Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Томас Швайгхёфер


Томас Швайгхёфер

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Национальность персонажа
Дюсельдорфец / не расист.

Возраст персонажа
27 лет

Пол персонажа
мужской

Фракция
Пневматик

Социальный статус
Топ-модель, дизайнер одежды в доме Фрайхайт.

Внешность персонажа
У Томаса андрогинная внешность и фигура типа «песочные часы», что при умело подобранной одежде и макияже позволяет ему выглядеть и как девушка, и как парень.
При росте 188 см довольно худощавый, не склонен к полноте. Благодаря капризу генетики не имеет волос на теле кроме как на голове и в области паха, в свои 27 лет бреется не чаще раза в неделю.
Любит экспериментировать с внешностью и прической, носить линзы, меняющие цвет глаз. На момент игры имеет зелено-серые глаза и каштановые короткие волосы.
В юности любил броские яркие оттенки и провокационные образы. Сейчас четко разделяет время и место и в соответствии с этим подбирает одежду, прическу и макияж. На публичные мероприятия приходит в оригинальной одежде, предназначенной прежде всего для того, чтобы продемонстрировать самого Томаса и его индивидуальность; в повседневной жизни склоняется к натуральности.
Любит экспериментировать с одеждой, не отдает предпочтение определенному стилю или цвету. Выбор одежды зависит от настроения и от сложившегося в голове образа, которому Томасу вздумалось следовать.

Характер персонажа
Поздний долгожданный ребенок в большой семье имеет мало возможности вырасти неизбалованным, особенно если родители и домашние всеми силами этому препятствуют. Томас рос балованным капризным ребенком и знал, что всегда добьется того, чего желает. Живой подвижный ум и талантливость компенсировали дурные черты его характера.
От природы наделенный артистизмом, Томас любит находится в центре внимания, и ему это легко дается, он умеет увлечь людей. Не боится казаться смешным, потому что в глубине души уверен, что все, что он делает, гениально и смешным быть не может.
Томас во многом зависит от своего настроения: когда он в хорошем расположении духа, и окружающее представляется ему радужным, если же он в дурном настроении, то и все вокруг кажется ему отвратительным. Отделять окружающее от своего настроения и быть объективным он не способен.
Может увлекаться и долго заниматься только тем, что ему действительно нравится. Принцип «мне нравится» ставит выше всего и не будет заниматься делом из каких бы то ни было других соображений. Теряя интерес к делу, тут же его бросает. То же относится к окружающим, Томас не считает нужным поддерживать отношения с теми, кто его не интересует. Ради достижения желаемого способен на многое, не испытывая угрызений совести. При случае пользуется связями родителей и старших сестер, считая это само собой разумеющимся. Свои интересы ставит выше других, может ими поступиться только в исключительных случаях и только ради близких.
Вращаясь среди людей творческих и одаренных, полагает, что те, кто лишен чувства прекрасного, не стоят и внимания. По молодости порой ошибался и принимал иллюзию творчества за настоящий дар, после научился отличать одно от другого и к людям, имитирующим творчество, испытывает презрение большее, чем к людям обыкновенным.
Имеет двойные стандарты: к близким и родным предъявляет требований меньше, чем ко всем остальным.
Любит оценивать новое, находится в постоянном поиске новых событий и впечатлений, быстро пресыщается. Быстро сходится и расходится с людьми. В юности не ограничивал себя в любовных отношениях и также быстро пресыщался, что со стороны можно было принять за неразборчивость. Так как быстро теряет интерес, легко переживает разрыв с прежними возлюбленными. Полагает, что испытал любовь, хотя на самом деле еще не пережил сильного чувства. Глядя на глубокие доверительные отношения родителей, думает, что сам не способен на такое.
Любит говорить о себе и своих занятиях, о том, что его увлекает в настоящий момент. Любит слушать других, если разговор кажется ему интересным.
Никогда не подвергался опасности, по большому счету не верит, что в мире может быть что-то враждебное и угрожающее для него и близких. Как поведет себя в критической ситуации, неизвестно.

Биография
Родился в семье пневматиков-целителей. Мать и отец, Амалия и Готфрид, держали нейтралитет по отношению ко всем расам и водили знакомство и с вампирами, и с оборотнями, и с людьми. По соседству жил вампир Матиас ван дер Кройц, семья поддерживала с ним добрососедские отношения. Родители всю жизнь посвятили целительству, и если матерью двигало сострадание ко всему живому и желание облегчить муки больных, то отец был более увлечен исследованиями. Последнее время отец изучал вопросы иммортализма и тесно сотрудничал с вампирами.
Томас четвертый ребенок в семье и единственный мальчик, у него трое старших сестер. Он поздний долгожданный ребенок, и к его появлению родители успели и потренировать  педагогические навыки, и удовлетворить связанные с детьми амбиции и тщеславие на старших детях. У старшей сестры Аделаиды открылся сильный магический дар, и она пошла по стопам родителей. Средняя, Бертина, строила головокружительную карьеру финансиста. Младшая, Натали, училась на педагога. От Томаса ничего не требовалось, и ему все прощалось. С детства его баловали и строго ни в чем не ограничивали, и это во многом испортило его и без того непростой характер.
Томас рос подвижным общительным ребенком, легко сходился с ровесниками, любит быть в центре внимания. Учеба давалась ему легко, и он не привык прикладывать к своим трудам усилий. Магический дар открылся у него довольно поздно и был слабым, как родители и старшая сестра, Томас был целителем, но, в отличие от них, весьма посредственным. Как и сестру в свое время, родители не отправили Томаса на обучение и всему магическому учили его дома. Сложнее всего Томасу было на первых этапах обучения, ему никак не удавалось почувствовать боль других существ. С трудом и лишь благодаря терпению родителей, этот барьер был пройден, и к своим 27-ми годам Томас добрался до ступени III Адепта, застряв на переходе к ступени Мастера. Томас слабо овладел способностями к исцелению других и, возможно, в качестве компенсации у него развилась повышенная регенерация. Родители к слабому дару Томаса отнеслись легко. Сам Томас не предавал значения своему слабому целительству, ему было достаточно знать, что себя он излечить всегда сможет, а лечить других он и не стремился.
В детстве и в юности Томас был увлечен театром, с удовольствием играл на сцене в школьных постановках. Родители и все вокруг полагали, что он будет актером. Но однажды на школьном представлении его увидел представитель модельного агентства и пригласил на собеседование. Так Томас практически с улицы попал в модельный бизнес и в 14-ть лет вышел на подиум.
Модельный мир покорил и увлек его, попав туда, Томас понял, чем действительно хочет заниматься в жизни. Ему нравилось преображаться на фотосессиях, нравилось на подиуме быть не таким, как в обычной жизни. В какой-то степени это было тоже актерство, но более зацикленное на себе самом. Томаса интересовали модные новинки и тенденции, мир моды представлялся ему миром будущего, и, находясь в нем, он жил в завтрашнем дне.
Томаса влекло к людям творческим и неординарным, и более всего он ненавидел в людях обыденность и обыкновенную непримечательную жизнь. По молодости он был склонен принимать яркие краски за действительность и с максимализмом подростка часто принимал желаемое за действительное, после научился отличать одно от другого.
Томас быстро убедился, что мужской модельный бизнес ограничен, и если он хочет делать и пробовать постоянно что-то новое, выходить за рамки, ему нужно примерять на себя женские образы. Врожденный артистизм и андрогинная внешность позволили ему это, и Томас стал выходить на подиум и сниматься для фотосессий в женских образах. Его увлекала мысль, что он может соперничать с женщинами на их территории и выходить победителем. Благодаря этому решению, а также талантам и прилагаемым усилиям, Томас приобрел в мире моды шумную известность. Впрочем, для достижения и закрепления успеха Томас не стеснялся использовать связи и знакомства родителей.
Матиас ван дер Кройц был соседом его родителей, и будучи ребенком, Томас часто видел его дома. Начав самостоятельную жизнь, Томас однажды столкнулся с Матиасом на показе ювелирных украшений и с удивлением обнаружил, что Матиас представляет свою коллекцию изделий. Так они заново познакомились, и между ними завязалась дружба.
Около пяти лет Томас был любимой моделью и музой дизайнера Акселя Мак Коунстинга. В какой-то момент Томас решил попробовать себя в новой роли и сам начал создавать одежду. Он начал с капсульной коллекции аксессуаров под эгидой Акселя Мак Коунстинга, а через пару лет закончил тем, что представил коллекцию молодежной одежды на Неделе моды в Валенштайне. Томас развивал интересующую его идею смешения полов и социальных ролей в современности, и вся одежда его коллекции была адресована как мужчинам, так и женщинам. Дерзкий талант Томаса был замечен, и ему предложили работать в качестве дизайнера одежды в доме Фрайхайт. Согласие Томаса и его переход в дом Фрайхайт закономерно привело к разрыву отношений с его прежним покровителем Акселем Мак Коунстингом. Как многие творческие люди, Томас сосредотачивался на том, что его интересовало сейчас, не думая о последствиях или же благодарностях за прошлое. Достигнув желаемого положения в модельном мире и понимая, что теперь нужно усиленно работать и закрепить успех, Томас вдруг столкнулся с препятствием, с которым раньше не сталкивался. Он потерял вдохновение.

Способности
Целитель, Адепт III ступени.

Навыки и особенности
Умеет водить машину, но предпочитает этого не делает, считает, что это работа шофера.
Любит и умеет заниматься дизайном интерьеров.
Имеет навыки визажиста.
Умеет шить.

Как вы нас нашли?
Через друзей.

Связь с вами
Через администрацию.

Игровой стаж?
4 года.

Теги: Пневматик,Топ-модель,Дюссельфолдец

Отредактировано Томас Швайгхёфер (10.12.2013 13:24)

+2

2

http://zagruzitfoto.com/images/2013/12/10/WQB9R.png

Код:
[img]http://zagruzitfoto.com/images/2013/12/10/WQB9R.png[/img]

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Заполните подпись и можете играть. Не забудьте также отметиться в теме перепись населения и занятые внешности. Отметьтесь в этой теме события минувших дней (пока достаточно просто обложку сделать).  Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!

Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Томас Швайгхёфер