Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 01.01.2024
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Тишина имеет множество различных оттенков, однако за долгие годы своей жизни Ворон, казалось бы, успел изучить их все. Еще до момента Творения, когда вокруг не было никого и ничего, у него было много времени на то, чтобы проанализировать все это многообразие, пропустить его через себя, а позже, после обретения Эны, наскучить им, ведь когда ты не один, последнее, о чем станешь думать, так это о тишине.
Но сейчас все снова вернулось на круги своя: Киаран опять был один, и уши его, подобно вате, были заполнены Тишиной. Впрочем, то статичное состояние, в котором сейчас пребывал Ворон в положительном смысле значительно отличалось от периодов отчаянного безумия, накрывавших его в тот самый момент, когда безысходность достигала своей наивысшей отметки. Тогда Киаран забывал о том, что некогда носил звание демиурга, и единственное желание, которое у него оставалось, заключалось в одном только разрушении.
- Кажется, я не звал гостей, - хотя Ворон не размыкал губ, в тишине прозвучал хриплый голос, больше всего своим звучанием напоминающий карканье его младших собратьев. Птицы, всегда служившие Киарану глазами и ушами, обладали достаточно склочным нравом и крайне негативно относились к чужакам, решившим покуситься на их территорию.
Хотя абсолютно чужой гостья, потревожившая покой Ворона, для окружающего их мира не была. От женщины исходил свет, заметный даже сквозь сомкнутые веки погруженному внутрь себя Киарану, хотя истинным его источником она не являлась. Свет принадлежал Эне, божественному фениксу, сестре и возлюбленной Ворона, чью силу вместе с яйцом, в котором богиня готовилась к своему новому перерождению, украли пневматики из Третьего мира, в число которых входила и эта самая женщина.
- Хотя какой вежливости стоит ждать от представителей твоего вида, – хотя Киаран оставался молчалив и недвижим, голос, который слышала гостья, постепенно креп, словно набирался силы, отражаясь от стен. Пока еще отдаленно, но в нем уже начинал слышаться тот гнев, что владел Вороном последние пятнадцать лет.
Спустя многие века поисков ему удалось обнаружить след Эны в одном из сопредельных миров, однако вернуть сестру домой он так и не смог. Увы, и боги порою оказываются не всесильны, особенно если пытаются играть на чужом поле. Фигура Киарана взмыла над полом, мужчина раскрыл свои широко расставленные льдисто-голубые глаза и посмотрел на магичку, в свое время разрушившую его последнюю надежду. Он взмахнул рукой, и тело Лоррейн мощным потоком воздуха впечатало в ближайшую стену, или вернее то, что от нее осталось. Хотя мир, созданный Вороном, умирал, дух его был все также опасен, как и в лучшие дни. Усугубляло ситуацию еще и то, что терять ему тоже было нечего. И если раньше Киаран мог позволить себе оставаться гуманным, все прощать и быть спокойным, то сейчас больше всего на свете Ворон желал сломать девчонке хребет и снова погрузиться в тишину, которую она так нагло нарушила. И только лишь на самой границе сознания Киарана мелькнул слабый интерес, заставивший его немного помедлить с расправой:
- Так о какой же помощи ты пришла просить, эгоистичная девчонка?
по горячим следам
Мор & Октавия & Лора & Рори& Эл
-Эл! – воскликнула девушка, обрадовавшись тому, что они наконец-то встретились. Маг выглядел уставшим, но вроде бы твердо стоял на ногах. – Удалось выяснить что-нибудь ещё? – сразу же спросила она, – нам нужно как-то понять действительно ли Темный гость похитил брата Моргана.
Всегда существовала вероятность, что в Смоуке было больше одной твари, похищавшей детей. Девушка невольно вспомнила день Урожая, который в этой действительности прошел спокойно, а в её был довольно насыщен благодаря неожиданно ожившим городским легендам, которые норовили убить всех, с кем сталкивались.
– В нашем дурдоме пополнение? – осведомился Годфри и развел руками, обращаясь уже непосредственно к незнакомцу: – Добро пожаловать на фрик-шоу, прошу познакомиться с нашими монстрами, – процитировал он одну из популярных песен и кисло улыбнулся.
Было видно, что маг невероятно устал и в принципе выглядел как-то болезненно, но едва ли он планировал бросать все на произвол судьбы. Конечно, команда по спасению малолеток собралась внушительная, однако знали ребята лишь часть общей истории (если та была общей). читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Эллис Квайтстеп


Эллис Квайтстеп

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия
Эллисия-Анастасия Квайтстеп

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)
Эллис

Национальность
Толерантна

Выберите пол
Женский

Возраст персонажа
79 лет (28.04.1926)

Фракция
Родители мои – чистокровные вампиры викторианцы, рода Квайтстепов. Род мой самый богатый из викторианцев во всём Дюссельфолде. Сама я прошла обряд посвящения и тоже являюсь представителем вампирского рода.
Говорят, что мой дед был потомком Августы. Подробности от меня тщательно скрывали мои маменька и папенька, но в детстве я четко слышала разговор моих тетей и мамы об этом. Я точно не скажу, как об этом у знала, но не сама же придумала!

Социальный статус:
Первый заместитель главного прокурора Валенштайна.
Жената на Тэйлоре Квайтстепе (Винтур). Мой возлюбленный - потомок Корнелиуса. Для людей Тэйлор Квайтстеп - Тайлер Дерден.

Внешность персонажа
  В каждой девушке должно быть что-то, что выделяет её среди других. И чем больше вот этих особенностей, тем красивее девушка, чисто эстетически. На особенностях и различиях строятся идеалы. Приведем ненавязчивый пример в искусстве: картина, которая отличается от остальных длинной, плотностью и цветом штриха запомнится и (поверьте!) приглянется вам гораздо больше всех остальных. Именно эту картину вы будете держать в голове очень долго, и только старость или другая картина смогут выкинуть из головы ваше впечатление. Именно это и важно приобрести во время роста, как девушки. Эллис, скромно, но всё же смогла приобрести из моего воображения вот эти неповторимые штрихи, что выделяют её среди других девушек.
От автора

  Начнем, пожалуй, с того, что я - вампир. Знала я об этом с того счастливого момента, когда мой мозг смог воспринять эту информацию и упокоить в своей голове, как он это делал со всей остальной. Я знала, что расту в семье высокородных, из клана Викторианцев, что смущало меня больше обычного, ведь что-то внутри меня говорило: «Не столь силен вампир, как болен!». С самого детства меня преследовали кошмары, которые мне и так, и эдак, намекали на слабость вампирской породы. Что такое обряд обращения я тоже знала, за что и признательна своим родителям, которые в вопросах, что касались моего личного выбора, всегда были демократичны.
  Возможно, я бы и иссохла от старости, если бы не Ней – мой близкий друг, хороший человек и удалой пневматик. Именно Ней и помог мне перебороть страх перед своей вампирской сущностью, заменив его другим страхом, еще более ужасным и куда изнуряющим – страхом перед морщинами. Нею удалось убедить меня в том, что лучше жить красивой и молодой с небольшой зависимостью от крови, чем умереть так быстро, да еще и будучи покрытой морщинами! Вы представьте себе этот ужас!
  В общем, опуская дальнейшие подробности своей биографии, скажу следующее: в ночь, когда мне исполнилось полных восемнадцать, я смело вкусила кровь своего будущего мужа – уже посвященного вампира. С Тэйлором мы строили непростые отношения уже почти год, а потому ничего удивительного в том, что обряд посвящения был и обрядом похищения…
  Так и осталось во мне восемнадцать лет с виду (а может и в душе), пока не прошли первые двадцать лет, и я не увидела небольшие изменения в своем организме, который, в прямом смысле слова, повзрослел! Оказалось я постарею, но сделаю это очень медленно. Шок! Конечно же, это меня немного испугало. Да и Ней получил по загривку так больно, что, дабы выжить, согласился на ужасный уговор со мной: мы объединили наши жизни уговором крови...Ай! Опять я о Нее! Давайте я уже расскажу, как Тэйлор описывает мою внешность, а то я так до утра проболтаю. Тэйлор обычно вот что говорит:
  «Эллис, ну улыбнись, а? Я так люблю, когда ты улыбаешься. Ты тогда сияешь, словно все те звездочки на ночном небе. А как улыбка подчеркивает твои глаза. Эти два зеленых камушка... В них я нахожу то, чего мне не хватает на протяжении всего времени расставания с тобой. Большего счастья я не испытываю, чем когда твой глубокий и пронзительный взгляд медленно бегает по моей недавно бритой мордочке.
  Эллис, я тебя жутко люблю за твои шикарные волосы. Ты их видела? Они словно живые! Ты машешь мне в ответ, а они тебе вторят, будто у них тоже есть своё мнение, и они непременно поделятся с ним, во чтобы-то ни стало. И маловажно для меня какого они цвета. Они просто прелестны, ведь именно их ароматом я не могу надышаться уже на протяжении десятков лет. И не говори, что они пахнут твоим шампунем! Просто ты не внюхивалась. Я же улавливаю их нежный аромат всегда, когда ты лежишь у меня на плече, и они светятся белым свечением. Да, белый цвет волос тебе идет.
  Эй, любимая! Я еще не всё рассказал. Я забыл тебе рассказать в каком я восторге от твоего личика. Твой милый носик. Маленький и ни капли не большой. Такой женский, будто ты и есть тот идеал, что ищут пластические хирурги. А губки? Эти два алых холмика, которые так и охота поцеловать во чтобы-то ни стало! Зимой в снегу, под дождем или просто в темной комнате, я всегда готов отдать всё, что у меня есть, только бы эти губки прикоснулись к моим. Ну, и, конечно же, твоя потрясающая фигурка. Эль, ты – идеальна. Как я люблю тебя за твои пять с половиной футов в холке! Ты так сексуально тянешься на носочках, чтобы поцеловать меня, достать до губ. И, самое интересное, что при этом, все твои мышцы, по всему телу, словно натягиваются, и ты становишься похожа на кошечку. Только подходи и гладь. Гладь по нежно белой коже и по маленьким ладошкам, на которых расположились эти тоненькие пальчики. Гладь по тоненькой талии и красивым бедрам. А, если повезет, то аккуратно гладь прекрасную грудь своими пальчиками. Да, любимая, маленькие! Но я люблю маленькие сиськи. Что поделать? И вообще, помолчи пока!
  Эллис, и сколько тебе можно говорить? Ты не много весишь! Ешь, пожалуйста! Твои сто десять фунтов – это вес глисты в обмороке! Прекрати издеваться над собой. Я очень люблю тебя, солнце моё, за то, что ты такой миниатюрный, но не стоит так над собой издеваться. Хорошо?...»
  Тэйлор, он - хороший. Правда, говорит иногда много, но я его люблю. А себя описать я могу быстро и без особого энтузиазма. Маленькая. Худая. Много времени убила в свою фигуру, за что была вознаграждена любимым. Глаза зеленые. Волосы, в данный момент, черные. Ростом я не удалась – метр шестьдесят семь. Хочу быть повыше! Вешу сорок три килограмма. Хочу поменьше! Небольшая грудь. Шикарные ноги. И много-много пафосной одежды. Обожаю одеваться по последним нововведениям моды. Да и из бутиков вытащить меня удается только Тэйлору, и то, поцелуями. Люблю одеваться с шиком, но по работе, иногда одеваюсь и согласно деловому стилю. Вот и всё!
  *шепотом* У меня шикарная татуировка, изображающая плющ на лодыжке, и клановая татуировка на плече.

Характер персонажа
  Ууух! Расскажи тут о себе попробуй. Да еще и так, чтобы не говорили потом, что захваливаю себя. А как же я себя могу не захваливать, а? Я – хорошая. Правда! Ладно. Попробую честно, будто о наболевшем.
  Ценности. Их у меня много, но есть основные две: это собственная семья и собственная мораль. Никогда и ни за что я не променяю человека, который заслужил моё доверие, и не один раз оправдал его. Я верна людям, ровно настолько, насколько они верны мне. Я ценю их больше чем своё здоровье, если они заслуживают этого. Именно поэтому я стараюсь ценить и себя. Понимать близких, верить им, любить их – вот что для меня главное. В отношениях с ними я ценю доверие, взаимопонимание и взаимоуважение.
  Я очень люблю музыку. Без неё никуда. Постоянно слушаю свои любимые ритмы, танцуя под них. В целом, я люблю всякие такие красивые, загадочные и мерзкие штучки. Природное любопытство – это то, что во мне преобладает с самого детства. Куда бы ни совала свой нос Эллис - повсюду её ждут приключения. У меня природный талант находить неприятности на свою голову (сюда же я отношу и своё отношение с техникой, водителями, стиплерами, ножами, стеклянными предметами и т.д.).
  Из личных и позитивных, как мне кажется, качеств у меня преобладают целеустремленность, упорство и изворотливость. Я всегда намечаю цель, потом добиваюсь её, при этом стараюсь сделать всё как можно глаже, чтоб меня ненароком не задело. Еще я всегда стараюсь решить конфликт мирным путем. Никогда не пыталась провоцировать ссор и драк, а если и участвовала в них, то только ради самозащиты. Да…себя я люблю. Есть во мне эта небольшая…(ладно!) заметная доля эгоизма. Я не стану унижаться без лишнего повода. Для меня, в принципе, главное остаться с чистой совестью перед собой. К мнению других я отношусь  строго: делаю вид, что оно мне безразлично, но прислушиваюсь к нему. А вообще, я добрая и открытая девушка. Немножко сучка, но это в каждой даме можно найти, если ковырнуть.
  Плохие мои качества. Я считаю, что одним из этих качеств является моё неадекватное мышление. Я вполне ответственна за себя и за свои поступки, но, порой, веду себя как заядлый подросток. Вся точно такая же! Буду назло не делать то, что заставляют делать. У меня неутолимая жажда вкусить «запретное яблоко». Потом я буду часто кричать, что я уже не маленькая и могу всё сделать сама, при этом взваливая на свои плечи намного больше, чем могу унести, я, конечно же, что-то где-то упускаю, и получается билиберда. Я – немножко неудачница, но никогда не скажу, что мне не повезло в жизни. Я вспыльчива и истерична, чуточку…
  А, в целом, я счастлива и влюблена. И именно это меня отделяет от других вампиров, хоть я и осталась вампиром своего клана. Вампиром чести и долга…
  Кстати, именно по наследству я вобрала в себя такие замечательные качества как: уверенность в себе, сила воли, забота о других, консервативность и отстраненность. Поскольку клан стал потихоньку вымирать, я стала последствием этой разрухи. Я стала небольшим отступником в своем клане. Все мои родственники видят счастливое будущее только в сохранении традиций и ограждении от мира. Я никогда не понимала, как больной человек может вылечиться, если он просто лежит там же, где и заболел и ждет лечения. Нужно действовать, что-то предпринимать, развиваться. Но не делать это наобум и вовсе забывать о старых традициях. Конечно же, в клане меня не понимают, а потому я от него стараюсь держаться подальше, что позволяет мне смело идти нога в ногу с современным миром, а не хранить старинные часы на память или носить мантию еще своего деда. Это не тот век, крошки! Эллис не будет носить панталоны!
  Мои отношения внутри моей семьи – это отдельный разговор. С Тэйлором у нас очень сложные с виду, но простые, чисто по-человечески, отношения. Мы всегда прислушиваемся к тому, что говорим друг другу, и стараемся не говорить просто так, а если и говорим, то объясняемся и стараемся просто убеждать, а не заставлять. Если честно, то мы делаем всё вместе. Возможно, здесь теряется элемент сюрприза или неожиданности, но, скажу вам откровенно, я рада. Мы многое планируем вместе, ко всему готовимся, и как бы мы не старались всё равно случается что-то, чего мы не ожидали. И это совсем не плохо, по крайней мере, живется более спокойно. К тому же у нас принято рассказывать друг другу всё, что с нами происходит, а потому мы всегда с радостью помогаем друг другу. Я даже привыкла к Тэйлора. Он всегда моя опора и поддержка, даже когда я отрицаю свою потребность в ней…
  Ну, а  если подвести итоги, то скажу о себе быстро и самокритично. Мне кажется, что я – это маленький такой вампир со своим сформировавшимся сильным и волевым характером,  взглядами отступницы, вкусами модницы и капризами подростка. Я из тех, для кого жизнь – вечная молодость, и это то, что мне нравится в моей жизни. Я бы не была столь счастлива и столь радостна, если бы всё было абсолютно иначе. Я Эллис, и этим всё сказано. Я загадка…

Биография персонажа
Родилась я Проклятой. Был это аж в 1926 году. В то время, когда постепенно человечество переходило от рала к трактору, вампирское общество уже смирилось с распадом Вакханалии и возникновением КНС. Мир вампиров только пришел в себя от деления на два условных лагеря, как вдруг человечество с лихвой скакнуло вперед и понеслось в будущее на коне технологических инноваций. Вампиры, которые никогда не хотели выдавать всю правду о себе, просто молча, с долей удивления, шли в ногу с людьми, порой влияя на их жизнь гораздо больше, чем они могут себе представить. Словно аромат цветения в воздухе, вампиры благоухали среди представителей других рас. У вампиров всегда были клыки, а это значительное преимущество: они позволяют «вгрызаться» в жизнь и «прогрызать» плоть препятствий. Конечно, представители вампирской расы понимали намного больше людей, как и знали. Будущее для нас всегда было более доступным. Это позволяло делать шаги верно и не оступаться.
Перейдем же ближе к моей участи. Папенька и маменька позаботились о моей жизни. Говорю я это абсолютно прямо. Клановый пневматик оживил тело Проклятого за неплохое вознаграждение, и девочку стали растить в семье вампиров, хотя и было распространено воспитание детей в человеческих семьях, причем люди сами не понимали, что это не их ребенок. Мои родители решили оставить меня у своих ног и растить как будущую представительницу клана. То есть недостатка я ни в чем не испытывала. Но рано радоваться! Я испытывала и избыток: избыток родительской заботы и нравоучений, в придачу к ответственности и ограничению в шалостях. А их я ооой как любила! С самого детства была амбициозной и упрямой. Мне всегда было интересно то, что прятали от меня, что закрывали в своей комнате родители, и как будет пахнуть горелый папирус. И вроде бы меня ни в чем не ограничивали, но всегда что-то запрещали, причем, что самое печальное, это интересовало меня больше всего. Мои родители забыли, что ребенку порой нужны не только игрушки.
Меня никогда не интересовали «бряцалки» и погремушки. Всегда мне было интересно сделать что-то одной, найти что-то спрятанное, изучить неведомое. Викторианка из меня получилась плохая. Знаю. Говорят, что всё дело в деде, который в роду Квайтстепов появился из другого клана. Маменька умалчивала какого именно, но позже я узнала, что у деда и кровь Августы текла в жилах. Вроде, он даже из этого клана и пришел. Не помню, если честно. Так вот откуда-то-оттуда, от деда, у меня жуткая тяга к саморазвитию и самообучению. Я никогда не понимала, за что родители так недолюбливали КНС, как и не понимала, какое им до этого дело. Не лучше ли жить и развиваться в своё удовольствие?
В общении с другими меня тоже редко, но ограничивали, что вызывало безумные приступы истерики. Я ненавидела, когда они мне навязывали своё мнение и забывали о том, что у меня есть собственное «хочу». Уже с пяти лет я осознала, что мои интересы и интересы родителей идут врознь, потому просто кусала подушку, отказывалась от крови и росла…Росла для того, чтобы освободиться от оков.
Во многом я признательна Нею, моему другу. Этот молодой пневматик был меня старше всего на шесть лет. Как он оказался в нашем доме, я не помню, но его растили на равных члену рода. Я помню, как его привели в мою комнату, знакомиться. Мне было лет восемь. Ней совсем не боялся. Он просто мило улыбнулся, показав дырки в зубах, вытер рукавом нос и протянул руку для рукопожатия. Так и переросло это рукопожатие в длительную, на гране с вечностью, дружбу. Кстати, именно Ней внес в моё мировосприятие очень много приятных деталей.
Уже в десять лет я окончила курс «как нашалить и остаться незамеченными». Потом был курс «как делать всё, что хочешь и получать по загривку ради удовольствия». Ней был «оторванным» ребенком. Тот скромный и улыбчивый, милый и белобрысый парень, который зашел когда-то ко мне в комнату, прямо-таки оказался огнем в руках. Мой род почему-то терпел этого мальчишку и дорожил им. Что к чему я не понимала лет до одиннадцати. Потом всё прояснилось. Не поверите когда. Во время длительного отсутствия родителей дома, накануне праздника, что люди кличут Новым Годом. Ней, уже в возрасте 17 лет, пополнил мои знания о вампирах и Проклятых. Я знала, что вампиры зависимы от крови. Это меня здорово пугало, ведь ненавижу безвыходность и навязчивость, но Ней зародил во мне сомнения, рассказав о бессмертии и вечной молодости, которую дает кровь людей. Стоит только пройти обряд обращения. Сердце маленькой девочки забилось чаще, а глаза пневматика равнодушно смотрели на Проклятую.
Через несколько дней Ней исчез. Родители говорили, что тот мальчик, с белоснежными волосами, к которому я была не равнодушна более пяти лет, уехал учиться. Представляете? Без меня, засранец!!! Как же я его ненавидела. Сволочь такая! Знал же, что я с радостью смоюсь вместе с ним из этого дурдома. Плакала я недолго, после чего просто продолжила жить с мыслью о том, что могу жить вечно, если захочу.
Близилось окончание школы, когда я твёрдо решила стать вампиром, даже приблизительно наметила возраст, когда пройду ритуал. Уже три года, как в голове горело приятное пламя подросткового возраста, словно в мраморном камине. Появились первые интересы, желания, цели, крупные мечты и возможности.
Я пошла на боевые искусства, чем убила родителей. Сделала я это, ясное дело, назло, но не скажу, что только из-за этого. До сих пор держу форму. Мне нравится быть сильной, а этому люди востока учили безупречно. Было дело и на танцы отходила добрых пять лет. Тут уж ничего не скажу, по инициативе родителей пошла. Хотелось привлечь внимание мальчиков к себе. У меня получалось неплохо. Закрепила я своё желание гимнастикой. Даже не спрашивайте, что сказали родители. Кстати, к тому времени мы с семьей переехали ближе к центру, по настоянию какого-то потомка Рикара, из мэрии.
В центре возможностей стало еще больше. Я пошла на курсы иностранного языка. Стала безумно много читать. Гулять и шалить не расхотелось, но, в тоже время, что-то внутри подсказывало, что когда-то придется растить и своих детей. А для этого стоило набираться знаний. К тому же, жутко хотелось поскорее «спетлять» из дому на более длительный срок, чем одна ночь, как это бывало до этого. Такую возможность я видела в обучении.
Знаете, жизнь – штука загадочная. Пока я занималась самосовершенствованием и складывала на полки подготовительные пособия для поступления, в мою жизнь вновь ворвался Ней. Взрослый, улыбчивый и не менее привлекательный. Вакх, как же я любила этого пневматика за его характер! Он ворвался в дом шальным духом разврата и вседозволенности. И я влепила ему пощечину. А он, гад такой, только улыбнулся и произнес: «Я в тебе не сомневался». Не скажу, что Ней увлекал меня и нравился мне как мужчина, но я его любила всегда. Точнее он привлекал меня, был мне близким другом, учителем в шалостях, маяком в жизни. Всегда всё, что ждало меня, мне рассказывал Ней, советовал, объяснял. И теперь, когда я решилась (с огромным трудом, ввиду своего характера!) получить высшее образование юриста-международника, Ней помог мне всё сделать грамотно. Он - не родители! Этого я никогда не забуду этому харизматичному мерзавцу, который здоровски играл на гитаре.
Родители, кстати, только одобрили мой выбор, несмотря на то, что мы с ними никак не могли поладить уже год. Мне постоянно ставили в пример кузин, которые просто «заимели» своей правильностью и верностью клану, а еще целлюлитными задницами! Кхм…Что это я? Так вот, Ней, как никто, помог в год окончания школы.
Не он один. Когда мы с родителями перебрались в центр, я, совсем случайно, познакомилась с одним очень интересным вампиром. До сих пор помню, как он едва не сшиб меня на своей дорогой машине, а я на него наорала так, что закашлялась. Весь взрослый, важный, статный. Вот к нему я почувствовала безумное влечение. Взгляд этого мужчины заставлял напрягаться, я не знаю почему, но я возле него почувствовала себя взведенной. Тэйлор…Тэйлор Винтур. Он каким-то образом сразу распознал во мне викторианку. Позже я вспомнила о кольце на руке, но тогда он показался магом. Покричали друг на друга и разошлись, и казалось бы, должны были остаться всего лишь картинкой, приятным отпечатком в памяти, но судьба свела нас вновь, и не раз! Тэйлор покупал книжки в том же книжном, что и я. Тэйлор любил восточную философию и классику тех дней. Тэйлор любил виски. Да, черт возьми, Тэйлор любил богато одеться!
Мода того времени, конечно, вызовет сейчас у меня какого-то рода отвращение, точнее, носить такое я не стану, но я любила редкие и дорогие журналы одежды. А сколько бутиков, сколько мелких магазинчиков открывалось в то время в Валенштайне. Я люблю и любила всякие тряпочки, а Тэйлор поддерживал мое влечение. Мы стали часто видеться. Постепенно, за год, наши отношения развились не на шутку. Я поступила в университет и молча съехала от родителей, хорошенько поскандалив с ними накануне. Я высказалась им за все восемнадцать лет жизни и ушла. Ушла навсегда. И никогда не вернусь…
Тэйлор, как оказалось, был богатым вампиром-потомком Корнелиуса. Меня мало волновало его происхождение. Мне просто было здорово с ним. Мы не были друг другу обузой, не стремились что-то менять друг в друге, жили вместе и радовались жизни. Этому вампиру я доверилась и решила, что хочу прожить с ним всю жизнь, а точнее вечность…
Ней уже полгода меня убеждал пройти ритуал обращения, аргументируя свою точку зрения тем, что я прекрасно выгляжу, и моя внешность будет со мной всегда. К тому же поводов не доверять этому пневматику у меня не было, а потому я решилась. В университет меня взяли, не без помощи Нея, который как-то повлиял на самого ректора. От родителей я съехала. Я наконец-то принадлежу сама себе. С такой мыслью я пожила еще с месяц, а потом щедро решила поделиться собой с Тэйлором. Мой парень знал, что я не обращенная и, не скупясь, согласился дать своей крови. Я с улыбкой приняла жертву и отблагодарила его тем, что доверила ему свою честь.
Итак, в восемнадцать я стала вампиром. Не самое приятное ощущение, что я пережила за свою жизнь, но я не жалею. Ни о чем не жалею! Тэйлор и я благополучно делили постель и жили под одной крышей. Мы не ссорились, скорее вздорили, не шиковали, скорее наслаждались, и не занимались ничем серьезным, скорее коротали дни.
Так продолжалось, пока Тэйлор не загорелся какой-то идеей создания собственного бизнеса, а я не перешла на третий курс. Тут предо мной и рассеялся розовый туман. Жить стало тяжелее. Работа, университет, дом, курсы политологии. Всего стало слишком много, и это меня изрядно раздражало. Отношения с Тэйлором не испортились, мы просто поняли, что начинаем потихоньку уставать. Виной, большей частью, была я, ведь никак не могла смириться с тем, что шалостям приходит конец. Простите, но такая я натура – азартная и веселая.
Внезапно, ко всему прочему, про меня вспомнили и мои родители, которые стали меня искать и требовать моего возвращения. Они были настолько навязчивы, что Нею пришлось дать по лицу одному из моих соклановцев, когда тот насильно меня стал тащить. Я бы и сама за себя постояла, ведь уроков рукопашного боя я не перестала посещать, но я была в шоке, мягко говоря. Только потом я разозлилась, так, что даже Ней остановить меня не мог. Я, со зла, молча собрала вещи и уехала из города. Как же я жалею об этом. Я даже не сказала Тэйлору прощай…
Злость, упрямство и компания Нея позволили мне укатить на юг. Я даже не задумывалась над последствиями. Диплом я к тому времени уже получила. Денег на первое время тоже взяла. Но, скажу вам честно, я ощутила, как это жить, подобно Нею, который никогда не шиковал. А теперь, когда деньги в основном шли на сигареты и алкоголь, я прочувствовала все прелести жизни. Вслед за всем меня ожидала затяжная депрессия на год. Я бросила своего любимого. Ни телефона, ни возможности написать. Возвращаться я не стала из принципа, а письма писать не стала из страха рассекретить себя. Все мои пресловутые родственнички работали в правоохранительных органах, что делало меня легкой мишенью поиска. Но не на ту напали, козлы! Я легла на дно, ниже травы, ниже отбросов общества. Пила и убивала себя в барах и пабах, подрабатывая кое-как вместе с Неем. Ничто не могло успокоить моё сердце, даже Ней. Он только помогал осушить очередную бутылку…
Этой собачьей жизнью мы прожили больше, чем полгода. Дальше нас выручила моя дипломатичность. Помните, я говорила, что дела КСС и КНС меня мало волнуют? Так вот, со времени ссоры с кланом, я стала временно ненавидеть, а потом просто презирать вампиров, которые жили, меряясь красотой своих традиций и нравоучений. Я не хотела видеть представителей своей расы, они вызывали у меня отвращение. Я даже стала жалеть об обращении в вампира. Ней помогал мне убить зазевавшегося прохожего и спрятать тело, но каждый глоток крови вызывал у меня истерику, за что Ней получал больше всех. Как он меня терпел, известно одному Нею, но он не покидал меня. И не зря! Подарок свой судьба поднесла внезапно. Я и Ней едва не убили пневматика. Точнее мы попытались, но от нас так ловко отделались, что я аж присвистнула, когда тот врезал Нею промеж ног. Пневматиком была Авид Кайтнер. Я тогда и не представляла, что эта девушка вытащит нас из низов общества.
Авид не обрадовалась тому, что мы на неё напали, но и убивать нас не стала, хотя знала, что мы бы не пожалели. Девушка только усадила нас в ближайшем баре и выслушала мою историю. Не знаю, как она развязала мне язык, но я так легко не открывалась никому. Я рыдала у неё на плече, а Ней испепелял её взглядом. Но Ней никого есть не стал, а только подыграл моему таланту дипломатии (а вы думали я просто плакала? Сейчас!) и попросил у Авид помощи. Девушка отвезла нас в Уэлс, где жила вместе со своим мужем, который тоже оказался пневматиком. Нас любезно приняли за какие-то услуги Нея в области магии. К тому же я устроилась наконец-то на работу. Всё-таки высшее у меня было, а муж Авид Клам, работал в какой-то юридической конторе с международным уклоном.
Было тяжко, но полезно. Я выкинула всю дурь из головы и решила, что пора жить дальше. Одной, без Тэйлора, без вампиров, но со своим умом. За год кое-как, с помощью Клама, вышла на стабильный заработок и сняла квартиру. Нея утащила за собой. Пневматик тоже очнулся и увлекся музыкой. Он очень серьезно занимался игрой на гитаре и заметно старел. Я молчала об этом, но он и сам всё замечал. Теперь была моя очередь успокаивать Нея.
Знаете, с этим человеком я прожила пол своей жизни, но никогда не заглядывалась на него. Не было бы удивительным, если бы мы с ним попробовали построить какие-то отношения, но мы даже не пытались. Секс, ничего более. Ней менял девочек как перчатки. В год он меня мог познакомить с десятком, но ни одна не задерживалась более чем на месяц. У него плохо получалось строить отношения с кем-то, а я не хотела быть его очередной перчаткой, потому, изредка, когда нас завлекало, а особенно в вечера бокала и книги (у кого, что было в руках), мы доверялись друг другу с головой и просто…трахались. Развлечение и только. Все парни, которые кое-как пытались за мной ухаживать, рано или поздно становились мне «едой». Кое-какие знакомства в городе помогали мне вытирать из памяти моих парней меня. Пневматиков я на своем веку видывала не мало. К тому же, похоже, у меня был от природы дар договариваться.
В тот период жизни я не думала, точнее не надеялась, что встречу кого-то лучше Тэйлора. Если честно, даже не хотела. Меня устраивало то, что у меня есть кров над головой, работа и немного потех. Куда-то исчезла амбициозная девочка, целеустремленная и «прошибная». Наверное, она осталась в Валенштайне.
Сколько это длилось, даже вспоминать не хочу, но прекрасно помню, что лет где-то в тридцать пять меня спустил на землю сам Ней. Пневматик едва не повесился в моей квартире. Парень не хотел умирать от старости, а жить рядом с вечно молодой мной он просто больше не мог. На свой возраст он никак не выглядел, хочу вам сказать, но что-то в его голове стрельнуло. Я тогда решила, что пора и мне его отблагодарить. С тех пор Ней полностью зависим от моей крови, которую вкусил из бокала. Со своей участью он вроде бы смирился, но мне стало противно. Я не хотела больше его видеть. Я хотела, наконец, стать чем-то больше, чем духом «загула».
Ней помог мне в последний раз. Я ушла из юриспруденции и прошла кастинг фотомоделей в один журнал. Сам Ней прожил со мной еще месяц, а потом поехал в Валенштайн поступать в художественную академию. Работа модели меня заставила таскаться по всему миру. Я видела очень много разных стран. Побывала в тропиках. Даже не раз видела своё лицо на обложках популярных журналов. Я не думала, что моё лицо станет эталоном красоты на добрый десяток лет, который я провела в другой стране. Тогда я себя, ясное дело рассекретила, и ко мне заявился мой кузин. Даже года не прошло. Он, конечно, был вежлив, до поры до времени, но потом, когда понял, что я отказываюсь возвращаться, решил применить силу. Тут уж я не выдержала. Ненавижу, когда мне навязывают свою точку зрения. Я врезала ему так, что сломала нос с первого удара, а там и драка завязалась. Честно вам скажу, меня даже здорово побили, и это сыграло мне на руку. Дальше трогать меня у моего рода просто не хватило наглости. Мои родители наверняка узнали о том, что меня избили, всё-таки они викторианцы, как и мой кузин. Честь не позволила родителям портить мне жизнь дальше. Тем более, что я отправила весточку свои родителям через один род викторианцев, что носили фамилию Бетанкур. Я четко дала понять, что не вернусь, и, что моя жизнь – это полностью моя жизнь, и в ней интересы клана не фигурируют. Это было негласным отречением от своего рода. Меня оставили в покое, и я продолжила карьеру модели.
В моей жизни всегда проблемой было то, что люди вокруг меня старели, а я нет. Черт же дери! Они так слабы. Почему они не могли просто не стареть? Трудно им что ли? Трудно или нет, а приходилось переезжать с места на место. Лицо моё постепенно надоело журналам чуть меньше, чем мне самой. Деятельность модели перестала быть мне интересной, и я решила вернуться в юриспруденцию, туда, где мой ум работал великолепно. Однако жизнь диктовала свои законы, и уйти оказалось не так легко.
Вся моя жизнь – развлечение. Я не знала, как у меня получается пробиваться в различных сферах, но словно ангелы меня несли. Имя ангелам Ней. Да! Снова он! Ней окончил художественную академию на отлично и начал актерскую деятельность. Его жизнь было для меня просто «вау»! Я не завидовала, но видела, что он обеспечил себя надолго. Единственное, от чего он зависел, так это от меня. Я никогда не просила у него денег, но часто просила помощи. Так Ней и помог мне вернуться в Валенштайн и устроиться в одно крупное модельное агентство.
Тоска по родному городу, рука помощи Нея и желание что-то поменять в своей жизни помогли мне немного иначе взглянуть на жизнь. А еще судьба…Судьба вновь меня свела с Тэйлором. О боги! Как же я была рада тому, что увидела его вновь. По самому случайному стечению обстоятельств, Тэйлор столкнулся с модельным агентством по работе. Я тогда участвовала, наверное, в последней фотосессии своей жизни, ведь уже метила получать второе высшее в Историческом университете Валенштайна. Моё желание поменять профиль было очень сильным, и меня не останавливало то, что карьера модели рухнет. А тем более после встречи с Тэйлором. Я встретилась с ним вновь и у меня аж на душе спокойнее стало. Я просила прощения за всё, за всё, что пережил он и пережила я. Я была малословна, а он, как всегда, понимающий. Мы и не заметили, как вновь наши жизнь переплелись.
Родители мои тогда четко дали мне понять, что знают о моем возвращении. Но клан, похоже, не стал уделять моей персоне внимания. Я просто пришла к родительскому дому и попросила, заметьте, сама попросила, оставить меня в покое. Они согласились, лишь покивав головами.
Так в моей жизни всё постепенно наладилось. Я не поступила в Исторический, решив, что не хочу забивать голову ненужной информацией. Тэйлор предложил мне закрепить наши отношения брачными узами. Ну, а через год, после моего возвращения, мы уехали путешествовать. Тэйлор был безумно богат и не ссорился с кланом, в отличие от меня. Вампирское общество до сих пор было мне противно, а потому я избегала его, как могла, правда уже не так сильно, как раньше. Я настояла на нашем медовом…году. За этот год я задышала по-другому. Я рассказала Тэйлору всё, что пережила, всё, что видела, всё, что думала. Также рассказала и об Нее.
Кстати, наш пройдоха-пневматик к тому времени закончил свою актерскую деятельность, и если и участвовал в создании фильмов, то только как продюсер. Он всегда врывался в мою жизнь внезапно, на дорогом автомобиле, с высохшим лицом и просьбой дать крови. Тэйлор понимающе к этому отнесся, но восторга от компании Нея не испытывал. Вампир, честно сказавши, надеялся, что блондин давно уже покоится в могиле. Сам же Ней принялся писать музыку. Он основал свою группу. Ней играл именно ту музыку, которая больше всего пела в унисон с мелодией его жизни, - melodic metalcore/melodic death. Блондин отдал дальнейшие десять лет своему проекту и, скажу вам, недаром. Популярности его группы позавидовали бы режиссеры фильмов, в которых снимался Ней. Так что бессмертный пневматик радовал меня всегда, когда я видела его по телевизору или слышала у себя в плеере. На самом деле Ней радовал меня на протяжении всей моей жизни. Он был моим белым ангелом-хранителем, и он был моим наставником. Он всегда останется моим «металкором».
Спустя год мы вернулись. Тэйлор продал свою старую квартиру и купил новою в спальных кварталах центра. Тэйлор понимал, почему я избегаю вампиров, а потому принял жизнь отшельника вместе со мной. Как сказать, отшельника? Он продолжил контактировать с кланом, и я об этом знала, но он не заставлял меня поддерживать контакт с его или моими родственниками и старался их поддерживать так, чтобы мне это не доставляло неудобств.
Потом всё «устаканилось». Наше время потекло, словно кровь по жилам, так же гармонично и изящно. Тэйлор, я так и не поняла всех подробностей, но каким-то чудом он спас крупную корпорацию своего папы от банкротства и краха. По-моему он кого-то вычислил из сотрудников корпорации. Отец его был настолько благодарен, что отдал все свои акции сыну, и Тэйлор овладел контрольным пакетом. Я, если честно, не вдавалась в подробности потому, что у самой голова шла кругом. От идеи второго высшего я отказалась, но нашла альтернативу. Популярность приобрели частые школы и профилирующие курсы. После работы моделью многое в моей голове упало на дно, а потому нужно было вспоминать все аспекты того, что у меня заложено в крови – юриспруденции. Лучше всего было начинать с обучения и практики сразу. Пошла в не самую крупную адвокатскую контору. Учась на курсах и работая попутно, я постепенно вспоминала старое и училась новому. К дипломатии и политологии у меня была какая-никакая хватка от рождения. Главное, что я разбиралась в том, куда собиралась погрузиться с головой.
В возрасте семидесяти семи лет я получила диплом об окончании юридических курсов и тут же записалась на курс, что касался прокурорского надзора. Благодаря своим родителям меня взяли в помощники заместителя прокурора. Да, родители сами предложили помощь, ну, а я решила, что пора бы лишний раз стиснуть зубы и принять руку помощи, тем более, что её не навязывали. Работа мне приглянулась, да и особой физической нагрузки она не требовала. Я вертелась среди людей и старалась не иметь ничего общего с вампирами. Я была чем-то вроде наблюдателя. Часто, в виду собственной любопытности, я вела собственные негласные расследования, дабы повысить эффективность прокурорского надзора.
За три года я выбилась в заместители прокурора, кем работаю и до сих пор. Дальше, пока меня не брали, но я уже уверенно чувствую себя в кресле. Конечно, работа опасная и зачастую преступники смотрели на меня с немалым желанием убить, но они не знали, на какого хищника они смотрели. Люди...Для них я ничем не лучше них самих. А они для меня масса, в которой приятно жить и которую приятно есть.
Я жутко привыкла к жизни среди людей. Я наловчилась выживать в этом мире, оставаясь незамеченной. Я сливалась с толпой. Сколько раз я резко меняла внешность, сколько поддельных паспортов лежит в моей тумбочке, сколько имен я сменила! Кавендер Моулли, Лавви Портнер, Магги Неок, Навита Эстэкки, Одри Антагас, Пакс Струззи, Равния Айта, Сьюзан Коффи и, наконец, Эллисон Унтер. Всё это мои имена. Последние два имена модели и заместителя прокурора, соответственно. Приходилось разыгрывать свою смерть, чтобы начинать новую жизнь. Последнее моё имя очень похоже на моё настоящее. Я взяла его не просто так, ведь решила, что это будет символом новой и стабильной жизни, которой живу уже три года. И, в свои семьдесят девять, я оказалась права…

Навыки/Способности
Поскольку со способностями происходит очередной, пардон, разгром, то оставлю это на потом. Обещаю следить за ходом редактирования и проинформировать администрацию то час же, когда информация станет окончательной.
Жду описания Теретей руны Вакха. В любом случае я адепт 3 ранга (уже кое-что!).

Как вы нас нашли?
Я вас видела в зачатке х)

Связь с вами
skype - magnificentell
ICQ 559459513

Игровой стаж?
Мало его у меня.

http://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1850-2.pnghttp://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1847-1.pnghttp://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1850-1.png

Отредактировано Эллис Квайтстеп (07.04.2013 20:36)

+1

2

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Вы также можете создать дневник своего персонажа в теме дневники персонажей. Заполните подпись и можете играть. Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!

http://savepic.org/3336058.png

Код:
[img]http://savepic.org/3336058.png[/img]
Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Эллис Квайтстеп