Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Айзек Уолтер Скотт


Аnkеta: Айзек Уолтер Скотт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
Амадей (Амадеус) Вольфганг Мортис первое имя в честь прародителя вампиров

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)
...

Национальность персонажа
Тезеец/расист

Возраст персонажа
1600 лет/12 августа 405 г.

Пол персонажа
Мужской

Фракция
Вампир, потомок Хелены. Глава клана Мортис. Управляет им вместе с сестрой.

Социальный статус
В мире людей:
Бизнесмен. Владелец мехового комбината Скотта, сети ювелирных салонов "Королевство бриллиантов", а также туристической базы на окраине Тезеи и мясокомбината, расположенного неподалеку.

В мире вампиров:
Сын Хелены Морт, глава клана. Представитель КСС.

Внешность персонажа
Говорят, что при виде мистера Скотта дамы тезейского бомонда начинали громко охать и обмахиваться веерами, подбирая слова, чтобы выразить свою симпатию, однако он, как правило, отвечал лишь холодным, безразличным взглядом и вежливой улыбкой. Манеры этого джентльмена были неизменно совершенны, как и его вкрадчивый голос, способный располагать к себе с непринужденной легкостью.  Уолтер на редкость приятный представитель рода сластолюбивой древней, который выбирает одежду и окружение в соответствии со своим положением.  Он является прекрасным образцом сдержанного интеллигента. Статный, высокий, хорошо сложенный. Скотта нельзя назвать перекаченным, но у него широкие плечи, рельефные руки и явно очерченные кубики пресса. На крепкой мужской груди, не страдающей гипертрофией, заметна небольшая растительность.
Он не любит поспешность, что выражается даже в медлительной походке. В виду довольно высокого роста – 1.97 м. чувствует свое превосходство по отношению к другим представителям сильного пола. Впрочем, не только по этой причине, но об этом в другой раз. На приглянувшихся людей смотрит со снисхождением, на тех, кто не впечатлил - высокомерно.
У Уолтера голубые глаза миндалевидной формы и ледяной, обжигающий взгляд. Однако овальная форма лица и мягкие черты оживляют облик, делая его более теплым.  Пухлые губы у Скотта вызывают эротические ассоциации. Мягкие, непорочные с "луками Купидона", нежные и четко очерченные. Жаль лишь, что он редко улыбается, а когда и позволяет себе проявить  эмоции, чаще всего они не отражают его истинное настроение. Нос нормальной длины, сбалансированный с глазами, ртом и подбородком. Наличие двух глубоких линий по обе стороны рта – показатель темперамента.
Густые волосы имеют каштановый цвет. Скотт носит короткую стрижку и бакенбарды. Как правило, делает пробор на правую сторону или назад. Высокий лоб всегда открыт. Его редко можно увидеть даже с однодневной щетиной на лице.
Многие выражают мнение, что сын древней больше похож на викторианцев. Впрочем, не удивительно, поскольку его бабка была дочерью Викториана II и самой Морт, хоть отец, ставший ее любовником, и унаследовал кровь прародительницы, родство с рыцарями проявлялось через черты лица. Однако характер, который унаследовал вампир, служит отличным подтверждением того, кто его мать.

Характер персонажа
Вам наверняка уже интересно, какие же черты характера наш герой унаследовал от своей дражайшей родственницы. Что ж, не будем вас долго томить. Во-первых, Уолтер привык во что бы то ни стало добиваться своего. Его упрямство неукротимо. Однако в отличие от матери он обладает терпением и умеет принимать выжидающую позицию. Поговорка – в тихом омуте черти водятся - как раз про него. В отношении общения Скотта, пожалуй, можно считать типичным представителем своего рода. Меньше слов, больше дела – вот его девиз. Со стороны могло бы показаться, что он нелюдим, если бы не многочисленные связи, достигнутые хитростью и природным обаянием. Этот вампир вполне может быть приветлив и даже обходителен. Дамы считают его весьма галантным кавалером. Он ответственный, пунктуальный джентльмен, который отдает отчет словам и принимает на себя ответственность за каждое действие, что совершил. Уолтер не из тех, кого легко вывести из себя колкостями. Если вам доведется затронуть его достоинство, то будьте уверены - это не сойдет с рук. На следующее утро, вполне вероятно, от обидчика останутся одни воспоминания. Несмотря на свою в большей степени наигранную «правильность», Скотт легко может нарушить все законы морали, не гнушаясь грязной игрой.
Большинство тех, с кем приходится общаться, мужчина считает глупыми, недостойными внимания и ущемлёнными особами. Безразличие – лучшее наказание по мнению вампира, потому беседа с теми, кто ему не интересен, быстро сводится на нет.
Единственное, что грызет Уолтера с самого рождения, - это осознание своего положения как незаконного сына древней, зачатого в порочной, пусть и чистокровной связи. Ввиду этого он недолюбливает де Мисфитов. Однако вследствие некоторых обстоятельств вынужден закрыть на свое отношение глаза и быть с ними учтивым. Он никогда не считал брак по расчету чем-то ужасным и принимал решения в зависимости от условий. Холодный ум и трезвый расчет делают из него настоящего интригана, способного перевернуть мир с ног на голову и даже примириться с кровными врагами ради достижения своих целей. Довольно нелегко понять, что творится в душе такого вампира, да и не нужно. Порой Уолтер и сам не может найти ответ на некоторые вопросы, касающиеся собственного внутреннего мира, что уж говорить о других. Самое главное, впрочем, вы уже знаете.
Думаю, вполне очевидно, что его нельзя назвать романтиком, верно? Да, Скотт умеет ухаживать, делать комплименты и многое другое, но он воспринимает это скорее как должное. Так принято, и точка. Любовь для него недосягаемая роскошь. Он не уверен, что она вообще существует.
Абсолютно не ревнив. Чувство собственности развито тоже слабо. Однако предательства не прощает. Здесь дело скорее в том, что Уолтер не выносит обманщиков, лгунов и тех, кто нарочито пренебрегает его расположением. Сам мужчина считает, что предавший раз сделает это не единожды, а держать у себя змею, способную в любой момент ужалить, просто глупо. Особенно, если это не его любимая змея. Да, у Скотта вполне могут быть любимчики, но даже им не избежать праведного гнева в случае неосторожности. Он ценит ум и проницательность. Вполне способен прийти на выручку, если потребуется помощь кому-то из близких. К детям относится как к продолжению рода. Фундаменту власти в клане, котором Скотт делит главенство со старшей сестрой. Последнюю уважает за хитрость и смекалку. Прислушивается к советам, но делает так, как считает правильно. К прошлым брачным союзам относится философски, но не любит вспоминать. Не приверженец многочисленных, беспорядочных связей.
Если дает обещание, то знает, что может его сдержать. Слово Уолтера – закон. Пожалуй, это единственный принцип, который он никогда еще не нарушал. Потому какие-то клятвы дает крайне редко. Его главный порок – тщеславие. Хотя, стоит признать, что гордыня и властолюбие так же не обошли Скотта стороной.
В качестве своего хобби выбрал скульптуру,  каллиграфию и изучение иностранных языков.

Биография персонажа
Маленькое, душное помещение разразилось сонмом детских голосов. После того, как «куски плоти», как величала их, содрогавшаяся во время схваток Хелена, покинули ее чрево, она успешно забыла о них спустя четыре дня, поскольку увлеклась новым, недавно прибывшим ко двору внуком, который блистал своими физическими данными. Прошлое увлечение, а именно отец тройняшек, также стал неугоден и был отослан подальше, чтобы не мозолил глаза.
Наслаждаясь очередным романом, древняя наплевала на своих детей. Лишь спустя месяц она  удосужилась впервые за все время навестить их и только после того, как стало известно, что одна из девочек от рождения слепа. Недовольная этим обстоятельством, Хелена велела отдать ребенка на воспитание в семью людей, чтобы та не служила ей напоминанием о собственном слабокровии. Разумеется, распространяться об этом запретили под страхом смерти.   
Большую часть своего детства Амадей и Ребекка не видели родительницу. Она изредка напоминала о себе, являясь, словно божество, до которого так же далеко, как и до звезд, и ввиду того, что мальчик почти не видел любви матери, воспринимать ее как ту, что подарила жизнь, ему было крайне сложно. Ребекка же буквально боготворила Хелену и мечтала о том, что когда-нибудь та скажет им, что больше никогда не уйдет. С возрастом девочка осознала всю сложность их семейных взаимоотношений.
Все это время их, словно породистых жеребцов, готовили к одному – стать частью семьи Морт, а, следовательно, сексуальным объектом для всех ее членов, включая саму древнюю. Двойняшкам прививали чувство вкуса, обучали этикету и прочим премудростям вплоть до десяти лет. По достижении этого возраста было решено разделить их, поскольку природа  детей в зависимости от половой принадлежности различна, как и ответственность, возлагаемая на каждого. Вплоть до своего совершеннолетия Амадей не видел сестру. Впрочем, тоска по ней пропала спустя два месяца разлуки, поскольку все его время отныне было посвящено другим заботам. Молодой человек проявлял невероятную усидчивость и собранность. Он грыз гранит науки с усердием, которого были лишены многие сверстники и очень полюбил счет, историю и языкознание.  Особое значение в воспитании придавалось хорошим манерам. Юноша также любил читать, потому нередко умудрялся пронести с собой книгу-другую, чтобы в тайне от всех посвятить пол-ночи ее изучению. Амадей всегда был сдержанным, вдумчивым молодым человеком, как и его батюшка, который, к слову, так ни разу за все то время не поинтересовался судьбой детишек. Возможно, причина заключалась в том, что посылать записки в место его «заключения» было запрещено, и он мог лишь раз в полгода насладиться письмом даже родной сестры в день их общего рождения. Так пролетели годы.
В день, когда пришло известие о том, что Хелена желает видеть своего сына дома, сердце его уже не могло дрогнуть. Слишком долго Морт пренебрегала существованием своего отрока, чтобы, исколотое льдом, оно перестало биться ради нее. Такова была особенность и черта характера юного Амадея, закаленного фразами о достоинстве и долге перед родом. Закаленного, как сталь клинка, которую нельзя сломить.
Ему исполнилось девятнадцать лет. Он был уже сформировавшейся личностью, со своими взглядами и убеждениями, потому, оказавшись в кругу «семьи», радостно встречающей столь красивого молодого человека, тут же сделал вывод о каждом. Однако, увидев Ребекку, он все же не смог сдержать чувства радости. Давать волю эмоциям было сложно из-за долгой изоляции, но Амадей проявил максимальное внимание и учтивость. 
Древняя прониклась симпатией к сыну, который вызвал в ней постыдное желание, но, заметив его проснувшийся интерес к сестре (неверно истолкованный), она решает в одну ночь увековечить в Вечности их красоту и предаться страстной, порочной связи. Получив приглашение в спальню матушки, Амадей не подозревал о ее замысле. Да, он не воспринимал Хелену, как должен был, но и не мог представить себя в одной постели вместе с ней и… родной сестрой. Они были там. Обе. Обнаженные, довольно улыбающиеся. В этот момент сердце молодого человека ушло в пятки, и появилось жгучее желание провалиться в бездну.  Однако где-то на задворках сознания появилось смутное желание, которое дало возможность Ребекке притянуть его к себе и закружить в долгом поцелуе. Та ночь изменила его навсегда.
Пробудившись раньше всех, Амадей собрался и покинул комнату, направившись в сад подышать свежим воздухом. Туман еще окружал замок плотным кольцом. Блуждая среди зелени и цветов, юноша просто шел вперед, не чувствуя ничего, кроме возникшей внутри пустоты, которую, казалось, уже ничто не сможет заполнить.  Отныне Амадей Вольфганг Мортис стал частью нового мира, который открывался для него с другой стороны. Однако он не мог избавиться от ощущения, будто его обманули. 
Прошло несколько лет. Держа на руках сына, которого родила мать, Вольфганг едва заметно улыбался. Ему совершенно не хотелось думать о том, насколько запутано их генеалогическое древо и как теперь он должен относиться к улыбающемуся в ответ мальчику. Кто он ему? Отец? Брат? Все вместе. Впрочем, долго наслаждаться обществом  Хьюго ему не пришлось. Вопреки протестам, Хелена отослала малыша в другое имение, сказав, что так будет лучше для всех. Больше они не увиделись. Ребенок умер от пневмонии спустя три года.
Не чающая души в Хелене сестра была счастлива. Похоже, Ребекка действительно любила ее. Столь страстно, насколько это вообще возможно.
О скоропостижной смерти Хьюго Амадей узнал совершенно случайно. Признаться, новость опечалила юношу. Мортис не желал, чтобы подобные чувства вновь захлестнули его и поставил стену. К тому времени, его сестра была на последнем месяце беременности. У них родилась дочь, которую назвали – Валерия. Думаю, продолжать рассказ о том, что было дальше, не имеет смысла. Ребенка увезли. Амадей даже не вышел, чтобы проститься. Он провожал повозку взглядом, стоя у окна.
Вскоре матушка в очередной раз нашла себе новое увлечение. Ребекка жутко ревновала, но вот наш герой почувствовал какое-то облегчение. Получив от Хелены разрешение покинуть страну, он предлагает сестре отправиться вместе с ним, но та остается непреклонна в желании вернуть расположение сладострастной древней.  Их пути на время расходятся.
Путешествуя, вампир открывал для себя много нового. Он побывал на востоке, пересек океан, чтобы повидать родину, на которую ступала нога его великого тезки, встречал рассвет на вершине горы Анарк-Каниш.
Спустя девять лет он возвращается в родное гнездо и узнает, что Ребекка вышла замуж за того, к кому столь яростно ревновала матушку, успев родить ему двух сыновей. Ненависть удивительным образом переросла в страсть. К тому времени, как оказалось, самому Амадею тоже выбрали партию, как всегда сказав «так будет лучше для всех». Что ж, он привык делать так, как велит долг. Так его воспитали.
Свадьба прошла с размахом. Супруга не могла похвастаться красотой или умом, но была весьма старательна в постели. Вероятно, причина крылась в том, что она была еще слишком юна. Мортиса удостоили чести самому обратить молодую жену на брачном ложе в присутствии всей семьи. Многие гости старательно подсказывали, как сделать лучше, другие громко гоготали, обсуждая формы невесты, а некоторые того гляди норовили присоединиться к акту. Животные инстинкты возобладали над Амадеем, и он уже ничего не стеснялся, а вот бедная девочка была шокирована происходящим и жутко напугана. Под конец она потеряла сознание.  Наблюдавшая за соитием, Ребекка ощутила острый укол ревности. Удивительно, но она уже успела позабыть, насколько горяч ее возлюбленный брат.
Всю последующую неделю вампиресса пыталась ужалить Фредерику, которая и так прибывала в агонии обращения. Мортис раздражал тот факт, что Амадей частенько сидит у кровати новоиспечённой жёнушки, поскольку сама она была лишена столь заботливого отношения от мужа. В постели они с Рональдом сгорали от страсти, но вне брачного ложа он был холоден, да к тому же заглядывался на других девиц. Особенно его прельщали молодые, розовощекие крестьянки. Почти сразу заметив настроение сестры, Амадей решил дождаться, когда супруга придет в себя, и покинуть вотчину, чтобы оградить ее и себя от неминуемых неприятностей. В ночь перед отъездом, Ребекка застала его в коридоре и уволокла в темный угол, чтобы вновь ощутить вкус сладких поцелуев. Однако вампир вежливо отверг ласки, чем еще больше взбесил девушку. В ту минуту она поклялась, что не даст Фредерике отнять его. До недавнего момента Мортис была готова делить любовь брата (возможно, наслаждаясь совместными оргиями), но точно не отдавать полностью и безвозвратно.
Покидая родные места, мужчина безразлично смотрел в окно, в то время как его «возлюбленная», отчаянно махая платочком, кричала, что еще навестит семью зимой. Дорога была длинной. Девушка постоянно щебетала какую-то ерунду, переговариваясь с двоюродной сестрой, которую они согласились любезно подбросить в соседний город, а Амадей размышлял над тем, что делать дальше. 
Когда они оказались в новом доме, молодой человек старался избегать слишком частых встреч с супругой. Исключениями были дни, когда он навещал ее комнату. Спали они раздельно. Амадей не видел нужды в том, чтобы засыпать в одной кровати. К тому же, вскоре он познакомился с магессой, которая заключила с ним кровный договор и иногда посещала его –подкармливая и услаждая. Надо сказать, что Фредерику такое положение вещей совершенно не устраивало. Ее раздражал тот факт, что в их доме живет еще одна женщина, которая исполняет обязанности жены. В конце концов, она любила своего мужа, пусть это и была эгоистичная любовь. Возможно, будь на месте его любовницы кто-то из их рода, Фредерика бы не устраивала так часто истерик, но сама мысль, что он нарушил обет и связался с колдуньей, выводила из себя. Все усугубилось, когда девица забеременела, в то время как законная жена оставалась пуста.
Прибывшая в гости, спустя два месяца Ребекка, задумавшая подлость, долго злорадствовала по этому поводу. Впрочем, посмеявшись, она решила избавиться от неблагородного приплода, который порочил их, и подмешала колдунье яд. Не почувствовав подвоха, та иссушила преподнесённую чашу и замертво упала на пол. Возможно, такая же участь настигла бы Фредерику, если бы та не проявила смекалку и изобретательность. Проникнувшись симпатией к сестре Амадея, она сама предлагает той  разделить супружеское ложе.  Итак, их снова стало трое.
Впору бы радоваться, но сейчас наш герой был занят совершенно другим. Он с головой погрузился в финансовую среду. Строил бизнес. Эта идея пришла к нему внезапно, словно озарение, когда прогуливаясь по угодьям, Амадей случайно наткнулся на  дохлого кролика, лапы которого были раздерганы так, что на них не осталось места, и создавалось ощущение, будто на нем кафтан. Поначалу дело не пошло, поскольку среди людей нашлось много недоброжелателей. Однако когда по округе прошелся слух о диком звере, перегрызающем глотки честным мирянам, бурная волна протестов улеглась. Теперь их стало волновать совершенно другое. Дабы не вызвать подозрений, Мортис нашел оборотня и подстроил так, будто все растерзанные жертвы его зубов дело.
Сестра вновь забеременела, в то время как законная супруга не могла осчастливить даже такой мелочью. Не то чтобы это сильно расстраивало Амадея, но вызывало легкое раздражение, особенно когда, получая письмо от матушки, он видел один и тот же вопрос «Фредерика понесла?».
Спустя тридцать лет совместной жизни, так и не дождавшись внуков, Хелена, не спрашивая ничье  мнение, расторгает сей союз и подсовывает сыну другую невесту. Предложение Ребекки занять это место было отвергнуто ввиду того, что ее муж отказывался ставить печать позора разводом. Явных причин для расторжения не было.
Вторую жену Амадея звали Пенелопа. Она являлась внучкой главы клана Малатеста (ныне истребленного де Буйонами). Опустим долгие рассказы о том, как прошло знакомство, что девица оказалось дюже буйной и являлась его полной противоположностью. и перейдем к главному. Она подарила мужу законных наследников – двух сыновей, но сразу после рождения последнего заявила, что пойдет по стопам своего отца в каратели. Это заявление Мортис воспринял в штыки, но ее сей факт не остановил. Меньше чем через год Пенелопу обвинили в измене всему вампирскому роду и приговорили к смерти.
Мальчики остались с отцом. Теперь, когда у Амадея появились наследники, можно было с уверенностью сказать, что с того момента был заложен фундамент для будущего клана. Всего вампир был женат семь раз. Последнюю жену убили в 1414 году во время кровавой жатвы. Она так любила матушку, что, позабыв о собственной безопасности, а также о не родившемся ребенке, бросилась в страшную битву с последователями Маркуса, когда тот напал на резиденцию, где пребывал его отец.
С того дня, как Хелена оказалась закована в камень, началась и внутренняя борьба между ее детьми за право называть себя главой рода. Разумеется, Ребекка, которая к тому времени взяла имя –Дарья, считала себя и брата наиболее достойными. К тому времени, клан разросся и из-за многочисленных половых связей между собой стал единым целым. Они властвовали безраздельно. Много всего произошло за столько лет. Теперь Мортис не была столь озабоченной, как по молодости. С годами ее страсть к брату переросла в глубокую привязанность, а душой завладело желание власти. Однако после того, как в борьбу вмешался один из древних – Рикар, все ее надежды развеялись, поскольку, взяв в жены Скримм Грей, он посадил Греев на призрачный трон. Одни сородичи были слишком заняты войной, чтобы думать об этом, другие боялись возразить, а те, кто все же отважился на это, попросту исчезали. Уговорив сестру не лезть на рожон, Амадей предложил выждать время. Оно тянулось довольно медленно. Зато за это время вампир смог расширить свой бизнес и увеличить капитал.
Недавние происшествия подтолкнули их к действию. В очередной раз заглушив эмоции, молодой человек, теперь уже преуспевающий бизнесмен – Айзек Уолтер Скотт, смирился с неприязнью ко многим из тех, кого ныне стал величать союзниками в войне против Греев. Главным козырем должна была стать Жанна де Мисфит – единственная законная дочь Хелены, унаследовавшая кровь своего отца. Однако согласится ли белокурая вампиресса заключить брак по расчету во имя великих целей - еще под вопросом.

Способности
Кровавый принц

Навыки и особенности
Знание языков, владение холодным и огнестрельным оружием, скульптура, каллиграфия, имеет водительские права, хорошо танцует, знает нормы этикета разных стран и т д

Планы персонажа на игру:
Стать главой рода Хелены Морт

Планы игрока на игру:
Добиться того, чего хочет персонаж

Как вы нас нашли?
Пригласили

Связь с вами
ЛС

Игровой стаж?
4 года

Отредактировано Айзек Уолтер Скотт (31.07.2016 20:52)

+3

2

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Заполните подпись и можете играть. Не забудьте также отметиться в теме перепись населения и занятые внешности. Отметьтесь в этой теме события минувших дней (пока достаточно просто обложку сделать).  Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!

http://savepic.net/4308039.png

Код:
[img]http://savepic.net/4308039.png[/img]
Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Айзек Уолтер Скотт