НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Лекарство от хандры


Лекарство от хандры

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/0011/93/3d/1027/42750.jpg


▼▼▼
♫ SIAMЙS - Summer Nights ♫


• Название эпизода: Лекарство от хандры;
• Участники: Фелисети Аллен, Грегори Уайт;
• Место, время, погода: 17 Марта 2025 года, кофейня "Espresso song";
• Описание: Как бы мы не отрицали это, но негативные эмоции - часть нас самих, и полностью избавиться от них, как от ненужного мусора, невозможно. Можно только забыться, отвлечься на что-то простое и понятное, что способно стать приятным лекарством от хандры;


Отредактировано Грегори Уайт (25.01.2022 10:49)

+1

2

Время шло, а боль от потери ни как не хотела заживать. Эта была зияющая дыра, что порой еще и кровоточила. Не так часто, как в первые месяцы, но так же явственно, ярко, будто не было этих месяцев. Время от времени накрывала. Это происходило неожиданно, ударяя прямо в грудь и будто выкачивая в первые секунды весь кислород. Конечно, если подходить с логикой, то можно было догадаться, что накрывало меня лишь в определенный период времени. Можно было составить календарь, запастись успокоительными травами. Брат, да и я старалась жить дальше. Надеялась, что боль от потери любимых родителей, хоть немного притупится. Станет легче дышать. Ведь должен наступить такой момент. Должен. Я должна отпустить родителей, вот только маленькая девочка не хотела отпускать невидимую руку мамы, не хотела переставать слышать папы, продолжать ощущать улыбки. Всегда был брат, но я ощущала себя маленькой принцессой. Мир будто вращался вокруг меня. Раз и мир исчез. Лишили всякой нежности, любви. Брат остался, но это было лишь одна треть того, что было раньше. Понимала, что пока в мою жизнь не придет новый человек и не закроет эту дыру, легче не станет. Лечит не время, лечат люди.
Так говорила мама.
Раньше я любила весну. Это время года всегда было для меня особенным. В середине апреля день рождение. Весной всё оживает, в том числе чувства и эмоции. Люди чувствуют прилив сил, будто открывается второе дыхание после сонливой и серой зимы. Весна предвестник лета - настоящего отдыха, отпусков и свободы. Я любила весну за буйство появляющихся красок в природе, что постепенно обрастали планету. Меняются оттенки неба. Белое полотно зимы начинает оживать, просыпается зеленый, проглядываются остальные цвета в цветах, листьях, закатах. В прошлом году я отказалась отмечать день рождение, но согласилась сходить с братом в ресторан и получила подарок. В новой школе большинство даже не догадывается когда оно. Да и не нужно. Близких друзей у меня нет, хоть и сама отчасти в этом виновата. Может не готова закрыть эту самую дыру, а возможно, просто уже есть человек на это сокровенное место.
Проснувшись даже не поздоровалась со своими соседками и уже догадавшись какое у меня настроение, точнее его отсутствия, больше не обращались ко мне.  Собиралась я на автомате. Душ, водные процедуры, причесать и заплести волосы. Одеться и тут уже со знанием бросить в рюкзак блокнот и карандаши. Не думая, но уже понимала, что вновь прогуляю лекции. Буду выслушивать лекцию от Директора, но об этом не узнает брат. Я попрошу об этом. В очередной раз. Хотя, возможно, и сегодня всё может пойти и по другому сценарию.
Стараясь никому не попадаться на глаза, осторожно выскользнула за пределы школы. В ушах наушники. Маршрута нет, как и нет цели. Просто абстрагироваться от всего и вся. На время позволить боли тебя поглотить. На время, чтобы она ушла на следующее утро, или хотя на после завтра, хотя бы на третий день. А грустной я буду уже в любом случае в течение недели. Знаю. Главное не использовать магию. Главное находиться подальше от людей и их эмоций. Эмпатия в купе со своими всепоглощающими эмоциями явно сведет меня с ума. Медленно брела по улицам мало изученного мной города. Поворот, еще один, развернуться и уйти, так как там группка студентов что-то оживленно обсуждают. Прохладное, серое утро начало сменяться более светлым днем. Слушая музыку, порой даже не обращая на слова в песне, казалось будто ухожу в некую параллельную вселенную. В некий астрал. Сколько прошло времени не могла сказать, хотя могла спокойно посмотреть. В такие дни я стороной обходила все кофейни и кафешечки стороной, но известной причине. Но тут проходя одну кофейню, остановилась. Шаг, поворачиваю голову. Шаг и в окне вижу пустоту, как в неких фильмах ужасов. Шаг и замираю. Постояв пару минут, понимаю, что понедельник - первый рабочий день. Время утреннего пред рабочего кофе закончилось. И там тишина, только видно как двигаются картинки на экране телевизора. Видимо, чтобы бариста совсем не заскучал. Небольшое, в меру уютное, но слишком открытый зал. Впрочем, как и положено кофейням. Нет уединенных столиков, даже угловые будто в "компании" с остальными. Что же меня побуждает открыть стеклянную дверь и сделать шаг внутрь - не знаю. Скорее тут играет роль, что мне нужно все же выпить хотя бы кофе, обмануть организм, а то в последний раз была в столовой, вроде вчера на ланче. С аппетитом определенно беда. Хорошо, что брат не знает. Вечером он обязательно позвонит, и в разговоре успеет пожурить, что не пришла к нему в обеденное время, после занятий. Лишь скажу, что было много уроков.
Пока не замечала работника кофейни, даже звук телевизора был неким фоном, не привлекая более внимания и не разбирая фраз героев, что произносили. До сих пор не знала куда сесть и, наверно, глупо стояла в центре зала. Останавливаю свой выбор в самом углу, на противоположной стороне от окна. Но перед тем, как опуститься на мягкое сидение и откинуться на спинку, все же подхожу сделать заказ. Чтобы совсем не казаться чокнутой. Встречаюсь взглядом с мужчиной и негромко произношу:
- Добрый день, сэр. Можно мне латте карамельный?

+2

3

Когда человек выходит из долгой комы, изменившийся мир – а ведь он развивается, никогда не стоит на месте – ему кажется чуждым: то, к чему привыкло его сердце, теперь либо не существовало вовсе, либо стало другим, неузнаваемым. Ему приходится заново учиться жить в реальности, из бурного течения которого он выпал. Так и я, вырвавшись из ловушки временной петли, пытался вновь ощутить себя частью этого преобразившегося мира, однако, как бы я не пытался себя утешать, разрыв в семнадцать лет – это не полгода, проведенные в бессознательном скитании между жизнью и смертью. Это больше, ощутимее и… больнее.

Открыв дверь – на ней висела табличка, где аккуратным шрифтом было напечатано, что заведение на данный момент закрыто – небольшой, но весьма уютной кофейни, расположенной на одной из красивых улиц Смоука, я ступил внутрь пустынного зала. Только мягкий теплый свет, льющийся с многочисленных ламп под потолком по кирпичным стенам, выдавал чье-то присутствие. Я сделал шаг вперед.

- Мереди? – я громко произнес имя девушки-студентки, что должна была работать сегодня со мной в смене; взгляд невольно упал на приоткрытую дверь за барной стойкой, ведущую в техническое помещение. – Доброе утро. Ты как-то рановато.

- О, ты уже тут? Доброе утро! – из небольшой комнаты, скрытой от взглядов посетителей, тотчас выпорхнула миниатюрная смуглая девушка, одетая в светлую рубашку и держащая в руках фартук, где на груди была вышита эмблема кофейни. – Так ты тоже как-то рановато пришел, не находишь?

- Да, есть такой за мной грешок… - я как-то сдержанно усмехнулся и направился в комнату, право входить в которую было только у нас с ней, потому что я также являлся рабочим персоналом в «Espresso song».

Валенштайн, огромный город, ставший мне родным домом на многие годы, сильно изменился за семнадцать лет… но не я. Сознание, потерянное в далеком 2008 году, нелепо противилось, отрицало, что я по волею судьбы оказался выброшен из мерно текущего потока времени: принять новые правила этого мира, будто бы с разбега нырнуть в бездонную прорубь с ледяной водой, было… сложно для меня, и поэтому я покинул столицу, приняв предложение своего приятеля:

- Послушай, Грегори, не нужно бросаться в омут с головой, - сказал он мне, едва мы распрощались с нашими «братьями» и «сестрами». – Не заставляй себя привыкать ко всему. Это все будет, просто… Тебе надо больше времени. Не день и не два, понимаешь? Человек – это такая тварь, что ко всему привыкает, так что и ты привыкнешь, не переживай. Наш, чтоб его, век достаточно долгий… Это ты вечно куда-то спешишь, - он устало выдохнул и посмотрел мне в глаза, продолжив уже чуть тише и с горьким волнением в голосе. – Я хочу тебе помочь, Грегори, сильно хочу, как и все наши, и поэтому я хочу предложить тебе переехать в Смоук. Помнишь, как-то там бывали? Так вот, он почти не изменился, да и я там с семьей осел, дети в местной школе учатся. С жильем на первых порах помогу, как и с работой – кофейня у меня там есть. Небольшая, конечно, но посетители захаживают, - он замолчал, бросив хмурый взгляд куда-то под ноги, и положив руки себе на бока. – Я туда поеду завтра утром. Если будешь готов принять мое предложение, то… буду ждать тебя здесь в девять.

И я согласился.

С тех пор прошло около месяца – и чуть меньше пары недель, как это было официально оформлено – стал бариста: встречал первых посетителей, вырвавшихся из тепла собственных домов, с первыми лучами солнца и провожал последних, что уже уходили, растворяясь в густой темноте ночи. Жизнь в Смоуке действительно оказалось другой. Наверное, ее можно было сравнить со старой нерасторопной черепахой, бесцельно идущей куда-то вдаль. Но, как ни странно, такая жизнь, лишенная бесконечной гонки за временем, оказалась мне нужна.

Я бросил взгляд на телевизор, висящий на стене возле входа, - на время, что крохотными цифрами отображалось в углу, пока на экране страстно танцевали и горячо пели песни новые звезды этого времени, и усмехнулся – утренний переполох, когда люди отчаянно жаждали выпить кофе перед работой, давно закончился, и его тотчас сменило затишье, которое продлится примерно до вечера. Конечно, даже в такой «штиль» к нам все равно приходили посетители за своей чашкой эспрессо или американо, но их было мало, очень мало.

Размяв шею и потянувшись, я принялся протирать барную стойку, чтобы хоть как-то развеять нахлынувшую скуку, вслушиваясь в музыкальные клипы. Их простой и задорный мотив, кочующий из одной песни в другую, расслаблял и успокаивал, хотя я и понимал, что подобное не являлось чем-то стоящим. Скорее, было продуктом массового производства.

Неожиданно звякнул колокольчик, одиноко висящий под дверью, и я тотчас поднял голову – увидел робко вошедшую и оглядывающуюся по сторонам посетительницу. Достаточно юную на вид, но не это заинтересовало меня в ней, а то, что в ее крови чувствовался магический след. И то, что на ее лице была зачерствелая печаль.

- Добрый день, - с улыбкой отозвался я. - Не «можно», а «нужно».

Что ж, она – посетительница, желающая карамельный латте, а я – бариста. Бросив беглый взгляд на кофемашину и проверив в ней запасы, я включил ее. Приятный запах терпкого кофе тотчас окутал меня, словно игриво дразня, и я, вбирая в легкие этот аромат, стал взбивать молоко до воздушной пены. Следом – перелить в бокал, аккуратной тонкой струйкой добавлять кофе, а затем – карамельный сироп. Аккуратно посыпать корицей и, слегка нахмурив брови, достать небольшое блюдце, а на него положить – небольшое печенье, взятое с витрины, с крупными шоколадными кусочками.

- Ваш латте готов, - окликнул я посетительницу, пробивая на кассе стоимость напитка. – А это, - я взглядом и кратким кивком указал на сладость, - небольшой подарок.

+2

4

Мимолетный взгляд на бариста, пропустить мимо ушей приветствие и лишь на автомате киваю. Скорее всего даже не почувствую вкуса кофейного напитка. Это одновременно странное и уже родное чувство апатии. Если бы не брат и соседки по комнате, то возможно и не ела все эти дни. Организм не живет, лишь существует. Поддерживаю силы, создаю видимость. Для кого? Для всех. Чтобы не показаться слабой, не показывать, что мне может быть больно. Меня учили быть сильной. Я владею силой огня, разве может быть по другому. Нельзя, чтобы большая сила внутри меня завладела мной. Погубила.
Оставляя мужчину наедине с кофемашиной, все же опускаюсь в самом углу на мягкий диванчик. Лишь ощущения дискомфорта в области спины подсказывает, что лучше снять рюкзачок. Пока еще в реальном мире мыслями решаю достать блокнот и карандаши. Попробовать перенаправить свои эмоции на рисунок. Бумага всегда терпит без звука. Хотя и такое бывает, когда огонь вырывается и начинает пожирать бывшую древесину. Сообщение от брата, болезненно игнорирую сообщение. Не надо, чтобы самый близкий и родной человек переживал за меня. Я взрослая, справлюсь.
Резкий взмах ресниц, когда в мое личное пространство врывается мужской голос. Откровенно успела забыть про заказ, что вообще нахожусь в кафе. Смотрю на бариста в первые секунды и не понимаю, что именно от меня хотят. Сначала в нос ударяет знакомый и любимый аромат кофе и только потом поднимаюсь, чтобы рассчитаться.
- Спасибо, — говорю слегка запоздало, но успеваю во временной промежуток этики. Взглядом мазнула по блюдце, но даже не взяла за расчет, так как определенно ничего не заказывала кроме латте. Поэтому меня удивило, когда блюдце пододвинули в мою сторону. - Но я не... - внимательно посмотрела на мужчину. Что-то мне подсказывало, что отказа точно не примут. А еще поняла, что актриса из меня плохая, хотя и скрывала свое состояние не шибко рьяно. - Спасибо, сэр.
Все - таки рассчитываюсь и ухожу к своему месту, но на пол пути спотыкаюсь и падаю. Не плашмя, конечно. Одним коленом ударяюсь знатно, но кошкой шиплю когда свежесваренный (горяченный!) кофе обжигает ногу. Чашка падает на пол, впрочем, как и блюдце с десертом. Ладони на автомате "летят" к очагу боли. В попытках унять боль, в хаусе хаотичных апатичных мыслей поджигаю колготы. Маленькие язычки пламени охватывают ткань. Слезы появляются в зеленых глазах. Выдыхаю, после казалось адски долгих секунд. Хотя меня скорее отрезвили голоса из вне. Может бариста, возможно телевизор или новый посетитель. Выдыхаю и "забираю" огонь. Кожа красная, но ожога от своего огня не получила. Колготки, конечно, испорчены. Слезы идут от какого-то бессилия.
- Я... Я... Уберу всё. - Перевожу вес тело и руками дотягиваюсь до осколков посуды. Поднимаюсь. Юбка не задерётся, оправится сама. А себя приведу в порядок уже в уборной. Встаю и подаю баристе осколки, хотя блюдце из-под десерта каким чудом не разбилось. - Могу и затереть, только если позволите обработать кожу. Жжется... - последнее слово вышло как-то совсем по - детски. Выдыхаю горестно. - За все заплачу.
Ухожу в уборную. Там смотря на себя в зеркало и понимаю, какую ужас видят окружающие. Бледное лицо на фоне такой неестественной рыжины волос. Опускаю ладони под воду и сначала мою их. Потом осторожно снимаю колготки и кидаю их в урну. Теперь не погуляешь, но до школы смогу дойти и не замерзнуть сильно. Юбка средней длины, кроме морального ущерба не сильно пострадала. Прикладываю ледяную ладошку к покрасневшей кожи икр Кажется, будто лишь более, но после становится легче. Вытираю осторожно салфеткой. Собираюсь выйти, но кидаю еще один взгляд в зеркало. Волосы, их нужно все же прибрать. Коса хоть и держится, но волоски по вылазили. Выдыхаю. Обо что я вообще могла запнуться. Неужто так сильно задумалась, что сама себя калечу. Как - то стало слишком горестно. Захотелось в эту же минуту оказаться в объятиях брата. Расплакаться. Побыть маленькой девочкой, но не могла себе позволить. Ни как нет. Стараюсь придать лицу отрешенный вид. Упала и упала, ничего серьезного. Со всеми бывает.
- Давайте заплачу за битую посуду, еще одно кофе и уберу тут за собой... - говорю, выходя из уборной. Поднимаю взгляд на мужчину и виновато смотрю на него.

+1

5

Взгляд девушки, что мгновением ранее был безжизненно пустым, отчужденным, неожиданно ожил: в нем промелькнуло легкое удивление, смешанное с детской растерянностью. А я молчал, продолжая с подстегивающим интересом ждать от нее последующей реакции. Скорее всего, она не ожидала такого жеста от меня, незнакомого бариста этой кофейни, но мне почему-то захотелось приободрить ее, так как чувствовал на подсознательном уровне необъяснимую тяжесть, тянущую девушку во мрак. Возможно, потому что подобное состояние, когда вместо души – лишь сквозная пустота, мне было хорошо знакомо. Очень хорошо.

- Не волнуйтесь, это действительно подарок, Ваш счет неожиданным образом не вырастет, - я попытался успокоить посетительницу, в чьем сердце схлестнулись сомнения.

В конце концов, девушка приняла мой небольшой подарок, и я снова улыбнулся – все же был доволен. В любом случае, от одного печенья, испеченного с насыщенным шоколадом, из моей зарплаты сильно не убудет, но, если этот сладкий «подарок» сможет развеять грозовые тучи, нависшие над душой девушки, это будет лучший исход.

Как только посетительница забрала свой заказ, я сразу же отвернулся от барной стойки, встав лицом к кофемашине. Взял рядом лежащую тряпку, чтобы смахнуть с ее поддона неаккуратно сорвавшиеся с фильтра капли, но тотчас резко отложил ее в сторону – по ушам звонкий лязг разбившейся посуды и сдавленное, полное сдерживаемой боли, шипение, в нос – горький аромат (сильный!) свежеприготовленного кофе, приправленного сладким сиропом и… жженой тканью. Я, почувствовав шумные удара сердца, в котором встрепенулось волнение, мгновенно обернулся. По телу – холодный озноб.

Девушка, не успевшая отнести кофе к себе за столик, лежала на полу в окружении рассыпанных черепков-осколков кружки, а рядом с ней, подобно растекшейся лужи крови, - разлитый кофе. Я, не теряя времени, быстро вылетел из-за барной стойки и ринулся на помощь к посетительнице, попавшую в объятия злой неудачи.

- Вы в порядке? – взволнованно спросил я, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться с холодного пола, однако моя повисшая в воздухе рука осталась проигнорирована – девушка поднялась на ноги сама. – Не переживайте, это всего лишь несчастный случай, - постарался я успокоить ее, заверив, что произошедшее – случайность, способная грозной бурей настигнуть каждого. – Я сам все уберу.

Осторожно, чтобы самому не рассечь кожу острыми краями, принял осколки, что протянула мне незнакомка, и направился к мусорке. Отряхнув руки и протерев их салфеткой, я заглянул в служебную комнату и щелкнул по выключателю. Нервно замигав, задребезжав, подобно сдуваемому ветром пламени, тусклый свет неохотно разлился по помещению. Несмотря на то, что я мог хорошо видеть во мраке, ориентироваться все же было проще – и гораздо быстрее – с освещением, пусть даже оно и было невообразимо скудным.

Мой взгляд метнулся к заваленному различным хламом стеллажу – бегло рыскал меж полок, выискивая среди них черную тканевую сумку Мередит, что некоторое время назад, еще до прихода этой девушки, отлучилась в ближайший магазин за специями. «Надеюсь, ты не сильно разозлишься на меня за то, что я копошился в твоих вещах, - мысленно протянул я, ощущая вязкую горечь сожаления на корне языка, как только вытащил с нижней полки ее сумку и раскрыл ее. – Но я просто знаю, что у тебя с собой всегда есть ворох различных лекарств…»

С небольшим трудом я нашел наполовину опустошенный тюбик мази, спасающей от ожогов, и маленькую упаковку медицинского бинта, в остальные блистеры таблеток я не особо вглядывался – не было смысла. Как только я покинул служебное помещение, посетительница уже вышла из туалета, в который она спешно убежала, словно боясь столкнуться лицом к лицу с осуждением за разбитую посуду; в ее глазах – невидимые слезы, что могли в любую секунду стать жидким хрусталем.

- Вот, возьмите, - осторожно произнес я, протягивая девушке тюбик и бинт. – Можно этим обработать ожог, чтобы не было никаких осложнений. А насчет кофе не переживайте, я сделаю еще один, Вы же за него заплатили, - снова попытался улыбнуться, но улыбка, легшая на мое лицо, сама вышла скудной, виноватой. – Не переживайте за случившееся, это мне нужно было предупредить Вас, что кофе горячий – Вы же не со льдом его заказывали.

0


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Лекарство от хандры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно