http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Прошлое » Don't look in the mirror


Don't look in the mirror

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://c.radikal.ru/c23/1906/b8/6d14d4c378d5.jpg


▼▼▼
My Domain — Svrcina
«Тезея всегда была хищником. Почему на тебя она должна смотреть иначе?»


• Название эпизода: Don't look in the mirror;
• Участники: Абра Рамзи, Эдвин Лайтвуд (в порядке очереди);
• Место, время, погода: Действие запечатлено на страницах 2004 года. Занимает страницы Тезеи от главы Ингвера до Окраины Турма;
• Описание: Она серьёзно подготовилась ко встрече с демоном, тем более, что добыча обещала быть самой опасной из всех, на чей след ей когда-либо удавалось выйти. Он серьёзно подготовился к тому, чтобы она его не поймала.


https://b.radikal.ru/b17/1906/dd/725ca2e28a38.gif

Отредактировано Эдвин Лайтвуд (12.06.2019 07:04)

+1

2

Такси медленно пробирается по улицам Ингвера прочь от безопасных, богатых, старинных районов в более современную часть города, где балом правят высотные, стеклянные здания, устремленные в небеса и богемная жизнь. Там, среди бетонных джунглей расположился бар-кабаре, в котором работала Абра. Смена вот-вот должна начаться, но девушка упрямо не спешила собираться, ожидая возвращения Эда, увы, он опоздал, так и не узнав, почему не была застелена огромная кровать в их спальне.
Час пик не дает шанса желтенькой машинке пробраться к заветной улочке, но, если честно, Рамзи не стремится прибыть вовремя, - эта работа, конечно ей нужна, она ей нравится, но что-то было не то. Душа тянулась к иному, в голове медленно, но верно зарождалась мысль собственного увеселительного заведения, а Dark Star всего лишь возможность набраться опыта, к тому же, основная работа была далека от алкоголя и коктейльного бизнеса.
Она поднимает воротник своего пальто, вздыхает аромат духов, и монотонно стучит по экрану телефона пальцем, набирая очередное сообщение своему боссу, говоря, что скоро будет на месте, как всегда эффектная, как всегда задорная и постоянные клиенты будут рады, вот только, на моменте выбора смайла, все это прерывается звонком с неизвестного номера. Волшебница замирает, секунду тупо уставившись в экран, после чего нажимает зеленую кнопку и прислоняет трубку к уху.
- Слушаю. – После секундной паузы, взглянув в зеркало заднего вида на водителя, Абра переключается на анахоморский, легко и непринужденно. Родной язык приятен собственному слуху, но вот темы далеки от положительных чувств и эмоций. – Вернусь домой через час. Да, не изменилась. Я буду ждать данные. А вы уверены, что ближе никого нет? Даже так? Ясно. Я вас поняла. Жду.
Она выдохнула, отключаясь. На долю секунды внутри поселился неприятный, холодящий душу, страх, сомнения бередят самоуверенность, рушат основы самой магии внутри демонолога. Но уже поздно, вызов принят, задание получено, остается только надеяться, что «Мирт» не ошибся. В голове все перепуталось, она несколько раз ошибочно набрала номер Лайтвуда, скинула до начала вызова и, наконец-то сообразила, кому хотела позвонить. Номер шефа был в быстром наборе, как раз-таки на такие случаи.
- Поворачивайте, мы едем обратно. – Грубовато бросила она, с более заметным акцентом, чем несколько минут назад. Приложив телефон к уху, она уже не слышала возмещения таксиста, сосредоточившись на предстоящем разговоре. Но, на самом деле, ей было плевать, что скажет пузан, у неё было дело куда важнее его прибыли и клиентов. Но она настроилась на истерику.
Такси медленно вырулила из основного потока машин, развернулась и, прибавив, наконец-то, скорости, полетела назад. Над городом медленно сгущались свинцовые тучи, обещая не просто дождь, а настоящую грозу. Дурной знак, если веришь во что-то такое…

Она сидела на стуле в гостиной, поджав под себя ноги, напротив голубого экрана ноутбука. Перед ней разложены карты и толстый, потрепанный блокнот, в котором она оставляла заметки, после каждого прочитанного абзаца отчета. В окно стучали крупные капли, создавая и без того не самую лучшую атмосферу. Да, это даже романтично, когда ты сидишь на диване, укутавшись в плед, смотришь любимые фильмы и потягиваешь вино, когда ты, устроившись на широком, мягком подоконнике в спальне, читаешь мистический роман, представляя себя его главным героем. Вот только жизнь Абры и была тем самым романом и сейчас, вместо того, чтобы предаваться меланхоличным настроениям, выписывала основные данные о демоне, которого едва не поймала группа экзорцистов Мирта, вот только связь с ними оборвалась и теперь ей нужно было найти их и помочь или же, в случае ликвидации команды, убить тварь.
Вздохнув, она поставила точку, пролистала все с самого начала и потерла лицо ладонями. И почему ей так страшно? Кто бил себя в грудь и кричал, что ни один демон с ней не справиться? Лучше бы сидела, прикусив язык. Такой мандраж возникал каждый раз, когда она получала задание и все дела были закрыты, от двух, правда, остались напоминания в виде шрамов, закрытых татуировками, но не более того.
В мелодию вечерней, тезейской грозы добавились новые звуки – вот шуршат шины подъезжающего автомобиля, хлопнула дверца машины, быстрые шаги на крыльце, хлопок входной двери. И все, Рамзи отпускает, она чувствует спокойствие, в голове мысли начинают ложиться ровными слоями, обещая скорый выход из ситуации, и он всплывает в голове, все оказалось так просто.
Эд вошел в гостиную, когда Абра уже соскользнула со стула и закрыла крышку ноутбука. Длинный свитер прикрывает тело ровно до середины бедер, мягкий и явно вытащенный из его шкафа. У девушки только изредка проявлялась эта дурная привычка напяливать на себя его вещи, обычно это могло служить сигналом, что что-то пошло не так.
- Эд, - протянула она, останавливая мужчину на середине комнаты, аккурат рядом с кофейным столиком, на котором стояла хрустальная вазочка с последней конфетой. На губах волшебницы играет спокойная, даже слишком, улыбка, в глазах пляшут чертики, обещая неожиданный поворот. Он ведь знал, что сегодня у неё смена. – Как твой день?
Пальцы скользят по отворотам пиджака, успевшим промокнуть за ту короткую пробежку от машины до двери, она помогает ему снять его, кидая в дальний угол дивана и увлекает за собой, будто и правда собирается слушать. Хитрый план, не больше и не меньше. Как только мужчина оказывается рядом, брюнетка ловко перебирается на его колени, поглаживая шелк галстука, затем медленно его развязывает, едва ли слушая мужчину.
- Эд, помнишь ты хотел взять пару дней выходных? Говорил, что у тебя накопились за сверхурочные? Может быть возьмешь их на завтра? Поедем куда-нибудь, развеемся, м? Как тебе идея? – Медленно, но верно, она подводит к главной теме сегодняшнего разговора. Лайтвуд был посвященным, он знал, кем на самом деле является Рамзи и что она обязана делать, не знал лишь про «Мирт», потому что ему не положено было, а Абра дала клятву. Галстук змеей выскользнул из-под воротника и оказался в её руках. – Как на счет Турма?
Эта игра даже забавляла, но больше всего ей нравилось другое. Резко наклонившись назад, анахаморка подхватывает последнюю конфету. Она прекрасно знает, что Эдвин к ним не ровно дышит и, глядя ему в глаза, надкусывает, едва сдерживая улыбку. Пальцы проходятся по нижней губе, капельку начинки. Сжалившись, наконец, над его ранимым сердцем, которое явно не выдержит того, что она в одиночку съела последнюю конфету, девушка подносит вторую половинку к его рту.
- У меня там дело, а ты самый лучший в мире водитель. – Заканчивает демонолог и, когда Эдвин принял сладость, наклонилась, обняв его за шею и нежно поцеловала, чувствуя вкус угощения. – Поедешь со мной?

+1

3

Поставив ручной тормоз, мужчина с шумным выдохом откинулся назад. Под давлением куртка скрипуче скользила о кожаную обивку, пальцы вытянутой руки отстукивали по рулю агогику от забвенного марша. Из под густых бровей вектор взгляда внимательно изучал полуразрушенное строение за стеклом и шаткой изгородью. Внешне психиатрическая больница никак не выдавала свою принадлежность: это было обыкновенное здание, погребённое под ржавчиной времени, с битыми стёклами и вынесенными дверьми. Ничего, что могло бы подсказать даже о захоронении униона бывших сотрудников или вымученных жертв. Обитель проклятых не спешила явить свою истинную природу наблюдателю, разве что особенно впечатлительному могло зреться нечто более красочное, удушающее своими образами.
Эдвин потянулся к бардачку, чтобы извлечь из него полиэтиленовый пакет. Длинные пальцы прощупали карман глубже, убеждаясь, в отсутствии возможной просачивавшейся влаги. Содержимого мешочка для его целей должно быть достаточно.
Покинув автомобиль, мужчина выученной много лет назад дорогой двинулся к холлу больницы. Разве что много лет назад под ногами не лежало столько сухих ветвей, лениво цепляющихся за штанины и плитка не была разбита на мириад осколков. Однако даже спустя время заросли не поглотили это место, даже мшаник обходил стороной — как будто один большой пустынный остров, посреди зелёного океана с шелестом листьев вместо волн. Внутри, под арочным входом, сплошная материализовавшаяся темнота; глазам потребовалось время, чтобы различить в чреве клиники хоть что-нибудь. Слух уловил тяжелое, рычащее дыхание раньше, чем восстановившееся зрение представило его обладателя.
Сейд в теле молодого юноши с поседевшими волосами распластался на спине в углу. Одежда его обильно пропиталась кровью на груди, а миловидное лицо как будто постепенно слезало со скелета. Кожа вытекала, растягивала трещина рта демонстрировала посиневший язык. Заточённый в проклятом теле демон хрипел, немо взирая воспалёнными глазами на гостя. Эдвин не был уверен, что сейчас он различает личность гостя. Вломность существа грозила слишком серьёзными последствиями.
— Так и быть, лежи не вставай. — С пренебрежением роняет колдун, подступая к заточённому в руне.
— А казалось, что жизнь должна была отбить у тебя желание шутить с демонами. — Опознал гостя Сейд. Забавляясь собственной шуткой, он хотел было рассмеяться, но лающий смех спустя мгновение превратился в болезненный кашель, избавляющий тело от ошмёток собственных органов. — Их шлюха кричала громче всех. — Пытается перебить сам себя демон, сконцентрировавшись на отдельном образе. Внезапное его излияние Лайтвуда не волновало. — И во мне ещё достаточно сил, чтобы заставить кого-то молить криком о своей вшивой вере кого-то ещё. — Угрожающий, низкий голос был совершенно не свойственен щуплому молодому телу, он ему не принадлежал, исторгаемый откуда то из огней ада. Старому товарищу, только с кастрированным значением, лишённым доверия и благодарности. Только за счёт общего прошлого, что сегодня не значило ничего.
— Избавь меня от угроз или лести: по твоему, я здесь, чтобы сыграть на провале экзорцистов? — Присаживается на корточки Эд, поднося руку к собеседнику, чтобы с силой, болезненно подровнять плавающую кожу на лице отродья, вставить вывернутый глаз с обнажёнными на нём нервами. На пальцах остаётся кровавая роса, почти обыденное ощущение. — Немногим, но гораздо лучше. — Слова насмешливы. — Может быть так нас даже не остановят на одном из постов, впрочем я всё равно не откажу себе в удовольствии замотать тебя в мешки или ковёр да сложить в багажник. Тебе понравится, снял машину специально, с расчётом на размер и комфорт. — Артистичный голос играется со слогами, пока сам говорящий раскрывает пакет, выливая его подгнивающее содержимое на пол.
— Колд, когда всё закончится, ты точно будешь следующим. — Расплывается в оскале, стараясь снова не подавиться вновь своим настроением.
— Предупрежу секретаршу, чтобы она выделила под это день. — Грубо отрезает колдун, приготавливаясь к ритуалу для снятия клетки.
— Марионеткам Зийира теперь и по секретарше выдают? — Кажется, юноша поднял одну бровь, но на текущей маске было сложно различить эмоции.
— Кто-то же должен курировать исполнение твоих желаний. Не хочешь попробовать? Для этого тебе всего-то нужно заплатить свою душу и подписаться «вот здесь». — Иронично развернул беседу колдун, со злым задором коверкая распространённые речи. Лайтвуд кружился вокруг заточённого, выкладывая скверной ореол вокруг него. Кровь мешалась с грязью и вековой пылью.
— Знаешь, призраки здесь на редкость активные. С некоторыми из них я в своё время сладко позабавился. А кто-то даже помнит тебя. Ты бы поторопился с делом, а не словами, пока они не решили вмешаться. — Сомкнув остатки век произнёс Сейд, будто устав ожидать. Он боялся той боли, что снова ему предстоит испытать — устал от неё.
— Пока подумай над тем, кто бы смог тебя заменить: маги захотят докончить начатое. Чтобы на тебя не началась полноценная охота,  и чтобы не было обнаружено то, на чем ты работал для Ключника, надо внушить им их победу. Я призову его затем. — Предложение уязвляло могущественного демона. Гордыня едва позволяет предложить кого-то слабей сыграть роль своей несравненной личности.

Родной Ингвер встречал прохладой и дождём, смывая с колдуна все заботы и напряжение. В рабочем костюме, покидая салон уже своего автомобиля он снова превратился в того Эдвина Лайтвуда, который прислуживает отпрыску вампирского сословия, а потому и уведомлен об Изнанке Мира. По крайней мере, именно такое впечатление было создано перед Аброй, и разрушать его не было ни одной причины. Как и разрушать тот миф, что сейчас он вернулся с непродолжительной командировки, необходимой по работе.
Она находилась в гостиной, одетая в один его свитер. Мужское внимание само провожает абрис бёдер, подчёркивая эстетику их стройности и женственности. Контраст желаний: ущипнуть девушку как можно сильней, проводить изгиб нежным поглаживанием. Насколько одно мешает другому? Лукавая искра в её глазах мерцает ярче приглушённой люстры из коридора и полосы света из под прикрытого ноутбука. Но рефлекс её не ловят стенки опустевшей хрустальной вазы. Его дом, его свитер, его конфеты: игра на его поле с привкусом абсолютной его власти.
— Сразу после собрания Диксон повёл всех в клуб «От заката до рассвета». — Что сообщал язык, совершенно не важно: суеслов всё равно играл на два фронта, позволяя себе поддаться навязываемым условиям девушки. Продолжай же, говорили глаза. И она жестами вовлекает его за собой, утягивая к дивану. Её приторная, обманчивая мягкость и спускаемый к низу живота голос наполняют обстановку негой сексуальности. — Девушек показывали на сцене под лотами, позволяя развернуть сражение ставок за каждый номер. — Продолжал проговаривать очевидную для обоих выдумку, всего лишь декорация. Ухоженными пальцами она забирается под узел галстука, позволяя рассмотреть её сверху вниз. Как дрожат длинные ресницы, подрагивает губа в улыбке, вздымается при вдохе грудь. Её тепло накрывает ноги, он чувствует, что внизу, где задрался свитер, она гораздо жарче, и это играет на его собственном возбуждении. Все фразы необыкновенно блекли перед простым желанием.
— Развлекаться в Турме? — Плутовато прищурился Эдвин, ожидая продолжения. — Здесь нужно хорошо подумать. — Он следит за её движениями, с артистичным, ревностным выражением наблюдает за паточными манипуляциями. И подбирает второй кусочек сласти, в поцелуе облизнув её пальцы. — Слишком мало. — Опрокинув девушку на диван, он закрывает её собой, нависая над. Руки опираются возле её плеч, а согнутые в коленях ноги ограничивают движение в стороны. Уголки губ Рамзи по прежнему задираются в двуликой улыбке с подвохом. Копна густых волос широкими волнами легла на мягкую поверхность.
— Мы едем развлекаться или работать в Турм? — Произносит жарким шепотом он у самого её уха, чувствуя запах только съеденной конфеты. Левая рука спускается к женскому животу, тянется ниже, к трусикам, задирая свитер. — Не то, чтобы одно мешало другому, тем не менее. — Жонглировать эмоциональностью становится сложней.

+1

4

С серьезными интонациями Эдвин рассказывает о ложной прогулке в клуб, известный во всем городе определенными услугами и Абра не сомневается, что, когда-то, а может и теперь, он там бывал и не раз, но это все не важно. Нотки скуки, закравшиеся в голос, делают историю более реалистичной, обыденной, ей приходится приложить чуть больше усилий, чтобы сдержать широкую улыбку. Браво, сударь! Ваша ложь, в ином свете, могла бы вскипятить её эмоции, как это часто бывало, и вызвать очередной взрыв, от которого содрогнётся особняк и их временная, мирная жизнь. Сколько уже не было ссор? Неделю? Месяц? Она не считала, наслаждаясь спокойствием.
Деловито кивая, мыслями Рамзи уносится в другое место, думы не дают возможности присоединится к нему в этой игре и выбить такое приятное и редкое признание, ласкающее слух и себялюбие, заставляющее сердце пустится в задорный пляс, а глаза заблестеть. Волшебница старается не пропустить важное мимо ушей, но пока что он рассказывает взрослую сказку.
Лайтвуд реагирует на её приложение, но плутовство выдает его поражение. Навязанные правила игры вынудили следовать им и Эд, пусть даже бессознательно, поддался, позволяя ей взять верх, а интонация и игривость говорили о том, что он заочно согласился с её планом, увы, имея в виду совершенно другое. Наверное, ей положено было бы в этот момент почувствовать неловкость, потуги совести, что должна требовать прекращение подобных воздействий на податливый мужской ум, но нет.
- Соглашайся, - тянет она, наблюдая за мужчиной, уже не сдерживая широкую улыбку от его активного участия в этой игре. – Предложение ограничено по срокам, дорогой, а Турм так скучает без нас.
Едва она успела закончить фразу, как он решил взять все в свои руки и лисичка попалась в свой же капкан, волк не так уж и доверчив. Обхватив его за шею, Абра взвизгнула и тихо рассмеялась, уже поудобней устраиваясь на мягких подушках дивана. Томный взгляд из-под полуопущенных век скользит по лицу, замечая блеск голубых глаз и загадочную полуулыбку, растянувшую уголки губ, останавливается на шее. Ладони скользнули по плечам, к верхней пуговицы льняной рубашки, расстёгивая её. Рамзи закусывает полную губу, чувствуя скольжение пальцев по мягкому рисунку его свитера, она знает, к чему ведет эта игра и внутри, чуть ниже пупка, скручивается томительное желание в тугой узел, пульсация которого вызывает мурашки по всему телу. Он может их чувствовать, когда касается её кожи. Вечная реакция на него, волшебница ничего с собой поделать не может.
- Большой любитель сладкого? В Турме есть один магазинчик с весьма интересными конфетами, как по форме, так и по содержанию. Обещаю купить тебе столько, сколько ты захочешь. – Тихо и горячо шепчет девушка, будто дает слово исполнить самые горячие его фантазии, а вовсе не килограмм конфет. Щека Эда, уже слегка колючая, касается её, и она чувствует легкий аромат туалетной воды и шоколада, а потом ухо и шею обжигает горячее дыхание, но слова вызывают легкий смешок. Две пуговицы выскочили из петлиц, полы разошлись, оголив ключицу. – Ты можешь развлекаться, в городе полно ночных клубов ничем не уступающих «От заката до рассвета». А можешь дождаться меня, и мы будем отрываться до утра так, как ты того захочешь. Это малое, чем я могу оплатить тебе за ночь за баранкой.
Она чуть приподнялась и мягко укусила его за шею, тут же поцеловав за ухом и обнимая за шею, прижимаясь всем телом. Будь её воля, они никуда бы не поехали, а пошли наверх, а может и тут остались или переместились в ванную, под упругие струи воды – не важно, ведь он уже сломал её игру, вплел в мерное повествование свои правила, выбив её из колеи. «Мирт» ждал демонолога, а вот демон ждать не будет. Если её коллеги ещё живы, то это ненадолго.
Вздох граничил со стоном, она откинулась на диван и уперла ладони в его грудь, заставляя отстраниться, взгляд шатенки стал серьезным, игривость и возбуждение отошли на второй план. Не смотря на свою молодость, волшебница умела сосредотачиваться, хоть и понимала – сейчас из-за её основной деятельности страдает личная жизнь, но эта работа важна не только горстке людей.
- Я серьезно, Эдвин. Мне нужно попасть в Турм и желательно к рассвету. Обстоятельства не терпят промедления итак затянула, пока разбиралась в деталях. Ты поедешь со мной? – До города можно было добраться и автобусом, но первый отходил в шесть утра, а это не вариант. Сейчас Рамзи остро чувствовала, как мимолетно время. – Пожалуйста.
Она не сказала, что ей страшно, что информация напугала её до чертиков, что там уже погибла небольшая команда, но им удалось ранить демона и теперь руководство организации считало, что адепт второй ступени сможет справиться с ним, не без помощи, конечно, общества, которое, в тайнике оставило необходимое для уничтожения твари из Бездны. Не потому что не хотела терять лицо крутой девчонки, - Лайтвуд видел её в слезах, видел раненой и уставшей, видел больной и озлобленной, - а просто, если произнести это вслух, то ужас захлестнёт окончательно и призвание будет оставлено в прошлом, клятвы забудутся, она просто сбежит. Он поймет, но Абра себя никогда не простит и все, кто умрут после, окажутся на её совести.

Мерное урчание мотора машины убаюкивает, тихо играет какая-то песня в динамиках, но девушка борется со сном, иначе выйдет совершенно неловко.  Эдвин сосредоточено ведет машину, она уверена, что за день он и без того измотался, а теперь везет её в Турм, ночью, без возможности сменится и прикорнуть. Надо держаться, каким бы сильным не был соблазн.
В очередной раз она взяла с приборной доски свой толстенький блокнот и пролистала его, вздохнула, откидываясь на сиденье, повернув голову в сторону мужчины. Прямой нос, чуть сведение, густые брови, поджатые губы. О чем он думает в такие моменты? Естественно толика самовлюбленности и эгоизма подсказывает ответ – о тебе, о том, что ты лезешь не в свое дело, что это все реально опасно и уже не смешно. Свои мысли выдаются за чужие, обеляя совесть и возвышая его личность. Отношения, построенные на обоюдной лжи.
- Последнее место, куда собирались пойти те ребята, судя по собранным данным, - она не говорила, на кого работает, поэтому команду назвала «группой», а мужчин и женщин экзорцистов окрестила безликим «ребята». Ему нельзя было знать о Мирте, Мирту нельзя было знать о нем, потому что, на протяжении стольких лет, они успели научиться отличать колдуна от обычного человека и, возможно, если покопаться в их архивах, на спутника Абры можно было найти не малый компромат. – Заброшенная психиатрическая лечебница. На рассвете силы демонов слабеют, это час
Эвалон. Ты можешь отправиться прямиком в отель, высадишь меня на Ореховой улице, нужное кое-что сделать, прежде чем идти на свидание.
Веселость в голосе наигранная, дрожащая и хрупкая, но она старается поддержать непринужденный тон, будто не собирается на бой, а идет за покупками. Вряд ли Эдвин оценит.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Прошлое » Don't look in the mirror


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC