не верил своему счастью, когда получил это задание. Н не верил своей удаче, когда оказался в этом цветнике высшего общества. Он не верил своим глазам, когда все это в миг превратилось в безумную вакханалию из кошмарных чудовищ, будто вылезших из старых сказок и ужастиков. И это он жаловался когда-то на грядки? О нет, больше подобную глупость Нолан никогда не совершит! Уж лучше писать о жуках и кукурузе, те по крайней мере не пытаются тебя заживо сожрать.
Не забывая щелкать фотоаппаратом, скорее на автомате, так ка кперебывал в глубоком шоке от происходящего, парень пятился к выходу, когда на него налетела некогда весьма очаровательная особа, сейчас же напоминавшая оголодавшую фурию из третьесортного ужастика. Курт бы в любой другой момент посмеялся над незадачливостью героя и шаблонностью сюжета, но сейчас героем этого самого сюжета был он. А когда тебе в шею всаживают иглы клыков, а тонкие девичьи руки железной хваткой впиваются в тело, смеяться как-то не особо тянет. Рыжий задергался, в бесплотных попытках вырваться, но кто ж его отпустит. Шею нещадно жгло, голова кружилась, а перед глазами уже плясали кровавые пятна. Курт прощался с жизнью и сетовал на то, что его первая нормальная статья закончится, так и не начавшись, и никто в мире не узнает, что он, Курт Нолан, был абсолютно прав. В мире существует ужасный, просто таки чудовищный заговор, о котором никто из простых людей даже не подозревал. А еще никто и никогда не узнает, какой он талантливый и гениальный журналист. И только старушенции будут вспоминать его на своих грядках. Конечно, сетовал на мир парень мысленно, вслух он мог только хрипеть и  подергиваться.
То ли миру стало жалко его, то ли у этих страшных существ появились более глобальные планы, чем убиение одного молодого журналиста, но его внезапно отпустили. Не сказать, чтобы особо мягко и заботливо, но, по крайней мере, теперь у него появлялся шанс выжить. Схватившись за рану на шее и закрывая ее ладонью, парень ошалелыми глазами смотрел на парочку чудовищ из кошмара. Спаситель был не краше охотницы за чужой кровью, но вроде бы казался адекватнее ее. Механически кивнув на слова вампира, рыжий отполз назад, упираясь в стену спиной. Он никак не мог отвести взгляд от крови на одеянии монашки. Его собственной крови. Но тут в звенящую пустотой голову закралась первая робкая мысль. Увидев такой простор, она обнаглела и ехидно так напомнила рыжему, что он вообще-то тут по заданию, и как бы журналист. Да и сам ведь хотел сенсацию, куда уж больше? Опомнившись, Курт поискал взглядом камеру. Та отлетела в  сторону еще при нападении, а после была отброшена чьими-то ногами под какой-то куст в кадке у стены. Ползком вдоль стеночки добравшись до того места, парень схватил камеру и лихорадочно проверил, не сломана ли она. На удивление техника работала.
Тело казалось тяжелым и ватным. Все же многовато он потерял крови сегодня. Но Курт собирался отомстить. Им всем отомстить! Прячась по углам и за разными предметами перевернутой и раскуроченной мебели, он продолжал делать новые и новые фотографии. Парень снимал все подряд, что только попадалось ему на глаза. Что-то из этих фото потом может действительно пригодиться. Осторожно пробираясь к выходу, рыжий оставлял в памяти фотоаппарата кадры кровавого побоища всех со всеми. Кого здесь только не было. Клыкастые монстры, очень похожие на вампиров из киношек. Собственно, Курт больше не сомневался, что это и были вампиры, после встречи с одной из них. Хотя где-то в глубине сознания трепетала мысль, что он просто сошел с ума. Или весь мир сошел с ума, и поехал кукушкой на теме вампиров. Но кроме них были и другие.
- Нихрена ж себе бал-маскарад…
Он, конечно, слышал в детстве сказки, что в эту ночь в мир спускаются злые духи и охотятся на души людей. Но всегда считал это чистым вымыслом. Теперь уже уверен как-то не был. Да и эти «духи» были несколько более материальны, и охотились далеко не только за душами. Перекусить плотью и кровью они тоже были далеко не прочь. В этом Курт убедился, когда одно из чудовищ разорвало служанку напополам и принялось с голодным чавканьем ее жрать. Рыжего затошнило. Он вдруг понял, что материала на статью насобирал достаточно. И что у него дома чайник кажется не выключен. И вообще устал он что-то сегодня, а сенсации подождать и до  завтра могут. Он напишет, обязательно напишет, но дома и после того как поспит. И проснется в нормальном, спокойном, адекватном мире!
Выбравшись из проклятого дома, Курт заметил во дворе каких-то людей. Людей ли? Но выглядели те весьма нормально, без клыков, когтей, шерсти и горящих глаз. Это порадовало, все же он не до конца сошел с ума. Двинувшись к лестнице, рыжий почувствовал, как ноги начали заплетаться. Тело слабело все больше. Он чертовски устал. Преодолев половину ступенек, парень вдруг запнулся и кубарем скатился вниз. Все тело болело, его отчаянно тошнило и хотелось закрыть глаза и прямо тут уснуть. Но человек хоть и хрупкое создание, но чертовски живучее. И будет творить глупости и цепляться за жизнь до последнего. Потому перевернувшись на живот, он все же попытался встать на четвереньки, а потом подняться уже нормально. Надо сваливать отсюда нафиг, пока еще жив и руки-ноги целы.

+2

49

Будучи полностью сосредоточенным на своих ощущениях, Гай не предотвратил нагревания своей брони, а когда волшебница опалила его лицо и оттолкнула от себя, он разделил сознание, чтобы притупить боль. И пока вампир избавлялся от своего «панциря», оставлявшего на коже некрасивые ожоги, быстро затягивающиеся из-за быстрой регенерации, у неё была возможность сбежать.
У самого же Джованни, разделившего свое сознание на две части, было время, чтобы обдумать все происходящее. Он быстро понял, что все происходящее не случайность, а действие какой-то магии, вероятно, связанной с музыкой. Избавившись от раскалённой брони и оставшись в тунике, мужчина осмотрелся по сторонам. До него быстро дошло, что ко всему прочему мэр города являлся не простым человеком. Доказывало это хотя бы веселое музыкальное сопровождение от мертвого оркестра.
Вампир также осмыслил и то, что он может спокойно относится к происходящему исключительно потому что другая сторона его разделенного сознания приняла на себя удар и периодически ударялась о невидимую преграду, поставленную в разуме. Но каким бы сильным абсолютом не был Гай, он понимал, что не сможет долго держать разум в таком состояние. Способности были не резиновыми, хотя позволяли ему очень многое.
Например, взорвать мозг оборотню, попытавшемуся налететь со стороны на фон Морохира. Какими бы врагами они с ним не было, ситуация была непростая, поэтому нужно было быстро решать, что делать.
Пока он разбирался с другим оборотнем, налетевшим на него с тылу, зал успел загореться. Запахло жаренным мясом. Запах был крайне неприятным. Гай сбросил с себя уже дохлого оборотня и двинулся в сторону выхода. Но даже на улице он по-прежнему слышал раздражающий звук мелодии.

0

50

Заметка об атмосфере

К концу мероприятия дом полыхал в огне и содрогался от странных звуков, похожих на крик, будто и сам он был живым. Пожарная бригада приехала на место уже после того, как он опустел и обнаружили внутри кучу обгоревших тел, некоторые из которых по-прежнему оставались прикрепленными к стене.

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрожения » Линии судьбы » Ад у каждого под стать грехам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC