http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Общественные мероприятия » За будущее платят настоящим


За будущее платят настоящим

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ЗА БУДУЩЕЕ ПЛАТЯТ НАСТОЯЩИМ
▼▼▼
♫ музыкальный трек / цитата ♫

https://i.pinimg.com/originals/73/09/1f/73091f5ab6b6091ca8132937433c0e3e.gif

Кто: Семья и друзья Джованни
Где: Квартал Джованни
Когда: 15 октября 2007 год, Валенштайн

Пир во время чумы – скажут люди, выгодная сделка – скажет семья. И те, и другие в той или иной степени окажутся правы. Пока город оплакивает погибших, в квартале Джованни весело поют и танцуют лаирские танцы. Сегодня у них есть повод – сегодня они поздравляют молодоженов Робин и Гедеона. Это союз не по любви, но новобрачных, кажется, это не особо заботит, ведь каждый из них получит то, чего хочет. Фамилия Джованни уже давно стала синонимом слова – выгода.

+1

2

Гедеон не питала иллюзий по поводу того, чего хотел: брака по расчету. Он не верил больше в любовь, которую чествуют в книгах, и его вполне устраивала роль мужа только по документам. Однако молодой Джованни посчитал нужным заранее обговорить со своей невестой детали предстоящего соглашения, чтобы в будущем избежать недопонимания и взаимных упреков.
Вместо романтического медового месяца где-нибудь на юге Лаира в ближайшем будущем молодоженам предстоит переезд на окраину Дюссельфолда. В город под названием Смоук.
Глава клана назначил Гедеона капо этого городка, который будет представлять интересы клана, и поручил поднять семейный бизнес на новый уровень.
За прошедшие два года молодой Джованни заметно изменился. Он перестал быть не по летам наивным и больше не витал в облаках. Его вполне устраивало настоящее и не пугало будущее. Гедеон научился подавлять эмоции и все больше походил на холодного и расчётливого отца.
Усвоив жестокие жизненные уроки, вампир больше не пытался быть джентльменом в ущерб собственных интересов, но внешне оставался предупредительным и очаровывал своим вымуштрованным строгим воспитанием.
Гедеон потребовал от своей будущей жены всего две вещи – уважать его решения и быть ему преданной подругой. Он не настаивал на том, чтобы она сохраняла супружескую верность, поскольку понимал, что их союз – это всего-навсего сделка, ровно как не собирался давать ей такое обещание.
Он не искал любви в женских глазах, но ему, как и любому мужчине, нужна была по меньшей мере иллюзия этого чувства. Джованни дорожил своей репутацией. Он предостерег Робин от опрометчивых поступков, сказав, что закроет глаза на измены, если она будет выбирать любовников с умом и её связь на стороне останется для всех тайной. В противном случае ему придется избавиться от обоих. Гедеон произнес эти слова с улыбкой, но он никогда не шутил, когда речь шла о таких серьезных вещах. Никогда.
Он больше не брезговал применять силу. Гедеон все реже прислушивался к голосу совести и стал более подвержен параноидальным мыслям. Внешне он оставался спокоен. Порой даже слишком спокоен. Однако демоны, одолевавшие его, с каждым разом и каждым новым предательством становились более безжалостными, жестокими и скорыми на расправу.
Иногда поступки Гедеона, его образ мыслей и манера держаться выдавали в нем черты психопата. Волка в овечьей шкуре. Он очаровывал людей, манипулировал ими. Они начинали ему доверять.
Свадьба была громкой. Гедеон не имел ничего против пышного торжества, хотя его вполне устроила бы только официальная часть, но для женщин свадьба - это всегда особенный день, а для Робин он особенный вдвойне, поскольку она официально стала частью семьи Джованни.
Играла музыка, гости пили и танцевали. Это была не скучная дюссельфолдская свадьба, чувствовался широкий лаирский размах. Жених не сидел за столом со скучающим видом медленно цедя очередной бокал вина, а избавившись от пиджака отплясывал эросианскую тарантеллу, которая в его исполнении мало походила на классический вариант.
Задорная музыка и танцы отвлекли Гедеона от мыслей о работе, семье и планах на будущее. Когда заиграла следующая композиция и гости начали танцевать веселую сальтареллу, популярную в семнадцатом веке, он привлек свою новоиспеченную жену.
- В Лаире говорят: танец есть сила, способная разрушить печаль, горе, разочарование и уныние, - широко улыбаясь, сказал Гедеон. Он и правда был похож на счастливого жениха. - А еще говорят, что есть короткие пути к счастью, танец – один из них.
-Так выпьем же за молодых! - послышался громкий голос дяди Санчо.

Отредактировано Гедеон Джованни (08.09.2019 00:04)

+4

3

Брак по расчету не самое лучшее, что может случиться в жизни. Конечно она не думала, что докатится до такого, но обстоятельства, зачастую, сильнее желаний и планов. Ей едва ли дали время привыкнуть к своему новому положение и статусу, снова кинув в круговорот событий, сменяющихся безумным калейдоскопом. И сейчас, стоя у зеркала в свадебном платье, она пыталась вспомнить, где именно её жизнь свернула не туда.
Робин улыбнулась и это получилось искренне, глаза заблестели, заиграли морщинки в уголках глаз, будто бы действительно вот-вот случится что-то невероятное, что поменяет её жизнь радикально и навсегда. Вот это вот «навсегда» означало буквально вечность. Она вздохнула и вышла, пора было поддерживать спектакль и играть свою роль, как и было оговорено. Женщина снова натянула счастливую маску, заиграла музыка и она вошла в яркий свет прожектора, чувствуя себя выставочной куклой.
Вообще-то, бывшая Карпентер, а ныне уже Джованни, не мечтала о пышном празднестве, которое ставило точку на её одинокой жизни. Она хотела мирно и тихо расписаться со своим избранником и отправится в кругосветное путешествие, за те же деньги, которые потребуются на трехдневное торжество. В общем, планы рухнули и разбились, как, в принципе, и все остальное, что когда-то казалось ей важным.
Перед самим торжеством, перед тем как выплыть белым лебедем к алтарю, они долго разговаривали с Гедеоном, будущим супругом, как минимум на ближайшие лет триста, если она, конечно, все правильно поняла, и пришли к общим соглашениям, так сказать, устный, брачный договор. Робин согласилась. Резонные требования, учитывая состояние и положение семьи, а также тех требований к обоим, которые выставил Гай. Как ни странно, но сейчас, став вампиром, на многие вещи взгляд изменился, наверное, будь она все ещё смертной, то заартачилась, отказалась, пусть даже «нет» грозило смертью.
Целый район для одной свадьбы, размах, которого был достоин президент или королевская чета. Конечно, большая часть гостей представляла собой родственников, партнеров и союзников клана, со стороны Робин не было ни одного человека, потому что она не хотела никого видеть, в том числе и родителей, которых не видела больше года. Остальные связи были разорваны после обращения, она осталась одна и даже её сир покоился в гробу, ожидая истечения срока заключения. Но грусти невеста не выказывала. Она с радостью болтала с теми, кто подходил, чтобы поздравить новобрачных, рассказывала о несуществующей встрече, где жених предстал перед ней истинным рыцарем на белом коне, с улыбкой шла танцевать с многочисленными родственниками и участвовала во всех беседах, которые хоть как-то касались молодоженов. Она смеялась вместе со всеми, когда жених пустился в пляс.
- Жаль, что в реальной жизни все не так уж и просто, - смеясь ответила ему Робин, когда Джованни привлек её к себе, увлекая в толпу танцующих. Что ж, надо играть спектакль до самого конца, раз уж подписалась. Голос был сладкий, так голубка воркует, когда рядом оказывается её пара, мало кто вслушивается в смысл, все лишь умиляются новоиспеченной ячейке общества. – Иначе Гай потребовал бы танца, а не триста лет работы.
Сейчас можно было поговорить и делах насущных, немного расслабиться и ослабить вожжи. Все отвлеклись на алкоголь, поддерживая тост какого-то мужчины, полненького, будто сошедшего с рекламной картинки лаирских макарон. Типичный представитель этой нации, что тут сказать.
- Через сколько мы выезжаем? Надо будет решить, где снять дом, чтобы быть не совсем на виду у людей, но и не казаться замкнутыми отшельниками. – Она чуть отстранилась, выполняя какое-то своеобразное па, подсмотренное у соседней пары. Конечно, можно было бы влезть кому-то в голову, правда этим женщина пользовалась крайне редко, а тут и вообще старалась не трогать руну, зная, что не сможет справиться с потоком мыслей стольких умов, находящихся близко друг к другу.

+3

4

Всякий праздник в семье Джованни всегда имел особое значение. Большинство деловых соглашений заключалось не в залах для совещаний или в особых местах, а именно на таких вот мероприятиях, которые служили прекрасным прикрытием для разного рода махинаций.
Так, например, пока члены семьи, друзья и друзья друзей поздравляли молодожен, на заднем дворе дома происходила отгрузка контрабанды героина, которую доставили торговыми морскими путями из Камагуэйя прямиком в Валенштайн. На следующий день партия должна была отправиться дону Вальдису, однако ему не удалось пережить ночь равноденствия.
Покупатель нашелся быстро. Клан де Буйонов в лице Виктора, который на днях должен был прибыть в Дюссельфолд, чтобы встать во главе дома, решил под шумок прибрать себе территорию погибшего нарк-барона и найти убийц своего брата-близнеца.
Катарина хорошо знала Марселя, однако фактически не имела дел с его братом, который жил на Эросе, и был фактически соседом дона Джованни. Внешне они были как две капли воды, однако после пяти минут общения с каждым из них становилось очевидно, что они совершенно разные.
-Молодость. Им повезло родиться здесь и сейчас, быть в этой семье, - сказала Катарина, цедя бокал с красным эросианским вином 1934-ого года. - Моя жизнь началась только тогда, когда я вновь встретила тебя, - она с нежностью посмотрела на Филиппа и провела указательным пальцем по его подбородку.
Именно Катарина предложила дону Джованни устроить брак Гедеона и Робин. Она по каким-то только известным ей причинам импонировала бывшей Карпентер. У неё не было острой неприязни по отношению к её создателю, который теперь покоился в соляном гробу и будет там еще триста лет, а то и больше, но она никогда не была с ним настолько близка, чтобы жалеть о том, что его место не заняла эта молодая и цветущая девушка.
Робин напоминала донье Джованни об упущенной молодости, которую у неё когда-то украли, о нереализованных мечтах. Должно быть, в Робин она видела себя.
-Как тебе? Красивая пара, правда? – улыбнувшись, добавила вампирша, мотнув головой в сторону жениха и невесты. – Наш дон любит семейные вечера. За глаза будут говорить, что это пир во время чумы, но мы извлечем и из этого выгоду. Или не быть нам Джованни.
Катарина хмыкнула и пригубила еще вина, которое на вкус было похоже на забродивший сок. Пилось легко и также быстро кружило голову. Если бы не руна, которая не позволяла опьянению держатся долго, донью Джованни уже бы искали где-нибудь под кустом. Вполне возможно в компании брата, с которым она так старательно распивала напитки. Повод был.

+1

5

Квартал Джованни располагался в новом районе Валенштайна и занимал удачное стратегическое положение, которое давало доступ и позволяло контролировать сразу несколько сегментов при этом давало возможность семье по-прежнему оставаться в тени. В будущем это позволит им проворачивать крупные дела и стать центральными фигурами криминального мира, который за последние два года претерпел множество потрясений и потерял не одного короля, лишившегося не только короны, но и жизни на пути к большому богатству и влиянию.
Тот мир, в котором жил Гай был полон опасностей, но он твердо стоял на ногах и добиваться успеха там, где другие пасовали. Он чутко ощущал ситуацию и понимал чувства других, но держал дистанцию со всеми, кто его окружал, предпочитая не потворствовать им, чтобы в будущем они не могли воспользоваться своим положением.
За глаза дона Джованни называли баловнем Фортуны и говорили, что она, пожалуй, главная женщина и единственная жена в его жизни, которая ревностно относилась ко всем своим избранникам и не прощала обиды. Так люди шутили, когда речь заходила о том, почему к своему почтенному возрасту он по-прежнему оставался завидным холостяком и оставался верен своему образу жизни.
Здания вырастали в этом районе как грибы после дождя, однако транспортная инфраструктура пока не была отлажена, поэтому большая часть дорожных развилок оставалась перекрыта. На тех участках еще не было установлено видеонаблюдение, что позволило проложить безопасный «путь» от морского порта до квартала, где сейчас под шумок разгружали несколько фургонов с наркотиками, привезенными прямиком из-за рубежа.
На разгрузке стояли верные люди семьи, вооруженные автоматами, но, чтобы добраться до них, полицейским или кому бы то ни было пришлось бы пройти сначала через всю свадебную процессию, поэтому оружие было скорее своего рода предосторожностью нежели острой необходимостью.
Гай сидел за круглым столом, расположенном в паре метров от импровизированной сцены, на которой выступал лаирский тамада, выступавший в перерывах между танцами. По сложившейся традиции он первым принимал поздравления от гостей, большая часть которых пришла в его дом не для того, чтобы полюбоваться на новобрачных, а дабы выразить свое уважение семье и напомнить о дружбе.
Чаще всего Гай удалялся в свой кабинет до того, как разрежут торт, чтобы принять тех, кто просил у него об аудиенции. Сегодня он сделал исключение и под задержался.
Дон пил лаирское вино, доставленное контрабандой по такому случаю несколько дней назад, и наблюдал за танцующей парой, размышляя о том, к чему в конечном счете приведет его решение. И Гедеон, и Робин были однажды поцелованы смертью, но обоим посчастливилось избежать холодной могилы и векового забвения. Им предстояло доказать, что они не зря носят фамилию Джованни.
Гая нельзя было называть сентиментальным, и все же даже он порой шел на поводу у своих чувств. Глядя на сына, он вспоминал женщину, подарившую ему жизнь, и только в угоду памяти о ней давал ему шансы подняться в его глазах. Многие члены семьи задавались вопросом, почему молодой Джованни все еще ходит среди живых, тогда как его старший брат покоится в соляном гробу из-за куда меньшего проступка. Однако, как тогда, так и сейчас Гай не считал нужным обсуждать свои решения с кем бы то ни было. Таково было его решение.
Веселые танцы напоминали ему о Лаире, куда он планировал отправиться примерно через неделю. Оставалось закончить еще несколько дел и можно возвращаться домой, на родину. Гай любил солнечный Эрос, а атмосфера свадьбы лишь еще больше пробуждала в нем ностальгию.
Джованни поднял бокал, когда послышался тост и пригубил из него.

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (Вчера 23:03)

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Общественные мероприятия » За будущее платят настоящим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC