http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обсуждение недели: Ловись пост большой и маленький (30.10.19)!

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Общественные мероприятия » За будущее платят настоящим


За будущее платят настоящим

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

Как же приятно было её видеть, частичка прошлого в суровом и таком хрупком настоящем. Вряд ли Робин когда-нибудь скажет, что это был счастливейшим днем в её жизни, да и Гедеон так точно не подумает. Они были заложниками обстоятельств, главные актеры спектакля, развернувшегося посреди горящего города. Улыбки кажутся искренними, но вряд ли являются таковыми, хотя Джованни вполне убедителен.
Острый слух улавливает разговор между Оллред и новоиспечённым мужем, женщине приходится приложить максимум усилий, чтобы не рассмеяться, она прикрывает накрашенные губы ладонью, но так, чтобы не запачкать кожу. Эжени, в свое время, так и не рассказала, как она стала вампиром, правда, судя по всему, так же, как и бывшая Карпентер.
- Ты тоже сегодня сверкаешь, впрочем, как и всегда, - она не лукавила, не льстила, в годы их крепкой дружбы, близкого общения, не омраченного тайнами, они часто посещали увеселительные заведения и именно блондинка была в самом центре внимания, как мужского, так и женского. Сейчас она выглядела эффектно, ярко и, в своей новой ипостаси, Роб прекрасно разбирала малейшие ароматы. Улавливала тонкий запах духов, кожи, ткани, но, превалировала кровь. Недавно кормилась?  - Конечно. Девочкам всегда надо немного посекретничать.
Она поддела её подбородок пальцами, как бы прося держать голову выше и легонько щелкнула по носу, улыбаясь. Слова о Гедеоне вызвали прилив смеха, все почти как в старые добрые времена, разве что Робин всегда думала, что будет гулять на свадьбе подруги, а получилось все как раз наоборот.
Кивнув, женщина подняла бокал и пригубила шампанского и только она хотела что-то сказать, как к ним вышел фотограф. Он уже успел изрядно потрепать нервы в самом начале торжества, фотографируя то новоиспеченную жену, то её мужа, то всю пару, то пытаясь собрать многочисленную семью и сделать коллективное фото, в общем, очередной виток его внимания бывшая Карпентер точно не вынесет, она в принципе не очень любила фотографироваться, не вела никаких страничек в социальных сетях, да и вообще бывала там крайне редко.
Брюнетка улыбнулась, надеясь, что вполне искренне. Появление Эжени пробудила старые переживания и воспоминания, захотелось вернуть все назад и не делать того рокового шага в бесконечность. Кто бы мог подумать, что пара неосторожных действий приведет к сегодняшнему дню. Месяцев девять тому назад она могла бы сказать, что впереди лишь смерть и наказание, а теперь. А что теперь? Кто знает, может действительно было проще умереть.
Гедеон не растерялся, обнял обеих и широко, счастливо улыбнулся, видимо, это вполне удовлетворило фотографа, потому что он кивнул, соединил указательный и большой палец, вскинув руку вверх, мол, все отлично, вы молодцы. Троица распалась и Бланш предлагает уединится.
- Думаю, он не против, правда, дорогой? – Уже подхватывая светловолосую под руку, чисто для приличия, сладким голоском произносит Робби, увлекая подругу в сторону более уединенного уголка близ дамской комнаты. Благо платье не напоминает бальное и юбка не волочится за ней, как неудачливый влюбленный, доставляя одни неудобства. Тишина тут была относительной, зато не было любопытных ушей, как ни странно. – Ты не представляешь, как я рада тебя видеть.
Она выдохнула, плечи опустились, с лица слетает маска всеобщего веселья и счастья, наружу пробивается печаль, тоска и легкое разочарование. Она устала, хотелось попасть домой, сесть на диван, взять журнал и просто побыть в тишине, пообщаться с кем-то, кто свой, кто знал её до всего этого.
- Мне так все это надоело, Эж.

+5

22

Чем лучше шли дела Анны в клане, тем хуже все обстояло с бизнесом. За последний год антикварный магазин принес больше убытка, нежили прибыли, и вампирша впервые задумалась о том, чтобы избавиться от него. Не то чтобы девушка бедствовала, но уж ей как никому другому было известно, как быстро заканчиваются деньги у тех, кто привык жить на широкую ногу.
Сидя на заднем сидении комфортабельного автомобиля, она все прикидывала возможные варианты, которые помогли бы исправить положение и, не знала, на что решиться. К счастью или нет дорога до особняка Джованни не заняла много времени и водитель, остановив машину у самого входа, быстро открыл дверцу, выпуская опаздывающую на торжество гостью.
Втянув в легкие густой воздух осени, блондинка в платье цвета состаренного золота в меру открытом и подчеркивающем все ее достоинства медленно двинулась по лестнице готовясь почтить своим присутствием свадьбу Гедеона и некой Робин.
Где-то за ее спиной торопливо отпирая багажник, мужчина доставивший Анну на торжество отдал подарок предназначенный молодоженам в руки слуги и проследовал на место парковки.
Слегка приподняв подол своего длинного платья, больше похожего на чешую диковинной рыбки девушка отправилась в большой зал, где собственно и проходил весь праздник. Помещение было огромным и почти все заполнено гостями. Шквал голосов, звон бокалов и веселый смех тут же накрыли ее с головой заставляя сморщить лоб от неудовольствия. Нацепив на лицо самое добродушное выражение, что имелось в ее арсенале, носферату шагнула вперед, внимательно оглядывая разномастную публику. Зеленые глаза засверкали не хуже бриллиантов в ее ушах и на запястье, а грациозная походка и безупречная осанка сразу выдали в ней аристократическую породу, привлекая взгляды мужчин прибывших на мероприятие соло.
Своим нарядом мисс де Клер совершенно не собиралась затмить невесту, тем не менее, привыкшая находиться в центре внимания она совершенно не хотела быть бледным пятном среди разодетых друзей, партнеров и всех прочих кто удостоился чести быть приглашенным «на пир во время чумы». Сегодня она пришла сюда «поохотится» и от ее внешнего вида зависело, будет ли эта охота удачной.
Продвинувшись вглубь зала, Анна почти сразу определила место дислокации главы клана в тот момент увлеченного разговором с темноволосой девушкой. Вампирша искренне надеялась, что к тому времени, когда она появится, дон Джованни уже удалится в кабинет чтобы с глазу на глаз поговорить с каждым, кто желал аудиенции, но судя по всему сегодня, он не спешил. Видя рядом другую женщину, блондинка испытала неприятное чувство.
- Все как всегда, - тихо прошептала она и, сняв бокал с подноса одного из проходящих мимо официантов, залпом осушила его, затем выдохнула воздух, скопившийся внутри от возмущения и, подхватив за длинную ножку новый, отпустила вышколенную обслугу. Ревность - это последнее что ей сейчас было нужно, а потому, не удостаивая больше вниманием Гая и его собеседницу, носферату проследовала прямиком к Гедеону оставшемуся к тому времени без внимания. Яркая улыбка озарила ее лицо, скрывая за маской радости и беззаботного веселья истинные чувства.
- Гедеон! – звонкий голос произнес имя молодого Джованни, привлекая его внимание. – Спешила, как могла, чтобы поздравить тебя и Робин, но сквозь толпу прибывших выпить на дармовщинку пробиться не так уж и просто. А где, собственно… - так и не закончив фразу, потому что пришло время чмокнуть молодожена в щеку, она вдохнула его запах. Как не странно теперь он был совершенно иным и отчасти ей это нравилось.

Отредактировано Анна Мария Де Клер (17.10.2019 20:41)

+6

23

Зал гудел, не переставая. В голове брюнетки быстро-быстро носились мысли, черные, серые и белые, легкие, как перышко, или тяжелые, как сланец. Рамина не стала спорить со своим собеседником больше по привычке, а не потому, что искренне разделяла его мнение. Она окинула веселым взглядом всех собравшихся, выискивая Гедеона и "белую розу", и улыбнулась. И улыбка эта была странной: то ли торжествующей, то ли рассеянной.
"Почему господин так уверен в том, что эта история любви ещё не закончилась? Если зима пришла - роза, как и сад, в котором она растет, погибнет. А вместе с ней погибнут и шипы. Они истлеют и со временем превратятся в прах. Ранить может только то, что живо. А то, что умирает, и то, чего на свете нет, больше не может причинить боль...как не может и радовать. В смерти не существует ровным счетом ни-че-го..."
Взгляд карих глаз задержался на Гедеоне. Если то, о чем говорил дон, правда, в его сердце должна ещё жить любовь. Будь это так, наследника Гая Джованни и весь его клан ждали очень тяжелые времена, ибо это могло означать только одно: у молодого вампира, от которого зависит будущее великого Дома, не хватает духа освободиться от власти одной-единственной женщины! Это самое настоящее свидетельство слабости и признание собственного бессилия. Такого нигде и никому не прощают. Более того, будущее такого вампира известно. Если Гедеон не вырвет эту женщину из своего сердца, его отец разочаруется в нём, и тогда случится непоправимое: любовь между отцом и сыном закончится, оба погрузятся в отчаяние, но задержать или изменить страшный конец уже не смогут. В лучшем случае Гедеона прогонят с глаз и забудут, а в худшем...
"И почему эта женщина ещё жива?" - тонкая бровь изогнулась в дуге, когда Рамина бросила взгляд на блондинку, в этот самый миг мило ворковавшую со своим Создателем.
Затем вампирша перевела взгляд на невесту и задумалась о том, что лежало не на поверхности, а в глубине отношений этих двух женщин.
"Возможно, ты ревновать к ней не станешь, - мысленно обращалась она к Робин. - Но с этого дня вы с Гедеоном связаны единой судьбой. И если он попадет в немилость господина из-за твоей подруги и чувств, которые он испытывает к ней, тебе придется выбирать. Кого же ты выберешь: своего мужчину или ту, которая невольно может стать причиной его падения? Если мужчину, то та, к кому ты пока привязана, станет твоим врагом. Если подругу, ты падешь вместе с мужем. Изгонят его - изгонят и тебя. Уничтожат его и вместе с ним умрет часть тебя. Кроме того, ты поможешь его палачам..."
Хоть Рамина и скрывала свои чувства, намертво прицепив маску веселья и беззаботности к своему лицу, в её глазах мелькнуло неясное сочувствие, обращенное к Робин. Гедеону. И Эжени.
Она понимала: если он действительно любит эту "розу", он погубит себя. Но и Эжени с Робин ожидала не менее печальная участь.
"Если враг может только ранить, то друг или брат наверняка убьет! - Вспомнились Рамине слова Великого Господина. - Именно поэтому каждый из нас вершит свой путь в вечном одиночестве..."
Вампирша уже не наблюдала за женщинами. Да и наблюдать было не за кем: подруги скрылись из виду, оставив жениха одного. Однако из головы Рамины они всё никак не могли уйти. Маленькие, упрямые, сильные, ещё не до конца понимающие того, что их ждет впереди, и такие беззащитные перед судьбой, которую им уготовил Создатель...или господин Джованни? Правитель клана не мог ничего этого не знать. Отец сына любит и прощает. Но правитель клана испытывает того, кто встанет по правую руку от него и будет править вместе с ним. Или не встанет... Рамина расправила плечи: осудить или упрекнуть господина Джованни она не могла, потому что окажись на его месте, она сама бросила бы свое легкоранимое, молодое создание в самое пекло. Пусть набирается опыта и, конечно же, пусть набирается ума: правитель не смеет выбирать между сердцем и будущим своего клана!
Рамина хотела ещё подумать о чем-то важном, как вдруг её глаза потерялись в бескрайних ледяных просторах, наполненных до краев твердостью и волей. Только затем она ощутила прикосновение... На её лице мгновенно появилось выражение удивления, интереса и...упоения. Она весело и восхищенно взглянула на дона, который в эту минуту напоминал ей древнего Бога, невесть как попавшего на этот праздник в городе и мире, который уже давно ничем не может его удивить.
Быть рядом с Богом. Разве не этого хотят все смертные? Наверное... Но в таком случае, почему бы бессмертным этого тоже не хотеть? Некоторым из них непременно хочется побыть рядом с Богом. Рамине тоже хотелось. И она была. Была, потому что он так захотел!
- Но у такой красивой женщины должно быть все...за будущее всегда платят настоящим.
Когда он закончил говорить, весь зал неожиданно умолк. Тишина, в которую погрузилась Рамина, казалась абсолютной. И очень пугающей. Надо было думать. Надо было заставить себя думать. Но о чем? О войне, которую затеял Великий Господин? О том, существовала ли она вообще, а если существовала, то на чьей стороне был сейчас перевес и какая роль отводилась в ней для неё? А если войны н ебыло, то неплохо было бы задуматься о том, как может измениться её собственная судьба, если она допустит хотя бы малейшую ошибку. Думать... Думать... Между тем внутри неё всё сильнее бурлила мощная сила, которая отказывалась повиноваться разуму. Она быстро захватывала тело вампирши, проникала в каждую её клеточку, жгла их невыносимо ярким огнем, и выплескивалась из глаз маленькими искорками и озорными огоньками. Тишина и её собственные желания, что становились сильнее с каждой секундой, подталкивали Рамину вперед, к будущему, которое, как ей казалось, выбирала она сама.
- Какими сладкими речами вы усыпляете мою бдительность! - скромно улыбнулась вампирша. И её слова можно было бы принять за насмешку, если бы не то, что последовало за ними.
Рамина взяла руку дона, как она всегда это делала в своем клане, поднесла её к своим губам, а затем - ко лбу.
- Пусть у вас на сердце всегда будет легко и радостно!
Всем своим видом вампирша давала дону понять, что это не пустые слова, которые нужно произнести, потому что представился подходящий момент и им можно воспользоваться. Она действительно говорила искренне: те, кто познал одиночество, всегда могли понять друг друга и выразить то, что чувствовали не столько словами, которых всегда не хватало, сколько поступками, которые были красноречивее любых слов.
Слуга появился как раз вовремя. Он позволил восстановить хрупкое равновесие чувств, нарушенное неосторожными жестами господина и госпожи, и вернуться к почти непринужденной светской беседе.
-А что вы слышали обо мне?
- Я слышала о вас то, что ожидала услышать. О вас ходят слухи, которые и правдивы, и ложны. Всё как всегда, когда заходит речь о нелюде вашего положения, - красавица улыбнулась. - Думаю, кто-то находит вас надежным союзником. Ну а многих...многих ваше общество пугает.
Рамина намеренно взяла паузу, дабы подчеркнуть, что ей и её клану куда интереснее первое, нежели второе. Потом, она не спешила переходить к чему-то слишком личному, ведь поспешностью можно не только удивлять, но и смешить.
- А какие слухи о вас доходят к вам же? И...что бы вы хотели услышать о себе?

+5

24

Гедеон не стал возражать, чтобы девушки немного пощебетали в сторонке. Он и сам нуждался сейчас в небольшой паузе. Появление Эжени все же выбило его из колеи и привычная улыбка, украшающая его лицо на протяжение всего дня, испарилась. Младший Джованни топил её в бокале шампанского, чтобы никто не заметил внезапной перемены в настроение, хотя подобная уловка все равно не смогла бы обмануть некоторых гостей.
Гедеон спросил себя хочет ли он и дальше играть роль счастливого жениха. Его нельзя было назвать дураком, хотя он совершил много глупостей, а с недавних пор еще предпочитал не носить розовых очков, поэтому начал замечать многое из того, чего раньше не видел или просто не хотел видеть.
Робин была утомлена свадьбой и опустошена после всего, что произошло в её жизни, но он не мог дать ей даже того, что она каким-то образом получила от Эжени. Этих двух девушек, вероятно, связывало приятное прошло, тогда как он представлял для неё сейчас удручающее настоящее, а может и будущее. Сложно было предугадать, чем в конечном итоге закончится эта афера, но Гедеон понимал, что им предстоит пройти долгий путь.
Он не был тщеславным, как отец, однако в нем больше других пороков говорили злость и уныние, которые легко переключались в голове в отличии от остальных. И сейчас Гедеон был слегка опечален тем, что его подарок не возымел такого же эффекта, как появление подруги, а также зол на отца за столь очевидный способ напомнить ему прошлые грехи. По крайней мере молодому Джованни показалось, что старик пригласил Эжени не для того, чтобы они бросились друг другу в объятья перед тем, как он покинет город.
-Анна, - появление девушки вернуло его в нормальное состояние. Он искренне улыбнулся ей и ответно приобнял. Им доводилось общаться, но они так и не узнали друг друга достаточно хорошо, чтобы считаться друзьями. Но все же приятелями их вполне можно было назвать, как казалось Гедеону.
Еще Гедеону казалось, что Анна неравнодушна к его отцу, но он не лез в личную жизнь ни того, ни другого, поскольку эта часть была всегда для него закрыта, хотя ему и довелось расти в гареме вместе с другими детьми, окруженным женским вниманием. Наверное, именно от того, что Гедеону довелось видеть там много интриг и подлости он и не желал Анне той же участи, что и прекрасным нимфам садов дона Джованни. Хотя по сути в обычной жизни тоже хватало этого «добра».
-Рад, что ты пришла. Жаль только пропустила саму церемонию, она была красивой. Как и ты сейчас, - Гедеон легко и непринужденно делал комплименты, потому как обычно говорил то, что было у него на душе, не привирая и не приукрашая действительность.
-Ты вот буквально на минуту разминулась с ней. Она ушла с подругой припудрить носик, как говорят у вас женщин, - вампир посмотрел в сторону, где сидел отец и увидел, что он по-прежнему здесь, а не ушел в кабинет как это бывало. Решив не заострять на этом внимание, вампир вновь посмотрел на Анну. - Надеюсь придет время и ты тоже пригласишь меня на свою свадьбу. Мы вскоре уезжаем в Смоук, там нас ждут дела. Ты могла бы приехать как-нибудь к нам, если вдруг надоест серый и унылый Валенштайн.

+5

25

Ответив улыбкой на комплимент молодого человека, Анна позволила себе, наконец, расслабиться. Ну и пусть старший Джованни наслаждался сейчас не ее обществом. Вокруг него всегда вьется много женщин и если ревновать его к каждой можно заработать невроз, а то и еще что похуже. Желая промочить горло, вампирша пригубила бокал с шампанским, который прихватила для произнесения тоста в честь молодых, но учитывая тот факт, что вторая половина где-то запропастилась, решила, что к ее возвращению добудет новый. Внезапно слова тэсмита относительно ее собственной свадьбы, на которую как он надеялся, получит приглашение встали ей поперек горла, перекрыв временно дыхательные пути. Широко распахнув большие обрамленные длинными ресницами глаза, она прикрыла свободной рукой рот и прокашлялась. Затем придя наконец-то в себя, как ни в чем не бывало, произнесла: - Если бы ты немного подождал, возможно, я бы вышла за тебя,  - тут же дав понять что это шутка, девушка улыбнулась и покачала головой. - Даже и не знаю, каким должен быть тот мужчина, ради которого я променяла бы свободу на белое платье невесты.
В этот момент она, конечно же, лукавила, пытаясь всем своим видом показать, что никому в этом мире не под силу затащить ее к алтарю. Как и любая другая женщина, Анна не раз мечтала найти свое счастье, быть желанной и единственной, но личная жизнь почему-то не складывалась.
- Значит Смоук, - тихо повторила мисс де Клер, располагаясь спиной к тому месту, где сидел глава клана. - Отличный город чтобы начать все сначала. И да, как только устроитесь, я с удовольствием вас навещу. Если, конечно, Робин будет не против.
Носферату говорила с Гедеоном, а сама думала о том, как это ее восхитительный покровитель мог заставить собственного сына жениться не по любви. Еще ей как никому другому были понятны чувства бедной девушки попавшей в ловушку. Хотя надо было признать, что младший Джованни не худший вариант, а может даже и лучший для нее в сложившихся обстоятельствах.
- А ты возмужал, - с пристрастием оглядывая молодого вампира, девушка игриво прикусила нижнюю губу. Не смотря на то, что Гедеон представлялся ей кем-то вроде младшего брата, она никогда не упускала шанса немного поиграть с ним. В конце концов, ничто не поднимало так настроение как невинный флирт. - Все больше походишь на своего отца, - сейчас Анна не имела в виду какие-то схожие черты характера, тем более что Гай все еще оставался для нее загадкой, а потому поспешила уточнить. - Такой же чертовски привлекательный!

+5

26

К сожалению, Гай не мог похвастаться хорошей осведомленностью относительно личности своей собеседницы, иначе бы её господин отправил ему кого-нибудь другого, и все же решил польстить ей вполне уместным в данном случае комплиментом.
-Я слышал, что вы самый красивый цветок в садах вашего Господина, – он улыбнулся ей, обнажив зубы. – Луна завидует вам, потому что ваша красота затмевает её блеск. Ваши речи пьянят подобно игристому вину, а глаза пленят, точно зачарованный аркан. Попав под ваши чары однажды мужчина уже навсегда остается вашим рабом.
Женщины любят красивые слова, ласкающие слух не меньше, чем мужчины, когда тешат их самолюбие. Зная эту особенность прекрасного пола, дон Джованни никогда не скупился на них и в частности по этой причине всегда был окружен лаской. Однако отзываясь лестно о данных, которыми наградила Рамину природа, Гай не лукавил. Она пришлась ему по душе.
-Вы истинная дочь огненных земель. И я уверен, что впереди мне предстоит совершить много открытий, – в последнем вампир нисколько не сомневался.  Глупо было думать, что глава клана отправит к нему безмозглую девчонку со смазливым личиком. Гай решил узнать побольше об этой девушке, но теперь уже через свои каналы. Хотелось быть уверенным, что на утро в его постели не обнаружат один лишь прах.
К ним подошел консильери дома Джованни, который редко оставлял столицу Лаира. Он покидал родные края лишь по острой необходимости, поэтому обычно его редко видели подле Гая, когда тот гастролировал.
-Время, - наклонившись к своему патрону, произнес мужчина.
Он не смотрел на девушку, сидевшую рядом с Гаем, словно она его совершенно не интересовала, хотя еще несколько минут назад он тщательно изучал её стоя в стороне так, чтобы не привлекать к себе внимание. Это был прозорливый и очень умный вампир, который знал свою работу лучше, чем кто бы то ни было и всегда прислушивался к внутреннему чутью. Сейчас оно говорило ему, что эта женщина опаснее, чем кажется, но на эту мысль его натолкнуло не её поведение или благосклонность патрона, а то к какому клану она принадлежала.
Гай мотнул головой соглашаясь, что уже пора, но прежде чем закончить разговор, сказал, когда его помощник удалился также незаметно, как и появился возле него.
-О, я много чего о себе слышал, – Гай опрокинул остатки шампанского себе в рот и поставил бокал обратно на стол. – Что-то из этого правда, что-то ложь. Меня уже ничего не удивляет, но знаете, что мне нравится больше всего? Страх. Страх перед моим могуществом и безграничной властью над чужими судьбами. Это самое любимое. Страх обезоруживает, – сложно было сказать правда ли Гай испытывал удовольствие от слухов, связанных с тем, насколько он опасен и ужасен или же это была бравада, которая должна была напомнить Рамине о том, с кем она общается. Ответ на этот вопрос ей пришлось бы ждать еще как минимум час, поскольку Гай в тот же миг поднялся и мотнув головой в знак прощания, покинул стол, сказав на прощание: – Увидимся позже.

+5

27

Когда Гай Джованни заговорил снова, среди нелюдей, собравшихся в зале, пошел слабый шепоток. Нет, они не слышали своего повелителя. И не видели его лицо в этот момент. И уж точно никто не знал, что творится в его голове. Даже его дети и слуги, тенью следовавшие за ним везде и всюду, не могли сказать, как поведет себя их господин, какие шаги он совершит, какие слова произнесет. Однако то, что он делал, их удивляло.
Гай Джованни говорил. И говорил он то, чему Рамина верила с трудом. Нет, конечно его словам она верила. Не могла не верить. Но вот происходящее... Она смотрела на него и видела повелителя, господина, воина, вампира, который знает, как править великим кланом и не делает исключений даже для своего сына. Она видела того, кто не впадает в отчаяние и даже из поражений умеет извлекать выгоду. Гай Джованни, как она уже заметила, не привык тратить время зря: ни одна секунда, ни одна минута, ни один день его жизни не проходил бесследно и не был потрачен впустую. И теперь этот величественный нелюдь отдавал свое время ей. Слишком много времени. И это не могло остаться незамеченным.
Рамина широко улыбнулась. Она могла бы на пальцах пересчитать не только женщин, но и мужчин, которые удостаивались такой чести.
Умные, сильные, храбрые, богатые и бедные, разного происхождения... Все эти нелюди собрались здесь. Все до одного. И где они...а где Рамина? На кого обращен взор Гая Джованни? К кому обращены его слова? К ней! Одна эта мысль её опьяняла.
Рамина жадно ловила каждое слово Гая. Она была так близко, она слушала так внимательно, что неожиданно в её мире не осталось места для шепота и взглядов из зала. Исчезла свадьба, гости, подарки, исчезло всякое счастье и несчастье.
Ах, как прав был Великий Господин! "И между тяжелыми, мрачными камнями гуляет озорной ветерок..."
Глаза вампирши сверкали, а голове и ушах звучал голос, никак не дававший ей опомниться, прийти в себя и лихо воспользоваться своим главным преимуществом...своим умом!
Она следила за мужчину сквозь завесу ресниц и просто наслаждалась тем, что может себе позволить сказать повелитель, одновременно спрашивая себя о том, что она может принять, и чем может ответить.
Однако слова-словами. Они бывают важные и не очень важные. Но вся суть заключена в поступках господина, остальное - суета. Через секунду теплая щедрость слов Гая Джованни сменилась прохладой и отстраненностью, когда речь зашла о делах. Господин пожелал уйти. Другую женщину это событие поразило бы молнией или заставило бы гореть в огне собственной гордости. Но Рамина знала, что ей ещё выпадет шанс поговорить с тем, перед кем склоняет головы целый клан, от которого бегут враги и с которым хотят заключать союзы. И тогда он, возможно, снова скажет ей то, от чего голова пойдет кругом...а она скажет ему то, что не удалось сказать сейчас.
- Меня уже ничего не удивляет, но знаете, что мне нравится больше всего? Страх. Страх перед моим могуществом и безграничной властью над чужими судьбами... Увидимся позже.
Рамина привстала и кивнула. В их клане никто не смел сидеть, если повелитель стоит.
Дождавшись, когда он уйдет, женщина рассеянно шагнула в зал и потерялась в толпе. Минуту или две она приходила в себя. Её бросало то в жар, то в холод, а голове вертелись мысли о Великом Господине и Гае Джованни. Она сравнивала их. Один вселял ей страх и уважение. Другой - страх и страсть. Что полезнее для повелителя: чтобы его уважали или страстно "любили"? Да и можно ли уважать, испытывать страсть и бояться одновременно? Не противоречит ли страх всему остальному? Или же она задавала неверные вопросы, и самым важным был такой: какое чувство лучше всего поддерживать господину в своих детях? Пусть они уважают, пылают огнем или боятся повелителя? Конечно, если речь заходила о клане, то Рамина соглашалась с тем, что своих детей лучше держать в страхе. В этом Гай Джованни и Великий Господин были похожи. Но ведь сейчас её не волновал клан. Она думала о себе и не могла понять, чего хотел Гай Джованни: чтобы она чувствовала страх или испытывала по отношению к нему уважение, восхищение и страсть? Впрочем, все эти мысли выветрились из её головы слишком быстро, и причины этого были ясны: Рамина не являлась ровней Гаю Джованни, а потому, даже несмотря на свое положе в Доме, не могла рассчитывать ни на что, кроме страха.
Сразу после этого печального вывода внимание вампирши переключилось на то, что происходило в зале. Нужно было вручить подарок молодым. И это требовалось сделать как можно скорее!
В мутно-карих глазах снова что-то вспыхнуло, рука подала знак и верный слуга мгновенно появился из ниоткуда, кивком головы указав Рамине в сторону, где находился Гедеон.
Буквально через минуту перед женихом и женщиной, с которой он говорил, возник тот самый слуга.
- Вестник Великого Господина! - объявил он и замер, ожидая позволения от Гедеона.
Рамина стояла рядом. Но если до этого времени она весьма увлеченно наблюдала за любовным треугольником, в котором Гедеон играл главную роль, то теперь вампирша весело смотрела на его спутницу.
"Аннушка!"
Речь шла, конечно же, об Анне-Марии, с которой она уже была знакома и при виде которой ей захотелось улыбаться. Просто так. Без причин и следствий.

Отредактировано Рамина Эль-Рейхани (29.10.2019 22:38)

+5

28

Если бы не бледная и чересчур сосредоточенная физиономия, Генри имел бы все шансы легко слиться с толпой гостей, присутствующих на торжестве. Увы, но лицо выдавало полицейского с головой, и не нужно было быть особенно внимательным наблюдателем, чтобы понять: с подобным выражением на свадьбу может явиться только отвергнутый жених, желающий выяснить отношения со счастливым соперником и несостоявшейся второй половиной.
Впрочем, узнай вампир о том, какой именно вывод можно было сделать из его внешнего вида, он, вероятно, позволил бы себе легкую ухмылку. Чувство юмора Акройду не изменяло даже в самых непростых жизненных обстоятельствах, поэтому иронию роли рогатого возлюбленного носферату способен был оценить, и ему оставалось только поблагодарить бога за то, что никаких видов на новоявленную миссис Джованни Генри не имел и иметь не собирался.
Другой вопрос заключался в том, зачем он в принципе явился сегодня на этот праздник жизни. По роду службы полицейскому доподлинно были известны некоторые особенности бизнеса этой семьи, которые добавляли его визиту в недавно отстроенный район весьма специфичный привкус.
- Я хотел бы поговорить с доном Джованни, - исповедуя принцип «наглость – второе счастье», обратился Акройд к охраннику, проверявшему приглашения у запоздавших гостей. Генри не был человеком особенно гордым, однако он патологически не любил находиться в ситуации, подобной этой, поэтому и выбрал такую схему поведения, при которой половину его ошибок легко будет списать на дурной характер.
Впрочем, последних вампир очень надеялся избежать. Сейчас, когда на нем лежала ответственность не только за себя самого, но и за Джо и их общего ребенка, полицейскому предстояло учиться руководствоваться не только личными принципами и убеждениями, но также и интересами безопасности волшебницы, которые Генри пообещал защищать.
На территорию мужчину пустили без лишних вопросов, из чего он рискнул сделать вывод, что охрана, обеспечивающая безопасность семьи Джованни, работала в ментальной связке, которой руководили иные-абсолюты. Возможно, кто-то из них узнал в Акройде сотрудника Конвента Власти, и хотя сам вампир считал себя птицей невеликого полета, служба в данной организации придавала ему в глазах собратьев некий дополнительный вес.
- Сюда, - лицо мужчины, провожавшего его в помещение, где должна была состояться встреча, показалось Генри знакомым. Хотя официальная сфера профессиональных интересов сержанта Акройда должна была ограничиваться продажей и распространением наркотиков, однако, как и большинство его коллег, полицейский в свое знакомился со всеми известными лицами «ночного» Валенштайна. – О вашем приходе дону доложено, ожидайте.
Вампир поблагодарил провожатого и, оставшись наедине с собой, огляделся, хотя проникнуться окружающей обстановкой ему мешали напряженные нервы. Решение обратиться к клану с просьбой о помощи для Джоанны далось Акройду весьма нелегко, однако, если учесть все произошедшее за две последние недели, в мире и так уже наступила эпоха последних мер, и Генри вряд ли мог позволить идти себе против системы.
- Дон Джованни, - обернувшись на звук открывшейся двери и убедившись, что перед ним именно тот вампир, с которым он добивался встречи, произнес Акройд, - разрешите поздравить вас со свадьбой сына.

+6

29

Эжени не могла уйти просто так хотя бы потому, что Рой был рядом, пусть и увлеченный своими делами, и пропасть с его взора не есть хорошая идея. Уж она-то знала, на что способен вампир в моменты крайнего волнения, они вместе не один пуд соли…кхм.. литр крови выпили.
Встретившись взглядом со здоровяком, подав условленный знак, светловолосая с легкостью и грациозностью шествовала рядом с невестой, едва ли не открыто радуясь. Пожиратель оглядываться не стала, хотя очень хотелось еще раз взглянуть в лицо мужчины. Появилось странное ощущение того, что все это мероприятие оказалось бесконечно далеко от нее, отошло на другой план. Вот вроде бы, обернись через плечо и увидишь фигуру Гедеона, замершую в расслабленной позе. Вот вроде всего несколько минут тому назад она злилась на него, хотела побольнее уколоть, потом заключить в объятия и в них же выжрать всю его жизненную силу без остатка, а сейчас просто отстранилась, словно вычеркнула из бурлящего водоворота своей жизни. Видимо рядом быть – значит вспомнить, открыть дверь? А что будет, продлись встреча куда дольше пяти – десяти минут?
Нет, нельзя, а потому Эжени ускорила шаг, потому и радовалась расстоянию и возможности сменить тему. Забившись в уголок, словно две мышки, Бланш шумно выдохнула.
-  Рассказывай уж, как ты докатилась до такой жизни? Я, честно говоря, опешила, когда увидела тебя и вампиром, и в доме Джованни, и рядом с Гедеоном, а не Бенджамоном. - Смена эмоций, коя коснулась облика Маргаритки, была сродни легкого бриза в удушающую жару. Истинные эмоции, отсутствие наигранности лишний раз подчеркивали неоднозначность происходящего. Эжени настолько привыкла к тому, что практически все дети ночи, включая ее саму, носят маски в повседневности, скрывая себя настоящего за оными, что сейчас машинально прикрыла собой подругу от любопытных глаз.
- Что тебя беспокоит? Отчего устала? - Судя по тому, что девушка говорила так открыто, она была уверена в том, что их никто не подслушивает, хотя светловолосая точно знала, что у стен есть уши. Порывистым движением она сократила расстояние до подруги, встала совсем близко и сама тяжело вздохнула.
- Хотя понимаю. В свое время я не могла тебе рассказать об обращении, попросту не знала, как ты отреагируешь, да и рассказать означало бы втянуть тебя в свои неприятности. Гедеон обратил меня, тем самым сделав и себя, и меня вне закона. Да много всего было, - Эжени дернула плечом. Какое-то время она просто молчала, окунаясь в прошлое, которое уже приняла и не испытывала прежнего отвращения. Этот транс, это настроение перемолотило ее, как перемалывают мельничные жернова маленькое зернышко. Она и была зернышком, таким крохотным, по сравнению с теми силами, что правили в вампирском мире, но зерна имеют свойство прорастать.
Оллред коротко поведала о том, как стала тем, кем является сейчас, не опускаясь до детальных повествований. Когда-то их лица украшали каждый столб, вещая о розыске, и не увидеть их Роб попросту не могла.  К чему скрываться и обволакивать правду ненужными оправданиями. Эжени была преступницей, она сломя голову разрушала все, к чему прикасалась, убивала и уничтожала, но спустя время научилась сохранять и приумножать. Теперь, стоя в затемненном уголке, общаясь с глазу на глаз, пожиратель предоставила возможность подруге не только взглянуть друг на друга новыми глазами, в и новой жизни, но и выплеснуть накопившееся. Что греха таить, ей было интересно, любопытно, а на языке вертелись вопросы.

+6

30

К чертям все это — вот что хотел сделать Бен, когда ему в очередной раз пытались что-то сказать. Ему было плевать на все. Время, когда он заливал в себя весь яд с содержанием алкоголя, закончилось. Он пытался заняться работой, лишь бы отвлечься и не думать о том, что произошло. Но мысли все равно не отпускали.
Не было никакого ответа на то, что же это за музыку слушали все иные, из-за которой у многих сорвало крышу.
В конце концов винить можно было кого угодно — Гвэн это бы уже не вернуло.
Бен знал, что где-то у нее остались дети. И жалел, что не расспросил ее подробнее об этом. Хотя он сомневался, что получил бы полный ответ. Если девушка искала защиты у клана Джованни, значит, не все так просто. Попытка найти детей тоже ни к чему не привела. И, как ни странно, Бен был этому рад: значит, их хорошо спрятали. И дай бог, чтобы ни Гай, ни кто-либо еще не отыскал этих ребят.
Меньше всего ученый хотел бы сейчас кого-то видел. Белые стены и ассистенты лабораторий — не в счет. Он даже телефон благополучно оставил где-то на верхних этажах в кабинете. Но, видимо, если его хотели достать, то могли бы вытащить даже из-под земли. Хотя в данном случае "из-под земли" более полное отражало суть дела, особенно если учесть, где находились отсеки, в которых трудился ученый.
На этот раз отвертеться от выхода в свет не получалось: все-таки не каждый раз один из братьев женился.
На ком — Бен понятия не имел. Достаточно было того, что это была женщина…  Хотя был бы мужчина — было бы более интересным. Но Лоуренс подумал, что если бы Мари решил бы устроить подобное, то как отреагирует на это глава клана — неизвестно.

Вампир не спешил к началу. Он намеревался появиться на пару минут, поздравить брата, пару раз мелькнуть перед остальными и благополучно уйти. Все эти светские мероприятия были не для него. И наверное, он должен был быть благодарен Гвэн, что своей смертью она избавила его от подобного маскарада с ними самими в главной роли. Вот только… вот только он готов был потерпеть пару часов, лишь бы она была жива. Лишь бы были живы всех, кого не досчитались в ту ночь.

Он оставил подарок в месте сбора презентов, огляделся. И поспешил слиться с толпой, хотя, как оказалось, это была не лучшая идея. Нашлась парочку идиотов, которая, как оказалось, знала о планах главы и знала о том, что планы рухнули из-за смерти невесты.  Причем нашлись и те, кто не забыл сопроводить свое дружеское похлопывание по плечу словами, что Бен легко отделался. Вампир с трудом удержался, чтобы не подкорректировать кое-кому прикус.

Гай беседовал с женщиной. Ее Бен видел впервые и не факт, что увидит еще, если, конечно, та чем-то не заинтересует главу клана. Но пока этого не случилось, вампир не счел нужным запоминать лицо. На всех особ женского пола, что крутятся вокруг отца, его памяти все равно не хватит.

Жених беседовал с Анной Мари. Бен постарался напрячь память, чтобы вспомнить, уж не так ли зовут невесту.
Но память не подсказывала ничего, кроме горького вкуса спиртного, которым он  заливался в те дни, когда понял, что 15 октября ему предстоит быть на свадьбе Гедеона.

Кстати, про спиртное...

Бен поспешил захватить бокал. По крайней мере он всегда может его использовать, чтобы занять рот и избавить себя от ответов на какие-то вопросы. Тем более теперь ему было чем отсалютировать брату. Что он и сделал, не решаясь разбивать его с Анной Мари тет-а-тет.

+5

31

Дон Джованни удалился в свой кабинет. Кабинет располагался на втором этаже большого белокаменного особняка, в котором проходила свадьба. Это здание располагалось в центре района и выделялось на фоне остальных высокой колоннадой, напоминающей хозяину о солнечной стране, где он родился.
Прямо посреди просторного кабинета стоял длинный поблескивающий стол из красного дерева. Позади него стояли стеллажи с книгами аккуратно разложенными в алфавитном порядке за отполированными стеклами. Гай любил, когда в доме порядок.
Приглашать гостя в кабинет раньше, чем его порог переступит сам дон было несколько опрометчиво со стороны поверенных, однако приятное женское общество и само событие, которое, как ему казалось, должно положить начало чему-то по-настоящему большому, немного сгладили общую картину. Это не значило, что в будущем подобное сойдет кому бы то ни было с рук, но конкретно сейчас ничто не выдавало недовольства старого вампира.
Переступая порог кабинета Гай широко улыбался, но на сосредоточенном лице его чернокожего консильери, прошедшего следом, читалось явное недовольство.
-Благодарю, – вполне благодушно отозвался дон. Они перекинулись всего парой слов, но вампир уже знал, что из себя представляет собеседник и чем он занимается в силу своего профессионального долга. – Жаль лишь, что это радостное событие омрачено недавними событиями в городе, – как бы вскользь добавил вампир. Он не стал вдаваться в подробности того, как в столь короткий срок его люди успели подготовить пышное торжество. Однако свадьба Гедеона и Робин была спланировала гораздо позже, чем начались приготовления. Просто один из сыновей дона потерял свою невесту в ту самую злополучную ночь, о которой теперь все говорят. Дети Гвэндалин тоже пропали, но дон Джованни не терял надежды найти их. Более того, он был готов назначить солидное вознаграждение тому, кто это сделает.
-Наша семья понесла большие потери, – Гай обошел стол и опустился в кресло, предложив гостю сделать тоже самое.  – В ногах правды нет, –  вампир положил ладони на живот и сцепил их в замок. – Так чем я обязан визиту? –напрямик спросил он, – Вы здесь как представитель закона или же как друг?

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (05.11.2019 23:29)

+4

32

Свадьба. Как она их ненавидит. От одного упоминания этого события, у Евы начинает дергаться глаз, отнимаются руки, подкашиваются ноги, поднимается давление, дыхание перехватывает, еще чуть-чуть и потеряет сознание. От чего такая реакция – не понятно. Так пошло еще с юношества, не переносит она категорически такие праздники,  и всегда старается слиться с них самым примитивным способом – враньем. Пару ее сокурсников не раз звали на сие торжество, но Джованни находила отмазки, работа, заболела, в отъезде, возможно, скоро дойдет до того, что скажет, что лежит при смерти, если не уже отбросила каблучки. На таких мероприятиях все слишком веселые, приставучие, разговорчивые и поступают не лучшие вопросы. Знаете эти вопросы из разряда взрослого поколения: когда замуж, когда детки, часики, то тикают и бла бла бла. Что касается семьи, то там свои интересы и в основном, когда уже Ева решит обратиться, а то все бегает, да бегает. Мол, скоро добегаешься, поймаем да насильно заставим. Поэтому владелица бюро залегла на дно и не мозолила глаза родственникам, авось пролетит и про нее благополучно забудут.
Наивный ребенок. Это она поняла, когда ей поступило приглашение, в приказной форме, хочу добавить, на свадьбу Гедеона и некой Робин.  Думаете, она интересовалась, новыми членами семь? Нет. У нее была работа, этим она жила, остальное было второстепенным. Что за Робин, кто она такая? Получить эту информацию она решила на месте. Нет, она понимала, что дама является вампиром, кто бы сомневался, а вот все остальное…
Рей буквально выставил начальницу из дома, дабы та не получила нагоняй от дедушки и не лишилась головы, за пропуск такого серьезного мероприятия. Это было бы не уважением, и расхлебывать последствия пришлось бы долго.  Ева почти смогла выдать прекрасную актерскую игру, всем видом показывая, что она так себя плохо чувствует, что прямо сейчас пойдет и ляжет в один из гробов, что были представлены для клиентов. Помощник, зная свою неадекватную начальницу, быстро раскусил хитрый план, и дал начальный пинок, подробно объяснив некоторые нюансы. Сам же этот хитрый жук, остался, якобы заменить Еву, мол, работа не должна стоять.
Надев черный брючный костюм, который как раз висел для таких случаев, Ева на такси направилась на торжество. – Отмечусь и назад! – успокоила сама себя она. Девушка была вооружена небольшим свертком с подарком, телефоном, карманной флягой с дивным виски и сигаретами. Немного потряхивало. Нервы были на пределе, и так каждый раз, перед встречей с родственниками.
Прежде, чем зайти в место своей «пытки», Ева выкурила пару сигарет, сделала небольшой глоток из фляжки, для успокоения нервов и проследовала в нужное помещение.
Как обычно в семье Джованни все было по высшему разряду. Это не обошло и свадьбу. Несмотря на некоторые происшествия, что недавно были, окружающие веселились, пели, танцевали. – Одни вампиры…- констатировала факт Ева. Сейчас она себя чувствовала овечкой в окружении волков. Глупой овечкой, которая сама же и пришла на гибель. Окружена, но не сломлена. Лиц было много, понятно, что родственников она знала, но некоторых, те, что были не в семье, видела в первый раз…возможно не последний.
Ева была как игрок в бейсбол, первая база, вторая, шестая… Кому – то кивнула, таким образом, поздоровавшись, положила в кучу подарков и свой сверток и направилась в поиски укромного места, где могла бы опрокинуть несколько бокалов вина и не быть замеченной. Дедушку, она не заметила, среди толпы. – Возможно, скоро явится. – хоть и боялась она его, но поприветствовать обязана. Возможно за годы он изменился, она давно его не лицезрела, но с детства привитый страх и уважение к главе, остались как шрам на теле, от неудачного падения с велосипеда.

Отредактировано Ева Джованни (06.11.2019 14:44)

+5

33

Она активировала руну, как её и учили, и потянулась своим сознанием к яркому, горящему тысячей огоньков разных цветов – Эжени. Сложно разобрать эмоции от мыслей, мысли от желаний, а желания от фантазий. Она морщит нос, отворачиваясь, но улавливает кое-что четкое, яркое, превалирующее, серо-голубого цвета и интерпретирует это как нечто близкое к печали и тоске. Бланш явно страдала эмоционально или же появление здесь растеребило старую, гниющую рану. Ей стало неловко, Робин чувствовала свою вину.
- История-то, в общем, не долгая. – Брюнетка пожимает плечами и чуть отводит вектор карих глаз, блуждая по разношерстной толпе гостей, снующих туда-сюда. Свадьба только повод, чтобы решить свои проблемы. Вне очереди попасть на прием к дону дома Джованни или наладить контакт с кем-то из клана, в который она вошла сегодня, получив громкую фамилию. А своя ей нравилась больше. – Меня обратили девять месяцев назад. Не знаю, что взбрело в голову моего сира. Это же так называется? Сир? Но, понятное дело, сделал он это незаконно. Гай узнал раньше, уложил его в гроб на триста лет, а мне предложил сделку, от которой очень сложно отказаться. Сейчас я выполняю первое условие, через неделю – второе. А дальше…, что ж, дальше будут ещё долгих двести девяносто девять лет и сколько-то там месяцев, пока я не докажу свою полезность. Хотя, как я поняла, меня и сейчас могут спокойно поменять местами с узником соляного гроба.
Она пожала плечами, но в глазах не было безразличия, там плескался страх, отчаянье и боль. Эжени могла её понять. По крайней мере, Роб на это рассчитывала. Она не знала конкретно, как её обратили, но историю слышала. Сложно не услышать, когда живешь рядом с семьей, чьей головной болью стала красивая блондинка.
- Бенджамин? – Взгляд резко возвращается к собеседнице. Почему она его вспомнила? Лоуренс тоже входил в клан, но за все это время они ни разу не виделись, ч того самого дня, когда он заявился к ней домой. Забавно, но у неё были и другие знакомцы, носящие это имя, а подумала она о том, с которым виделось всего-то несколько раз за всю жизнь. – Мы не настолько были близки, Эж. Временное увлечение, он вряд ли даже помнит обо мне.
Новоиспеченная Джованни отмахивается от собственных мыслей. Хватит, не надо ещё к общему фону добавлять сожаление. Уже поздно, пора было прочищать голову, попрощаться с тем, кем она была и приветствовать ту, кем стала. Думать лучше о своем будущем и том, какое она место займет в пирамиде клана. Может быть, пора уже подключать свои амбиции? Гедеон способен развить в ней подобные чувства, а, как она знала, вампиров часто ведут грехи.
- Не мне тебя судить, уж тем более – не сейчас. Ты же знаешь, чью фамилию я приняла и знаешь, чем именно они занимаются, и почему Гая называют доном. Теперь мы по одну сторону, хорошо это или плохо. Меня радует только то, что мои родители не знают об изнанке мира. У моей набожной матушки точно остановилось бы сердце, узнай она чем я стала. – Робин улыбнулась. – Меня беспокоит сейчас не это – между нами все хорошо? Ты и он? А теперь видеть его рядом? Ты же понимаешь, что чувства нас не связывают, это только бизнес.
Она снова пробежалась взглядом по толпе и увидела знакомую фигуру. Вздрогнула, но постаралась не подавать вида. Удивительно, Бен, вроде даже надел галстук-бабочку к своему смокингу. На том мероприятии он её напрочь проигнорировал.
- Я устала от фарса, Эж.

+4

34

-Может я и похож чем-то на отца, - с улыбкой отозвался Гедеон. - Но все же не выдерживаю конкуренции.
Все свое детство молодой Джованни провел в гареме, частью которого при жизни была его мать, и он много раз видел каким влюбленный и ищущим взаимности взглядом женщины смотрят на отца, словно  находятся под таинственными чарами его магического обаяния. И он много раз замечал точно такой же взгляд у Анны.
По правде говоря, Гедеон полагал, что у них уже даже что-то было. Анна привлекательная женщина, которая, как ему казалось, знает чего хочет, а его отец падок на красоту и лесть. В особенности на лесть, ведь его главный порок — это тщеславие.
С Гедеоном в этом отношении дела обстояли сложнее. Он был гневливым. Это уже однажды сыграло с ним злую шутку, но наученный горьким опытом вампир научился сдерживать душевные порывы. В последний раз, когда ему сорвало крышу, он наконец-то освободился от прошлого и примирился с собой. Только в начале поставил точку на жизни Эвелин, которую когда-то спас от посягательств конвента власти, но в день, когда сделал ей предложение был отвергнут и узнал, что она долгое время ему изменяла. Гедеон думал, что простив ее сможет жить дальше, но правда оказалась куда более страшной. Ему нужно было дать своей вампирской натуре взять верх и просто наказать обманщицу. Повинуясь порыву ностальгии он даже оставил себе на память мешочек с её прахом. Может быть не так уж они с отцом и отличаются друг от друга. Просто Гедеон хотел верить, что он лучше, чем Гай, а на деле оказалось, что может еще переплюнуть его через пару сотен лет, если не окажется на другой стороне раньше времени из-за своей вспыльчивости.
-Я не раз замечал, как ты смотришь на него, - Гедеон посмотрел в сторону, где сидел отец, но там уже никого не было. - Зачем жить довольствуясь копиями, когда есть неповторимый оригинал? - прозвучало это так, словно вампир подшучивал над ней и иронизировал над собой. Однако, если бы тоже самое сказал кто-то посторонний, то на свадьбе как минимум произошла бы драка. И в лучшем случае у кого-то недосчитались бы клыков.
-Иди и возьми то, что хочешь, - подытожил молодой Джованни. - В конце концов у тебя для этого, как мне кажется, есть все необходимое.
В этот момент к ним подошел неизвестный. Он сообщил о подарке о некоего Владыки, но это ни о чем не сказало Гедеону. Вампир знал еще далеко не всех персона криминального мира. Мир был слишком большим и не ограничивался одним лишь Валенштайном.
-Что же хочет сообщить нам Великий Господин? - поинтересовался Гедеон, и его взгляд скользнул мимо слуги, остановившись на молодой привлекательной женщине, которую он видел в обществе своего отца некоторое время назад. - Хорошие вести? - он продолжал улыбаться и шутить как и подобает счастливому жениху на свадьбе, но отнюдь не в клоунской манере.

Отредактировано Гедеон Джованни (07.11.2019 14:02)

+3

35

Следующие слова молодого тэсмита были восприняты Анной именно так как он этого и желал. Девушка нашла в себе силы оценить иронию, прозвучавшую в его голосе, и не стала злиться. Тем более что он оказался прав. Оригинал был действительно неповторим потому что при одном его виде у блондинки перехватывало дыхание, а глядя на Гедеона она не испытывала ничего подобного. Как мужчина он ее совсем не интересовал, но не потому, что был не привлекателен в ее глазах, а потому, что сердце ее уже было занято.
"Если бы это было так просто", - подумала Анна глядя в голубые глаза молодого Джованни. Нет, она не считала, что соблазнить Гая такая уж сложная задача. Он мужчина, а таковых она встречала на своем веку не мало. Но что потом? Сидеть в своей комнате запертой от целого мира и покорно ждать, когда он решит осчастливить ее своим появлением. Слишком горячей и живой была ее натура, чтобы обречь себя на подобную участь. "Все или ничего" - таким был девиз ее жизни. А разве что-то изменилось?
С самого детства имеющая довольно непростой характер девушка доставляла своим родителям массу неудобств, разбрасывая направо и налево колкие замечания и споря там, где приличной особе полагалось молчать. Те годы безвозвратно канули в прошлое, однако дерзкий нрав никуда ни делся.
Она тысячу раз могла восхищаться своим покровителем любить его и желать, но смириться с участью безвольной куклы в его руках не смогла бы никогда.
Едва заметно улыбнувшись вампиресса собиралась что-то ответить на слова Гедеона как из неоткуда перед ними возник незнакомый человек. Признаться девушка была этому рада иначе бедному парню затронувшему весьма больную для нее тему пришлось бы выслушивать откровения вплоть до того момента пока не вернется его вторая половина. Почти в ту же секунду что появился незнакомец, рядом с ним Анна увидела женскую фигуру в зеленом платье, так удачно оттеняющем ее смуглую кожу. В неровном свете ламп ее украшения поблескивали, словно упавшие с небес звезды, хотя нет, пожалуй, их затмевали темно-карие глаза, искрящиеся неподдельным весельем.
- Рамина! - удивленно приподняв брови, произнесла блондинка, расплываясь в добродушной улыбке. - Что ты здесь делаешь?
Допив остатки шампанского из своего бокала, вампиресса непринужденно опустила его на поднос официанта, но брать новый пока не стала.
- Можешь себе представить ситуацию, в которой две знакомые девушки, не видевшиеся около пяти лет, встречаются на свадьбе? - обратилась она к Гедеону, радуясь, что получила возможность уйти от грустных размышлений.

Отредактировано Анна Мария Де Клер (07.11.2019 20:50)

+3


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » Общественные мероприятия » За будущее платят настоящим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC