Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Газета Карта мира Группа Вконтакте
абыр?
1

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Заброшенный квартал » Ряд заброшенных домов по улице Гвен


Ряд заброшенных домов по улице Гвен

Сообщений 101 страница 117 из 117

101

Про клуб Эника слышала, но сама еще там не бывала, просто не было времени и постоянно не по пути. А тут еще и оказалась вблизи клуба, да еще и рядом с владельцем клуба, если она верно поняла его смысл слов. Только она хотела ему ответить на его заявление что он некромант, как тут в их сторону полетела крышка мусорного бака. Присев, тем самым уклоняясь от расшалившегося призрака, волчица рыкнула по-волчьи, чувствуя, как у нее вздыбливается шерсть на спине у ее звериной половины. Сделав глубокий вдох, осознавая, что обращение в волка не даст ничего хорошего, она обратилась к Марселю.
- Уважаемый, вы не могли бы урегулировать данный момент? После чего я бы с удовольствием посетила ваше заведение, чтобы успокоить расшалившегося волка внутри себя, – она явно говорила это сквозь зубы, потому что ощущала, как расшатались ее нервы от наглости существа с того света.
В это время призрак явно пропускал их разговор мимо ушей и откровенно хохотал злорадным смехом на весь переулок, кружась и издавая несуразные звуки, гремя мусорными бачками и изображая различные рожи, то становясь виднее то бледнее.
Такая наглость явно злила волчицу, от чего призрак дурел еще сильнее. Эника подошла за вампира, как бы тонко намекая Марселю, что пора бы и взяться за дело, а после можно и отдохнуть.

0

102

Брошенная любителем шуток крышка с характерным грохотом стукнулась о неровный асфальт: к счастью, и де Буйон, и Эника обладали достаточной прытью и отличной реакцией, чтобы вовремя увернуться от "подарка" призрака.
Самым лучшим ответом на реплику Эники было действие, потому вампир сосредоточился на деле, которое заметно упростилось после того, как дух-проказник позволил себе неосторожность попасться в поле зрения некроманта.
Предположения Марселя оказались верны: беспокойный и нагловатый мертвец оказался полтергейстом, довольно "юным" и неопытным, если подобные слова вообще можно было использовать в отношении привидений.
Глаза вампира впились в глаза ухмыляющегося покойника. Повелителю смерти не требовались ни фразы-заклинания, ни жесты, чтобы сконцентрироваться и одной только силой воли оправить полтергейста восвояси. Бледноватый полупрозрачный силуэт окутал бледно-зеленый мистический свет, громкий издевательский смех затих, как будто его оборвали на середине аккордного ряда. Дух, похоже, и не успел осознать, что происходит.
На улице вновь воцарилась тишина.
Де Буйон кашлянул. Померкшие было эмоции и ощущения вновь набирали силу и полноту. Вампир оглянулся.
- Что ж, порядок, по всей видимости. Вы в норме? Как насчет пропустить пару стаканчиков в честь того покойничка, который нас покинул?

0

103

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

Происходит скачок на декабрь. Вы можете доиграть эпизод во флешбеке или же договориться об итогах встречи.

0

104

2 января. Ночь.
Узкая улица торила путь среди обшарпанных домишек. Свинцовый холод сковывал пальцы, тяжело давил на плечи. Пахло морозом и руинами. О, этот незабываемый аромат строительного разложения! Нотки бетонной крошки с легким привкусом штукатурки, оседающие на языке. Пряные запахи немытых тел за провалами черных окон, сладостный букет старости, щекочущий ноздри канализационный амбре…
Леонард чихнул. Совсем не так, как он обычно это делал – по-змеиному зловеще, тонко, с угрозой. Нет, сейчас он чихнул как пес, нанюхавшийся задницы собрата. И снова. Громкое «апчхи!» ринулось в сторону и коротким эхо застряло между домов.

Леонард брел зигзагами, раскачиваясь из стороны в сторону, широко ставя ноги, сгорбившись и размахивая рукой для равновесия. В другой он крепко сжимал горлышко исполинской бутыли с тускло-рубиновой жидкостью внутри. Бутыль то взлетала, то опускалась в такт виражам Леклера, глухо булькала полупустой утробой. Банкир брел дальше, оскальзываясь на нерасчищенных тропинках, хватаясь за редкие вертикальные стойки: столбы ли, шесты стриптизерш – он не знал. Из-под распахнутого широкополого пальто, словно из сердца паровоза, валил пар. Разорванный ворот рубашки хранил следы помады, на малиновой от мороза шее темнел синяк. Леклер что-то пьяно бурчал, какую-то известную в прошлом песенку, но безбожно путал слова, и потому из лиричной песня превращалась в похабную. Туфли «вжикали» на отполированных ледовых лужах, шарф вялыми полосками свисал к самым карманам пальто, откуда бесстыдно выглядывал распухший бумажник. Пробормотав извинения столбу, Леонард откинул со лба растрепавшиеся волосы и направился дальше. Виляя, он постепенно забредал в самую глушь улицы, название которой вспоминать не желал, и сохранял упорство пьяницы, ищущего свой дом в чужом районе.

В голове шумели пятьдесят пять градусов шнапса, на языке, кроме штукатурки, ощущалась корица и металлические хлопья. А все потому, что благородному дону не пристало пить шнапс без золотой крошки. Это же нонсенс!
Мутный взгляд соскальзывал с ориентиров, предметы перед глазами пульсировали, то болезненно четкие, то расплывшиеся кляксой.
- Эй, космонавт, одолжи сигаретку.
Леонард обернулся. Перед взором возникли три фигуры со слизанными алкоголем чертами, а может, у него просто троилось в глазах.
- Что? – выговорил банкир, взмахом руки рассеивая мифический туман.
- Тогда подбрось денег на дозу, старичок. Кредитные карты тоже принимаются.
- А-а-а, - протянул Леклер, обводя троицу зловещим взглядом. Они подошли ближе, но теперь их отчего-то стало двое. Сказочная самонадеянность. Вампир с усмешкой вскинул руку.
- Вот эту перчатку - тебе в жопу запихаю. - Он указал на первого. - А твою башку, - ткнул во второго, – ему в задницу.
Довольный собой, банкир сделал шаг, зубами стягивая перчатку, как вдруг нога поехала в сторону, а сзади на него с оглушительной силой набросился тротуар. Дешевый фейерверк вспыхнул и застил глаза, на фоне его мелькнули быстрые тени. Леклер почувствовал облегчение. Неприятное, потому что было это облегчение карманов. Холодные руки грубо и жадно шарили по телу, на манер голодных червяков в трупе.
Прошла секунда или вечность. Градусов в крови поубавилось. Жертва зашевелилась. Вдалеке затихала множественная дробь шагов.

- Я. Тебя. Раскрошу! – Вскакивая, выдавил Леонард, и запустил в обидчиков шнапсовым снарядом. - Я твою маму двадцать раз, скотина! - Бутылка описала живописную траекторию и бухнула в освещенном окне, вызвав надтреснутый стариковский вопль. А воришки убегали, унося в руках кошель, шарф и Леонардову гордость.

Отредактировано Леонард Леклер (20.03.2017 22:04)

+3

105

http://savepic.su/754451.png Скачок на несколько дней из бара Рокит

2 января 2006 год. Ночь.

После событий в баре, Виктория была отстранена от дел. Она до сих пор не могла прийти в себя, после случившегося. Сложно свыкнуться с мыслью, что спустя столько лет работы на конвент, тебя списывают со счетов. Разумеется, повод был весомый, но доводы разума не могли сейчас угомонить бушующие чувства. Они словно стая коршунов, слетевшаяся на пир, каждую ночь одолевали девушку, не давая ей уснуть.
Надев теплую куртку, Франк покинула резиденцию, чтобы пройтись по безлюдным улочкам города и привести свои мысли в упорядоченный вид. Холод стоял такой, что несложно было поверить в казни Эмира, о которых писали в потустороннем вестнике. Однако будучи обладателем второй руны Вакха - кровавый принц, она не ощущала особого дискомфорта. Снег приятно хрустел под ногами, на небе мерцали звезды. Каждый иной сейчас чувствовал прилив сил благодаря параду планет, но вместе с тем в воздухе витала опасность.
Пока люди мирно спали в своих домах или продолжали праздновать наступление нового года, город продолжали патрулировать те, кто стерег их покой – иные, облаченные в форму обычных полицейских. Главным законом нового тысячелетия стала Энигма, но даже самым закостенелым в своих взглядах вампирам пришлось признать, что с момента, когда произошел технологический прогресс, поддерживать его стало крайне сложно. Мир, в котором они жили, претерпел свои изменения, а вместе с тем и их собственный уклад. Они все больше становились похожи на людей, на которых смотрели свысока. Старый свет начал сдавать позиции; видавшие жизнь вампиры становились заложниками своих психозов. Теперь и ей было известно, что это такое.
Дорога привела ее в заброшенный квартал. Она помнила ее, потому что здесь они с напарником, погибшим всего неделю назад, были на первом совместном задании. Тогда город выглядел иначе, а в этом месте был пустырь, который явственно рисовало воображение Виктории. Девушка сама не понимала, что заставило ее вспомнить путь сюда, но, когда во дворах послышался какой-то шум, эти мысли растаяли сами собой. 
Впереди показалось два силуэта. Радужка глаз девушки обрела неестественно холодный голубой цвет. Она видела, как по сосудам людей бежит кровь, и слышала каждый удар их сердца, переполненного радостью после совершения преступления. Сейчас Виктория была не при исполнении, но рыцарский порыв заставил ее использовать свои способности и силу, чтобы остановить их. Два кровавых жгута потянулись к ним, и обвили ноги так, что те упали на землю. Послышался вопль удивления. Оба вглядывались в темноту, пытаясь понять, что произошло. Оттуда послышался голос, который четко дал понять им, что лучше вернуть чужие вещи. Горе-грабители кинули кошелек в сторону, откуда шел звук и резво поднявшись, пустились наутек.  Виктория не стала их преследовать. Подошла, подняла портмоне и отряхнув его. Хозяин нашелся в десяти метрах от места. Состояние у него было крайней подпитости.
-Плохая примета гулять по ночам в заброшенном районе, - сказала девушка, подходя ближе, - кажется, это вы обронили, - добавила она, протягивая незнакомцу кошель. Впрочем, уже спустя несколько мгновений, ей удалось признать в нем джентльмена, который был на празднике вампиров в конце октября. Вот только его имени ей запомнить не удалось. – Вы в порядке? – смотреть на вампира-абсолюта, которого умудрились ограбить два наркомана, было жалко. Во всяком случае, Виктория поймала себя на мысли, что все могло бы кончиться иначе, будь он сейчас в трезвом состоянии; в худшую сторону для людей конечно же. Впрочем, многие из сородичей сейчас праздновали новый год, так что в подпитости г-на Леклера не было ничего предосудительного.

+2

106

Леклер согнулся у обочины, схватившись за столб и пытаясь прийти в себя. Ругань безымянного старика стихала в доме неподалеку, грабителей и след простыл. Наступила краткая тишина, какая следует за внезапным ударом бревна по голове, и только хриплое дыхание елозило туда-сюда, как наждачная бумага по ржавчине.
Колкий воздух обжигал гортань. Стоя в рвотной позе, растрепанный банкир бормотал угрозы и проклятья. Это не был гнев, это было раздраженное недоумение. Какой там бумажник! Все, о чем он по-настоящему жалел, заключалось в сверкающей бутылке шнапса.

Потом, небрежно отряхнувшись, вампир сдвинулся с места в направлении убежавших воришек. Заворачивая за угол с твердым намерением вставить кое-кому пистон в чувствительную полость, Леонард воображал лихую погоню. Но за углом его встретила девушка, точнее, из-за разницы скоростей встретил ее он. Кровавые полотна мести померкли перед чудной картинкой лица, красивого даже в обрамлении заброшенных домов, а память тут же подкинула дров в огонь.
- О! – Леклер сунул кошель во внутренний карман пальто. – А шарфик? Да, я в порядке, благодарю вас. – Он растерянно оглядел девицу, и глаза его странно блеснули. – Теперь, с вашим прибытием, дражайшая мисс Франк, я чувствую себя… пробужденным. – Банкир чуть было не ляпнул «возбужденным». Заплетающийся язык медленно расплетался и выдавал осечки неприличных словес.
Ушибленный затылок чесался. Уже во второй раз за несколько месяцев доставалось именно этой части тела. И почему-то рядом обязательно крутилась роковая женщина. Вот вам и шерше ля фам. 
- Значит, вы разбираетесь в приметах? – Лео скривился от прикосновения к затылку. – И что же значит наша встреча здесь, в темном переулке? Она сулит нам романтический вечер?
К банкиру стремительно возвращался обычный галантно-шутливый тон, голос звучал все громче и уверенней. Одновременно с разговором Леклер деловито осматривался.
- Ага, - сказал он, заметив канализационный люк. – Я могу вас как-то отблагодарить? - Вампир склонился над люком, пытаясь пальцами зацепиться за щель. – Думаю, они сбежали туда. Я этих пошляков знаю…

+2

107

Виктория не обладала идеальной памятью, как абсолют, потому не сразу смогла вспомнить его имя и фамилию. Однако тот факт, что он какое-то время находился в розыске и отличился на приеме у Древнего, сделал свое дело. Ему явно не везло в последнее время, но чувство юмора этот вампир все же не утратил, как и любовь к иронии.
-Наша встреча банальная случайность, но счастливая для вас, - сказала Франк, подкрепив слова улыбкой. Речь шла конечно о том, что ее своевременное появление смогло предотвратить его временные финансовые неудобства. Добираться своим ходом до дома было бы крайне проблематично в такую погоду среди ночи. А уж в праздники оказаться в таком нелепом положении вообще очень неприятно.
-Спешу вас огорчить, - добавила девушка, когда заметила, что вампир нагибается к люку, - там их точно нет. Да и не пристало благородному дону бегать за воришками. Разве что вы приверженец канализационной романтики.
Совсем недавно мистер Леклер был в фаворе у Древнего, а теперь оказался если не на самом дне, то в весьма неприятной ситуации, чему можно было только посочувствовать. В этот момент в Виктории проснулась человечность. Ей захотелось помочь попавшему в беду сородичу, пусть тот был и не самым приятным из тех, что она когда-либо встречала на своем пути. Впрочем, их знакомство произошло в не самые лучшие времена для Леонарда, можно было сделать ему скидку.
-И не стоит благодарности. Я бы сделала тоже самое даже будь вы простым человеком или оборотнем, - в ней говорила кровь благородного Викториана. – А вот я могу еще кое с чем вам помочь, - добавила она, - если, конечно, сами захотите. Моя руна могла бы избавить вас от излишков алкоголя в крови, - судя по всему, мужчина уже падал на асфальт, потому как в некоторых местах виднелись сырые пятна от снега. – Понимаю, что сейчас праздники, но пока вы в таком состоянии вряд ли какая-нибудь достойная барышня согласиться провести с вами вечер, - ей нравилось быть полезной. Снимая перчатки с пальцев, она многозначительно посмотрела на Леонарда, ожидая ответа. Про вечер Виктория упомянула просто так, не намекая на свою персону, но подпитому банкиру могло показаться и иначе. – Так что?

Отредактировано Клэр Франк (18.04.2016 23:47)

+1

108

- Надо же, поразительная скупость примет, - проворчал Леклер, возясь с люком. – Как только дело касается романтики, тут глас древней мудрости бессильно замолкает. Я надеялся на большее. – Люк поддался, с утробным «гук» съехал в сторону, краешек лег в ладонь. Леонард выпрямился, легко, как фрисби сжимая круг металла за сто фунтов весом. «Тяжесть миниатюрной девицы», - подумал Лео, сквозь кожу перчатки ощущая холодящее спокойствие металла. «Только мои девы ух как горячи».

- В самом деле? – Банкир взглянул в горло смотрового колодца. Ни пара, ни запаха. Тьма - и больше ничего.
Если там никого нет, то почему есть люк? Пьяная мысль работала со скоростью кремневого мозга. Повсюду здесь канализация зияет дырами колодцев, потому что наркоманы давно растащили люки на металлолом. А этот целый. Неспроста, подсказывал бурлящий в крови алкоголь. Это секретный ход, и не пахнет из него потому, что если бы пахло, то большой и грязной тайной. Происки Ричарда? Заговор!

Наконец, хмельная подозрительность сдалась пробужденному рассудку. Среди косяка не самых приличных мыслей возникла догадка, более чем здравая для умышленно нетрезвого кровососа:
- Значит, вы отпустили их. Что ж, раз викторианец не видит в случившемся причин к погоне и наказанию, то можно оставить воришек на волю случая. – Леклер повернулся боком. Медленно и как бы задумчиво. – Я большой романтик, Клэр. Но не ходок по канализациям, это верно. Предпочитаю, - он клином выставил вперед свободную руку, завел сжимавшую «снаряд» за спину, сделал молниеносное вращение и как заправский метатель дисков запустил люк наискось в небо, - гулять под луной. – Люк, лихо свистя, с грохотом срезал верхушку крыши и превратился в исчезающе малую точку на фоне неба. Под дождевой стук далеких осколков Леонард обернулся к спасительнице и улыбнулся. По крайней мере, сделал вид. Уделенное ему в спасательном топ-листе Клэр место по соседству с человеком и оборотнем болезненно скребнуло раздраженное чувство достоинства. Невообразимо. Крайне нежизнеспособная модель. На запах псины у него аллергия, а человечишку благородный кровопийца раздавил и не заметил бы.

В продолжившейся беседе улыбка Леонарда растянулась вдвое от первоначальной.
- Ни одна не согласится, - кивнул он. Если только за достоинство принимать выдержку не повиснуть сразу на шее одного чертовски обаятельного и привлекательного банкира. – Буду вам оч-чень благодарен! – Леклер рывком распахнул и без того раскрытую зону груди, открывая прикосновению второе по романтичности место на своем теле: горячий мерно пульсирующий участок под левым соском. – А потом, - проговорил он негромко, нависая над спасительницей, - вы ведь не бросите меня здесь? Одинокий вампир замерзнет в местных трущобах. – Он уже почти шептал. – Ему нужен транспорт, ночлег и… компания.

+1

109

Женщина проследила за полетом люка и чуть поморщилась, когда он приземлился на асфальт. Следовало сказать, что порча городского имущества считается нарушением, но разве одурманенный алкоголем вампир будет слушать нотации? Вряд ли. Правильнее было для начала привести его в чувства, а уже после устроить воспитательную беседу, но почему-то именно воспитывать Виктория сейчас никого не хотела. Тем более, в данный момент она была не при исполнении, потому могла попробовать закрыть глаза на сей проступок, заключив пари с совестью – кто сдастся раньше.
Освободив свои руки от перчаток, девушка посмотрела на господина банкира снизу вверх, так как он был ее выше, и просто прикоснулась к его шее обеими руками, оставив открытый участок груди не тронутым. В момент, когда она это сделала, по телу мужчины прошлась приятная волна, которая сопровождалась легкими покалываниями. Кровь быстрее побежала по венам и сосудам, ускоряя сердечный ритм. Крупные по размеру шарики эритроцитов начали разделяться, вокруг каждого появился тонкий слой жировой смазки, появилось электрическое напряжение, которое начало отталкивать кровяные тельца друг от друга. Сразу после этого включилась очистительная функция печени и других органов. После завершения, господин банкир мог почувствовать себя заново родившимся. Ни головной боли, ни других последствий похмелья, которые должны были наступить на следующий день. Весь процесс занял примерно десять минут. Отняв еще теплые руки от шеи мужчины, Франк почувствовала легкое головокружение, которое вскоре бесследно прошло.
-Вот и все, мистер Леклер, - сказала она, улыбнувшись банкиру, - надеюсь, теперь вы чувствуете себя намного лучше, - хотя тут как посмотреть, подумала про себя викторианка, ведь после того как человек приходит в чувства, он нередко хватается за голову вспоминая дела, которые успел натворить спьяну. Кто знает, чем занимался банкир до их встречи. А уж будучи обладателем руны «Абсолютного сознания», он точно не мог забыть ничего.
-Боюсь, что ночлег я вам не смогу обеспечить, поскольку сама в этом городе гостья, - продолжали она, - но сделала для вас все, что было в моих силах, - на самом деле не все, и г-н Леклер наверняка это понимал. Например, слух о том, что Древний и отец девушки сильно повздорили на собрании конвента, разлетелся со скоростью звука, ведь в тот день все рыцари Тьмы были отозваны с улиц. Этим знакомством грех было не воспользоваться в личных целях, вот только как решит поступить сам Леонард…
Виктории было любопытно, как из знатного банкира и любимчика Древних, мужчина превратился в человека без постоянного места жительства, но чувство такта не позволяло ей сейчас задать сей вопрос. Однако любопытство, которое промелькнуло в глазах девушки могло сказать абсолюту больше любых слов.

+1

110

Вопреки намекам Леонарда, девушка решила взяться за дело не в том месте. Как же это по-викториански. Но ведь быка за рога хватают только бестолковые. И подростку ясно: хватать надо пониже, там, где зоны почувствительнее, в центрах и источниках всех мужских проблем.
Клэр же приложила ладони к шее, заставив Леонарда мысленно вздрогнуть. «Уж не придушить ли собралась?» - крикнул пьяный голосок на задворках сознания. Относительно недавно этой же шее досталось крепко похрустеть от ручонок Евы с говорящей фамилией «Скотт». Он конечно же не был злопамятным, но опасения той ночи сохранил до сих пор. Оттого на миг лицо банкира приобрело выражение крайнего омерзения, приправленного щепоткой великосветского неудовольствия. Не очень приятно, знаете ли, терпеть эти новомодные ухаживания девушек со штучками вроде сворачивания шеи и утопления. В конце концов, экстремальными методами аутоэротической асфиксии увлекаться не следует.

Вот такие бесполезные мысли занимали черепную коробку Леонарда, пока внутри происходили чудесные метаморфозы. Удивительные. Прикосновение не привело к ломке шеи, однозначно свидетельствуя о превосходстве викторианцев над отпрысками Хелены. Сердце затрепыхалось, усилило грудную болтанку. Леонард ощутил прилив тепла к конечностям, по спине проползли обжигающие плети жара, в ушах зачавкала пульсация жил. Легкие покалывания волной прокатились от пят до макушки, и на Леклера накатило. В секунду он побыл и парящим на орбите атомной пустоты электроном, и змейкой шипящего электричества на коже, и треском статических помех в объятьях антенны… Прибой был силен и быстр. Где-то в бесконечной глубине тела запустились моторчики органов, вызывая Леонарда из объятий хихикающей радости. Хорошо, что он сдержался от вербальных проявлений, а то бы вышел форменный стыд. 
- Снова благодарю вас, мисс Франк, - проговорил банкир, раскрывая глаза. Сладкое чувство отрезвления схлынуло, недавний пропойца выпрямился, упругий, как свежий хрустящий огурчик.

- О, так вы гостья здесь? – осведомился спасенный чуть погодя. – А я везде свой. Человек, кхм, вампир мира. Космополит. За столько лет любые границы стираются, знаете ли, новизна других стран меркнет, как и надобность в настоящем доме. Рад, что вас это чувство еще не посетило. – Он отошел в сторону, шумно вдыхая придавленные морозом ароматы улицы. Быстрее запахов в него влетели обрывки мыслей спасительницы, незваные и малоприятные. Банкир помрачнел.
- Вы сделали гораздо больше, чем сделало бы большинство сородичей, - возвестил он мрачно. – А автомобиля у вас случайно нет? К общественному транспорту я не приучен, уж простите, а тело требует отдохновения. Возьмем курс к теплу и уюту! – Бодрый голос разнесся по улочке. В ответ известное окно отозвалось многоэтажной нецензурщиной, вся конструкция которой вертелась вокруг того, кто кого куда и как пенетрировал.
Леклер подошел к девушке. 
- В благодарность я поведаю вам «Историю одного вампира». О, не волнуйтесь, это будет краткий вариант.

+1

111

-Мой дом там, где моя семья, - не задумываясь ответила девушка, хотя на языке вертелось отнюдь другое «…а дома-то у меня и нет», но сказано было с чувством и более чем убедительно, а оттого не могло вызвать подозрений даже у такого виртуоза Абсолютного сознания, как г-н Леклер. Некоторые люди могли чувствовать себя комфортно в любом месте и, с легкостью лебединого пера, подталкиваемого потоками ветра, становились душой всякой компании; но были и такие, кто ощущал свою непричастность ко всему, что окружало, имея при этом более конкретную жизненную позицию, они между тем оставались не удел. С недавних пор Виктория не ощущала себя частью чего-то великого, будто от нее отрезали частичку души. Хотя она была уверенна, что когда-то все было совсем по-другому. Возможно, размышляла девушка, когда гуляла по пустынным улочкам до встречи с банкиром, причиной тому  стало исчезновение Древнего, которого потерял их внутренний радар. Так или иначе, эти суждения не выдерживали критики, а голос разума отказывался принимать все на веру. За последние месяцы она сделала много глупостей, и это отнюдь нельзя оправдать ничем, кроме собственного самодурства и нежелания принимать действительность такой, какой та была на самом деле.
Достав из кармана перчатки, Виктория начала их надевать на тонкие пальчики, ногти на которых не выглядели также аккуратно, как у светских леди, но, кожа была не испорчена ничем, что могло бы навести на мысли об ее работе. Несмотря на свою внешнюю хрупкость, эта девушка умела постоять за себя и без особого труда заставляла мужчин вспомнить о манерах, если те оказывали неуважение к закону.
-Что ж, - выслушав мужчину, подала голос Франк, - машины у меня нет, потому как прогулка обещала быть пешей, но есть телефон, - она достала его из того же кармана, откуда извлекла перчатки некоторое время назад. – Потому я могу вызвать такси. Однако куда проще было бы пройтись по дороге до Бернар-Стрит и там поймать машину. Уверена, что накануне праздников мы встретим много людей, желающих подзаработать. Не будем же стоять на месте, и раздражать своим присутствием людей, которым и так несладко в этих трущобах, - она вежливо улыбнулась вампиру, а в глазах появился живой интерес.
-С удовольствием послушаю эту историю, - и они зашагали вдоль дороги, - и с чего же она начинается? Ваша история.
Позади еще слышалась нецензурная брань, но Франк уже не вслушивалась в крики; они стали далекими и совсем незначительными, как и сам человек, который их выкрикивал.

+1

112

«Забавно», - подумал Леклер. Семья. Жаркие признания, клятвы верности семье. Этой жестокой и не всегда полезной ячейке вампирского общества. Самому Леклеру понятие семьи было знакомо разве что отдаленно. Нет, он знал словарное определение, но житейский смысл понятия ускользал, как и надобность в семье. Для Леонарда семья оставалась оборотной стороной бизнеса, где связи и услуги правильным людям творили чудеса. В этом он был несомненным консерватором из самых дремучих веков прошлого, когда браки заключались по расчету и несли исключительно меркантильный смысл. Да что там, он и сам женился далеко не по большой любви, хоть раньше и пытался убедить себя в обратном. Нет, он взял дочь Древнего в жены по большой любви к власти.
«Значит, семья», - хмыкнул мысленно банкир. В детстве то образование, какое звалось семьей, изрядно покорежило юного Леонарда, прожевало и выплюнуло беднягу, так что теперь к высказываниям о семье Леклер относился с пренебрежительной гримасой. Но он был вежлив, и не позволил отраженному лицом неудовольствию оскорбить спасительницу.
- Ведите, -сказал он и просто пошел рядом, прогулочным шагом заглушая бурлившие в голове прения. Клэр была одновременно рядом и далеко. Каждый из них оставался в плену каких-то своих тревог, не животрепещущих, но и не умерших окончательно.

- А как мы будем ловить машину? – вдруг встрепенулся он. – Сегодня хоть и праздничный день, но вряд ли кто-то даже в трезвом уме согласился бы подвести нас. – Он критически оглядел растрепанного себя и задумчивую ее. – Люди сейчас либо нетрезвые, либо похмельные, кто ж захочет притормозить рядом с вынырнувшей из трущоб парочкой, да еще посреди ночи? Здоровенный амбал и его подельница – вот так картина! – Говоря это, банкир ничуть не замедлил шагу. В глазах застыл смех.
Минутная пауза вернула его к главной теме разговора.
- Итак, история, - почесав подбородок, возвестил он. – Эта история, милая Клэр, начинается весьма тривиально, по шаблону. – Леонард иронично посмотрел на идущую рядышком собеседницу. – Все началось с женщины.

Бернар-Стрит приближалась, ускорялся и темп повествования.
- Я бы даже сказал, - продолжал Леклер, - с распутной женщины. С жены-изменницы. Но если вы желаете усеченной версии – то мои проблемы начались с семейной ссоры. Не хочу припоминать детали чрезвычайно ярко, они по-прежнему болезненны, потому, с вашего позволения, добавлю сухости. Дети Древних, - а моя жена происходит из их числа, - крайне сложные для компромиссов личности. Вот все и вышло так, что наша с женой размолвка царапнула по глади самолюбия одного очень спесивого Древнего. И, в обход правовым процедурам, он вздумал преподать мне столь же старый, сколь и непростительный урок. Кажется, вашему отцу доводилось встречать напор непомерных амбиций Ричарда? Я встретил его раньше. И пострадал из-за сущей мелочи – из-за ссоры с женой.
«Из-за суки!», - ввернул внутренний голос.
- Я – сирота. Скромного банкира некому было защитить. Влияние Ричарда закрыло все пути к честному расследованию, а после позора, какому он подверг меня в аэропорту, и, простите, подставы, я вынужден был скрываться как беглый преступник.
Шумная улица росла на глазах.
- О, мы почти на месте! – отвлекся Леонард. – Мда, так о чем я? О женщинах. Опасные создания. Будьте с ними осторожны, Клэр. А если хотите сочного предостережения, могу передать вам несколько картинок с концентрированной сутью произошедшего. – Вампир постучал пальцем по виску и покосился в сторону дамы, ожидая согласия. Отказы редки, потому что прямая трансляция воспоминаний в мозг эффектней любого 3D. А он собирался показать настоящие воспоминания.

+1

113

-Праздники отличная возможность подзаработать, - успокоила мужчину мисс Франк, - люди часто садятся и таксерят в это время, да и сами таксисты выходят на работу, потому что это сезон, когда можно накинуть сверху пару сотен либреев. А если вы включите свое обаяние, господин банкир, мимо нас не одна машина не пройдете, - улыбнулась девушка, после чего замолчала, и позволила ему рассказать коротко изложенную историю своей жизни. Во всяком случае, ту ее часть, откуда растут проблемы.
Признаться, Клэр была поражена тем, что услышала. Она и не представляла, что ситуация обстоит таким образом. В это было сложно поверить, но зная норов Древнего, кровавая принцесса не исключала, что все сказанное г-ом Леклером, правда. Но ссора с женой? Неужели кто-то способен очернить человека из-за сущего пустяка? Тем более, всем известно, что подобные семейные склоки случаются сплошь и рядом, не убивать же теперь. И тут Клэр вспомнила, как и сама на днях, словно сорвавшись с цепи, ударила старшего брата сначала бутылкой, а затем опустила ему на голову стул; да с таким размахом, что тот едва ли держался на ногах. Она до сих пор не понимала, что на нее тогда нашло, но что бы там ни было, это повлияло на дальнейшее развитие событий, и именно поэтому сейчас ей приходилось шляться по городу без дела. Абсолют заключил, что это мог быть психоз, но Франк до сих пор не могла смириться с этим заключением.
Ей и в голову бы не пришло, что в тот день в баре рядом с ними сидел Раздор, который и вытянул наружу все негативные эмоции, запустив механизм агрессии. Если бы только знать, и все сомнения и страхи ушли бы прочь.
-Непостижимо, - сказала девушка, остановившись и посмотрев на г-на Леклера. – Не могла бы и подумать, что такое еще возможно в нашем, современном мире. Впрочем, о чем это я, ведь Ричард Древний, который может стирать память любому живому существу и выворачивать ее так, что... а вам не приходило это в голову? Что он решил просто внушить вам те картины? Чтобы проучить, например, - моргнув, поинтересовалась она. – Ведь такое возможно, не так ли? С другой стороны, какой в том прок... -  Франк задумалась, а после, словно пробудившись ото сна, сказала, - я не против, - подойдя ближе, - но без фанатизма. Если я почувствую, что вы тянетесь к моим воспоминаниям, то буду разочарована.

0

114

Рассказ Леклера рождал в голове спасительницы цепи собственных дум, большей частью обыденных и безынтересных, на кои даже внимания обращать не стоило. Но некоторые, пожалуй, самые сильные в эмоциональном разрезе, волей-неволей просочились в разум абсолюта. Леонардов связный монолог закачался на языке, голос убавил в громкости, что в случае Леклера свидетельствовало о быстрых размышлениях. Нечто в мыслях Клэр все-таки привлекло внимание любопытного вампира, какие-то злоключения мистического характера, едва проглядывающие в общей мешанине. Неужели не он один чувствует странности в событиях последних месяцев?

Разбираться в мыслеобразах спасительницы не было желания, ведь для того пришлось бы дробить свое «Я», а Леонард еще хотел насладиться «Историей одного банкира», будучи цельным индивидом. Да и закон с приличиями нарушать в столь щекотливой ситуации не представлялось разумным. Потому, зацепив каскад чужих рефлексий, банкир отскочил в сторону, отплевываясь и отряхиваясь, как кот после окативших морду водяных брызг. Фигурально.
- Порой мне кажется, - философски изрек Леонард, глядя в январское небо, - все вокруг нас – лишь иллюзия. Искусная и злая. – Трудно было понять, всерьез он утверждает или горько шутит. – Ричард вполне мог мне это внушить, но тогда ему пришлось бы сорить не только в мой череп. Дело-то масштабное. Со взрывами и жертвами. Он любитель патетики, мисс Франк, эффектных жестов. Так что… - Леонард оставил простор для раздумий, обернулся к спасительнице. Пришло время спецэффектов.

- Мы с вами не в том возрасте, чтобы щупать друг друга без разрешения, - усмехнулся он, ввинчиваясь взглядом в зрачки Клэр.
Удар сердца – и мир застыл, повернул вспять, вздохнул шорохами и новыми запахами. Леонард сосредоточился на передаче, стараясь не обращать внимание на оборотную сторону ментального моста. Картины потекли, сначала быстро, затем – медленней, вставая перед глазами спасительницы во всю ширину красок и ощущений.
Разговор с Даниэль, мешанина комнат чьей-то резиденции, спешная поездка в аэропорт, прошивающие салон самолета пули, ставший красным ковер, трупы приближенных, разинутый в смертной муке рот хорошенькой стюардессы.
Новый удар сердца.
Надменное лицо Древнего на фоне здания аэровокзала, ветерок, холодящий огнестрельные раны, шеренга мрачных прихвостней, перечеркивающих взлетно-посадочную пустоту. Едкий обмен любезностями. Выстрел, первая месть.
Еще удар.
Звон колов. Пафос и напряжение. Драка один на один, мелькающий на расстоянии броска тесть, выпады и отскоки, треск нервов, шум крови, сардонический смех. Жгучая боль распятия, снова лицо Древнего, хруст клыков и насмешка из нескольких купюр, положенных рядом и придавленных мобильным телефоном.
Тридцать либреев? Три сотни? Следовало отдать Ричарду должное, урок действительно получился эффектным.

Леонард прервал связь. Сердце билось ровно.
- Для начала так, - пробормотал он, надеясь, что Клэр не заметила подсознательного восхищения действиями Ричарда.
Банкир подошел к дороге и махнул проезжавшему таксисту.
- Говорят, на хранящийся в моей голове товар, - если он подлинный, - должно быть немало купцов. Думаю, ваш отец был бы рад пресечь столь явное беззаконие со стороны многоуважаемого Древнего, не так ли? Подумать только, а ведь этот носферату мог выбиться в правительство страны! - хихикнул Леонард, отворяя дверь такси и подавая руку Клэр. - Справедливость должна торжествовать. Кому как не викторианцам это знать.
- Куда едем? - бодро спросил таксист еще до того, как ноги пассажиров ступили в салон.
Леонард медленно повернулся к викторианке.
- Клэр?

+1

115

Мир перед глазами расплылся и растаял в белой вспышке, и спустя мгновение Виктория оказалась в совершенно другом месте. В воздухе витал запах машинного масла, пороха и крови. Перед глазами мелькали яркие картины, каждая из которых поражала женщину все больше и больше. Она не могла понять, что заставило Древнего пойти на такой поступок, ведь в ссоре супругов, как считала сама Клэр, не было ничего заслуживающего подобной кары. Возможно господин бывший банкир что-то скрыл, но ей почему-то так совсем не казалось. Сейчас она обнаружила, что верит ему, и всему тому, что видит тоже.

Вот Ричард склонился над бедолагой и вбил ему кол в ладонь, затем разговор, и исполнение приговора, вынесенного и притворенного в жизнь прямо на месте. Древний был и судьей, и палачом, но никак не адвокатом; более того, он не позволил мистеру Леклеру очистить свое имя даже самому, хотя тот кажется не шибко старался, чтобы исправить положение. Да и кто бы стал? Когда перед тобой существо в тысячу раз сильнее и быстрее, сложно оказать сопротивление. Виктория была уверена, что вампир был даже не уверен, что выживет после этой стычки, но старый мерзавец оказал ему честь, позволив дышать.

Очнувшись, Франк посмотрела на бывшего банкира с почти осязаемым сочувствием. Ей было жаль Леонарда, ведь не смотря на непростой характер, коим были от рождения венчаны все дети Вакха, он стал жертвой самоуправства. Если бы не это обстоятельство, она бы не испытывала ничего подобного. У Виктории было повышено чувство справедливости. Оставить подобное беззаконие без внимания ей бы не позволила совесть. Честь и долг превыше всего, говорила она себе каждый раз, когда сомневалась в том, как следует поступить. И этим негласным правилом руководствовалась во всех сферах жизни.

-Это ужасно, - только и выговорила кровавая принцесса перед тем, как мужчина махнул рукой и остановил машину. Они сели в теплый салон и захлопнули дверь. Когда прозвучал вопрос, Виктория задумчиво посмотрела в окно, сквозь собственное отражение рассмотрев улицу, а после вновь повернула голову к банкиру.

-В аэропорт, - сказала она, - вы правы, Леонард. Моему отцу действительно будет интересно. Вы же не против немного полетать? – губы девушки изогнулись в улыбке, - или предпочитаете все же взять на прокат автотранспорт?
Виктория загорелась желанием разобраться в этом деле, если не ради мужчины, сидевшего напротив, то ради тех несчастных, кому не повезло оказаться не том месте и не в то время. Она до сих пор видела испуганные глаза стюардессы, остекленевшие спустя несколько секунд, после того как их покинула жизнь.

Отредактировано Клэр Франк (07.05.2016 16:19)

+1

116

Клэр вынырнула из Страны Грез, как шутливо называл Леонард вотчину своих воспоминаний, и банкира окатила мягкая волна сочувствия. Она была как дуновение весны, как прикосновение горячих женских губ. Леклер снисходительно улыбнулся миру, потому что успел позабыть это чувство и едва не разучился принимать его на свой счет. Вампиры – жестокое племя, с высоты вечности жизненные перипетии кажутся им незначительными, и редко когда сородич удостаивает менее счастливого носферату искренним состраданием. Даже толика жалости выглядела в глазах Леонарда удивительной. Прямо-таки новогодние чудеса. Еще чуть-чуть – и впору уверовать в Санта-Клауса.

Салон такси смотрелся недурно для такси, чем весьма порадовал взыскательного банкира. Он почти вольготно расположился на половине заднего сидения, немного вытянул ноги. «Протягивать» их было еще рано.
Да, салон оказался достойным, современным, или, может быть, Леонард просто не с тем сравнивал. В последний раз на такси ему доводилось кататься, когда автомобили звались не иначе как «безлошадные экипажи», а на тротуарах частенько попадались конские яблоки.
- Верно, приятного мало, - согласился Леонард, ежась от внутреннего холодка. Воспоминания о Ричарде навевали болезненную меланхолию. Подумать только, а ведь Леклер хотел быть похожим на тестя! Ровнялся на него, сумел втереться в доверие и заполучить выгоднейший брак, но все разрушила тупая избалованная стерва. Десятилетия трудов! Тонны стараний! И для чего? Чтобы какой-то перебродивший пенсионер нассал ему в лицо? Ужасно.

Говорил мне отец, - со злостью подумал Лео, глядя в окно, - пока жив, не женись! Но вот оно. Я в заднице. Сотня лет, чтоб понять.
Чувствительному банкиру хотелось заплакать слезами тирана, рыдающего в последний день своей империи над руинами всего, что он наворотил.
Леонард был крепче.
Он не заплакал, а ядовито улыбнулся, когда услышал сладкие нотки в голосе Клэр. Они пели об одержанной сегодня победе, о новом чуде, и связки Леонарда отозвались, славя идиотов-грабителей и гадкий проулок, и снег, и лед, и потерянный шарфик – все то, что сделало сей скромный триумф возможным.
- О, с вами я готов лететь хоть на край света, - опасно улыбнулся вампир. – Догадываюсь, куда мы летим, поэтому предпочел бы скорейшее прибытие – по небу.
На самом деле он ожидал услышать сакраментальное «к тебе или ко мне», которым по традиции озадачивались девушки, проведя с банкиром вечер-другой. Единственный вопрос, их интересовавший. Наверное, они не были викторианками. Хоть Леонард и предпочитал любовь войне, сейчас он жаждал не объятий, а жестокой мести, как тот мифический герой, когда у него украли жену. У Леклера умыкнули кое-что поважнее – плоды двухсот лет работы.

- Итак, куда именно мы летим, мисс Клэр? – учтиво поинтересовался Леонард, при этом дальняя от Клэр рука сжала ткань брюк. В памяти абсолюта копошился иррациональный страх перед полетами, засаженный в мозг заботливым тестем. – Может, мне следует припудрить носик перед дорогой?
Желтое пятно такси, вильнув закрученным хвостом выхлопных газов, неслось к тому месту, где все началось.
http://savepic.su/754451.png Аэропорт

Отредактировано Леонард Леклер (08.05.2016 12:11)

0

117

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-4.png[/float]аксист довез господ до аэропорта, там они купили два билета до Уэльса. За три часа они долетели до места. Однако девушка не повезла бывшего банкира сразу в конвент по двум причинам: 1. тому следовало для начала привести себя в надлежавший вид 2. время отнюдь не для подобных визитов. В четыре часа утра они были у дверей ведущих в квартиру мисс Франк.

http://savepic.ru/6166300.png

Дальнейшие действия переносятся в эпизод

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Заброшенный квартал » Ряд заброшенных домов по улице Гвен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC