НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Исторический период: 1881 год » Ничто так не развивает ум, как путешествие


Ничто так не развивает ум, как путешествие

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]<div class="episode">

<div class="episodetitle">Ничто так не развивает ум, как путешествие</div>
<div class="episodepicture"><center><img src="https://i.ibb.co/Wy8vQYc/39510694-m.jpg" alt="альтернативный текст"></center></div>
<div class="episodenamegame"><center><a href="https://lepidus.ru/profile.php?id=999" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Гельмут II Янг,</a> <a href="https://lepidus.ru/profile.php?id=1028" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Серафин фон Россланд</a> </center>  </div>
<div class="episodetime"><center>Время действия: 10 апреля 1881 год</center></div>
<div class="episodedescription"><p>Барон Россланд только прибыл в Турм, как его тут же пригласили ко двору Его Величества. До последнего дошел слух, что молодой человек весьма интересная личность, натуралист увлеченный научными изысканиями, который, возможно, мог бы считаться одним из просвещенных умов Тезеи. Идеи подобных людей всегда интересно и увлекательно слушать, поэтому Гельмут II вскоре сообщил своему второму советнику, рассказавшему ему о бароне Россланд, пригласить оного в гости, на прогулку по ботаническому саду дворца. Стоило ли говорить, что отец юноши и второй советник были хорошо знакомы, и тот считая себя обязанным ему, решил таким образом отплатить за услуги в прошлом. </p>
</div>

</div>

[/html]

+1

2

«Цитрус — бессмертие и удача»

Не то чтоб Серафин всю жизнь мечтал стать известным ученым, чтобы, как некогда его просвещенная матушка, удостоиться чести получить приглашение от самого Короля, но в вероятность этого события всё-таки верил. Чудаковатый маг, чью скромность и непритязательность в свете находили подчас «умилительной», остался внешне столь же замкнутым и благонравным, но был несомненно польщен и даже преисполнен чувства гордости, получив приглашение от имени Его королевского Величества (и при том убедившись как следует, что его не перепутали с отцом или братом, что ранее уже случалось).
Умение блистать в светском обществе, конечно, его стезей не являлось... Он был «не от мира сего» и даже видел этимологию этого устойчивого выражения в связи с «иным миром», то есть миром иных. Уже почти укоренившийся житель Форлака, он правда ощущал себя в Тезее чужестранцем. Однако же держать в руках приглашение на королевскую прогулку было лестно любому.
Политика страны, уклад её жизни во многом расстраивал чуткую душу волшебника. Со иными моментами тезейского мира он был не согласен и даже, как настоящий исследователь, тяготел к критическому подходу в осмыслении сути политики всенародного просвещения... Но, разумеется, предпочитал держать при себе свои мысли и, всякий раз как они возникали, старался занять себя более перспективными темами. В сущности — кто он такой, чтобы решать, как для народа будет лучше? Его вотчина — сад, место пограничное, где всяческая нечисть и существа из фольклора встречается с миром людей. Садовник-дворянин, вот странность! И вот он, по иронии судьбы представитель сословия «угнетателей», выступает в защиту природных ресурсов...
И всё-таки, личный визит в дворцовый ботанический сад был подарком. Во-первых потому, что сей сад был похож на ларец с изумрудами, за одним исключением — изумруды те были живыми и многообразными. Во-вторых, эта честь, многократно превосходила остальные визиты, потому что таких, как барон, посетителей много, а монарх у Тезеи один! И он, тем не менее, согласился уделить своё время молодому ученому...
Посему, прибыв на конном экипаже как водится, барон был встречен, хоть и не самим Королем — не королевское это дело, ждать прибытия экипажей — но делегацией в составе высокопоставленных лиц, которой был сопровожден непосредственно в Королевский ботанический сад.
Единственное, о чем стоило позаботиться барону Россланду — так это о пунктуальности и о том, чтобы достойно предстать пред очами Его королевского Величества. Последнее получилось «с претензией», потому что в одежде Серафин Аурелий всегда был личностью слегка экстравагантной и внимательной к мелким деталям — к примеру, следуя моде, очевидно привитой кем-то из наставников или являвшейся наследством научных авторитетов, он непременно носил галстук-бабочку, который своей формой напоминал хрупких созданий из мира насекомых. Ещё он непременно надевал жилет под пальто и пиджак, даже если погоды стояли не очень холодные. Ведь в карманах жилета, помимо хронометра, можно попрятать миллион мелочей - увеличительную лупу, миниатюрный дневник наблюдений, даже компас и троекратно сложенную карту. Как правило, где-то в карманах ещё попадались семена и орехи, миниатюрные образцы аммонитов, которыми поделился давнишний знакомый, кусочек застывшей смолы и засохший листочек экзотического анахоморского кустарника, название которого записано в вышеупомянутом дневнике наблюдений... Жилет, несомненно, необходим путешественнику!
Даже перед самой ответственной минутой, предупреждающей встречу с монархом, в саду Серафин умудрился отвлечься — а всё потому, что по пути обнаружил упавший на землю и начавший гнить плод кламондина. Увлек  натуралиста, впрочем, не столько сам гниющий цитрус, а фруктовая мушка, кружащая над ним. Как он только заметил её средь листвы?!
Благодаря сему открытию, монарх мог лицезреть барона Россланда с увеличительной лупой в руке, пытающегося определить пол увиденной мухи, а вместо приветствия слышать: -  Как очевидно, это самка! Стало быть, стоит ждать появления личинок примерно через сутки... - конечно же, это было не Королю адресовано, так, мысли вслух. Завидев же Его Величество, барон от неожиданности вздрогнул и, выпрямившись, с некой нервозностью, тут же снова склонился в поклоне, как то предполагал этикет. Всё тот же этикет запрещал проявлять инициативу в словах, посему Серафин промолчал, ожидая разрешения произнести вслух приветствие.

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1028/515832.png[/AVA]

Отредактировано Серафин Росс (02.02.2021 23:32)

+2

3

Последние несколько дней Его Величество могли заметить все чаще хмурящимся, поэтому придворные, а в особенности те из них, что имели свойство досаждать королю старались избегать с ним встреч, дабы не навлечь на себя беды. Дело было отнюдь не в дурном характере правителя Тезеи, хотя многие из тех, кому он не симпатизировал непременно бы назвали причиной именно эту, а в том, что у него выдалась весьма непростая неделя. К делам государственным Гельмут II подходил с умом, посему много размышлял, делал заметки на страницах дорожной тетради, которую время от времени носил с собой, и воображал в своей голове различные исходы вероятных событий. Другое дело, когда речь шла о делах личных! Здесь он безусловно руководствовался больше сердцем, нежели головой, хотя частенько шел на поводу у ушлых советников. Но голова короля шла кругом, когда и дела государственного характера, и личного смешивались между собой воедино.
Как сказали бы ляфирцы «Cherchez la femme». Вот только, если бы дело касалось обычной женщины, скажем, из числа многочисленных любовниц, Гельмут II не стал бы так усердно думать о том, как поступить. О нет, речь шла не о простой женщине, коих было много в его окружении, а о родной сестре! В делах любовных он был гораздо более тверд и решителен.
Чтобы хоть как-то порадовать Его Величество, один из дворян, а по совместительству хороший знакомый родителей барона Россланда, нашептал ему на ухо о том, что сей ученый муж, долгое время живший на Форлаке, может рассказать невероятные истории, которые отвлекут от дурных дум. И немного поразмыслив, король, который не любил придаваться одному из ужаснейших пороков – унынию, пригласил сего джентльмена ко двору.
Встреча состоялась в ботаническом саду. В этом саду было множество разнообразных, в том числе и редких растений, некоторые из которых были привезены Гельмуту II c других материков. К примеру, редкая эросианская роза, отличающаяся от других цветов того же семейства, привлекавшая внимание своей нежно-розовой шапочкой, была подарена ему папой Варфским. А дурно пахнущий экзотический (и все же один из любимых) вид хищных растений под названием «любовная мухоловка» привезли аж из сердца Бердерры! Очень много места в ботаническом саду Его Величества занимали вьющиеся растения. В общем, посмотреть, как сказал один из натуралистов, действительно есть на что!
Перед встречей с бароном Гельмуту II пришлось решить ещё несколько важных дел, которые он не любил откладывать в дальний ящик. На встрече король был одет в визитном костюме, но вместо сюртука на плечах у него лежало теплое пальто. Брюки по моде были иссиня-черного цвета и имели золотистые лампасы по бокам. Поверх белой рубашки, верхние пуговицы которой были по-хулигански расстёгнуты,  будто Его Величество страдал от жары, имелся жилет.
-Рад видеть вас, барон Россланд! – приветствовал молодого человека король, и, хотя его одежда указывала на то, что он местами был небрежен, голос звучал так четко и точно, с толикой властности присущей всякой монаршей персоне что сомнений не возникало, перед собеседником стоит не обычный дворянин. – Мне сказали о вас много лестных слов, и назвали вас одним из выдающихся умов Тезеи, а мне, как человеку, – звучало это забавно, – заинтересованному в просвещение нашей славной родины, будет приятно познакомиться с вами и послушать ваши мысли о природе вещей. Но не будем стоять на месте, пройдемте.
Его Величество развернулся и зашагал по тропинке, полагая, что барон не станет отставать, хотя шаг у него был безусловно куда размашистее.
-Вижу в ваших руках лупу. Что же вас так привлекло перед нашей встречей?

+2

4

«Лаванда - набожность и сомнения»

Ваше Величество, благодарю за предоставленную честь посетить Ваш прекрасный ботанический сад! - барон вновь коротко кивнул, выражая почтение и благодарность, и тотчас подхватил нить беседы. Благо, пришедшая в голову мысль действительно стремилась получить развитие и казалась вполне увлекательной, - Он настоящая сокровищница редких видов, как говорят о нем в ученом сообществе... И совершенно правдиво! А целью моего интереса, возможно это Вас и удивит, были обычные drosophila melanogaster, - назвав насекомых тем именем, что значилось в классификаторах, он спрятал лупу в карман и пояснил Королю, что конкретно особенного он нашел в наблюдении за мухами, - Или фруктовые мушки, говоря по-тезейски. Точнее, их необычные предпочтения в выборе места для откладки яиц... Я обратил внимание, что они выбирают не первый попавшийся им подпорченный плод, а всегда стараются найти какой-нибудь цитрус, - позолоченное веснушками лицо молодого исследователя выражало живой интерес, он увлекся и начал активнее, чем то, как правило, предполагалось при беседе с монархом, жестикулировать. Речь его стала сбивчивой, многословной и чуточку жеваной, но Серафин, в порыве бурления мысли, не замечал за собою сего.
Навряд ли, конечно, Короля волновала жизнь мух. По крайней мере, не более, чем жизнь простолюдинов в Тезее. Но мухи всё же были в природе нужны - к примеру, для подкормки одного из замеченных Серафином редчайших растений - любовной мухоловки, каким-то чудом доставленной в Королевский ботанический сад, которая предпочитала питаться живыми созданиями, а не перерабатывать минералы из почвы, как делали прочие растения.
Мухоловка, несмотря на её экзотический вид и удивительные свойства, помогающее ей выживать даже на самых скудных почвах, Серафину была неприятна. То есть научный интерес она для него представляла без всяких сомнений, но хищный образ жизни растения, а также издаваемый им запах, который напоминает гниение и привлекает к цветку ничего не подозревающих мушек, придавал ему нечто зловещее, нечистое, темное и как-то отталкивал.
Примерно то же чувство у барона вызывала и правящая династия Янгов, тайну которых Серафин осознавал много глубже, чем обычные смертные. Король являлся личностью, несомненно, великой, но власть его, а также его предков, зиждалась на крови и страданиях, причем в прямом смысле слова. Он, называемый в дворцовых кулуарах «Просветителем», был образован и крайне неглуп. Возможно он не обладал той увлеченностью, что была в Серафине и подобных ему, чтобы цитировать научные трактаты наизусть и с детской чистой радостью рассказывать о предпочтениях мух, но в понимание мироустройства и законов политики преуспел много более, чем увлеченный букашками и местами наивный барон.
Это гнетущее чувство неприятия мира и потаенной его черноты многим магам, избравшим путь света, не давало покоя. Не зря иные его престарелые родственники, «умирая» для светского общества, перебирались с концами на чудесный Форлак, чтобы дожить свои дни не заботясь уже  ни о титуле, ни о политике, ни об имуществе. Но барон не успел изучить грани жизни обыденной, удаленной от сказки и магии, и потому был ещё полон стремлений, не готов был запереть себя, ограничив берегами Форлака, сколь чудесным и древний он ни был бы. Фин желал видеть мир в многоцветии красок, и потому допустить, чтобы верные слуги Короны разглядели в нем эти, казалось, пока безобидные «маковые зерна» сомнений, ни в коем разе не мог. Хотел бы он научиться видеть мир, как отец, не разделяя его на тона! Да и вообще отца он считал человеком достойнейшим, но пока не справлялся с поставленной целью. Старший брат, виконт фон Россланд, куда как больше приблизился к ней, но так и должно было быть - в конце концов именно он унаследует всё его дело и земли.
- Сей факт, - продолжил он вещать о жизни насекомых, стараясь не впадать в задумчивость надолго, чтобы это не показалось непозволительной растратой монаршего времени, - Наводит нас на два вопроса - во-первых, о причинах, которые заставляют их отдавать предпочтение цитрусам, что при учете их кислотности отпугивает прочих насекомых, а во-вторых, как они это делают?! То есть как отличают цитрусовые плоды от иных? Возможно, что это предпосылка к большому открытию, и мухи не столь бестолковы, как мы привыкли считать! - он мог вещать об этой внезапной находке до тех пор, пока Гельмут бы сам не пресек эту тему, но запах сиреневых скромных цветов, напоминающий о свежем белье, домашнем лимонаде или начисто вымытом перед праздником доме, на мгновенье отвлек его, - Какой чудесный ковер из Lavandula! - разглядывая пышную лавандовую купину, он вслух восхитился, неприминув при том добавить, - Вы знали, что сироп из этого растения прекрасно сочетается почти со всеми блюдами? Единственное, есть особенный ингридиет, чтобы этот сироп получился...

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1028/515832.png[/AVA]

Отредактировано Серафин Росс (02.02.2021 23:32)

+2

5

Вопреки гнусным пересудам, которые ходили вокруг личности короля и его внутренней политики, в узких кругах называемой глупой политикой или ещё политикой глупости, он был отнюдь не так уж недалеко, и мог производить даже приятное впечатление.
Внешне Гельмут II казался спокойным и рассудительным человеком, внимательным слушателем и наблюдателем, интересующимся всем или почти всем на свете. Он был хорошо начитан и мог поддержать почти любой разговор. Во всяком случае, те из них, что приходились ему по душе! В разговоре Его Величество больше слушал, чем говорил, однако не из-за скудности ума, а по привычке, которая осталась у него ещё с детства, когда матушка говорила: «слушай, мой дорогой лев, слушай, о чем они говорят, но до времени не показывай, что слышал».
Со стороны это можно было счесть за хитрость, но дело было не столько в ней, сколько в страхах, которые все это время (и даже по сей день) жили в его сердце. Он скрывал свои чувства и переживания от других, чтобы никто, даже самый близкий друг, не мог видеть его слабые стороны, и не счел бы его трусом.
-Подумать только, – заметил Гельмут II, – мне говорили, что вы живете своим делом, но я даже предположить не мог насколько оно увлекает ваш ум! – по-доброму усмехнулся он, обнаружив в собеседнике черты проницательного молодого человека, интересующегося природой вещей.
-Признаюсь честно, мушки никогда не занимали мой ум так, как занимают ваш, однако же я много размышлял над природой вещей. Чаще всего я придавался размышлениями именно здесь, в этом саду, где помимо очевидной красоты есть ещё и скрытая внутренняя сила. В этом месте, если позволите, чувствуется нечто, что сложно описать словами.
Король заложил руки за спину и приподняв в свойственной себе манере подбородок, пустился в рассуждения о разного рода насекомых, да и не только о них.
-Полагаю, что у всякого живого существа есть зачатки разума, – он остановился возле лавандового поля и созерцая его красоту, пока собеседник занимался куда более детальным их изучением, продолжил: – Как есть и инстинкты. Не всякое живое существо осознает свой разум, и умеет распоряжаться тем, чем наделила его природа. Такими двигают больше инстинкты. Смею предположить, что мушки не исключение, и их интерес к цитрусовым вызван заложенными в них качествами. Скажем, лев знает, что ему нужно питаться мясом, и он не станет есть траву, потому что она не насытит его в полной мере, даже если ученое сообщество будет в один голос утверждать, что она полезна и очень питательна. Такова природа льва. Питаться мясом. И совсем другая природа у мушки.
Король ненадолго замолчал, позволив своему собеседнику переварить сказанное, а затем поинтересовался:
-Позвольте узнать, что же за ингредиент? И я сию минуту велю королевскому повару достать его.

+2

6

«Жимолость — щедрость и преданная привязанность»

Увлеченность барона была неподдельной, чистой, словно взгляд детских глаз на бескрайний и удивительный мир. В этой своей увлеченности он и впрямь походил на ребёнка, и при том не боялся прослыть чудаком. Жизнь на Форлаке сберегла его лучшие качества - стремление к самопознанию, самосовершенствованию и прозрачность души. Имевший большой кругозор, вооруженный ясной памятью и весом энциклопедических знаний Серафин само собой не был глуп, но при том оставался полнейшим «лопухом» - примерно таким, которым в народных сказаниях по жизни везёт. Порой он не использовал возможности, которые ему подворачивались сами собой, и не умел вращаться в обществе, и не пытался льстить высокопоставленным лицам даже тогда, когда из этого можно было извлечь какую-то выгоду... Проще говоря, он не думал о будущем и не был стратегом, его куда более волновали события, происходящие здесь и сейчас. Тем самым для светских салонов он стал чем-то вроде экзотической редкой зверушки, непривычной для местных и от того забавляющей взор. И вот поэтому именно, благодаря своей сказочной недотепистости, именно Фин, а не его брат к примеру, был допущен к прогулке с самим Королем…
- О, вы несомненно правы, Ваше Величество! - с той же живой увлеченностью откликнулся он. Впрочем, было б занятно увидеть, как кто-то отрицает правоту монарха, - Все живые создания - в своём роде разумны! И каждая живая тварь, даже самая крохотная - как эти вот мушки, к примеру - стремится к жизни и к продолжению рода, посему выбирает для потомства наиболее защищенное место, - эта мысль натолкнула натуралиста на ещё более глубокое наблюдение и, подняв палец вверх, как бы показывая, что собирается озвучить кое-что важное, он произнес: - Вот, кстати, осы - первейшие враги для этих мух - терпеть не могут цитрусового духа! А это весьма и весьма интересно… - Россланд забавно потер кончик носа, такой странный жест он неосознанно производил в моменты задумчивости, и на какое-то время завис, чтобы распутать нити размышлений и вспомнить, о чём с Его Величеством они говорили до этого. В памяти всплыл образ льва. Серафин ещё раз посмотрел на Гельмута и решил, что именно с этим величественным хищником король бы мог ассоциироваться.
- И о природе льва, без сомнения, вы заметили верно… Его природу не изменишь и, в отличие от человека, иного выбора он не имеет. Нельзя обвинять его в том, что во имя продления собственной жизни, он вынужден забирать её у травоядных животных, - на этом фоне Серафину захотелось поделиться кроме рецепта сиропа с Королем ещё неким личным переживанием, - А люди очень часто считают монстрами хищных зверей, не замечая, что монстры - это они сами. К, примеру у меня есть любимица, кельпи, и хоть она не опасна и никому не причинила зла, я вынужден каждый раз расставаться с ней, когда покидаю свой дом… А много ли людей умирало от нападения кельпи? - не требующий ответа риторический вопрос завис в воздухе, - Но знаете, именно ради неё я всегда возвращаюсь домой. Преданность питомцев хозяевам, как и хозяев питомцам - чувство святое... Ах да! - барон снова вспомнил про сироп из лаванды, - Особенный ингредиент для сиропа - это Lonicera caerulea, или жимолость голубая. Вся магия как раз в этом цвете! Да и варенье из этих скромных ягод получается восхитительное! - Серафин, восхищенный богатствами королевского сада, находился в приподнятом настроении и потому готов был щедро делиться рецептами «садовых зелий», в большом количестве заготавливаемых в его отчем доме, а также личными эмоциями и воспоминаниями, раз уж он королю интересен.

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1028/515832.png[/AVA]

Отредактировано Серафин Росс (02.02.2021 23:31)

+2

7

Мысли барона Россланда показались королю глубокими и довольно интересными. Редко он встречал людей, которые могли бы столь же легко и непринужденно говорить о том, что занимает их ум, не затискиваясь при этом перед ним, и не пытаясь угодить при малейшей попытке.  Не то чтобы Гельмут II слыл абсолютно беспристрастным монархом – и среди его окружения были прихлебатели, – но он, подобно его отцу, пусть земля ему будет пухом, не жаловал неприкрытой лести.
Ему пришлась по душе естественность, сквозившая во всем образе барона. У него были безукоризненные манеры и почти наверняка чрезвычайно хорошее образование, но его отличительными чертами, как заметил Гельмут II, были искренность и какое-то беззлобное простодушие.
«-Едва ли такой человек держит за спиной нож», – подумал он, внимательно изучая черты лица Серафина Росланда, – «а если и держит, то разве что исключительно в интересах науки, поскольку вся его жизнь, судя по всему, посвящена именно ей – одной единственной и неповторимой Женщине – матери-Природе.»
При этих мыслях король волей-неволей погрузился в собственные воспоминания, которые вернули его в далекое, но отнюдь не столь беззаботное, как у многих других детей, детство. Перед его очами предстали бескрайние зеленые луга, раскинувшиеся на турмской равнине, куда королевская чета отправлялась в летнюю пору вместе с немногочисленной свитой, чтобы отдохнуть от суеты двора и позаботиться о собственном здоровье. В ту пору королева долго не могла оправиться после очередных родов, которые закончились смертью младенца.
Ребенком Гельмут II часто совершал с ней утренний променад, и нередко, когда ещё трава оставалась сырой от росы. Он помнит, как она наклоняется к небольшому кусту, усыпанному нежно-сиреневыми цветами, и говорит: «это душица, мой маленький лев, и она поможет избавить нас от страшных ночных кошмаров». Её голос прорывается сквозь пространство и время, и на мгновение ему кажется, что в ноздри забивается не запах лаванды, а дикой (лесной) мятой, обещавшей тогда избавить его от страха перед монстрами из дурных сновидений.
Память – удивительная штука. Она похожа на резную шкатулку, внутри которой хранятся не украшения, а чувства, пришитые к образам, иногда смешанные с запахами или имеющие определенное звучание. Открыв её человек способен вновь переживать то время, что незаметно просочилось сквозь пальцы.
-Вы смогли разжечь мое любопытство, – щедро улыбнувшись собеседнику, произнес король, – пусть теперь у повара болит голова, где достать жимолость, потому что я вознамерился в скором времени попробовать это экзотическое лакомство.
Лакомство это было не столь уж экзотическим, однако самому королю не доводилось его пробовать.
-Разве что больше этого мое любопытство разожгло животное, кажется, вы назвали его кельпи, которое является вашим питомцем. Я слышал лишь о тех кельпи, что живут в легендах, проясните для меня кое-что, вы хотите сказать, что они существуют и прекрасно чувствуют себя в нашем мире?

+2

8

«Мак белый — утешение мечтами, мир»

- О да! - с оживлением откликнулся на замечание монарха исследователь. В его глазах опять засветилось желание донести до другого открытия, что он сумел совершить для себя. - Кельпи, эти легендарные звери, существуют в действительности! Конечно, они чрезвычайно редки и обитают на относительно небольшом ареале, представленном определенной географической областью. Пока что в своих путешествиях я не встречал их нигде, кроме форлакских озёр. Признаться, хотелось бы выяснить - есть ли в мире места, где они ещё водятся? Формы этого вида в различных климатических условиях могут сильно разниться! - как Серафин уже сказал, в легендах люди называли кельпи «злым духом рек» и даже «монстром», а матери испокон веков запрещали малышам играть близко от берега реки или озера. Легенды появились неспроста - возможно, раньше ареал обитания водяных лошадей был гораздо обширнее. Может статься, и нападения на людей тоже были в реальности, но сами люди часто бывают чрезмерно жестоки. Не разбираясь, они считают испуганных или голодных зверей злыми чудищами, предпочитая их уничтожать, а не изучать или приручать.
[float=right]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1028/t238684.png[/float]
Кельпи, как говорилось в легендах - это бестия-оборотень, которая может принять образ обычной лошади, хитростью усадить малыша себе на спину и затем, вместе с беспомощным маленьким всадником, погрузиться в пучину. Конечно, хищной бестией кельпи считали не совсем уж безосновательно, потому что в отличии от обычных коней, водяные лошадки действительно предпочитали животную пищу, но к утоплению малышей, оставшихся на берегу без присмотра, они имели ровным счетом такое же отношение, как и другие прибрежные хищники... Есть в мире сказки и о лютых волках, и о хитрых лисицах, и даже о страшных огромных воронах, и о драконах конечно же! Но неужели только волшебные звери виновники разных трагедий? Пожалуй, было бы полезно задуматься - а почему малыши оставались одни у реки? Но обвинять других и сваливать на «монстров» свою невнимательность для рода людского всегда было проще. Вот потому и кельпи, и многие другие создания нынче живут только в сказках.
- Питаются они обычно рыбой, но могут нападать и на мелких животных... Хотя, - ученый заметно поморщился, было вполне очевидно, что ему то ли неловко, а то ли совсем неприятно о таком говорить, - Они съедают только мышцы и кости, но не трогают внутренности, которые потом всплывают на поверхность воды... На подобное мало кто сможет спокойно смотреть. Поэтому кельпи побаиваются. Однако, - замяв историю о плавающих в озере внутренностях несчастных зверушек, проглоченных кельпи, Серафин возвратился к своему восхищению питомицей, - Этот страх совершенно напрасен! Кельпи на удивление умные звери и умеют учиться. У них прекрасная память и, подражая хозяину, они могут принимать человеческий образ, запоминать наш язык и даже вести осмысленные беседы! Мне повезло однажды встретить жеребенка кельпи, молодую кобылу - в качестве эксперимента я попытался её приручить, и не пожалел ни на миг! Она стала для меня верным другом, куда более верным, чем могут быть слуги... - проведший большую часть жизни на Форлаке, Серафин был не слишком привычен к наличию у себя в окружении большого количества слуг, но как дворянин, воспитанный по классическим для Тезеи традициям, он вполне представлял степень верности слуг своему господину и совершенно не гнушался их возможным наличием.
- Как много приобрел бы мир, перестав почитать кельпи монстрами! О, я готов заступаться за этих существ где и когда угодно! - ученый говорил со страстью и убежденностью, которые казалось бы в его скромной натуре отсутствуют (но только не в отношении его жизненной цели), - А ещё кельпи очень красивые звери! Они бывают вороной и серой масти, с пенным гребнем у гривы, пышной и нежной, похожей на лепестки белых маков. Хвосты у них как у сирен, а тело часто опутано водяными растениями. Вороные имеют особенный сине-зеленый блеск шерсти, а серые переливаются как лунный свет. Глаза их светятся во тьме и потому они могут хорошо видеть путь даже ночью, но, к сожалению, долго не могут протянуть без полного погружения в воду, поэтому возможности использовать их в упряжи нет, в отличие от нашей Гроссенбургской породы Шварцторн, - барон не стал рассказывать, что Шварцторны, хотя они вместе с другими лошадьми и поставлялись в столицу для нужд Королевской армии, как раз являются успешным плодом гибридизации кельпи с простыми конями, но не упомянуть о необычной породе, являвшейся гордостью родного графства, конечно не мог.

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1028/515832.png[/AVA]

Отредактировано Серафин Росс (10.04.2021 18:01)

+2

9

-Вы рассказываете удивительные вещи, –  оживился Его Величество.
Будучи неординарным человеком способным к наукам, а также большим любителем глубокомысленных бесед, идеи которого мог понять отнюдь не каждый ум, Гельмут II нашел барон презамечательным собеседником. Он был совершенно непохож на других дворян, обретавшихся во дворце, чем почти наверняка привлекал внимание.
-Надо отдать должное вашим коневодам, барон Росс. Гроссенбургские породы одни из самых лучших в королевстве, – сделав незамысловатый комплимент с элегантной легкостью, с которой обычно говорят о погоде во время прогулки, Гельмут II жестом предложил сойти с тропы и продолжить беседу среди ранних лиаванских фиалок.
Надо отметить, прогулка пошла королю на пользу. Мысли о фантастических тварях, населяющих этот мир он отвлекли его от тяжелых дум о государственных делах, которые требовали к себе особо пристального внимания.
Все-таки Гельмут II по натуре был весьма необычной личностью. С одной стороны, о нём говорили очень много дурного, в том числе называли самодуром и тираном каких свет не видывал, но с другой, при близком знакомстве, которое происходило в спокойной обстановке, где он мог чувствовать себя более чем комфортно, раскрывалась другая сторона его натуры. Тонко чувствующая натура, способная воспринимать красоту.
-Мне бы очень хотелось увидеть это чудо, – заметил Его Величество, которого кажется совсем не смутили рассказы барона об ареале обитания и питании кельпи. И тут в его голову закрался вполне закономерный вопрос:
-Позвольте спросить, барон. Если есть в мире место для легендарных кельпы, то возможно ли, чтобы в нём жили и другие необычные создания навроде тех, что упомянуты в нашем фольклоре? – ему вдруг захотелось снова перечитать все старинные сказания, чтобы освежить свою память. И, вероятно, именно этим он бы с удовольствием занялся этим вечером, если бы не срочные государственные дела, которые опять же, как было сказано ранее, не требовали пристального внимания даже в позднее время суток.
Неожиданно их разговор прервал замаячивший на горизонте юный паж со смешной прической. Он поспешил поприветствовать всех присутствующих, и самое главное своего короля, низким поклоном, а затем сделал шаг вперед, протягивая запечатанный конверт. Гельмут II несколько лениво протянул руку и посмотреть на жженный сургуч, в точности повторяющий герб короля Штарграйдена. Черты лица монарха со стороны будто бы заострились, он на глазах у барона стал мрачнее тучи. Это преображение из милого и учтивого собеседника в дикого орла могло поразить любого, кто его видел.
Король сорвал печать, вынул лист бумаги и бегло прошелся глазами по содержимому письма. Чем ниже он спускался по тексту, тем мрачнее становился. Брови его сошлись на переносице, а на скулах заходили желваки.
-Проклятый мерзавец! – скрепя зубами, зло процедил Гельмут II.

+2


Вы здесь » Любовники Смерти » Исторический период: 1881 год » Ничто так не развивает ум, как путешествие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно