НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Сюжетные мероприятия » Вперед, навстречу к приключениям! Пора будить морских чертей.


Вперед, навстречу к приключениям! Пора будить морских чертей.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]<div class="episode">

<div class="episodetitle">Вперед, навстречу к приключениям! Пора будить морских чертей.</div>
<div class="episodepicture"><img src="https://picua.org/images/2019/08/09/0c4a14f36f667a9c00e3a6b6a7b73ed2.gif" alt="альтернативный текст"></div>
<div class="episodenamegame"><a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Тобиас Эленорский,</a> <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Серафин Росс,</a>   <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Герхард Зельцман,</a>   <a href="#" style="color: #6e6a6a;font-family: Lobster;">Бернард Шварц</a>  </div>
<div class="episodetime">Время действия: 17 - 19 мая 1881 года</div>
<div class="episodedescription"><p>Бригантина под названием "Лореллея" пустилась бороздить просторы моря Кельн. Капитан корабля Бернард Шварц, бывалый морской волк и знатный тезейский исследователь, набрал команду и пустился на поиски загадочного острова, истории о которых читал в свитках, которые нашла его команда в последнее плавание. Разумеется, истинная причина заставившая Шварца отправиться в путь осталась исключительно между ним и ещё парой надежных людей. Его Величество же свято убежден, что бригантина "Лореллея" отшвартовала от причала, чтобы исследовать архипелаг Кельн, где по словам ученого должны были находиться свидетельства пребывания тартумов.<br>
В процессе плавания корабль попадает в серьезный шторм, который не сулит команде ничего хорошего... так чего стоили поиски Шварца и стоили ли они того?</p></div>

</div>

[/html]

+2

2

Тобиас стоял на палубе у планшира, задумчиво глядя на безбрежный зеленовато-голубой простор. В океан юноша влюбился с первого взгляда, как только увидел его... А на второй день плавания, понял, что это навсегда.
Но сегодня настроение было смутным. И не потому, что погода начинала портиться - шторма Тобиас не боялся. Не потому, что вечерами порой становилось несколько грустно, вспоминался дом, мама, тихие вечера у камина... Пожалуй, он и сам не смог бы сказать, почему внутри шевелится странная тревога, от которой делается неуютно и даже океан с всеми его чудесами сейчас радует не так, как обычно.
Ветер резким порывом промчался над кораблем, сильнее выгнув паруса, бросив в лицо горсть соленых брызг. Молодой барон машинально стер с лица капли и снова вгляделся в горизонт. Там, почти растворяясь в голубом небе, висели белые облачка. Юноша вздохнул. Снова вспомнился тот мальчишка-конюшонок, с которого, собственно, и началась такая перемена в его судьбе. Нет, вряд ли между ними возникло бы что-то серьезное... Но все равно, Тобиас не отказался когда-нибудь снова увидеть мальчика. Хотя бы просто узнать, как он живет.

Отредактировано Тобиас Эленорский (09.01.2022 13:28)

+2

3

БЕРНАРД ШВАРЦ

Капитан Шварц хмурился, однако беспокойство его было вызвано не столько непогодой, сколько тем, что ему казалось, будто прошлым вечером из-за плохой видимости на море они сбились с намеченного курса. Он не оставлял свою безумную идею найти таинственный остров, координаты которого были начертаны на найденной им карте, однако, теперь, как ему казалось, сделать это будет гораздо сложнее.
Бригантина под названием «Лореллея», уже вторые сутки бороздил просторы Кельнского моря, однако пока суши было не видно. Шварц был непривередлив во время путешествий, поэтому обходился немногими вещам и принимал пищу всего два раза в день, полагая, что пустой желудок способствует умственной деятельности. Голодный человек способен на большее, нежели человек набивший себе брюхо, поскольку таковы законы природы, как говорил один его знакомый ученый-естественник, придерживающийся мнения, что говеть полезно не только во время священного поста.
Однако сейчас желудок капитана напомнил о себе неприятным журчанием, которое, к счастью, заглушил звук волн, ударяющихся о корму и бока бригантины. Это отвлекло Шварца от тягостных мыслей и напомнило о том, что пора бы немного подкрепиться. Он ещё раз посмотрел на небо, а затем опустил взгляд на неспокойные морские волны, а затем подозвал одного из своих моряков.
-Если погода станет хуже, пусть сразу зовут меня, – скомандовал Шварц и проведя пальцами по волосам, которые стали влажными из-за непогоды, направился вниз, в каюту. По дороге он услышал песню. Её исполнял топограф, который, как приметил капитан, отличался веселым заводным нравом и мог своими шутками рассмешить, даже морского черта. Усмехнувшись краем губ, мужчина собирался продолжить намеченный путь, когда в очередной раз столкнулся с побледневшим бароном Эленорским.
«Не приведи Всесоздатель откинется от страха», – подумал капитан, смотря в его помутневшие голубые глаза.
-Вам не здоровится, барон? – подойдя поближе громко произнес капитан Шварц, пытаясь перекричать волны. – Может быть плотным обед поможет вам собраться с мыслями? – предположил он, после чего пригласил к себе. – Извольте составить мне компанию, сейчас как раз время подкрепиться.
Он повернул голову в сторону темнеющего горизонта и положив свою широкую ладонь на плечо Тобиаса, поспешил успокоить:
-Не переживайте, на море такое случается. С нами ничего не случится, – в этот момент волны слегка подтолкнули корабль, будто морской бог коснулся его пальцем и пригрозил самонадеянному капитану.
-В любом случае внизу теплее и уютнее. Скоро ветер стихнет, и мы снова расправим паруса. Вон, посмотрите на герра Зельцмана. Думаю, что наш штурман уже напоил его элем. Знатный эль. Правда, голову кружит не хуже, чем морской шторм, поэтому я против того, чтобы его проносили на корабль.
Он хотел было добавить «однажды я уже лишился из-за этого корабля», однако посчитал, что будет опрометчиво говорить об этом впечатлительному юноше. Заниматься исследованиями имея свое собственное судно гораздо проще, однако многочисленные связи, которыми обжился Шварц за время своего нелегкого пути в качестве исследователя, позволили ему заручиться рекомендациями и получить желаемое судно, когда его собственное пришло в негодность.
-Так что, вы составите мне компанию?

+2

4

«Антуриум — храбрость, неординарность, страсть»

Inter arma silent musae. Но с началом войны замолчали не только они. В столь нелегкое время сократился простор и для развития науки. Идея кругосветной экспедиции любого характера, о которой мечтал увлеченный исследователь флоры и фауны, превратилась в утопию для романтичных мечтателей, бесконечно оторванных от реальных событий. Корону теперь обоснованно волновали лишь военные мощности, полноценное обеспечение армии и безопасность страны. Разумеется, и свободное судно найти стало сложнее в разы.
Барон же Серафин Аурелиус фон Траудель цу Россланд, известный в светском обществе как пацифист, вегетарианец и неприятель вина, никогда не отличавшийся страстью к политике, отныне к делам государственным охладел окончательно. Как и к личности Гельмута II Янга, что по отношению к монарху Тезеи было не очень-то справедливо с его стороны.
Вообще-то Гельмуту барон должен был быть благодарен! В силу недавно состоявшегося личного знакомства с королем и положительному впечатлению, которое форлакский молодой ученый сумел произвести на правителя, его пока не коснулась ни мобилизация, ни, тем более, служба. Даром, что Серафин сам для себя исключал шанс когда-нибудь стать обладателем военного чина или единственным землевладельцем фамильных угодий и конезаводов как графства Россланд, так и графства Траудель. Дай ему волю, барон бы и вовсе родное поместье продал ради поддержки науки в стране! Впрочем, большое количество старшей родни эту мысль также делало совершенной утопией.
Тем не менее, в экспедицию Серафин всё же отправился. Произошло это благодаря ещё одной встрече в столице, где натуралист «Золотого Рассвета» разговорился с известным исследователем и путешественником, прославленным научным сообществом герром Бернардом Шварцем. Пусть сферы их интересов разнились - в то время как Россланда волновали классификаторы редких существ и растений, Шварц больше был увлечен вопросами истории, а именно исследованием древнего племени тартумов, следы культуры которых обнаружены были им на островах архипелага Кельн - в материальной поддержке, инструментарии и самой возможности отправиться в плавание они нуждались оба в равной мере. Учитывая отдаленность искомого архипелага и островной характер изучаемой области, барон Россланд имел существенный шанс обнаружить какие-то эндемичные виды и встретить в этом удаленном от цивилизации месте уникальных животных магической природы, что было для него ценней всего на свете. Особенной удачей являлось и то, что капитаном бригантины «Лореллея», на которой они собирались совершить своё плавание, являлся сам Шварц... Тут включался уже прагматизм, присущий даже таким неординарным тезейцам как Серафин Аурелиус, прослывший «чудиком» в светском обществе Турма, но при этом являвшийся личностью храброй, позволявшей себе выбиваться из этого общества. Если в процессе совместного странствия столь разные по характеру, но в равной мере охваченные страстью к науке ученые смогли бы на чем-то сойтись, то оба получили бы надёжных партнеров и верных друзей в дальнейших своих экспедициях. В конце концов, стать членом уже существующей и сплоченной команды для Россланда показалось куда более легкой задачей, чем сколотить свою собственную, особенно с его-то навыками коммуникации, а опыт Шварца Россланд очень уважал.
Так что теперь, всецело удовлетворенный удачно сложившимися обстоятельствами, растрепанный Фин, облаченный в тёмно-синее шерстяное пальто и длинный бесформенный шарф бирюзового цвета, обернутый вокруг шеи трижды, но всё равно свисавший до пола, поднялся на палубу и с надеждой смотрел в беспроглядную белую мглу - то ли тяжелые от влаги облака, а то ли туман, равномерно плывущий над водами Кельнского моря.
Привыкший к морским путешествиям с юности, барон, являвшийся к тому же магом воды, находящимся в лоне подвластной стихии, морской болезнью не страдал и не испытывал дискомфорта от того, что корабль немного штормит. Он лишь дышал просолившимся воздухом, молча слушал, как бьются зеленые волны о штевень, и смотрел в глубину, думая о плывущих под ними волшебных русалках, блестящих цветной чешуей, мифических винторогих нарвалах и легендарных чудовищных кракенах, чьи размеры при этом позволяют им скрыться в бескрайних глубинах морей. Немного Серафин поразмышлял и о том, что корабли парадоксально часто называют именами женщин, несмотря на поверье, что море, мол - дама, и очень ревнивая, а потому и девиц с неохотой берут пассажирками.
- Лоре-лей, Лорелей, Лореллея, - волшебник словно пытался распробовать имя бригантины на вкус, всё крутя его на языке, как мятный леденец, - Как бы не сталось чего...
Вид на море был не то чтоб особенно разнообразный или живописный, а погода не слишком то располагала к прогулкам по палубе, поэтому, постояв на холодном и мокром ветру, пробирающем через пальто до костей, волшебник решил возвратиться в центральный салон корабля, чтобы выпить чашку горячего чая из имбиря с облепихой, который он в порядочном количестве нарочно заготовил для странствий, поскольку это сочетание растений, по его разумению, было прекрасной профилактикой простуд и других, присущих мореплавателям, хворей. Ведь болеть в путешествии некогда и неуместно! И, конечно, в каюте его дожидался путевой дневник, который дотошный ученый привык вести с раннего детства, пусть и писать сегодня в нем было особенно нечего.

Отредактировано Серафин Росс (10.01.2022 00:40)

+3

5

Ощутив спиной чье-то присутствие, Тобиас обернулся, отрываясь от своих размышлений и встретил обеспокоенный взгляд. Капитан, герр Шварц... Кажется, тоже чем-то встревожен.  Юноша слегка улыбнулся подходящему к нему мужчине.
- Ничего страшного, герр капитан, просто морская болезнь. Скоро пройдет... Благодарю за приглашение, я охотно его принимаю.
Ну прямо как в светском обществе... Хотя, отчасти, так оно и есть. Но кто бы знал, как надоедает порой прикрываться маской приличий и воспитанности, не позволяя себе быть самим собой... Хотя, юноша прекрасно понимал, что попытка вести себя как те же матросы, не чураясь порой крепкого словца, вызовет недоумение в кают-компании. Ну как же - он ведь барон, сын знатного человека...
Идя следом за господином Шварцем, Тобиас на пару секунд оглянулся на еще одного ученого, присутствовавшего на бригантине. Герр Серафин Росс, равный ему по титулу, но намного превосходящий по знаниям и опыту. Вот уж кто чувствовал себя в море как дома... Юноше даже показалось, что между профессором и океаном существует тайное родство. Снова кольнуло легкой грустью - ему самому еще очень далеко до высокообразованного спутника.
Внезапно пришла мысль - а что, если улучить момент и подойти к Россу? Говорят, он даже учебники для студентов писал... Так, может, поделится толикой своих знаний с еще одним любознательным юношей?

Отредактировано Тобиас Эленорский (11.01.2022 14:21)

+3

6

Крепкий эль хорошо лег на желудок и согрел душу Герхарда, чему он был несказанно рад. Он редко пил в море, однако в этот раз все сошлось один к одному: море было неспокойным, ветер холодным, а штурман чрезвычайно убедительным. Зельцман быстро прикончил одну чарку, а затем принялся за вторую и эль незаметно затуманил его разум. А, казалось бы, пился он легко и на грудь ложился также!
«Что бы нам сделать с пьяным матросом,
What shall we do with the drunken sailor,
Что бы нам сделать с пьяным матросом,
What shall we do with the drunken sailor,
Что бы нам сделать с пьяным матросом»

Герхард принялся напевать одну из хорошо известных всем служивым матросам песню «What Shall We Do with the Drunken Sailor», чем знатно повеселил своих благодарных слушателей и сделал их путешествие чуточку веселее. Зельцман никогда не боялся быть смешным, поскольку это не претило его чувству собственного достоинства. Куда больше он боялся выглядеть глупо, хотя в настоящий момент скорее всего не отдавал себе отчета в том, что именно так и выглядел бы в глазах высокого общества, если бы они увидели его в таком состояние.
«Нужно ещё выпить!» – подумалось Герхарду, когда один из матросов, подпевавших ему, пригубил из своей чарки. Однако сказать это он не успел, поскольку корабль неожиданно мотнуло и ему пришлось сконцентрироваться на том, чтобы удержаться на весу.
Герхард сидел на краю и держался за один из тросов, поэтому, когда его повело в сторону двое весельчаков отвлеклись от распития эля и помогли ему принять прежнее положение.
-Я обожаю море! – во всю глотку закричал Зельцман и громко расхохотался, подставляя лицо навстречу порывам ветра. – Я обожаю море и ту свободу, которое оно дарит! Тысяча чертей!
-Ваше благородие будьте осторожны, – крикнул штурман, который наблюдал за происходящим с яруса выше. Его попыталась перекричать чайка, поэтому до опьяненного слуха Зельцмана дошли лишь слова «Ваше благородие».
-Госпожа разлука! – в ответ крикнул он.
«Ваше благородие, госпожа разлука,
Мне с тобою холодно вот какая штука.
Письмецо в конверте погоди, не рви...
Не везёт мне в смерти повезет в любви!»

-Вам не в офицеры бы идти, а в актеры, - усмехнулся в усы один из матросов.
-Никогда бы не променял море на сцену, Йенс! Море – это жизнь! Свобода! Море – это и есть любовь. Только на море я чувствую себя по-настоящему живым, друг мой.

+1

7

«Молодило — экономность, хозяйственность»
Прежде, чем приготовить согревающий облепиховый чай, которым можно было бы угостить капитана и членов команды, Серафину пришлось возвратиться в каюту, добыть пузатый чайник из стекла - не лучший материал для чайника, честно признаться, однако более легкий и несомненно дешевый, чем экзотический костяной камагуэйский фарфор, не жалко разбить в путешествии - а также нужные припасы, которые хранились в холщевых мешочках, не дающих ингредиентам запреть и сохранявших их прекрасное качество, но, увы, пропускающих запах. Впрочем, польза от этого тоже имелась. Каюта Серафина, что было весьма предсказуемо, пропахла как травяная аптека, приобретя свой особый уют.
На камбузе - в тесной комнате, имевшей у матросов жутковатую славу и называемой не иначе как «Царством скверны», барон перекинулся аккуратным приветствием с коком. Хозяин кухни авторитетом у команды не пользовался, а был фигурой скорей осуждаемой и по началу не шедшей на компромиссы с бароном. Причина тому была веская: малая грузоподъемность бригантины порождала собою чрезмерную экономию пресной воды, а стало быть и антисанитарию на кухне, что явно не способствовало качеству приготовляемых блюд. Возможно потому часть команды предпочитала соблюдать очень строгий распорядок питания? А тут ещё и пресловутый «файв-о-клок», с которым до кока позавчера докопался барон, притащивший свой чайник!
Однако... Бароном же этот вопрос был улажен. Раскрывать все секреты пневматик, конечно же, не торопился, но, выполняя своё обещание, утроил запасы воды, путём «термической дистилляции», да ещё завернув целый дискус о том, что в природных условиях лед, покрывающий океаны и моря, получается пресным.
Тут коку не хватило умственного потенциала и знаний, чтобы достоверно понять -  человек от науки барон иль богомерзкий алхимик, но Серафина он зауважал, а качество кухни на «Лореллее» заметно повысилось. Иметь в команде мага воды весьма экономно, не правда ли? Жаль только законы Энигмы запрещают раскрывать эту тайну для смертных... Так что «термической дистилляции» для объяснения в целом хватило.
Итак, спустя не более четверти часа, Серафин появился в салоне всё в том же пальто и шарфе, такой же растрепанный, но с лицом, излучающим самодовольство, и чайником, заполненным золотистым ароматным настоем, в руке.
- Герр Капитан, - с явно звучащим уважением в голосе поприветствовал Серафин Бернарда Шварца, кивая ему, - Ваша милость, - второй приветственный кивок предназначался барону Эленорскому, молодому картографу, участвующему в их экспедиции.
Барон Эленорский казался Серафину оптимистичной и открытой персоной, и оттого испытывающий трудности в общении с людьми пневматик ещё больше тушевался перед тем, чтобы первым завести с ним беседу. Ему отчего-то казалось, что такие восторженные молодые господа, каким ему виделся Тобиас, принимают его за «кабинетную крысу», своими умными речами вызывающую лишь беспросветную скуку. Однако, предложить барону чая было вопросом воспитания и этикета:
- Желаете ли чая, господа?
Впрочем, приглядевшись к происходящему лучше, Серафин быстро понял, что со своим настоем имбиря в точности выглядит как занудный ботаник - похоже, господа уже вовсю пили эль, извлеченный из закромов капитана - но не смутился, поскольку в такой ситуации в силу своих индифферентных взглядов в отношении хмеля попадал он нередко.
К тому же, в этот момент бригантину ощутимо тряхнуло, так что стеклянная крышка, венчавшая чайник, соскочила, давая возможность напитку расплескаться до самого дня. Но реакция хозяйственного мага была на удивление быстрой, а потому он успел щелкнуть пальцами левой свободной руки у себя за спиной и, совершая простенький магический фокус, который выглядел со стороны как хорошо отработанный трюк или невиданная ловкость рук, просто поймал нарушившую все законы гравитации массу жидкости обратно в чайник.
- Ох, похоже начинается качка! - захлопывая стеклянную крышку обратно, прокомментировал он встревоженным голосом, - Погода изрядно испортилась, герр капитан.

Отредактировано Серафин Росс (20.01.2022 02:08)

+2

8

На камбузе уже царило веселье. Еще  один их спутник, герр Зельцман, весельчак и балагур, успел уже хватить пару порций крепкого корабельного эля и вовсю распевал песни. Своей общительностью он за немыслимо короткий срок успел снискать неподдельную любовь матросов, однако, Тобиас, несмотря на такую популярность офицера и его, что греха таить, привлекательную внешность, все-таки старался держаться с ним сдержанно-вежливо. По крайней мере, пока... Присматривался, пытаясь понять, что это за человек.
Гер Росс тоже не заставил себя ждать, явившись на камбуз с чайником в руках. И пахло от этого чайника травами... Запах куда более приятный, чем запах эля.
- Добрый день, - улыбнулся юноша в ответ на приветствие. - Благодарю вас, от чая не откажусь.
Хмельного сейчас просто не хотелось, не говоря уж о том, что Тобиас вообще не имел к нему пристрастия. Возможно, матросы правы и эль действительно способен помочь, когда тебя укачивает на волнах... Однако же, лучше уж воспользоваться более знакомым и привычным способом справляться с этой неприятностью, чем экспериментировать. Во всяком случае, сейчас.
А качка и впрямь крепчает... Бригантину хорошо тряхнуло. Юный барон устоял на ногах благодаря природной ловкости, но это отвлекло его и он пропустил причину восхищенного возгласа матросов. Кажется, герр Росс сумел чем-то удивить этих простодушных людей...

+3

9

БЕРНАРД ШВАРЦ

По обыкновению капитан предпочитал обедать в своей каюте, которая была разделена на две части. В одной части располагался кабинет, главным украшением которого был большой дубовый стол, а за ним находилась дверь, где он почивал. Однако в тот момент, когда они с бароном спускались вниз, он услышал разговор, который пришелся ему не по душе и передумал.
-А знаете, пойдемте-ка лучше в общий зал, – развернувшись к Тобиасу, сказал мужчина, а затем поймав какого-то мальчишку, который был похож на поваренка, велел ему передать повару, что они с бароном отобедают вместе с остальными.
Внимательно выслушав наказ капитана, поваренок побежал в сторону кухни. Когда он скрылся за очередным поворотом, Шварц задумчиво почесал подбородок, а затем будто бы опомнившись развернулся на девяноста градусов и продолжил путь в новом направлении.
-Насколько мне известно, вы желаете стать картографом. Виной тому страсть к приключениям и романтические позывы души или же нечто иное? – поинтересовался капитан пока они шли. – Помнится, когда я был примерно вашего возраста, меня крайне занимали истории о дальних берегах. Любил читать биографии первооткрывателей. Мечтал, что однажды стану одним из них.
Несмотря на то, что Бернард Шварц был весьма известной личностью в научных кругах, первооткрывателем он так и не стал. Однако от мечты своей не отказался, поэтому держал курс на таинственные берега, до которых по слухам так никто и никогда не бывал, а если и случалось такое, то не возвращался. Впрочем, юный барон не знал в чем заключается истинный интерес капитана, поэтому мог спать спокойно.
-Помню, как читал истории из дневника Гюнтера Бругге. Слышали про него? – поинтересовался мужчина, продолжая незатейливый разговор уже когда они разместились за одним из столов. – Гюнтер первым приплыл к южным островам, на которых жили племена плотоядных аборигенов. Он чуть было не стал главным блюдом на их столе, однако… однако, – Шварц не успел договорить, поскольку в тот момент к ним подошел поваренок. Пока мальчишка расставлял посуду, капитан осматривался по сторонам.
Он заметил, что многие матросы были подвыпившие и разозлился, поскольку в такое время употреблять спиртное казалось недопустимо и опасно. Одно дело напоить не бывавшего в дальних плаваниях юнцы, вроде Зельцмана, и совсем другое нахрюкиваться самим. Шварц сжал в руках вилку. Казалось, что ему хочется воткнуть её кому-то промежглаз.
-Приятного аппетита! – сказал поваренок и удалился.
-Что ж, хоть что-то остается неизменным. Как говорится, война войной, а обед по расписанию.
В этот момент к ним подошел барон Россланд.
-Добро, Ваша милость. Мы нынче с герром Эленорским вначале решили отобедать, и если пожелаете можете присоединиться к нам, – сказал капитан, скосив взгляд в сторону покачивающихся в такт волнам матросам. – Вот уж кому точно не помешал бы чай для бодрости, – буркнул он.
Корабль неожиданно тряхнуло и Шварц машинально вцепился в край стола. Тарелки поехали вниз, но к счастью не успели скатиться и упасть.

+2

10

«Дубовые листья — дружба, гостеприимство»
- Премного благодарен Вам за приглашение, герр Капитан, - почувствовав сердитые интонации в голосе Бернарда Шварца, ответил Серафин, стараясь так же ловко, как и в случае с чайником, балансировать на тонкой грани тактичности.
Конечно, вряд ли гнев гера Шварца мог быть как-то связан непосредственно с Россландом и его самоуправством относительно чая, да и не заметить не в меру веселого настроения корабельной команды внимательный биолог не мог, но в данной ситуации поддерживать эту веселость он вряд ли мог бы позволить себе. Также как и излишнее морализаторство, способное испортить его репутацию у матросов, вместе с их аппетитом.
- О, я исключительно рад, что чай пришёлся к месту и ко времени! - отвечая с улыбкой барону, который выразил радость отведать напитка, проявляя тем самым похвальную благовоспитанность и располагающее дружелюбие, Серафин было собирался уже наполнить его чашку, но вспомнил, что до сих пор пребывает в столовой в пальто, нарушая одновременно и светские нормы и санитарные правила относительно верхней одежды в обеденных залах. От сего осознания рассеянному магу стало крайне неловко, и он даже почувствовал, как вспыхнули от волнения кончики ушей и покрытые веснушками щеки.
- Ох, прошу меня извинить, господа! - поспешно стаскивая с шеи шарф и снимая пальто, барон с некой долей неряшливости сложил свои вещи на невостребованный стул, оставленный чуть поодаль стола, - Жизнь в пути и размышления о научной ценности нашего с вами предприятия сделали меня совершенно рассеянным! - под пальто у барона оказался классического кроя костюм - сюртук, жилет и брюки - как это подобает достойному сыну Тезеи. Вот только выбор ткани, коричневато-оливковой, был крайне непопулярен с точки зрения элегантных столичных господ. Не менее странным и провинциальным мог показаться столичному «денди» и выбор Серафином аксессуаров - к примеру бабочки из атласа неожиданного в этом комплекте сине-чернильного цвета или ботанической вышивки гладью, которую можно было заметить под сюртуком только лишь при движении - лаконичная дубовая ветвь на левой полочке жилета, прямо над сердцем. Была ли эта вышивка творением рук просвещенной матушки Серафина, графини фон Россланд цу Траудель, или же «соулмейта» его, Ипполиты, а может и какой-то неизвестной в светском обществе дамы, но совершенно верно роднила его с теплым образом жителя отдаленного графства, известного коннозаводчика и вместе с тем неизвестного мага-целителя, графа Уве фон Россланда. Что же, так оно и бывает - семейные черты не скроешь никакими костюмами!
Не задающийся ни своей родовитостью, ни уровнем образования, без лишних диалогов барон смиренно и по-простому разлил чай в чашки вначале капитану и барону Эленорскому, а после всем желающим членам команды, не обидевшись даже на то, что самому ему досталось лишь только половина чашки. Сев, наконец, за стол и улыбнувшись добродушной улыбкой, он попробовал чай, чтобы еще раз убедиться, что заварен он как подобает, и позволил себе поинтересоваться:
- Герр Капитан, - испытывая благодарность и уважение к Бернарду, Фин называть его никак иначе и не думал, - Позвольте поинтересоваться: как специалист в отношении культурно-исторической составляющей быта тартумов, как бы вы охарактеризовали связь этих племен с океаном? Я полагаю, жизнь островитянина во многом зависит как от природы течений, так и от географии дна. Может ли статься, что древние знали куда больше о безопасности или опасностях, что таит наш маршрут, много больше чем мы, даже располагая современными инструментами и знаниями? - затем, посмотрев на Тобиаса, он решил, что вопрос о географии дна будет уместнее задать картографу, - Как вы считаете, Ваша милость, на сегодняшний день эту местность можно назвать достоверно известной науке в отношении тектонических плит и течений? - похоже, начинающаяся буря волновала Серафина на интуитивном уровне, поэтому о течениях в этой части морей магу хотелось знать больше.

Отредактировано Серафин Росс (21.02.2022 02:09)

+1

11

- Вы правы, герр капитан, - улыбнулся барон. - И романтика, и жажда приключений... И. кроме этого, я с детства мечтал увидеть мир не только из окна родительского дома. Одно дело читать записи опытных путешественников и совсем другое - увидеть все это своими глазами.
На камбузе капитан продолжал хмуриться, явно недовольный происходящим, А вот герр Росс, напротив, весьма дружелюбно улыбался и эта добродушная улыбка располагала  к нему еще больше.
- Я полагаю, что островитяне, живущие в этих краях поколениями, действительно знают о здешних течениях и особенностях дна куда больше, чем мы, - отозвался Тобиас на вопрос Серафина. - Наши же исследования пока еще только начаты и, думаю, что не ошибусь, если скажу, что нас ждет немало удивительных открытий.
То, что в этих исследованиях он принимает участие лично, весьма воодушевляла юного барона. Да и какой мальчишка в его возрасте откажется от возможности увидеть и изучить что-то новое?
- Однако, господа, похоже, что океан решил проверить нас на прочность, - заметил Тобиас. когда корабль вновь ощутимо качнуло.

Отредактировано Тобиас Эленорский (16.05.2022 13:36)

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » Сюжетные мероприятия » Вперед, навстречу к приключениям! Пора будить морских чертей.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно