НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Прошлое » "Я обещал вернуться..."


"Я обещал вернуться..."

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]<div class="episode">

<div class="episodetitle">"Я обещал вернуться..."</div>
<div class="episodepicture"><center><img src="https://i.ibb.co/s6ZmsLC/1.jpg" alt="альтернативный текст"></center></div>
<div class="episodenamegame"><center><a href="https://lepidus.ru/profile.php?id=1119" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Эрик Уинтер,</a> <a href="https://lepidus.ru/profile.php?id=1060" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Грейс Мерсер</a>  </center>  </div>
<div class="episodetime"><center>Время действия: 21 сентября 2025 г.</center></div>
<div class="episodedescription"><p>Грейс непозволительно долго оставалась в старом доме родителей, стены которого хранили самые страшные воспоминания. Она  осталась, чтобы дать бой прошлому, и чтобы наконец-то сесть за продолжение романа "кукольный домик", но, кажется, кому-то эта идея показалась не такой уж воодушевляющей.
<br>
Грейс проснулась в ночи от шума на первом этаже. Она достала телефон и набрала номер полиции...</p></div>

</div>[/html]

0

2

Проснувшись посреди ночи от странного шума на первом этаже, Грейс потянула правую руку к комоду, на котором оставила мобильный телефон и вцепившись пальцами левой в край одеяла, словно намереваясь использовать его как щит, прислушалась. Ничего. Она не услышала ничего, кроме скрежета веток дерева, растущего рядом с домом и при каждом резком порыве ветра ударявшего об оконную раму, да тонкое завывание, гуляющего между простенками сквозняка. За те несколько дней, что в Смоуке выпадали аномальные для сентябрьской погоды осадки в виде пышного снега, дом успел промёрзнуть, поэтому наступление долгожданного бабьего лета, если можно так выразиться, не особо изменило уровень влажности внутри дома. Некоторые доски на чердаке успели отсыреть, а на стене в подвале появилось ужасное чёрное пятно.
Грейс попробовала приподняться, но напугалась, услышав под собой «кряхтение» кровати. Сжав пальцы в кулак и ненадолго закрыв глаза, чтобы привести в порядок растревоженные внезапным пробуждением чувства, она сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула. Проделав это  упражнение несколько раз, как советовал психотерапевт, Грейс  немного успокоилась и неторопливо опустилась  на подушку. Стоило ей только это сделать, как на первом этаже снова послышался характерный звук бьющегося стекла. Резко сев в кровати, женщина упёрла взгляд в дверь, ведущую на лестничную площадку, соединяющую два крыла дома.
Комната, в которой поселилась Грейс сразу после приезда в родной дом, оставленный без хозяев на долгие годы, располагалась между ними и при жизни её родителей считалась гостевой. Она не могла заснуть в комнате своего детства и уж тем более в той, где когда-то спали они, поэтому решила для себя остановиться в месте, с которой воспринималось ей куда менее враждебно.
Прибывая в каком-то оцепенение, Мерсер услышала сквозь шум в ушах, ударяющий по вискам крови, чьи-то тяжёлые шаги. Кто-то достаточно тяжёлый, чтобы ступени скрипели под его весом, поднимался по лестнице. Она невольно вспомнила ночь, когда погибли родители. Только тогда шум в коридоре заглушал стук дождя и отголоски раскатов грома. На какое-то время Грейс снова стала подростком в жёлтой пижаме с утятами. Напуганным, не понимающим, что происходит, подростком, услышавшим шум.
Она как наяву услышала громкий раскат грома, который вывел её из оцепенения.  Грейс схватила телефон и выскочив из кровати подбежала к двери. Повернув защёлку как раз в тот момент, когда кто-то с другой стороны обхватил круглую ручку и попробовал повернуть ей, молодая женщина отступила на шаг назад. Несколько секунд висела тишина. В тот момент Грейс готова была поклясться на чем угодно, что слышит тяжёлое хриплое мужское дыхание в коридоре, и даже чувствует отвратительную вонь, будто человек, решивший посетить её этой ночью как минимум неделю не принимал душ.
Мерсер обхватила телефон и трясущимися руками набрала номер экстренной помощи. Она приложила трубку к уху и тихо прошептала: «кажется, ко мне в дом проникли». Оператор принявший вызов стал задавать ей наводящие вопросы, но Грейс не услышала даже половины из них, поскольку тот человек или кем бы он ни был, что проник в её дом, начал выламывать дверь. Она скрипела, содрогалась и постанывала, пока чьё-то грузное тело ударялось об деревянную поверхность, но не поддалась.
Грейс выронила телефон из рук и начала закрывать проход стоявшим в сторонке комодом. Комод был старинным, дорогим и тяжёлым, но у этой хрупкой женщины откуда-то появились силы, чтобы сдвинуть его и придавить дверь.
Будто бы почувствовав, что продолжать бесполезно незваный гость остановился. В перерывах между гулким дыханием Грейс услышала голос оператора. Девушка, которая сегодня дежурила в офисе шерифа постоянно повторяла: «мэм, к вам уже едут… мэм, успокойтесь».
Грейс осела на пол и попятилась назад, пока не почувствовала, что уперлась спиной в кровать. Она уткнулась носом в колени и просидела так вплоть до того момента, как к дому подъехали полицейские.
Входная дверь была не заперта. Они могли беспрепятственно войти внутрь и  подняться на второй этаж. Там они бы уперлись в закрытую дверь, за которой спряталась напуганная хозяйка дома. По установленному регламенту на экстренные вызовы всегда выезжало как минимум два человека, поскольку события могли разыгрываться по разным сценариям.
Преступника в доме не было, да и следов взлома тоже. Услышав голоса в коридоре, Грейс нашла в себе силы подняться и отодвинуть комод. Она вышла к представителям правопорядка в сорочке, поверх которой накинула халат. Внешне Мерсер не была похожа на человека, устроившего представление ради привлечения внимания, однако напарник Уинтера посчитал иначе. И хотя он  не торопился высказать мысли вслух, они были написаны у него на лице.
Дом Мерсеров, пустующий уже много лет, находился в двадцати минутах езды от Смоука. Он больше напоминал маленький особняк, чем старую фермерскую постройку. В ночи его конструкция казался особенно жуткой. Такой дом подошёл бы для съёмок какого-нибудь фильма ужасов. По слухам, он и его история стала прототипом для романа под названием «Кукольный домик», который и написала Грейс. В этом доме когда-то давно погибли её родители. Убийца так и не был найден, но он оставил записку, о которой ей так и не сказали в окружном офисе шерифа. В записке было написано: «Я ещё вернусь». На следующий день после произошедшего сирот Мерсер забрала к себе тётушка. Она была, пожалуй, единственным человеком из семьи, знавшим об послание убийцы.
-Я не знаю, кто это мог быть, – отвечая на вопросы офицеров, повторила Грейс, держа в руках стакан с водой. Ей по-прежнему было страшно. – Я проснулась от какого-то шума. Как будто кто-то что-то разбил, а потом услышала шаги. Вы что мне не верите?

0

3

Ночное дежурство. Что может быть хуже? Многие так считали. Однако Эрику Уинтеру давно было всё равно, когда дежурить. Мужчина, еле сдерживая сонный зевок, вошёл в помещение участка. Его волосы были растрёпаны, как будто Эрик только что встал и не успел ещё причесаться. Только гладко выбритые щеки и подбородок не давали возникнуть ощущению, будто полицейский не спал несколько ночей. Хотя ещё несколько часов, до семи утра, и можно будет смело и правдиво сказать, что Уинтер на ногах ровно сутки. Организм, которому было бы правильнее дать отдохнуть через сон, требовал его замещение в форме еды. Пришлось срочно успокаивать своё тело, в особенности мозг через желудок посредством поглощения пончика с сахарной пудрой. А чтобы глаза окончательно не сомкнулись, тем самым свалив своего хозяина в неподобающем для сна месте, Эрик купил в кафе неподалеку ещё и очень крепкий кофе без сахара. И там же был приобретён и тот самый пончик. Именно за ними Уинтер и отлучался из участка во время своего ночного дежурства. На обратном пути Эрик съел практически весь пончик, запивая его маленькими глотками очень горячего кофе. Последний кусок Уинтер отправил к себе в рот, когда прошёл мимо дежурного. Кофе к этому времени осталось ровно половина. Да и под холодным сентябрьским поздним вечером, что так незаметно перешёл в ночь, во всяком случае так ощущал на себе Эрик, кофе остыл и из обжигающего руку, он приятно грел ладонь, а следовательно его можно было пить и большими глотками, а возможно, даже и залпом. Именно залпом и пришлось выпить кофе за раз, когда дежурный сообщил о странном звонке от испуганной женщины. Эрик смял стакан и направился в сторону выхода, попутно заодно выкинув бумажный стаканчик в первую попавшуюся по дороге урну. Вздохнув тихо, Уинтер толкнул дверь, и вышел на улицу. Спустившись по небольшой лестнице, Эрик подошёл к машине и открыл дверцу. Напарник уже сидел там, на водительском сидении. Мужчина сел рядом, захлопнул дверцу, и они поехали. Во время езды никто из них не проронил ни слова. Где-то в середине пути напарник включил радио. Но оно звучало как-то неестественно и казалось, что звуки радио разносятся в разные стороны на много-много миль. И Эрик, с молчаливого согласия напарника просто выключил это радио, которое на самом деле и играло очень быстро даже тихо.
Местом вызова был заброшенный особняк, находившийся в двадцати минутах езды. Но для Эрика эти двадцать минут показались сорока пятью. Даже сам себе полицейский не мог объяснить причин, почему его мозгу вздумалось превратить цифру двадцать в цифру сорок пять.
А вот и особняк, их конечный пункт. Но в доме свет не горел, что показалось детективу странным. Однако из машины и Эрик, и его напарник всё же вышли, прихватив с собой ещё и фонарики. А Эрик даже расстегнул кобуру, чтобы в случае опасности стрелять на поражение. Закрыв двери в машине, оба детектива поднялись по старым и скрипучим ступеням особняка. Уинтер толкнул слегка входную дверь, и та открылась. Внутри было темно. Тут то и пригодились фонарики. Обыскав первый этаж, Эрик и его напарник решились подняться на второй этаж. Там тоже было всё пусто, за исключением одной закрытой двери, которая не поддавалась. Уинтер и его напарник начали обсуждать, что делать с этой дверью, как с той стороны что-то загрохотало, как будто кто-то что-то тяжелое двигает. Ручка двери начала шевелиться. Уинтер сжал фонарик одной рукой, тогда как второй был готов выхватить оружие. Внутри он напоминал охотничьего пса, готового в любой момент броситься на добычу. Полицейский напряг зрение и взгляд практически не отводил от ручки двери. И хотя сам поворот длился около двух секунд, для Уинтеру это было равно получасу. Дверь, наконец, открылась. Только тогда Уинтер расслабился: вместо незваного гостя, который проник в этот особняк, перед двумя мужчинами предстала испуганная хозяйка особняка в одной ночной сорочке, поверх которой был накинут наспех халат.
Молодая женщина начала рассказывать всё в подробностях. Эрик внимательно слушал её, бросая боковой взгляд на напарника. На лице последнего был написан скепсис. И отчасти Уинтер его понимал: ни преступника, ни следов взлома при осмотре первого и второго этажей обнаружено не было. Раньше бы Эрик не поверил бы в рассказ хозяйки особняка, всё списку на её бурную фантазию, мол чего только не померещится ночью. Но с тех пор, как Уинтер узнал об "иных", тех, кто человеком не является, он был вынужден верить даже в самое невероятное.
- Лично я вам верю, - тихо сказал Уинтер.
Это всё, что он мог сказать в такой ситуации этой напуганной хозяйке особняка.

+1

4

Женщина, которая сидела перед блюстителями правопорядка была похожа на комок нервов. Она смотрела на них большими испуганными глаза, уголки которых покраснели, отчего голубая радужка приобрела необыкновенный глубокий оттенок морской волны. Припухшие от солоноватых слез губы были опущены вниз и чуть подрагивали каждый раз, когда ей приходилось пересказывать то, что произошло. Она зябко подрагивала плечами и сжимала стеклянный стакан, будто бы он стал для неё своего рода якорем, удерживающим от натуральной истерики. Если это была игра, то достаточно профессиональная.
-Хоть кто-то, – устало произнесла Грейс посмотрев на того полицейского, который впервые за все время выразил ей своё доверие. Она нуждалась в этом не меньше, чем в хорошем сне. – Спасибо, офицер Уинтер, – понимая, что фраза «хоть как-то» прозвучала, пожалуй, куда более резко, чем ей того хотелось, она поспешила исправиться.
Грейс отчаянно нуждалась в поддержке, пусть даже и сомневалась в том, что человек, который утверждал, будто верит её словам говорил это искренне. Она прекрасно знала, как учат полицейских, и сколько ложных вызовов им приходится принимать от сумасшедших. Но ведь она не такая! Ведь не такая? Мерсер поднесла к губам стакан и сделала небольшой глоток, стараясь переключить сменить направление своих мыслей.
Я точно что-то слышала, мысленно повторяла она, мне не могло это показаться. И все же офицер полиции, сомневавшийся в том, что в доме был посторонний, имел все основания не доверять её словам. Грейс посмотрела в его сторону. На лице мужчины по-прежнему читался скепсис и может быть ещё лёгкое недоумение от слов напарника. Он будто бы всем своим видом спрашивал у него – «я не ослышался?».
-Как бы там ни было, мисс, – заметил офицер, прервав невыносимо длинную паузу, повисшую между ними. – Сейчас в доме никого нет, и…
-Вы проверили не все комнаты, – перебила его Грейс.
Мужчина удостоил её неприятным взглядом, в котором читалось все, что он об этом думал. А думал он, разумеется, что у неё просто не все в порядке с головой.
-Мы ненадолго, – напарник подозвал Уитера в сторону и перешёл на полушёпот, –  слушай, дамочка, по-моему, просто перепила. Ты видел сколько у неё пустых бутылок за столом? Сам же видишь, что никого нет и скорее всего не было. Давай просто запишем её номер телефона, а утром скажем ребятам из пересменка, чтобы проверили тут всё.
-Так вы попросите кого-нибудь присмотреть за домом? – спросила Грейс, привлекая их внимание к своей скромной персоне.
Офицер Макдугл медленно повернул голову в её сторону, а затем пристально посмотрел на напарника. Несложно было догадаться, о чём он думает в этот момент.
-Может быть, ещё наряд полиции ей выделить, – отвернув голову к окну тихо фыркнул он, – и это тогда, когда весь аппарат шерифа брошен на поиски беглого вендиго.
Алек Макдугл устало потёр переносицу и повернулся лицом к пострадавшей, а затем снова посмотрел на своего напарника.
-Моё предложение ещё в силе.
Он убеждал себя в том, что не хочет тратить время впустую, однако Уинтер знал, что у приятеля серьёзные проблемы с женщинами – несколько лет назад от него ушла жена и теперь он считает всех их продажными шкурами, – а вместе с тем у него пропало всякое доверие к ним. Это безусловно не значило, что Макдугл плохой полицейский, но временами его заносило на поворотах.
Неожиданно дверь скрипнула и в центр комнаты прошёл рыжий кот. Он подошёл к офицеру Уинтеру и как ни в чем не бывало начал ластиться.
-Это не мой кот, – сказала Грейс, – и я откровенно не понимаю каким образом ему удаётся проникать каждый раз в дом. Где-то здесь есть лаз, и возможно преступник проник с его помощью.
-Или кот слишком громко скребся, – пробубнил Макдугл, сделав шаг в сторону, когда кот попытался потереться об его брюки.

0

5

Напарников не выбирают. Жизнь в полиции приручила Эрика Уинтера, что приходится терпеть того, кого дают. Были и вполне сносные напарники, а были и такие, кого не редко по личным тараканам заносило на поворотах. Увы, офицер Алек Макдугл был из последних. По мнению Эрика Алеку вообще не стоило доверять допрос и выезды к женщинам. Уинтер спокойно и с непроницаемым лицом выслушал и хозяйку дома, и своего напарника, когда последний отвёл его в сторону и высказал всё, что он думает по этому поводу.
- Пока не доказано обратное, мы обязаны верить. Либо доказать подозреваемым, что они не правы, - холодно отчеканил Уинтер, как бы соответствуя своей фамилии. - Так что твои проблемы не должны касаться работы. А если что не нравится, можешь быть свободен и не пытаться у меня под ногами. Я всё и сам сделаю.
Ему уже начали надоедать замашки Алека, который личное смешивал с рабочими моментами. Эрик отошёл от напарника и подошёл к хозяйке дома.
- Не воспринимайте близко к сердцу то, что говорит вам, и делает мой напарник. Рассказывайте и показывайте, - как можно ровнее и нейтральнее произнёс он, подойдя достаточно близко, чтобы испуганная женщина хоть как то успокоилась и хотя бы чуточку расслабилась. - А я буду идти с фонарём и мы вместе всё увидим. Если тот, кто вас испугал, конечно, не может становиться невидимым.
При дыхании не чувствовалось перегара, да и зрачки глаз не были расширены, как у наркоманов. Да, изобразить ком нервов, который видел перед собой Эрик, могут лишь опытные и очень талантливые актрисы. Но даже самые гениальные из актрис не с первого раза такое смогут сыграть. Уинтер задумчиво посмотрел на напарника. Промелькнула мысль даже отправить того на осмотр периметра дома, но Эрик моментально её отогнал, подозревая, что это поручение офицер Магдугл, который всё ещё находился тут, выполнит слишком поверхностно.
"Здесь от него никакого толку. Алек здесь абсолютно бесполезен. И почему именно он, а не кто-то более адекватный по отношению к женщинам?" - ну что поделать, не любил Эрик бесполезных в том или ином деле напарников.
А в этом деле, и Уинтер это ощущал, не всё так просто: если тут кто-то есть, то он не сразу обнаружит себя, и здесь Алек Макдугл нужен, как в сауне - лыжи, то есть при наличии проблем с женщинами у офицера, и то, что хозяйка тут - именно женщина, испуганная женщина, Алек может стать помехой. А Эрик может и сам справиться, один.
Чтобы хоть как-то успокоить хозяйку видавшего виды особняка, Эрик положил свои тёплые руки на холодные руки той чьих имени и фамилии он пока не знал.
- И как к вам обращаться? Я верю вам,  и тому, что всему есть логическое объяснение. Которое мы будем искать, как только вы успокоитесь.
Скрипнула дверь. И Эрик, словно охотничий пёс, резко повернулся туда, готовый действовать по обстоятельствам. Но  тут же расслабился, когда в комнату вошёл рыжий котяра, и начал почему-то ластиться к Уинтеру. Который просто нагнулся, взял кота и положил его девушке на колени.
- Может ли этот кот, если, это, конечно, настоящий кот, быть источником ваших страхов? Ведь, как известно, коты - и антистресс и источник стресса, тем более в таком заброшенном и старом доме, как этот. Вспомите ещё раз, какие были звуки, и мог ли этот рыжий быть единственной причиной звуков? Или было что-то такое, чего кот не мог бы сделать? Может какой-то шум, на который коты, ходящие по подобного рода местах,  не способны?

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » Прошлое » "Я обещал вернуться..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно