НОВОСТИ
от 25.09.2022
ТВОРЧЕСТВО
метообразы
ЛОТЕРЕЯ
беспроигрышная лотерея для всех
КОНКУРСЫ
#ПОМНЮ

Любовники Смерти

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Заведешь меня? Или лучше дай прикурить...


Заведешь меня? Или лучше дай прикурить...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ЗАВЕДЕШЬ МЕНЯ? ИЛИ ЛУЧШЕ ДАЙ ПРИКУРИТЬ...

https://c.tenor.com/1X31EkhFYzgAAAAC/moscow-russia.gif

https://cs4.pikabu.ru/post_img/2014/09/28/2/1411860865_514184178.gif

Время и место действия:
12 октября 2025 г., г. Валенштайн

Участники:
Валенштайн Харрис, Ева Лердес

Валенштайн поступил не по-джентльменски прошлым вечером, когда оставил Еву в одиночестве на парковке у полицейского управления, но он был чрезвычайно упрям и не любил, когда что-то шло не по продуманному им плану.
Впрочем, Ева ему отомстила звонком в 6 часов утра. Оказалось у неё не заводилась машина. Валенштайну пришлось встать раньше, чем ему того хотелось, чтобы помочь ей выбраться из неприятной ситуации.

+1

2

В ночь с одиннадцатого на двенадцатое октября Ева почти не спала. Ссора с новым наставником-напарником, поездка в одиночку на место преступления и последовавшие за этим ночные кошмары не дали девушке отдохнуть.
Всю ночь она крутилась с боку на бок (даже услышала, как под утро приехал отец), а если ей и удавалось заснуть, то это было некое подобие полудремы, сопровождаемое чувством нарастающей тревоги.
В конце концов, устав от тщетных попыток нормально отоспаться, Лердес выбралась из-под одеяла и, накинув куртку поверх синей в белый горошек пижамы, вышла на порог дома. В это время (а часы показывали около пяти тридцати утра) спальный район Валенштайна действительно спал: ни в одном из домов не горел свет, все калитки были заперты, и никто из соседей не собирал осенние листья с ровного газона.
Ева могла показаться тусовщицей из-за своего неуемного желания общаться с другими людьми, однако это было не совсем так. Во всяком случае, не в последний год, когда нахождение в толпе людей превратилось в пытку. Теперь она предпочитала наслаждаться тихими туманными утрами Валенштайна.
Потоптавшись на пороге, девушка решила потратить то время, что осталось до будильника, на поездку до любимой кофейни. Она пряталась где-то на задворках городских улиц совершенно в другом районе, а потому не располагала огромным количеством посетителей, однако исправно начинала работу с семи тридцати утра. (Вернее, это Ева могла зайти туда в это время, потому что бариста как раз уже готовил помещение к открытию и не смел отказывать в кофе девушке, которая являлась хорошей знакомой владельцев кафе.)
Путь до кафе занимал в среднем час на машине, и Ева, уверенная в том, что время стоит кружки ароматного эспрессо с миндалем, завела двигатель своего старенького джипа и отправилась на дороги едва-едва просыпающегося после бурной ночи города.

Однако утро Лердес не задалось так же, как и ночь. Стоило ей выехать на одну из широких дорог города, машина заглохла. Учитывая, что железяка по возрасту была старше Евы, такая неприятность не стала для девушки новостью, однако, что бы не пробовала Ева (включая мольбы «ну давай же, моя хорошая»), встряла она наглухо. Ева еще и еще поворачивала ключ зажигания, на что джип недружелюбно фыркал и замолкал, словно смеясь над надеждами своей хозяйки без приключений добраться до кафе и вкусно позавтракать.
Прошло минут двадцать, прежде чем Ева все же признала необходимость сторонней помощи. Осторожно вышла из салона, стараясь ступать по влажному после дождя асфальту так, чтобы не замочить тряпочные кеды, выставила знаки аварийной остановки и извлекла из кармана телефон.
Разумеется, сперва она позвонила отцу, но особо надеяться на него не приходилось – он вернулся с работы от силы полтора часа назад и крепко спал. В задумчивости пролистав список немногочисленных контактов, Ева затормозила на «угрюмом копе».
Можно ли было звонить Харрису так рано? Будет ли он вообще разговаривать с ней после вчерашнего?
Лердес не могла предположить его реакцию. Мужчина был прав, сказав, что она ничего о нем не знает – в конце концов, они просидели вместе от силы пять или шесть часов. Однако не то, чтобы у нее был выбор, кроме как попытаться.
Нажав на зеленую кнопку вызова, девушка замерла в ожидании ответа. Мимо проехал первый автобус, к остановке неподалеку шли двое мужчин в деловых костюмах. Город оживал, а Харрис все не брал трубку.
И в тот момент, когда Ева уже решила отменить звонок, по ту сторону раздался знакомый голос.
– Лейтенант Харрис? – позвала Ева и вместо извинений бодрым тоном продолжила: – Доброе утро! Как хорошо, что Вы уже не спите, мне очень нужна Ваша помощь. У меня заглохла машина… кажется. Она не заводится, а я прямо на дороге возле остановки рядом с тремя одинаковыми бизнес-центрами. Мне бы убраться отсюда до начала пробок… – девушка на секунду замолчала, передергивая плечами от забиравшегося под пижаму ветра. – У меня только на Вас надежда. Приедете? Я угощу Вас завтраком взамен…

+1

3

Добравшись прошлым вечером до дома в проливной дождь, Харрис немного не рассчитал и случайно наехал на соседского садового гнома. Под колесами раздался неприятный скрип, который заставил его чуть сдать вперед и высунуть голову из окна. Дождь заливал зеркала и частично размывал изображения.
-Гномова мать! – выругался он, когда выбежала соседка, которая видела из окна все, что произошло. Он вышел из машины, чтобы извиниться, но наткнулся на форменную грубость. Женщина размахивала руками и в порыве злости даже назвала его чернокожей обезьяной.
В общем, когда Валенштайн оказался дома, одежда его была насквозь мокрой, а настроение порвало шкалу и окончательно упало ниже нуля. Он избавился от куртки и ботинок, прошел на кухню и достал из холодильника баночку темного пива. Открыв крышку одним указательным пальцем, Харрис отхлебнул немного и направился в гостиную, где включил телевизор.
Попереключав по каналам, Валенштайн остановился на какой-то черно-белой мелодраме, которая близилась к своему завершению. Уснув уже через десять минут с банкой пива в руках, он пропустил вечерний выпуск новостей, в котором говорилось о событиях на улице, где они с Лердес дежурили. Проснувшись примерно в два часа ночи от неприятного ощущения в штанах, Харрис обнаружил, что облил себя пивом. Стянув их, он добрался до кровати и упал лицом в подушку.
Валенштайн видел один и тот же сон, но на утро он ничего не помнил. Мужчина видел большое ветвистое дерево, которое стремилось к небу. Слышал журчание воды у его корней. В общем и целом, в начале картинка вырисовывалась красивая. Однако в какой-то момент на небе появлялись темные тучи, вода выкрашивалась в багровый цвет и отовсюду были слышны крики ужаса и боли.
В какой-то момент в голове у Харриса раздалась музыка. Она казалась какой-то противоестественной в разрезе той картины, что он видел. На рингтоне у него стояла веселая песня одного чернокожего дюссельфолдского музыканта.
С трудом разлепив глаза, Харрис машинально протянул руку к будильнику, которым ещё пользовался в силу привычки, и свалил его на пол, однако это не избавило его от назойливого звука. Пришлось заставить себя подняться. Звук доносился из-под штанов, которые он бросил у двери.
Подняв трубку Валенштайн хотел сказать: «Какого черта?!», но не успел проговорить даже банальное «ало», поскольку в том конце трубке сразу же послышался девичий голос. Он не сразу признал кому принадлежит этот голос, но все очень быстро сложилось у него в голове и встало на свои места.
-Оно было бы добрым, если бы не твой звонок, Лердес, – буркнул в трубку Валенштайн, – а теперь оно точно добрым не будет. Оставайся на месте, я приеду.
Он сам не понял, как сказал последнюю фразу. На самом деле ему больше хотелось сказать «поздравляю, кажется, сегодня кто-то не попадет на стажировку и вылетит к чертовой бабушке», но почему-то не сделал этого. Вообще фраза «оставайся на месте» звучала довольно странно учитывая обстоятельства звонка. В конце концов, если бы она могла завести машину, то едва ли стала бы звонить ему в такую рань! Впрочем, Харриса нельзя было назвать гением телефонных переговоров, поэтому Еве приходилось довольствоваться вот таким вот ответом. По крайней мере он сказал, что приедет!
Положив трубку, Валенштайн осмотрелся по сторонам. В комнате был форменный беспорядок, но у него не было большого желания наводить здесь чистоту. Его дом превратился в берлогу холостяка сразу, как только он расстался с девушкой. Было это давным-давно.
Но вот в шкафу у него всегда висели хорошо выглаженные рубашки! Поэтому второпях искать утюг, чтобы собраться на работу не пришлось. Наспех ополоснув лицо и почистив зубы, Валенштайн собрался на работу.
Собственно, уже в машине Харрис вдруг сообразил, что не спросил у девушки адрес, по которому ему следовало приехать. К счастью она написала смс, которое он обнаружил, когда просматривал контакты.
Машина приятно заурчала и Валенштайн дал заднюю снова наехав на несчастного садового гнома, от которого, впрочем, почти ничего не осталось. Неприятный скрип резанул слух. За ним последовал лай соседской собаки.
Отъехав на приличное расстояние от дома Харрис включил радио. Весь путь до места, которое указала Ева он проехал слушая какую-то пупсовую музыку и даже постукивая пальцами в такт некоторым исполнителям.
Когда до места оставалось совсем чуть-чуть он начал осматриваться, выискивая глазами машину Лердес. Собственно, номер машины девушка также предусмотрительно написала в смс-сообщении. Наконец-то ему удалось заметить её.
-И что с твоей машиной не так? – выходя из своей, спросил Валенштайн, обращаясь к Еве и визуально осматривая её джип.

+1

4

Она вовсе не ожидала, что Харрис ответит на ее звонок каким-либо другим тоном кроме недовольства. Учитывая время, девушка не могла его винить, однако сохранять свой настрой было необходимо, чтобы получить заветное согласие на свою просьбу. Собственно, его Ева и добилась. Серьезно, Валенштайна даже упрашивать особо не пришлось – всего-то вылить на него поток просьб, и вот мужчина уже выдал «я приеду».
– Ладно, я жду, – пролепетала удивленная такому легкому согласию Ева и отключилась. Что ж, этот случай в очередной раз доказывал, что лучше делать (пусть и на свой страх и риск), чем сомневаться и бездействовать. Кто знал, на сколько бы она застряла посреди дороги, если бы не решение звонить напарнику.
Забравшись обратно в теплый салон автомобиля, Ева включила музыку, в которой слышались болиссийские народные мотивы, и неожиданно для себя поняла, что невероятно соскучилась по солнечной родине своей матери. По последней, вероятно, тоже, учитывая, что виделись они больше года назад, ведь Беатриче была на раскопках – совершенно вне зоны доступа, – чтобы узнать, как дела у дочери. Не то, чтобы Ева ее осуждала. Скорее, привыкла к такому течению вещей; все-таки, так было все то время, что она себя помнила.
Девушка, прикрыв глаза, постукивала в такт мелодии, как вдруг ей в голову пришла мысль, что Харрису необходимо знать более точные координаты, чем обтекаемое описание места, чтобы прибыть ей на помощь. Пришлось открыть карты, сделать скриншот и отправить его на уже знакомый номер лейтенанта вместе с номером машины, а затем надеяться, что он не передумает. Впрочем, в последнем Лердес почти не сомневалась. Может, Харрис и не был самым приятным из ее знакомых, но вряд ли его можно было назвать мужчиной, пускающим слова на ветер. Или же Еве просто хотелось в это верить, поэтому она продолжила смиренно дожидаться его прибытия.
Так и задремала, пока кто-то не постучал в окно. Крупно вздрогнув, Ева моментально выпрямилась и огляделась. К счастью, на улице стоял всего лишь ее напарник, к которому она и поспешила выйти.
Утренняя температура все еще оставляла желать лучшего: было довольно холодно даже в куртке, а хмурые низкие тучи не прибавляли надежды на хорошую погоду, пусть и неслись мимо со стремительной скоростью, гонимые ветрами.
Ева поежилась. Ее всклокоченные волосы тут же подхватил ветер, он же игрался с широкими штанами синей пижамы. Казалось, девушка только-только вылезла из-под одеяла… что, в общем-то, было недалеко от истины.
– Я без понятия. Она просто... просто перестала ехать и не заводится, – без лишних предисловий откликнулась Лердес на вопрос мужчины и легонько ударила ладонью по светло-голубой двери автомобиля. Сегодня она была без перчаток, а в ее словах слышалось больше мягкого болиссийского акцента, чем вчера, что делало ее… более открытой, что ли.
Ева чуть помедлила, прежде чем нехотя добавить:
– Если честно, устройство машин вообще не моя тема, поэтому я абсолютно беспомощна. Может, Вы поймете, в чем дело? Я торчу тут уже больше получаса, – Ева кивнула на капот. – Если нужно, я могу достать инструменты.

+1

5

-Ага. Полчаса. Конечно, – сказал Валенштайн даже не пытаясь скрыть сарказма. – Больше часа ты тут торчишь. Я не такой быстрый. К тому же, твой звонок меня разбудил, – последняя фраза была для того, чтобы Ева не только поняла, что ему требовалось время на сборы, но и в некотором роде оценила его великодушие и готовность помочь.
Какой бы занозой в заднице не была эта девушка теперь она являлась частью команды. Его команды. Хотел он того или нет, но с того момента, как руководитель структурного подразделения, при котором Харрис нес службу, передал её со словами: «теперь это твой напарник на ближайшее время», в нём начало просыпаться чувство ответственности за кого-то, кроме себя самого. Происходило это незаметно, но очень стремительно. В противном случае его бы не было этим утром на дороге.
Была и ещё одна причина, по которой Валенштайн не смог отказать ей. Однако она была куда более личной, чем можно себе предположить, хотя не имела к ней как такового прямого отношения. Ева напоминала ему сестру, которой было бы сейчас чуть больше, чем ей. Каждый раз помогая кому-то по долгу службы или, например, как сейчас, из соображений человеколюбия (хотя, казалось бы, Харрис и человеколюбие совершенно не совместимы), он как будто бы помогал ей.
Джезабель была такой же занозой в заднице. Однако эту занозу любила вся семья. Она была веселой, энергичной девушкой, которой до всего и до всех было дело. Но у неё был один серьезный недостаток. Она совершенно не умела держать язык за зубами, даже если уже понимала, что правда не на её стороне.
Валенштайн обошел автомобиль, встал напротив капота, открыл крышку и заглянул внутрь. Он никогда не был большим специалистом по части автомобилей, однако жизнь научила выходить из разных ситуаций, в том числе и из таких. Не обнаружив никаких серьезных поломок, Харрис прошел вперед, сел на водительское кресло и попробовал завести машину. Ответом ему было глухое жужжание.
-Похоже аккумулятор сел, – подытожил он.
Вернувшись к своему автомобилю, мужчина сел за руль и подъехал поближе. Припарковавшись, он снова покинул салон, нашел в багажнике зарядное устройство для аккумуляторов, которое предусмотрительно всегда возил с собой и вернулся к машине Лердес. Немного поковырявшись, Валенштайн вернулся в свою машину, завел её, а затем сделал тоже самое, что её джипом. Девушке оставалось только наблюдать со стороны за тем, как угрюмый чернокожий мужчина молча ходит мимо неё то к одному автомобилю, то к другому.
В конце концов машина Евы снова начала работать. Отсоединив провода, Харрис подошел к ней.
-Лучше съезди в сервис и пусть там её как следует посмотрят, – сказал он, а затем почти сразу добавил – я люблю яичницу глазунью, поджаренный бекон и луковые колечки. И да, про кофе тоже не забудь.

+1

6

Нахохлившись, Ева втянула голову в плечи, пряча подбородок и нос под курткой. Ветер сегодня действительно был беспощаден – забраться бы в теплую машину, но мешало нежелание мешаться Харрису, настроение которого было не особо дружелюбным с утра пораньше.
«С утра пораньше? По-моему, всегда», – мысленно хмыкнула Ева, косясь на мужчину, который не упустил возможности подметить, что притащился к ней ни свет ни заря. Впрочем, его настроение ее мало волновало, ведь вчера оно было точно таким же, и что-то подсказывало, что едва ли когда-то «прояснялось». Вероятно, Валенштайн по жизни ходил мрачной тучей, чтобы кто-то беспокоился об этом. Сейчас главное то, что он ей помогал.
Ева переступила с ноги на ногу.
Вообще-то, если бы она была совсем честной, то признала бы, что ей хотелось сделать что-нибудь, чтобы ее напарник повеселел. Хотя бы немножко. Хотя бы настолько, насколько он вообще был способен это сделать. И девушка надеялась, что обещанный завтрак будет прекрасным «поднимателем» его настроения.

Когда джип, наконец, подал признаки жизни, задумчивое лицо Лердес просияло, и она поспешила на водительское сиденье – насколько же, черт, теплее было в салоне.
– Поезжайте за мной, о спаситель Харрис, – шутливо произнесла Ева в ответ на прозрачное напоминание о завтраке. Может, времени до начала смены оставалось совсем немного, доехать до нужной кофейни теперь казалось девушке делом принципиально важным – не зря же она терпела все эти утренние испытания.

***
До кофейни они добрались минут за сорок, причем выглядела она совсем не как нечто стоящее внимания, потому что находилась далеко от главных улиц города, была окружена хозяйственными магазинами и прачечными, а ее вывеска оказалась выцветшей на одни Боги ведали как попадавшем в переулок солнце.
Выбравшись из машины, Ева постучала в стеклянную дверь, совершенно игнорируя вывеску с часами работы, на которой говорилось, что заведение откроется только через полчаса. И все же через мгновение замок щелкнул, и на пороге появился рыжеволосый юноша в форме баристы. На фоне черного фартука его бледная кожа казалась еще белее, что сильно подчеркивало и цвет волос, и нанесенные на руки многочисленные татуировки.
– Ева, – несколько удивленно произнес он. – Поздно ты сегодня.
Его голубые глаза скользнули по маячившей за спиной девушки фигуре Харриса.
– Проблемы с машиной, – кратко ответила Ева и шагнула внутрь помещения. – Приготовишь нам завтрак? У вас же в меню была яичница с беконом?.. А мне панкейки с карамелью.
– Кофе? – осведомился юноша, смотря при этом непосредственно на Валенштайна. У Евы, судя по всему, спрашивать этого не требовалось.

Когда заказ был сделан, а бариста обещал принести его в течение пятнадцати минут, Ева указала Валенштайну на столик в глубине помещения, самый близкий к кассе.
Несмотря на то, что кофейня была небольшой и вмещала в себя не больше десяти маленьких круглых столов, рассчитанных на двоих человек каждый, было видно, что владельцы постарались придать этому месту уюта. На каждом столике стояли маленькие вазочки с искусственной зеленью или же причудливые светильники, встроенные в потолок лампы располагались таким образом, что создавали дорожку теплого света, похожую на россыпь звезд. Абсолютно все помещение было оббито деревом – им и, разумеется, кофе пахло вокруг, – а одна из стен практически полностью была увешана фотографиями посетителей.
– Добро пожаловать в самый теплый уголок этого каменного города, – сказала Ева Харрису. Ее губы чуть дрогнули в улыбке – она правда наслаждалась времяпрепровождением здесь. – С хорошей кухней, между прочим, – добавила она.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » #Настоящее: осень 2025 г » Заведешь меня? Или лучше дай прикурить...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно