Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Лайкор Гессе


Аnkеta: Лайкор Гессе

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
Лайкор Гессе

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)
Лайкор Гессе

Национальность персонажа
Дюссельфолдец | Не расист

Возраст персонажа
30 лет. Родился 18 марта 1975 года

Пол персонажа
Мужской

Фракция
Пневматик, некромант

Социальный статус
Владелец нотариальной конторы "Sterben" и похоронного бюро "Death line" (город Эммануэль)

По возвращению в Валенштайн устроился на работу в юридическую фирму.

Внешность персонажа
●Рост: Выше среднего. 180 см.
●Вес: Примерно 67 кг.
●Телосложение: Довольно высокий, стройный. Ярко выраженной мышечной массой не разжился. Как впрочем, и не выраженной. Ни грамма лишнего веса – предмет мечтаний и зависти каждой женщины, изнуряющей себя диетами. Отсутствие мышц легко компенсируется. Про таких, как он, говорят – жилистый.
●Кожа: Тип кожи – сухая. Ухоженная с особой тщательностью. Цвета золотистой слоновой кости. Легко поддается загару, но никогда не доходит до состояния черноты.
●Лицо:  Относительно правильные, точеные черты лица, густые ресницы, брови вразлет, ровные   губы, тонкий прямой нос, большие миндалевидные глаза шартрезово-зеленого цвета, кошачьи глаза.
●Волосы: Насыщенный цвет черного шоколада. Мягкие на ощупь, хотя издали кажутся жесткими, как проволока – тяжелый и густой волос.  Длиной до плеч, но поскольку чаще всего стрижены абы как, это не  бросается в глаза.
●Особенности внешности: Из ярко выраженных особенностей, отличающих его от остального народонаселения, можно упомянуть обилие татуировок на теле.
●Одежда: предпочитает неброские цвета и удобный покрой. При желании может выглядеть стильно, но обычно наплевательски относится к своему «фасаду».

Характер персонажа
Без тормозов. От ласки до жестокости перетекает плавно и естественно, отчего переход зачастую остается незамеченным. Циничен, эмоционально скуп, но беззлобен. То есть все, что он делает, делается не из природного желания творить зло и причинять боль, а просто так. По-своему, очень детский подход.
Перфекционист и трудоголик, замкнутый в себе, он может казаться черствым и холодным. К окружающим относится ровно. Ровно настолько, чтобы не испытывать дискомфорта от их наличия или отсутствия. Может и умеет располагать к себе собеседника, а также бывает просто чертовски убедительным, но практически не пользуется этими умениями. Крайне исполнителен, дотошен, занудлив, с легкостью выдерживает возню с бумагами. А о его эрудиции можно  слагать легенды.
Ответственен, в отношениях держит определенную дистанцию; в определенном смысле мизантроп, хотя всегда идеально учтив и вежлив. Не выносит панибратства ни в каком виде. Но, в то же время, при более близком общении с ним, отчего-то можно  почувствовать себя на лезвии клинка, и что самое пугающее, это может сильно понравиться.
Некогда непроходимый романтик, со временем он сам и душа его очерствела. Он стал циником. Теперь господин Гессе почти всегда спокоен.  Довольно часто на  его подвижных  губах можно  заметить легкую, ничего не выражающую полуулыбку. Что скрывается за ней – не знает никто. Но почему-то она заставляет испытывать неконтролируемый страх, хотя никто не может объяснить, откуда возникает это инстинктивное чувство. Может оттого, что Лайкор является, как он сам уверен, потомственным некромантом. Но, поверьте, настоящий ужас окружающие начинают  испытывать лишь тогда, когда улыбка этого человека становится похожа на ангельскую. Это вернейший признак наивысшей степени раздражения.
Не склонен прощать предательства. Единожды потерявший его доверие, вновь уже не обретет его.
Друзей как таковых у него не было и нет в силу специфики его Дара, да и ужасного характера в придачу. Смельчаки же, рискнувшие пойти на сближение с вышеперечисленным типом, существуют в его жизни до тех пор, пока они могут что-то давать, приносить пользу. Поэтому постоянных немного.  В гневе практически не контролирует себя, как и при любых других сильных эмоциях, будь то восхищение, любовь (да-да и такое бывает), ненависть, презрение. Одну из таких эмоций, а именно восхищение, можно вызвать, заинтересовав его. Не скроем, это будет довольно сложно, но не невозможно же. Но, заметим вскользь,  запустив этот сложный механизм, остановить его будет весьма проблематично.
Крайне брезглив, он ненавидит от души людей суетных, пустозвонов и задир. Но, тем ни менее, отдает должное развлечениям мира сего, будь то азартные игры, шлюхи, выпивка и прочее.

Биография персонажа
Родился в тихом, мирном местечке. Где конкретно? В пригороде Валенштайна, в особняке благочестивого семейства Гессе, не один век уже топчущих землю. В таких местах, вернее - в таких родовитых семействах, жизнь каждого новорожденного предопределена еще до рождения и на многие поколения вперед. Любому несогласному есть только один путь: побег.
Детские годы можно смело опустить ввиду заурядности рассказываемой истории: тоска домашнего быта, скука школьных лет, обучение магии, сначала дома, под руководством специально нанятых для этого благородного дела наставников, после на острове, нескончаемые разговоры о предопределении... Каком, спросите вы? Вот на этом месте, стоит, пожалуй, сказать, что отец Лайкора, помимо того, что был главой семьи одного из родов магов-стихийноков, занимался почтенной и нужной во все времена профессией  – был владельцем процветающего юридического бюро, где предоставлялись всего рода услуги народонаселению;  очень уважаемая личность, кстати.  Упоминания этот период жизни стоит лишь по той причине, что некоторые психоаналитики утверждают, будто большинство маниакальных состояний и наклонностей зарождаются именно в это время. Пожалуй, они правы. Ибо богатые тоже плачут. Не все так было пушисто и волшебно за стенами  благополучия и родовитости, которыми издавна прикрывались Гессе.  Для Лайкора началось все где-то от тринадцати лет, когда вместо способности управлять стихией воды в нем начал пробуждаться «темный дар». Тут отец и припомнил матери все «прегрешения» юности, заведя шарманку на тему – «Лайкор не мой сын!». Действительно, это могло показаться правдой, ведь до того, как стать леди Гессе, Катарина была увлечена красивым плохишом из некромантов. Так что все могло быть, и подозрения отца не беспочвенными были, отнюдь. Только вот... оба они знали, что это не так. Но проще же ведь сказать с философствующим выражением на лице что-то аля «а был ли мальчик? Может, мальчика то и не было?». В общем, Лайкор медленно, но верно скатывался в ад. Любая его шалость оказывалась предвестником «обращения во зло». Любой проступок, самый незначительный, наказывался строже во сто крат, чем то же самое, но совершенное Нэйтоном, младшим братом, с которым он был похож как две капли воды; похож настолько сильно, что многие считали их близнецами, хотя были они всего лишь погодками. Но Нэйтон, внешне полностью повторяя Лайкора, был полной его противоположностью. Он – идеальный образец рода, идеальный последователь законов и порядков рода, надежда всех поколений и прочее, прочее – все это приходилось слышать ежедневно. Тут бы любой спятил бы и взялся за мачете. Лайкор не взялся, он старался терпеть, оправдывая семью, как мог. Пока мог. Единственным светлым пятном в его жизни оказалась Айза, тогда еще совсем маленькая девочка.  Она не понимала ничего, из того, что происходило, была далека от интриг и агрессии на «потому что так правильно». Мало-помалу, они сблизились настолько сильно, что долгая разлука действовала на них почти физической болью. Айза – все время плакала у себя в комнате, а Лайкор ходил угрюмым и злым, как собака. Со временем чувства притуплялись, но стоило парню снова приехать на каникулы домой – все начиналось по новой. Радость, не омраченная ничем, боль от расставания,  притупление чувств... Все закончилось  в один прекрасный день, когда  миновал срок обучения юного дарования в стенах Форлака. Пройдя ритуал Восхождения, Гессе наконец смог почувствовать, что наступила пора свободы. Больше ничто не держало его на острове "премудрых и светлых", ибо продолжать корпеть над книгами он не хотел. Нет, бросить дальнейшую учебу, на самом деле вынудило то обстоятельство, что Лайкор и на Форлаке считался "белой вороной". В смысле - друзей не завел, зато врагов нажил порядочно. Да и сами метры очень уж искоса иногда поглядывали в сторону юноши, особенно после его очередной "безобидной шалости".
Итак, Лайкор оказался снова в родных стенах. Отец встретил его тростью по спине (ему в очередной раз доложили о недостойном поведении Лайкора на церемонии прощания с островами), мать – тоской во взгляде, как по покойнику (она смотрела на него так всегда с того дня, как им сообщили о природе его способностей), брат – равнодушным презрением (как будто он был способен еще на какие-нибудь чувства, этот подхалим), и только сестра с радостью кинулась ему в объятия. Она так подросла, стала казаться девушкой, а не просто ребенком-сорванцом. Лайкор успел прибыть аккурат к ее дню рождения. Завтра девочке исполнялось тринадцать лет, возраст, когда сила, заточенная в ней, была готова проявить себя. Все с нетерпением ожидали этого момента.
В ночь , Айза, как обычно бывало, пробралась в комнату Лайкора, которая находилась на самом верхнем этаже дома (они часто шутили, что он живет, как заточенная злым драконом принцесса – в башне). За окном бушевала гроза, ветер, смешанный с водой щедро хлестал в стекла. Лайкор не спал, он молча сидел в изголовье кровати, бездумно смотря на буйство стихии. Он даже пропустил момент, когда Айза оказалась у него на коленях. Девочка, нет, уже девушка, казалась напуганной, но на ее губах сияла столь любимая юношей ласковая улыбка. Она не хотела показывать своему любимому брату, что боится грозы. Лайкор по привычке обнял ее, прижал к своей груди, и только сейчас сообразил, что на сестре практически нет одежды, за исключением трусиков и короткой накидушки – руки парня свободно прижались к ее хрупкому телу, впитывая тепло. В сознании что-то перемкнуло. Он и сам не понял, как Айза оказалась на нем, как его ладони стали гладить все ее тело, как губы прижались к ее губами в первом поцелуе, не детском, как должно было быть для ее возраста, а настоящем, взрослом поцелуе. Как... как она не испугалась, лишь сильнее льня к нему, неумело пытаясь отвечать на его опытные ласки, как прошептала доверчиво слова любви... Что было дальше? Дверь распахнулась, в комнату влетел отец, увидел все безобразие, процедил сквозь зубы: «Ублюдок». Неведомая сила буквально вышвырнула Лайкора в окно, а этаж-то был четвертый... Парень чуть концы не отдал, захлебываясь в лужах воды и собственной крови, что щедро лилась из носа и рта. Приятное ощущение приближающегося конца. Умереть, конечно же, не позволили. Но отныне его просто заперли в комнате, под ключ, как особо опасного и невменяемого, даже не человека, а животное.
Сбежать из родного дома удалось далеко не сразу. Лишь через полгода отлаженный «домашний быт» дал слабину, предоставил шанс сбежать, которым Лайкор, конечно же, воспользовался:  собрал вещички и, прихватив родительские деньги, сделал ноги в сторону Республики Ляфир, еще конкретнее в Эммануэль. Свобода, она бывает разной, не так ли. Он выбрал свободу в другой стране, где никто не знал его. Надо ли говорить, что этих денег хватило ненадолго?
А город располагал спектром развлечений куда как большим, чем можно было вообразить. «Дно» предлагало героин и венерические болезни, а богемная тусовка – кокаин и подагру в старости. А, кроме того, любая из сторон жизни давала свои знания, становясь лучшим учебным заведением, Легкие деньги добывались перепродажей наркотиков, легкие развлечения – при помощи денег.
Первой была соседка из квартирки, в которой парень снимал угол. Она считала его психом (как и многие другие), однако ей он нравился. Или нравились таблетки. Она же приучила его к аккуратности, когда пришлось собирать вещи и исчезать с наемной квартиры, после того, как впечатлительная девочка вышла из окна принадлежавшего Гессе угла. Кто ж виноват-то?
В ту пору ему едва перевалило за двадцать. Дальнейшая его история представляет интерес разве что для криминалистов и судмедэкспертов. Можно добавить лишь то, что за без малого десять лет он успел освоить множество полезных и еще больше – незаконных навыков. Побывал киллером, весьма успешным, учитывая дар некроманта, который он развивал при каждом удобном случее; без определенного места службы, вышибалой в баре, дворецким,  да и черт знает кем. Вместе со страстью к чужим смертям у него появилась привычка выставлять мертвецов самоубийцами – это было полезно во всех отношениях, в тюрьму или на «костер» юноше не хотелось.
Впрочем, гастроль новоявленного ангела смерти продлилась недолго, всего-то пару лет, из долгих десяти, и, после неприятного эпизода в одном из притонов, ему все-таки пришлось осесть. Университет (Все таки закончил его, и по какой бы вы думали специальности? Правильно – юрист), работа, практика.  Научился скрываться, нашел себе наставника по «черному дару» - милого старичка из похоронного бюро. Тот, как ни странно, заменил ему семью. В качестве «бонуса» за все годы унижения в семье, Лайкор стал обладателем книг по некромантии и  черной магии. А дальше - как получилось. А получилось весьма неплохо... Пытался найти своего «настоящего» отца, что, понятное дело, не дало толку. В общем – жил весело.
Вы спросите, как  он, потомственный маг-стихийник, осознал себя в качестве некроманта? Как вам сказать...
Способности к некромантии, говорят, похожи на музыкальный слух. Пожалуй.
Некоторые неистово хотят быть певцами и музыкантами, зовут учителей, тратят уйму времени и море сил, чтобы выжать хоть сколько-нибудь гармоничный звук - и без толку. С некромантией примерно так же. Некоторые вылезают из кожи, запираются в подземелиях, пардон - канализациях, исходят на нет, заучивают наизусть целые тома, предлагают душу, а в результате получают попахивающий серой дымок из жиденькой пентаграммы. Чихнул - и нет его. А Гессе этому никто не учил (еще бы его этому учили), просто Дар и все. Не такой изящный, как музыкальная одаренность, но это уж - чем богаты, тем и рады. Возвращаясь в прошлое, можно сказать, что ему   четырнадцати лет не исполнилось, когда он практически спровадил к праотцам своего учителя – тот в десятый раз обозвал Гессе тупым щенком. Первый случай всплеска Дара, бессознательный еще... Неоправданно сильный, нереально сильный.. (позже выяснилось, что старикан просто страдал сердечной недостаточностью и ему нельзя было нервничать – но Лайкор об этом до сих пор не знает). Но Дар без подпитки знаниями все же нечто -  быстро иссякает, долго восстанавливается, а хотелось всегда быть в боевой готовности, совершенствоваться, постигать все новые ступени силы. Он не мог остановиться в своем стремлении вперед. Кроме того, его подпитывала жажда мести своей родне – всему роду. Он искренне хотел их уничтожить, всех и каждого. Мучительно. И ради этого он поставил перед собой цель – выжить во что бы то ни стало. Надеть маску порядочного гражданина – не так уж и сложно, поверьте. Он нацепил ее, небрежно и с усмешкой, отправляясь в путь, назад, в ненавистный Валенштайн.

Способности
Адепт I ранга

Навыки и особенности
Прекрасно стреляет с обеих рук. Говорит свободно на двух языках. Читает все подряд, что может попасть под руку. Отличается хорошей памятью, вниманием и глазомером. Умеет водить машину. Метнет нож довольно уверенно и не колеблясь. Имеет слабость к ядам, особенно к их изготовления.

Как вы нас нашли?
-

Связь с вами
-

Игровой стаж?
5 лет

Отредактировано Лайкор Гессе (28.03.2013 18:17)

+2

2

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Вы также можете создать дневник своего персонажа в теме дневники персонажей. Заполните подпись и можете играть. Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!
http://savepic.org/3120447.png

Код:
[img]http://savepic.org/3120447.png[/img]
Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Лайкор Гессе