Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 31.12.2023
КВЕСТ
Темный гость
АКЦИИ
нужные персонажи
КОНКУРС
АНТИРОМАНТИК

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Вендиго сердито заворчал, уклоняясь от атаки хозяйки дома, мгновенно позабывшей о своих словах и обещании помочь, едва ей довелось столкнуться с истинной сущностью Сэма. Его низкий рык больше походил на предостережение, чем на дикий рев разъяренного зверя.
Уходя от нападения внезапно отрастившей когти женщины, монстр отскочил в сторону, опрокинув журнальный столик, с шумом отлетевший в стену. Служившее столешницей толстое стекло треснуло и рассыпалось на осколки.
- Еси ты душь, что я собсь тебе эт опть, то сио ошься, - невообразимо коверкая слова, угрожающе предупредил Сэм, человеческая сущность которого все еще упорно боролась с черная магией, трансформировавшей тело мужчины. Впервые переродившись, он пока еще сохранял человеческие привычки, а потому считал своим долгом предупредить, что не будет возмещать стоимость поломанных вещей, раз драка началась не по его инициативе. Он пришел по приглашению и не заслуживал подобного приема.
В груди Сэма поднималась темная волна возмущения и гнева. Голос, казалось, не принадлежавший ему самому, упорно нашептывал на ухо оскорбительные слова, обвинял женщин в лицемерии. «Они все такие… Они смеются над тобой. Эта тоже не сдержит своего обещания. Лгунья, перегрызи ей глотку!» - скверные мысли колючей канвой вплетались в его сознание, причиняли боль, тревожили душу, открывали темную пропасть будущего, где его не ждало не только окончательное превращение в монстра, но и предательство той, кто подарила робкую надежду на спасение. Вновь отпрыгнув в сторону, вендиго облизнулся, неожиданно обнаружив, что внимательно прислушивался к сердцебиению Ровены, думал о том, какова на вкус ее плоть, похожа ли она на сочную оленину, которой он недавно поужинал. Живот тут же предательски свело, поутихший было голод вновь бесцеремонно напомнил о себе.
«Если откусить от нее, то превращусь обратно в человека?» - Сэм не хотел думать о подобном, но навязчивый вопрос сам собой незаметно прокрался в его разум. Ведь он так и не успел узнать, подходило ли ему только человеческое мясо, или вампиры, ведьмы и прочая шваль тоже годились. Он мог бы стать чистильщиком. Взял бы на себя благородную миссию, с которой не в состоянии были справиться люди, освободил бы планету от иных, сожрал бы их всех, раз они имели наглость испоганить его прекрасную жизнь.
Монстр, поселившийся в голове Сэма, алкал крови, жаждал вонзить клыки в теплое тело, почувствовать медленное угасание пульса, требовал раз и навсегда забыть о морали и чести. Перкинс, никогда раньше не поднимавший руку на женщин, с первобытной яростью кинулся на Ровену, стремясь загнать ее вглубь дома.
Он подбирался ближе, отскакивал в сторону, уворачиваясь от острых когтей жертвы, которую еще не так давно считал, если не своей подругой, то весьма неплохой бабой. Сейчас же он хотел только одного – попробовать ее на вкус, узнать способна ли плоть оборотня принести ему хотя бы временное облегчение.
«Оборотень, человек, оборотень!» - его мысли путались, превращались в туманную, не имевшую ни малейшего смысла пелену.
Он вновь подскочил к Ровене, но вместо того, чтобы нанести удар, протянул ей руку, буквально ткнув оголенным запястьем ей в губы.
- Ксай! Я скзал! – зло проревел он, внезапно поддавшись идеи, светлым лучиком осмысления прокравшейся в его помутненное сознание.
Оборотень кусает человека, человек становится оборотнем. Может быть, возможно, ну, пожалуйста… Если его укусит другой оборотень, то в следующую полную луну он поменяет свой вид и станет кем-то менее ужасающим, более человечным.
- Ксай! Ксай! Ксай! – требовал Сэм, тесня Ровену к стене.
Она все равно собиралась его убить, так ей трудно что ли было его укусить, тогда бы он ушел и посмотрел, что произошло бы потом. Сэм не знал, как устроены оборотни, а потому верил в то, во что хотел.
...два... три...
Морган & Октавия & Лора & Рори
Мальчик подошел к машине и заглянул внутрь. Где-то наверху зажегся свет и в окне показалось лицо брата Рори. Однако в отличие от мальчика он увидел не приятного на вид человека, пусть и со странным выражением на лице, а огромное чудовище. Малыш обернулся и увидел Моргана, но не успел принять какое-либо решение, поскольку его быстро затолкала внутрь чья-то грубая рука, а точнее огромная лапа. Дверь захлопнулась и Рори оказался заперт внутри.
Существо село впереди, и машина довольно заурчала. Пока обитатели дома бежали к двери, автомобиль сдвинулся с места и поехал в сторону ворот, которые очень скоро преодолел так, будто бы их и вовсе не было.
Рори испуганно вжался в кресло и открыл рот. Он понял, что совершил большую глупость, когда вышел на улицу, но было уже поздно.
-Рори! – крикнул Морган нечеловеческим голосом. Его гостьи наверняка бы услышали этот крик отчаяния, даже если бы давно спали.
На какое-то мгновение Джованни захлестнула паника. Однако он быстро собрался с мыслями и рванул следом за автомобилем. Автомобиль фактически без труда преодолел закрытые ворота, будто они были всего-навсего иллюзией. Морган почти успел вцепиться в капот, но проскользив на тапочках пару метров встретился лицом с кованными прутьями.
Автомобиль моргнул фарами и двинулся дальше. Морган быстро поднялся на ноги и раздраженно задергал ворота. У него не было под рукой брелка, с помощью которого обычно их открывали, но он быстро сообразил, что рядом есть обычная дверь, запирающаяся на щеколду.
Юноша подбежал к ней и отодвинув засов выбежал на дорогу. Машина быстро удалялась и таяла в темноте зимней ночи, но Морган не собирался сдаваться и рванул с вампирской скоростью вперед. Он бежал так быстро, насколько был способен.
-Морган! – крикнула Лоррейн, – Морган! Кто-то похитил Рори? – впрочем, ответ она так и не получила, поэтому повторила путь юноши.
В отличии от Моргана и подруги она не обладала вампирской скоростью, поэтому могла только пытаться нагнать всех обычным образом. Правда, бежать по сырому снегу в тапочках, одну из которых, кроме того, ей удалось потерять, было довольно сложно.
-Рори! – кричала Лоррейн, не разбирая особо дороги и не чувствуя под ногами землю. Она даже толком не понимала, зачем бежит, ведь было очевидно, что догнать машину на своих двоих ей не удастся. Вероятно, в душе у неё оставалась надежда, что Моргану и Октавии удастся замедлить или остановить похитителя.
Лоррейн даже не поняла, как ударилась обо что-то или об кого-то. Упав на землю, девушка на мгновение потерялась.
"Допрыгался..."
Отец имел обыкновение ворчать, что Рори слишком заигрывается со своими пассиями. Нет, чтобы воспользоваться и успокоиться, либо сразу указать для чего нужна очередная деваха... так, выходит, прав был его старик? Доигрался?
Прокатившись по снегу фактически в обнимку с преследовательницей, молодой оборотень поспешил отползти при первой же возможности и приготовиться позорно тикать, вернее организованно отступать, но... замер. Что-то не вязалось. Например - запах. От девицы воняло и далеко не дешевыми духами.
Кровосос? Да не, чушь, но запах...
- Детка, если мы когда-то переспали, то ты залетела не от меня. Если тебя обидели сосуны - дело другое, я им быстро клыки повырываю, - выдохнул парень, несколько пришибленный всей ситуацией и потому не сообразивший вылезти из небольшого, наметенного ветром сугроба. - И скажи, что дело в кровососах, от тебя этой братией уж крепко воняет.
Будь Октавия обычной девчонкой, она, скорее всего, осознав, что произошло, в ужасе упала бы на снег и расплакалась. Но в данном случае клокочущий внутри адреналин, выброшенный в кровь стрессовой ситуацией, не позволил ей остановиться на полпути. Не без труда нагнав странно светящуюся машину, ей удалось вцепиться в дверную ручку, однако дверь оказалась заперта. Взгляд девушки переместился чуть выше, пронзая прозрачное стекло и вытаращив глаза, она едва не отпрянула в сторону, обозревая существо, сидевшее за рулем. В тот же миг тонкие пальцы, обожженные холодом метала, соскользнули с ручки, и девушка, столкнувшись бок в бок с корпусом автомобиля, почувствовала, что через пару мгновений просто отскочит, как резиновый мячик в сторону, кубарем полетев в близлежащий сугроб. Поэтому, собравшись с духом и судорожно стараясь припомнить то, чему ее учили в школе мистера Эллингтона, попыталась воспользоваться способностями. Приложив усилие, вампиресса воззвала к своей крови, заставляя часть вязкой жидкости выбраться на поверхность, и, создав что-то вроде молота, что было силы ударила по стеклу. Она пока еще не до конца понимала свою руну и не вполне ей владела, а потому не была уверенна в том, что из этого что-нибудь получится. Однако в случае бездействия она рисковала значительно отстать от похитителя, оставив Моргана наедине с чудовищной тварью. читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Вернон Лагранж


Аnkеta: Вернон Лагранж

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
-

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)

Национальность персонажа
Ляфирец-космополит

Возраст персонажа
31 год/4.07.1974

Пол персонажа
Мужской

Фракция
Пневматик

Социальный статус
Врач-психиатр в городской клинике Валенштайна

Внешность персонажа
Средний рост. Крепкая, тренированная фигура  - впрочем, любой профессиональный атлет, актер или жиголо в этом плане даст Вернону огромнейшую фору. Слегка загорелая кожа. Гордая и надменная осанка, неизвестным образом удерживаемая даже в самых, казалось бы, проблемных ситуациях. Оценивающий, проницательный взгляд холодных темно-серых глаз, пробивающийся даже сквозь плотную маску доброжелательности - в весьма краткие моменты пребывания в состоянии человеколюбия. Достаточно редком состоянии, надо сказать: большую часть времени весь вид доктора Лагранжа как бы намекает в лучшем случае на отстраненность и нейтралитет.
В одежде, как правило, предпочитает разумный компромисс между удобством и элегантностью; следит за модой исключительно на уровне обычного современного человека, не вырываясь в авангард и не оставаясь на днище.
Всем своим видом ляфирский эмигрант излучает уверенность, переплетенную с нахальством, независимостью и самодостаточностью - и, следует отметить, наверняка не без причины.

Характер персонажа
Вернона трудно назвать альтруистом, гуманистом, да и просто хорошим человеком. Хотя бы потому, что пневматики, строго говоря, не являются людьми... а темный дар, преследующий с самого рождения, открывающий взору все тщательно скрываемые темные стороны окружающих - но не самого себя, настраивает на неосознанное восприятие окружающих в качестве жестоких, самолюбивых и подлых тварей. Не исключено, что причина кроется и в другом - но каковы бы ни были причины, в разуме Вернона четко закрепилась весьма нелицеприятная и, к слову сказать, весьма правдивая мысль: ничто и никто не позаботится о тебе лучше, чем ты сам, и невозможно думать о чем-то или о ком-то прежде, чем о себе. Честь мундира, клятвы, патриотические чувства, национализм, вера,  дружба, любовь - все это не более, чем ширма, вульгарный макияж, маскирующий неприглядный оскал махрового эгоизма; те же, кто изо всех сил подталкивают к выводам о важности подобных понятий - не более, чем гнусные манипуляторы, обожающие загрести жар чужими руками. Все это, в сумме с иронично-презрительными манерами поведения, не без оснований наводит на мысль, что перед нами - человек насквозь подлый и эгоистичный, из тех, что готовы продать могилу матери, стоит кому-нибудь предложить более-менее подходящую цену.

Так ли это на самом деле - трудно судить. Могилы матерей давно перестали быть ходовым товаром, относительно мирное время стирает границы между степенями предательства, ну а количество хмурых и недоверчивых личностей настолько велико, что этой характеристикой давным-давно никого не удивить. В целом же Лагранж скорее нейтрален, чем однозначно добр или зол. Превыше всего оценивая собственную свободу и собственные интересы, пресекая любые попытки вмешательства извне, он, тем не менее, не слишком стремится посягать на интересы других без особенной необходимости.
Чувствуя негативные эмоции всех и каждого окружающего - "спасибо" темному дару некромантии - наш герой вполне объяснимо старается избегать близкого контакта с большим количеством незнакомых людей. Не потому, что темные эмоции перегружают психику, возбуждают депрессивные психозы и влекут к безумию -      время, когда восприятие было чувствительно к подобным влияниям, давно и безвозвратно прошло. Все гораздо проще: любой из вас сможет ощутить подобные чувства. Достаточно изо дня в день ежеминутно слушать один и тот же репертуар одного и того же исполнителя, не отрываясь ни на час. Периодически накатывающие смертная скука и меланхолия,  побороть которые могут лишь крепкое спиртное, теоретически наркотики и уж совсем неординарные происшествия стали верными спутниками нашего героя; эгоизм и паранойя - естественным следствием из первых, ну а органическое неприятие навязывания кому-либо чужой воли - разумеется, кроме своей собственной - побочный эффект. Едва ли от него стоит ждать бескорыстной помощи - но не исключено и это. не исключено вообще все, что угодно.
Интересов осталось не так уж и много. Неординарные случаи из работы. Алкоголизм в баре - как правило, в одиночестве. И неясное желание что-то изменить... неведомо как, неведомо что и неведомо зачем.

Биография персонажа
Сложно сказать, шутил ли Абсолют, выдавая приказ на рождение предрасположенного к тьме и злу ребенка в столь приятный и светлый день. Сложно сказать, существует ли Абсолют вообще и способен ли он шутить, если существует. Но так или иначе - именно тогда, 4го июля, под ласковым герсенским солнцем в семье отстраненных от теневого мира магов на свет появился сын.
Наверное, они хотели лучшего. Как и все родители, в общем-то говоря. Наверное, в их понимании лучшей судьбой было бы не знать о том, из чего состоит мир на самом деле.
Жить, как живут миллионы людей - не страшась отзвуков затерянных в ночи неслышимых шагов; не боясь выйти на улицу в час, когда народившаяся луна заливает сверкающие во мраке стекла таинственным светом; не привлекая отраженным страхом чужие когти и клыки, а запретным знанием - взгляды алчных манипуляторов и исполненные завистью глотки ни на что негодной толпы.
Все вышло иначе. Разбавленная кровь, смешавшись в одном сердце, дала неожиданно сильный итог.
В тринадцатилетнем возрасте  мальчик стал кричать по ночам. Отворачиваться и убегать, видя проявления слишком сильных чувств. И без того не особо дружелюбный, он стал сторониться людей - словно само их присутствие причиняло ему физическую боль. Доктора пожали плечами и, на ходу меняя диагнозы от СДВ до МДП, назначили горы сомнительных веществ, в лучшем случае оказывающихся просто неэффективными. "Психоз прогрессирует" - говорили они, но родители и так знали, в чем дело.
Тьма прорвалась.
Предрасположенность к некромагии - нечастое явление. Еще реже она развивается, если с предрасположенным не заниматься специальной подготовкой. Но стоит ей проявиться...
Нет, даже в этом случае несчастный не обретает сверхсилы. Он вообще не обретает никаких сил, в отличии от адептов стихии. Единственное, что обретает чувствительный к тьме - боль. Не физическую - но куда хуже. Боль, отраженную в резонансе чужих страданий, грязных мыслей и образов мрака. Разрушающую душу, заставляющую покинуть всех и, спасаясь от нее, сойти с ума. Либо, терпя и превозмогая, научиться игнорировать ее - и вместе с тем потерять способность чувствовать краски мира, разучиться любить и верить, не видеть ничего, что находится выше могильной плиты, в которую медленно превращается мир.

Родители знали, что ждет их сына на Форлаке. Точнее - предполагали, вполне естественным для любых родителей образом все преувеличивая. Они не были одержимыми или злодеями, не были даже некромантами - слепой случай и бездумная рекомбинация хромосом все решила за них. И они боролись, не оставляя надежду заглушить темный призыв, мешая антидепрессанты с волшебными отварами, щедро продаваемыми знакомым целителем, и столь же старательно держа сына как можно дальше от теневой стороны мира. Опасность, исходящая из тайного знания, казалась значительно большей, нежели шанс сойти с ума...

Так прошли пять коротких лет.
Растущий Вернон был почти нормальным ребенком - не считая частых перемен настроения, необъяснимого секундного отвращения к некоторым людям, а также интереса ко всему тому, от чего родители упорно пытались оградить - конечно, в виде легенд, имеющих мало общего с реальностью... но все-таки имеющих.
Порой происходили и более странные вещи - игра в бейсбол, в ходе которой бита в руке нашего героя внезапно ломалась пополам при ударе о мяч, была еще не самым странным из всех происшествий.  Но время исцеляет многое - и со временем инциденты плавно сошли на нет. Родители наконец-то нашли успокоение... не зная о массе последствий, ждущих юного мага, не прошедшего восхождение. Они вообще о многом предпочитали не знать.

А потом их не стало.
О той страшной авиакатастрофе под Бордо студент столичной медицинской академии Лагранж узнал лишь спустя несколько дней. И без того пошатывающееся физическое и душевное здоровье, медленно разрываемое на части неконтролируемыми потоками магии, выдало полную декомпенсацию. Что было дальше - не помнит даже он сам...

Его нашли друзья. Точнее, тогда он еще не знал, что они - друзья. Три дня коматозного состояния вообще достаточно плохо влияют на запоминание лиц. Был ли это спланированный ход неведомых властителей, по неясной причине заинтересовавшихся очередным ни на что негодным сопляком, или же всему виной спонтанный приступ взаимопомощи, не особо характерный для темных, неизвестно уже никому... да и не имеет значения. Случившееся - случилось.

Их было трое. Вернон, как нетрудно догадаться, был самым младшим. И самым последним прошедшим восхождение, едва не погибнув от каскадной полиорганной недостаточности. 
Как ни странно, информация об истинной картине мира, о древних цивилизациях и о столь же древних словах силы, одновременно похожая на ненаучную бульварную фантастику и на бредни шизофреника, не вызвала особых впечатлений. Может быть, потому, что именно эти сведения дополняли и делали реалистичной мозаику более чем реальных, но при этом доселе необъяснимых явлений; может - потому что память крови и предназначение не дано обмануть никому и никогда; может быть... может быть что угодно...

А потом началась учеба. Безумное соединение официальной, человеческой - в медицинской академии, и иррациональной, злой и темной - у мистера д'Эсу, как сухо называл себя тот самый волшебник, что спас жизнь чрезмерно опекаемого "дитя". Впрочем, злым и темным искусство некромантии Вернону казалось не более, чем курс физиологии с его непременным и массовым уничтожением ни в чем не повинных амфибий. А говоря точнее - ему было все равно.
Равнодушие сопровождало его всюду - и с каждым днем, с каждой неделей, с каждым месяцем и годом его становилось все больше. Равнодушие, холодная отстраненность и ужасающая, смертная тоска - давний спутник всех узнающих слишком много, слишком рано и слишком быстро. Медленно расползаясь по всем слоям сознания, они окончательно изменили и без того не особенно дружелюбную и человеколюбивую личность мистера Лагранжа. Шли годы, закончился срок обучения медицине - молодой психиатр, будто бы видящий недуги своих пациентов каким-то внутренним зрением, а потому не ошибающийся в диагностике душевных болезней, готовился к стремительному карьерному росту... но судьба вновь высказала свое не терпящее альтернатив мнение.

Иногда Вернону казалось, что злой рок преследуют персонально его. Крайне неудачная судьба родиться с таким "даром". Потеря родителей. Потеря собственной души - если она, конечно, существует - с заменой ее на фальшивую и пустую оболочку. Потеря перспектив счастливой жизни с любимым человеком - просто потому, что посвященные смерти не способны любить. И как апофеоз безумия, охватившего былые ночи - потеря учителя, потеря тех, кого можно назвать друзьями... потеря всего.

И лишь позже, уже бежав от буйствующих "светлых" фанатиков - чьи бесчинства, понятное дело, нигде и ни в каких СМИ не освещались - в сопредельный Дюссельфолд, прослужив несколько лет в рядах Дюссельфолдскиой армии, "отрабатывая" гражданство, накапливая деньги на жизнь и создавая облик добропорядочного гражданина, уже наладив жизнь и исчерпав необходимость прятаться, Лагранж осознал, что все беды в конечном счете привели лишь к лучшему. Можно спорить, применительно ли здесь слово "лучший" - однако бесстрастные факты очевидно говорят именно об этом.
И все-таки, неясное чувство... нет, не безразличия и душевного холода - но пустоты, всепоглощающей и зовущей пустоты, внезапно открывшейся на месте метафизического сердца, все чаще посещает бессонные ночи, словно советуя готовиться к чему-то очень важному. К чему?
Кто знает...

Способности
Некромантия уровня Адепт-I

Навыки и особенности
Навыки:

- Некромантия, знание нескольких основных ритуалов, усиливающих эффект заклинаний. В зельеварении не силен.
- Доскональное знание психологии людей, да и не только, по сути. Но людей - больше.
- Высшее медицинское профессиональное образование, со всеми вытекающими общими медицинскими знаниями, навыками и умениями.
- Специализация на клинической психиатрии. Также, присутствует лицензия судебно-психиатрического эксперта.
- Умеет водить легковой автомобиль и мотоцикл.
- Теоретически, умеет стрелять из штурмовых винтовок и подобного автоматического оружия. В армии учили, ага.
- Неплохо стреляет из пистолетов - по крайней мере, спортивных. Посещает секцию по пулевой стрельбе.
- В компьютерной технике и прочих бытовых вопросах разбирается на уровне среднего человека.

Особенности и привычки:
- Неплохая физическая форма. Как у среднего человека, короче говоря.
- Склонен к подозрительности, недоверию, иронии и сарказму.
- Достаточно бедная мимика и невербальные сигналы.
- Редко улыбается, а когда делает это - окружающим кажется, что он издевается над кем-то из них.
- Вообще не богат на эмоции. Уж точно не делится собственными переживаниями ни с кем. По крайней мере, пока что.
- Пьет, курит.
- Не имеет ничего против невнутривенных наркотиков.
- В целом толерантен.
- Политически достаточно индифферентен до тех пор, пока не увидит что-то, по его мнению нарушающее его права. Хотя лет в двадцать несколько раз посещал марши правых, еще в Ляфире.
- Нравятся рыжие женщины. Не обязательно, но скорее всего. И не надолго.

Как вы нас нашли?
Случайно на палантир

Связь с вами
Админ в курсе

Игровой стаж?
Чуть более трех лет

http://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1850-2.pnghttp://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1847-1.pnghttp://deaths-lover.ru/uploads/000e/9c/74/1850-1.png

Отредактировано Вернон Лагранж (14.03.2013 13:13)

+4

2

Карточка Вашего персонажа готова. Скопируйте код и перенесите карточку в тему "карточки персонажей" в соответствие с инструкцией. Вы также можете создать дневник своего персонажа в теме дневники персонажей. Заполните подпись и можете играть. Добро пожаловать в Валенштайн, ваши тапочек http://savepic.su/2522896.png чувствуйте себя как дома и приятной игры!
http://s3.uploads.ru/w0UAQ.jpg

Код:
[img]http://s3.uploads.ru/w0UAQ.jpg[/img]

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Вернон Лагранж