Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Имирэ де'Оре


Аnkеta: Имирэ де'Оре

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
Элизабет д'Орфи, Имерис Смолл, Берта Атис, и т.д.

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)
Мария

Национальность персонажа
Дюссельфолдка/не расист

Возраст персонажа
694 года/ 07.05.1311

Пол персонажа
Женский

Фракция
Вампир\ нейтральная

Социальный статус
Работает по литературному контракту с небольшим издательством в Валенштайне. Кроме того является хозяйкой небольшого бутика ювелирных украшений и бижутерии.

Внешность персонажа
Первое, что бросается в глаза всем, кто встречал на своем пути эту девушку (да-да, девушку, женщиной ее язык не поворачивается называть даже у вампиров!), ее молодость. Милое личико "сердечком", пухлые, слегка приоткрытые губы, четкий изгиб бровей, ровный, золотистый цвет кожи, против обычной для вампиров бледности, навсегда отпечатавшийся в ее нынешнем виде напоминанием о возможности прожить обычную жизнь.
Фигура  аккуратная, успевшая слегка округлиться, никакой болезненной худосочности! Рост не высок, порядка 160 см, что лишь подчеркивает общее впечатление о юности этой особы. Не очень длинная шея окупается аккуратной, чуть надменной посадкой головы и идеальной осанкой.
У нее изящные кисти,  ровные аккуратные пальцы, чуть пухлые ладони, плавные линии предплечий и изгиб плеч. Носит она руки чуть согнутыми в локтях, перебирая и теребя складки одежды или платок, будто не зная, куда эти самые руки деть. Никогда не отращивает слишком длинный маникюр, полагая, что оный только мешается и портит вид ухоженной кисти. В макияже предпочитает подчеркивать естественные черты, никогда не вымажет ногти и губы ядовито-кислотными оттенками, считая это вульгарным.

Вкрадчивые жесты и изящная мягкость движений, присущая аристократам от рождения - все это годами вытравливалось, однако окончательно испортить впечатление, оставляемое по себе, Элизабет так и не смогла, в итоге научившись пользоваться тем, что дано: а природа щедро наградила эту золотистовласую, от рождения беззаботную девицу.
Первое впечатление, однако, не самое верное. Образ наивной женщины-ребенка де'Орфи припасает для тех, с кем раньше не имела дел, предпочитая создавать у оппонентов заранее ложное о себе представление.

Однако, те кому довелось встречать княжну в иных обстоятельствах, никогда не смогут провести параллель между этим милым и наивным образом и той желчной, ядовитой на язык и скупой на положительные эмоции особой, которую представляет из себя Элизабет в тяжелых ситуациях, требующих от нее жесткости.
В эти моменты взгляд княжны становится холодным, темно-серые глаза  замирают, из них исчезает все тепло. Лицо бледнеет, резко очерчиваются скулы, губы упрямо складываются в тонкую линию, все черты  лица пронизывает снисходительно-высокомерное выражение, в обычном состоянии ловко упрятанное за маску. Она визуально становится старше, напоминая в эти моменты свою мать.
В этих диаметрально противоположных обликах и прячется истинная княжна, давно замкнувшаяся от мира в глубине своей искаженной души. В минуты когда она думает, что никто не видит ее, Элизабет позволяет себе расслабиться. В эти редкие моменты ее плечи чуть ссутуливаются, большие серые глаза наполняются тоской, а губы дрожат - она походит на сломанный цветок, забытый кем-то в пустой вазе: иссушенный годами и выпавшими на долю испытаниями.

В одежде отдает предпочтение классике и умеренности, хотя иногда следует особо удачным веяниям моды. Часто маскируется под подростка, от чего в гардеробе имеется несколько комплектов соответствующей одежды. Не любит слишком короткую или открытую одежду в силу сложившихся привычек. Цвета подбирает под настроение, чаще всего это черно-синяя, черно-бордовая или золотисто-бордовая гамма. Изредка – изумрудно-зеленый, удачно оттеняющий ее волосы.

Характер персонажа
Характером княжна де'Орфи уродилась скверным и эгоистичным. Последнее  любимое дитя обоих родителей, бесконечно балуемое мамками, няньками и старшими братьями, обладало в детские свои годы склонностью к хорошо поставленным спектаклям с морем слез и океанами жалоб, результатом которых всегда становилась ее безоговорочная победа и капитуляция воспитующих. С возрастом спектакли сменились продуманной тактикой, море слез - умелой лестью и кокетством, в итоге к первому выходу в свет молодая особа умело вертела людьми из окружения князя и княгини.
Вот здесь и произошло первое серьезное происшествие, навсегда оставившее отпечаток на характере:  Элизабет узнала, к чему приводит излишняя самоуверенность и доверчивость, едва не став чьим-то "десертом" прямо в разгар приема.
Вторым серьезным потрясением стала гибель семьи и череда событий, последовавших за этим. Недоверие, внутренняя озлобленность и вспышки агрессии, сменяющиеся суицидальными приступами - все это приобрела юная "иная" под давлением обстоятельств. С возрастом эти качества переродились, не без помощи со стороны. Так, недоверие заменилось на осторожность и подозрительность. Озлобленность и открытая агрессия отступили, заменившись на тонко спланированные акты возмездия, направленные на рискнувших вызвать неудовольствие Элизабет (для чего ее очень долго нужно выводить из равновесия).  Суицидальные порывы и уныние девушка научилась подавать в качестве красиво разыгранного спектакля или обращая эти настроения себе на пользу в творческие приступы, заканчивающиеся очередной «ширпотребной» книжкой.
Маска ребенка стала употребляться ею целенаправленно:  для ловли добычи и укрывания от охотников, для манипуляции иными - при этом она становилась сильнее, жестче характером, разучилась доверять.
Сейчас за всеми масками прячется изворотливый ум, хитрость и склонность к манипулированию окружающими, хотя с очень близкими людьми де'Орфи младшая все еще позволяет себе побыть "немножко человеком", да и собственная система ценностей у нее имеется, но о том, что она верит в обычных людей, княжна не признается и под пытками.
К слову об отношении к простым смертным: со временем она начала очень трепетно относиться к человеческой жизни, потому не создала ни единого потомка, в глубине души почитая свою не-жизнь проклятием.
Из иных черт характера можно выделить умение убеждать и любопытство, вероятно унаследованные от предков. Этими своими чертами характера Элизабет даже гордится, считая, что именно они удерживают ее интерес к жизни, подвигая на постоянное пополнение знаний, из которых  и половины не использует.

Биография персонажа
Первые годы жизни княжны были беззаботными: ее прихотям потакали, ее любили и боготворили братья, ее обожала мать и слуги, отец гордился успехами малышки, хотя и был нечастым гостем в детской, да и в самом родовом гнезде. Детство прошло рука об руку с младшим из братьев. Тогда сформировалась глубокая привязанность между ними, вплоть до того, что брат и сестра не ссорились вообще: Леонард опекал и баловал младшую сестру, а она боготворила брата, готовая верить всему, что он скажет.
Юность Элизабет проходила в череде светских развлечений того времени: охота, турниры, приемы при дворе и прочие обязательные для юной девицы мероприятия, первое из которых запомнилось навсегда.
На одном из светских мероприятий в честь рождения наследника в соседнем княжестве Элизабет обратила на себя внимание одного из аристократов. Властный, красивый и опасный - он привлекал внимание половины светских львиц, ищущих развлечений на стороне, вызывая восхищение и у девиц помоложе. Княжна же решилась заговорить с ним, едва большинство дам, разбивших свои надежды о непреступную крепость отчуждения мужчины, перестали толпиться вокруг и бросать кокетливые взгляды из-под ресниц.
На удивление большинства, Рихард заговорил с юной барышней и в какой-то момент, когда отвлеклись старшие женщины, увлек Элизабет прочь от толпы в сторону небольшого сада. Завороженная девушка даже понять не успела, что произошло. Гипнотическое шептание, пронзительный взгляд темно-карих глаз, острые когти, оставившие небольшую царапину на нежной коже, ощущение панического ужаса при виде  огромных клыков, выступавших меж разомкнутых губ исчадия ада. Все, что произошло дальше, она не помнила, рухнув в глубокий обморок. Разумеется, едва девушка пришла в себя, отец и старший брат устроили ей выволочку, посадив под пристальное наблюдение монахинь в женском монастыре на год. На рассказ о монстре отец и брат лишь рассмеялись, и сама девушка решила, что ей все это привиделось от испуга и духоты, царившей в разгаре лета.
Очень долгое время ее преследовал один и тот же сон. Она видела пугающий омут темных глаз и слышала горячий шепот над ухом: "Интересно, какова на вкус кровь де'Орфи?".
Вслед за тем инцидентом пришла апатия. Обожаемый братик влюбился и, словно пастух, таскал к домику сельской ведьмы любимые розы Элизабет.
О! Как она проклинала ночами эту девицу, что отняла у нее внимание брата. Как мечтала она о том дне, когда вонзит в ее сердце тонкий стилет - подарок отца. Но время шло, брат стал одержим этой деревенщиной, а гордое сердце младшей сестры наглухо закрылось в своем собственном мирке. Элизабет смирилась. А смирившись, поставила в известность отца, считая это скорее своим долгом, чем способом разлучить брата и его пассию.
Все чаще и чаще стали приходить брачные предложения для нее. Порог дома княжны принялись обивать многочисленные поклонники, донимая углубившуюся в собственный мир девушку предложениями руки и сердца. В какой-то момент в доме заговорили и о свадьбе Леонарда. А потом случилось то, чего не ждал никто кроме, пожалуй, отца и брата. Князь и княгиня погибли. Погиб и наследник, успев передать лишь наставления для невесты Леонарда. В итоге, и сама невеста погибла, и они с братом остались вдвоем против всего мира. Два молодых вампира без шансов на выживание.
Потом жизнь стремительно полетела под откос. Женщине сложнее выжить в мире, которым правят мужчины, женщина должна уметь вертеть ими. Вот и молодой княжне пришлось с азов постигать древнее искусство манипулирования на «сильных мира сего». Брат же целиком погрузился в поиски возмездия, все больше отдаляясь от сестры.
Годы неслись вперед, как взбесившиеся лошади, не оставляя времени на передышку. Убийцы, наемники, охотники на нежить без отдыха, сна и покоя преследовали их. В отчаянной попытке выжить и вернуть свое она второй раз столкнулась с Рихардом.
Леонарда схватили и усыпили, а юная княгиня стала игрушкой в руках вампира, научившего, впоследствии, ее выживать. Она ненавидела этого аристократичного садиста. Ненавидела, боялась и боготворила. Почти столетие провела де'Орфи в его доме, охраняемая его потомками и слугами, словно тайны Тезейского двора. Вампир буквально сломал психику девушки, извратив ее мировосприятие. Он раскрыл ее основной порок, развил его и научил противостоять себе. Уныние и суицидальные позывы вскоре преобразились в наклонности к декадентству (разумеется, самого понятия тогда еще не существовало в природе). В какой-то момент она начала забывать даже то, кем является. Возможно, разум Элизабет дрогнул - она тронулась рассудком, решившись бежать. И сбежала, перебив половину слуг.
Почти десяток лет ушел на возвращение к жизни, еще полсотни - на поиски брата, потом долгие годы они учились быть собой, но в один прекрасный день Элизабет исчезла из жизни Леонарда, решив идти собственным путем.
Сменив имя на Бьорра Смолл она покинула Дюссельфолд и долгое время блуждала с бродячими актерами и циркачами, кочуя из труппы в труппу. Прогресс и расцвет общества вывели ее на подмостки театров, в разное время она пела (Эйлин Флер), танцевала (Анни) и играла на сцене (Имерис Смолл, Берта Атис). Именно так ее вновь нашел Леонард, и с этого момента связь между братом и сестрой начала налаживаться.
Большие промежутки времени между выходами на подмостки младшая де'Орфи занималась собственным образованием, в которое затесалось даже ювелирное дело, частным сыском и написанием бульварных романов под псевдонимами Кейт Блау и Линд Джейсс, к слову, на последних умудрившись сколотить приличное состояние.
Перепробовав все, что только могли предложить разные эпохи, она подалась в науку, получив степени по криминалистической экспертизе и биологии.
Все это время среди толп поклонников и в рваных тенях улиц больших городов ей мерещился Рихард. Его облик она искала среди людей, его почерк - в письмах, его присутствие - рядом с собой. И эту маленькую тайну она хранит даже от брата и сейчас.

Из дневника: 
" -  А был ли он? Существовал ли на самом деле этот иной? Или мое помутненное сознание создало его для того, чтобы долгими ночами пронизывающий шепот сводил меня с ума, а взгляд обещал то, чего никогда не случится? Я не знаю ответов.
Где же ты, мое наваждение? Мой персональный кошмар... " 16.06.2003 год.

В данный момент она продолжает писать романы, содержит небольшой бутик, торгующий украшениями с камнями и бижутерией, носит гордое имя Имирэ д'Оре, выдуманное в каком-то очередном полубредовом состоянии и намеревается навестить брата.

Способности
II Руна Вакха: Кровавый Принц/Мастер II

Навыки и особенности
Великолепно танцует и поет, литература ей дается чуть сложнее, потому далее написания "бульварных" романов дела не идут. Любит разглядывать украшения (но не носить их!), иногда берется за самостоятельное изготовление - новые материалы, по типу термопластика ей нравятся: потому все, что она изготавливает сама - бижутерия, пусть и отличного качества. Машину водит плохо, предпочитая ездить на мотоцикле или вообще ходить пешком. Терпеть не может красное вино, запах герани вызывает раздражение.

Планы персонажа на игру:
Наблюдать за миром поистине интересное занятие.

Планы игрока на игру:
Интересно опробовать на себе новую роль.

Как вы нас нашли?
Пригласили через группу "В контакте"

Связь с вами
vk.com/shayanxun

Игровой стаж?
три года, если речь идет только о форумах.

+2

2

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Заполните подпись и можете играть. Не забудьте также отметиться в теме перепись населения и занятые внешности. Отметьтесь в этой теме события минувших дней (пока достаточно просто обложку сделать).  Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!

http://savepic.net/5285024.png

Код:
[img]http://savepic.net/5285024.png[/img]
Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Имирэ де'Оре