Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Лекстон Корх


Аnkеta: Лекстон Корх

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
Алекс Корх (1940-1980)

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)

Национальность персонажа
Дюссельфолдец / Не расист

Возраст персонажа
114 лет/ 10.02.1891г

Пол персонажа
Мужской

Фракция
- Вампир
- потомок Корнелиуса, клан Ван Дер Кройц

Социальный статус
Официально является владельцем трех небольших магазинчиков интимных товаров в Дюссельфолде, в том числе и Валенштайне. В «комнатах отдыха» этой скромной сети продается и покупается информация на любой вкус.

Внешность персонажа
Рост: средний;
Волосы: рыжие;
Глаза: черные без следа стыда и совести.
У Лекстона острые черты лица, прямой нос, однажды сломанный, но удачно правленый на место. Родимое пятно слева над тонкими губами. Проколото левое ухо и пирсинг в соске. Новые веяния - такие новые.
Если не считать рыжих волос, внешность целом, у Лекса в той степени обыкновенная, чтобы слиться с толпой. Среднего роста, жилистый. Не суповой набор, но будем откровенны, до брутальности Лесу как пешком до Лиавана, узкие бедра и не слишком широкие плечи.
На первый взгляд двойняшки совершенно непохожи. Лекс с растрепанной рыжей гривой до плеч и темными, почти черными глазами, и зеленоглазая блондинка Николь. Ничего общего, только неуловимо проскальзывает в улыбках и взглядах что-то такое, одинаково безумное.

Характер персонажа
Не всегда понятно, о чем Лекс вообще думает. Его поведение всегда импульсивно, хаотично и чем дальше, тем больше навевает размышления. Так и хочется поинтересоваться, принимает ли он таблетки. Лекстон эгоцентричен и порой, кажется, начисто лишен инстинкта самосохранения. Обладает каким-то относительным восприятием мира, считая все вокруг не то сном бабочки, не то последствием божественного бодуна. Услышав слова "мораль", "совесть" и "стыд", лезет в словарь или в карман за шпорами. Лекс из тех, у кого часто случаются перепады настроения: от эйфории до самобичевания, от тихой ярости до искреннего смеха. Хотя последнее явно означает, что он задумал очередную игру или какую-то гадость. Что, впрочем, почти одно и тоже.
Кому-то такое поведение покажется наигранным, Лекс, наверное, и сам не знает, насколько искренен в своих настроениях. Хотя возможно у него просто сломаны тормоза, вот и творит все, что в буйну голову приходит. А фантазия у него бурная, можно даже сказать буйная. Так что, если лицо его озарит своим светом вдохновение, можете смело запасаться валокордином или рыть окоп. А лучше и то, и то одновременно. В такие периоды, Лекс разводит поразительно бурную деятельность, так что через какое-то время у находящихся в одном с ним помещении возникает ощущение, что рыжий деятельно пребывает одновременно, как минимум, в десяти местах, разговаривая сразу со всеми и при этом явно подбивая окружающих на что-то антиобщественное и социально порицаемое.
Он, как эмоциональный наркоман, постоянно требует отдачи и реакции, но никогда не пытается взвалить на себя должность души компании. Хотя, как любитель алкоголя и просто обладатель буйной фантазии способен устроить праздник из ничего. Эмоции сменяются на лице Лекса, как узоры в калейдоскопе, из-за чего почти невозможно понять, что же творится в его голове. Ведь для искренности у него есть Никки, а ей и не обязательно показывать и объяснять, сестренка все поймет сама.
Никки для Лекса - центр мироздания. Его персональная основа всего. Она больше чем родня, сестра, любимая женщина. Эдакий абсолют. Никки всегда стоит априори. Говорят, в душе каждого кроются демоны. Желать причинить вред Николь, значит выпустить этих «демонов» из духовного чулана Лекса. Попытаться осуществить желания – извращенный способ самоубийства. Лекс исключительно миролюбив, пока никто не покушается на персональные «центр вселенной». В ином случае суицидник будет потреблен как анатомическое пособие и тестер для ядов.  Вот, про буйную фантазию и интерес к ядам уже было, а если добавить оригинальную коммерческую деятельность, варианты кары становятся безграничны. Так стоит ли давать повод воплотиться кошмарам?
Несмотря на демонстративную легкомысленность, и гибкость психики Лекстон все же не бесхарактерный, так что далеко не всегда способен прогнуться под ситуацию, поэтому старается принимать превентивные меры. Как известно, то владеет информацией тот…, ну не правит миром, геморно это, а вот влиять на некоторые события, чтобы оптимально повернуть ситуацию в свою пользу желание вполне объяснимое.
И все же он только «обычный» торговец информацией, а не какой-нибудь «серый кардинал». Таких умников вокруг вообще хватает. Это наверно, как способ выживания. Даже если физически можешь топтать эту землю еще тысячу лет, не факт что тебе это вот так просто позволят. Шутка так же и в ответствености – вот что вызывает у него дрожь и панику, а необходимость постоянно думать и взвешивать свои действия вгоняет в беспросветную депрессию. И ведь есть от чего. Говорят, подобное свойственно гениям, только в более тяжелой форме. Держа в своей голове гигабайты всевозможных данных, не всегда с ходу понятных ему самому и требующих работы со словарем и гуглом, в быту вампир бывает, рассеян до изумления. Он из тех самых «одаренных» личностей, что способны полчаса бегать по квартире разыскивая ключи, которые лежат у них в кармане. В обязательную программу поиска входят не только карманы куртки и поддиванное пространство, но также холодильник и стиральная машинка. Да, прецеденты были.
Считает себя редким видом, не потому что вампир, а потому, что искренне ненавидит сидеть за рулем машины. Водить умеет, но не любит. Мотоциклы, велосипеды, да хоть вертолёт (лицензии не имеет, но знает, как) только не автомобили. Шутит, что пьяным его за руль не пускают, а трезвым он не полезет сам, ко всеобщей радости. Водит Лекс так что укачает даже космонавта. Выносит это только Никки, по этой же причине периодически пытается уговорить Лекса кого-нибудь подвезти.
Лекстон не любит насилия, драк и массовых побоев. Наверно все наследие Люция досталось его сестре. Он вряд ли будет преследовать кого-то по всему городу с обрезом трубы, чтобы раскрошить череп. Но под настроение может сделать оригинальный коллаж в стиле «Эстетика внутреннего мира» из какой-нибудь неосторожной личности, решившей покуситься на его семью. Что поделать, он не то чтобы очень терпелив к ближним.
Кстати у Лекса нет комплекса старшего брата, хотя он действительно старший из близнецов. Зато есть что похуже. Сложно сказать из чего формируется такое отношение, наверное, потому что их всегда было два. Наверно это не понять тому, кто не знает, что такое быть понятым и принятым без условий и оговорок. Что такое принимать, не сверяясь со списком и не пытаясь выставить себя жертвующим собственными интересами. Сестре позволительны любые безумства, вздумавший ей помешать рассматривается как смертник.

Биография персонажа
Лекстон родился десятого февраля 1891 года, на пять минут раньше своей сестры Николь, в семье двух урожденных вампиров, пусть и выходцев из разных кланов. В целом, ему, пожалуй, повезло - старт был неплох.  В состав семейства Корх на тот момент входили: отец семейства - Вилфрид Корх из клана Ван Дер Кройц, мать - Оливия, в девичестве Беккер, а также двое старших детей.
Помимо всяких гувернеров и прочих сомнительных личностей к мировоззрению и складу характера близнецов приложили руки и некоторые родственники со стороны отца - в частности  Мирабелла Кройц. Некто недальновидный в далеком 1891-м сообщил ей, что у нее, видите ли, родились правнуки – близнецы. На беду Мирабелла была и остается дамой образованной, педантичной и принципиальной до зубовного скрежета, хотя есть версия, что все это лишь компоненты чувства юмора, очень специфического и, по-видимому, наследственного. Так или иначе, почтенная вампиресса знала, чем отличаются двойняшки от близнецов и, приехав поздравить новоявленных родителей (лет через пять, не иначе специально выжидала), упорно возмущалась, почему на одного из детей одевают как мальчика, а второго - как девочку,  и требовала определиться, наконец, с их полом. Да-да, непременно, одним на двоих. Причем, явные различия между детьми в качестве аргумента почему-то не воспринимались: сказано, что близняшки, значит, близняшки; и не важно, что рыжий Лекс был явно выше светловолосой Ники – такие технические сложности никого не интересовали. Вилфрид поджал губы и «определился». Детей переодели в пижамы и халаты одного цвета. С тех пор Мирабелла продолжает «путаться» в своих внуках, то ли из чистой вредности, то ли от пережитого шока. Все же провести два месяца (вы так понравились детям, пусть они погостят у вас!) в обществе двух юных чудовищ, от которых в глазах не двоилось, а троилось, не говоря уже про слуховые галлюцинации.
Проще говоря, детьми оба Корха были просто бесподобны. Еще одних таких земля бы просто не вынесла.
Если Лекс в целом производил временами впечатление помешанного, то хотя бы не буйного, то вот Николь полностью унаследовала взрывной характер матери, достойный потомков Люциуса.  Наверное, так они друг друга и уравновешивали. Лекс оставался спокоен, пока буйствовала Никки.
В итоге отец счел, что две агрессивные самки вампира на одну жилплощадь - это перебор, и, когда близнецам исполнилось по восемнадцать, Вилфрид посчитал сей факт достаточным, чтобы выставить их из поместья, - по официальной версии мир посмотреть, жизнь понюхать.
Лекс, еще будучи под крылом родителей и опекой учителей, увлекался зельями и аптекарским делом. Полноценного химика из него так и не вышло. Пробудившийся дух вечного студента гнал к новым неосвоенным граням и горизонтам, а желания корпеть над пробирками еще пару десятков лет не было. Интересы Лекса в этой сфере вполне удовлетворялись знаниями об уже открытых ядах, противоядиях, взрывчатых веществах и летучих газах. Он с интересом следил за новинками, о которых писали и о которых молчали, но сам в изобретатели не рвался.
В 1914 г. юных Корхов навещает дражайшая родственница. В смысле Мирабелла. После ее отъезда в городе становится на двух вампиров больше. В том же году, совместив знакомое с полезным Лекстон  в Валенштайне получает образование фармацевта и лет в тридцать открывает небольшую аптеку(1920 г.). Тогда это была вполне обычная аптека, где просто продавались и покупались не всегда обычные средства.
Спустя три года и переезд в Уэльс на окраинах столицы появилась вторая аптека с донельзя оригинальным названием «Полярная звезда». Причем тут аптека - объяснить было невозможно. Тридцать лет для вампира - не возраст, вить гнезда и остепенятся еще явно рано и, спустя три года. (1926 г.), близнецы сперва возвращаются в Валенштайн, собираясь навестить семью и, разведав новости, отправится дальше, в Лиаван.
К сожалению или к счастью, они пропускают свой поезд и, оправдав это волей судьбы, а не собственным хроническим раздолбайством, решают остаться в Валенштайне еще на год. В итоге этот год растянутся на двадцать лет.
В то время Лекс теряет интерес к своему прежнему увлечению и подумывает о продаже аптеки. Новым увлечением становится история, и он практически переселяется обратно в поместье родителей, вернее в его библиотеку.
Таким образом, сначала поездка откладывалась по семейным и деловым причинам, а потом случилось то нападение в 1930 году. Город бурлит, Вилфрид уезжает в столицу. Кажется, весь клан с головой зарылся во внешнеполитические интриги, но война была неотвратима.
Чем была эта война для вампиров? Наверное, встряской. Кого-то искренне раздражало нарушение спокойного существования и привычных укладов, кто-то спешил оторваться и выпустить пар. Кого-то не досчитались в итоге, устранили под шумок. Однако сдавать Дюссельфолд никто не собирался. Сложно сказать, насколько им не чуждо чувство патриотизма, но вот чувство собственности…
Лекс попеременно относился то к первым, то ко вторым. Его раздражал творящийся бедлам, но возможность испытать некоторые занятные смеси и наглядно изучить анатомию пришлась весьма по вкусу. К тому же, у него было его драгоценное альтер эго, которому нужно было прикрывать спину и все, что к оной прилагается.
Когда осада Валенштайна закончилась, близнецы остались в городе. Лекс, по документам получивший ранение ( вы когда-нибудь видели хромого вампира, а они бывают) какое-то время проработал фармацевтом при госпитале в пригороде Валенштайна. Попутно ему довелось освоить основы штопанья медицинским швом своей неугомонной сестры. Словно стремясь обыграть этот мир в какую-то жестокую игру, она нарочно выбрала самую «беспокойную» профессию. Кто именно протянул ей руку в эту «затейливую» стезю Лекс подозревал, но доказывать и обвинять не было смысла, хотя проломить голову временами хотелось.
Но время течет и меняет русло реки. Дюссельфолд старательно стряхивает с себя последствия, люди стремятся в кратчайшие сроки нагнать все упущенное. Нагнать ту жизнь, которой не могли насладиться. Кажется война и в частности новое оружие, подстегнули прогресс, больше возможностей, больше вероятностей. В 1950-м близнецы уже под новыми именами поступают в университет. Они практично выбирают юридический факультет. Не иначе как с бодуна. Ибо это единственное внятное объяснение столь целесообразного действия с их стороны. Наверно в попытке исправить это упущение, во время очередной поездки в Уэльс, близнецы поступают в местную академию искусств, на этот раз избрав более спорные профессии. Наиболее неожиданным можно назвать выбор Николь, хотя после юриста это уже не кажется странным. Лекс же поступил на художественный. Да ранее не упоминалось, да увлекался, а портретами Никки уже можно год отапливать не маленьких размеров средневековый замок.
Спустя несколько десятилетий, в 1980 году, близнецы все же отправляются в Лиаван. Тогда же, вместе с отчетами от управляющих появляется идея о новом использовании уже открытых заведений. Нет, я не об интимных товарах, это немного позже, но обязательно будет. Речь - о создании собственной информационной сети. Не под прикрытием аптек, слишком просто, банально и непредусмотрительно. Но как основные точки для «торговли» почему бы и нет?
Чужая культура всегда остается чужой, но от этого не становится менее любопытной. Нравы и обычаи порой весьма причудливо отражаются на политике не только страны в целом, но и отдельных сегментов рынка и предприятий. Особенно интересным это становится, когда прекращает быть туристической поездкой и становится, действительно, частью жизни, - просто на новом месте, опять и теперь уже с нуля. Понятия и способы борьбы за сохранность своей жизни и шкуры превращаются в целые философские, если не религиозные, учения.
В разъездах по Лиавану они провели почти пять лет. Возвращение в Дюссельфолд состоялось через Уэльс . Там близнецы провели всего несколько месяцев, не став задерживаться, но не упустив возможности ознакомиться и рассмотреть поближе. И все же они возвращались в Валенштайн, и снова - надолго.
По приезду в родные пенаты Лекс занялся переоборудованием своих аптек. То есть, пардон, дедушкиных. По официальным бумагам Лекс и Николь Корх 1980 года рождения приходятся внуками Лекстону Корху 1891 года рождения и единственными наследниками, получая таким образом три небольших помещения в разных городах Дюссельдорфа. Некогда там работали аптеки. Теперь же они были переоборудованы под магазины интимных товаров. К 2005 году Корхи являются владельцами уже пяти небольших магазинчиков в Дюссельфолде, в том числе и Валенштайне. Через них же происходит связь с различными слоями общества. Вопреки классическим сюжетам из-под полы этих магазинов продаются не наркотики и даже не оружие, а информация. Продается, покупается и обменивается на деньги, информацию или услуги. Каждый может прийти сюда и приобрести то, что ему нужно, каждый может предложить свою цену за молчание или отсрочку. За первой открывшейся точкой в Валенштайне в дневное время Лекс чаще присматривает сам. Под вечер оставляет магазин под присмотром наемных работников. В основном, это студенты, охочие до подработок, не обремененные скромностью и воспринимающие свое временное трудовое пристанище как повод щегольнуть перед друзьями своей смелость и отвязностью. В других точках это, как правило, люди умудренные и достаточно потрепанные жизнью, чтобы не проверять, насколько изобретательно Корхи могут подойти к эксплуатации собственных товаров.
Магазинчик в Валенштайне расположен в одном из не самых благоприятных районов на одной улице с многочисленными пабами и иными сомнительного вида заведениями, днем предоставляющими возможность недорого перекусить, а под вечер - обильно выпить. В этой вакханалии неоновых вывесок, красное сердце, однозначно свидетельствующее о направленности магазина, смотрится более, чем уместно. В целом, эта улица проходит на стыке двух районов и выглядит почти благополучно, тут еще можно почти не опасаться уличных банд, если не углубляться в закоулки.
Одним из немаловажных качеств этого места, является полное выпадение из зоны видимости немногочисленных камер, расположенных у входов в бары во имя сохранения нервных клеток владельцев. Над «Пчелкой», конечно, тоже есть своя камера, «ломающаяся» с завидной регулярностью. И молодой раздолбай-владелец, вместо покупки новой каждый раз начинает ее чинить с упорством контуженного идиота. Таким образом, за время работы «Пчелки» Лекс изобрел 37 способов сломать камеру с последующей починкой. После тридцать седьмого способа дело застопорилось, но он не теряет надежды. А пока, что поломки осуществляются в случайном порядке с помощью бросания костей.

Способности
Абсолютное сознание, ранг - адепт II

Навыки и особенности
Обладает избирательной памятью. Некоторые вещи очень старательно и упорно не помнит. Самоубеждение - наше все, ага. Говорит на трех языках: дюссельфолдский, тезейский, лиаванский. Водить умеет, хотя искренне ненавидит сидеть за рулем автомобиля. Хороший глазомер и крепкие руки прекрасное подспорье в живописи, стрельбе и метание острых предметов, а вампирская сила, еще и тяжелых. Тайными ниндзявскими приемами увы не владеет, только «техникой» уличных драк с применением всего что под руку попадется. Любит подмешивать в чай и конфеты последствия своих экспериментов с травами. Кстати парадокс, зелья сварить он может, а вот макароны нет. Собственно, у него даже вода пригорает.

Планы персонажа на игру:
Даешь активную торговлю! Выявить крупный заговор / выбрать из уже имеющихся / организовать новый и поспособствовать его оптимально феерическому провалу с шумом, помпой и фейерверками.

Планы игрока на игру:
Развлекаться, трепать нервы, искать единомышленников, развлекаться.

Как вы нас нашли?
Live Your Life

Связь с вами
Skype - leckston

Игровой стаж?
Э… с 2007 года где-то. О_о Как я стар!

Отредактировано Лекстон Корх (17.12.2015 22:03)

+2

2

http://savepic.su/6867403.png

Код:
[align=center][img]http://savepic.su/6867403.png[/img][/align]

Как следует оформить подпись?

создание персонажа, пост №2;

Что делать с карточкой?

Оформить её в соответствии с инструкцией в этом разделе;

Что делать дальше?

Оформите тему в разделе "события минувших дней"

Не забудьте также отметиться в переписи населения

Тема находится здесь

Если вы не вампир, то не обращайте внимания на этот пункт

К прочтению свита вампиров

Хотите получить лицензию на ношение оружия?

Выдача лицензии

Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Лекстон Корх