НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Исторический период: 1881 год » Встреча у Фехлеров


Встреча у Фехлеров

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

ВСТРЕЧА У ФЕХЛЕРОВ

https://64.media.tumblr.com/66152b1b15bb92c85fc853e37d8de8e1/cc4b8b26f863c4da-03/s250x400/d0bf06917ad96b56355981237244ceacefdff50c.gif
https://64.media.tumblr.com/7efa4bacfdb4136ba65ea748029c2ef6/2b17046042b5614b-c1/s400x600/761dde7f524a2f42743a61d07c1b8fb9cc76cbdb.gif
https://i.pinimg.com/originals/77/cc/c7/77ccc70616beca22469af92521341c94.gif

Время и место действия: 17 мая 1881 год

Участники: Мария Фредерика фон Готтлиб, Юлиан Леттенхоф

Прошлым вечером Мария Фредерика стала гостьей мадам Фехлер, проводившей прием в родовом особняке. Чтобы развлечь гостей она пригласила также чернокожую ведьму, однако шоу вышло из-под контроля. И у всех гостей, включая Марию, остались незабываемые впечатления. Она даже решила навестить фрау Фехлер, предварительно получив у той разрешение.
В тоже самое время особняк Фехлеров, хозяином которого оставался брат Софии-Терезии, навестил герр Леттенхоф, у которого была назначена с ним встреча. Поводом для этой встречи послужили какие-то дела по поводу спорного участка земли, расположенного между двумя графствами.

Отредактировано Мария фон Готтлиб (12.07.2022 00:38)

+1

2

[NIC]Софья-Тересия Фехлер[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/T8FBy9s/1.jpg[/AVA]

После вчерашнего вечера фрау Фехлер потребовалась настойка из валерьяны, чтобы забыться глубоким сном. Мероприятие, которое должно было стать важным событием для светского общества обернулось настоящей катастрофой, ставшей не только достоянием общественности, но и отличной пищей для городской прессы.
-Ваш чай с ромашкой, фрау, – положив на стол чайную пару, горничная сложила руки на переднике и спросила: – может быть отправить за доктором?
Софья-Тересия, которая сидела на кресле прижимая ко лбу влажную тряпку подняла на неё покрасневшие от усталости и нервного напряжения глаза и махнула свободной рукой, дав понять, что сейчас это будет совершенно неуместно. Когда горничная удалилась с открытой веранды, на которой хозяин поместья и его сестра в хорошую погоду пили чай по утрам, легкий ветерок принес с собой аромат душистых роз.
Фрау Фехлер отложила влажную тряпку в сторону и взяла в руки утреннюю газету. Заголовок на главной странице кричал: «Спиритический салон в доме Фехлеров – дверь ад!». Прочитав его, Софья Терезия потянулась за ромашковым чаем, чтобы успокоить внутреннюю тревогу, нахлынувшую от воспоминаний.
Прошлый вечер действительно оказался весьма запоминающимся. Приглашенная для развлечения богачей чернокожая ведьма и её помощники смогли создать нужную атмосферу, и, вероятно, все прошло бы так, как предполагала Софья-Тересия, если бы не одно «но». Тем же вечером у неё на пороге оказался старый знакомый, который был в немилости у короля, и хоть его присутствие в доме по сей день оставалось тайной для всех, кроме неё и, пожалуй, доктора Картера, те изменения, что произошли с ним у неё на глазах, до сих пор стояли перед внутренним взором. Его преображение стало причиной, по которой на чердаке начался пожар.
Вероятно, от поместья Фехлеров могли остаться одни только огарки, если бы пожар пошел дальше и перекинулся на другие этажи. Впрочем, верхние этажи так или иначе теперь нуждались в ремонте. Собственно, с целью найти хорошего мастера старший брат Софьи-Тересии и покинул дом ранним утром совсем позабыв о том, что он должен был встретиться с герром Леттенхофом.
О прибытии последнего сообщила горничная, когда в следующий раз пришла на веранду. Её брат Йозеф Фехлер - теперешний хозяин поместья, сын отставного военного и гражданского служащего, тайный советник, юрист и председатель Турмского окружного суда, являлся человеком весьма известным в дворянских кругах. К нему нередко обращались за помощью в весьма деликатных вопросах связанных с землей или семейным правом.
-По всей видимости Йозеф запамятовал о встрече, – предположила Софья Тересия. – Проводи нашего гостя в гостиную, предложи чай, а я сейчас выйду.
У неё было совсем немного времени, чтобы привести себя в порядок, поэтому она решила, что будет достаточно надеть чистое платье и прибрать волосы в высокую прическу, с чем ей и помогла другая девушка, прислуживающая дома.
Фрау Софья-Тересия Фехлер спустилась к гостю спустя чуть меньше пятнадцати минут после его прибытия. Ему уже сообщили, что хозяина нет дома и принимать его будет она, предложили, как и было велено чай, а затем оставили одного.
-Прошу меня простить за задержку, герр Леттенхоф. Полагаю, вы уже слышали о том, что произошло вчера. Мой брат был так встревожен этим событием, что, вероятно, забыл о назначенной вам встрече. Мне очень жаль. Могу я предложить свое общество пока вы его ждете?
Они присели напротив друг друга. Им не требовалось быть представленными друг другу, поскольку им уже доводилось общаться в прошлом, пусть и знакомство было не слишком близким этого вполне хватало.
-Позвольте поинтересоваться, как ваши дела? Я давно ничего не слышала о вас и смею предположить, что вы уже должно быть обзавелись семьей?

+2

3

Юлиан Леттенхоф был весьма опечален тем фактом, что граф Фехлер не сыскал времени, которое можно было бы уделить кучерявому брюнету. Настроение более чем шести фунтового шкафа неуклонно начало падать, а в голову лезли далеко не самые приятные мысли.
"Времени и так особо нет, так Йозеф еще и занят оказался. Каждый раз так.  А ведь я ему говорил, что излишняя беготня, которая выплывает из его сверхтрудолюбия - до добра не доведет. Но я уж точно не ожидал, что всё сложится таким образом..". От недовольства Леттенхоф поджал свои губы, устремив взгляд в окошко.
Там как раз открывался прекрасный вид на имение, и имелась возможность еще больше уйти в собственные мысли, разглядывая пейзаж, чем Лютик и решил заняться. А всё потому, что из кучерявой головушки не выходил совсем недавний разговор с неизвестной леди, который мог вылиться в небольшое приключение как минимум до соседнего бутика. Но, судьба часто преподносит нам не самые хорошие сюрпризы, которые остается лишь принять и надеяться, что дальше будет лучше. Возможно, граф Леттенхоф и вовсе позабыл бы ту "девчушку" в "экстравагантном" одеянии, если бы не тот самый миг, когда мужчине пришлось самоотверженно встать на защиту прекрасной леди от ужасной и пугающей грязной лужи, решившей, что сегодня отличный денек для того, чтобы кому-то её испортить. Именно тогда, невольно нарушив личное пространство Марии, Лютик почувствовал..печаль от того, что они вынуждены будут расстаться.
"И чего я там об этом задумываюсь то?" пронеслось в мыслях зеленоглазого графа, что прищурено наблюдал за пташками на деревьях, благо зрение пока что позволяло. " Может, дело в её камеристке? Как там её..Шлоссер или Шлюссер..." Юлиан невольно улыбнулся кончиками губ, вспоминая, как вызывал самое настоящее негодование на лице Шлоссер в те моменты, когда позволял себе "лишнее". Но, мысли опять вернулись к Фредерике, отчего сам Лютик нахмурился, и улыбка растаяла, не обещая вернуться впредь.
"Мне это не нравится". Вновь помрачнел статный кавалер, и его поведение было весьма обоснованным. Ибо будучи человеком, который привык ни от чего не зависеть, брать по максимуму, следовать исключительно своей логике и "интуиции" - он не мог не воспринять в штыки тот факт, что в последнее время мысли так и норовят выскочить из под холодного контроля мужчины, отправиться в неспокойное плавание.
Дальнейшее рассуждение прервала вошедшая в зал дама. Мгновенно став любезным, Лютик одарил Софью теплой улыбкой и нежным взглядом. Тут же отворачиваясь от окна, он перекинул всё свое внимание на Тересию, давая таким образом понять, что её общество куда интереснее, нежели какой-то там картины за окном.
-Ничего страшного, герр Фехлер  занятой человек, а наш с ним разговор несет куда более..дружественный характер.- уклончиво обронил Леттенхоф, тут же аккуратно беря чашку в руки. До этого, он даже не прикасался к ней, что было видно по полной чашке. Скорее всего, Леттенхоф считал, что лучше попивать в компании, тем более зная, что эта самая компания скоро появится. -Я рад вас видеть, фрау Фехлер. - вполне искренно сказал Юлиан, слегка подавшись вперед.
- Рад, что вы проявляете интерес к моим делам и семейному положению, но спешу вас расстроить,уважаемая Софья- Тересея,  что дама, которая могла бы покорить мое сердце и потопить стену льда - пока что не сыскалась. - Лютик улыбнулся, обращая последние слова в меньший уровень серьезности.
- А что же касательно остального, то на счастье, всё идет в гору. Вот, матушка поправилась. Ну, вы знаете, её эта болезнь, что не утихает уже долгие годы, вроде как взяла паузу, чему я безумно рад. - история с любимой матушкой занимает совершенно отдельную беседу, о чем Лютик прекрасно понимал, и потому поспешил задать встречный вопрос:
- Фрау Фехлер, я надеюсь, вы себя хорошо чувствуете? Мне довелось сегодня утром прочитать пару громких заголовков на первых страницах газет,и я , право, забеспокоился. - глаза изумруды выдавали самую настоящую озабоченность этим вопросом.

+3

4

Мария Фредерика была крайне взволнована тем, что произошло прошлым вечером. Она осталась под большим впечатлением от темнокожей колдуньи и тех способностей, которые как ей казалось та продемонстрировала на общее обозрение. Её нельзя было назвать глубоко верующей, однако, как и всякая тезейская дама, принадлежащая светскому кругу, она исправно посещала собор и хорошо знала священную книгу Бытия. Мария Фредерика полагалась на внутреннее чувство, которое подсказывало ей, что жизнь после смерти существует, и что завершая свой земной путь через какое-то время не обремененная земными тяготами душа отправляется в большое путешествие. Ничто и никто не заставил бы её усомниться в этом.
Впечатлительная девушка, снедаемая чувством вины, полагала, что душа графа фон Готтлиба не могла упокоиться с миром, поскольку его жизнь была прервана насильственным образом. Будучи в разумной степени суеверной, она боялась, что его призрак будет преследовать её и стыдить за малодушие, недостойное порядочной вдовы.
Услышав страшный рев в тот вечер похожий на рычание адских псов, Мария Фредерика поверила и в существование ада, и в то, что чернокожая женщина, представшая перед благородными господами в дорогом одеянии, обладает способностью взывать к душам умершим. Какая же ересь!
Мария Фредерика проснулась с твердым желание и намерением навестить этим днем фрау Фехлер, даже несмотря на то, что приходить в гости без приглашения было верхом бестактности для человека, который не является близким родственником или хорошим другом семьи. Однако её было не остановить. Незадолго до того, как они с камеристкой покинули дворец, Мария Фредерика направила в особняк Фехлеров послание, в котором изложила свое желание навестить хозяйку. Ей показалось, что этого будет достаточно для соблюдения правил хорошего тона.
Молодой человек, которого отправили с письмом задержался в дороге. Мария Фредерика опередила его на пять-десять минут. Дворецкий был удивлен её появлением, но не выдал этого. Пригласив их в холл, он направился в гостиную, где Софья-Тересия беседовала с герром Леттенхофом. Прервав их разговор коротким стуком и получив разрешение войти, он сообщил, что в особняк прибыли ещё гости.
-Мария Фредерика фон Готтлиб, вдова покойного герра фон Готтлиба со своей камеристкой, просит извинение за то, что приехала без приглашения, но хотела бы встретиться с вами, чтобы справиться о вашем здоровье, – сухо отчеканил он.
Спустя несколько минут Марию Фредерику и её камеристку пригласили в гостиную. На ней было неизменно черное платье, верх и низ которого украшало тонкое серебристое кружево. Пожалуй, это было единственное, что выдавало в ней человека, который не так давно пережил утрату. На нежном личике девушки светилась улыбка.
-Прошу меня простить за это вторжение, фрау Фехлер, – поспешила извиниться Мария Фредерика, – но я была так обеспокоена тем, что произошло вчера, что даже плохо спала. Я должна была убедиться, что с вами все в порядке, чтобы успокоить свое сердце.
Её взгляд скользнул на молодого человека, с которым судя по всему беседовала хозяйка дома до того, как они прибыли в особняк, и узнала в нём человека, что встретился ей в салоне шляпок. Мария Фредерика поспешила поздороваться и с ним. Она присела в неглубоком реверансе, а после того как фрау Фехлер официально представила их друг другу, сказала:
-Неожиданно было встретить вас здесь, герр Леттенххоф, но встреча безусловно приятная, – подкрепив слова теплой улыбкой, она присела на кресло, которое предложила ей занять Софья-Тересия.
Камеристка осталась за пределами гостиной, поэтому графу оставалось лишь догадываться о том, где она и чем сейчас занимается.
«Удивительное совпадение», – подумала про себя Мария Фредерика.

+3

5

[NIC]Софья-Тересия Фехлер[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/T8FBy9s/1.jpg[/AVA]

-Что ж, уверена, что вы непременно найдете достойную спутницу жизни и познаете с ней все радости семейной жизни, – отозвалась Софья-Тересия, когда собеседник заверил её, что пока не появилась та женщина, что могла бы растопить его сердце.
Она предположила, что граф Леттенхов относится к тому немногому числу мужчин, что до сих пор надеются жениться по любви, а не исключительно для того, чтобы укрепить свое положение. Впрочем, Софья-Тересия была также уверена, что он не отказался бы совместить и то, и другое. Хорошо, когда супруга не только хороша собой, не глупа, но и имеет за душой хорошее приданное, которое может укрепить положение мужа. Такое в нынешнее время было большой редкостью.
К сожалению, не все высокородные девицы на выданье обладали милым личиком, покладистым характером и добротным преданным. Зачастую чего-то в этой формуле все же недоставало.
Сама фрау Фехлер не познала радости супружеской жизни и была, если называть все своими именами, старой девой. В её возрасте надеяться на замужество уже не приходилось, хотя в молодые годы, в период дебюта, у неё было много поклонников. Однако всем им она отказала в милости. Это породило много слухов в обществе. Говорили, будто Софья-Тересия была когда-то влюблена в тезейского офицера, но он был ей неровня и им пришлось расстаться. Впрочем, правда это или нет остается в тайне по сей день.
-Передайте своей матушке мои лучшие пожелания, – сказала Софья-Тересия, – я очень рада, что ей стало лучше. Не так давно я познакомилась с одним хорошим доктором. Непременно напишу ей письмо о нём. Быть может, его участие поможет ей окончательно избавиться от недуга, – она сложила руки на ноги, которые закрывала пышная юбка платья.
Вопрос герра Леттенхофа снова всколыхнул воспоминания о прошлом вечере в памяти Софьи-Тересии. Она не могла с уверенностью сказать, что за изменения произошли с её другом, который стал причиной пожара левого крыла, но до сих пор пребывала под впечатлением от увиденного.
-Не верьте всему, что пишут, – ответила фрау Фехлер, подкрепив слова теплой улыбкой, – газетчики любят раздувать. Вы должно быть слышали, что в моду вошли спиритические салоны. Так вот, я вчера решила устроить один из таких салонов, и даже пригласила для этого женщину, у которой есть особый дар, чтобы поразить своих гостей. Однако на чердаке особняка произошло возгорание и, – она не успела договорить, поскольку в гостиную постучали.
На пороге появился дворецкий, который сообщил о том, что к Фехлерам прибыли ещё гости.
-Проводите фрау фон Готтлиб к нам, – попросила его Софья-Тересия, и когда он скрылся за дверями, снова вернула свое внимание графу Леттенхофу, – надеюсь, вы не будете возражать, если к нам присоединиться ещё один собеседник. Фрау фон Готтлиб весьма милая девушка. Совсем недавно она стала вдовой. Ужасная смерть. Ночью на особняк графа напала челядь и убили всю его семью. Его супруге чудом удалось спастись.
Спустя несколько секунд на пороге оказалась и сама Мария Фредерика, которая поспешила оправдать свое появление.
-Не стоит извиняться, Мария Фредерика, – поднявшись, чтобы поприветствовать девушку, сказала Софья-Тересия, – мне приятна ваша забота и внимание. Вы всегда приятный гость в этом доме.
Даже если бы это было не так, Софя-Тересия не могла позволить себе выразить недовольство по поводу появления девушки. Она была мила и казалась совершенно невинным ангелочком, пусть и облаченным в черное платье, которое совсем не шло к её лицу.
-Присаживайтесь. И позвольте мне представить вам графа Юлиана Леттенхофа. Граф, познакомьтесь с графиней Марией Фредерикой фон Готтлиб, – она опустила слово «вдовствующая», поскольку оно было необязательным, а их собеседник теперь и так знал историю этой девушки, поэтому лишнее упоминание о том, что её супруг покинул этот мир было излишнем.
Когда они все трое присели каждый в свое кресло, фрау Фехлер взяла инициативу в свои руки и поспешила успокоить свою гостью, сказав:
-Не беспокойтесь за меня. Я уже чувствую себя гораздо лучше. Доктор посоветовал пить ромашковый чай и чаще гулять, что, собственно, советуют почти все доктора, – она глухо засмеялась, а затем добавила, – но с другой стороны, должны же у нашей достопочтенной прессы появиться горячие новости! А что может быть более «горячее», чем пожар? Это вы меня извините за то, что так все получилось. Честно говоря, я не думала, что все закончится таким образом. Зато теперь у меня есть непередаваемый опыт организации спиритических салонов. Скажите, герр Леттенхоф, а вы верите в жизнь после смерти? – неожиданно поинтересовалась она вовлекая его в беседу.

+3

6

Юлиан Леттенхоф, признаться, совершенно не ожидал, что судьба - плутовка предоставит ему очередную возможность увидеть даму, с которой довелось пересечься совсем недавно. Как истинный джентльмен, которому присуще проявлять "рыцарские качества", широкоплечий граф покинул кресло, дабы подойти к Марии Фредерике, и поцеловать своими теплыми губами её нежную ручку. Его взгляд изумрудных глаз был направлен исключительно на очи Фон Готтлиб.
–Рад вновь лицезреть вас, фрау Фредерика. – обронил Леттенхоф, всё же делая шаг назад, к креслу. 
Мужчина с удовольствием слушал разговор двух особ, изредка поглядывая в сторону окошка. Там, за ставнями, разыгралась удивительно хорошая погода, прямо таки зовущая трепетное сердце Леттенхофа принять участие в скачках, что состоятся совсем скоро. Но, сейчас было явно не до этого, да и тем более глубокоуважаемая София-Тересия поспешила вовлечь черноволосого Цветочка в разговор на довольно таки щекотливую, интересную тему.
– Боюсь, мое мнение на этот счет вас нисколько не удивит, а возможно даже разочарует, фрау Фехлер. – Признался Юлиан, слегка подавшись вперед и вздохнув.
–Я отношу себя к той самой горстке людей, считающих, что после смерти наступает совершенное..ничто. Как.сон, только без сна. –  Изрёк Юлиан, пробежавшись своими глазками по лицам барышень, с целью увидеть их реакцию на столь "сухое" мнение.
–Всем нам в жизни доводилось засыпать, и не видеть снов, не так ли? – он поднял вопросительно свои густые брови, – мы отдавали свое тело во власть Морфея, но иногда наше сознание не получало ярких красок, образов, фантазия не разливалась в трепетном порыве показать что-то причудливое, и мы окутывались в бездну беспамятства. Время проходило, наступало утро, а сна не было, но и поток самого времени не ощущался...–  Граф взял небольшую паузу,чтобы вновь вобрать воздуха, попутно откинувшись обратно на спинку, и уже с легкой задумчивой миной продолжил:
–И я думаю, что после смерти мы как раз таки погружаемся во что-то..подобное. Мы не чувствуем себя, не ощущаем поток времени, и ..и всё на этом. Нас просто нет. –  на довольно таки пессимистичной ноте Леттенхоф окончил, вновь подняв глаза в сторону Софии, будто то, что он скажет дальше, больше относится к ней.
– А все эти спиритические салоны я считаю самой настоящей бутафорией. В конце концов, люди постоянно ищут новые способы развлечь себя, ведь мы имеем очень плохое свойство - "Привыкать". –Можно было заметить, как зеленоглазый мужчина едва заметно улыбнулся кончиками губ.
– Единственное, что всегда будет оставаться в моде - казни, дуэли, и прочие, страшные события, в которых присутствуют самые настоящие, потаенные страхи и эмоции человека, что заложены в глубине души. А что касательно этих салонов, то..–вновь усмехнувшись, и взяв принесенную чашечку чая, он продолжил, – думаю, не успеет минуть год, как про них забудут, ну или по крайней мере точно потеряют такую весомую популярность как и сейчас. Поэтому я рад, что вы, фрау Фехлер, откинули после этого несчастного опыта какие либо попытки вновь попытаться открыть спиритический салон. –  внезапно он слегка прищурился, будто заподозрил что-то неладное, и с легкой иронией в голосе решил всё таки выдать свою заинтересованность:
– Вы же не собираетесь, я надеюсь, вновь объявлять об открытии какого нибудь салона? –  в голосе чувствовалась ничем неприкрытая заинтригованность. Но попутно с этим, давая Софии время на раздумье, Леттенхоф повернулся в сторону Марии, и одаряя её теплой улыбкой, поспешил задать второй вопрос, только уже по участь Фон Готтлиб.
–А каково ваше отношение ко тенденции популярности этих спиритических салонов? –  Конечно же, Юлиан выслушает ответ сначала Софии, и вне зависимости от того, что ответит фрау Фехлер, граф промолчит, оставив эмоции и реакции при себе.

+2

7

Удовлетворившись ответом фрау Фехлер, Мария Фредерика расплылась в теплой улыбке. Она действительно тонко чувствовала других людей и беспокоилась даже за тех, до кого ей, по большому счету, не должно было быть никакого дела. Причина крылась не столько в её правильном воспитании, сколько в добросердечном отношении к окружающим.
До событий, которые произошли в уделе фон Готтлиба, она внимательно относилась даже к прислуге, полагая, что хорошего отношения достойны абсолютно все люди. Однако она усомнилась в этом, когда увидела насколько жестокими они могут становиться, если их сердца сковывает зависть, а умами овладевает слепая ярость.
-Не может быть! – неожиданно возразила Мария Фредерика, когда граф Леттенхоф усомнился в существование сверхъестественного. – Если бы вы, как и я, находились вчера в гостях у фрау Фехлер у вас бы, безусловно, не возникло сомнений о существование души, – она была удивлена и в глубине души даже возмущена тем, что у человека принадлежащего её кругу могут возникать подобные мысли.
Для Марии Фредерики существование души и, разумеется, загробного мира были непреложной истинной, в которую она безоговорочно верила. Она просто не могла поверить в такой нелепый и страшный конец, когда человек и его сознание просто исчезают, и от него ничего не остается.
-Одна только мысль о том, что после смерти мы просто исчезаем ужасает! – Мария Фредерика говорила довольно эмоционально, но оставалась неподвижна. Разве что её плечи чуть выправились, а сама она немного подалась вперед корпусом. Ей хотелось убедить графа в том, что мир живых и мертвых не так прост, как считают люди совсем не верующие, и она была слишком юна, чтобы понять, что спор едва ли является хорошим способом расположить к себе человека.
Мария Фредерика была простодушна, а оттого порой чрезмерно прямолинейна. Она не скрывала свои мысли от окружающих, поскольку не видела в этом нужды. Ей не была свойственна хваленная жеманность светский леди, хотя она и получила хорошее образование по меркам этого времени. Юная графиня родилась в Гафоне, а его просторные луга и омываемые холодным тартумским морем берега, создавали в её воображение сказку.
Мария Фредерика была мечтательницей до мозга костей. Ей было бы тяжело жить в мире, где у женщин ограниченные права, если бы у неё не было такого богатого воображения.
-Не считаете же вы, что и Эвелона не существует? – поинтересовалась она, бросив взгляд в сторону фрау Фехлер, внимательно наблюдавшей за их небольшой словесной дуэлью. К счастью, в такой дуэли могла пострадать только чья-то гордость, но это, как известно, не приводило к летальному исходу.
-Я не смею Вас просить снова открывать салон, – сказала девушка, обращаясь к хозяйке особняка, – однако, будь на то Ваша воля, то Вы всегда найдете во мне верную помощницу и друга, – Мария Фредерика была бы счастлива помочь фрау Фехлер в устроительстве какого-нибудь очередного салона, хотя она совершенно не понимала ничего в организации подобных вечером. Однако её бойкий характер, который весьма контрастировал с милым личиком и уж тем более черным платьем, буквально прорывался наружу.
Вероятно, ей не стоило так усердствовать. Мало того, что она нарушила правила приличия и заявилась в гости к Фехлерам без приглашения, что у приличных людей могло бы вызвать немало вопросом (все же фрау Фехлер жила не одна, а с братом), так ещё и дерзко выражала свои мысли, вступив в диспут с её гостем. Это было совсем на неё не похоже.

+3

8

[NIC]Софья-Тересия Фехлер[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/T8FBy9s/1.jpg[/AVA]

Фрау Фехлер была более сдержанной женщиной, чем юная графиня, поскольку у неё было уже предостаточно опыта в общении. Ей было хорошо известно, что этот мир в настоящее время полностью принадлежит мужчинам, и принимала правила игры, которые они устанавливали. Возможно, в будущем это изменится, и они смогут получить равные права, однако что-то подсказывало Софье-Тересии, что это произойдет точно не на её веку.
Она спокойно выслушала ответ графа Леттенхофа и мягко улыбнулась ему. Пусть Софье-Тересии и не были близки его мысли о том, что происходит с людьми после смерти, как и её гостье, но они показалиь ей не лишены смысла, что делало их в некотором роде интересными.
Они с Марией Фредерикой были совершенно разными. В сравнении с бойкой графиней фрау Фехлер казалась очень спокойной и уравновешенной. Она была менее импульсивной, но вместе с тем в её словах или жестах не ощущалось наигранности. У нее были большие глаза и мягкие черты лица, но, когда она не улыбалась уголки губ неизменно опускались вниз, из-за чего выражение её лица обретало какую-то толику драматичности.
Реакция Марии Фредерики на слова графа показалась ей также весьма забавной. Она не предполагала, что её невинный вопрос, заданный в первую очередь, чтобы поддержать непринужденную беседу, приведет к коллизии.
-Боюсь мне придется Вас разочаровать, – сказала фрау Фехлер, когда у неё появилась такая возможность, обращаясь в первую очередь к юной девушке, выразившей надежду, что в будущем в этом доме будет ещё один подобный салон, – однако в ближайшее время я не буду готова ни морально, ни физически организовывать что-то ещё. Однако спасибо за поддержку, фрау фон Готтлиб.
Затем, она перевела взгляд на графа, которого, вероятно, должен был порадовать её ответ, и продолжила:
-Не думала, что Вы, мой дорогой друг, столь невысокого мнения о салонах. Должны же мы женщины хоть как-то развлекаться, – она хохотнула, а затем подхватила кончиками пальцев чашечку с чаем. – Уныние один из восьми главных грехов, поэтому не стоит пренебрегать развлечениями. Я давно говорила, что Вам чаще стоит посещать столицу. Пусть Вам и не слишком интересны спиритические салоны, но есть и другие, например, литературные, или музыкальные. Я знаю несколько таких. Раз общество духов Вас не слишком привлекает, то может быть общество живых покажется приятным, и даже интересным.
Фрау Фехлер тонко прошлась, как по месту женщины в обществе, над которым частенько иронизировала, чем, вероятно, могла досалить современным вернайнерам, так и по графу, предпочитающему закрытый образ жизни. С его стороны было просто возмутительно лишать дам своего общества! Такого кавалера, который бы отличался, как хорошим здоровьем, так и весьма достойным состоянием, было не так уж просто найти.
-А заботы о душе давайте лучше оставим тем, кто в этом действительно понимает. Через день будет воскресная месса и я была бы рада, если бы вы оба составили компанию мне и моему племяннику Джорджу.
После того как матушка юного наследника Иозефа Фехлера отошла в мир иной заботы о нём взяла на себя его тетушка. Они иногда беседовали о том, что случается с человеком, когда его призывает Всесоздатель, и она всегда говорила, что он превращается в ангела. Ребенку проще поверить в это, чем в то, что после смерти ничего нет.

+2

9

Юлиана, человека, который привык ко всему подходить хладнокровно, решительно, с расстановкой, весьма удивила столь бурная реакция Марии Фредерики, но мужчина никоим образом не показал этого, оставаясь со своей дежурной полуулыбкой. Граф прекрасно понимал, что сторонников той же идеологии что и он -  не так уж и много, ведь людям хочется попросту верить, что их жизнь необычна, что даже после смерти, наступает очередной переход в неизвестность, а мысли о том, что смерть - полный конец существования - просто абсурдна, и никак иначе!
Отчасти, Леттенхоф понимал таких личностей, и потому, не особо спешил с ними спорить, ведь уже проверено временем, что если человек придерживается определенного взгляда, то его очень сложно будет переубедить, и на это потребуется куда больше времени, нежели одна милая беседа за чашечкой чая.
- Я думаю, глубокоуважаемая Мария, что вам наверняка известно определение слова "Шарлатанство". - Ехидно поддел Леттенхоф, вновь потягиваясь к своей миниатюрной чашечке. В его широких ладонях она и вправду могла показаться игрушечной. - Я не говорю, что у нас не существует души, извольте, я лишь сказал, что смерть является естественным концом для всего живого.  Помнится, один раз у меня завязался дискурс на эту тему со священником. Потеха еще конечно та была. - проговорил Юлиан вполне открыто и даже смея улыбаться в такой момент.
- А что касательно так называемого защитника, то знаете..фрау Фредерика..люди всегда старались как-то описать то, что не могли сами научно обосновать в силу необразованности. Думаю, Эвелона как такового не существует. Возможно, был простой человек, который сделал нечто хорошее на своем веку, за что потом его стали боготворить. Из уст в уста, и таким образом мы имеем то, что имеем. - Юлиан прекрасно понимал, что за такие речи он может, мягко сказать, "упасть" в глазах некоторых лиц, но в данный момент кучерявый граф хотел высказать именно свои мысли, неприкрытые, такие, какие есть.
А услышав о том, что Софья ,к счастью, не собирается вновь прибегать к попыткам открыть спиритический салон, Юлиан улыбнулся еще шире, вновь отпив из чашки. Откинувшись на кресле, он с удовольствием выслушал предложение фрау Фехлер отправиться на воскресную мессу.
- Сочту за честь пойти на мероприятие в вашей компании, фрау Фехлер и фрау Фредерика. - любезно отрапортовал высокий граф, поставив чашечку обратно на стол.
- Касательно клубов, то вы совершенно правы, мне нравится один читальный клуб, я там недавно ознакомился с "Мериме". Весьма..занятное чтиво. К слову, я выражаю истинное спокойствие и умиротворенность тем фактом, что вы оставили попытки касательно салона - позади. - честно признался Цветочек, глубоко вздохнув.
"Забавно конечно видеть столь много эмоций на лице у Марии. Всё же я не зря размышлял о том, что барышня в самом деле не особо переживает о своем покойном муже. Это безусловно наталкивает на определенные мысли." Промелькнуло в голове у Юлиана, но он не решил делиться своими суждениями с дамами.

+3

10

-Да Вы просто ужасный циник и франт, герр Леттенхоф, – возмутилась Мария Фредерика, которая в их первую встречу не была похожа на скучную светскую особу. Она позволила себе дать весьма грубую оценку графу. Можно сказать, Мария сделала то, что мужчины далеко не всегда прощали, даже близким людям. Однако слова сорвались с её уст гораздо раньше, чем она успела обдумать то, что собиралась сказать. Это было весьма опрометчиво. Впрочем, граф Леттенхоф вполне мог счесть подобный выпад в свою сторону глупостью не достойной особого внимания. Тем паче, он и сам грешил острым словцом.
-Не могу поверить своим ушам. Мало того, что вы циник и франт, так ещё и безбожник, – Мария Фредерика сверкнула глазами в сторону графа, которому, как ей тогда показалось, доставляет удовольствие испытывать её на прочность. Она никогда не была глубоко верующим человеком (в общепринятом понимание, разумеется), хотя исправно посещала воскресную мессу, да и время от времени обращалась к Всесоздателю в своих мыслях, однако рассуждения графа на столь серьезные темы, и тот тон с которыми он о них говорил, отчего-то рождало в ней раздражение и желание вступить с ним в спор.
-Чтоб Вам было известно, у меня довольно хорошее образование, граф, – приняв его слова на свой счет, заметила Мария Фредерика, поставив чашку обратно на блюдце так и не прикоснувшись к ней губами. – Я закончила институт благородных девиц, что в графстве Рихтер. Его высоко ценят.
Если бы их разговор услышали матроны, которые преподавали Марии Фредерике правила этикета, они были бы в ужасе от того, что их бывшая воспитанница ведет себя столь дерзко и без стеснения облекает свои мысли в довольно неприглядную форму. Неприглядную опять же с точки зрения существующего представления о том, как должна вести себя порядочная тезейская фройляйн. А вести ей себя следовало скромно, не демонстрируя недовольство и не портить речь излишней эмоциональностью.
За досужим разговором Мария Фредерика совсем забыла о том, что носит сейчас траур по мужу. Да что там! Она даже забыла о причине, по которой на самом деле пришла в гости к фрау Фехлер.
Разумеется, её также интересовало и то, как чувствует себя Софья-Тересия после вчерашнего вечера, однако поинтересоваться об этом было бы гораздо уместнее в письме. Нет, дело было совсем в другом. Мария Фредерика хотела узнать, как ей удалось познакомиться с чернокожей ведьмой, которую гости дома Фехлеров лицезрели на спиритическом сеансе, и где теперь её можно найти? Однако спор с графом отвлек Марию Фредерику от изначальной цели.
-Я с удовольствием составлю Вам компанию, фрау Фехлер, – одарив хозяйку особняка улыбкой, ответила девушка, после чего перевела взгляд на графа. – Вы уверены, что ваши сапоги не начнут дымиться, как только вы переступите порог священного места, герр Леттенхоф?

+3

11

Юлиану, признаться, было одно удовольствие наблюдать за тем, как досточтимая особа не скупилась на лесные комментарии в адрес широкоплечего графа. Тот же, в свою очередь, воспринимал воинственные дифирамбы фрау Фредерики не более как возмущение излишне эмоциональной девицы, которая до сих пор не научилась закрывать свой чудный ротик вовремя.
А когда Мария решила заявить, что Лютик оказывается ещё и безбожник, то тут все таки зеленоглазый посмел забрать слово себе, попутно потягиваясь за чашкой чая и улыбаясь во весь рот.
-  Смею заметить, Мария, да, вы первой решили перечеркнуть правила обращений, не возмущайтесь! - тут же поправился Лютик, и не давая даме что либо сказать, продолжил, - Ну так вот, смею заметить, что я не только, как вы выразились безбожник, циник и франт, но ещё и эгоцентричный, своевольный, порою лицемерный человек! Однако же,  вопреки
всем моим недостаткам - я справедлив! - ощерившись, Леттенхоф отложил чашечку на стол, сделав предварительно небольшой глоток.
Его лицо выражало самое настоящее спокойствие и понимание ситуации, её контролирование. В отличии от Марии, Юлиан отлично совладал с собой и чётко подбирал слова, которые должны были сорваться с его уст. Было заметно, что мужчина собран и тактичен, а его кончики губ лишь дразнили Марию, танцуя в полуулыбке.
- Ах, так значит графство Рихтер? - переспросил Леттенхоф, и в речи его слышался почти ничем неприкрытый сарказм. - Да, вы правы, у этого института имеется репутация. Мне доводилось почитать пару статей об одной девушке, чьей судьбе не позавидуешь, а ведь она была выходцем из столь уважаемого института, причем, в том же графстве, благородная девица. - Обладатель густых бровей вновь решил показать свой оскал, оголив белые зубки, что образовывали наглую ухмылку. Кажется, графу искренно нравилось издеваться над девушкой. Если это так, то вопрос " почему столь импозантный мужчина до сих пор один?" - закрывается, ведь ответ лежит на самой поверхности!
- Ой, я польщен тем, что вы так беспокоитесь о моей обуви. - Нахальный циник отлично изобразил удивление, вполне правдоподобно ахнув и приложив широкую правую ладонь к своему широкому и "любвеобильному" сердцу.
- Но я бы больше беспокоился о вас, глубокоуважаемая Мария Фредерика! - проговорил с некой опаской прозорливый граф, в то время как его глазки таинственно прищурились. Франт подался немножко вперед, словно ему хотелось во  всех красках наблюдать за будущей реакцией вдовы на его пылкие и громкие речи.
- Хочется верить, что как только вы войдете в священное место, то перестанете плескаться ядом, а то бытует мнение, что в церкви за подобное - в самом деле сжигают! - и после сказанного брюнет нагло откинулся на спинку кресла, уже предвкушая бурную реакцию со стороны Фон Готтлиб. Почему бурную? Потому что у Лютика уже успело сложиться небольшое мнение о том, как Фредерика "умеет" сдерживать свои эмоции. А будучи человеком, который привык вести "эпатажные" беседы, он ну просто никак не мог пройти мимо такой возможности.

Отредактировано Юлиан Леттенхоф (24.08.2022 10:34)

+2

12

Мари очень скоро пожалела о своих словах. Ответная реакция герра Леттенхофа была молниеносной, как и пуля дуэлянта, пущенная им не в порыве ярости, и не ради забавы, а для того, чтобы очистить честное имя. У графа были все основания для возмущения. Однако ей были совершенно непонятны его чувства, поскольку её собственные оказались уязвлены.
Они были недостаточно хорошо знакомы, чтобы Мари могла судить о том, что в самом деле представляет из себя герр Леттенхоф, но беседы с ним в присутствии хозяйки особняка вполне хватило для того, чтобы составить о нём общее мнение. И это мнение, надо признать, было не самым приятным. Впрочем, Мари нельзя было назвать знатоком человеческих душ. Она судила о человеке очень поверхностно. Ей не хватало опыта, чтобы видеть то, что обычно бывало скрыто на глубине души.
Будучи единственной дочерью графа Абхента и его дражайшей супруги, приходившейся ему дальней родственницей, Мари выросла изнеженным ребенком, порой даже эгоистичным в своих мыслях и желаниях. Она была чересчур непосредственной для холеного турмского общества, которое привыкло к сдержанности в словах. Несмотря на то, что её долгое время обучали этикету и хорошим манерам в графстве Рихтер, Мари больше походила на провинциалку. Собственно, в столице ей доводилось бывать не так уж часто, поэтому, вероятно, ничего удивительного в том и не было.
Сама Мари не считала это каким-то недостатком. Она ценила в людях открытость и простоту, которой определенно не хватало жителям столицы. Во всяком случае, Мари не могла похвастаться тем, что встретила в Турме много господ, которых считала бы приятными в том понимание, которое она в него обычно вкладывала. Однако большая их часть бесспорно обладала хорошими манерами, утонченным вкусом и удивительной способностью виртуозно пользоваться словом. Граф Леттенхоф не был похож ни на кого из них.
Причина, вероятно, крылась в том, что он, как и Мари, был ближе к людям, чем к высокопоставленным господам, предпочитающим проводить время в салонах на вроде того, которое организовала прошлым вечером фрау Фехлер. По правде говоря, это было первое крупное мероприятие, которое ей посчастливилось посетить в столице. Это было необычно, ново и волнующе.
Они с графом Леттенхофом были чем-то похожи, а как известно из физики, которую можно было бы применить и в данном случае, одноименные заряды при соприкосновении отталкиваются. Оба они были чрезвычайно убежденными упрямцами.
-Не думала я, что вы опускаетесь до дешевой бульварной прессы, – сказала Мари, когда граф заметил, что читал статью о том, как одна из воспитанниц института благородных девиц запятнала свою репутацию и тем самым поставила под сомнение репутацию самого института. – Куда более полезно для ума читать Крамеша или Бегинсейла. Оба они непревзойденные поэты, подарившие новые смыслы обществу и непоколебимым в прошлом образам. Впрочем, вам, герр Леттенхоф, с вашей-то «любовью» к сакральному, будет куда правильнее найти время для чтения книги Бытия.
Она как могла пыталась держать лицо, однако у неё это плохо получалось.
-Не беспокойтесь за меня, герр Леттенхоф, лучше подумайте о своей собственной душе, если, конечно, ваша вера позволит вам полагать, что она у вас вообще есть. Да и зачем вообще такому безбожнику, как вы, посещать воскресную мессу?
Мари вдруг поняла, что слишком много говорит, когда обратила внимание на то, что хозяйка особняка замолчала, вероятно, пораженная препирательством гостей.

Отредактировано Мария фон Готтлиб (30.08.2022 21:56)

+2

13

Юлиан Леттенхоф прекрасно видел, что Мария Фредерика отвечала ему, основываясь на собственных эмоциях, что бушевали внутри женской груди. Внутренне, этот коварный безбожник, которому довелось нести титул графа, ухмылялся с дивного поведения графини. Многие мысли пролетали в кучерявой головушке, пока на устах держалась эта неверная улыбка. Так он еще и откинулся назад, сплетя длинные пальцы в замочек чуть ниже грудной клетки.
- Ой, да что вы говорите, Мария! - с наигранным возмущением высказался Леттенхоф, слегка качнув головой в сторону, -Это уважаемые Крамеш и Бегинсейл научили вас плескаться ядом в людей, милая Мария? - Вполне могло показаться, что на этой нотке обладатель изумрудных глаз перешел незримую черту, после которой невозможно будет вернуться к более достойному способу вести дискуссии. Но, кажется, это нисколько не останавливало широкоплечего мужчину, мельком глянувшего в сторону Софии - Тересии, которая подозрительно молчала.
"Либо она поражена тем, что в её доме разгорелся скандал на ровном месте, и она ждет, пока мы сами придем к примирению как образованные люди, либо же просто не хочет впутывать еще и себя в этот дискурс." Пронеслось в кучерявой голове. Признаться, графу Юлиану Леттенхофу нравилось вести  такие беседы, в которых один из собеседников руководствуется "холодным" разумом и богатым слогом, а второй имеет на вооружении лишь собственные доводы, пропитанные эмоциональными волнами.
-Мария, - вновь, наперекор всем этикетам, - я бы на вашем месте лучше бы ознакомился с повестью уважаемого Гансиля. Его писание уже помогло многим людям не только обрести покой на душе, но и научиться контролировать свои эмоции... - Лютик нагло усмехнулся кончиками губ, и вновь вскинув свои густые брови, заинтересованно спросил:
- Может быть, вам стакан воды? Я конечно безбожник, но не могу не пройти мимо, когда дама приятной наружности  чуть ли не задыхается в собственной злости! - вновь выкинул несуразицу граф Леттенхоф, а его глазенки по недоброму сверкнули. - И знаете, Мария, - каждый раз когда Леттенхоф произносил имя графини, в его голосе прямо таки проглядывались нотки ехидства и озорства, - раз вам так интересно, что же я забыл на воскресной мессе, то я вам непременно отвечу! - В данный момент кучерявый был ну прямо таки "душа компании", выплескивая из себя волны позитива и тепла.
-Всё дело в том, что я буду рад составить компанию глубокоуважаемой Софии-Тересии, Мария! - Наверно, было забавно наблюдать за тем, с какой серьезностью Цветочек произносит имя молчаливой фрау Фехлер, и затем как "выбрасывает" со своих уст "бедную" фрау Фон Готтлиб. - Ну и конечно же, я буду только вдвойне ярче испытывать наслаждение, если вы также будете там! - коварно произнес тот, смотря в глаза светловолосой девицы.
- В конце концов, порой хочется пообщаться с такими..экстравагантными дамами! - забавно, что в прошлый и единственный раз Марии Фредерике приходилось слышать столь длинное слово из уст брюнета как раз таки касательно её платья. Правда теперь, обстоятельства "слегка" отличались.

+2

14

Мари хотела возмутиться и назвать герра Леттенхофа грубияном, но вовремя осеклась. Она начала подозревать, что ему нравится испытывать её терпение. Его последние слова только доказывали это. Она собрала всю свою волю в кулак, хотя это было не так-то просто, поскольку ему удалось зацепить её за живое.
Выражение лица Мари изменилось. Её взгляд стал обжигать холодом, а где-то на дне голубых глаз затаилась глубокая обида. Она оскорбилась, но не потому что граф не слишком осторожно подбирал слова, а потому что поняла, что ему доставляло удовольствие то, что разжигало в ней совершенно противоположные чувства.
-Вы ошибаетесь, полагая, что грубость с Вашей стороны может озлобить мое сердце, – сказала Мари, делая нажим на каждом слове, – в нём найдется место по крайней мере для сострадания. Это единственное на что Вы можете рассчитывать герр Леттенхоф. Я буду молить Эвелона, чтобы он дал Вам хотя бы каплю сердечности, которой Вы лишены в силу каких-то ведомых только Вам обстоятельств. Быть может, он также  смилостивится над Вами и подарит толику чуткости к чувствам других людей. Встретив Вас впервые, я полагала, что общаюсь с джентльменом, но ошиблась.
Мари поднялась с кресла, на котором сидела, а затем обратилась к хозяйке особняка.
-Прошу меня простить, фрау Фехлер, если потревожила Вас и стала обузой сегодняшним утром. Я надеюсь, что Вы будете в добром здравии и, как и говорила ранее, буду рада составить Вам компанию на воскресной мессе, – Мари понимала, что герр Леттенхоф вполне возможно тоже присоединиться к ним, но решила впредь всячески игнорировать его присутствие, насколько это будет возможно и приемлемо. Правила хорошего тона обязывали их как минимум обменяться приветствиями, даже несмотря на неприятие, которое осталось после этой беседы. – С Вашего позволения, я, пожалуй, вернусь к себе. Приятного Вам дня. Если не возражаете, я буду рада написать Вам.
Получив ответ от фрау Фехлер, Мари направилась в сторону двери, за которым её уже ждала фрау Шлоссер. Женщина все это время увлеченно читала одного из именитых писателей, поэтому молодая графиня застала её как раз за этим занятием.
-Мы возвращаемся, – отчеканила девушка. – Фрау Фехлер чувствует себя хорошо, – добавила она, когда они уже шли в сторону главных дверей, куда их сопровождал домоправитель особняка. – В воскресенье она пригласила меня составить ей компанию на воскресной мессе.
Они вышли на улицу и Мари обернулась, чтобы в последний раз окинуть сооружение взглядом. На мгновение она остановила свой взгляд на окне той комнату, где хозяйка принимала гостей, но затем быстро отвернулась и направилась к экипажу.

Отредактировано Мария фон Готтлиб (01.09.2022 23:21)

+2

15

Признаться, граф Юлиан Леттенхоф чувствовал себя немного..неуютно, после брошенных слов Марии Фредерики. Конечно, он не воспринимал её  порою едкие словечки всерьез, но всё же что-то , да заставило его задуматься, уйти в эмпирии своего сознания, глубоко глубоко.
Казалось бы, черноволосому, широкоплечему мужчине, не впервой выслушивать подобные речи в свой адрес, но сейчас что-то , да всё таки ойкнуло.
"Успокойся, Юлиан." Пронеслась холодная, решительная мысль, и Леттенхоф, последовав этому совету, глубоко вздохнул, переводя взгляд с только что открытой двери в сторону сидящей неподалеку Софии. Поджав губы, и немного подобравшись, кучерявый спокойно проговорил:
- Надеюсь, фрау Фехлер, - начал было Юлиан, вполне размеренным низким голосом, - вы не будете всерьез воспринимать весь тот фарс, что только что имел место быть в стенах вашего дома? - мужчина вопросительно поднял свои бровки, скрестив пальцы между собой.
Тот Леттенхоф, что сейчас рисовался перед Софьей-Тересией, явно отличался от того Леттенхофа, который еще буквально пару минут назад ехидничал, вредничал, и показывал себя далеко не с самой лучшей стороны, хотя ведь мог пойти на попятную, извиниться перед Марией, ведь та не заслужила такого к себе отношения. Но, здесь скорее играли уже собственные интересы, среди которых имелся и тот, связанный с ярым желанием "оставить за собой последнее слово". Вот только, всё вышло ровным счетом наоборот. Возможно, именно  эта дерзость со стороны фрау Фредерики и поразила Лютика, да так, что он до сих пор раздумывал о вдове, но не как о неинтересном собеседнике, плескавшемся ядом, а как о девушке, с которой в самом деле приятно общаться.
- Во что бы там ни стало, я буду рад составить вам компанию на воскресной мессе, и уверяю вас, глубокоуважаемая Софья-Тересия, что там не будет такого же казуса. - последние слова графа прозвучали вполне уверенно, и в них чувствовалась та самая железная нотка непоколебимости. Да и улыбка пропала с лица Юлиана, возвращая на место холодную мину, через которую невозможно было проследить то, что же сейчас чувствует оледеневшее сердце мужчины! Возможно, это был своего рода способ подчеркнуть серьезный настрой графа.
- К слову, - граф, кажется, попытался перевести тему, слегка прищурившись и качнув головой в сторону, - мне было бы интересно узнать очередные истории  касательно вашего  племянника Джорджа. Право, я столько раз о нем слышал из ваших уст, и из уст вашего брата, Йозефа Фехлера, и теперь даже не верится, что я увижу его своими глазами послезавтра. - улыбнувшись кончиками губ, Лютик в последний раз отпил из чашечки, в последствии оставляя её пустой на столике.

+2

16

[NIC]Софья-Тересия Фехлер[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/T8FBy9s/1.jpg[/AVA]

Фрау Фехлер признаться была так поражена тем, что не могла подобрать подходящих слов все то время пока оба её гостя упражнялись в сложении слов. Остроты, которые они отпускали привели её в замешательство. Признаться, она даже не знала, как лучше всего подступиться в разговоре, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Однако к тому моменту как ей удалось снова обрести дар речи один из участников разгорающегося скандала решил самоустраниться. Признаться, Софья-Тересия чувствовала себя смущенной из-за того, что стала свидетелем и может даже отчасти виновником случившегося. А главное из-за чего все!? Буквально на пустом месте.
Впрочем, давать оценку поведению графа или фрау фон Готтлиб она не собиралась, хотя, конечно, сделала кое-какие выводы, которыми, к счастью для всех участников беседы, не собиралась ни с кем делиться. Так или иначе случившееся не могло перекрыть впечатление тому, чему она стала невольным свидетелем.
Прежняя боль в висках снова вернулась и запульсировала с прежней силой. Софья-Тересия подняла чашку и отпив немного ромашкового чая поставила её обратно на блюдце. Фарфоровая пара звонко «воссоединилась», нарушив тишину, наступившую на какое-то время, когда фрау фон Готтлиб вышла из гостиной.
Тем временем граф Леттенхоф поспешил оправдать свое поведение. Он казался расстроенным тем, что его собеседница так скоро ретировалась, оставив за собой последнее слово. Вот только, что именно расстраивало его больше, то что она ушла или то, что последнее слово было за ней, оставалось для Софьи-Тересии тайной.
-Можете за меня не беспокоиться, – ответила фрау Фехлер, давая понять Юлиану, что этот разговор останется только между ними и не выйдет за пределы гостиной. Во всяком случае, за себя она могла поручиться. – Однако, если позволите, я все же считаю, что будет правильнее замять неприятный инцидент при следующей Вашей встрече с графиней, – она тонко намекала на то, что графу следует извиниться за недостойное поведение. И причин на то было несколько. Личные взаимоотношения между ними отнюдь не стояли на первом месте в этом списке. Просто в тезейском обществе неприятные слухи имели место быстро распространяться, и, если граф дорожил своей репутацией, ему следовало принять превентивные меры, чтобы обезопасить себя и свое честное имя. Разумеется, у неё не было причин дурно думать о Марии Фредерике, однако предупрежден, значит вооружен.
Софья-Тересия не успела так близко познакомиться с вдовствующей графиней фон Готтлиб, но признаться фамилия фон Готтлив даже после смерти графа наводила на неё неприятные ассоциации. Ей доводилось встречаться с этим человеком. К счастью, не в казематах, где правит тайная канцелярия, а на светском мероприятие. Однако он не произвел на неё приятного впечатления. Он был стар, хромал на одну ногу и не отличался приятной наружностью.
-Полагаю, вдовствующая графиня фон Готтлиб переживает сейчас не самое приятное время. Её супруг покинул этот мир совсем недавно, и, надо признать, что тот способ, который ему уготовила судьба, был крайне ужасным. Буквально спустя неделю на имение, где они жили напала челядь. Все семью графа, включая старого маркиза и юную племянницу, жестоко убили. Ей самой помогли бежать. Страшно представить, что она пережила. Я была бы в ужасе.
Софья-Тересия посчитала своим долгом рассказать эту историю графу Леттенхофу, чтобы он понял, почему, возможно, она так близко к сердцу приняла его слова. И, честно говоря, ей, как женщине, было куда проще понять чувства Марии Фредерики, чем графа. Однако она не была ни судьей, ни прокурором, чтобы давать оценку действий кого-то из них.
-Что же до Джорджа, – наконец-то Софья-Тересия перешла к более приятной теме, – он невероятно смышлёный мальчик. Сейчас ему двенадцать лет, но он уже свободно разговаривает на четырех языках. Знаете, не так давно мой брат нанял ему нового учителя по географии, поскольку прошлый не справлялся с поставленной задачей. И мальчик увлекся историями о путешествиях мореплавателях! Он стал больше интересоваться историей, а также начал собирать модели кораблей. В его коллекции уже есть модель линейного корабля и пара парусных суден разной величины и конструкции. Думаю, Вы непременно найдете с ним общие интересы. Однако, если вдруг разговор на свободные темы не заладится, и он засмущается, а всякое бывает, Вы всегда можете спросить у него про то, какой корабль его самый любимый. Уверяю, неловкость быстро сойдет на нет.
Рассказав немного о своем племяннике, а заодно дав графу Леттенхофу совет на случай, если ему будет сложно вести свободно беседу с мальчиком или сам он вдруг затушуется перед взрослым джентльменом, с чего лучше всего начать знакомство.

0

17

Пожалуй, история, поведанная Софьей-Тересией  о том, каким же образом Мария стала вдовой - легла не самым легким грузом в душе Леттенхофа, и всяко не отыскала просторного места в холодном, окруженном неприступными скалами, сердце. Можно было заметить, как та официальная, дежурная полуулыбка Леттенхофа - непоправимо исчезает, а взамен приходит гримаса легкого..смятения.
" Пожалуй, этот немаловажный отрывок из жизни Готтлиб дает мне более обширную картину её восприятия, и я отчасти начинаю понимать, почему же именно она ушла.." Пронеслось в сознании Юлиана, пока разум стремительно искал что либо ответить на столь шокирующую, в какой-то мере, новость. Благо, фрау Фехлер самостоятельно решила перевести тему в более благоприятное русло, давая двухметровому мужчине возможность вздохнуть полной грудью и привести собственные мысли, что были взъерошены, в порядок.
Будет неправдой сказать, что зеленоглазому мужчине было неинтересно слушать очередные постижения племянника Софьи-Тересии и то, к чему у мальчишки разгорелся интерес. Конечно, графу Леттенхофу приходилось заслушиваться россказнями о Джордже, но сам Цветочек не считал, что когда нибудь настанет тот самый день, когда он сможет увидеться с этим, по истине талантливым, ребенком.
- Я, пожалуй, запомню ваш совет касательно его самого любимого кораблика. - Леттенхоф наконец таки улыбнулся, и мысленно был благодарен фрау Фехлер за предоставленную возможность взять себя в руки, и не потерять лицо. Конечно, оба прекрасно понимали, что тема с племянником - это промежуточный, практически монолог, задача которого состояла в том, чтобы обоим лицам предоставить время для обдумывания произошедшего. А посему, чувствуя, что маска спокойствия и хладнокровия прочно закрепилась на его слегка  бледном от природы личике, Лютик поспешил взять слово:
-Касательно Марии.. Я как раз таки собирался принести свои извинения в её адрес, но только послезавтра. Знаете, пожалуй, в произошедшем по большей части виноват я. - Конечно, Юлиан такого ни в жизнь не сказал бы, если бы информация о том, каким именно образом Фредерика стала вдовой - оказалась слухами и лживыми заголовками желтой прессы. Но, у брюнета не было совершенно никаких оснований не доверять словам фрау Фехлер.
- Конечно, разбирать то, что уже ушло в историю - довольно таки сомнительное занятие, но я должен был предвидеть такое развитие событий, еще в тот самый миг, когда в глазах глубокоуважаемой Марии выступили искорки опасного огня, перешедшего в зарево. - тонко подметил граф Леттенхоф, причем, обращаясь к Фон Готтлиб с использованием этикета.
И вновь вздохнув, словно сбрасывая с себя тяжелый груз, широкоплечий представитель аристократии качнул головой в сторону. Если бы сервизная чашечка содержала в себе еще хотя бы капли того ромашкового чая, Юлиан незамедлительно бы к ней прильнул, но, реальность полна разочарований.
- Жаль, что я не был осведомлен о таком вопиющем проступке со стороны челяди.. - зеленоглазого словно передернуло, а в глазах блеснул холодный огонек безумия. - Я бы ни за что не позволил к себе такого обращения..ни за что и никогда. - процедил сквозь почти сомкнутый зубы Леттенхоф, и уже на более позитивной ноте окончил собственные размышления:
- Но, стоит отметить, что жизнь в относительной дали от столицы - несет и свои существенные плюсы. Вам, фрау Фехлер, наверняка ведь не понаслышке известно графство Каумпф? - вся предыдущая тяжесть, что отображалась практически в каждом сказанном слове Лютиком - куда то улетучилась, заменяясь участливым голоском,  в тот самый миг, когда оба изумруда кучерявого отправились в сторону миловидных черт лица Софьи.

Отредактировано Юлиан Леттенхоф (02.09.2022 03:19)

+1

18

[NIC]Софья-Тересия Фехлер[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]https://i.ibb.co/T8FBy9s/1.jpg[/AVA]

-Разумеется, граф Леттенхоф, кто же не слышал о графстве Каумпф? – с улыбкой отозвалась Софья-Тересия, – Вы провели большую работу, чтобы оно снова расцвело, как в лучшие свои годы. Мой брат лично лестно отзывался о Вашем трудолюбии. Знаю, что Вам пришлось пережить не лучшие времена. После смерти Вашего папеньки, пусть земля его будет пухом, дела у графства шли не самым лучшим образом, однако, к счастью для всех, самые тяжелые времена, даст Эвелон, остались позади.
Софья-Тересия снова подняла чашку, пригубила немного остывшего напитка и опустила её обратно на блюдце. Следом она позвонила в колокольчик и велела появившейся в дверях прислуге принести ещё кипятка, а заодно что-нибудь окроме конфет.
Ей был больше по душе ляфирский десерт, но нынче из-за обострения на границе с Ляфиром она решила воздержаться от всяких изысков из соображений разумной предосторожности. Времена нынче были неспокойные. То тут, то там появлялись революционные настроения. По городу сновали агенты КПИиГИи, которые собирали доносы и пытались выявить заговорщиков, инакомыслящих, а также межеумков, а к последним, как известно, можно было отнести почти любого тезейца мало-мальски интересовавшегося запретной литературой и новыми течениями.
Все это привело к усилению патрулей в столице. Собственно, и нападение простолюдинов в Дорфийском графстве (которое было, к слову, совсем недалеко от графства Каумпф, и даже имело с ним общие границы) не было, как она слышала, просто спонтанным актом неповиновения. Поговаривали, что среди обычных людей был идейный заводила. Впрочем, достоверно ей об этом было неизвестно.
-Но умоляю Вас, мой дорогой друг, будьте осторожны, – чуть поддавшись вперед, Софья-Тересия поставила чайную пару на стол, –  Ваши границы, конечно, проходят с королевством Лиаван, а с ним у нас безусловные дружеские отношения, однако до Штарграйдена совсем недалеко.
Собственно говоря, месяц назад началась война между королевством Тезея и королевством Штарграйдена, о которой знали все, у кого были уши, поскольку это событие обсуждалось буквально повсеместно. Началом конфликта стал переворот в королевстве Штарграйден.
Нынешний король Штарграйдена занял трон убив своего брата, однако вдовствующая королева успела пересечь границу вместе с дочерью и просила защиты у своего брата, которым являлся тезейский монарх. Вполне возможно конфликт бы исчерпал себя, если бы король Штарграйдена не потребовал вернуть беглянок. Тезейскому монарху по большому счету почти не оставили выбора. Впрочем, с момента объявления войны на границе пока ещё не прозвучало ни одного выстрела, что, безусловно, было беспрецедентным случаем.
Конечно, штарграйденская армия была разительно меньше, чем тезейская, однако они имели преимущество на воде, поэтому в первые же дни Гельмут II Янг велел укрепить защиту морских рубежей.
-Я понимаю, что для всякого благородного тезейца служить на благо своей Родины – это долг чести, однако я все же буду молить о том, чтобы Вас миновала сея чаша, – выдохнула Софья-Тересия. – хотя я нисколько не сомневаюсь в Вашей доблести.
В этот момент горничная вернулась и поставила на стол поднос. На подносе был небольшой чайничек с горячим чаем, а также печенье и зефир.
-Попробуйте, – обхватив пальцами одно воздушное кондитерское изделие, она позволила себе чуть-чуть откусить от него, – большое спасибо, Антуанетта, ты пока нам не нужна.
Вообще по правилам этикета им не стоило оставаться наедине, однако Софья-Тересия не слишком переживала за свою репутацию. Больше по этому поводу беспокоился её брат, который был до мозга костей тезейцем во всех смыслах этого слова.

0

19

Граф Леттенхоф ощущал спокойствие, когда тема плавно перешла к его графству.  Тем более, как только глубокоуважаемая Софья-Тересия выразила свою озабоченность касательно вопроса графства Каумпф в столь непростое время - так сразу же  Юлиан почувствовал что-то теплое, растапливающее сердце.
-Да, фрау Фехлер, вы совершенно правы касательно довольно таки неоднозначного положения моего графства. - Приметил граф, слегка подаваясь вперед.
- Как вы сами и подметили, для меня будет долгом чести отстоять свою Родину в случае жестокого проявления тоталитаризма и жажды власти от лица Штарграйдена. Я знаком с некоторыми графами, которые предпочтут сидеть да помалкивать, если такие темные времена наступят. И я решительно осуждаю их за такое аморальное, недопустимое поведение. - По лицу пробежалась тень недовольства, словно Леттенхоф сейчас говорил о чем то мерзком, противном, холодеющим душу.
- Но печально осознавать, что при таком раскладе я потеряю всякую связь со своей матушкой и людьми, что дороги моему сердцу. - Приметил граф, кидая  плавно взор на вошедшую служанку. - Конечно, у меня не так много тех, кому я могу довериться, поскольку, фрау Фехлер , вам ли не знать о том, каким же я всё таки обладаю сложным характером, - Леттенхоф по доброму усмехнулся кончиками губ, принимая попутно предложение женщины касательно кондитерского изделия.
-Антуанетта, минутку, - попросил он, - я буду вам признателен, если вы осведомитесь о том, как чувствует себя моя гордая лошадь, Плотвичка. - Просьбу  навряд ли можно было счесть уместной, но изумруды Юлиана говорили об обратном. Ему точно была дорога судьба животинки, с которой мужчина проводит большую часть времени. - Заранее спасибо! - Как бы вдогонку отправляет граф, а затем всё же берет воздушный зефир, педантично откусывая примерно половину. Затем, как истинный "циник", прикрывает веки и будто уходит в собственные эмпирии, пытаясь разобраться в истинном вкусе диковиной сладости.
- Право, мне не доводилось за свою жизнь пробовать нечто подобное! - В сердцах обронил Леттенхоф, широко распахнув глазки и устремив их в сторону женственных миловидных черт лица. -Но, подобное "чудо", насколько я знаю, называется зефир. Поправьте меня, фрау Фехлер, если я ошибаюсь! - С легкими нотками веселья пролепетал Юлиан, чье настроение неуклонно росло вверх.
Но, у самой дамы не было возможности ответить в сие же момент, поскольку в дверь аккуратно постучались. Как оказалось, к порогу дома прибыл гонец с письмом, отосланным от Фон Готтлиб, где говорилось о её скорейшем прибытии к Софьи-Тересии по определенным причинам. Пожалуй, если бы такой гонец был на службе у коварного и требовательного Леттенхофа, то за такие проступки вряд ли бы надолго смог сохранить свою голову. Граф  был из тех лиц,  что могли простым взглядом вызвать трепет, страх, и восторг в очах собственных слуг, кои живут со столь "ужасным" человеком чуть ли не под одной крышей.
- Я бы на вашем месте, фрау Фехлер, заставил бы его сделать еще как минимум два  круга туда и обратно за такую оплошность! - Выразил свое недовольство Юлиан, доедая первую зефиринку и после вновь насыщаясь теплым ромашковым чаем.

Отредактировано Юлиан Леттенхоф (07.09.2022 15:35)

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » Исторический период: 1881 год » Встреча у Фехлеров


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно