НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Прошлое » Once Upon A Winter (альтернативная реальность)


Once Upon A Winter (альтернативная реальность)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]<div class="episode">

<div class="episodetitle">Once Upon A Winter</div>
<div class="episodepicture"><center><img src="https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/982/402635.png" alt="Однажды зимой"></center></div>
<div class="episodenamegame"><center><a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Бэй Шэн Ли</a>, <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Вивьен Циара</a>, <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Рей Грир</a>, <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Зийир</a>, <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Минж Шэн Ли (npc Бэй)</a>, <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Тао Лю Шэн Ли (npc Вивьен)</a></center> </div>
<div class="episodetime"><center>Время действия: 4 января 2008 года</center></div>
<div class="episodedescription"><p>Все мы знаем, как похороны Зейна Шэн Ли прошли по-настоящему. Но что, если представить, будто всё это произошло в параллельном мире, сильно похожем на наш и всё же немного ином?
Здесь госпожа Джейн Вальтер, а также продукция возглавляемого ей конгломерата «Мистериум» уже обрели популярность на Востоке, а душа Одиннадцатого принца Ада Зийира, не была возвращена в Преисподнюю вместе с его человеческим телом, а запечатана особым экзорцистским ритуалом в кристалл, который сейчас пребывает в хранилище Джейн, как одна из секретных реликвий.
Вот только в момент ритуала случилось нечто непредвиденное, о чем до сих не догадывается никто из участников этих событий: в помещение, где проходило запечатывание демона, забежал совершенно обычный, чёрный как смоль от хвоста до ушей, бродячий кот. Этот кот остался никем не замеченным, но выгнанный из тела хитрый демон предпочел поскорее вселиться в живое создание, чем быть помещенным в холодный кристалл. Улизнуть таким образом демон всё же не смог. Ритуал запечатывания был проведен идеально, и душа Принца Ада оказалась в ловушке - в теле кота, в то время как кошачья душа вместо души Принца Ада попала в кристалл.
Тело мнимого Зейна Шэн Ли в этой Вселенной не пропало бесследно, и было доставлено родственникам специальным авиарейсом. Для широкой общественности было объявлено, что господина Шэн Ли устранили конкуренты по бизнесу, а цермония похорон, с осознанием дела, была поручена дюссельфолдской ритуальной компании Евы Джованни. Для организации церемонии прощания с «умершим» и контроля за доставкой тела в Ирдиас был командирован сотрудник этой конторы, Рей Грир, для которого данный опыт работы обещал стать весьма и весьма экзотическим.
Ведьмы, как и Джейн, понимали, что Зийир на самом деле не мертв и в похоронах нет особого смысла, но вместе с тем они не подозревали, что он превратился в кота, и потому 4 января 2008 года в этой реальности всё было именно так, как сейчас мы расскажем... </p></div>

</div>[/html]

Отредактировано Бэй Шэн Ли (14.12.2020 19:16)

+4

2

Нередко случается так, что социальный статус или роль человека в семье становятся похожими на церемониальное платье Царицы - настолько тяжелое, что в нем невозможно не только ходить, но даже стоять. Бэй, к счастью, не являлась Царицей Ирдиаса, и даже старшей женщиной в своей семье не была, но роль сестры того, кто держал её душу на привязи, всё равно оказалась для неё непосильной.
К счастью для Бэй, наличия Шу, играющей ныне роль безутешной родительницы, на прощании не предполагалось - заведомо зная, что всё происходящее только фарс для общественности, матерая ведьма Шэн Ли занималась иными вещами, вроде попыток связаться с душой Повелителя. Оплакивать труп, который стал для него бесполезен, казалось для неё сущей мелочью, с которой смогут справиться и младшие члены семьи. Ну а для общества было заявлено что-то вроде - мол, Шу тяжело переживает смерть сына и не вынесет, если снова увидит какого-нибудь папарацци, пытающегося уловить сенсацию. Ведь несмотря на обычаи Царства Ирдиас, предполагающие многомужество для женщин, Джейн Вальтер не только являлась известной персоной, но и была "дочерью Запада", а значит и попытка её узаконить свои отношения с Зейном даже в Ирдиасе воспринималась как несколько экстравагантный поступок. Помимо этого, тот факт, что вместо предполагавшейся свадьбы со скандальным акцентом, семья Шэн Ли в итоге собралась на похоронах жениха... Ну и, наконец, любой лишний повод поиздеваться над жизнью известных богатых людей и сказать "поделом им" был лучшей усладой для всех, кто не столь знаменит и богат.
Сотрудник ритуальной конторы, с которым Бэй вела переговоры лично, доставил тело Зейна в Ирдиас ещё два дня назад. Встречать его и разъезжать с вопросами организации похорон по конкретным локациям было поручено - в наказание, ясное дело - Минжу Шэн Ли, в то время как за финансы отвечал Тао Лю, которому в отличие от Минжа, не страшно было их доверять.
Вчера был проведен ритуал подготовки умершего к погребению. Тело было омыто, приведено в должный вид и одето в чёрный деловой костюм - мужчин в традиционной одежде в Ирдиасе не хоронили уже много веков. После того усопшего доставили в храм Когицунэ, располагавшийся на высоком холме, среди рощи из кленов и хвойных деревьев. Здесь, подле храма, было расположено знаменитое кладбище, где обычно хоронили героев войны и богатых людей. Как правило, почивших ирдиассийцев кремировали, а потому роскошный гроб, водруженный в специальном помещении храма на невысокий столик, украшенный цветами и благовониями, был взят в аренду - привычная практика рационального заокеанского мира...
Сегодня проходила наиболее важная часть похорон - отпевание, для которого в храм собиралась родня. Женщины в строгих платьях или черных традиционных одеждах, мужчины в черных деловых костюмах... На церемонии прощания были только родные, многочисленные члены семейства Шэн Ли: мужья и два сына Шу, старшая дочь с двумя мужьями, младшая, пока ещё незамужняя дочь. Гостей они сегодня не ждали, ибо тайному миру последователей Ключника было ясно, что похороны - только формальность, а прочему миру здесь было нечего делать, кроме как только выискивать сплетни. Зейн не был человеком. Только легендой, заголовком в газетах, только иллюзией жизни и личности, и одной большой ложью...
Бэй появилась в чёрном ханьфу, костюме состоящим из двух частей - короткой шелковой куртки, с роскошными струящимися на ветру рукавами, и длинной юбки. Наряд дополнялся широким белым поясом биси, похожим на фартук, и белым церемониальным плащом, отороченным мехом песца. В её руках был веер и пышный букет белоснежных хризантем - этот цвет считался здесь официальным и траурным, ровно также, как черный. Её мужьям, имеющим в обществе статус подчиненный жене, так вычурно наряжаться было совсем ни к чему - хватило бы приличного делового костюма. Однако Минж, который всегда был известен как модник и как провокатор, конечно, нарядился Бэй под стать. И пускай большинство эксцентричных поступков, которые он совершал, воспринимались супругой как проявление инфантильности и дешевые попытки привлечь её внимание к своей персоне, его - оптимиста по жизни - это ничуть не расстраивало.
Однако, в сотне метров от входа в храм он запнулся за свой же подол, вынуждая всю семью останавливаться. И очень вовремя, ведь в этот самый момент дорогу им перебежал большой черный кот, неизвестно откуда возникший.

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/982/521385.png[/AVA]

Отредактировано Бэй Шэн Ли (14.12.2020 22:28)

+2

3

Где-то далеко, в параллельной Вселенной, ирдиассийский колдун Минж Шэн Ли, прогневивший супругу изменой, на долгие годы лишился возможности жить в родном человеческом теле и был заперт внутри тела жабы... Но для Минжа из этой истории это был реалистичный кошмар, страшный сон, наведенный супругой на него в назидание.
Будучи не самым тупым человеком в истории, Минж задумался о своем поведении и, конечно, о том, что меры секретности, если ему вдруг захочется выкинуть что-то такое, стоит усилить.
Можно сказать, что ему повезло много больше, чем его двойнику из альтернативной реальности, потому что узнать о возможных последствиях раньше, чем они тебя настигнут, значит избежать этих самых последствий. Так что, вместо того, чтобы торчать в жабьем теле, Минж продолжал выслуживаться перед Шу, донося ей свежайшие сплетни о дочери, и вместе с тем сливать информацию семьи, в которую входил, конкурентам. Он никогда не ощущал себя чьим-то рабом, даже Зийира, владевшего его душой с момента рождения, он не сильно боялся. Как известно - ложь и двуличие есть "благодетели" самого Повелителя, а значит, поплатиться за них невозможно... Если ложь высшей пробы, конечно.
Потому при Зийире он был тихим как тень, а теперь, когда там, в лакированном дорогущем гробу, валялось пустое пристанище адского босса, в то время как сам он, по слухам, стал чьим-то бриллиантом, можно было вконец распоясаться (или подпоясаться, учитывая во что он был сегодня одет) - кто теперь то его остановит...? Но не тут то было: предусмотрительная Бэй  твердо знала, что если оставить мужчину без дела, он непременнейшим образом займется какими-то мерзостями, и потому поручила ему, как наименее занятому и наиболее бесполезному члену семьи, мотаться по городу, покупая различные мелочи для ритуала прощания и согласовывая разные формальности. При этом, ему унизительно заблокировали банковский счет "на карманные", предоставив лишь возможность оплачивать все расходы под контролем другого супруга Бэй, что особенно сильно бесило.
Кроме того, Минжу выпала "честь" стать на время водителем для сотрудника ритуальной конторы, и если мистеру Гриру нужно было куда-то отправиться, чтобы что-то купить, Минж был должен его отвезти. Всё-таки организация похорон в соответствии с иностранной традицией и в ином государстве - нетривиальное дельце. Минжи должен был подчиниться, и он делал вид, что делает это.
Впрочем, от переизбытка свободного времени для лишних мыслей за рулем и в процессе ожидания Рея, он всё же додумался, как может съехидничать не нарушая запретов от Бэй. Покупать только нужное? Хорошо! Повод важный, значит и одеваться необходимо соответственно случаю.
В итоге, когда все дела были сделаны, а сотрудник ритуальной конторы доставлен им к месту событий, Минж сделал даже ещё один лишний рейс, чтобы вернуться домой и переодеться в приобретенный на деньги супруги красивущий церемониальный костюм. Одна проблема - мужское ханьфу не сильно отличалось от женского, а в платье Минж, к большому его сожалению, ходить не привык, и потому запинался на каждом третьем шагу. Зато, судя по выражению лица Бэй, она оценила всё так, как и было задумано...
Впрочем, когда он запнулся перед входом у самого храма да ещё растянулся на притоптанном скользком снегу, сумев не разбить себе лоб, но при этом оставить мобильник в сугробе... Идея с нарядом перестала казаться такой превосходной.  Хотелось проклясть всё на свете - и Бэй, и Зийира, и эти дурацкие похороны, и себя самого. Кажется, голову Минжа наконец посетила одна адекватная мысль - надо как-то взрослеть. Сколько можно уже "дергать Бэй за косички"? Но, как бы там ни было, а мобильник в сугробе оставлять не хотелось.
- Подождите! Я, кажется, телефон потерял, - жалобным тоном попросил он семью задержаться, в это время зарываясь по локоть в сугроб. Тут, откуда ни возьмись, перед ним из кустов на поляну выскочил черный пушистый котище и, как Минжу в тот миг показалось, очень осознанно на него посмотрел.
- Черный кот? Что это значило бы... - задумчиво произнес Тао Лю у него за спиной. Видимо, это значило что-то хорошее - поскольку Минж сразу после того, как кот появился, нащупал в сугробе свой гаджет, от чего его голос стал радостней. - О, нашел! Это? А, думаю, чей-нибудь фамилиар, пошпионить за нами отправили... - у кого что болит, говорится.

[NIC]Минж Шэн Ли[/NIC]
[STA]Колдун[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/982/59491.png[/AVA]

Отредактировано Бэй Шэн Ли (19.01.2021 04:03)

+3

4

Неизвестно, чем могла бы закончиться сцена с пушистым угольно-черным красавцем, в иное время наверняка ставшим бы главным украшением любого мероприятия, но в этот же самый миг на сцену впорхнула, - а вернее, присела прямо перед корячащимся на четвереньках колдуном, - еще одна героиня.
Причастность ее к похоронам была очевидна, несмотря на незнакомое лицо: она была облачена в платье, по крою и ткани подозрительно сильно напоминавшее церемониальную одежду одного из Камагуэйских государств – мофуку. Лишенный узора, антрацитовый шелк скрывал под собой точеную фигурку и белый воротник нижнего кимоно, спускаясь вниз до самой земли так, что подол его изящно струился за своей госпожой по пятам (в данном случае буквально, то и дело цепляя пятки при движении). Широкие рукава, щедро спущенные едва ли не до щиколоток, вслед за подолом; скромный в своей простоте и аккуратно завязанный черный пояс-оби, чуть менее объемный, чем того требует традиционный образ кимоно. И словно в контраст довольно сдержанному наряду, небрежно накинутое на плечи, жемчужно-белое хаори, неприлично роскошное, драматично развевающееся на ветру в угоду застывшим неподалеку репортерам в ожидании сенсации. Образ дополняли свисающие с правой руки (это символизировало, что прощались сегодня с мужчиной) четки: длинная нить, состоящая из 108 бусин в виде маленьких черепков цвета кости. И любой, кто смог бы узнать в этой особе Вивьен Циару, догадался бы, что кость использовалась отнюдь не слоновья...* Завершающая 109-тая (также 36 и 72-ая) бусина, словно в угоду жестокой шутке, была можжевеловой, а на ней крепился миниатюрный, похожий на декоративный, мешочек, наполненный солью – сведущий ирдиассиец знает, что четки из можжевельника обладают свойством отпугивать злых духов и устранять вредоносные влияния, а соль используется как обряд очищения после похорон. Так значило ли это, что наглая ведьма специально выбрала это смелое «украшение», чтобы отдать дань своему любящему издевки повелителю или же желала оградить себя от влияния кого-то иного, властвующего на этих землях? Как знать.
-Вам помочь подняться, господин? – вынужденно игнорируя присутствие второго мужчины, на чистом ирдиассийском сладко пропела то ли девушка, а то ли видение, похожая в своем одеянии на хозяйку властвующей зимы, опускающей вниз на гостей пушистые хлопья снегопада, словно стремясь очистить их проклятые души. Отравленная пряность ее тона отпечаталась на смело очерченных, в контраст бледному (дело было скорее в пронзительном свете зимы, нежели свойстве кожи незнакомки) лицу, неожиданно черных губ, в глубине цвета которых затаился опасный багрянец. Еще один вызов традициям – красный в любом своем виде был запрещен на мероприятиях подобного рода, символизируя собой жизнь. Однако в данном случае придраться к выбору нахалки было нельзя: лишь самый смелый нашел бы багровый отсвет неприемлемым, ведь губы ее, очевидно, были покрыты бархатным трауром, в тон ей самой; и траур этот был окрашен выпитой жертвенной кровью. Без сомнения, в лучшие свои времена Зийир смог бы оценить подобный фарс по достоинству, но будем откровенны, где сейчас он, и где она – интриганка, способная, казалось бы, переиграть самого дьявола? Она смело протянула навстречу очевидно опешившему то ли от ее вида, то ли от ее предложения, то ли от самого факта присутствия чужачки среди своих мужчине руку с четками, - правую, - ведь левая была занята охапкой великолепных белоснежных камелий, скрывающих добрую половину ее изящного тела. Эвелон правый, камелии! Символ короткой, но яркой, в ореоле славы, жизни и верности господину даже перед лицом смерти. В количестве, практически неприличном для зимы, ведь такой роскошный букет в подобном цвете во всем Камагуэе трудно сыскать.. Случайный человек не мог бы этого заметить, но припорошенное снегом кимоно на подоле скромно было украшено отнюдь не снежинками, а как раз маленькими камелиями, что удивительно гармонировало с букетом в руках, дополняя его.
Сориентировавшись в доли секунды, чтобы не стоять над облаченным в торжественный наяд колдуном в реверансе, гостья с мягкой настойчивостью коснулась его локтя и потянула на себя – пришедший в себя Минж поспешил подняться самостоятельно, так что жест незнакомки был скорее декоративным, ежели действительно полезным, однако же при должном внимании мог бы быть рассмотрен как акт помощи.
Ирдиассийкой незнакомка не была: ее лицо хоть и подчинялось бы при описании слову «восточное», однако в данном случае ее очевидно можно было бы назвать эросианской царицей Клеопатрой, нежели камагуэйской лунной принцессой Кагуей Химэ. И впору было бы задать ей вопрос – что она делала среди семьи Шэн Ли на этом мероприятии, но прежде чем не успевший сформироваться в воздухе вопрос облачен был в мысль и в слова, красавица подмигнула мужчине, быстро поклонилась в сторону второго мужчины подле первого (и по совместительству остальным членам семьи) и поспешила юркнуть внутрь, спасаясь от холода и лишнего внимания.


* 108 бусин в четках -число неслучайное. 12 созвездий зодиакального круга х 9 планет = 108. Также 108 бусин символизируют желания, омрачающие дух человека. 36, 72 и 109 бусины - можжевеловые, обозначающие три главных яда сознания: страсть, злобу и неведенье. Остальные сделаны из человеческих черепов, согласно канону.
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/991/510974.jpg[/AVA]

Отредактировано Вивьен Циара (15.12.2020 14:22)

+3

5

Нет, он не будет вспоминать тот ад, в котором он был несколько часов назад. Ни в коем случае не будет думать о жутком гуле в ушах, о темноте, что застилала глаза, о костлявой руке, что вцепилась в его локоть и коготками пыталась разорвать сухую ткань пиджака, о скрежетании метала, что рисовал его мозг и полном отсутствии контроля над ситуацией...
Нет, самолеты это точно не его стезя.
Когда Ева ловко съехала от организации очень редких для их конторы ЛЕГАЛЬНЫХ дорогих похорон, обязанности само собой перевалились на плечи Рею. Ничего нового и страшного. Пришлось попотеть над получением документов удостоверяющих личность, чтобы иметь возможность отправиться за бугор. Да, Рей как-то умудрился прожить 6 лет своей жизни не имея ни одной, подтверждающей его существование, бумажки. Но в их бизнесе это было совершенно не важно. Свеже-отпечатанные, в оборудованном, но все еще хранящим затхлый аромат былого, подвале, документы звонко хрустели в его руках и лыбились на него кривоватой ухмылкой. Его же. Странное ощущение, получить что-то что вдруг заявило всему миру о твоем существовании. Тогда до этого момента он как бы был чем? Пустым местом? Отличным таким прокуренным пустым местом в помятом пиджаке и с кучей дел на загривке.
Все было готово. Перевозка тела, билеты, заочные организационные вопросы и договоренности. Осталось подарить Еве прощальный недовольный взгляд и сесть в чудо техники, что переносило людей по воздуху. Тогда-то он и подумать не мог, что оказывается боится высоты, замкнутого пространства, жестяных летунов и паникующих старушек. В итоге, все началось не очень привлекательно.

Его быстро увлекла кутерьма организационных дел. Рей на удивление был хорошим профессионалам и даже находясь в другой странее неплохо справлялся с работой. Возможно, не попади он в бюро к Еве, а найдя себя среди офисного планктона его лицо часто было бы пришпилено к доске "позора" с подписью "лучший сотрудник". Трудно представить. Ему был выделен сопровождающий, что было отличным подспорьем для свершения дел в незнакомой стране. И первое время он не переставал удивляться, что его водителем был супруг заказчицы, а не какой-нибудь мелкий сотрудник. Что это было? Оказанная честь мистеру Гриру или незатейливое показательное отношение к супругу. Не стоит ведь забывать в какую страну он прибыл. И что за уклад здесь царил. Но Рею было чуждо долгое любопытствование о человеческих поступках, потому он быстро окунулся в свои похоронные дела и лишь отдавал распоряжение о направлении. Беседы с этим слегка странным мужчиной у него завести мысли не поступало. У того тоже. И они весьма комфортно варились в собственных мыслях.
Дела были решены. В номере отеля он смог урвать несколько часов мучительного сна, узнав о себе, что спать в чужой кровати он не способен. Залив себя кофе и переодевшись в достойные для этого мероприятия и недавно прикупленный аккуратный черный костюм, с ценой которого он никак не мог смириться, он отправился в конечную точку его пребывания- на место проведения самого прощания. Кончено же раньше всех. Прорываясь сквозь трудности языкового барьера, различия во взглядах и обычаях, а также в специфичности для него, самих похорон он не переставал спрашивать себя, как он вообще оказался втянут в это? Что, в этой стране со смертью не работали? Но все эти неприятности и струящийся пот по спине он остужал мыслями о кругленькой сумме на чеке, что уже видел в самом начале и планировал еще раз увидеть по окончанию. А еще он был доволен. Чертовски доволен, так как почти уверил себя, что все сделано в лучшем виде. Все экзотические, для него, конечно, пожелания заказчика были учтены и даже вроде бы выполнены. Правда, Рей был бы не Реем, если бы не ждал подвоха хотя бы от... Да, в принципе, от чего угодно. Ну не может у них все пройти гладко. Но так хочется...
Наконец, подошла пора официальной церемонии. За утро он умудрился незаметно для себя убить полторы пачки сигарет и последний час держал себя в строгой узде, опасаясь, что шутки про капающий никотин могут оказаться правдой в его случае. Потому за процессией, на почтительном расстоянии, он следил нервно похрустывая костяшками пальцев. Несмотря, на беготню начала дня он не мог не оценить красоту происходящего. Благородный храм, как с картинки по истории, окруженный красно-зеленой дымкой из деревьев, источал горделивое спокойствие. Своим умиротворенным видом он превращал суету вокруг своих стен во что-то незначительное, давая понять, что и не такое пережил, да и это переживет. Старинное кладбище, замершее в долине и которое, казалось, не пускало на свои земли даже ветерка, добавляло гордецу храму увесистой величественности. Рей успел тихо пошмыгать мимо надгробий, позволяя себе восхищенный присвист и непочтительное пяленье.
Процессия из людей в темных костюмах или в забавных одеяний (Рей не мог не отметить эстетическую красоту национальной одежды, но они все равно вызывали у него улыбку, удерживаемую прикусыванием внутренней стороны щеки), по-частности с белыми цветами руках, окруженная благопристойными шепотками добавляла картине этого удалённого от города местечка окончательный штрих, доводящий до идеальности. А уж мистические нотки, что окружали как и сам толпу так и пейзаж - были прекрасной рамкой. Рей был слепцом и глупцом, для задумывающихся, ведь он совершенно безалаберно отмахивался от всяких там своих сверхъестественных чуек. Ему было совершенно наплевать кто или что творилось здесь на самом деле. Его сюда притащили делать вполне себе обычную человеческую работу. Следить за бездушным телом и за одушевленными гостями, а не на нечисть охотиться.
Ему нравилось наблюдать за тем, что открывалось перед ним. Непривычность образов, загадочность традиций, абсолютная неохватимость картины целиком. Оказывается он и забыл какого это - удивляться. И это чувство ему очень и очень нравилось. Но все-таки, что-то постаралось немедленно спустить его с личных вершин эйфории. А именно, что-то пошло не по плану.
Первое же происшествие открыл его сопровождающий, а точнее супруг заказчицы, одетый в национальный наряд (который, кстати, был похож на одежды и самой Бэй Шэн Ли, а потому породил мысль об общей гардеробной). Весьма неприятно запутавшийся в длинных полах своей одежды он споткнулся и распростерся на лестнице, чем заставил всю процессию замереть в недоуменно-недовольном состоянии. На лицо миссис Бэй, Рей даже смотреть не стал, их разового совместного общения хватило, чтобы весьма реалистично представить, что на нем там сейчас отображалось. Рей уже сделал несколько шагов вперед, для оказания первой помощи, но его опередила новая гостья. Это было второе странное происшествие, точнее третье, так как выбежавший перед процессией черный кот не мог остаться незамеченным. И Рей чуял всеми своими НЕ магическими чувствами, что все это - предвестники весьма захватывающих событий, в его жизни по другому не бывает. Правда, он не стал бы казниться, тем, что его плохая аура портит окружающим жизнь, обычно это он бывает втянут в последствия плохих биополей других людей, а ему просто везет притягиваться именно к таким. Итак, растянувшийся мистер Минж, черный кот (видимо наделенный невероятным обаянием, так как привлек много внимания) и незнакомка, чей образ определено остался высеченным острым твердым карандашом на подкорках окружающих и на фотоснимках множества журналюг, что были отодвинуты на еще более почтительно расстояние, чем Рей, но на которых нельзя было не обращать внимание.
Рей растер замерзшие ладони, которые все норовили проскользнуть во внутренний карман узкого пиджака за очередной палочкой счастья и последовал за снова пришедшей в движение процессией, ныряя блеклым взглядом по округе в ожидании еще каких-нибудь интересных деталей. Но наверное все остальное интересное притаилось внутри.

+2

6

О том, что этот черный кот пересек океан, разумеется, даже никто и не думал. А чтобы ещё и поверить в подобные байки... Куда там! Но, как ни удивительно, особенно если учитывать, что далее речь пойдет о самом Отце Лжи, всё это - чистейшая правда!
В тот миг, когда Зийир попытался сбежать, применив для транзита своей очерненной души тело этого бедного котика, он мало что выиграл. Как правило, даже демонам самого низкого ранга хватало ума, чтобы с комфортом размещаться в человеческом теле, в то время как все принцы Ада обречены были не показывать носа из собственных апартаментов (они же темницы), ибо сила их так велика, что незаметно прорваться сквозь стену Эвелона они просто не могут. А у Зийра, который захватил тело "сына" - младенца, что был им помечен ещё до рождения, вырваться вот получилось... Но и его потеснили. Так что бегать на лапках оказалось наименьшим из зол, что грозили ему: прозябать в Преисподней или сидеть внутри кристалла веками ему совсем не улыбало, а потому он предпочел застрять в шкуре этого мелкого и пушистого зверя.
Таким беспомощным и жалким Зийир не ощущал себя очень давно. Однако стать котом, как оказалось, вариант не из худших. Обаяние этих зверей наверняка продиктовано магией, поскольку под него, по собственным подсчетам демона, попадают как минимум 80% дюссельфолдцев... Да и вообще, наблюдая за человеческим родом уже много веков (это было его главным хобби, если кто-то забыл), Падший давно сделал вывод, что человеку вообще свойственно заботиться о маленьких и слабых. Ловить и приручать животных без всякой экономической выгоды им тоже почему-то доставляло удовольствие, хотя понять причины того он не мог. Ещё он знал, что его бывшее тело, носившее по документам имя Зейна Шэн Ли, по человеческим традициям будет отдано родственникам - то есть Ковену Облаков, на Восток, а уж они разберутся, что делать. Так что отправился следом за телом, и снова кошачьи повадки ему помогли. Быть незаметным в теле черного кота вообще очень просто. Особенно, если вокруг темнота.
Следуя неотлучно за собственным гробом, этот кот, вероятно, не раз попадал в поле зрения разных людей - сотрудников ритуальной компании, работников аэропорта и прочих - однако, опять же, мало ли кошек гуляет по свету? И внешне он, пушистый дьявол, гуляющий сам по себе, в настоящее время не отличался от них ровным счетом ничем. Разве только блики адского пламени горели в золотых как мёд кошачьих глазах, иной раз превращая те в раскаленные угли. Но уж тогда посмотревший в глаза этой кисе надолго дара речи лишался...
Итак, едва пережив перелет и ощутив на себе все тяготы идеального слуха, способного различать даже шорох мышиных шагов на снегу, Зийир сумел попасть на материк Камагуэй, в загадочное Царство Ирдиас. Да, артефакт, позволяющий перемещаться по миру "лишь взглянув на часы" был гораздо удобнее... Но кошки, как известно, не носят часов. Так что и здесь пришлось выкручиваться по ситуации. Но главной из проблем стало то, что обратить внимание Шэн Ли на себя он мог лишь истошным мяуканьем, которое, конечно же, не дало ожидаемого эффекта.
Вещая Шу, разумеется, узнала бы своего Повелителя, какую бы форму он ни принимал, лишь взглянув на него. Вот только Шу много дней уже не выходила из дома, что объяснялось "тяжкой скорбью". И хоть Зийир явно чувствовал - Шу его ищет, но не мог ей откликнуться. Из дома Шэн Ли его тоже гнали и, хотя пару раз ему удалось попасть внутрь, отыскать Шу среди множества комнат демон-кот не успел.
Всё это время, пока велась организация прощания с Зейном, он околачивался на территории семейной усадьбы Шэн Ли, передушив от скуки столько птиц, что их трупами был завален весь двор... Но даже этот явный, чёткий "знак" почему-то не понял никто, невзирая на то, что головы птицам он жестоко откусывал, так что все трупики были качественно обезображены. Но нет... Ирдиассийцы такие занятые и, видимо крепкие мозгом, товарищи, что им всё ни по чём!
В конце концов, когда Зийир уже терял терпение и думал о том, чтобы напасть на кого-нибудь из домочадцев и попробовать перегрызть ему глотку, назначенная дата подошла, и сегодня семейство направилось к храму... Это был лучший шанс обратить на себя их внимание. К тому же, попытаться устроить скандал на своих же собственных похоронах, с точки зрения демона было достойнейшей идей для большой вечеринки.
Ведь не абсурд ли, если вдуматься? - производить в священном месте церемонию по всем камагуэйским канонам, чтобы проводить в крематорий мясную оболочку того, кто некогда был полнокровным властителем тьмы и командовал сонмом проклятых душ, а теперь душит птичек в саду? Ну, годная шутка же! Правда? И если в наиболее смешные моменты этой самой "церемонии" включали бы закадровый смех, то он бы так и не затих. Хотя...
Зийиру вот было совсем не смешно, когда он понял, что не сможет проникнуть в машину, на которой красивый лакированный гроб отъезжает от дома, и что придется добираться к храму иными путями... А у него ведь - лапки! И что ж теперь делать?
Ладно хоть глупый Минж возвратился, чтобы напялить парадный костюм, в котором он даже передвигался с трудом, не говоря уже о том, чтобы успеть смотреть куда-то, кроме как себе под ноги. Так что коту не составило трудности забраться в автомобиль вместе с ним, удобно, как в такси, расположиться на пустующем заднем сидении и ехать припеваючи, даже немного мурлыча от удовольствия. Ну а зачем ещё нужны слуги? В этот момент демон даже подумал о том, что может быть и не против остаться котом. День за днем он в этом теле обжился, и ему очень нравились быстрые гибкие движения хищника, на которые оно было способно, густая и теплая шерсть, что от зимней погоды стала лишь гуще и краше, беззвучная поступь, но вместе с тем скрываемые в мягких лапах когти... Вот только изъясняться в этом теле сложновато - глупые люди совершенно не понимают кошачьего и, как Минж, например, редко смотрят по сторонам, не видя дальше собственного носа.
Но, как бы там ни было демонический кот оказался на месте событий и, несмотря на то, что он всё время находился рядом с Минжем, Бэй и Тао Лю, никто из Шэн Ли не заметил, идущего следом пушистого зверя. Тогда, выходя из себя, Зийир сделал крюк, выскочив на поляну прямо у них перед носом, и даже почти получилось - его не только увидели, но даже принялись обсуждать. Но и тут глупый Минж всё испортил! Мало того, что своего Повелителя он не узнал, обзывая фамилиаром-лазутчиком, так ещё и запнулся, перетягивая на себя всё внимание... Разумеется, о "каком-то коте" тут же все думать забыли!
При этом победителем парада погребальной моды Минж, хотя он старался, стать не сумел, потому что красавица, что возникла с такой же кошачьей внезапностью в звёздных высветах фотовспышек, под аккомпанемент затворов объективов папарацци, сразила наповал всех вокруг. Даже Зийира, заставив того выгнуть спину и вздыбить шерсть на загривке:
"Циара? Да ну?! А она то что здесь делает? Пришла порочить мою честь?? Ай да умничка! Даже обидно, что это придумал не я", - Тёмная Ведьма, что в поседений раз посещала прекрасное Царство Ирдиас не один десяток лет назад, ни коим образом связанной с Зейном Шэн Ли не являлась. Однако же, учитывая, что за последние годы в Дюссельфолде она стала известна как владелица хирургической клиники, газетчикам будет о чём посудачить... Загадочный Зейн появился в газетных статьях рядом с именем Джейн из ниоткуда, и умер он также по необъяснимым причинам, так как в этом деле замешана женщина - ни сестра, ни жена, ни подруга - что врываясь на чисто семейное событие, нарядилась так вычурно, учтя столько тонкостей? О, это пахнет сенсацией!  Что уж там, если глядя на это сам принц Ада чуть не стал говорящим котом?
Но нет, он не мог позволять этой ведьме затмить его славу! Главным скандалом на церемонии прощания с Зейном может быть только кот. Потому что тот кот - необычный. А если эти выскочки, вроде Минжа или Циары, ему будут мешать - ох, и не поздоровится им!
Имея своей целью желание запрыгнуть на гроб и орать что есть мочи, или хотя бы своротить канделябр, чтобы на кремации тела Шэн Ли сэкономили, Зийир в своем кошачьем обличии шмыгнул по ступеням и исчез за дверями, ведущими в зал для прощания.       
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1021/193605.png[/AVA]
[SGN]«Не шалю, никого не трогаю, починяю примус»[/SGN]

Отредактировано Зийир (21.12.2020 23:10)

+2

7

Белым снегом замело
Хижину в горах,
И тот, кто там живет, -
Наверное, и он растает
От грустных дум.

Странно было обнаружить в себе поэтическую созерцательность сегодня, именно в этот момент, однако Тао Лю имел привилегию принимать любое свое состояние открыто и безоговорочно. Потому сегодня, в этот странный день, Четвертое Января Две тысячи Восьмого года он стоял, облаченный в безупречный черный костюм, оттеняющий белоснежный шелк рубашки, в компании своей семьи и созерцал утопающий в снежном одеяле древний храм, что им предстоит посетить.
В который раз где-то в глубине подсознания он отметил в своем незримом разлинованном ежедневнике мысль, что изъять привычку удивляться было одним из лучших его решений. Ни ковен, в который он попал, ни семья Шэн Ли, принявшая его в свои ряды, ни сложно прогнозируемые обстоятельства и странности,  что были бессменным аккомпанементом этих людей, – ничто не предполагало спокойной жизни. И на смену удивлению в храм колдуна Тао Лю Шэн Ли, именуемый в обыденности телом, пришло спокойствие. А вместе с ним – холодный рассудок и трезвый расчетливый ум, заточенный под самые невероятные повороты, как коньки для капризного льда.

Не удивляла его ни идея супруги проститься с временным хранилищем Повелителя церемониально, устроив настоящий пир во время чумы, ни нанятый специально для этого действа иностранный специалист, прибывший несколькими днями ранее и сопровождавший их сегодня, ни выбранное для прощания место. Поэтому в это нелегкое время (как и в любое другое время, никогда не имевшее счастья быть легким), большая часть забот по оказанию посильной помощи Бэй легла на плечи Тао Лю. Он планировал, считал, контролировал, перепроверял; успел даже устроить супруге небольшую чайную церемонию в один из недавних дней, чтобы отвлечь ее от тяжелых дум. На Минжа в данном вопросе рассчитывать не приходилось, да Тао и не имел привычки полагаться на кого-то, кроме себя самого – тут крайняя безалаберность «коллеги по браку», пожалуй, была ему на руку. Именно в этом случае одна голова была лучше двух – колдуны не соперничали абсолютно ни в чем, благосклонно давая друг другу, где развернуться: в ответственности по семейным вопросам и бизнесу, в методах ухаживания за избранницей, в собственной свободе передвижений. Впрочем, порой пресловутая свобода передвижения была объективно излишней, что недвусмысленно и подчеркивал смелый наряд провокатора. И все же, даже вопиюще наглый в своем исполнении вид Минжа, ставший первой вишенкой в новогоднем моти, не смог добиться ни единого отклика внутри, даже укоризненного вздоха с его стороны.

Храм Когицунэ перед ним сегодня был по-особенному красив. И все же, он не мог затмить Бэй, походившую в своем сдержанно элегантном ханьфу на тонкую нежную сакуру, окутанную шлейфом из лепестков. Ей удивительно шла эта изысканная в своей ненавязчивости усталость, для широкой публики представленная скорбью о безвременно ушедшем брате. Не удержался, скользнул внимательный взгляд колдуна по тонкому стану рядом, но чуть впереди идущей фигурки; ладонь едва чувствительно коснулась талии, придерживая на очищенной от льда, и все же коварной дорожке, ведущей вверх, на холм. Неуловимый, доли секунды длящийся жест заботы – большего не позволило бы ему ни социальное положение, ни она, строгая в своем совершенстве. Ни даже он сам – принимающий подчинительное положение «поскольку, постольку», не утруждая их обоих выяснением лидерства. Ни сегодня, ни здесь. Никогда.

Подавляя желание взглянуть на супругу вновь, Тао перевел внимание на их иностранного гостя, по совместительству являвшегося организатором всего этого, будем откровенны, маскарада. Нет, ни к господину Гриру лично, ни к его работе у колдуна претензий не было: разве он, прилетевший с заокеанской дали сотрудник западного похоронного бюро, был виновен в этой, как ни покрути, расточительной идее похорон? И все же, сегодня все они были в масках: ковен, разыгравший представление безутешной скорби, мистер Рей, великолепно державшийся в роли заинтересованного лица, даже погода – сдержанно печальная, тихо оплакивающая "погибшего бизнесмена". Даже сам Повелитель – и тот натурально притворялся мертвым, смиренно лежа где-то в теплых помещениях храма. Лишь репортеры да редкие журналисты, оставшиеся где-то позади со своими страстями и фототехникой, были иронично искренними в своих грехах и желаниях. Вот тебе и ведьмин шабаш, хмыкнул Тао Лю. Какой безупречный спектакль. Мысль лениво вернулась в потерянное было русло и качалась где-то между вопросами, какую личную выгоду может преследовать человек, летящий к черту на куличики (на холмы, в данном контексте) помимо суммы, нарисованной в чеке, и было ли сейчас этому человеку интересно быть частью этой экзотической вакханалии, пусть даже не зная всей иронии ситуации? Однако же, от внутреннего диалога мужчину отвлек Инцидент.
Минж не преминул воспользоваться возможностью привлечь к себе внимание очевидно нетривиальным способом. Пожалуй, Тао Лю готов был признать, что первый муж Шэн Ли нарочно запутался в ткани, растягивая удовольствие находиться в центре внимания окружающих (и, как же без этого, в центре внимания Бэй), если бы его вообще хоть немного волновал этот человек и мотивы его поступков. А потому, позволяя Звезде получать порцию заслуженных ахов, он не шелохнулся, оставшись подле супруги, не устремился помочь. Отстраненно скользнул взглядом по коту, внезапно явившему свое пушистое великолепие в конкуренцию Минжи, и задумался было над присутствием чего-то сверхъестественного в этом явлении. Скорее рефлекторно, самому себе задал вопрос: «Черный кот? Что это значило бы...», - не утруждая себя выслушиванием предположений лежавшего посреди дороги колдуна. Однако, не успел он даже решить, мог ли кот технически являться более Нэкоматой, или все таки Кася, как вдруг нечто куда более сверхъестественное и уж точно более великолепное затмило взоры всей процессии.

Не обремененный изначально мыслями о выходке Минжа, а потому избавленный от необходимости перестраиваться с одного события на другое, Тао Лю успел заметить детали наряда незнакомки, присевшей возле мужчины и предложившей свою помощь. И детали эти обескуражили его своей двусмысленностью, где один слой филигранно до абсурда противоречил второму. Она была ведьмой, вне всяких сомнений: смертному не найти дороги в этот храм без особой цели – это был лично его, Тао, подарок Бэй, о котором она не догадывалась. Сегодня случайный зевака ни под каким предлогом не мог бы оказаться у подножия холма, ни тем более у храма – отталкивающие, путающие заклинания работали безупречно. От присутствия вполне себе целеустремленных репортеров это, конечно, не спасло, но и бесполезной толпы удалось избежать – незачем нервировать и без того напряженную жену. Значит, гостья пришла лично к Зийиру. Или к кому-то из них, скорбящих нынче представителей ковена? Инстинктивно взгляд скользнул в сторону Бэй: быть может, она узнала в красавице знакомую?
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/991/250201.jpg[/AVA]
[NIC]Тао Лю Шэн Ли[/NIC]
[STA]колдун[/STA]

Отредактировано Вивьен Циара (22.12.2020 03:42)

+2

8

Церемония - это когда есть, что разглядывать. Обрядность, возведенная в культ, детализированная до мельчайших подробностей, таинственных символов, почти незаметных, утонувших в многослойности смыслов, как и тела этих совершенно особенных внешне людей в традиционных одеждах, была чрезвычайно важной для жителей стран Восточного материка! Подчеркнуто торжественные проводы умершего занимали в камагуэйской культуре такое же место, как национальный театр или искусство приготовления чая, коим, к примеру, присутствующий здесь Тао Лю овладел в совершенстве. И посмотреть здесь действительно было на что! Не зря докучливые репортеры выбирали места с идеальным обзором и запасались лучшими дальнобойными объективами.
Следом за главой семьи (с учетом того, что матриарх клана Шэн Ли сегодня здесь не присутствовала), а также её первым мужем, разодевшимся словно царевич и нарочно устроившим шоу, сцену затмила Сверхновая - никому неизвестная дама, влетевшая на поляну перед храмом словно живая снежинка… Или, скорее, как черный лепесток пепла, долетевший сюда из самой Преисподней? И то, и другое. Всё разом.
Бэй, обездвиженная происходящим, мгновенно застыла, замерла не дыша. Точеная фигура фарфоровой ирдиассийки действительно стала похожей в этот момент на скульптуру народной героини, какими украшают города, или алтарное изображение древней богини, отлитое из металла. Кажется, даже само ее тело сквозь плотность одежд начало источать запах гнева - дыхание черненой стали, обагряемой кровью противника... Те самые особенные ноты, от которых так штырило Минжа, полюбившего с юности вызывать на себя ярость Бэй.
Удачно, что при том второй супруг Шэн Ли Тао Лю, он же третий, если выдерживать точность истории, следуя прямо за Бэй, успел сориентироваться вовремя и не только не врезался в неё, невзирая на то, что она замерла перед ним словно вкопанная, но и смог ободрить её легким поддерживающим касанием, пришедшимся как раз на тот отрезок времени, когда случилось все разом: Минж растянулся на скользком снегу, черный кот пересёк им дорогу, и эта неизвестная особа явила себя.
Прикосновение Тао тотчас растопило оцепенение Бэй, что продлилось какие-то доли минуты. Однако за эти мгновения Белая Ведьма сумела отметить и чрезмерно роскошный букет из камелий в руках незнакомки, на фоне робкой нежности которых аристократическая чопорность их хризантем казалась родственной бесчувственности льда, и эти кажущиеся антикварными украшения со смыслом, несущие в себе полузабытую символику островных ответвлений всеобщей камагуэйской культуры... И, разумеется, всё то, что не сумел бы считать взгляд иностранца или простого обывателя Ирдиаса XXI века, не утруждающего собственный мозг погружением в историю древних религий, случайностью не было. Гостья явно была непроста и даже, быть может, опасна! Тот факт, что она вторглась в семейные проводы, являл собой потенциал её силы. И раз она не постеснялась, не побоялась так сделать, то уж не по душу ли Шу эта черная бабочка к ним залетела в разгаре зимы?
«Ну да если и так, то придется ее огорчить», - подумала Бэй про себя, сжав бледные губы под матовым слоем помады в настороженную нитку и строго свела на переносице яркие брови.
Словно услышав её мысли, а думала Бэй без сомнений сейчас очень громко, Тао Лю посмотрел в этот миг на супругу. Их взгляды ненадолго встретились, вежливо соприкоснувшись, передавая друг другу всё уровни смыслов без жестов и слов. Да и вообще, происходившая сцена, если из неё исключить неуместные восклицания Минжа, который кажется нашел в снегу свой потерянный гаджет, была абсолютно безмолвной. Слова в ней были чем-то лишним, даже пошлым, пустым - как пузырьки углекислого газа, выходящие изо рта под водой. Но все участники сцены, за исключением, пожалуй, прошмыгнувшего мимо кота и стоящего поодаль Рея - зарубежного распорядителя похорон, смогли понять свои роли в ней и явно выказать свое отношение к прочим актёрам. Ну, и чем не восточный театр?! То ли драма, а то ли комедия...
От осознания сего Бэй стало крайне неловко и, проводив взглядом незнакомку, за которой Минж отчего-то рванул с такой скоростью, словно внезапно на него снизошло откровение, как правильно и с должной свободой передвигаются в ханьфу, она посмотрела на мистера Грира и долгим кивком пояснила ему, мол давайте скорее проследуем внутрь и забудем об этом небольшом происшествии.
Чернеющий полумраком внутренней глубины помещений центральный вход в храм Когицунэ спасительно принял их всех, скрывая от назойливого внимания. Прощание, сопровождаемое по традиции чтением мантр, а после - поминальными беседами в процессе ожидания, пока тело кремируют, предполагало растянуться на много часов, посему журналисты, которые боялись отморозить конечности или посадить аккумуляторы камер, смело могли расходиться.
Боковая комната, оборудованная в храме Когицунэ специально для прощаний с умершими в соответствии с потребностями современного мира, не так давно здесь появилась, и посему отличалось от общей стилистики храма. Она была довольно лаконична в своем интерьере, и даже во многом походила на те помещения, в каких прощание с умершими проводят на Западе: просторный зал в приятном полумраке, не мешающем мыслям и перемещениям, освещенный свечами ли (тонкие белые свечи в определенном количестве здесь действительно были), или каким-то иным хитрым способом, скрывающим явные источники искусственного света, в глубине его гроб, расположенный на специальном постаменте, окруженном тонкими канатами, белыми цветами и дымными благовониями, чуть ближе ко входу - ряды посадочных мест для близких, что пришли попрощаться, а также множество бумажных печатей повсюду. На них - заклинания, что без труда прочтет колдун-онмёдзи, хотя всем остальным они и представляются причудливой вязью из иероглифов и традиционных орнаментов.
Незаметным движением Бэй прикоснулась кончиками пальцев к запястью Тао Лю, идущего рядом. Она была искренне рада, что Лю, в отличие от Минжа, сегодня в западном официальном костюме, который оставляет в зоне видимости кисти рук, независимо от их положения. Так, снова не тратясь на сотрясание воздуха лишними фразами, Бэй попросила его задержаться. Минжи в этот самый момент уже умчался вперед и первым заговаривал с их странной гостьей.
С мистером Гриром Бэй тоже хотелось, пожалуй, обмолвиться парочкой фраз. Что-то в процессе прощания определенно пошло не по плану:
- Я бы хотела, чтобы этот букет поместили близ гроба… - она имела ввиду белое облако из хризантем, что держала в руках, - И, полагаю, благовоний чрезмерно, в помещении душно, - произнесла она тихо, и только всего. Но губы вновь сложились чуть плотней, чем обычно. Тонкий намек, не называющий сути главной проблемы, говорил, что Хозяйка не очень довольна текущим положением дел.

[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/982/521385.png[/AVA]

Отредактировано Бэй Шэн Ли (15.01.2021 00:35)

+2

9

My lover's got humor -
She's the giggle at a funeral.
Knows everybody's disapproval
I should've worshiped her sooner,
If the Heavens ever did speak!
She's the last true mouthpiece
Every Sunday's getting more bleak
A fresh poison each week...

Всё получилось даже лучше, чем Минж запланировал. Хотя, стоит отметить, в успехе своих авантюр он вообще был исключительно редко уверен. И правильно делал: что-то в любой ситуации шло в разрез с запланированным. Уж очень сложно была устроена эта Вселенная, много всяких побочных неучтенных помех... Потому, вместо бесполезной уверенности, он отличался завидным упорством, и ради избранной цели мог биться об стену на удивление долго. К примеру Бэй покорить он возжелал с самого первого дня, как они познакомились. Тогда их отношения были чем-то из разряда фантастики, но своего он всё-таки добился, какой бы абсурдной вначале ни казалась задача. Правдами, неправдами ли, но Бэй заметила его и приняла таким, какой он есть. И более того - она привыкла к нему! Настолько, что отвыкать теперь значило выйти из зоны комфорта: "Интересно, а сама она это осознает?" - полуулыбка, взгляд из-под ресниц.
Остальное уже не было важным. Вся эта кажущаяся взбалмошность и нестабильность в нём, мнимые ноты безуминки, были не более чем красочной маской. Желанием перестать быть невидимкой, доказательством давнего комплекса младшего сына, ненужного и никем не любимого. И это произошло неспроста: Минжа действительно мало любили в семье - как в материнской, так и в клане Шэн Ли, куда его приняли в силу договорного брака с Бэй. Минжу попросту не объяснили, что такое "любить", и оттого он выражал это чувство так, как умел. Он буквально гонялся за тенью признания, пусть порой выбивал его кровью и болью. Но в этом и было его испытание. Та цена, что он отдал за жизнь сквозь века... Странный сплав из гордыни и зависти.
Не обделенный обаянием и природной харизмой, Минж не мог просто так взглянуть утром в зеркало, узрев там себя объективно, как бы отстраненно. Ему непременно нужно было лицезреть себя через призму других: достоин ли он внимания Бэй, заслуживает ли одобрения Шу, а может кинул тень на идеальный облик Тао Лю, или нарушил тайный замысел Зийира так коварно, что тот сочтёт необходимым вмешаться? Минж, по собственным его измышлениям, будто не мог существовать просто так, сам по себе. Он был лишь голым чувством, мозаикой из отблесков эмоций, которые сумел разжечь в других. Вот что на самом то деле заставляло его всюду вести себя так, чтобы не оставлять окружающим шансов относиться к нему равнодушно!
Что удивительно, с новым супругом Бэй, Тао Лю, Минж умудрился ужиться нормально, в отличие от его предшественника - безвременно покинувшего мир супруга госпожи Шэн Ли, который был не вхож во все эти адские игры, да и вообще не знал ничего о существовании Шабаша. Различные взгляды на жизнь и различные цели, различные способы взаимодействия с миром - они, словно в огромном доме, в этих отношениях редко встречались. До поры, разумеется, и за исключением редких моментов. В конце концов не завидовать Тао Лю, с которым Бэй проводила куда больше времени и которому доверяла любые дела и секреты, Минжи просто не мог. Однако же взгляд его всякий раз становился хитрее, улыбка ехиднее, а слова ядовитее, когда он замечал, что в отношениях Тао и Бэй нет ни искры реального чувства. Порой казалось, что они договорились быть рядом с друг другом, при этом не нарушая границы, а ревновать супругу к деловому партнеру было попросту странно.
Но к чему это всё? Разве сегодняшний день - это о них, а вовсе не о прощании с мистером Зи? Или... Как уж там его называли в последнее время? Дела семейные, семейные дела...
- Ах, Зейн Шэн Ли! "Умиротворенный и получивший доверие народа" - куда уж вернее! - не без издевки пробормотав значение имени покойного себе под нос, он обернулся на сладчайший голос девушки, что явно обращалась к нему. Посмотрев на неё снизу вверх, он ответил ей только улыбкой... Но какой! В этой улыбке сумели ужиться и краски смущения, уместного на этом лице сохранившем не по годам юный вид, и живой интерес, пылающий черным огнём в его шальном прищуре, и удивление, заставившее дрогнуть густые выразительные брови. Помогая мужчине подняться (хотя, признаться, Минжу то и не требовалось - он сам прекрасно совладал бы с гравитацией и, более того, мог бы не падать совсем), красавица, оставшаяся неизвестной для всех - тут Минж, внимательно за всеми следящий, ни усомнился ни на долю секунды - тот час упорхнула более не молвив ни слова. Минж ускорился, в надежде разрушить сию неуютную тайну. Ну не мог он позволить кому-то вторгаться в пространство события, которое он уже досконально обдумал и разобрал на ловушки!
- Госпожа, подождите... - столь же приторно-пряничным тоном, как ранее минутой она, щедро добавив щепотку игривости, окликнул Минж незнакомку, - Излечите меня от неведения, а не то я останусь посмешищем перед своими родными - ведь я уверен, только я вас не знаю. И это довольно обидно, - сейчас его тон был как ветер над крышей старого храма, шелестяще-напевным, негромким. Несомненно Минж "пробовал воду" и принижал свои умственные способности преднамеренно. Как, впрочем, и всегда. Это обычно работало.   

[NIC]Минж Шэн Ли[/NIC]
[STA]Колдун[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/982/59491.png[/AVA]

Отредактировано Бэй Шэн Ли (19.01.2021 04:15)

+2


Вы здесь » Любовники Смерти » Прошлое » Once Upon A Winter (альтернативная реальность)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно