https://forumstatic.ru/files/0011/93/3d/27148.css?v=4 https://forumstatic.ru/files/0011/93/3d/59130.css?v=20
Любовники смерти - это...
...первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке...
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime

Любовники Смерти

Объявление

ИГРОВЫЕ НОВОСТИ

В 21 веке в криминальном мире неспокойно. Деятельность некоторых важных шишек стала интересна федеральному бюро расследований Дюссельфолда

D 10 веке до н.э. сенатор Эроса дал указание разрушить храмы Фетиха в столице...
Продолжение следует...

НОВОСТИ ФОРУМА
Присоединяйтесь к батлу форума: новая волна. Прием заявок до 23 июня 2024 года.
Открыта новая интересная игра, в которой могут принять участие все, кто записался в батл фракций. Прими Вызов игры и заработай для команды баллы. Генерация происходит с каждым новым броском.
ПОСТОПИСЦЫ
АКТИВИСТЫ
БАТЛ ФРАКЦИЙ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Откатанные эпизоды » Любовь варвара


Любовь варвара

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название: Любовь варвара
Дата в игре:
До новой эры
Описание:
Прошло две недели с того момента, как Амадеус выкрал жену Корнелиуса, и беспрерывно насиловал ее, а вот что было после вы узнаете из этого флешбека.
Участники:
Колестис и Амадеус
Статус:
Закрытый ессно.

Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0

2

Тяжело и хрипло дыша Амадеус свалился с тела Колестис на бок. Он не считал, который это был раз за ночь, но пламя страсти по-прежнему бушевало в нем и подобными попытками его не усмирить. Переведя немного дух, вампир ощущал новый прилив сил и мог бы тут же накинуться на нее снова, но остановил себя. В отличие от царя вампиров, Колестис была совершенно безразлична к процессу соития.
"Все равно что трахать мертвое тело," - мысленно рявкнул Амадеус.
Он понимал что хочет именно ее, что она рядом и все на что он способен чтобы достичь желаемого - он сделать в состоянии, однако был упущен главный момент. Не выйдет ничего у Легатуса, пока девушка не ответит ему тем же. Его плотские желания так и останутся не насыщенными и жажда не познает вкус истинной любви, истинной богини. Да, в своих фантазиях именно с чем-то необыкновенным он сравнивал красоту Колестис и восхищался ее выдержкой и характером. Не многим женщинам довелось уживаться рядом с этим варваром и далеко не каждая позволяла вести себя с ним столь бесцеремонно. Колестис словно запретный плод, что-то, что пусть и в самих его руках, но по-прежнему также далеко. Но на этом сюрпризы не заканчивались. Амадеус без смущений мог сказать ей об этом, открыть ей свои мысли. Раскрыть все, что он о ней думает и тем самым, вероятно, подарить мрачную надежду вырваться из его же рук. Заставить поверить в то, что она владеет ситуацией, от нее зависит исход и что она может им манипулировать, взяв во внимание признание отца вампиров. Сам царь, сын демона признал ее красоту, восхищается ею. И одному Дагону известно сколь коварна может быть отчаявшаяся женщина, поневоле делящая ложе с ненавистным ей мужчиной.
Вампир лежал все это время на спине, тяжело дыша и смотря в потолок шатра. После, он перевернулся на бок, положил ладонь на обнаженную талию Колестис, а его губы коснулись ее плеча. Не торопливо вкушая плоть женщины, варвар обдавал его своим разгоряченным дыханием, смещаясь от плеча все выше к шее. Рукой вампир ушел по ее телу вниз, пока не нащупал остатки от одеяния в котором пребывала девушка до начала совокупления. Разорванные и обезображенные тряпки - все что осталось от ее платья. Скомканным, бесформенным поясом, они держались на бедрах Колестис. Амадеус без особого усилия разорвал ткань и лишил девушку тем самым последнего намека на одежду.
Затем остановились губы и вампир развернул девушку на спину, нависнув сверху так, чтобы она смотрела прямо на него.
- Скажи, Колестис.... чего ты хочешь? - медленно вопросил варвар.

Отредактировано Амадеус (24.01.2013 01:42)

+2

3

Поняв, что сопротивление бесполезно и проклятый демон возьмет свое, она перестала предпринимать какие-либо действия. Осознание того, что борьба лишь разгорячает его еще больше, пришло вскоре после отплытия. Каждый раз, когда Амадеус приходил к ней в шатер и наваливался словно зверь, она просто отключала все чувства, и лежала, будто без эмоциональная кукла. Колестис не знала, сколько времени прошло. Дни тянулись очень медленно, и казалось, этому кошмару не будет конца.  Однако и желание вернуться домой ее посещало все реже. Всем своим естеством  она рвалась в свободный полет, словно певчая птичка, которую долгое время держали в золотой клетке. Быть может, даже если бы клетка распахнулась, она не покинула ее, потому что уже привыкла жить в ожидание и в глубине души боялась большого мира, но сейчас эта фантазия о нем была единственной мечтой, которая грела сердце. Колестис не смотрела на нависшего варвара, хоть взгляд ее и был прикован к его лицу. Услышав его вопрос, она закрыла глаза, прошептав:
-Ничего…
Глупо было просить у него свободы. Это был уже пройденный этап. Когда она вновь посмотрела на него, глаза, которые прежде могли отражать все краски мира, были пусты. Дважды изнасилованная: сначала своим братом, а затем и дедом, Колестис была травмирована достаточно, чтобы возненавидеть весь мужской род, и перестать верить в чудеса. Светлый мир, рухнул, оставив после себя лишь обломки прежней беспечности. Возможно потом, когда-нибудь он вновь станет для нее цветным и прекрасным, но сейчас она потеряла всякую веру и стремление к жизни. С каждым днем яд ненависти отравлял ее кровь.

Отредактировано Колестис (26.01.2013 14:41)

+1

4

Вампир разозлился от услышанного еще больше.
- Неужто это все на что годна моя кровь? - Амадеус обдал лицо девушки разгоряченным дыханием и выдержав недолгую паузу, громко рыкнул ударив кулаком в землю.
- Ты должна стать настоящей царицей, - вампир приподнимался, садясь ей на ноги. Дав немного простора девушке, он тем же временем позволял себе видеть все ее нагое тело от пояса и выше, - Потому что это мой выбор! Тебе бы стоило проявить должную благодарность за подобную возможность, дарованную тебе мной.
Легатус кричал, и в то же время терпел ее безразличие из последних сил, боясь сорваться, дать волю злости и навредить девушке в гневе.
Схватив Колестис за руку, он рывком поднял ее, усадив на пятую точку, а другой схватил за горло.
- Не пристало царице лежать мертвой тушей в постели! - разгневанно произнес вампир, после чего оттолкнул ее обратно на меха и поднявшись на ноги, отошел к стене.
- Я считал что ты способна на большее, - надменно бросил Амадеус, - Колестис, дочь моих детей и это все на что тебя хватило? Править нашим народом - твоя судьба, наследие нашей крови. И думаешь я допущу к власти ту, которая даже в ложе лежит бесчувственным бревном? Разве способна такая править целой расой? Тебе не хватает смелости и сил признать свои достоинства и принять честно заслуженный титул!
На последних словах Амадеус с размаху ударил кулаком по стоявшему в углу трофею. Статуя выполненная из чистого золота рассыпалась сотнями осколков.
- Ты меня дико разочаровываешь, Колестис, - он направился к ней, и остановившись рядом продолжил: - Если ты не берешь себя в руки, я выставлю тебя вон. Посмотрим как долго тебя хватит стоять привязанной к столбу без пропитания и совсем без одежды, выставленной на смех моим воинам. Без крови, без сил - долго ли тебя хватит и сколько пройдет времени прежде чем я услышу твою мольбы прекратить это? Сколько часов, дней, недель позора понадобится для самой Колестис, чтобы принять очевидное!? Право, низшие из грязнокровок, бродячих отшельниками и питающихся крысами, будут соображать быстрее тебя!
Амадеус посмотрел в ее глаза и внезапно его настиг призрак прошлого. Перед взором все помутнело, вампир встряхнул головой, протер глаза и увидел перед собой лежащей на мехах не обнаженную Колестис, а Анну. Он понимал что это всего лишь ему померещилось и постарался привести себя в чувства. Зажмурив глаза и вновь открыв, он перевел дух и сел рядом с девушкой, отвернувшись к стене, опосаясь что иллюзия не развеилась.
- Ты все никак не поймешь. Я дарую высшую почесть, а не лишаю тебя твоей жизни, - образ своей первой любви приусмирил зверя в Амадеусе и от того он сейчас говорил куда спокойнее.

Отредактировано Амадеус (26.01.2013 23:50)

+1

5

После того, как Амадеус схватил ее за горло, на шее девушки остались красные следы его пальцев и жгучее, неприятное ощущение, пробудившее внутри легкое волнение. Она не боялась его, не испытывала давящей ненависти, как прежде, и не воспринимала его угрозы на веру. Колестис устала. Именно по этой причине, она прекратила бороться, и  предпочитала уходить в себя. Так она делала и раньше, когда чувствовала себя беспомощной или на нее нахлестывала тоска. Слова полудемона били по барабанным перепонкам, но  дочь Микаэля старалась не придавать им особого значения. Он кричал и буквально пышел от гнева. Пару раз она вздрагивала от его резкости, но выражение на ее прекрасном лице при этом оставалось по - прежнему холодным. Даже сейчас, несмотря ни на что, эта женщина смотрела на него с высока, хоть и понимала, что является всего на всего очередной прихотью, игрушкой в руках сильного мира сего. Его слова поражали ее все больше и больше, а угрозы растворялись, как дым, будто их и не было. Ему должно было быть прекрасно известно, что сделай он то, о чем сейчас говорит, она не будет молить его о пощаде и умрет в мучениях, если на то будет воля небес. Ежели они откажутся принимать ее душу, Колестис была готова на любые мучения, но гордыня, что обвила ее разум подобно ядовитому змею, никогда не позволила бы ей склониться перед ним и просить пощады. Это было пожалуй единственное, чего у нее не отнять и что досталось ей от дражайшего родителя, сына Амадеуса  Микаэля.  Внешне, она даже могла напоминать его, а он в свою очередь был похож на свою мать – Анну: светлыми волосами, синими глазами, фарфоровой кожей.
-Царицей, – наконец, выслушав его тираду, повторила она, будто пробуя слово на вкус. – Зачем горы золота и алмазов, если я чувствую лишь холод, который пробирает мою душу каждый раз, когда ты касаешься меня. К чему весь мир и эта проклятая раса, когда я вздрагиваю каждый раз, когда ты приходишь ко мне, чтобы взять и завалить на шкуру, - голос ее был полон досады, полон безысходности, и глубочайшего омерзения. Она говорила это так, будто бы ненавидит не только его, но и себя. Свою суть. – Мой удел… Мой удел быть царицей мир, как ты говоришь, но  являясь твоей рабыней. Ты животное. Зверь, который привык брать то, что хочет не спрашивая. Для тебя женщина не более чем трофей для утех. Я живу ничуть ни лучше рабынь, что следуют за этим табором. Ко мне относятся не лучше чем к собаке, которую можно   наказать, привязав к столбу. Ты можешь сделать со мной все, что тебе заблагорассудится. Однако злишься, потому что никогда не получишь мою душу. Ее я тебе не отдам, клянусь Фетихом.
Она не сомневалась, что сказанное разозлит его еще больше, но между тем продолжала говорить, словно на исповеди, даже не задумываясь над тем, к чему это может привести.

Отредактировано Колестис Кавендиш (27.01.2013 00:28)

+1

6

- Ар! - упорство и гордость Колестис вернули ему прежнее состояние. Амадеус накинулся на Колестис, вновь нависнув над ней.
- Ты забываешься, девочка! - зло прорычал вампир, - Зверь это одинокий волк рыщущий по лесу в поисках неудачливого путника. Зверь это животное природой опущенное на вторую ступень после нас, вампиров и даже после людей. Я же Амадеус Легатус, сын демона, прародитель рода вампиров. Я ваш Бог, ваш палач и благодетель. Мое слово заведомо превыше для каждого из моих детей чем слово родной матери. И кто как не я имеет право распоряжаться судьбами своих отпрысков, в том числе и твоей, Колестис!
Его голос был преисполнен ярости, хотя внешне он держался как и полагается отцу вампиров. Он не брызгал слюной и не дергался от переизбытка эмоций - все что выдавало его гнев - то был голос, выражение лица и разумеется глаза Амадеуса, которые пылали диким пламенем в те самые мгновения.
- Ты говоришь, что к тебе относятся как к рабыне? Да, это так, и вина в этом всецело лежит на тебе. Твоя судьба предрешена, мои слова не оспариваются, дочь Микаэля. Право ты вся в отца. Ты будешь моей, я дарую тебе все: власть, богатства, знания, себя, - он провел рукой по ее щеке, - Но ты от всего отреклась и все что осталось после отказа от явных привилегий - делить со мной ложе. А теперь спроси себя, кто сказал последнее слово в счет того, как тебе жить? Ты Колестис. Считаешь много гордости в том, чтобы жить рабыней? Много славы, радости, наслаждения? Я скажу тебе - нет. Ты же обрекаешь себя на это и во имя чего? Защиты от меня каких-то своих ценностей? Будто бы я тебя их лишаю, Дагона мне в сестры!!! Моей волей они будут дополнены, но ты меня не слышишь! Мне не нужна рабыня, не нужен трофей! У меня их столько, что можно было бы оставшиеся не захваченные земли попросту выкупить у этих никчемных королей и повелителей!
Рык Амадеуса буквально сотрясал воздух в шатре.
- Не по причине твоего лика или молодого тела я увез тебя сюда! И не по нелепому капризу!... - вампир замолк, увидев что слова его до Колестис не доходят и тогда тело налилось силой рун и вырвавшись через кулаки, ударившие по обе стороны от плеч девушки, сотрясли землю, разворошив половину вещей в шатре и не известно при этом как еще устоял сам шатер, - Я люблю тебя! - рявкнул вампир.

Отредактировано Амадеус (27.01.2013 01:03)

+1

7

Все это время она лишь сверлила царя вампиров глазами, но когда с уст  его сорвались последние слова, разразилась истерическим хохотом. Это было единственное, что она смогла сделать после всего, что между ними было, и что ей пришлось пережить за эти долгие дни бесконечного надругательства над ее телом. Любовь! Да, что он мог знать об этом чувстве?! Синие, как бушующие воды океана глаза Колестис налились гневом. А вскоре в них заблестели и слезы. В голове все перемешалось, и перед взором  начали появляться размытые круги. 
-Высшая почесть! Любовь! Слышишь ли ты себя полудемон!? Безумие опутало твой разум, и ты пытаешься свести с ума и меня… Чего ты хочешь!? – выкрикнула она, и посмотрела на него покрасневшими от слез глазами. – Что тебе нужно от меня? Неужто этого тела тебе уже недостаточно? Упиваешься своей силой, так упивайся! Бери все, что тебе заблагорассудится, но не трогай мою душу и не тереби в ней незажившие раны… проклятый демон! Я никогда не полюблю тебя, и гори все в огне адской геенны, я предала бы тебя ему, как самого большого грешника на этой земле.
У всего был свой предел, в том числе и терпению. Униженная и оскорблённая дочь Микаэля не могла поверить в правдивость его слов, и видела в них какую-то скрытую подоплеку. Она не могла позволить ему завладеть своими мыслями и забрать сердце, чтобы растоптать его, как только надоест. Колестис, хоть и не любила своего мужа, но  все же пока была верна ему, пусть не телом, но духом.
-Бери же вновь и вновь то зачем приходишь каждый день! Сейчас! – поддавшись вперед, она подарила ему поцелуй, которым выразила все свое отвращение, после чего оторвалась от его уст и добавила, - ты же этого хотел? Такой любви ты ждал?
Могла ли женщина, которую предавали насилию на протяжении всего этого времени поверить в то, что он говорит? Любил бы он ее, разве допустил бы подобное отношение? Возможно, ведь за столько столетий одинокой жизни Амадеус успел позабыть, как нужно обращаться с женщинами. Вечные походы и бои. Любовницы на одну или две ночи. Однако Колестис, которая видела  в нем только негативные стороны было сложно это понять и признать. Она просто сложила его образ для себя и не могла поверить, что за этой грудой мышц может скрываться любящее сердце.

Отредактировано Колестис Кавендиш (27.01.2013 01:52)

0

8

Под конец он не выдержал и с размаху ударил Колестис ладонью по лицу. Звонкая пощечина в миг перебила все звуки в шатре и вероятно была ничуть не тише чем все действия и слова вампиров за эту ночь.
- Глупая девка! - рявкнул Амадеус и поспешно покинул Колестис, по пути схватив какой-то огрызок ткани и наматав его на пояс, чтобы прикрыться.

***

Прошло три дня. Войска Легатуса готовились к скорой битве и все это время Амадеус не приходил к девушке и не пересекался с ней где-либо. Сперва он старался отвлечь свои мысли планируя битву и разговаривая с командующими, а теперь попросту устал бежать от своих мыслей. Или вернее не видел в этом смысла.
Когда снова стемнело, вампир пришел в покои Колестис. Покорные девицы закончили купать ее и заворачивали девушку в полотенца, когда полудемон оказался на пороге. Скрестив руки на груди, он дождался пока прислужницы закончат свое дело, на что ушло всего ничего, а после коротким жестом приказал им оставить вампиров на едине и девицы поспешили удалится. Амадеус подошел к стоящему на небольшой столешнице графину с кровью и поставив рядом два кубка, он наполнил их до половины. Один поднес к девушке и поставил рядом с ней на поднос у постели, а сам с другим встал рядом и пригубил напиток.
- Возможно я был не прав, Колестис, - его голос не был больше надменным или яростным. Не было никакого подтекста, однако ощущалось с какой тяжестью удалось Амадеусу произнести эти слова, - Я забыл как надо любить и демоническая сущность поглотила все лишнее. Однако хоть я и признаю то, что возможно неверный выбрал путь - мое желание осталось прежним. Ты останешься со мной. Быть может когда я был человеком, я бы дал тебе свободу и отпустил... и ты бы ушла. Но сейчас я не тот кем был прежде и тебе придется мириться с этим. Кровь демона во мне испепелила все что ведет к слабости. Лишь одно она не тронула или не осилила удержать. Возможно последний след человечности, а может все дело в тебе - не знаю. Ясно лишь одно - я люблю на столько, на сколько способен любить сын демона, вампир, чей возраст давно уже нельзя определить точнее чем до века, - осушив кубок, Амадеус поставил его на поднос, - Если ты в самом деле никогда не расстанешься со своей ненавистью и собираешься дальше упорствовать - то мне жаль, так как выбора нет.

Отредактировано Амадеус (27.01.2013 02:46)

0

9

После того, как Колестис покинула лохань с ароматной водой, девушки закутали ее в белую простыню, которая тогда служила полотенцем, а затем, опустив головы, поспешили покинуть шатер, оставив господ наедине. Она еще помнила яростную пощечину, которой Амадеус наградил ее пару дней назад, потому сейчас ожидала далеко не великосветскую  беседу. Однако была крайне удивлена ее началу. Неотесанный варвар впервые признал, что мог оказаться не прав, ни  это ли событие века?  Она взяла кубок и пригубила его содержимое, между тем, не переставая смотреть на полудемона каким-то заинтересованным взглядом. Сейчас он разговаривал с ней не так, как прежде. Старался держаться, как подобает, что выглядело даже немного комично, если учитывать его облик и образ жизни. Возможно, он был не так безнадежен, как могло показаться? Так или иначе, ошибки прошлого до сих пор были не забыты и отдавали горьким привкусом обиды. Поставив кубок, Колестис отошла к другому столу и присев наподобие стула взяла гребень и начала расчесывать длинные, отливающие золотом волосы.
-Скажи Амадеус… чего ты хочешь? – вопросила древняя, не поворачиваясь к нему лицом. Настало время и ей задать этот вопрос, потому что она до сих пор не могла найти ответ на него, кроме очевидного. Однако поверить в то, что ему нужна ее любовь, Колестис так и не смогла, хоть толика сомнения и закралась в ее светлую головку. Голос ее по – прежнему был равнодушным, но теперь она хотя бы с ним разговаривала.

Отредактировано Колестис Кавендиш (27.01.2013 03:14)

0

10

- Хочу чтобы рядом со мной была одна царица. Хочу делить с ней власть и ложе. И я выбрал тебя Колестис. От тебя же мне нужна только любовь, ведь в ней залог удачного союза.
Амадеусу с трудом давались подобные темы, от того тон его приобретал скорее тон переговоров, нежели любовный. Вампир смотрел на девушку все с тем же уверенным взглядом и в глазах его пылал все тот же огонь. Огонь страсти и вожделения, любви или не умолимая ярость порожденная упрямством этой женщины - кто знает. В любом случае он не был таким плоским в понимании, каким делала его в своем сознании Колестис. Возможно если она захочет его услышать, то что-нибудь поймет. В противном случае ей придется целую вечность провести в руках этого варвара в качестве обычной рабыни, исполняющей пошлые, похотливые желания отца вампиров.
Не хотел он такой участи для нее, но и иначе не мог. Ему не позволяет направить в иное русло свои мысли сама его сущность. Он давно не человек, скорее демон. Истинный сын своего отца и как положено природе - яблоко от яблони не далеко упало.

Отредактировано Амадеус (27.01.2013 03:28)

0

11

Слышать эти слова от него было крайне дико. В какой-то момент Колестис перестала расчесываться, и замерла, будто обдумывая сказанное, а затем вновь провела гребнем по шелковым волосам, теперь приятно пахнущим жасминовым маслом. Глубоко вздохнув, она поднялась на ноги и также молча посмотрела на него, еще раздумывая над тем, как поступить. Власть в этом мире принадлежала мужчинам, и мало кто из них согласился бы делить ее с женщиной. Возможно, царь вампиров бесстыдно лгал ей, чтобы добиться желаемого, но почему-то сейчас она поверила ему. Однако Колестис знала, что  не стоит беззаветно доверяться первым словам, которые смогли уважить ее гордыню. Но нужно было признать, что это была отличная возможность, попытаться взять ситуацию в свои руки и попробовать воздействовать на него  женскими чарами, получив хоть какую-то пользу от этого союза. Прежде именно гордость, в первую очередь, не позволяла ей пойти ему на встречу, ведь сделай она это он бы так и относился к ней, как к своей собственности, а не царице. Раз выбор все равно не велик, нужно взять от сложившейся ситуации по максимуму. Колестис сделала несколько шагов вперед и остановилась возле него.
-Докажи, что твои слова имеют силу, - произнесла она, глядя на него снизу вверх из-за маленького роста. – Скажи всем, что я твоя царица, и что отныне они должны слушаться меня, как тебя. – в те времена, подобное заявление могло вызвать много  недовольства, поскольку мужчины считали ниже своего достоинства подчиняться женщинам.
Губ ее коснулась мягкая улыбка.
- Сделай это и тогда ты получишь то, что так желаешь.

Отредактировано Колестис Кавендиш (27.01.2013 04:11)

0

12

Сперва в сознании Амадеуса промелькнула мысль о том, что Колестис нечто задумала. В целом это было вполне закономерно ввиду таких перемен ее настроения, или же вампир просто не ожидал услышать подобное. Но сразу за этим он не раздумывая развернулся и покинул шатер. Спустившись с холма, на котором были размещены их покои, вампир созвал к себе верных людей и велел им разнести его слова по всему войску и всем слугам.
- Отныне Колестис моя царица и вы будете служить ей равно как служите мне. И ее воля будет столь же скоро исполнятся как моя. Любой кто не согласен, мной лично будет отправлен к Дагону. Днем я объявлю это на военном совете еще раз.
Также внезапно, как Амадеус сделал это заявление, также он и покинул совет, не удостоив своим вниманием их задумчивых и обеспокоенных лиц. Сейчас у него были иные приоритеты. Вернувшись в шатер, Легатус подошел к девушке:
- Теперь твое слово имеет ту же власть что и мое. Они твои верные слуги, - заявил Амадеус и сделал паузу.
- Что скажешь теперь?

Отредактировано Амадеус (27.01.2013 04:25)

0

13

Вначале она не поверила своим глазам, ушам и рассудку, и была крайне поражена тому, что произошло, но затем пришла в себя, поняв, что с мнимой властью, получила и обязанности, которые должна исполнять, будучи царицей. Разумеется, в душе Колестис не хотела иметь никаких отношений с этим варваром, но была вынуждена признать, неизбежным то, что последует дальше. Любовь – это чувство, которое не возможно испытать по первому требованию, но у нее не было другого выбора. Оставалось лишь попытаться привыкнуть к нему. Впрочем, на достигнутом «Шехиризада» древности не остановилась, и сказала следующее:
- Я не могу быть с тобой всецело пока связана клятвой с другим мужчиной. Разорви кровный союз. – В этом был свой смысл и подтекст. Сейчас, по законам крови, она действительно принадлежала Корнелиусу, и все еще чувствовала себя его женщиной, хоть и была выдана за него силой. Впрочем, судя по продолжению этой истории, и нынешнему положению это был ее рок. Она не простила не одного из них за то, что они сделали, и хоть брат и муж ее зачастую говорил, что не похож на своего прародителя это было далеко не так. Быть может когда-нибудь, Колестис сможет забыть свое унижение, но не сейчас. В данный момент ей остается лишь хитростью получать то, что она хочет, а при хорошем стечение обстоятельств и вовсе оставить его с носом. Сколь долго ей будет удаваться это остается лишь загадкой, но именно в то время, она начала учиться вить веревки из женского обаяния, которыми в последствие оплетала разум сраженных ее красотой мужчин. Ох уж это женское коварство!

Отредактировано Колестис Кавендиш (27.01.2013 05:08)

0

14

Минуло еще три дня с того разговора. По желанию Амадеуса в скорые сроки был приготовлен ритуал для заключения нового брака и расторжению старого. Прибыл шаман, собрали необходимые предметы и в итоге устроили помолвку.
"Наконец-то Колестис перестала сопротивляться," - думал вампир, хотя и не исключал вероятности обмана. Пожалуй он сейчас не сильно переживал за возможное коварство своей возлюбленной: ритуал прошел успешно. Связь с прежним мужем была порвана и создана новая, с отцом всех вампиров. Отныне она является его женой и ничьей больше - остальное формальности. А вздумай Колестис обмануть Легатуса... хм, пожалуй он врядли станет ее наказывать. Пропал интерес в этом, ведь любые методы бесполезны против той, в которой не осталось желания бороться. Он будет умнее и попросту не даст девушке всерьез навредить ему или его верноподданным, если тот вред не будет оправдан. Как и обещалось, теперь он дарует ей большей свободы и она обретет большую часть привилегий Отца вампиров, однако сам же Амадеус решил держать ее пока на коротком поводке, по-крайней мере пока не увидит искренность в ее словах. Не стоило прибегать и к рунам, чтобы понять сколько именно правды и откровенности в ее словах.
Так или иначе, сейчас все идет в соответствии с его желаниями и Амадеуса собирается всецело использовать это.
Окончив обряд, когда вся торжественная часть окончилась, Легатус увел девушку за собой в шатер. Пройдя чуть глубже внутрь, вампир опрокинул Колестис на ложе и накинулся сверху.
- Теперь ты моя царица. Больше нашему союзу ничто не мешает.

+1

15

Ощутив на себе тяжесть его тела, поначалу, Колестис почувствовала уже знакомое ей чувство страха и омерзения, которые само собой возникали как протест, перед каждым соитием. Однако вскоре на смену ему пришло нечто иное, не похожее ни на что прежде. Установленная между ними связь словно сблизила их на каком-то другом уровне, и сейчас лежа под Амадеусом, она не захотела оттолкнуть его, как прежде, а напротив, заглянув в темно-зеленые глаза прародителя, поддалась вперед, едва соприкоснувшись с ним губами. Одной рукой, Колестис  упирался в кровать, а другой осторожно провела по щеке мужчины кончиками пальцев будто бы прощупывая ее. Легкий сквозняк проник внутрь шатра, принеся с собой отголоски неоконченного празднества: крики, смех, песни и жалобный треск дров догорающих костров. Торжество было в самом разгаре.
Почувствовав тепло и мягкость, сомкнутых губ, девушка прикрыла глаза, и нежно проведя по волосам Легатуса, запечатлела легкий, едва ощутимый поцелуй, после чего отстранилась, но затем вновь прильнула к нему второй и третий раз, пока не почувствовала, что освободила свой разум  от пустых переживаний и полностью отдалась безумному наваждению. Влажные лобзания и горячие прикосновения варвара, оставляли на коже Колестис приятное, долгоиграющее ощущение, которое вскоре переросло в страстное желание почувствовать его внутри себя. Аромат, который исходил от мужчины,  прежде казавшийся отвратительным, теперь напротив возбуждал ее. Начав постанывать, от жгучего желания разгорающегося внизу живота, она не в силах больше ждать развела ноги в призывном жесте, и скользнула руками по крепкой мужской спине, чуть-чуть надавив на его  кожу ноготками. Кровь Амадеуса, которая стала частью ее после ритуального костра связавшего их, пробудила в ней тайные и бесстыдные фантазии, жаждущие претвориться в жизнь. В свете факелов тело молодой царицы было подобно алебастровой статуе богини Любви, украшающей дворец роз. Ее длинные, отливающие золотом вьющиеся волосы  были рассыпаны по плечам и прикрывали полуобнаженную грудь, разрисованную в честь свадьбы разными причудливыми символами, а тени блуждавшие по шатру иногда падали на них заставляя двигаться. В очередной раз посмотрев на него, окутанным поволокой взглядом, Колестис прошептала:
-Возьми меня мой бог и царь...

Отредактировано Колестис Кавендиш (28.01.2013 20:11)

+1

16

Наконец она ожила, наконец вампир дождался этого момента: девушка извивается, отвечает на ласки и в целом ведет себя куда живее той безвольной куклы, что пробыла под ним все прошлые дни. Врядли Амадеус был удивлен, скорее был просто рад, по-своему. Легатус из тех кто всегда добивался всего чего хотел и пожалуй свыкнувшись с этим фактом он никогда не терял надежды, что Колестис все же отдастся ему по своей воле и будет с ним. Вероятно поэтому согласие девушки не вызвало в нем неожиданного замешательства и даже наоборот. Единственное что его смутило - в ее глазах он видел настоящее желание, а не наигранные эмоции, которые, как ему казалось, имели место быть в ее словах о браке. В них чувствовался какой-то подтекст или попросту вампир ей не доверял, но теперь...
К черту мысли. Пусть думают всякие философы и затворники своих ученых разумов - натура варвара же в ином и сейчас он собирался дать ей волю.
На позыв Колестис овладеть ею, Амадеус ответил приглушенным рыком. Он наклонился вперед, одарив возлюбленную страстным поцелуем. Его большие руки хватали ее за бедра, сжимали, гладили, но это были не ласковые прикосновения, а горячие, порывистые и требовательные движения. Он уже начал насиловать ее своими прикосновениями и сие было лишь началом.
Резко перевернув девушку на живот, вампир провел клыками по ее спине, иногда цепляя ее кожу, делая маленькие надрезы, которые почти сразу же затягивались, однако яд страсти, исходящий из его укусов успевал попадать в тело Колестис. Не долго думая, Амадеус приготовился овладеть ею сзади.

+1

17

Вместо того чтобы овладеть ей, в той позе, которой они изначально лежали, Амадеус одним движением руки перевернул девушку на живот так, что она успела только всхлипнуть от удивления. Когда он обхватил ее бедра и в первый раз вонзил острые клыки в шею, Колестис ухватилась за запястье его руки, и ловко развернувшись к нему лицом, сказала:
-Нет, я больше не хочу так, - разумеется, он мог не послушать ее, что сначала и собирался сделать, но у древней хватило сил, чтобы остановить его. Раз уж ей и дальше предстоит делить с ним ложе, то стоило делать это с достоинством королевы проклятых, а не уподобляться рабыням, на чьи лица мужчины и не смотрят, беря их сзади.  Также осторожно коснувшись лица царя вампиров, девушка поддалась вперед и еще раз поцеловала его в губы, ощутив при этом послевкусие своей крови, а затем положила ладони ему на плечи и медленно перевернула мужчину на спину  сев на него сверху, как наездница, оседлавшая жеребца. Их глаза встретились, руки сомкнулись в замок и, наклонившись к нему, Колестис начала посыпать Амадеуса легкими, нежными поцелуями, спускаться все ниже, пока бутоны ее губ не остановились возле его шейной артерии.  Зубы носферату увеличились и вошли в кожу мужчины, столь аккуратно, как только можно, не принося абсолютно ничего, кроме наслаждения. Многие ощущения зависели от того, как вонзить клыки, и за три года она научилась делать это, если не совершенно, то весьма умело. Вливая в кровь яд наслаждения, Колестис сделала всего два больших глотка из раны, после чего начала зализывать ее медленно водя влажным язычком. Тем временем ее руки сами указали ему где должны лежать его, а сама она медленно задвигала бедрами изображая половой акт, ерзая на возбужденном орудие варвара, который был уже давно готов проникнуть внутрь ее горячего лона. Проведя руками по груди и накаченному торсу Амадеуса, она  смотрела ему в лицо, пытаясь пробудить в нем давно забытые человеческие чувства, которые когда-то, как ходили слухи были не чужды этому полудемону.

Отредактировано Колестис Кавендиш (29.01.2013 00:26)

+1

18

Колестис попыталась взять инициативу на себя, но варвар слишком необузданный зверь, чтобы надеяться его так легко приручить. Позволив укусить себя, Амадеуса охватил экстаз и со зверя, стремившегося сейчас на волю, пожалуй, были сорваны все цепи. Животный инстинкт был куда сильнее его рассудка в тот момент. Его копье набухло и затвердело пот тканью ритуального одеяния, от которого он пока еще не успел себя освободить, что тут же поспешил исправить. Подхватив девушку за бедра, он опрокинул ее на спину, и отполз назад. Встав на колени, он ухватил рукой за голень ее правой ножки и рывком потянул на себя, задрав ногу вверх. Теперь она уже не была безвольным бревном в ложе и вампир видел как сильно она преобразилась. В нем заиграл интерес, сколько же страсти таит в себе это юное тело и сколько ему удастся призвать, ибо он хотел сейчас все. Содрав легким движением с Колетис юбку, Амадеус оставил ее абсолютно голой. Глаза полыхнули вожделением, когда он увидел ее разгоряченное лоно и в следующее мгновение он схватил ее за левую руку, и с силой подтянул к себе. Девушка приподнялась с кровати и вампир словил ее, прижав к себе. Теперь он держал ее горячее тело на весу, его естество упиралось в уже ничем не прикрытую промежность девушки, а клыки постепенно приближались к шее. Сперва они коснулись ее нежной бархатной кожи, слегка надавили и затем стали погружаться в податливую плоть, пробиваясь все глубже и впиваясь в артерию. Наслаждение вливалось в тело Колестис, в то время как из раны потекли багровые струйки крови. Сперва редкие, потом более насыщенные. Амадеус намеренно не выпивал всю кровь, а выпускал ее, давая растечься по шее девушки, затем вниз. Некоторые струйки скользили между ее холмиков на живот, а некоторые, особо напористые, взбирались на грудь, оставляя за собой влажные следы.
Одна рука вампира держала девушку за талию, другая же легла на пояс вампира и также непринужденно, одним жестом, лишила одежды и его самого. Набухшее копье легло на горячее лоно Колестис как раз в тот момент, когда кровь девушки стекла в самый низ окрапив ее промежность и жезл самого Амадеуса. Вампир пребывал на пике возбуждения.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти » Откатанные эпизоды » Любовь варвара