http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обсуждение недели: Ловись пост большой и маленький (30.10.19)!

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Исторические флеш-квесты » История Тамерского королевства


История Тамерского королевства

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Лже-королева
(1290-1293 год)

Roman Rain - Я убиваю тебя, моя Королева♫

[html]
<center><figure class="captions-border">
    <img src="https://i.ibb.co/NTt23JQ/1.jpg">
    <figcaption>Королева Дагмара</figcaption>
</figure></center>

<p align="justify">
XIII век был довольно смутным временем, которое запомнилось своими грандиозными переворотами и эпохой великих войн. До средневековья мир буквально сокрушался от нескончаемых баталий. <br>
С давних времен Тамерское королевство было вотчиной людей, которую защищали представители магического общества, однако в 1290-ом году произошел переворот, случившийся из-за притязаний на трон князя Иохима, потомка Теберия Платогинета, основавшего царство Платея, в те времена уже раздробленного на пять княжеств. Король Тамерского королевства приходился ему родным дядей. И поскольку умирал он без наследника, уважаемым собранием, состоявшим из вельмож, принадлежавших знатным родам, приняло решение отправить Иохиму письмо, в котором они приглашали его занять фактически освободившийся трон.<br>
Единственная дочь Тамерского короля Дагмара, была болезненной девочкой, тяжело переносившей климат столицы, поэтому её отправили на обучение в монастырь св. Петры, расположенный у самой береговой линии.<br>
Как только стало известно, что монарх занемог и на его место появилось еще несколько претендентов, было принято решение вернуть Дагмару в столицу и выдать замуж за князя Иохима, выступившего в путь сразу после известия о скорой кончине дяди.
Повозка с Дагмарой прибыла на неделю раньше. Слухи о том, что девушка, как и её мать не блещет красотой не оправдались. Добиться портретного сходства с оригиналом в те времена было трудно, поэтому все сошлись на том, что свежий воздух и каждодневные молитвы пошли ей на пользу. Она была молода, красива и ко всему прочему далеко не глупа.
Впрочем, был у неё один значительный недостаток, который сразу же бросился в глаза «зрячих» представителей сословия. Девушка была обращена в вампира. Магов в ту пору было не слишком много при дворе, но и те что были начали задаваться вопросами: «ту ли принцессу привезли?».<br>
Король Тамерский увидел свою дочь и признал в ней свою Дагмару. У него была горячка, и последний раз старик видел девочку, когда той было всего девять лет. Уже следующей ночью поцелованный своей дочерью на прощание и исповедавшийся он скончался.<br>
Лже-Дагмара приняла князя Иохима с должным уважением и в скором времени собиралась стать его женой.

</p>[/html]

+1

2

[AVA]https://i.ibb.co/BtKqmrd/2.jpg[/AVA]

Ночь украсила небосвод мириадами звезд. Луна нарядилась в багрянец и стала такой крупной, что казалось, будто приблизившись еще немного, она раздавила бы опушки деревьев, утопающие в тенях на горизонте. Это было их время, и время мистических таинств.
-Пей, Леста, и живи дальше, –  тихим голосом, напоминавшим шелест листвы, произнесла старая колдунья, поднеся черпак с зеленым варевом к побледневшим губам юной девушки. – И не будет в этом мире и том мужчины, способного противостоять твоим чарам. Все они склонятся перед твоей красотой. Любовь к тебе станет их проклятьем.
Яркие искры, взмывавшие от костра, растворялись в темноте. Их треск смешивался с громким стрекотом цикад и звуками ветра, заполняющего полу пустое пространство помещения.
Приняв свое проклятье и дар бога Смерти, Колестис начала терять красоту. Под её глазами появились густые тени, лицо осунулось, а кожа потеряла свой цветущий персиковый оттенок. И чем дальше она продвигалась по темной тропе, тем более заметными становились эти перемены.
Решив обмануть природу, еще будучи совсем юной девушкой, она обратилась за помощью к другим темным силам. И они с превеликим удовольствием откликнулись на её зов.
-Пей, Леста, и никогда не познаешь горечь злой любви, – нашептывала старуха.
Девушка осторожно приняла чарку с зельем и не спеша, словно боясь торопить время, подняла её к губам. У варева был кисловатый запах, а его привкус даже при вдохе ощущался на кончике языка.
-Но у всего есть цена. Монета имеет обратную сторону. Тебе будут поклоняться точно живой богине, но ты никогда не познаешь истинной любви, – уже в самом конце произнесла колдунья.
Губы Колестис уже касались краев чарки как вдруг она замерла и подняла взгляд на товарку. Но та не отвела глаза. Они смотрели друг на друга долю секунды, после чего девушка произнесла:
-Да будет так, – и осушила сосуд.
Ночь содрогнулась от женского крика. И птицы, сидевшие до этого спокойно на деревьях, резко взмыли вверх.

С тех пор кануло много лет. И от той юной испуганной девушки, совсем недавно получившей свои способности, не осталось и следа. Леста изменилась.
-Ваше Высочество! – вбежав в большую комнату, расположенную в северной части замка, закричала встревоженная Беата. Одна из девушек при дворе, приставленных, чтобы помочь будущей королеве обжиться в совершенно новых для неё условиях.
Новыми они могли бы стать для молодой и совсем не знавшей жизни Дагмары, безвременно покинувшей этот мир еще в монастыре св. Петры, но не для той, кто занял её место. И все же, играя свою роль при дворе, лже-принцесса покорно следовала неписанным правилам. Вынырнув из своих воспоминания, она посмотрела на рыжеволосую фрейлину.
-Что такое?
-Князь Иохим III и его свита прибыли. Они уже у ворот, Дагмара, – между девушками с самого начала установились добрые дружеские отношения, поэтому Беата могла позволить себе обращаться к принцессе используя только её имя, но исключительно наедине.
-Так чего же ты стоишь? Предупреди остальных, – когда девушка покинула комнату с камином, лже-Дагмара отправилась в свои покои. По дороге она остановилась у окна, из которого открывался отличный вид на всю площадь возле замка. Ей было любопытно что из себя представляет Иохим III, но больше всего её интересовала его свита. Она надеялась, что среди верных рыцарей князя не будет волшебников.
Встречать будущего короля и его верноподданных вышли все вельможи, обжившиеся в замке. Зима в Тамерском королевстве была суровой, но все люди, которые пришли поприветствовать будущего монарха, превозмогали всяческие неудобства.
Дагмара также была в их числе. Но холод не мог остудить её кровь. И она встретила своего нареченного с улыбкой на лице. Первым заговорил некогда советник почившего короля. Он выразил свою радость прибытием молодого князя и также надежду, что наступившие морозы доставили не много неприятностей в дороге. Принцесса все это время молчала и лишь украдкой посматривала на своего нареченного, от чего со стороны казалось, что бог наделил её скромностью. Однако же первое впечатление было обманчивым.

Отредактировано Колестис (11.06.2019 23:08)

+2

3

Утро выдалось чистым и ясным, свежесть напоминала о близящемся конце осени. Они выехали на рассвете, чтобы поглядеть, как обширны просторы вверяемого Иохиму царства; их было двадцать человек, и Иохим ехал во главе них, нервничая от возбуждения. Впервые его сочли достаточно взрослым для великого дела. Заканчивался 1290 год от начала их мира — и двадцать второй в жизни молодого князя.
Дыхание людей и коней мешалось, струясь парком в холодном утреннем воздухе. Советник князя, Орлей, ехал на своём коне подле господина. Магнус, молодой остроносый маг, прятавший пышные кудри под плотным капюшоном мантии, трусил следом на гнедой кобыле. Иохим всячески игнорировал его присутствие с момента, как их отряд выехал из элинорского замка, и теперь, спиной чувствуя прожигающий его спину взгляд, небрежно перебирал плечами, сгорая от желания расчесать кожу между лопатками.
Слабый ветерок дул из ворот крепости, к которой они подъезжали. Над головами трепетало знамя дома Колдфилдов из Элинора: чёрный волк нёсся по снежно-белому полю. Орлей, человек, заменивший Иохиму отца, невозмутимо сидел на коне, длинные каштановые волосы теребил ветер. В подстриженной бороде мелькали белые нити, он выглядел старше своих тридцати пяти лет. Серые глаза его нынче смотрели угрюмо, он казался непохожим на того мужчину, который вечерами возле огня негромко рассказывал о былых эпохах. Иохим подумал: он снял с себя личину родителя и надел маску, подобающую советнику князя, будущего властителя Тамерского государства.
Их встречали не пышно, но радушно, подстать погребённой под трауром столице. Многие лица смотрели им вслед, ладонью вверх руки взметались в воздух в тёплом приветствии. Продуваемый ветром двор окружила толпа, в которую стройным рядом въехал их отряд и спешился на мёрзлую землю.
- Долгих лет, - пожелал Иохим вышедшему к нему на поклон вельможе и всему народу. Его народу. Он обводил его взглядом - лица, полные печальной надежды, что новый король окажется не хуже почившего. И он хотел бы этому верить. Долг, не тщеславие, обязал его покинуть родные края, оставить мать, милые сердцу просторы Элинора ради трона, к которому Иохим никогда не стремился. Перст судьбы указал на него не за достоинства крепкого характера, но за кровь, с которой Иохим был рождён.
Их пригласили во дворец - простой во внешнем убранстве, но величественный и хорошо сложенный для затяжных и холодных тамерийских зим - без лишних церемоний проводили к столу, и место Иохима оказалось против кресла будущей королевы. Спешившись во дворе, он едва окинул её взглядом и лишь теперь получил возможность рассмотреть, не боясь прослыть невеждой. За светлыми, точно растопленное серебро, волосами он поймал лучистый и покорный взгляд. Лгали слухи о том, как не мила лицом молодая принцесса. Лгали и те, что говорили, будто она не от мира сего и едва с ним соприкасается, потому как даже за длинной вереницей снедья и блюд Иохим рассмотрел слабую улыбку на ярких, точно лепестки розы, губах.

+2

4

[NIC]Магнус[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yLdoj.png[/AVA]
[SGN]— Благородная Нинет, я вам предлагаю маленький заговор.
— А большой нельзя?
— Маленький, с большими последствиями!
[/SGN]

Тех, кто считает должность придворного мага приятной и ни к чему не  обязывающей, Магнус не без злорадства мог бы разочаровать. Обязанности, которые мужчина исполнял при элинорском дворе, отнюдь не сводились к поддержанию магической защиты и изготовлением зелий по слезным просьбам фрейлин княгини-матери. Последним Магнус и вовсе старался заниматься как можно реже, поскольку алхимия всегда оставалась для него сложнейшей магической дисциплиной, и он не хотел прослыть тем, кто планомерно уничтожает штат женской прислуги замка. Вот в чем маг разбирался отлично, так это в ядах. Увы, наставник его почтенного наставника в свое время скончался как раз после кубка вина, распитого в неподходящей компании, поэтому старый пневматик, под руководством которого Магнус развивал свои врожденные способности, и приучал своего ученика к малым дозам различных ядов, чтобы вызвать привыкание организма.
Основное время маг занимался слежкой на благо династии, которой поклялся служить. Опираясь на помощь духов, он легко узнавал о любом недовольстве и малейшем намеке на заговор. Как можно понять, популярности подобная осведомленность молодому пневматику не добавляла. Сам Магнус к своей репутации относился с безразличием истинного флегматика, потому что всем нравиться нельзя.
Всю дорогу до владений почившего короля Тамерии, маг предавался размышлениям, покачиваясь в седле позади князя, который благодаря родству вытащил счастливый билет, и его ближайшего советника. Когда в Элинор прибыл гонец с письмом от советников покойного, Магнус не побрезговал угостить того вином и был вознагражден чудесной историей о возвращении ко двору некогда чахлой и хворой, а сейчас цветущей и пышущей отменным здоровьем Дагмары. Будучи по натуре скептиком, маг не мог не подвергнуть сомнению тот факт, что постная пища и строгий монашеский устав возымели такой волшебный эффект на изначально болезненную девушку. Да и то, что ко двору не призвали какую-нибудь старую няньку, опекавшую принцессу до ее отъезда в монастырь, серьезно настораживал. На месте советников его величества, Магнус бы поступил именно так. Мужчина не слишком много знал о правителе Тамерии, однако с уверенностью мог сказать, что тот вряд ли был частым гостем в детской, и доверять его суждению, тем более на смертном одре, было довольно опрометчиво.
По этой причине ничего удивительного не было в том, что основное внимание по приезде в замок маг уделил не встречавшим Иохима советникам, а его нареченной. Составить впечатление о придворных он всегда успеет, а вот даму, которая должна была открыть сюзерену Магнуса путь к королевскому трону, требовалось оценить незамедлительно. Конечно, по мнению многих, супруге правителя можно надеяться лишь на декоративную роль, однако, что будет, если Дагмара обладает умом и амбициями, которые позволят ей взять будущего мужа в оборот?
На фоне свиты, сопровождавшей князя, худощавый и невысокий маг выгодно терялся, что его вполне устраивало. Власть обычно держат те, кто стоит за троном, не раскрывая имен и лиц. Именно по этой причине никто не заметил, что и без того бледный медиум стал цветом лица очень похож на полотно, которым могли бы гордиться лучшие ткачи. Интуиция не обманула Магнуса: принцесса все-таки оказалась с сюрпризом, да еще каким.
Среди прочих гостей маг проследовал к столу, где ему ответили место по левую руку от Иохима. Украдкой мужчина продолжал украдкой изучать скромно держащую очи долу Дагмару, хотя подобный интерес стоил ему некоторых усилий. Магнус не мог отрицать, что на первый взгляд свою роль девушка исполняла прекрасно, вот только чего ради она решила сыграть волчицу в овечьей шкуре?
- Мой князь, я прошу вашего дозволения передать Ее Высочеству дар от вашей почтенной матушки, - потворствуя своему врожденному любопытству, маг практически забыл о поручении, полученном от княгини.
Получив согласие от Иохима, Магнус сделал знак, и в зал внесли небольшой плоский футляр, обернутый мягкой тканью для сохранности хрупкого содержимого.
- Это зеркало моя госпожа забрала с собой, когда отправлялась в Элинор, чтобы вступить в брак. По легенде, женщина, которая смотрится в него, никогда не утратит свою красоту. Теперь княгиня надеется, что оно послужит Вам, принцесса.

+2

5

[AVA]https://i.ibb.co/BtKqmrd/2.jpg[/AVA]

Удовлетворив свой интерес, девушка обнаружила, что молодой король вовсе даже недурен собой для смертного человека, которому пришлось очень быстро повзрослеть. В нём чувствовалась королевская кровь, но во взгляде не было твердости, присущей венценосцам-завоевателям. Глубоко в его темно-карих глазах притаилась грусть, отчего могло показаться, будто он прибывает в глубокой меланхолии. Однако она чувствовала, что это лишь ширма, за которой скрывается чувствительная и вдумчивая натура.
В большой обеденной зале, где за одним столом собрались и тамерские вельможи, и приезжие гости, уже после пары вливаний почувствовавшие себя хозяевами, играла музыка. Игрецы на инструментах исполняли старинную балладу о «прекрасных королевских лебедях», и развлекали пирующих игрой на озорных флейтах, услаждающих даже самый взыскательный слух.
Тамерия всегда славилось своими обширными лесными угодьями богатыми дичью, поэтому столы ломились от всевозможных яств: среди них были запеченные перепелки в миндальном соусе, копченная оленина, приправленная шафраном и черным перцем, кролики, нежное мясо которых было запечено на углях по особому рецепту здешнего повара. Также по случаю прибытия будущего короля было зарезано шесть поросят, обезглавлено двенадцать кур и два теленка. Куда меньше внимания уделялось блюдам из рыбы, и совсем немного овощам, которые являлись скорее украшением, уходившим с тарелок в самую последнюю очередь. На столах было также много медового вина и свежеиспеченного хлеба, а в качестве десерта слуги подавали варенье из лепестков роз и засахаренные яблоки.
Принцесса почти не притронулась к еде, и пила тоже совсем немного. Дворцовые сплетники непременно спишут отсутствие аппетита у девушки на волнение, однако сердце её билось ровно. Лишь одно обстоятельство смущало её, и могло испортить настроение. Присутствие в свите нареченного мага, взгляды которого она время от времени чувствовала на себе.
Своей бледностью и худосочностью он выделялся на фоне остальных людей, сопровождающих принца. И в отличие от других придворных был единственным, кто мог видеть темную сторону её души. Однако пока предпочел играть свою роль, придерживаясь прописанных правил.
-Жаль я не могу лично поблагодарить Вашу матушку, милорд, –  обращаясь к князю, а не его вассалу, произнесла лже - Дагмара, – оно прекрасно, – она лишь мельком взглянула на зеркало, которое продемонстрировали ей слуги перед тем, как унести.
-Надеюсь, вы сможете передать ей мою признательность, – теперь уже девушка обращалась к магу, от которого решила избавиться под благовидным предлогом. Конечно, князь мог отправить кого угодно с ответной благодарностью, однако подарок был презентован ей магом, который судя по всему был приближен к его матушке… но последнее решение будет за ним.
-Позвольте спросить, милорд, – голос Дагмары был нежным и приятным на слух. – Какой он – Элинор? – согласно легенде, девушка никогда не покидала пределов королевства, поэтому могла довольствоваться лишь рассказами тех, кто время от времени покидал его.
На ней было платье, сшитое незадолго до прибытия князя. Символика цвета играла важную роль в этикете и в особенности в отношениях между влюбленными, поэтому наряд юной принцессы состоял из цветов, которые присутствовали на гербе Элинора.

Отредактировано Колестис (12.06.2019 22:48)

+2

6

Палаты княгини Колдфилд были жарче всех помещений великого замка Элинора. Ей редко приходилось зажигать очаг. Замок был возведен на естественных горячих источниках, и обжигающая вода бежала внутри стен его покоев, словно кровь в человеческом теле, прогоняя холод из каменных залов, наполняя стеклянные сады влажным теплом, храня землю от замерзания. В дюжине небольших двориков день и ночь курились открытые пруды. Для лета — немного, для зимы же — грань между жизнью и смертью.
Это были добрые и большие покои, слишком большие для женщины, так рано ставшей одинокой. Её почивший муж, подаривший ей единственного сына, не был пылок в любви, а княгиня, меж тем, была молода и не скупилась на ласку. Её ночи, проведённые наедине с тишиной замка, где единственными её гостями были поскрипывания старых петель, становились всё невыносимее, по мере того, как взрослел и мужал Иохим, отдаляясь от матери, всё больше проводя время под крылом Орлея. Он был слишком юн, чтобы внять материнскому горю и познать глубину её разочарования. Она махала ему вслед всякий раз, как он выезжал из ворот замка, отправляясь на охоту, сопровождаемый свитой при сборе податей, объезжая окрестные земли. И сын не ведал о том единственном, необратимом вспять желании быть любимой, с каким пал перед ней на колени княжеский маг Галлус, некогда клявшийся в верности его отцу.
Их взгляды по началу казались Иохиму пустышкой, а после насмешкой. Он с остервенением раздирал запечённое мясо, хмуро глядя из-под кустистых бровей через обеденный стол, как маг жеманно прикасается губами к руке его матери в таком личном, таком непозволительном жесте. Он перестал ездить на охоту, и забросил княжеский порядок на окрестных землях; он день и ночь пытался быть подле матери, которой теперь стал костью в горле. Он пытался не позволить ей шагнуть за черту бездны этого низкого и подлого чувства, и всё же был слаб перед чарами, которые всей душой возненавидел. Он верил в чистоту помыслов и в низость первородного желания, коему каждому следует противостоять в теле своём, и не понимал, как может позволить себе безутешная вдова улыбаться шутовским фокусам проклятого мага.
Иохим не доверял магам, не подпускал их близко, опасаясь, точно заразы. И Магнуса, который мог стать ему другом, держал за низшего слугу, потворщика и служителя гадким чарам, без которых, впрочем, их нынешний мир существовать безопасно не мог. Он не удосужил мага ответом, лишь махнул рукой, в очередной раз отметив, что мать доверила свою безделушку не ему, будущему королю Тамерии, а прокажённому и болезненному Магнусу, бледному и тонкому, точно лист пергамента. Иохим отвёл глаза. Ему претил его угловатый и резкий облик, роднивший того с вороньём. Магнус и Иохим были схожи внешне и кто-то мог посчитать их братьями, но молодой князь знал - между ним и магическим отродьем пропасть длинною в вечность и не бывать тому, чтобы стоять им подле, как ровня, как бы сильно не желала того его мать, как бы ни требовали этого обстоятельства.
Он хмуро уставился в блюдо перед собой, отметив, что едва прикоснулся к нему и не различил вкуса. Мысли его суматошные с дороги и новых встреч были тяжелы, отражаясь на лице суровой маской. Он поднял глаза на принцессу Дагмару, когда та обратилась к нему, вновь отмечая, как хороша она собой, но усталость не давала в полной мере вкусить радость от будущей женитьбы с красавицей.
- Элинор холоден, моя госпожа, - ответил он, - но гостеприимен. В холодные ночи горячие воды источников берегут нас в замке, они сбегают по внутренним стенам, согревая живущих в нём. На просторном дворе ристалище для воинов, равных которым не сыскать ни в одном другом княжестве. Некоторых из них я привёз с собой в ваш дом, дабы они охраняли и ваш покой. Мой советник - Орлей - должно быть уже писал вам о том, какой прекрасной бывает природа в Элиноре с наступлением лета. Я буду рад показать её вам, когда вы сочтёте возможным повидаться с моей матушкой. Впрочем, - тут его взгляд скользнул влево, касаясь хрупкого плеча Магнуса, - мы могли бы отправить за ней. Магнус, должно быть в замке Тамерии достаточно магов, ты мог бы в сопровождении пары наших людей вернуться в Элинор и сопроводить матушку сюда. Кто знает, быть может, вы смогли бы поспеть к нашей свадьбе, если боги будут милостивы и дороги не погрязнут в снегах.

Отредактировано Иохим III (12.06.2019 22:45)

+2

7

[NIC]Магнус[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yLdoj.png[/AVA]
[SGN]— Благородная Нинет, я вам предлагаю маленький заговор.
— А большой нельзя?
— Маленький, с большими последствиями!
[/SGN]

Теперь, когда занавес тайны над личностью принцессы Дагмары немного приподнялся, подарок, отправленный княгиней Элинора своей несчастной, росшей вдали от родного дома племяннице, приобрел довольно ироничный оттенок. Кому-кому, а уж этой женщине старость точно не грозила, и благодарить за это следовало отнюдь не зеркало.
Магнусу приходилось встречаться с представителями детей Вакха, однако ни один из них не мог бы сравниться с той, что так умело сейчас изображала девицу на выданье. Осознание того, каков на самом деле реальный возраст лже-Дагмары, барабанным боем отдавалось в висках мага. Может ли столько лет длиться жизнь одного существа, и какую цену за это приходиться платить каждый день?
Испытывал ли медиум страх? Определенно, да. Среди присутствующих в зале пневматиков, насколько он мог судить, не было ни одного мага Духа, а это значило, что он единственный, кто может раскрыть правду о подлинной природе принцессы. Вполне естественно, что Дагмара постарается избавиться от него как можно скорее. Поэтому его задача была предельно проста – всеми доступными средствами помешать ей это сделать.
Однако Магнусу следовало помнить про еще одну немаловажную деталь. После пространного монолога о том, что собой представляет замок правителей Элинора, князь Иохим сделал, к чему магу изначально следовало быть готовым. Будущий король Тамерии вознамерился отослать медиума на родину под вполне благовидным предлогом – привести княгиню-мать, чтобы та могла воочию встретиться со своей невесткой.
Даже обладай пневматик чуть более выразительной мимикой, он не выдал бы своего отношения к словам Иохима. Магнус прекрасно знал о том, как к нему относится молодой правитель, который никогда особенно и не скрывал своего пренебрежения  к медиуму. Хорошо хотя бы, что молодому человеку доставало ума понять, что без магии он останется беззащитен, поэтому он вынужден был терпеть подле себя волшебника. Что же касается самого мага, то его пока вполне устраивала роль неизбежного зла. До поры, до времени, так сказать.
- Мой князь, если мне будет дозволено, я хотел бы просить вас выбрать другого исполнителя для вашего поручения, - подал голос еще не старый мужчина, сидевший по диагонали от гостей из Элинора. Магнусу было известно, что звали говорившего магистром Витольдом. Этот пневматик находился уже в почтенных летах, успел послужить не только покойному отцу Дагмары, но и его почтенному родителю, и был одним из виднейших сановников Тамерии. – Я давно наслышан о природной мудрости и обширных знаниях вашего придворного мага и в данный момент нуждаюсь в его помощи и совете. Так случилось, что в замке и окрестностях сейчас не слишком спокойно. Все указывает на присутствие потусторонних сил, с которыми нам требуется разобраться как можно скорее, дабы ваше вступление в брак с нашей принцессой и последующая коронация не были омрачены никакими досадными происшествиями. Думаю, никто не будет спорить, что это станет лучшим залогом успешного и долголетнего правления.
Посмеет ли Иохим спорить с Витольдом? Если да, то он имеет все шансы испортить впечатление о себе у будущих подданных, чего князь, будучи приглашенной на царствование фигурой, позволить себе не может. По крайней мере, пока.
- Я поступлю так, как сочтет нужным мой государь, - предельно скромно произнес Магнус. – Я здесь лишь для того, чтобы быть ему опорой и поддержкой.

+2

8

[AVA]https://i.ibb.co/BtKqmrd/2.jpg[/AVA]

-Яйцо собирается учить курицу? – подтолкнув плечом своего соседа, хохотнул один из придворных тамерского королевства. Этим придворным был граф Орланд, который прославился многочисленными военными победами, дерзким характером и   нелюбовью ко всему волшебному.
Эти слова вполне мог услышать каждый, кто сидел за столом, но сказаны они были не в лицо сидевшему неподалеку магу, а как бы между делом в ходе личного разговора. Однако всем собравшимся было очевидно в чей огород полетел этот камень.
Орланд питал острую неприязнь к тамерскому магистру и еще при живом короле всячески пытался от него избавиться, но монарх не желал к нему прислушиваться.
У него был грубоватый голос и столь же резкие манеры. Ходили слухи, что его прадед Урбан обрюхатил тартумскую девицу и та понесла от него мальчика, которого старик признал только на смертном одре. Последний кто осмелился напоминать Орланду об этом сейчас покоился в сырой земле где-то за курятником одного из деревенских домов.
-Где же вы растеряли свои силы, магистр Витольд? – медовое вино развязало ему язык, и он уже не скрывая своего пренебрежения посмотрел на сидевшего через несколько человек от него мага.
Пока мужчины припирались, меряясь силой и остротой языка, лже-Дагмара смотрела на будущего короля. Он казался открытым и искренним человеком с добрым и чистым сердцем. Сердцем, которое ей в конце концов придется вырвать у него из груди.
-За будущего короля и королеву! – спор был прерван внезапно поднявшимся мужчиной, сопровождавшим принцессу Дагмару ко дворцу. Это был высокий и довольно приятный на внешность человек, который на протяжение всего застолья улыбался и травил байки своим собутыльникам.
Остальные последовали его примеру и громко повторили «За будущего короля и королеву».
-Ваше Величество, позвольте узнать, – поинтересовался первый советник почившего монарха. – Мне, да и всем здесь собравшимся, было бы интересно понять, что ждет нас в недалеком будущем, – шум стих, все взоры были обращены на Иохима III.
Всем присутствующим было хорошо известно, что князь был единственным ребенком своего отца, поэтому вопрос о двух государствах оставался открытым: станет ли княжество Эленор частью Тамерского королевства? Станет оно «придатком» для короны или же нет.

+2

9

Вино стало поперёк горла, дыхание перехватило. Мальчишка, смотревший на Иохима с лёгкой тенью покорности, открыто бросал ему вызов, выставляя на посмешище. Кустистые брови съехались на переносице и взгляд помрачнел - будущий король плохо умел скрывать своё недовольство. Он был слишком простым для дворцовым интриг, узколобым и упрямым воином, сильным, но не дальновидным. Никто не учил его править, никто не учил деликатно обходить стороной вопросы, лишние стороннему уху. У Иохима, живущего с душой на распашку, за пазухой не таились секреты, заточенные лезвия которых могли бы пронзить даже самое жёсткое сердце. Всё, чему он становился свидетелем, он хранил в душе своей, подобно тому, как бдительный стражник охраняет опасного узника. Глубоко в подземельях своей памяти он прятал слухи, сплетни, воспоминания, и ни одно из них не выползло наружу. Но гнева своего сдержать Иохим не мог, и Магнуса спасло лишь дворцовое окружение.
- Ты поедешь, не сомневайся, - его слова, точно грудной рык, вырывались сквозь стиснутые зубы. - Иначе моей опорой и поддержкой станет кто-нибудь другой. Более смиренный. И с головой на плечах.
Последние слова Иохим произнёс чётко, так что ни у кого за столом не осталось сомнений - он не потерпит непослушания. Гнев не был свойственен его натуре, но глядя в надменное и худое лицо мага, он вновь и вновь вспоминал Галлуса, с его длинными чёрными патлами по обеим сторонам от лица и вышитый княжескими цветами дублет, который, без сомнения, даровала ему мать Иохима, не жалевшая на любовника ни золота, ни времени. Магнус одевался хорошо и со вкусом, но не в пример скромнее, чем его учитель. Он проявлял умеренность и сдержанность во всём, и при других обстоятельствах, быть может, и пикнуть не смел, сидя по руку от отца Иохима. Но здесь, вдали от дома, вдали от матушки и покойного отца молодого князя, он распустился, разважничался и, уж конечно, решил, что сможет перечить господину.
Так думал Иохим, сверля слугу недобрым взглядом. Ему и в голову не могло прийти, что за чернотой непроницаемых глаз скрывается опаска и участие. Ревность и обида затмили взор Иохима, и он не принимал всерьёз опасений мага и не читал, с лёгкостью человека проницательного, с лица его чувств, не улавливал мыслей. Он давно огородился от него, и прошли те дни, когда они двое, воспитанники княжеского дома, делили хлеб и детские игры.
- Ваше Величество, позвольте узнать, - раздалось прежде, чем Иохим выдал магу следующее распоряжение. – Мне, да и всем здесь собравшимся, было бы интересно понять, что ждет нас в недалеком будущем.
Вопрос был не из простых и с явной подковыркой. В обеденном зале мгновенно воцарилась тишина, которая с каждым мгновеньем становилась всё более гнетущей. Наконец, из-за стола поднялся Орлей.
- Господа! - воззвал он зычным, почти громогласным басом, так что пузо его, с трудом удерживаемое пуговицами жилета, грозило вот-вот вырваться наружу. - Не дело задаваться такими вопросами на первом ужине. Дайте князю прийти в себя, досыта его накормите своими чудными яствами, а затем он непременно переговорит с лучшими и туман над будущем Темерского королевства рассеется, как и туман, что дурит наши головы от усталости.
И он вознёс бокал, до краёв полный медовухой, призывая всех поступать также. Хитрый и мудрый Орлей. В день, когда он покинет землю и отправится к предкам, станет чёрным днём в жизни Иохима. Никто не был к нему столь добр и терпелив, никто не указывал на его ошибки с такой точностью и с такой заботой не стремился помочь исправить их. Орлей умел и говорить с толпой, убеждать её, бросать пыль в глаза, где нужно - упрекнуть, где стоит - приголубить. Он не скупился на похвалы, если того требовал случай, но не рассыпался зазря в комплиментах, которые стоило бы пропустить мимо ушей. Милый, дорогой Орлей. Придёт день, и он покинет Иохима, и Иохим изменит себе, чтобы стать тем, кем запомнит его история - безжалостным и угрюмым правителем, правителем без души, правителем без сердца.
Но сейчас, когда беседа разгорелась с новой силой, когда тосты сыпались один за другим, он с интересом посматривал на свою невесту, теперь, вправду, без прежнего трепета. Мысли его занимал Магнус. Стоило Иохиму пересечься с ним взглядом, как тот, не отводя взор, впивался в него, точно пиявка, будто силясь испить крови... Или что-то сказать? Даже такому непроницательному человеку, каким был Иохим, стало ясно, что маг не успокоится, пока не доберётся до него, когда множество свидетелей перестанут им мешать.
Время близилось к вечеру. Гости, с разрешения князя, покидали стол, отправляясь в покои. Иохима ждала новая комната в новом замке. Он встретил его приветливо и хорошо о нём позаботился, но князь никто не будет любить эти изукрашенные резьбой стены, как те, горячие, что хранили его дом.
- Пойдёмте, князь, - сказал ему Орлей, согнувшись к уху. - Время сна. И... - он вдруг помрачнел, словно не желал говорить того: - Я велю идти с нами Магнусу. Мне следует переговорить с вами.
Иохим кивнул. Он пропустил ещё бокал медовухи, хотя за весь вечер едва ли опустошил больше черпака, а затем встал. Все присутствующие поднялись вслед за ним. Князь обернулся к принцессе и согнул в лёгком поклоне спину:
- Простите меня, Ваше Высочество. Я прошу позволения удалиться. Мои люди и я сам устали с дороги, а завтрашний день принесёт много новых забот.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Исторические флеш-квесты » История Тамерского королевства


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC