НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Торжество блистательного века


Торжество блистательного века

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

[html]<div class="episode">

<div class="episodetitle">Торжество блистательного века</div>
<div class="episodepicture"><center><img src="https://ctclove.ru/upload/medialibrary/3bd/3bd0d31f64e2f2e28c2265111a743f69.gif" alt="альтернативный текст"></center></div>
<div class="episodenamegame"><center>Список возможных приглашенных  определен квестом</center>  </div>
<div class="episodetime"><center>Время действия: 8 октября 2025 год</center></div>
<div class="episodedescription"><p>В особняке  Нербергских Вальтеров с самого утра суета. Прислуга готовиться к приему, который ничуть не уступает приемам настоящего 19 века.  В числе приглашенных представители домов "Смешанной крови", несколько семей аристократов, которые дружны с Вальтерами (и в некотором роде в десятом  колене каким-то чудесным образом перекрещивающиеся с родовитым семейством), и, конечно же, Его Величество. Правда, о присутствие последнего в приглашениях не упоминалось, чтобы не дразнить  прессу, которая на выдумки сильна. <br>Прекрасная атмосфера, лимонад вместо шампанского, как было принято на вечерах такого толка, танцы. </p></div>

</div>[/html]

Отредактировано Дженис Дензел Картер (26.09.2021 19:52)

+7

2

Приготовления к музыкальному вечеру оказались крайне волнительными. Джулия извелась уже на той стадии, когда горничная принялась завязывать ей корсет, переживая, что талия будет недостаточно тонкой, как ей бы того хотелось. Все должно было быть идеально! И все было идеально, кроме её музыкальных способностей и умения ловко перебирать клавиши на фортепиано, хотя родители считали иначе.
На протяжении нескольких лет Джулия по большей степени дурачила матушку, утверждая, что исправно посещает индивидуальные занятия по игре, а сама приплачивала преподавателю за молчание и прогуливала их. Не все, разумеется. Она посещала их достаточно, чтобы знать простейшие ноты, и даже сыграть какой-нибудь «собачий вальс», но едва ли могла похвастаться чем-то большим. Одним словом, гостям предстояло тяжелейшее испытание, а именно стоически выдержать всю музыкальную программу в исполнении Джулии Вальтер, планирующей выпускать из-под своих пальцев ужасающие звуки какофонии, сравнимые разве что с криками из глубин ада. Отступать было уже слишком поздно.
-Гертруда, что б тебя за ногу! – выругалась Джулия, когда уже немолодая женщина как следует натянула завязки, и хрипло выдохнула, пытаясь вернуть лёгким способность гонять воздух. – Ууу. Не обращай внимание! Тяни. Тяни. Тяни. Фух.
Джулия выпрямилась, стараясь при этом сохранить на лице достойное выражение и посмотрела на себя в зеркало. Её талия и правда стала настолько узкой, что у гостей могло сложиться впечатление, будто девочка изрядно недоедает, но дышать при такой утяжке удавалось через раз.
-Ладно. Чуть ослабь. Совсем малость. О боже, быстрее, Гертруда, иначе я упаду от кислородного голодания раньше, чем успею надеть верхнюю юбку платья.
Все это время за развитием событий в комнате наблюдала подруга Джулии, которая специально приехала раньше прочих гостей, чтобы иметь возможность пообщаться с ней до того момента, когда начнётся официальная часть.
-Так-то лучше, – теперь, когда она могла дышать и даже говорить, следовало поскорее завершить свой вечерний туалет и уличить возможность хоть сколько-то порепетировать. – Я в отчаяние! И ужасно взволновала.
Джулия развернулась к подруге лицом и уперев руки в боки, продемонстрировала туфли, которые скрывались под подолом её платья. Они были алого цвета и разительно отличись от основных цветов наряда. Однако Карле они были хорошо знакомы. Это были счастливые туфли Джулии!
-Что бы там ни произошло, мои счастливые туфли мне обязательно помогут, - уверено сказала она. – Они помогали мне в самых непростых ситуациях. И в этот раз тоже все должно получиться!
Джулия подняла со стола телефон, посмотрела на экран и включив фронтовую камеру сделала пару снимков, чтобы потом отправить кое-кому из своей записной книжки. Воспоминания, навеянные их последней встречей, заставили её невольно улыбнуться. Виктор. Она думала о нём даже теперь, когда их разделяли километры, но не могла поделиться своими чувствами ни с кем, даже с подругой.
-Матушка выбрала мне муслиновое нежно-голубое платье, – убрав телефон в сторону, сказала Джулия, поднимая руки, чтобы горничной было проще помогать ей собираться. – Фасон, как она сказала, был взят с картины, на которой изображена моя родственница, жившая в девятнадцатом веке. Кажется, её звали Мария Фредерика Абхент. Совершенно верно. Ей было шестнадцать, она была дочерью адмирала морского флота и, по словам матушки, точно как я мечтательной особой. И с чего она вдруг решила, что я мечтательна? Вовсе нет. Я точно знаю, чего хочу и добиваюсь этого во что бы то ни стало.
Когда горничная помогла Джулии надеть муслиновое платье, пошитое специально по такому случаю, она покрутилась вокруг себя.
-Чудно! Просто чудно! – её белокурые волосы были завиты на мелкие бигуди и уложены в высокую причёску, скреплённую невидимками. – Конечно красные бархатные туфли не слишком подходят к нежно-голубому, но платье настолько длинное, что их никто даже не заметит.
Джулия была похожа на щебечущую голубку, которая никак не могла наговориться. Её глаза светились радостью, на губах играла улыбка, а на щеках красовались едва заметные ямочки. Будь она героиней девятнадцатого века, то считалась бы самым настоящим бриллиантом осеннего сезона.
-Я много думала о том, что произошло на благотворительном приёме, – налюбовавшись на себя в зеркале внезапно заговорила Джулия, повернувшись к подруге в пол-оборота. – Я думаю, что должна извиниться перед Чейсом за то, что была слишком груба.
Она рассказывала Карле о том, что оттолкнула младшего Вандерберга, когда тот сказал ей, что готов сделать первый шаг, и  вместе с тем разрушила его надежды. Теперь же, подумав немного над всем, что произошло, Джулия решила, что как минимум должна принести ему извинения за свою  жестокость. Можно было бы по крайней мере облечь свои слова в более утончённую и учтивую форму, а не резать по живому.
-Как ты считаешь, он до сих пор злится? – довольно наивное предположение для первой стервы школы, однако Карла лучше всех знала, что стервой мисс Вальтер не являлась. Во всяком случае не с теми, кого считала своими друзьями.
-Почему ты молчишь? – недоумевающе спросила она. – Ну, скажи уже хоть что-нибудь!

Отредактировано Джулия Вальтер (26.09.2021 23:23)

+8

3

Карла оценила задумку костюмированного мероприятия, потому как любила читать перед сном новеллы 19 века, но все-таки не очень-то жаловала подобные мероприятия. Слишком много в них напряженности. Девушка чувствовала себя как-то некомфортно, хоть и держалась на публике всегда достаточно спокойно и вежливо, как и подобает представителям светского общества.
Пока Джулия пыхтела, в прямом смысле этого слова, над образом и прикрикивала на бедную служанку, Карла сидела на краю мягкой кровати и листала какой-то журнал. Она не вдавалась в подробности, не искала конкретики, а лишь глазела на фото, подмечая несовершенства по большей части в макияже моделей. - "Вряд ли я бы позволила кому-то над собой экспериментировать.." - пронеслось в голове девушки. В какой-то момент безалаберность визажистов и новые веяния в моде и вовсе стали раздражать Карлу. Возможно, так на ней сказывались лишние переживания по поводу предстоящего вечера. Она отвернула глянцевые страницы, чтобы еще раз посмотреть на название журнала, а затем, закатив глаза, сделала выдох и откинула его в сторону. Тонкие пальцы потянулись к телефону, который лежал рядом с ней. Время еще было предостаточно, потому Боцарис с облегчением встала с места и подошла к маленькому столику, взяв с тарелочки зеленую оливку.
- Я не буду тебе врать, Джулия, выглядишь отлично, но ты правда думаешь, что эти туфли научат тебя играть? - Карла одарила подругу милой улыбкой и положила в рот оливку. Конечно, девушка заметила интересный жест с телефоном, о котором Джулия благополучно промолчала. Её заинтриговала некая таинственность и тот факт, что подруга не попросила ей помочь с фото, однако Карла предпочла скрыть свой интерес, старательно рассматривая ткань готового платья. Не всегда стоит на рожон лезть в душу к человеку не готовому раскрыться в данный момент. Иногда рискуешь узнать не только ненужную правду, но и стать свидетелем какой-нибудь новой интриги. Все знают, что делают с ненужными свидетелями? Впрочем, думайте, что хотите, но тактичность в высшем обществе еще никто не отменял.
- Мне кажется, ты придаешь словам своей маман, - Карла выделила последнее слово каким-то забавным и незнакомым акцентом, - большую значимость в этом вопросе. Всем девушкам свойственна мечтательность в той или иной мере. А вот, кстати, интересный факт по случаю. Ты знала, что в 19 веке большая часть молоденьких девиц умирала от пневмонии? И во всем было виновато их желание выглядеть сексуальнее для мужчин. Благо, что твоя родственница не была столь легкомысленна, а, может, ей просто повезло, иначе сейчас бы мы с тобой не говорили, - в голосе Карлы чувствовался шутливый тон. 
Если говорить о внешнем виде Карлы, то здесь её взгляды не сошлись со вкусом матери. Девушки хотелось изящности в своем облике, потому она выступала в пользу бархата цвета бордо, из которого также шились платья для выхода в свет в позапрошлом столетии. Ведь золотой цвет, который любила Боцарис, выглядел на ней в этом стиле, как на принцессе из мультфильма: несерьезно и по-детски. Рукава у выбранного платья были короткие в виде, так называемых, фонариков, а также оголенные плечи и белая рюша, подчеркивающая красоту и элегантность. На шее красовалась небольшое украшение с рубинами, те же камни были и на серьгах. Подол платья был не пышным, но слегка объемным, напоминая по своей форме тюльпан. Волосы подобраны сзади и лишь слегка завиты.
Когда речь зашла о Вандерберге, Карла сразу вспомнила про случай в парке Тезейского университета. Её стали терзать сомнения о правильности поступка. Скрывать от лучшей подруги похождения Чейса было неправильно, но зачем портить вечер сейчас? Узнать правду Джулия еще успеет, вопрос лишь в том, как скоро? Если эта информация дойдет до её ушей сиюминутно, то скорее всего она снова решит преподать своему будущему мужу какой-нибудь урок, но будет ли от этого польза Боцарис? Конечно, она рассматривала и эту сторону вопроса. Удивляться здесь нечему. По крайней мере, Карла не считала себя виноватой ни в чем. Не она ведь толкнула Чейса в объятия той дамы. А о том, что её благоверный не совсем-то и верный она знала и так. Потому девушка твердо решила пока молчать.
- По-моему, он это заслужил, Джулия. А злится он или нет, думаю, сама увидишь. Не будь нюней, - в конце добавила Карла и подошла к подруге, ласково поправляя выбившеюся прядь светлых волос.

Отредактировано Карла Боцарис (27.09.2021 11:56)

+7

4

Пусть Карла не пыталась сейчас как-то изменить или приукрасить действительность, чтобы считаться в глазах подруги лгуньей, однако она и не попыталась раскрыть ей глаза на похождения жениха, что было совсем не по-товарищески. Может быть, Джулия сейчас была не слишком похожа на себя, но в компании тех, кому так сильно доверяла становилась уязвимой, поскольку была убеждена в их честности и непредвзятости. О, сколько ей открытий новых готовила эта жизнь! А может даже этот самый вечер.
В любом случае причин сомневаться в словах подруги у неё не было. Джулия ещё раз посмотрела на свои красные бархатные туфли и пожала плечами.
-Может они и не научат меня играть на фортепьяно, – пытаясь оставаться серьезной, сказала она, – однако придадут мне уверенности, а уверенность имеет большое значение, когда ты совершенно ужасно играешь, – не удержавшись, Джулия все же прыснула со смеха, согнулась и чуть было не рухнула на пол, однако вовремя удержалась за комод, стоявший по левую сторону от них. – Решено! Если мистер Вандерберг не умрет от тех звуков, которые даже сложно будет назвать музыкой, то так и быть, я принесу ему свои извинения, – придерживая рукой живот, сквозь смех заверила она, старательно изображая из себя леди девятнадцатого века.
Когда минутка юмора подошла к концу, Джулия выпрямилась и взглянула на себя в зеркало. Ей нравилось муслиновое платье, пошитое по такому случаю на заказ у одного именитого портного, внесшего в эскиз всего пару корректив. Однако она считала, что выглядела бы куда выигрышнее, если бы они отдали предпочтение более ярким оттенкам, которые могли подчеркнуть не голубизну глаз, как платье из гладкого муслина высшего качества выдержанного в благородных тонах, а, например, более насыщенного, отражающего её внутреннее чувство достоинства. С другой стороны, Джулия понимала, что выглядит достаточно привлекательно для дебютантки девятнадцатого века. Холодные тона ей шли, хотя в её гардеробе было больше нейтральных или даже скорее теплых оттенков. Помимо очевидно красных бархатных туфель у неё был также любимый твидовый пиджак в крупную клетку точно такого же цвета с нашивкой школы Арчибальда Кроули. Едва ли он подошел бы к голубому, но именно о нём она вспомнила, когда стояла напротив зеркала и мысленно себя оценивала.
-Живем в двадцать первом веке, а такое ощущение, что застряли как раз в девятнадцатом, – задумчиво произнесла Джулия, а после пояснила: – Представляешь, мою пра-пра-пра выдали замуж за старика, который, если верить сохранившимся воспоминаниям, не отличался приятной внешностью. А ещё был жестоким человеком. Ей тогда только исполнилось шестнадцать, а ему вроде бы на тот момент уже было порядка шестидесяти лет или около того. Не представляю, что бы делала, если бы меня сосватали такому. У Чейса есть хоть какое-то преимущество в этом отношении. На лицо он не дурен, хотя и не совсем в моем вкусе. Правда, его умственные способности пока остаются для меня большой загадкой. Никогда не видела, чтобы он читал что-то или обсуждал, допустим, искусство.
Джулия сейчас подумала, что она вообще по сути ничего не знает о своей женихе, кроме очевидно того, что он учится в лиге, планирует связать свою жизнь с политикой, и, может, ещё, что любит молоденьких актрис. Ни дать, ни взять – аристократ! Вот только радости от того, что им суждено быть вместе она особой не испытывала, хотя всячески пыталась убедить себя в обратном. Причина крылась в том, что Джулия сама была все ещё обижена на него.
-А ты, Карла? – спросила Джулия. В глазах её играли озорные искорки, которые должны были подсказать подруги, что сейчас будет какой-то каверзный вопрос. – А ты, предположим, если бы тебе сказали, что ты должна выйти замуж за Чейса, согласилась бы? – вопрос на самом деле был скорее шуточным. Она сомневалась, что подруга стала бы идти на поводу у родителей, уж слишком самодостаточной всегда казалась. Однако не упустила возможности узнать её мнения.
Карла в некотором роде заменила ей сестру. После смерти Софии она остро нуждалась в ком-то, с кем была бы также близка. И надеялась, что занимает в жизни подруги точно такое же место. Когда речь шла о личностных отношениях, Джулия была крайне преданным другом, однако она не видела меры, поэтому зачастую не задумывалась о том, что могла обременять кого-то своим вниманием. Она чувствовала потребность в том, чтобы разделить с кем-то свою жизнь, и если этот кто-то не мог   считаться с худшими её чертами, то мог быть уверен: лучших он точно не заслуживает. Об этом определенно знали абсолютно все, кто имел удовольствие общаться с Джулией достаточно близко, чтобы оценить её с разных сторон.  В своем стремлении сделать друзей счастливыми она порой перебарщивала, могла сорить деньгами, делать дорогие подарки, устраивать сюрпризы. И делала она это совершенно без каких-либо двойных смыслов. Правда, существовала и другая крайность её характера. Если уж она испытывала к кому-то глубокую неприязнь, то это было сложно исправить.
-Завидую тебе, если честно. Ты всегда кажешься такой уверенной во всем. А у меня же с уверенностью бывают проблемы, чего сразу по мне и не скажешь.

Отредактировано Джулия Вальтер (27.09.2021 14:22)

+7

5

Уверенности Джулии можно было только позавидовать, если она, конечно, не врала, когда говорила, что не умеет играть на фортепьяно. Иногда ведь девушки склонны преувеличивать.
- Пусть и поумирает немного, ничего! Главное, чтобы в самый ответственный момент он подошел к тебе и сказал: "милая, это было волшебно", даже если при этом у него кровь пойдет из ушей, - Карла поменялась в голосе, когда пыталась говорить за Чейса, а затем рассмеялась вместе с Джулией, - но последнее я преувеличила, конечно.
В её воображение это было и правда забавно. Смех забивал легкие и девушка еле сдерживала слезы. Корсет плотно сжимал, словно тисками, хрупкое тело, заставляя дышать глубже. На щеках появился легкий румянец, - я сейчас умру, прекрати.
Карла прошлась по комнате, держа руки перед собой, как подобало барышням прошлых столетий. Давно подруги так не смеялись. Наверно, с тех самых пор, как...стыдно признаться, но Боцарис так и не смогла вспомнить с каких. Уж быстро им пришлось повзрослеть. Торжественные вечера, светские рауты, благотворительные мероприятия заставляли держаться в обществе достойно и неважно в каком возрасте. Еще в детстве Карла часто слышала слово "моветон", кстати сказать, ей всегда казалось, что это шуба из какого-то зверька, потому что оно было созвучно со словом мутон. Каждый раз заливаясь смехом, она ловила строгий взгляд своего отца, от чего этот смех в будущем перерос в легкое хихиканье, а потом и вовсе пропал. Часто бабушка по материнской линии пыталась заступиться за родную кровиночку, говоря, что девочке нужно побыть ребенком, но отец этим речам не внимал, а потом и вовсе перестал давать Карле видеться с бабулей. Маменька не возражала. Уж она-то понимала, как для дочери будет важен статус в будущем и хорошее воспитание. И за это ей, кстати, спасибо.
Из собственных размышлений Карлу выкинул голос подруги. Она повернулась и осмотрела Джулию в отражении зеркала снизу вверх, пока их взгляды не встретились. Выслушав, Карла улыбнулась, - да, подобное было сплошь и рядом. Мы так близки к этим старомодным традициям...удивительно. А многие готовы были поженить и собственных детей..., - но вдруг она вспомнила про брата Джулии и осеклась. Хоть он ей был и не родным, но явно очень близким. Незачем бередить раны, которые еще даже не успели затянуться. Благо Джулия не проводила параллелей, а может, просто сделала вид.
Когда подруга перевела тему в сторону Карлы, она подумала, что Вальтер хочет выпытать, мол, есть ли у нее какой жених на примете. И, кажется, уже была готова дать свой ответ, но тут что-то пошло не по сценарию. Вопрос, действительно, был странным и неожиданным. С чего бы вдруг? Может, подруга решила щедро одарить Карлу, "отдав" ей своего жениха? Зная Джулию, кажется, она могла бы придумать что-нибудь этакое, чтобы избавить себя от ненужной ответственности или преподать парню новый урок.
- Я об этом даже не думала. А с чего ты вдруг спросила? - спокойно отозвалась Карла, пожимая плечами. У девушки были отношения, правда, лились не долго. Когда-то она встречалась с парнем из параллельного класса. Но тот уехал в другую страну и даже перестал писать. Эти отношения были скорее детской шалостью или желанием играть во взрослые игры. В общем, ничего серьезного. Но почему-то они отпечатались в её памяти.
На самом деле, Карлу не пугали браки по расчету. Она часто о них слышала, но на себе еще не испытывала. На месте жениха она представляла человека, который симпатизировал бы ей, и потому она была уверенна, что для нее не станет это большой проблемой. Деньги всегда водились в семье, потребности в них она никогда не ощущала, но вот отец. Он всегда учил Карлу не делать опрометчивых поступков. Быть сильной. Хладнокровной. Рассказывал о выдающихся личностях в их роду.  "Ты должна быть ловкой и всегда получать своё!" - И это были не просто слова. День за днем Карла видела перед собой пример для подражания. Из уст отца все казалось звучит легко и достижимо. Вот это хорошо, а вот это плохо. Но на деле все оказалось так запутанно и так сложно. За каждый провал, о котором становилось известно отцу, Карла слышала: - "Я не этому тебя учил". В голосе чувствовалась звенящая сталь, а в отношении холод. Да, Боцарис не могла похвастаться любящими родителями или теплыми отношениями в семье. Когда другие дети могли чувствовать поддержку, Карла ощущала собственную слабость. Таковы были методы воспитания Кристиана.
- Когда ты чувствуешь себя уязвимой, тебе кажется будто и все знают о чем ты переживаешь в данный момент, но это не так. Все лишь в твоей голове. Выброси ненужное и станет легче, - Карла знала о чем говорит, ведь сама была довольно уязвимой.

Отредактировано Карла Боцарис (28.09.2021 00:19)

+7

6

Что ни говори, а Джулия росла в любящей семье, поэтому была до крайности избалована и вниманием, и дорогими подарками. Однако, как уже было сказано ранее, ей всегда было недостаточно того, что она имела. Началось это тогда, когда погибла её сестра-близнец, с которой у неё была незримая глубокая связь, оборвавшаяся так неожиданно, что некоторое время после случившегося она жила с устойчивым чувством, будто часть её души тоже умерла. Едва ли одиннадцатилетний ребенок способен на такие глубокие мысли, но в разговорах с психологом она описывала свое состояние сходными формулировками. Ей, привыкшей к обществу ещё в утробе матери, сложно было подолгу оставаться в одиночестве.
И пусть в подростковом возрасте у Джулии не было возможности видеть перед глазами примера полноценной семьи, поскольку её отец считался погибшим до недавнего времени, она помнила как они все были счастливы до всех трагических событий. Как бы то ни было, помимо матери у неё ещё оставался брат, который ревностно относился к семье и к их общим ценностям. Это так или иначе подкрепляло её уверенность в то, что пока они вместе, даже несмотря на ссоры и какие-то разногласия, у неё есть семья.
Может быть в обычной жизни это было не слишком заметно, но Джулия ценила семейственность, хотя с трудом представляла себя в роли чьей-то жены. Она просто ещё не дозрела до того, чтобы всерьез рассуждать об собственном домашнем очаге, даже когда называла Вандерберга женихом. Перспектива замужества всегда казалась ей чем-то не слишком-то настоящим. Зачитываясь романами, примеряя на себя те или иные роли, Джулия вскоре прониклась наиболее близкой по духу идеей, что даже если будущие супруги невыносимы, ничто не мешает им в будущем проникнуться друг к другу не просто взаимной симпатией, но и настоящей любовью. Это навеянное беллетристикой наивное представление о династических браках помогало ей справиться с внутренней дисгармонией, когда она думала о необходимости связать свою жизнь с человеком, чтобы выгадать что-то для семьи. При всем при этом Джулия никогда особо не задумывалась о том, какие перспективы дает подобный брак. Не из-за простодушие или глупости, а ввиду отсутствия такого интереса, ведь она была ещё слишком молода, чтобы интересоваться большой политикой в угоду собственным желаниям.
И по правде сказать, Джулия была рада тому, что ей позволили не думать об этом. По крайней мере пока. Возможно придёт время и  в ней проснётся большой деятель! В конце концов в её жилах смешалась благородная кровь лиаванский королей и тезейских графов, в которую, словно в дорогое вино добавили каплю абсента от одного опального дофина.
Пока Джулия набиралась жизненного опыта, который непременно должен был помочь ей в будущем твёрдо стоять на ногах, место в Союзе придерживал один из её дядюшек. Она доверяла ему и своей матушке. И это чувство общности питало в ней уверенность в будущем. Джулия подумала, что примерно  такое же чувство общности (за некоторым исключением) она испытывала со своими друзьями, а затем проведя параллель поняла, что совершенно точно не может сказать того же о человеке, которого пророчили ей в мужья.
-Ты бы видела сейчас свое лицо, – весело улыбнулась Джулия, когда подруга всерьёз задумалась над её вопросом. – Брось, я просто пошутила. Хотя мне было и интересно узнать, что бы ты сделала, если бы пришлось жить с человеком, который похож на Чейса. Кажется, для таких как он в прошлом было совершенно точное определение – повеса.
Говорить такое о собственном женихе было по меньшей мере некрасиво, но Джулия не считала нужным подбирать слова в присутствии подруги. Тем более, говорила она чистейшую правду.
-Что ж, но в целом ты права. Пора выбросить ненужное из головы и оставить там только нужное, – она подошла к столу, взяла нежно-розовый блеск и подкрасила губы. Пока Джулия это делала мысли её были заняты лишь одним человеком, который, как она была уверена, думает о ней в эту самую минуту. – Уши горят. Это все от волнения. Ты приготовила уже карточку для танцев?
Джулия развернулась лицом к подруге, промокнула губы и присев на край кровати начала искать свою в коробке с прочими вещам. Там она случайно обнаружила фотографию Сиси (так ласково называли в семье Кейшеса).
-Никак не могу привыкнуть к мысли, что его нет. В бешеном ритме начинаешь забываться, а потом вдруг бац и снова накрывает. Подумать только, а ведь уже прошёл месяц. Сегодня ровно месяц как его не стало. Ах да, карточка. Мне нужно найти карточку.
Джулия отложила фотографию в сторону и снова принялась рыться в коробке.

+6

7

Выходит, что Карла с Джулией разительно отличались друг от друга. Карла никогда не смотрела на мир в розовых очках и рассуждала здраво. В этом заслуга отца. Он учил суровым реалиям жизни, не скрывая правду под сладким соусом, не старался показать мир лучше, чем он есть. Ведь, выживает сильнейший, верно? Правда, эта инструкция пока Карле еще в жизни не особо пригодилась. Среди тех, кого она знала, её воспринимали, как равную. Но, конечно, она не могла не замечать и то, как Джулия ревностно вступает в бой с каждым, кто готов заявить о своих правах, подрывая её значимость и авторитет. И, кажется, отсюда идут ветки на арену большой политики. Как маленькие реки сходясь в единое целое, образуют океан. И пока их интересы не сошлись в чем-то значимом, Карла лишь издалека наблюдала за происходящим. Можно сказать, оставалась в тени лучшей подруги, её пылкого нрава. Боцарис считала, что даже если девушкам и придется столкнуться на большой арене, то они всегда смогут договориться. И пока отец разбивался в суждениях перед дочерью, словно волны о скалы, пытаясь донести, что в большой политике нет места сентиментальностям и высоким чувствам, Карла считала, что в каждом правиле есть своё исключение.
Сейчас Джулия отзывалась о своем будущем женихе куда хуже, чем в последний раз. И хоть подруги были близки, Карла чувствовала себя некомфортно, слушая столь откровенный монолог. Будто узнала что-то очень интимное или настолько тайное, что становилось не по себе. Ну, знаете такое выражение, когда сор из избы не выносят? Или, может, в этот самый момент Карла почувствовала уязвимую сторону подруги, о которой никогда раньше не подозревала и просто не хотела видеть ее такой... разбитой? Кто знает. Чувств так много, что они все смешались, превратившись в коктейль.  Но, если учитывать, что Карла знала немного больше, чем Джулия о Чейсе, то была согласна с подругой в её умозаключениях. Такое поведение не красит мужчину, разве, что мальчика, который тоже, видимо, не готов к ответственности и вовсе несерьезно подходит к общему делу. Во всяком случае, в представлении Карлы брак, пусть и по расчету, виделся чем-то личным. Когда взрослые выясняют отношения за закрытой дверью, а не в присутствии широкой публики так, что даже незнакомым людям становится стыдно. Возникает очень своевременный вопрос: зачем Джулии такой "повеса"? Уж она-то не похожа на человека, который ищет выгоду. Дело в родителях? Таким большим людям, как Картерам в нынешнем положении, кажется, лучше выловить рыбку покрупнее. Ведь они могут диктовать условия, а в поведении Джулии чувствуется обратное. Словно она нуждается в Вандербергах больше, чем они в ней. Узнав о похождениях женишка, она могла запросто решить этот вопрос с родными, уж они-то не похожи на отца Карлы и вряд ли стали бы в очередной раз внушать о высоких целях. Заодно и припугнуть бы получилось - шелковым ходил бы. Да и вроде, по словам подруги, в последний раз Чейс пытался пойти на мировую. Разве это не добавило ей плюса в копилку личных побед? Кажется, после такого можно было начать все с чистого листа.
- Джулия, объясни мне вот что - зачем извиняться перед человеком, который и мизинца твоего не стоит? Или я что-то упускаю.. - она облокотилась спиной на комод, расставляя руки в стороны, и коснулась ладонями поверхности мебели. Как же все-таки сложно в таком платье с непривычки быть леди 19 века. В позапрошлом столетии из-за неудобства этой конструкции барышни даже со своих мест не вставали. Выглядели в своих нарядах, как красивые игрушки, а все остальное делали за них слуги. Вот, когда красота, действительно, требовала жертв!
Карла в очередной раз лишь убедилась в правильности своего поступка - разрушить брак, который приносит всем сплошное разочарование. Все стороны от него лишь страдают. И даже Вандерберг-младший не думает о важности брака и будущих последствиях, раз позволяет такие вольности. Всем станет только легче. Надо разорвать эти путы - вот в чем заключалась святая миссия Боцарис. Ведь как там говорится: "кто готов принести жертву, всегда найдет подходящий алтарь"?
- Я, наверно, в Валенштайне её оставила. Не знала, что надолго останусь здесь, - наблюдая за тем, как подруга рассматривает какую-то фотокарточку, она мельком глянула на изображение. Карла резко поменялась в лице. От печальных воспоминаний её брови сошлись на переносице. Ей было это сложно сказать, но она переборола себя, - прости, что меня не было рядом, когда это все случилось...мне очень жаль.
Карла искренне сожалела о случившимся. Она растрогалась и её глаза заблестели от слез. Чтобы не нагнетать обстановку, пока Джулия не видела лица девушки, та подняла голову вверх и попыталась сглотнуть подступивший ком к горлу.

Отредактировано Карла Боцарис (01.10.2021 02:04)

+6

8

Величественный замок носивший гордое название «Firmament» мог вместить в себя гораздо большее количество гостей, чем планировалось этим вечером, однако праздник, в честь которого был устроен приём, имел отношение к довольно узкому кругу лиц.
Помимо очевидно размеров сооружения, впечатлявших всякого кто бывал в гостях у Нербергских Вальтеров, бросалось в глаза невероятно гармоничное смешение разных архитектурных стилей.
До трагических событий, которые разлучили супругов на долгие годы, они частенько гостили в Нерберге. Время от времени, – а перед самой смертью чаще, чем обычно, –  граф поднимал весьма щекотливую тему. Он убеждал Джейн, что всем будет лучше, если они окончательно переедут в королевство, однако она всякий раз была не готова к столь серьёзному разговору и говорила «сейчас не время» или «будет лучше вернуться к этому в следующем сезоне».
Всю свою осознанную жизнь Джейн прожила в Дюссельфолде. Конечно они с отцом неоднократно бывали в соседних государствах, но каждый раз, когда им доводилось останавливаться в королевстве, Эллиот становился непохож на себя. Со временем это вечное неудовольствие и раздражительность передались и его маленькой дочери, которая лишь повзрослев начала понимать, что именно вызывало в его душе такой отклик.
Основная причина, разумеется, крылась в заседаниях Союза Единения. Ему, как человеку с сильной волей, привыкшему держать руку на пульсе, было непросто мириться со второй ролью в местном «оркестре» и временами терпеть другие «скрипки». Однако он, как и прочие Картеры до него, понимал ради чего продолжает играть эту роль.
Отец Джейн был человеком идейным и частенько, – помимо своего излюбленного: «благими намерениями выстлана дорога в ад», –  цитировал слова классика прошлого: «идея — это единственный поток мыслей, который движет человеком и миром». Он как никто другой знал, что без идеи место в совете двенадцати это всего лишь кресло и карточка с именем на столе, о чём однажды в пылу спора сказал и ей.
-Я очень рада, что все решилось таким вот образом, – улыбнувшись, сказала Джейн, посмотрев сначала на Адельрика, а затем на своего мужа.
Вот уже некоторое время они вели оживлённую беседу в кабинете на втором этаже особняка. Речь, разумеется, шла о будущем двух благородных домов.
«Будь отец жив, – подумала тогда Джейн, – он бы без сомнения одобрил этот брак».
И это была сущая правда, поскольку идеи короля мало чем отличались от Картеровских. И кто бы мог подумать, что королевство, которое тот так невзлюбил, спустя десяток лет поменяет курс и станет «прочеловеческим». Именно этого он в глубине души всегда желал, но никогда не признавался вслух, чем изрядно раздражал Боцарисов, открыто выражавших недовольство «иными» и декламирующих ту самую «прочеловеческую» политику.
Конечно, Его Величеству пришлось сделать послабления в отношении будущего тестя, оказавшегося на другой стороне баррикад, однако Джейн убедила обоих, что ученные «Мистериума» рано или поздно найдут разгадку и смогут вернуть дорогому Герберту человеческое обличие. Во всяком случае, она уже позаботилась о том, чтобы в нескольких лабораториях всерьёз занялись этими исследованиями.
-Полагаю, что будет лучше, если все произойдёт естественно, – добавила она, подняв бокал с шампанским, которое они открыли сразу, как только вопрос с браком был формально решённым, – но в успехе я не сомневаюсь. Перед вашим обаянием сложно устоять, Ваше Величество. И я убеждена, что Джулия не устоит, – они стукнулись стенками бокалов и сделали по глотку. – Что ж, позвольте вас оставить, мне нужно убедиться, что все готово.
Джейн нежно коснулась свободной рукой щеки графа и не стесняясь свидетеля легонько поцеловала его в губы, после чего поставила бокал на стол и удалилась. Они выглядели все так же крепко влюблёнными друг в друга, как в тот первый раз, когда король увидел их вместе.
Оказавшись в коридоре, Джейн мечтательно вздохнула, прикрыв на мгновение глаза. Она казалась невероятно довольной, с её губ не сходила улыбка. На ней было изумрудное платье из бархата с золотистым узором, который поднимался от относительно небольшого шлейфа до самых плеч, украшая их, словно своеобразные королевские эполеты, придававшие женственному образу этакую «генеральскую» изюминку.
Проходя мимо музыкальной комнаты и не услышав ни звука, Джейн остановилась. Ей казалось, что дочь уже должна была репетировать, однако по всей видимости потеряла счёт времени.
-Три букета на столе у окна, – пробормотала она, притормозив мысленный пересчёт украшений для зала. – Ох, Джули, малышка, неужто ты совсем забыла о нашем уговоре.
Джейн решительно направилась в спальню дочери, однако прежде чем войти и потревожить ворковавших там девушек, дважды постучала в дверь.
-Добрый вечер, леди, – пройдя через порог, сказала она, и замерла, любуясь обеими девушками, но в первую очередь, конечно же, их с Гербертом дочерью. К Джейн вдруг сейчас пришло осознание того, что прошло так много лет. – О, Джули. Ты так прекрасна, голубка моя. Как все же ты повзрослела.
Джейн улыбалась, как может улыбаться только гордая мать.
-Карла. Ты тоже просто чудесно выглядишь! – обратив внимание и на подругу дочери, сказала она. Удивительное дело! Сложись жизнь как-то иначе и эта девочка могла стать её дочерью. – Леди, я, конечно, прошу прощение, что вторглась в ваш разговор, но время не ждет. Джули, тебе нужно настроиться на концерт. Будь добра, порадуй мать. А ты, Карла, если не возражаешь, могла бы составить мне компанию внизу. Мне нужно убедиться, что все готово к торжеству и я бы не отказалась от помощи.

+5

9

-Это простая вежливость, –   Джулия чуть запоздало, но все же ответила на вопрос подруги. –  Нашла! –   она торжественно воскликнула и поднялась на ноги держа в руках злосчастную карточку.
Правда, мысли о предстоящем позоре притупили желание танцевать. Немного подумав, девушка вручила карточку Карле и поспешила собрать то, что выложила на кровать, когда её искала. Среди тех вещей, что хранились в коробке, были открытки от поклонников, совместные фотографии с друзьями и прочие мелочи, которые интересно время от времени доставать из-под кровати и перебирать, когда становится грустно. Джулия была сентиментальна, хотя вряд ли признала бы это.
Когда последняя фотография оказалась в коробке, которую она накрыла крышкой, в дверь постучались. Подняв голову, девушка переглянулась с подругой, а затем уже подала голос.
-Мама! Святые небеса какое же платье! – Джулия не смогла сдержать своего восторга, когда увидела её наряд. – Репетировать? – щеки её подрумянились при мысли, что приближается время позора. Может быть стоило честно рассказать обо всем? Может быть. Однако ей не хотелось сейчас разочаровывать матушку.
Джулия понимала, что рано или поздно это все равно произойдёт, и, пожалуй, будет лучше, если это случиться не на виду у многочисленных гостей, но продолжала наивно надеяться на чудо. Она всю жизнь боялась разочаровать родителей, поэтому даже сейчас отказывалась признаться себе в том, что дала маху.
-Да, ты, пожалуй, права, маман, мне стоит немного порепетировать, – улыбнувшись, сказала Джулия. Было похоже, что улыбку эту ей прибили гвоздями к лицу, настолько она казалась ненатуральной.
Проходя мимо подруги, Вальтер дала понять взглядом, что не хочет, чтобы мать знала об её «успехах» на ниве музыкального искусства. В воздухе послышалось мягкое шуршание муслина, которое становилось тише по мере того как она удалялась от комнаты.
Оказавшись в музыкальной комнате наедине с инструментом, Джулия была в ужасе. Она подошла к нему, провела пальцами по крышке, под которой находились клавиши, и тихо прошептала:
-Сегодня будет самый ужасный день в моей жизнь.
Она сглотнула, перевела дух и присела на обитый бархатом прямоугольный пуфик, на котором при желании могло уместиться два человека. Джулия не обладала хорошими навыками игры, но благодаря хорошей наследственности имела неплохие голосовые данные, поэтому решила, что будет время от времени делать паузы, чтобы пожалеть барабанные перепонки своих слушателей и пропевать отрывки без сопровождения.
Подняв крышку фортепиано, Джулия сделала глубокий вдох.
-А чего, собственно, теперь уже терять? – она опустила пальцы на клавиши и подняв глаза на ноты, которые к тому времени уже приготовили, начала наигрывать начало композиции. Получалось в принципе не так уж плохо, если не думать о том, что местами она не попадала в тональность или вообще перескакивала с одного участка на другой.
-Ёп вашу…  –  из её уст вылетело совсем не подобающее ругательство, которое не шло к тому образу, который так старательно создавала для неё матушка.
На этом самом «ёп вашу» и появился Его Величество. По всей видимости он был одним из первых несчастных, кому не посчастливилось узнать насколько она бесталанна в исполнении музыкальных композиций. Увидев его и сразу же поднявшись на ноги, Джулия чуть было не поплатилась за свое исполнение пальцами, когда крышка от резкого движения покачнулась и чуть было не ударила по ним.
-Почему вы появляетесь именно тогда, когда я в чем-то опростоволосилась?! – возмущённо фыркнула Джулия и только потом поняла, что сказала это вслух. – Ой, – она прикрыла рот рукой и извиняясь потупив глаза поспешила присесть в реверансе, который оказался таким же неудачным, как и её недавняя игра.
-Что греха таить, поздравляю, Ваше Величество, вы стали первым человеком, услышавшим насколько ужасно я играю, –  поскольку музыкальная комната находилась в стороне, Джулия могла надеяться, что никто из членов её семьи не мог похвастаться тем же. – Теперь, во всяком случае, вы сможете воспользоваться берушами. Как говорится, предупреждён – значит вооружён.
Вальтер много говорила. Это выдавало её нервозность, поскольку в обычной жизни она была хоть и не дура поболтать, но точно не тараторила без умолку все, что придёт в голову.

Отредактировано Джулия Вальтер (16.10.2021 20:26)

+6

10

- Что поделать. Возможно, мне везет, - с легкой улыбкой ответил Адельрик, аккуратно закрывая за собой дверь музыкальной комнаты. – Или не везет. Все зависит от точки зрения.
Мужчина прибыл в замок Вальтеров немного раньше основных гостей. Его Величеству необходимо было обсудить с хозяевами сегодняшнего праздника определенные детали того договора, который в будущем им предстояло заключить. Разговор с Гербертом и Дженис оставил у Янга приятное впечатление, хотя тот факт, что граф восстал из могилы благодаря вампирской крови, и шел в разрез с принципами короля. Впрочем, Адельрика, который в среде детей Вакха слыл паршивой овцой, отказавшейся от своего наследия, и самого несколько раз пытались насильно обратить, что еще больше укрепило его в предубеждении против иных в целом и носферату в особенности.
После того, как все вопросы были решены, в честь чего стороны распили по фужеру игристого вина, Адельрик отправился на первую встречу с будущей невестой, но, кажется, застал ту в не самый лучший момент ее жизни.
- Осторожней, фройляйн Вальтер, не нужно так поспешно вскакивать. Этикет определенно не стоит того, чтобы вы из-за него рисковали своими пальцами, - Янг сочувственно посмотрел на девушку. Джулия выглядела смущенной, но что-то подсказывало Адельрику, что под обликом хрупкого светлого ангела, облаченного в голубое платье по старинной моде, скрывается тот еще бесенок. Девушку выдавал не только лексикон, не часто используемый барышнями из приличного общества, но и живой блеск глаз, который не притушишь никакими манерами.
Мужчина медленно прошелся по комнате, на ходу осматривая обстановку. Оказавшись рядом с фортепиано, он коснулся ладонью гладкого полированного бока инструмента. Адельрик не являлся большим любителем музыки, ему гораздо ближе было визуальное искусство. Однако, вознамерившись воспитать разносторонне развитого наследника, его покойная мать в свое время настаивала на том, чтобы сын осваивал и данное занятие.
- Благодарю за совет, - усмехнулся мужчина, глядя на расстроенную Джулию. – Позвольте, я угадаю. Ваши родители, видимо, не в курсе того, что вы немного не в ладах с этим красавцем. И вы не горите желанием посвящать их в вашу маленькую тайну. Мне даже любопытно, есть ли у вас план спасения, фройляйн Вальтер. Или вы будете уповать на Эвелона и божественное чудо?
Интерес Его Величества был не отвлеченный: в конце концов, если этой девушке предстояло стать королевой, со временем ей придется научиться держать марку в гораздо более непростых ситуациях. Адельрик сделал жест, приглашая собеседницу вновь занять так резво покинутое ею место, и сам сел рядом. Джулия определенно нервничала, то ли предчувствуя будущий конфуз, то ли из-за присутствия мужчины. Последнее могло бы польстить самомнению Янга, но пока влияние его скромной персоны на девичье воображение не стоило оценивать так высоко.
Длинные пальцы Адельрика легли на клавиши фортепиано: вспоминая подзабытый навык, Янг для начала сыграл простенькую гамму.
- Признаюсь, я в свое время страдал от жуткой антипатии к этому инструменту, - мужчина посмотрел на сидящую рядом с ним девушку. – Джулия… Я могу вас так называть? Возможно, вместе мы сможем победить наши страхи? А вы заодно посвятите меня в ваш план.
Они начали играть в четыре руки. Пока мелодия звучала неуверенно, оба временами сбивались, их пальцы сталкивались друг с другом, но никакого взаимного недовольства это не вызывало.

+5

11

Щеки Джулии от волнения обожгло румянцем, что совершенно не соответствовало её твёрдому, упорному характеру и страстной натуре. Она неожиданно обнаружила в себе невиданные ранее робость и неуверенность. И пока она пыталась собрать мысли в кучу виновник её смущения вольготно расхаживал по комнате и примерялся к музыкальному инструменту.
По всей видимости, став старше Джулия начала лучше понимать своё место в обществе и с куда большим почтением относиться к положению последнего представителя королевского дома Янгов. Иначе как ещё можно объяснить то, что его появление так её растревожило?
Она была не настолько глупа, чтобы пускаться в фарс и выставлять себя в нелепом свете перед монархом. Если каким-то образом ей и удалось сделать это, то совершенно точно ненароком. 
Однако с чего же вдруг Джулия, которая по обыкновению знает, как выйти победителем почти из любой курьёзной ситуации, шла на неоправданный риск, согласившись на роль «главной скрипки» музыкального вечера или скорее «струны»? Она вполне была в состояние оценить свои способности и понимала, что абсолютно бесталанна, когда дело касалось игры на фортепьяно.
-Вам ли не знать, Ваше Величество, что с божьей помощью все возможно, – она одарила его обескураживающей улыбкой и присела на своё месте, стараясь при этом не уронить достоинства.
Возможно ей следовало чуть больше следить за словами, чтобы не оскорбить его чувства верующего человека, но она была не в ладах со своими собственными. При всех выдающихся способностях умело управлять человеческими умами, разумеется, на уровне школьного собрания, над ясностью своего собственного в настоящий момент Джулия, к великой досаде, была не властна.
-И, кто знает, может быть Эвелон наделит меня такими способностями, какие не снились даже Эриху Карнеги. Помнится, преподаватель по музыке в школе Арчибальда Кроули, где я учусь, однажды сказал, что никто больше не способен написать ключ, которым можно было бы открыть все души. По крайней мере из его уст это прозвучало красиво, – стараясь незатейливым разговором отогнать от себя волнение, прощебетала Джулия.
Предложение сыграть на фортепиано в четыре руки немного смутило её, но она не подала виду. Пожалуй, самолюбию Адельрика польстило бы, если бы он узнал, что причина её волнения действительно напрямую имела отношение к его персоне. Природа щедро одарила его приятной внешностью и харизмой, а опыт довершил начатое ей, добавив к образу сильный волевой характер и уверенность.
-Не думала, что вы чего-то боитесь в этой жизни, Ваше Величество. И да, конечно, вы можете называть меня по имени, – однако сама она отчего-то не решалась назвать его по имени, хотя в возрасте семи лет вполне позволяла такую вольность, как звать его Рикки. Впрочем, маленькому ребёнку это можно было простить, а вот взрослой девушке следовало следить за тем, что покидает её аккуратный ротик.
Когда они начали играть, Джулия боялась помешать ему и от волнения постоянно сбивалась с ритма, отчего приходилось начинать те или иные фрагменты с самого начала. Она не отдавала себе отчёт в том, почему его общество оказывает на неё такое впечатление, но ей начала нравиться игра в четыре руки, когда их пальцы впервые случайно соприкоснулись.
-А что, если я скажу, что у меня не было плана? – она остановилась и посмотрела на Адельрика. – По правде говоря, у меня было совсем немного времени, чтобы обдумать это. Я полагалась на своё очарование и голосовые данные. Пою я сносно, а тезейский гимн лучше исполнять без музыкального аккомпанемента, – то ли она шутила, то ли говорила на полном серьёзе, но как бы там ни было на губах у неё красовалась улыбка. – Полагаю, что так получилось бы даже лучше, поскольку слова из него звучат более разборчиво без посторонних звуков.
На самом деле в глубине души Джулия хотела опростоволоситься, хотя никогда бы не призналась себе в этом. Да и что за глупость? Она же лучшая! А лучшие не дают маху.  И все же, какая-то часть её души, которая выступала против политики благородных домов, члены которых должны были подоспеть к началу представления, желала таким образом продемонстрировать своё отношение к их идеальной картинки мира. Однако эта частичка, можно сказать маленькая созданная ей мыслеформа, была не настолько продуманна и сильна, чтобы говорить, будто именно она стала причиной столь халатного отношения. Хотя без неё безусловно не обошлось.
-Мне стоило сказать родителям, что я ужасно играю, но у меня не хватило смелости, чтобы это признать раньше. Я не хотела разочаровывать тех, кого люблю, но по всей видимости придётся смириться с тем, что это неизбежно.  Что ж, как говорят, нужно извлекать уроки из своих промахов — это аксиома. Продолжим?
Сказав наконец это вслух кому-то, кроме подруги, Джулия почувствовала огромное облегчение. На её губах вновь появилась улыбка, которая казалась более живой, чем та, которую он имел удовольствие наблюдать некоторое время назад.

+5

12

- Это очень лестно, что вы столь высокого обо мне мнения, Джулия. Но по сути своей я самый обычный человек, и мне свойственно бояться, как и всем прочим, - спокойно заметил Адельрик. Король Тезеи не страдал от комплекса бога, хотя многие политические оппоненты готовы были записать данный синдром в его медицинскую карту. Вот только сама жизнь преподала Янгу один из непреложных уроков: никогда не концентрируйся на сознании собственной правоты, иначе противостоящая сила подавит тебя. Поэтому мужчина не боялся признавать, что порой испытывает страх, принимая те или иные решения. Однако он прекрасно умел это чувство контролировать и, даже если совершал ошибки тем или иным своим выбором, всегда был готов признать за нее ответственность. Ибо, как говорит Эвелон, умей принять то, что тебе предначертано.
Но требовать столь же осознанного поведения от Джулии, пожалуй, не стоило. Все же девушка была еще очень молода, и ее наверняка растили в условиях если не обитой бархатом шкатулки, то очень близких к этому. Однако, как и любому ребенку из семьи, облеченной властью в том или ином смысле, ей прививали умение при любых обстоятельствах показывать себя в выгодном свете.
Пожалуй, Адельрику даже было интересно посмотреть на представителей домов «смешанной крови», которые вскоре должны были прибыть в замок Вальтеров. Когда он только входил в курс дел, приняв после гибели отца трон, его отчасти раздражал сам факт существования общемирового правительства, который представлял из себя Союз Единения. В 2007 году, когда в Валенштайне случилась внезапная вспышка агрессии иных, теневым правителям удалось удержать власть в своих руках, но страшно представить, сколько сил для этого пришлось приложить. И все равно, спустя одиннадцать лет «Энигма» рухнула. Обычным людям стала известна правда о существовании магической изнанки мира.
- Любопытный ход, - Янг легко улыбнулся в ответ на слова Джулии. – Однако вам не кажется, что гимн Тезеи слишком претенциозен для такого? Его приняли при моем прапрадеде, он был большим любителем официальных церемоний, но, увы, не мог похвастаться хорошим чувством вкуса. Так что, если вы все-таки решите петь а капелла, возможно, следует выбрать что-то другое? К примеру, «Лорелею». В этом будет что-то символичное, ведь легенда о ней идет из Нерберга.
В своем сегодняшнем наряде Джулия и сама могла сойти за прекрасную водную деву. Адельрика едва ли можно было назвать романтиком, однако ему нравилось наблюдать за девушкой. И он не мог не отметить про себя, что дочь Вальтеров была достаточно находчивой и умела добиваться приязни у собеседника. Это были неплохие качества для будущей королевы, хотя тот факт, что Джулия сама невольно загнала себя в западню, свидетельствовал о ее неопытности в долгосрочном планировании своих действий.
- Это прекрасно, что вас так заботят чувства ваших близких, - заметил Адельрик. Прежде чем возобновить прерванную игру, мужчина перевернул нотную страницу. По музыкальной комнате вновь полилась мелодия, которая была далека от совершенства профессионального исполнения, но все же обладала какой-то особенной нервной красотой. – Но все же члены семьи заслуживают знать о вас правду, как бы банально это не звучало. Вряд ли отец и мать будут любить вас меньше, если вы признаетесь им, что на дух не переносите фортепиано и все с ним связанное, а любите… Что вы любите? И согласитесь, при таких условиях честность приносит один сплошной профит, поскольку не нужно лишний раз нервничать и надеяться на свою счастливую звезду.

+5

13

Оказавшись на пороге особняка Нербергских Вальтеров в глуповатом, по меркам современного человека, виде, Эммет обнаружил, что сомневается в правильности своего решения. Он не собирался становиться частью того мира, в котором живут эти люди, хотя являлся ей, вопреки собственному неудовольствию, с самого рождения.
По правде говоря, Вандеберг сам не знал, чего ожидает от этого вечера. Налаживать утраченные родственные связи не входило в его планы, как и идти на поводу у дяди Билла, который казался ему мастером по части интриганства. Зато у него было жгучее желание доказать прогнившей прослойке высшего общества, что остались ещё люди, которые не гонятся за богатством, а живут по совести.
Эммета нельзя было назвать «золушкой» на этом празднике, поскольку он хорошо зарабатывал, но почему-то именно такое чувство у него возникло, когда его нога пересекла порог роскошного особняка. Он был не готов к тому, что увидит. Возникло ощущение, будто место, в котором ему довелось сегодня гостить, было не чьим-то домом, а музеем. Наверное, ему стоило ещё раз подумать прежде чем заказывать билеты на самолет.
На входе его встретила охрана и дама администратор. Она уточнила его имя, заглянула в какой-то список и улыбнувшись предложила ему пройти в холл. В холле у Эммета забрали пальто, которое скрывало наряд джентльмена 19 века, взятый им напрокат за несколько часов до вылета.
Вандерберг оказался в числе первых гостей, прибывших на праздник. Ему стало немного неловко от того, что пунктуальность сыграла с ним такую злую шутку. Он интуитивно хотел затеряться в толпе, чтобы не привлекать к себе внимания. Не то чтобы Эммет считал себя такой важной персоной, чтобы кому то было дело до его присутствия на этом вечере, однако что-то подсказывало ему, что как минимум у одного человека наверняка возникнут вопросы. Этим человеком был как раз-таки его дядя, который в настоящее время являлся главой дома Валленбергов.
Остановившись напротив одной из мраморных статуй, украшавших холл, Эммет притворился, будто его интересует фактура и материал, который использовал скульптор, однако в этом он разбирался не больше, чем в любом другом искусстве. Пока он придавался размышлениям, которые были совершенно не связаны с объектами культуры, со стороны лестницы послышался стук каблуков. Обернувшись на этот звук, Вандерберг увидел хозяйку особняка в сопровождение молодой девушки (Карлы Боцарис), которую он  ошибочно принял за её дочь.
Вандерберг, державший руки все это время за спиной, улыбнулся спускавшимся дамам.
-Добрый вечер, миссис Вальтер, – совершенно не зная этикета 19 века и импровизируя на ходу, он первым делом обратился к хозяйке особняка, а затем уже поприветствовал её спутницу. – Рад знакомству с вами, мисс Вальтер. Вы чудесно выглядите.
Играть аристократа 19 века оказалось даже сложнее, чем предполагал Эммет. Признаться, он даже пробовал прослушать электронную книгу пока пересекал воздушное пространство, посвященное этикету на балах, но уснул где-то на моменте приготовления.
-Вынужден извиниться за свое раннее появление. Моя пунктуальность ещё ни разу меня так не подводила, как сегодня, –  решив немного разбавить напряженную, как ему казалось, обстановку, сказал Вандерберг, обращаясь к обеим дамам.

Отредактировано Эммет Вандерберг (16.01.2022 18:28)

+3

14

Наконец, собрав всю волю в кулак, Карле все же удалось сдержать слезы. Ведь подобное сейчас было совсем некстати. Печальные мысли ушли на второй план еще и благодаря неожиданному появлению матери Джулии. Выпрямив спину, юная леди уважительно улыбнулась, украдкой оценивая наряд. Конечно, до именитой родственницы Карле было еще далеко, но она искренне приняла комплимент в свой адрес и тут же в ответ подчеркнула всю неотразимость образа госпожи Президента. Несмотря на то, что Дженис была матерью лучшей подруги, все же Боцарис этой привилегией не пользовалась и в своем общении субординацию никогда не нарушала. О прошлых же отношениях отца с мадам Картер ей ничего известно не было. Неудивительно. Мужчина изрядно фильтровал информацию и о прошлом рассуждать не любил. По крайней мере вслух.
- Вечер обещает быть торжественным и я не против внести свою лепту.. - поспешила она ответить, но больше не смогла ничего добавить, так как в этот момент к Боцарис почти вплотную приблизилась Джулия, которая отчетливо подавала подруге какие-то невербальные знаки. Девушке понадобилось всё внимание и ясность мысли. Правда, когда Карла поняла столь естественное предостережение, таившееся в загадочном взгляде, то даже немного оскорбилась. Разумеется, она бы не стала трепаться о том, что Джулия не умеет играть! Хотя, может, и стоило, конечно. По крайней мере, Дженис точно смогла бы уберечь дочь от провала. К тому же, на кану стояла репутация всей семьи, однако это Карлу уже не касалось. Тем более, она всегда умела хранить чужие секреты.
Аккуратно спускаясь по витиеватой лестнице вниз, придерживая подолы длинного платья, Карла шла позади хозяйки этого дома строго смотря под ноги. Девушка не успела открыть рта, как услышала незнакомый мужской голос, доносившийся из зала. Её любопытство взяло вверх и она быстро в изумлении подняла глаза на гостя, но первые её мысли были не о стоящем впереди человеке, а о её помощнице, которая все-таки перестаралась с корсетам, затянув потуже шелковые ленты. На миг в глазах помутнело, почувствовалось легкое головокружение. Карла остановилась на предпоследней ступени и слегка запрокинула голову, вбирая носом воздух. "От сегодняшнего вечера доброго точно не жди", - подумалось ей.
Карла и не сразу сообразила, что незнакомец обращается именно к ней. Девушка украдкой заглянула за своё плечо, предполагая, что сзади могла быть Джулия. Но, когда подруги по-близости не оказалось, Боцарис посмотрела на мужчину, который смотрел на неё. Поджимая в улыбке губы, Карла осталась безмолвна, позволив говорить первой мадам Картер. И пока они выясняли обстоятельства небольшого инцидента, девушка продолжала разглядывать незнакомца, кажется, подмечая некоторые сходства с уже знакомой ей семьей.

+3

15

Чтобы хоть как-то скрасить дорогу Джейн поделилась с подругой дочери своими впечатлениями от недавно посещенной ей картинной галереи, открывшейся не так давно в центре столицы Дюссельфолда. Две представленные там выставки как раз были посвящена художникам девятнадцатого века, поэтому беседа казалась более чем уместной и весьма органичной с учетом их нарядов этим вечером.
-Отмечу, что особый интерес вызвала у меня картина болиссийского художника Януша Войцеховски, на которой он изобразил берег Белого моря, с видневшимися вдали постройками. Его кисть запечатлела тот момент, когда нынешняя столица Дюссельфолда только-только обретала свои очертания. Я вообще очень люблю картины, на которых изображена вода и по большей части природа, даже если написано не слишком удачно, но Войцеховски действительно заслуживает уважения. Талантливый художник. Почти все его картины наполнены каким-то смыслом и внутренней духовной силой. Когда смотришь на его картины, то как будто бы погружаешься в ту атмосферу, в то время, когда они создавались. Он был заядлым путешественником, поэтому на его полотнах сохранилось немало, – они неторопливо спускались по лестнице следя за тем, чтобы не упасть. Платья у обеих были длинные и подолы буквально «облизывали» ступеньки. 
-…Немало, – Джейн хотела было закончить предложение, однако оборвала себя почти на полуслове. В замок прибыл первый гость, который поспешил поздороваться с ней и её спутницей.
Этим гостем был племянник известного аврейского бизнесмена, с которым она водила давнюю дружбу.
-Мистер Вандерберг, – на её лице просеяла улыбка. – Какое удовольствие видеть вас сегодня, – они ещё не были официально представлены друг другу, однако Джейн знала и то, как его зовут, и то, как он выглядит, поскольку ознакомилась и с его делом, и с той информацией, которую предоставила ей  служба безопасности.
Однако он не видел прежде дочь Джейн, поэтому предположил, что идущая рядом с ней девушка и есть она. Впрочем, этот маленький конфуз, кажется, не задел ни чьи чувства. Уж точно не чувства Джейн. Она прекрасно понимала, что будучи лично не знакомым ни с кем, кроме, пожалуй, господина Вальтера, Эммет мог позволить себе эту ошибку. Вместо того, чтобы поправлять его, она с улыбкой сказала:
-Позвольте представить вам мисс Карлу Боцарис. Карла дочь Кристиана Боцариса и хорошая подруга Джулии, а также несомненно желанная гостья нашей семьи. Карла, познакомься с мистером Эмметом Вандебергом. Мистер Вандерберг сын Клинтона Вандерберга. Пусть земля вашему батюшке будет пухом, – добавила она, чтобы выразить свое сочувствие по поводу кончины последнего, пусть это и произошло очень давно. – Я, к сожалению, не была знакома с ним лично, но слышала о нём исключительно лестные отзывы.
В холле послышались голоса других прибывших на праздник гостей. Весь свет «Смешанной крови» постепенно собирался под одной крышей.
-К слову, ваш дядя тоже планирует посетить нас этим вечером. Полагаю, вы давно не видели друг друга, - Джейн нарочно добавила это, чтобы узнать общался он со своим родственником в ближайшие дни или нет. – Прошу простить, кажется, гости начинают пребывать, а мне ещё нужно кое-что успеть сделать. Карла, дорогая, ты не составишь компанию мистеру Вандербергу? Мне очень неловко, обещаю, что мы с вами ещё обязательно пообщаемся, но чуть позже.

+3

16

-Прошу прощения, – опустив взгляд виновато произнес Эммет, когда хозяйка дома поправила его, объяснив, что девушка, которая составляла ей компанию являлась такой же гостьей замка, как и он сам. Подняв глаза, мужчина украдкой посмотрел на представившую ему мисс Боцарис и робко улыбнулся, но не так, как улыбаются неоперившиеся юнцы, а скорее деланно, будто бы ситуация его безусловно смутила, но не настолько, чтобы хотелось спрятать голову в песок.
Может быть, ему так только лишь казалось, но обе собеседницы, стоявшие перед ним, имели кое-какие общие черты лица, что и запутало его в самом начале их беседы. Вполне возможно, это было связано с тем, что обе они являлись представительницами смешанной крови, а те, в свою очередь, если верить истории, считались потомками одного человека. Другими словами, он предположил, что всему виной неудачная генетическая шутка природы. Так или иначе, Эммет не стал говорить лишнего, чтобы никого не задеть ничьи чувства.
-Благодарю за добрые слова о моем отце. Я в некотором роде тоже, к сожалению, не был знаком с ним лично. Во всяком случае, мои воспоминания о нём достаточно скудны, но я все же уважаю память о нём и надеюсь, что, если существует рай, то он там, – когда обмен любезностями подошел к концу, хозяйка вечера попросила её извинить и удалилась, попросив свою компаньонку составить ему компанию.
По правде говоря, Эммет не считал, что ему сейчас нужна компания, но с его стороны было бы глупо и даже невежливо отказываться от общества мисс Боцарис, которая, как он успел заметить, выглядела более чем безупречно. В первые несколько секунд он чувствовал себя неловко.  У него не было большого опыта в ведении светских бесед, поэтому пришлось импровизировать.
-Я не большой знаток манер 19 века, – признался Эммет, когда они остались наедине. Обычно честность располагала людей к более открытому общению без обиняков. – Поэтому не сочтите за наглость, если начну изъясняться обычным холопским языком, – он приправил свои слова улыбкой, пытаясь свести саму ситуацию в шутку, чтобы не казаться совсем уж пропащим для общества человеком.
Проводив миссис Вальтер-Картер взглядом, Эммет вернул все свое внимание новой знакомой.
-Думаю, что будет лучше, если мы пропустим разговоры о погоде, – предложил он, засунув руки в карманы брюк, что было, наверное, не слишком вежливо для джентльмена прошлой эпохе, – этот замок выглядел, как произведение искусства, поэтому я бы предложил прогуляться по первому этажу. Кажется, в той стороне я видел портреты, – указав на дверь, ведущую в коридор, соединяющий зимний сад и общий зал для приема гостей, Вандерберг осекся, – или хотя подождите, по правилам хорошего тона мы не можем оставаться наедине. Как я мог это забыть. Впрочем, это, наверное, единственное, что я извел из пособия, которое прихватил с собой, чтобы разобраться во всех тонкостях светского приема.
Эммет время от времени бросал взгляды в сторону двери, за которой пребывали гости. Новость о том, что среди приглашенных на праздник был и его дядя не стала для него чем-то из ряда вон выходящим, поскольку чего-то подобного и стоило ожидать, но мысль о скорой встрече с родственником все равно не прельщала его. В отличии от Карлы, жившей в мире этих людей, он не чувствовал себя его частью и даже отвергал такую возможность. Эммет носил фамилию Вандербергов, но никогда не считал себя частью этой семьи. Они всегда казались ему далекими и холодными, как звезды на небосводе, но если последними он восхищался, то к ним испытывал какую-то бессознательную неприязнь.

+2

17

К тому моменту, когда Карла была представлена гостю, она уже уверено стояла ногами на искусно затертом до блеска каменном полу. Она поклонилась собеседнику в легкой манере, когда прозвучало её имя, - рада знакомству, - кратко вставила девушка.
Её безмолвное присутствие длилось недолго. Странно представить, но Эммет по своей натуре был мало похож на Вандербергов. Лишь в некоторых чертах его лица скрывалась знатность происхождения. Конечно, было бы глупо, но Карла неосознанно сравнила своего нового знакомого с Чейсом. Кажется, мужчина единственный среди всех не интересовался светской жизнью, что, впрочем, и так было понятно из разговора с ним. Это позволило юной леди немного выйти из образа, тем более, что Боцарис была заинтригована появлением личности столь отдаленной от высшего общества.
Девушка выслушала мужчину, снисходительно реагируя на его поведение, а после растянула губы в улыбке, - не стоит волноваться, здесь нет судей, которые бы ставили нам оценки, - сказала она вполголоса, поддавшись чуть вперед, - с Вас будет достаточно и костюма, - сделав небольшой шаг, Карла направилась в ту сторону, которую ей показал Эммет. Но мужчина оказался застенчивым и, кажется, чувствовал себя не в своей тарелке. Осознав это, девушка решила взять ситуацию в свои руки, - если Вы успели заметить, то в этом зале нас лишь двое, не лишать же нас теперь головы за пунктуальность? – слегка вжав голову в плечи, она разыграла невинность и продолжила путь к картинам. Не сводя глаз с мужчины, она старалась увлечь его за собой.
Остановившись возле золотых рам, Карла несколько минут заворожено рассматривала лица незнакомых ей людей. Заглядывала в глаза, пытаясь понять, какой человек перед ней был по характеру. Не смогла не вспомнить и Кейшеса с его картинной галереей, в которой они впервые встретились. «Его картины достойны занять здесь место…хотя бы в память о нем..», - подумала Карла. Рука хотела коснуться холста, чувствуя рельефы, сделанные краской, но вовремя осеклась.

+2

18

Несмотря на заметную невооруженным взглядом скованность присутствующую в жестах, а также словах, Эммета нельзя было назвать особо стеснительным человеком. Он чувствовал себя не в своей тарелке, но мог контролировать ситуацию, даже в таком состояние, поскольку уже давно сбросил с себя подростковые комплексы, которые могли бы помешать полноценно поддерживать разговор на непринужденной ноте.
Эммет был легким в общении человеком. Он был хорошим слушателем и может быть чуть менее хорошим рассказчиком, так или иначе почти наверняка никто из тех, с кем ему доводилось общаться не мог назвать его скучным или неинтересным. С другой стороны, большинство из них имело прямое отношение к науке, с которой у этого Вандерберга сложились довольно давние и прочные отношения. Тем не менее среди его друзей и знакомых были люди, которые совершенно ничего не смыслили в науке, но это не мешало им поддерживать теплые отношения и посылать друг другу открытки с поздравлениями к разным праздникам.
На самом деле Эммет был не большим любителем всех этих традиционных церемоний, поэтому предпочитал обезличенным открыткам, которые бережно хранила его матушка, простой телефонный звонок. Зачастую, правда, он запаздывал с пожеланиями счастья и хорошего настроения. И все же, у него было хорошее воспитание и столь же неплохое образование. Последнее позволяло ему вести беседы на совершенно разные темы.
Кругозор его не был узок хоть он и посвятил большую часть жизни одному делу. Он мог беззастенчиво оценить произведения искусства, правда, исключительно с точки зрения обычного любителя, поскольку его знаний в данной области было недостаточно. Стоя напротив полотен с изображениями членов семьи Нербергских Вальтеров в нескольких поколениях Эммет смог прийти только к одному единственному выводу. Все они почти наверняка были обладателями сильных, а может даже жестких характеров. Именно такое впечатление они произвели на него в тот момент, когда у них с госпожой Боцарис появилась возможность рассмотреть полотна вблизи.
-Должно быть они были интересными людьми, – сказал Эммет, рассматривая портрет то ли отца нынешней хозяйки замка, то ли одного из его младших братьев, которые, как ему было известно, уже покинули этот мир. – Заметно фамильное сходство. Преемственность безусловно важна, но в жизни семей так называемой смешанной крови она, по всей вероятности, занимает особенное место.
Он мог бы добавить что-то вроде «никогда этого не понимал», но правда заключалась в том, что и Эммет будучи человеком далеким от высшего света считал преемственность пусть и не самым главным в жизни, но имеющим определенное значение в воспитание личности. Он любил свою семью и относился с глубоким уважением к памяти отца, но не считал себя Вандербергом во всех смыслах этого слова.
-Интересно все-таки как природа выбирает какими нам появиться на свет, не правда ли? – желая поддержать разговор и развить тему, которая была ему как минимум хорошо знакома и близка, Эммет развернулся в пол-оборота к своей собеседнице и добавил: – Доминантные гены определяют каким будет потомство, поэтому, как говорится в учебниках по биологии, если не хотите, чтобы ваш ребенок бегал по стоматологам, выбирайте мужа с хорошем улыбкой, – в его словах не крылось какой-либо подоплеки. Он всего лишь привел научный факт, который выразил такой интонацией, с которой мог бы рассказывать какой-нибудь анекдот, если бы мог вспомнить хотя бы один. – Занятен и тот факт, что я вначале решил, что вы имеете отношение к семье Нербергских Вальтеров. По большому счету все мы одна семья, поскольку произошли от одного предка Деодора. Было бы интересно узнать, как он выглядел, если бы кто-то из прошлого решил дать нам такой шанс запечатлев его на холсте. Надеюсь, я не слишком утомил вас своими рассуждениями. Друзья говорят, что всему виной профдеформация, хотя я всегда находил генетику довольно интересной наукой. А вы как считаете каким мог бы быть Деодор?

+1

19

Внимательно разглядывая портреты именитых родственников семьи, девушка не получила удовлетворения своему любопытству. Ей казалось, что они не могли передать всей точности или нюансов внешности. Невысказанная претензия  касалась не самого художника, а лишь эпохи, которая не имела возможности использовать все те технологии, коими сейчас обладает современный мир в изобилии. Это была даже не претензия, но ярко выраженная опечаленность, скорбь для тонкой и чувствительной души молодой Боцарис, которая все скрывала под толстой коркой льда. Понять её сможет, наверно, лишь какой-нибудь безумный гений, который также помешано на деталях, наконец, создаст машину времени. Во всяком случае, так ей представлялось. Мир науки ей был чужд и неизведан, как морские глубины соленых вод, несмотря на это, Карла надеялась, что все возможно. Хотя стоит отметить и её приверженность к консерватизму. Все новое и новое появление технологий вызывали опасение, нежели восторг. И появление таких машин, вероятнее всего, привело бы к хаосу, но чем только не пожертвуешь ради любопытства.
Из собственных размышлений, уже далеких от назревающей темы, Карлу выловил спокойный тембр мужского голоса. Незаметно колыхнув головой, она заставила светлые спиралевидные локоны запрыгать в такт друг другу, как бы вытряхнув из головы лишние мысли и не отнимая глаз от изображений, улыбнулась, - да, конечно, но разве не бывает ли случаев, когда некоторые гены проявляют себя через поколения? В такой ситуации, думаю, очаровательная улыбка мужа не может служить верным гарантом будущей супруге, - девушка продолжала замечать, как обособленно в разговоре старается держать себя Эммет от представителей смешанной крови. Это вызывало неподдельный интерес. Видимо, причина появления на этом торжестве очень веская, но пока Карла не могла это озвучить, и продолжала придерживаться той темы, которую выбрал собеседник.
- Значит, увидев меня, Вы заметили сходство между мной и мадам Картер? – искренне удивилась Боцарис, - мне же показалось, что Вы приняли меня за Джулию, потому что именно в тот момент я находилась рядом с хозяйкой этого дома.
Мысленно вспоминая Джениз, она думала о возможном сходстве. И, по её мнению, лишь цвет волос мог «сроднить» двух представительниц прекрасного пола, но девушка наотрез отмела всевозможные черты, которые своей одинаковостью могли завести в заблуждение Вандерберга. Не в обиду мадам Президенту, особенно, учитывая, что дорогая матушка Карлы не была представителем ни одной семьи из рода смешанной крови. Хотя об этом провале отца, возможно, знали немногие. Например, Эммет.
У собеседницы в тот момент появилась еще одна мысль по поводу недавнего конфуза, однако, чтобы ненароком не обидеть, пока еще мало знакомого человека, она решила воздержаться.
О, да. И снова дорогая её сердцу тема замелькала на горизонте, но уже из уст другого человека, словно он знал, о чем она думала ранее. Внутри стало немного не по себе, как это нередко случается с любым человеком. Вдруг каким-то неизвестным ей способом, мужчина умеет читать мысли своего собеседника. Достаточно наивно и, может, глупо, но пусть камень кинет тот, кто без греха. Затаив дыхание Карла слегка насторожилась.  Контролируя поток своих мыслей теперь, она старалась вспомнить о чем еще думала в присутствии столь таинственного незнакомца. Даже смешно! Однако не стоит забывать, что в мире, где существуют иные расы, возможно, все и даже больше.
Развернулась всем корпусом и слегка наклонила голову, Боцарис теперь внимательнее прошлась по внешнему виду, но главным образом её интересовала мимика, которая сможет выдать что-то недоброе, если таковое имеется – да, вы правы, - голос изменился, словно его обладательница о чем-то задумалась, - было бы очень интересно взглянуть на прародителя. Я представляю его в образе какого-нибудь сверхчеловека. Что-то вроде мифического Божества, а что думаете по этому поводу Вы?

+1

20

-Думаю, если бы он являлся таковым мы бы с Вами сейчас здесь не стояли, – ответив Эммет повернул голову в сторону своей собеседницы и тепло улыбнулся. Он не считал их общего предка каким-то необычным человеком, но считал, что это был сильный и достойный человек. Достойный, разумеется, по меркам того времени, в котором ему довелось родиться. Возможно, у него был чуть более жесткий характер, чем у любого из его потомков, что было бы вполне объяснимо сложными условиями жизни.
Сам же Эммет, несмотря на острые скулы, четко очерченный контур лица и выдающийся нос, свойственный людям со сложным характером, как сказал ему однажды знакомый психолог, считавший физиогномику ценным методом определения типа личности человека, таковым являлся лишь отчасти. Его бы, пожалуй, очень позабавили мысли мисс Боцарис, если бы он имел возможность их прочесть. Сам он себя таинственным отнюдь не считал. Скорее чужим.
Эммет чувствовал себя чужим на этом празднике. Он приехал сюда по доброй воле и прекрасно знал для чего, но это не мешало ему по некоторым, не всегда очевидным причинам, испытывать какой-то внутренний дискомфорт. На его счастье, размеренная беседа и общество приятной молодой девушки способствовало улучшению общего эмоционального фона.
-Мне кажется, он был крепким человеком, может быть с хорошо развитой мускулатурой. Он должен был оставаться в прекрасной форме, чтобы выживать в то время, когда у людей не было почти ничего из того, что есть теперь, – предположил Эммет, переведя взгляд снова на один из портретов, висевших на стене. – Вообще это забавно, и вы были полностью правы, когда сказали, что гены могут проявлять себя по-разному. Они передают программы в большей степени не следующему поколению, а через поколение, то есть Ваши гены будут не у Ваших детей, а у Ваших внуков. А у Ваших детей – гены Ваших родителей. Помню, что подумал тогда, когда впервые прочитал статью об этом в возрасте четырнадцати или кажется даже пятнадцати лет. Мы это в каком-то смысле новое воплощение наших дедушек и бабушек или даже прадедушек и прабабушек. Если думать об этом так, как думает мальчишка-подросток, то можно поверить и в реинкарнацию на псевдонаучном уровне. Но я кажется отвлекся от основного вопроса. Я думаю, что у нашего общего предка были голубые глаза, как у того человека, напротив портрета, которого мы с вами стоим. Голубые глаза — признак рецессивный, а карие — доминантный. Я заметил, что точно такой же цвет глаз у хозяйки замка, и, если память меня не подводит, а такое бывает редко, у её мужа тоже. А Ваши, – он снова повернул голову в сторону своей собеседницы, и они встретились глазами. – И как я мог так ошибиться? Ваши не менее редкого желто-зеленого цвета. Полагаю, что у мисс Вальтер они должны быть такими же, как и у её родителей. Голубые.
Ему вдруг стало интересно взглянуть на девушку, чтобы убедиться в своей догадке. У Эммета также был светлый цвет глаз, но в отличие от Вальтеров-Картеров он отливал холодным серебром. Это было то немногое, что досталось ему от матери.
-И да, Вам очень идет этот наряд, – заметил Вандерберг. – Чем Вы занимаетесь в повседневной жизни? Я имею ввиду, когда не нужно носить наряд 19 века, – он улыбнулся и его улыбка как бы намекала на то, что это была неудачная, но все же попытка пошутить, чтобы снять оставшееся напряжения.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Торжество блистательного века


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно