http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/95187.css

Любовники Смерти: Эра Возрождения

Объявление

Погода и время:

10 сентября - 5 октября 2007 год. + 15 * днем и + 18* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Календарь по дням

Обсуждение недели: Ловись пост большой и маленький (30.10.19)!

Обновлена афиша событий (03.06.19)

Новый упрощенный прием "Мальчишки с нашего двора" (02.06.19)!

День осеннего равноденствия закончился кровавой бойней в городе Валенштайне. Читайте подробности в Вестнике (18.05.19)!

Мы большие! Нам уже исполнилось 8 лет!(21.01.19).

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Настоящее: осень 2007 г » День первый: Дагоново пламя!


День первый: Дагоново пламя!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.ibb.co/gM3pV6Y/1.gifhttps://i.ibb.co/Vjq6S8q/2.gif


▼▼▼
♫ музыкальный трек / цитата ♫


• Название эпизода: День первый: Дагоново пламя!;
• Участники: Зийир, Джейн;
• Место, время, погода: 14 октября 2007 год, утро-ночь ;
• Описание:
После ночи откровений и разговора с Джейн, Зийир напряг… напряг колдунов, чтобы те составили ему список идей для лучших свиданий. Уже к следующему утру он точно знал, что из себя предпочитают человеческие встречи такого характера и выбрал три самых, по его исключительному мнению, лучших варианта для романтического знакомства со своей половинкой.
Первый день был отведен на кинотеатр, в котором шел нашумевший ужастик «Дагоново пламя»…
Об этом он и сообщил Джейн как только та проснулась и привела себя в порядок. Итак, камера, мотор, начали…


Отредактировано Джейн Вальтер (12.09.2019 21:03)

+1

2

Зачем только он согласился на это? А главное – каким образом эта хитрая женщина сумела его, властителя проклятых душ, убедить в необходимости разбираться в человечьих ритуалах ухаживания?
Ясно было одно, Зийир не мог нарушить обещание, данное Джейн, и уж тем более не мог себе позволить провалиться в подобном... Вот только в голову не приходило ничего подходящего. Пожалуй, несмотря на нехилую когорту последователей, он должен был признаться сам себе, что не слишком хорошо представлял человеческий быт и никогда не стремился углубляться в него, привыкнув к тому, что ему принесут все на блюдечке, стоит только озвучить желания.
Этот раз исключением также не стал. Пользуясь своим положением, Владыка поднапряг верных слуг, дабы те накидали побольше идей, которые бы годились для темы свидания. Так как выбор наилучшей идеи он оставлял за собой, это казалось вполне себе честным решением поставленной Дженис задачи.
Список, надо сказать, получился довольно обширный и местами захватывающий – по большей части колдуны народ изобретательный и к робости не склонный – поэтому половину идей Зийир сразу вычеркнул. Тем не менее, выбрать что-то одно оказалось довольно непросто, и он остановился на трех вариантах, казавшихся лично ему наиболее романтическими и вместе с тем экзотичными. 
«Три – это точно лучше, чем один, ведь так больше шансов угодить ее вкусу», - решил он для себя, уверенно подчеркивая в списке «свидание в кино» с заботливой припиской, что сейчас на экранах красуется триллер «Дагоново пламя», которому Владыка, по крайней мере, должен был дать оценку, посмотрев его лично. – «Дагоново пламя – что ж, звучит вдохновляюще, к тому же остросюжетное захватывающее художественное произведение – это самое подходящее описание для моей личной жизни сейчас! Попробуем добавить огня», – решил он и тут же распорядился о заказе билетов в VIP-зал. Для пущей убедительности он вначале планировал выкупить все места на этот сеанс, но быстро передумал, опасаясь, что Джейн предпочтет ощущать себя в человеческом обществе, нежели в демоническом вакууме. Этого ей хватило с лихвой и вчера, и вообще за последние дни.
Дождавшись, когда Джейн, отдохнувшая за ночь и, как сам он надеялся, пришедшая в благосклонное состояние духа, проснется, Зийир сообщил ей о грядущем походе в кино: – Доброе утро, любимая! – с улыбкой поприветствовал он свою королеву, едва та успела привести себя в порядок и спуститься к завтраку. – Ты хотела свидание, – жестом иллюзиониста, он радостно развернул перед ней словно веер два билета в кино, – и оно состоится! Сегодня вечером мы отправляемся в кино, говорят, этот новый фильм про Дагоново пламя хорош, что ты думаешь? – он вручил ей билеты и обнял за талию. Зеркально-черные глаза его светились предвкушением, а с губ не сходила улыбка. Зийир, похоже, был доволен собой и ожидал, что возлюбленная также радостно и с одобрением воспримет его приглашение.

Отредактировано Зийир (15.09.2019 01:48)

+1

3

Распрощавшись с падшим апогеем, Джейн осмотрелась по сторонам. После их небольшого «разговора» комната стала похожа на поле брани. Больше всего в их столкновении пострадала косметика, оказавшаяся на полу.
Опустившись рядом с флакончиками, Джейн подняла один из них и посмотрела на прозрачную бултыхавшуюся в нем жидкость. Выпрямившись, она обратила взор на свое отражение в зеркале.
С той стороны на неё смотрела молодая женщина. В её глазах больше не было той завораживающей меланхоличной тоски, пробуждающей в мужчинах рыцарские чувства, в них появился вызов, который она бросала всему миру. Себе.
Джейн поставила флакончик на стол и подошла к шкафу. Отыскав в нем свободный атласный халат, она поспешила переодеться, а затем позвала одну из ведьм, дежурившую этой ночью. Велев ей навести порядок, девушка отправилась в ванную комнату.
Стоя под струйками воды, Джейн вспоминала не пустыню, а разговор в главном зале. Он произвел на неё неизгладимое впечатление и напомнил о том, кем в действительности был её избранник. Она не боялась его (хотя возможно ей следовало бояться), однако судьба, которую он пророчил миру её по-настоящему пугала.
Джейн все еще чувствовала себя человеком. Чем дольше она находилась вдали от людей, тем сильнее становилась её демоническая сторона, но даже ей было не под силу в один момент разрушить то, что создавалось веками (воспоминания, чувства, некая связь).
Закончив с водными процедурами Джейн вернулась в комнату и обнаружила, что в комнате по-прежнему ведется уборка. Она решила не ждать, когда ведьма закончит и отправилась в комнату Кассиана, чтобы убедиться, что он «пережил», если можно так выразиться, знакомство с одиннадцатым принцем ада и в некотором роде своим отчимом. Эту ночь они провели вместе. Мирно спали в обнимку. А вы что подумали?
Когда Джейн проснулась, комната была уже в полном её распоряжении. Она приняла контрастный душ и привела себя в порядок перед тем как спуститься на первый этаж. Решив не утруждаться, девушка надела халат, в котором уснула прошлой ночью в комнате сына.
Она была сильно удивлена обнаружив живой интерес в глазах Зийира, когда он с восторгом заявил, что у него есть идеи для их будущего свидания. В глубине души Джейн надеялась, что узнав традиции и культуру людей он изменит свое мнение относительно их будущего, однако её надеждам с вероятностью в 90% было суждено разбиться об реальность и его твердый и непоколебимый характер.
-Как интересно, – вздернув брови, сказала Джейн, слегка выгнувшись в объятьях мужчины, чтобы достать до миски с нарезанными фруктами, стоявшей на столе. Она ухватилась за две дольки яблока и выпрямилась. – Значит «Дагоново пламя»? – выбор был и впрямь довольно любопытным. – Почему бы и нет? Я давно не была в кино, – надкусив одну дольку, девушка решила покормить Зийира второй и прежде чем он что-либо сказал в ответ, засунула ему кусок яблока в рот.
Вечер. Джейн одела свободное платье, которое элегантно сидело по фигуре, но не сковывало движений. Идеально уложенная и накаченная прическа, креповое платье с поясом-резинкой и белое пальто делали её похожей на очаровательную женщину 50-х годов.
Спустившись к Зийиру, Джейн сказала:
-Только помни, мой дорогой, в 11-ть часов наша карета превратиться в тыкву, а мы станем первыми на очереди в изолятор. В городе сейчас комендантский час, ни к чему привлекать к себе излишнее внимание, – она улыбнулась ему самой очаровательной улыбкой, на которую была способна. Свидание началось.

Отредактировано Джейн Вальтер (16.09.2019 21:19)

+1

4

На сей раз попытка Зийира ужиться с человеческим миром оказалась удачной. Джейн согласилась, что идея с походом в кино хороша – в её игривом поведении падший увидел положительный знак. Оставалось лишь ничего не испортить в процессе...
День Зийира прошел за делами, которые по большей части касались вопросов общения Владыки со своими последователями, активного обсуждения вчерашних событий и планирования дальнейшей «политики партии».  Моральной и физической подготовки к вечерней поездке они, разумеется, тоже касались.
Зийир держался как всегда невозмутимо, стараясь не давать своим слугам возможности ощутить себя в фаворе, потому только лишь, что повелитель побеседовал с ними или, тем паче, совета спросил. Но за закрытыми дверями и пределами Зийирова слуха всё-таки слышались диалоги и восхищенные возгласы вроде:
– Я же сказала тебе, что Владыка потребует новый костюм этой марки – я ведь всё о нем знаю! Утром мы с ним говорили целых десять минут.
– Удивила, и зачем это всё – у него уже пятый подобный костюм…
– Как ты смеешь обсуждать его выбор?!
Или напротив, с издевкой, типа:
– Твоя идея для свидания оказалась настолько тупой, что Повелитель её просто вычеркнул!
– А ты почём знаешь? Если верить всем сплетням… 
И так далее, и всё в таком духе. Зийира всё это, конечно, не трогало. В конце концов, единственным, кому порядок в этом доме подчинялся помимо, а может даже - эффективнее, хозяев, и тем, кого можно было счесть избранным вполне обоснованно, являлся лишь Бартоломео, а он пока что не позволял себе петь или прыгать от радости, в честь того, что Зийир уделил ему время. Он вообще вероятно бы выступил относительно происходящего с критикой, но в силу некоторых любопытных обстоятельств не мог это сделать.
Поэтому, к назначенному часу, одиннадцатый принц ада, страстно желающий стать королем, ждал свою королеву внизу, примерив на себя человеческий облик и тот самый хваленый новоприобретенный костюм, мало чем отличавшийся от всего гардероба. Цветом – так точно, поскольку был также чёрен, как инфернальная Тьма, и как надетое поверх него классическое шерстяное пальто. Престиж и комфорт – если уж быть человеком, то именно так. А вот рубашка, какая внезапность, была белоснежной.
Впрочем, смотреться контрастно на фоне белой и пушистой демоницы в милом ретро-наряде ему это не помешало ничуть. Фарфоровое очарование Джейн не должно было сбить его с толку, потому что внутри у нее все равно полыхало и бликовало золотыми искрами то самое Дагоново пламя, фильм о котором они собирались смотреть.
Зийир протянул Дженис руку и, слегка наклонившись, сказал ей с улыбкой: - Ты прекрасна! Не волнуйся, мы успеем вернуться до комендантского часа. Лишь позволь мне сегодня, - «и всегда, до скончания времен» очень хотело быть сказанным, но застряло где-то на моменте облечения мыслей в слова,  - управлять ситуацией. Я постараюсь... – тут, конечно, уместнее было бы сказать «не опозориться», но вместо этого Зийир самонадеянно изрек: - ...доставить тебе удовольствие.
Вместе, под ручку, как представительная и гармоничная пара, они вышли из дома, окунувшись в  прохладу и влажность осеннего вечера. Невзирая на осеннюю погоду и грязь, нарядно блестящий наполированными боками автомобиль ожидал у ворот. До начала сеанса оставалось достаточно времени, чтобы без спешки добраться до кинотеатра и насладиться обществом друг друга, поэтому пока что все происходило по плану.
Проявляя неслыханную заботу и внимательность, Зийир собственноручно распахнул перед возлюбленной дверцу авто и помог ей расположиться на заднем сидении, сам же зашел с другой стороны, дабы удобно устроиться рядом. – Дорогая, ты ведь не забыла билеты? – спросил он, хитро выгнув одну черную бровь, и, прежде чем удивленная Джейн смогла ему что-то ответить, с некой долей коварства заметил: - Расслабься, они у меня!

Отредактировано Зийир (19.10.2019 13:43)

+1

5

С неба упали первые снежинки. Пикируя на белое пальто молодой женщины и любовно прильнув к её волосам, они точно мотыльки, подлетевшие к огню и в свете его яркого пламени быстро опалившие свои «крылышки», растаяли. Подставив ладонь, когда они шли к машине, она почувствовала легкую прохладу кожей, но ощущения были уже не такими как раньше. Холод больше не обжигал.
Джейн посмотрела на мужчину, которого она держала под руку и почувствовала удивительное душевное спокойствие, словно то, что происходило с ней сейчас было естественно и воспринималось ей как нечто правильное и закономерное. Она попыталась вспомнить, когда в последний раз испытывала нечто подобное, но не смогла.
Последние несколько лет (а даже не год или два), Джейн постоянно чувствовала нервное напряжение, которое росло по мере того как менялась окружающая действительность. Некоторые события в буквальном смысле выбивали почву у неё из-под ног и погружали в глубокую Бездну отчаяния, кишащую демонами. Однако теперь ей было не страшно смотреть им в глаза.
Став чудовищем, Джейн смогла найти свою силу приятной и даже будоражащей. Она вдруг поняла, что способна управлять тем, что происходит вокруг и получать от этого удовольствие.
Срастаясь со своей темной стороной, Джейн меняла отношение ко всему, что её окружало. Однако здравый разум и человечность по-прежнему не давали ей пуститься во все тяжкие. Она еще не перешла ту грань, за которой находилась точка невозврата, но несомненно приближалась к ней уверенными шагами.
-А ты шутник, – очаровательно улыбнувшись своему спутнику, сказала девушка, легонько хлопнув его по плечу в игривом жесте. – По всей видимости общение с людьми дает свои плоды.
Она не хотела уничтожать Третий мир или делать из него Адскую колонию, как мечтал Зийир, поэтому в глубине души взлелеяла надежду, что, влюбив в него, ей удастся смягчить своего избранника.
Джейн и прежде пользовалась женским очарованием, чтобы добиться желаемого, но если в прошлом она испытывала угрызения совести за подобные уловки, то теперь делала это также естественно, как создавала пламя одним щелчком пальцев.
Машина тронулась и вскоре они выехали на главную дорогу. Путь лежал через мост, который соединял зажиточный район, располагавшийся на острове Парадиз, с остальным городом. Премьера фильма должна была состояться в центре Валенштайна, путь до которого занял примерно сорок минут.
Попросив водителя включить музыку, чтобы создать непринужденную атмосферу в салоне, Джейн развлекала принца ада разговорами. Она была похожа на птичку, щебечущую песенки большому и хищному коту. Но тот, у кого когда-нибудь были птички знает, что у них острые коготки и точно такие же клювы.
- Хочешь я превращу твою жизнь в сущий ад?!  –  Извини, я еще не готов к отношениям, – между разговорами о кинематографе и искусстве, она травила шутки, которые служили плавным переходом на другую тему. – Так шутят люди. Не боишься, что я превращу твою жизнь в ад, Зи? – поинтересовалась она, скользнув пальчиками по вороту его презентабельного пальто.
Поведение Джейн в машине разительно отличалось от того, что было прошлым вечером. Заново переосмыслив их поздний разговор и все то, что ей довелось слышать на собрание инфернальных тварей, она решила стать немного помягче. Побаловать Зийира вниманием и пококетничать с ним, как делают это обычные люди.
Это мероприятие должно было убедить её в том, что он – единственный мужчина, который нужен ей в этой жизни, но на деле она преследовала свои интересы и пользовалась тем, что может оказывать на него влияние. Джейн было интересно как далеко оно простирается. И на что он готов пойти, чтобы сделать её счастливой.

Отредактировано Джейн Вальтер (22.09.2019 20:25)

+1

6

Все это изначально походило на игру, а в играх, как известно, бывают победители и проигравшие.  Если, конечно, игра не командная. На данный момент, ни на что невзирая, Зийир был уверен в себе, он не собирался проигрывать Джейн, и даже был готов слегка поддаться... Тем более что это оказалось довольно приятным занятием.
Да, он исполнил желанье возлюбленной, каким бы нелепым оно ни казалось ему изначально, и Джейн в благодарность ему стала милой, ручной и покладистой. Пожалуй, даже слишком, чтобы это не показалось ему подозрительным: «И что же ты задумала на этот раз, милая?» - ответно  улыбаясь ей и стоя смешные гримасы, Зийир всеми силами пытался поддерживать игривый и непринужденный тон вечера. Впрочем, он больше слушал, а Джейн, как будто преднамеренно, всю дорогу щебетала как птичка и при этом несла несусветную чушь. Он позволил ей это, как и многое другое, что кроме нее он бы никогда никому не позволил, например, называть себя «Зи», потому что во имя этой неистовой и бесконечной любви он однажды уже отказался от мира... Так что же еще могло встать между ними теперь?
- О, то есть ты хочешь сказать, что обеспечишь мне домашний уют, дорогая? – отозвался он на шутку про ад, ловко поймав и удержав ее руку. И правда, вот уж чем его испугать было сложно, так это адом, на который он насмотрелся по горло еще на сотню человеческих жизней вперед... Хотя возвращаться назад в заточение на пороге предчувствия власти над миром Зийир уж никак не планировал, и Джейн должна была это понять. И принять. А он, в свою очередь, должен был изучить и принять законы своего бытия в человеческом мире и теле. До той поры, пока их сам не перепишет, конечно. Нужно было лишь чуть-чуть потерпеть. Он с этим, разумеется, справится.
На некоторое время отвлекшись, он отпустил руку Джейн и отвернулся к окну, за которым пролетали золотые городские огни, теряющиеся в глубокой черноте октября. Там все еще текла обыденная человеческая жизнь, привычная этому веку. Кому-то ненавистная, пустая и серая, а для кого-то бесконечно комфортная, богатая, сытая и щедрая на удовольствия жизнь...
«Недовольные будут всегда. Это ведь люди! Сколько бы ни миновало веков, они не становятся лучше. Только хуже. Ведь все, что у них хорошо получается, так это убивать друг друга из-за смешных сиюминутных ценностей и вновь размножаться. Они могут сколько угодно заниматься наукой, политикой, что-то планировать или завладевать состояниями, но потомки все это непременно растратят, угробят накопленный их же цивилизацией опыт, обменяв на те же сиюминутные ценности и удовольствия... Все они – только песчинки в пустыне. Некому их заставить подумать об этом», - перед его глазами вновь предстал мираж о том, что уже было невозможно вернуть и исправить, Зийир закрыл глаза устало. Джейн могла бы заметить изменения в его настроении и выражении лица. Там, по обратную сторону век, он видел только темноту и золотистые песчинки на ветру, в которые превращается весь Третий мир, рассыпаясь у него между пальцев.
Вскоре они добрались до модного и состоящего, как большинство современных строений, сплошь из стекла и бетона торгово-развлекательного комплекса в котором, помимо всего остального, располагался и кинотеатр с большим количеством залов. Водитель припарковал автомобиль на подземной стоянке, им с Дженис оставалось лишь неторопливо пройтись среди роскоши ярких витрин и подняться наверх. Что-то в этом безликом но вместе с тем блистательном здании Зийира смущало. Он как будто бывал уже ранее здесь.
Еще снаружи он успел заметить ряд привлекательно ярких афиш, на одной из которых кровавыми буквами красовалось название «Дагоново пламя». На ней же был изображен какой-то пылающий лавовый монстр с огромными рогами, когтями и разверзнутой пастью. Это заставило Зийира испытывать серьезные сомнения по поводу выбора фильма: «Что за чушь? Они что, Дагона ни разу не видели?» - мысль проскочила между делом, не успев соотнестись с настоящей реальностью, и забылась на фоне всего остального. Открыв дверцу Дженис, он подал ей руку: - Ну что, ты готова? – удивительно, но сам он был к этой прогулке готов и, более того, как будто разбирался в планировке здания, точно зная, куда надо идти.

Отредактировано Зийир (23.09.2019 03:32)

+1

7

-Если ты готов, то и я готова, - с улыбкой отозвалась Джейн, вложив свою руку в ладонь своего спутника. Она была на удивление покладистой и ласковой с ним, хотя совсем недавно сложно было даже вообразить себе подобное.
Они вошли в здание через главную дверь и оказались в просторном белом холле. Он был разделен на две части центральной лестницей, ведущей на второй этаж, где располагалось два больших зала. Однако сейчас она была перекрыта тонкой цепочкой, провисавшей между двумя тонкими железными столбами, внешне отдающими дань умирающему стимпанку, на место которого уже давно пришли передовые технологии, монохромные цвета и сдержанность в деталях.
Роскошь стремительно уступала место практичности, а некогда очень непопулярная наука «цветоведение» стала настолько востребованной в обществе, что любой уважающий себя дизайнер или крупный застройщик держал у себя в штате цветотерапевта. И никогда не смущал тот факт, что цветотерапия по своей сути являлась псевдонаучным методом.
Надо признать, Джейн уделяла немного времени этой дисциплине, однако в силу своего социального положения была осведомлена обо всех последних нововведениях. Её рабочий день до всего, что с ней произошло, начинался с утреннего чтения журнала «Нереальная реальность» или профессиональных статей на просторах всемирной паутины.
Ей нравилось быть в курсе последних событий. Она чувствовала себя более уверенно, когда знала, что может поддержать любой разговор на темы, которые сейчас обсуждаются в научной среде. После смерти отца Джейн полностью взяла бразды правления «Мистериума» на себя. Первое время ей было непросто, но она смогла не только удержаться на плаву, но и доказать своим недоброжелателям, что способна кусаться, если потребуется.
Она невольно вернулась в тот день, когда была здесь с Люцианом и обнаружила, что ничего не чувствует. Джейн-человеку безусловно не хватало сыновей, однако с тех пор как она прошла темное перерождение, стала Джейн-демоном и смогла произвести на свет нечто новое, тоска начала таять, словно первый снег.
Джейн поймала себя на этой мысли, но нашла этому здравое объяснение – замещение. Она неосознанно вытесняла болезненные воспоминания и освобождаясь от них становилась увереннее в собственных силах и в будущем, которое теперь могла построить своими руками (так ей по крайней мере казалось).
До начала фильма оставалось всего несколько минут, поэтому они с Зийиром поспешили занять свои места.
Когда в помещение погас свет на большой экран первым делом начали транслировать трейлеры фильмов, которые должны были выйти в прокат в ближайшие две-три недели.
Все это время в зале было довольно шумно. Однако, как только начался сам фильм, звуки начали стихать.
На большом экране появился светловолосый молодой мужчина с белоснежными крыльями. Он брел по пустыне в одной набедренной повязке и выглядел изнеможён, словно после боя. На руках и ногах у него виднелись кровоточащие шрамы.
-Эвелон! Брат! – крикнул апогей, упав на колени. – За что!?
Послышался голос автора, который на фоне удаляющейся камеры рассказывал зрителям о том, что Дагон пал после битвы со своим светоносным братом, но обещал вернуться, чтобы разрушить твердыню, на которой стоит небесное царство. В кадрах, которых сменялись один за другим несложно было угадать, что сценаристы включили немного фантазии и добавили щепотку трагизма, приписав ему отнюдь не детскую страсть к Эвелону.
Джейн прикрывала рот ладонью, пытаясь не засмеяться во весь голос, когда смотрела то на экран, то на меняющееся выражение лица своего безрогого возлюбленного, который кажется был сражен эпатированной версией конфликта. И тем, что Эвелона превратили в черноволосого мужчину с блестящим, словно вымазанным маслом, торсом, посыпанным блестками.
Когда предыстория была закончена, декорации на экране сменились. И теперь взору зрителей предстал большой город чем-то похожий на Валенштайн, а также главный герой всей этой истории полицейский по имени Дик Томпсон.
-Ну как тебе начало? – чуть подавшись вперед все же поинтересовалась девушка.

+1

8

Оказавшись в помещении кинотеатра, Зийир даже на некоторое время зажмурился от белоснежности и яркого света, оказавшегося слишком контрастным относительно уличного освещения. Интерьер был до крайности лаконичен и прост, это слегка раздражало, потому что в таком помещении даже глазу не за что было зацепиться. На фоне этой белизны Зийир в своем черном костюме смотрелся как большая чернильная клякса на чистом листе. К счастью, так как время постоянно бежало вперед, долго слоняться по холлу им с Джейн не пришлось, а в теплом, напоминающем свет от свечи, приглушенном освещении небольшого уютного зала с удобными мягкими креслами находиться оказалось гораздо приятнее.
Пока свет был еще не погашен, Зийир заметил, что на кресле предыдущего ряда серебряным маркером, мелкими острыми буквами написана некая фраза: «LUX – сядешь, убью!» - прочитал Ключник, тут же решив, что, кажется, он должен был разместиться как раз на переднем ряду. Однако тут же, на соседнем кресле, справа от первого, заметил фразу, выведенную тем же маркером, но другим почерком: «Мой брат – идиот!» - надпись дополнялась указывающей налево стрелкой.
- Мы, кажется, ошиблись... – обернувшись на спутницу хотел было он сообщить, но в этот момент свет погас, и Зийир, избавляясь от подлокотника, их с Джейн разделяющего, передумал говорить об испорченных креслах, - ...хм, нет, ничего. Все в порядке!
Все «в порядке», если не придираться к словам, было ровно до момента, пока на экране крутили какие-то бредни, по всей видимости являющиеся рекламой тех фильмов, что только готовились к выходу на большие экраны. Ни один из просмотренных трейлеров не смог заинтересовать Зийира и не был им понят, все больше убеждая его в человеческой глупости и собственной его разобщенности с Третьим миром, а также способами, которыми сей смертный мир развлекался отныне.
- Что за чушь, где же фильм? – даже скучающе буркнул он пару раз, пока первые кадры «Дагонова пламени» не явились пред зрителем. Тут уж было никак не до скуки! С первых кадров можно было вполне догадаться, какое именно «пламя» режиссеры имели в виду. Да и, похоже, с определением жанра они тоже немного кривили душой...
- Это, по-вашему, Дагон?! – вслух возмутился он подбором актёров и проработкой костюмов, - Вы бы его ещё девчонкой сделали! – но тут, режиссеры, как будто услышав негодование зрителя, крупным планом показали второго участника сцены. От увиденного у Зийира разве что искры из глаз не посыпались, он тот час вскочил с места и громко заявил о своем недовольстве: - А это что еще за гламурный качок?!? Какого беса они тут наснимали, Эвелон – в мужика? Да что творится с этим миром вообще!! – в зале засмеялись, другие зашикали, а кто-то даже поддержал Зийира, мол весь сценарий свели к одному.
Когда сцена на экране сменилась, Зийир все-таки сел обратно на место. Джейн, все еще ведущая себя, будто не произошло ничего выдающегося, еще издевательски полюбопытствовала – мол, как ему фильм. Ответом стало только раздраженное дрожание ноздрей и сложенные, как в молитвенном жесте, перед носом ладони. Зийир попытался поумерить эмоции и, наконец, объявил свой вердикт (на этот раз шепотом): - Даю им шанс исправить это мракобесие интересным развитием сюжета в современных реалиях, а иначе – я их лично познакомлю с Дагоном. Молиться будет бесполезно. Уверен, что после такого им Эвелон не поможет!

+1

9

Джейн прикрыла рот ладонью, когда её избранник высказал недовольство по поводу сюжетной задумки, чтобы он не увидел улыбки, появившейся у неё на губах. Его реакция была столь «человеческой», если можно так выразиться, что она не могла не порадоваться. Первое «знакомство» с кинематографическими достижениями этого мира ввергли одного из повелителей Бездны в легкий культурный шок.
Он был очень похож на Люциана (или правильнее сказать, что Люциан был похож на него?), потому как впервые оказавшись в зале этого кинотеатра последний повел себя похожим образом, но предметом для возмущения тогда стала совсем другая сцена.
-Тшш, – положив свою ладонь поверх руки взвинченного демона, придвинувшись к нему поближе, успокоила его Джейн, – Это всего лишь фантазии очень… очень порочного человека, – её голос звучал так тихо, что ему пришлось бы чуть склонится, чтобы расслышать каждое слово.
А когда Зийир сделал это, она дунула ему в ухо и тихо рассмеялась.
-Тебя удивит доктрина современного Эвелонизма, дорогой. Люди действительно считают Эвелона мужчиной, как-нибудь потом я обязательно расскажу тебе почему.
Возможно Зийиру это было известно, однако увидев подобную постановку, он позволил эмоциям взять верх, но она твердо решила стать его «гидом» в этом порочном и в тоже время прекрасном мире. Мире, который был ей дорог.
Джейн была наслышана о том, что произошло за несколько часов до их отбытия, поэтому прибывала в приподнятом настроении. Ей было жаль людей (по крайней мере пока), однако доставляло удовольствие, когда страдали колдуны, которые когда-то, будучи на пике своего самодовольства и предвкушения власти, не спешили понять и принять её душевную боль. Так радуется королева, когда летят головы придворных, которые до того, как она «взошла на трон» потешались над ней и интриговали против неё.
Джейн чувствовала, что имеет власть над Зийиром. И она знала, что стоит им сблизиться и эта власть станет в разы сильнее, однако сознательно оттягивала этот момент, поскольку по каким-то причинам (о которых не хотела думать) сама была не готова принять его как мужа. Вероятно, виной всему было прошлое, которое не отпускало её, даже теперь, когда она фактически перестала быть человеком.
Картинки на экране продолжали сменять друг друга. Повествование шло о двух совершенно разных людях, судьбы которых в конце концов должны были сплестись воедино. Однако война между адом и раем, которая началась из-за запретной любви, мешает им быть вместе.
Во время последней сцены, когда зрители думали уже, что герои победят, один из них неожиданно погибает и становится духом, который тает в предрассветных лучах.
Свет в зале включается, большая часть зрителей растрогана концовкой, а менее чувствительная подавлена такой финальной зарисовкой.
Уже на выходе, когда Зийир и Джейн покидали кинотеатр, она задумчиво сказала.
-Печальные истории любви самые красивые. Они полны страсти и всегда останутся свежи в памяти, как нечто светлое и прекрасное, потому что быстро заканчиваются. Лодка любви просто не успевает разбиться о волны быта.
Уже в автомобиле с её лица исчезла задумчивость и она вновь превратилась в игривую кошечку.
-А что бы ты почувствовал, если бы я сказала, что собираюсь использовать тебя, Зи? – спросила девушка, подавшись вперед, словно под словом «использовать» она подразумевала вполне конкретное действие. – Если скажу, что буду вить из тебя веревки, – сейчас в ней начала пробуждаться темная сторона. – Если скажу, что хочу полностью управлять тобой, – она провела пальцами по вороту его пальто и прильнула еще ближе. – Будешь ты подчиняться мне? Исполнять мои прихоти? Убивать ради меня, – их губы были так близко, что казалось вот-вот они коснутся друг друга, но у неё получалось выдерживать расстояние. Сдерживать порывы. – Я хочу, чтобы ты поклонялся мне. Чтобы почитал меня. Чтобы жил и дышал только мной.

Отредактировано Джейн Вальтер (07.10.2019 22:53)

+1

10

По завершении фильма Зийир остался лишь в недоумении, что такого весёлого люди находят в походах в кино. Впрочем, несмотря на провальный сюжет по его разумению, в самой атмосфере такого свидания он увидел что-то неуловимо приятное. Погашенный свет, цветные блики от экрана на лицах, тихие шепоты между рядов, неслучайно случайные жесты и, вместо финала, классический открытый вопрос: «Как тебе фильм?»
На этот раз они с Джейн не сумели прийти к соглашению – в то время как Зийиру эта странная картина показалась не больше, чем фантазия каких-то невероятных безумцев, по хитрости и алчности решивших брать деньги за её просмотр, для Джейн был важен философский контекст: печальная история любви, которая чем-то пленяет.
- Любовь и мир несовместимы, в покое нет любви, – ответил он задумчиво, то ли высказывая собственное мнение, то ли цитируя где-то прочтенную фразу, - я думаю, счастливые истории скучны. Мир вечно хочет двигаться наверх, там, наверху, он замирает на мгновенье, и тут же стремительно катится вниз. Куда как интереснее наблюдать за развитием или разрушением, чем за этим статичным мгновением, не правда ли?
Так, в философских беседах, они вдвоём покинули здание торгово-развлекательного центра,  спустились на парковку и сели в машину. Казалось, всё прошло довольно ровно и гладко, Зийир не знал, осталась ли Дженис довольна прогулкой, но сам он отчего-то не испытывал чувства удовлетворенности вечером, поэтому снова стал мрачным и неразговорчивым. Он снова думал о будущем, о неудавшейся беседе с Бартоломео, о куче проблем внутри Шабаша, и завтрашнем дне, который для этого мира уж точно и неотвратимо наступит.
«Шабаш всё ещё считается опасной сектой», - голосом Джеймса эта застрявшая мысль продолжала звенеть у него в голове, - «Союз до нас доберётся», - Зийир тряхнул головой, словно это могло бы помочь. Он строго наказал любимого подручного, явившего чрезмерно неуважительное к нему отношение, чего Владыка, разумеется, не смог спустить ему просто так, вот только это никак не решило реальных проблем, которые Бартоломео мог лишь донести до Зийира иначе, но не мог отменить.
От этих смутных мыслей падшего опять спасла его спутница, которая решила с ним позаигрывать. Оставить это без внимания было никак не возможно – на сей раз эта милая белая кошечка начала выпускать коготки, напоминая, что иногда превращается в львицу. На её заявления он загадочно хмыкнул и ухмыльнулся коварно: - Действительно? Люди это называют любовью? Помнится мне, ты уже как-то пыталась проделать подобное, - когда она, на полном серьёзе, уверенно глядя принцу Ада в глаза, сказала, что хочет его подчинить и, приблизившись, положила свои миниатюрные пальчики на строгий воротник его пальто, Зийир вдохнул её слова и выдохнул в ответ, не сводя с неё глаз, вкрадчивым шёпотом: - так попытайся ещё раз, прошу!
В этот момент машина уже была на мосту, под которым метались холодные тёмные волны. Ветер усилился, и блики огней больше не отражались в воде, но Зийиру отчего-то вдруг непреодолимо захотелось оказаться близ берега. Он вспомнил дом у моря, где, кажется, ранее не был, да и не мог быть, открытое окно, тетрадь в руках... Вынув «Глаз Зийира» из кармана пальто, Ключник распорядился, чтобы водитель направлялся домой, независимо от происходящего, после чего притянул Джейн к себе, всё же лишив её возможности дразнить его снова, и, ощущая в поцелуе, как хитро она улыбается, щёлкнул блестящей крышечкой того, что только внешне походило на часы. В тот же миг заднее сидение авто опустело, водитель в нём остался один, а демоническая пара оказалась у берега моря.

Отредактировано Зийир (12.10.2019 23:55)

+1

11

Когда Зийир воспользовался артефактом, чтобы переместить их на другой конец света, девушка вновь вернулась в свое обычное состояние. Оказавшись на берегу, она вдруг осознала, что на какой-то миг потеряла контроль над собой. Подобные эмоциональные «дюссельфолдские» горки всегда оставляли после себя неприятное послевкусие.
Джейн еще не понимала, что превращается в монстра, но уже чувствовала это так же, как ощущала сейчас теплый морской прилив, подступивший к ногам пенными барашками.
Она осмотрелась по сторонам и увидела вдали очертания зданий, которые утопали в закатных лучах. В Лаире темнело позже, да и разница с мрачным Дюссельфолдам составляла по меньшей мере три часа, поэтому они могли насладиться видами, окрашенным в багрянец небом и теплым морским бризом.
Джейн вдруг испытала болезненное чувство дежавю.
«-И кем ты хочешь стать?
Двое шли вдоль береговой линии. Он был одет в белую хлопковую рубашку и брюки, а она в легком пляжном платье салатового цвета. Оба светловолосые и голубоглазые, молодые и пышущие здоровьем.
-Психиатром. Хочу помогать людям, – ответила Дженис.
-Звучит неплохо. Я в некотором роде тоже помогаю людям, – мужчина достал из кармана пачку сигарет и спросил: – Не против?
-Нет, но… – она хотела сказать про вред курения, но он опередил её.
-Дурная привычка, знаю, но никак не могу от неё избавиться. Когда-нибудь это меня убьет, – Майкл всегда легко и непринужденно шутил о смерти, но никогда всерьез не думал о том, что это «когда-нибудь» произойдет еще до того, как он обзаведется семьей.
По правде говоря, Вестен часто говорил, что, вероятно, умрет молодым, словно чувствовал приближение костлявой, но кто бы мог подумать…»
-Я еще человек, – напомнила себе Джейн. Её слова смешались с плеском волн и остались неуслышанными никем, кроме ветра. Она повернулась к Зийиру и спросила: – Что мы здесь делаем?
Климат здесь значительно отличался от того, из которого они «прибыли». К счастью, на этом пляже никого не оказалось (вероятно, он был закрыт с тех пор как в городе прошла эпидемия кровавого пота), и единственными свидетелями этого «перемещения» стали чайки, гаркающие над водой.
Едва ли их крик можно было сравнить с песней, но именно он вернул Джейн в реальность, заставив поверить в происходящее. Она внушила себе, что больше не должна жить прошлым, и все же порой её мучали «флешбеки», словно сама «человечность» пыталась бороться с тем, что с ней сейчас происходило.

0

12

Разорвав поцелуй, пара выпала из потока пространства, очутившись у берега тёплого моря Лаира. Последнее уточнение было несколько неожиданным фактом, как минимум для хозяина «Глаза», который хоть и представлял себе совершенно конкретное место, не задавался вопросом - где это географически. Впрочем, и в его наваждении, и в неназванном доме у моря им было, должно быть, тепло и уютно. Почему он вообще вспоминал это место?
Зийир закрыл глаза, опять увидев, как белоснежные занавески в раскрытом окне, похожие на крылья, отчаянно бьются по ветру. Открыв же их, он увидел, как Джейн смотрит вдаль, куда-то за край заходящего солнца, и как розовеют в закатном луче её светлые волосы. Ему показалось, будто женщина что-то сказала, но слов, заглушаемых шумом прибоя и криками чаек, он не сумел разобрать. И зачем они здесь?
Джейн, обернувшись, озвучила тот же вопрос. Зийир, задумчиво растягивая пуговицы на пиджаке, лишь неуверенно повел плечами: - Не знаю, мне захотелось сюда. Я просто подумал о море, представил себе этот вид, - он посмотрел себе под ноги, бросая взгляд чуть дальше, туда, где волна набегала на берег, шурша золотыми песчинками. Как бы он ни старался, но вспомнить важные слова, которые он (или всё же не он) говорил ей тогда, не получалось. Он точно знал, что для него те слова что-то значили, только вот что? – Как видишь, здесь нам никто не мешает беседовать, да и погода прекрасная, – решив забыть об этих странностях воспоминаний, Зийир сделал вид, что путешествие в Лаир было им досконально продумано. – Разве тебе здесь не нравится? – он указал на закатное небо и пламенные блики в постепенно темнеющих водах.
Признаться по правде, эта идея со свиданием «как у людей», его начала утомлять. Его нечеловеческому мировосприятию было сложно оценивать уникальность явлений, ценность моментов, или с какой они степенью трогают души...  Ведь у него отношения с душами определись много проще! Зачем всё усложнять?
- Долгие прогулки по красивым местам вечерами, ужины при свечах... Я думал, что именно это называют удачным свиданием, - он посмотрел на Джейн, протягивая руку, чтобы поправить выбившуюся на ветру прядь волос, - или я ошибаюсь?

+1

13

-По крайней мере здесь намного теплее, –  нежно улыбнувшись ему, ответила девушка. – И действительно красиво, – она посмотрела на небо и с упоением вдохнула соленый морской бриз.
Джейн не могла знать наверняка, где именно они сейчас находятся, но без особого труда определила страну жаркого солнца. Она много раз бывала здесь, в особенности в юношеские годы. Семейный врач настоятельно рекомендовал ей бывать на море, однако настрого запретил загорать, поэтому у неё всегда была белая кожа.
-Обычно это так, – вновь посмотрев на своего спутника, ответила Джейн и прикрыв глаза позволила ему поправить выбившуюся из прически прядь волос. – По правде говоря, – она сделала короткую паузу, а затем продолжила: – большая часть романтических свиданий проходит довольно однотипно. Двое людей встречаются, идут куда-нибудь в красивое и дорогое место, как ты сказал, рассказывают что-то о себе, приятно и весело проводят время. Но главное решает, пожалуй, не место. Когда люди разговаривают друг с другом о том, что их волнует, что для них важно в жизни и делятся своими мечтами, они как бы настраиваться на одну волну или в один момент понимают, что не подходят друг другу. Мы все хотим в той или иной степени ощущать себя частью кого-то другого, – задумчиво произнесла девушка, – и, вероятно, по этой причине существует множество мифов о так называемой «половинке», которую каждый человек ищет, чтобы стать одним целым.
-Знаешь, чего я на самом деле хотела? – внезапно обратившись к Зийиру с вопросом, поинтересовалась Джейн и сразу же ответила ему, зная, что он захочет услышать это. – Я хотела, чтобы ты увидел насколько на самом деле интересен и неповторим этот мир, и насколько он мне дорог. Я хотела, чтобы ты попробовал посмотреть на него моими глазами, и увидел, как этот мир изменил меня.
Она внезапно сказала гораздо больше, чем собиралась сказать. И эта откровенность совершенно не вписывалась в многоходовую шахматную партию. Сейчас в Джейн говорила не королева демонов и не дагонова дочь, а человек, который даже в самые сложные дни хотел всегда только одного – любви и понимания.
-Странно, – вновь посмотрев на небо, полушепотом произнесла она. – Я так сокрушалась по тому, что стало с мальчиками, но почти забыла о том, что где-то там у меня есть дочери. Давай пройдемся.
И они неторопливо зашагали вдоль береговой линии, даже не замечая, что сейчас их снимают. Один фотограф живой природы, который пришел поснимать красивый закат, внезапно увидел их и не смог удержаться от нескольких снимков, которые попав в сеть обязательно вызовут общественный резонанс. Но он, да и не мило беседующая парочка пока даже не подозревали об этом.
-Чего ты на самом деле хочешь, Костополис? – она вновь назвала его по имени, которое было ей более привычным в те дни, когда они признавались друг другу в любви.

Отредактировано Джейн Вальтер (11.11.2019 00:37)

+1

14

Закатные краски, которыми переливалась непостоянная морская зыбь, постепенно сменяли друг друга, однако не тускнели и не гасли. В этой точке планеты закаты, похоже, могли длиться целую вечность. Люди казались ему очень суетным племенем. Они совершенно не имели терпения, постоянно куда-то бежали, готовы были рвать жилы лишь ради признания другими подобными им, и убивать друг друга во имя дешевенькой славы в масштабах той самой пустынной песчинки, являющейся одной из несчётного множества во временном потоке. Он же привык мерить время большими отрезками из-за того, что в отличие от человеческой жизни, существование обитателей Бездны происходило весьма монотонно. В отличие от недолговечных людей, их отнюдь не страшили года. Иные из них, что были к тому же избавлены от необходимости чувствовать, вряд ли могли восхищаться закатами или, тем более, соотносить воспоминания с испытанной когда-то страстью, болью, потерей... Но и они, похоже, умудрились найти в Третьем мире нечто особое, что заставило их задержаться.
- Я пытаюсь понять, и для начала увидеть его их глазами, - нахмурившись, кратко откликнулся падший, - все они утверждают, что в Третьем мире удобно кормиться, и тут не поспоришь, но это, как всегда, полуправда, - казалось, что Джейн он не слушал, вспоминая о недавних гостях и реакции оных на предложение вывернуть мир людей наизнанку, но всё-таки не отдалялся от темы. Как Зийиру казалось теперь, Третий мир обладает особенной силой, способной изменить даже демонов, но ощутить на себе эту силу ему пока было сложно. - Ты изменилась, - замедлив шаг, он чуть склонил набок голову, как будто вслушивался в звуки отброшенного полузабытого имени, и посмотрел на спутницу сосредоточенным взглядом. - Верно, но имеет ли к этому отношение мир? - не спеша пояснять смысл сказанного, словно давая возлюбленной время подумать, он снова прервал рассуждения, снял пальто и, аккуратно сложив, перекинул его через плечо. Получилось непринужденно, довольно по-человечески. 
- Выбор места ничего не решает, - он театрально обвел развернутой ладонью горизонт, - это лишь декорация. Ты можешь убежать куда угодно, хоть в прошлое, хоть в будущее, хоть бы даже и в Пекло, но только не от того, что свершилось. А выбор, Иса... - произнося это имя, что пронёс сквозь века, Зийир понизил голос, отчего оно прозвучало одновременно и сильно, и нежно, - ...свой выбор я давно уже сделал - вместо Неба я выбрал тебя. И я готов повторять это сколько угодно, сколько бы человеческих жизней ради этого ни пришлось положить, - он знал, что говорит, и действительно был настроен серьёзно, начав распаляться, - когда уже Небесная канцелярия перестанет пытаться исправить действительность?! Ты говоришь о дочерях, и как оно - не навевает печальные мысли? Небо не слишком-то бережно относилось к тебе, - заметил он с язвительной ухмылкой, - им важно лишь одно, решить свои проблемы, доказать, что они были правы - вот тебе замечательный Герберт, вот дети... Похоже на счастливую семью, не правда ли, Джейн, м? - только что осознавший, кто и как именно пытается манипулировать раскладом событий, Принц Ада рассердился не на шутку. Сейчас, рассыпая эмоции, он более всего был похож на своих сыновей - Люциана, в ярости убегающего с семейного ужина, Джарреда, выставляющего претензии матери... С единственной разницей - злился он сейчас не на Джейн, он видел настоящего врага и совершенно точно намеревался его устранить. Фотографа, ловко поймавшего их с Джейн в объектив,  падший конечно не видел. И хотя их беседа, теряющаяся за плеском волны и порывами ветра, вряд ли могла быть услышана кем-либо, его красноречивая мимика могла быть воспринята как за негодование, так и за восторг.
- Может быть, уже стоит принять то, что есть, а не менять декорации? - он взял Дженис за руку, сжав пальцы возможно опять чуть сильнее, чем надо, желая заставить её согласиться. Последняя фраза, наконец, получилась особенно сильной: - Пора начать жить без подсказок, сценария и декораций! Мы это можем, у нас будет много детей...

Отредактировано Зейн Шэн Ли (12.11.2019 11:53)

+1

15

Джейн никак не могла выкинуть из головы слова бывшего архонта, адресованные её избраннику, но если прежде они навеивали на неё страх и чувство приближающейся опасности, то теперь казались столь же невесомыми, как песчинки под их ногами.
Она больше не испытывала беспредельный ужас перед тем, кем стал Костополис. И причин этому было несколько.  Она знала и еще помнила того, кем он когда-то был и постепенно, совсем маленькими шагами, начинали приходить к осознанию того, что, возможно, стала кем-то гораздо… гораздо хуже.
События развивались так стремительно, что Джейн не успевала как следует подумать обо всем. Её действия, как прежде, так и сейчас, чаще всего повиновалась импульсивной природе человеческого существа.
До «пробуждения» от долгого сна она не могла принять его, а теперь же её было сложно примириться с собой. Теперь Джейн понимала почему даже в самые лучшие моменты жизни ей никак не удавалось ощутить то, что, как ей казалось, и есть настоящее счастье.
Любила ли она по-настоящему? А может все эти попытки построить отношения – это в действительности желание вновь почувствовать отголосок того большого и глубокого чувства, которое ей довелось пережить с ним?
Джейн прислушалась к себе. Однако боль, которую она испытала, когда пальцы Зийира сомкнулись на тонком девичьем запястье, быстро вернула её обратно в реальность. Боль. Она напомнила ей о том, что они все ещё люди. По крайней мере один из них. Во всяком случае, частично.
-Это то, чего ты по-настоящему хочешь? – спросила Джейн, посмотрев в глаза демону, чтобы лучше понимать какие чувства обуревают его сейчас. Она чувствовала прочную связь между ними, но боялась признаться себе в этом. В некотором роде они создали друг друга.
«Свой выбор я давно уже сделал - вместо Неба я выбрал тебя» – эти слова, словно заезженная пластинка звучали у неё в голове и искусно играли на чувствах.
-Ты прав. Меня обманули. Все это время я жила не своей жизнью. Я забыла тебя, забыла то, что между нами было и клятву, которую дала когда-то. Но то, что произошло со мной… – на языке вертелся лишь один вопрос «почему ты был так жесток?», но ей казалось, что она знает ответ на него.
Того Костополиса, которого она знала больше не было. Он лишился божественной благодати. Зийир же даровал колдунам силу через страдания, ибо уделом темных было познание удовольствия через боль и отчаяние. Чтобы что-то получить, нужно что-то отдать. И ей пришлось сполна заплатить. Таков был порядок, который устанавливал равновесие.
-Но не будем больше о прошлом. Что будет дальше? Ты правда считаешь, что Небеса позволят нам быть вместе? Что они не станут мешать нам. Позволят, как ты сказал, завести детишек? Таких маленьких, с крылышками и запутавшимся в рогах нимбом? – сыронизировав в конце Джейн даже позволила себе усмехнуться уголком губ. Она не верила в это, как и в то, что Зийир не захочет изничтожить этот мир. Но с другой стороны, его детям понадобится дом, разве не так?
-Ты понимаешь на что мы обречем своих детей?

Отредактировано Джейн Вальтер (Вчера 23:28)

0


Вы здесь » Любовники Смерти: Эра Возрождения » #Настоящее: осень 2007 г » День первый: Дагоново пламя!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC