Любовники смерти - это...
Первый авторский кросстайм. События игры параллельно развиваются в трех эпохах - во времена легендарных героев X века до н.э., в дышащем революцией XIX веке, и поражающем своими технологиями XXI веке.
ORIGINALS UNIVERSE
13 years crosstime
НОВОСТИ
от 09.05.2024
КВЕСТ
Лагерь
АКЦИИ
нужные персонажи
7 ВЕЧЕРОВ
7 ВЫБОР

Любовники Смерти

Объявление

СЮЖЕТ
984 г до н.э.
1881 год
2026 год
НОВОСТИ

В настоящий момент на форуме разрабатывается новый сюжет, который будет посвящен XX веку. Кроме того, X век до н.э. уже успешно стартовал и вы можете принять в нём участие!

Жанр: Авторский мир, городское фентези, мистика;
Рейтинг nc - 21
ПОБЕДИТЕЛИ НЕДЕЛИ Маги ❂ 13 постов


Тишина имеет множество различных оттенков, однако за долгие годы своей жизни Ворон, казалось бы, успел изучить их все. Еще до момента Творения, когда вокруг не было никого и ничего, у него было много времени на то, чтобы проанализировать все это многообразие, пропустить его через себя, а позже, после обретения Эны, наскучить им, ведь когда ты не один, последнее, о чем станешь думать, так это о тишине.
Но сейчас все снова вернулось на круги своя: Киаран опять был один, и уши его, подобно вате, были заполнены Тишиной. Впрочем, то статичное состояние, в котором сейчас пребывал Ворон в положительном смысле значительно отличалось от периодов отчаянного безумия, накрывавших его в тот самый момент, когда безысходность достигала своей наивысшей отметки. Тогда Киаран забывал о том, что некогда носил звание демиурга, и единственное желание, которое у него оставалось, заключалось в одном только разрушении.
- Кажется, я не звал гостей, - хотя Ворон не размыкал губ, в тишине прозвучал хриплый голос, больше всего своим звучанием напоминающий карканье его младших собратьев. Птицы, всегда служившие Киарану глазами и ушами, обладали достаточно склочным нравом и крайне негативно относились к чужакам, решившим покуситься на их территорию.
Хотя абсолютно чужой гостья, потревожившая покой Ворона, для окружающего их мира не была. От женщины исходил свет, заметный даже сквозь сомкнутые веки погруженному внутрь себя Киарану, хотя истинным его источником она не являлась. Свет принадлежал Эне, божественному фениксу, сестре и возлюбленной Ворона, чью силу вместе с яйцом, в котором богиня готовилась к своему новому перерождению, украли пневматики из Третьего мира, в число которых входила и эта самая женщина.
- Хотя какой вежливости стоит ждать от представителей твоего вида, – хотя Киаран оставался молчалив и недвижим, голос, который слышала гостья, постепенно креп, словно набирался силы, отражаясь от стен. Пока еще отдаленно, но в нем уже начинал слышаться тот гнев, что владел Вороном последние пятнадцать лет.
Спустя многие века поисков ему удалось обнаружить след Эны в одном из сопредельных миров, однако вернуть сестру домой он так и не смог. Увы, и боги порою оказываются не всесильны, особенно если пытаются играть на чужом поле. Фигура Киарана взмыла над полом, мужчина раскрыл свои широко расставленные льдисто-голубые глаза и посмотрел на магичку, в свое время разрушившую его последнюю надежду. Он взмахнул рукой, и тело Лоррейн мощным потоком воздуха впечатало в ближайшую стену, или вернее то, что от нее осталось. Хотя мир, созданный Вороном, умирал, дух его был все также опасен, как и в лучшие дни. Усугубляло ситуацию еще и то, что терять ему тоже было нечего. И если раньше Киаран мог позволить себе оставаться гуманным, все прощать и быть спокойным, то сейчас больше всего на свете Ворон желал сломать девчонке хребет и снова погрузиться в тишину, которую она так нагло нарушила. И только лишь на самой границе сознания Киарана мелькнул слабый интерес, заставивший его немного помедлить с расправой:
- Так о какой же помощи ты пришла просить, эгоистичная девчонка?
по горячим следам
Мор & Октавия & Лора & Рори& Эл
-Эл! – воскликнула девушка, обрадовавшись тому, что они наконец-то встретились. Маг выглядел уставшим, но вроде бы твердо стоял на ногах. – Удалось выяснить что-нибудь ещё? – сразу же спросила она, – нам нужно как-то понять действительно ли Темный гость похитил брата Моргана.
Всегда существовала вероятность, что в Смоуке было больше одной твари, похищавшей детей. Девушка невольно вспомнила день Урожая, который в этой действительности прошел спокойно, а в её был довольно насыщен благодаря неожиданно ожившим городским легендам, которые норовили убить всех, с кем сталкивались.
– В нашем дурдоме пополнение? – осведомился Годфри и развел руками, обращаясь уже непосредственно к незнакомцу: – Добро пожаловать на фрик-шоу, прошу познакомиться с нашими монстрами, – процитировал он одну из популярных песен и кисло улыбнулся.
Было видно, что маг невероятно устал и в принципе выглядел как-то болезненно, но едва ли он планировал бросать все на произвол судьбы. Конечно, команда по спасению малолеток собралась внушительная, однако знали ребята лишь часть общей истории (если та была общей). читать далее...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Юлий Кавендиш


Аnkеta: Юлий Кавендиш

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Старые имена и фамилия персонажа
Йожеф Винце, Хенрик Пинтер, Юлий Франке, Триггви Густавсон, Гюнтер Кадек, Юлий Мортерсен

Ваше настоящее имя (в реальной внефорумной жизни*)
Сашенька

Национальность персонажа
Эросианец/ не расист

Возраст персонажа
2879 лет/приблизит. 17.03.975 г. до н.э.

Пол персонажа
Мужской

Фракция
Вампир/потомок Рикара, принадлежит к Старому Свету

Социальный статус
Официально - безработный; В действительности держит акции крупной табачной компании, также является владельцем сети галантерейных магазинчиков; управляет активами с помощью подставного лица.

Внешность персонажа
Весь из углов - и острых - плечи, локти, коленки, даже костяшки пальцев, даже лицо, детское, неудобное, сменить бы его уже, снять надоевшую маску, а не выйдет. Никто не хотел бы застрять в четырнадцати, а я застрял, как муха в янтаре. Голос замер в вечной переходной точке, не чистый детский, не глубокий мужской, неожиданные падения в бас или фальцет, крик, звучащий то визгом, то шёпотом. Я выглядел бы на семнадцать, если б не это и рост. Не так уж мало - 175 см, не 160 же, но младшим моим братьям я по плечи, даже в ботинках на высокой подошве.
Волосы пегие, только начали темнеть тогда, почти за тысячу лет до этой эры, вихор то и дело вскакивает у уха.
Глаза зеленоватые, под выдающимися надбровными дугами, смотрят остро, бегают. Не мальчик, а зверёк. Нос как нос, коротковат, губы узкие, рот для того только есть, чтоб скалиться крепкими белыми зубами.
Жилистый, широкоплечий, с узкой талией и бёдрами, мальчик-трапеция, мальчик-богомол, ах, эти руки, эти ноги, это непропорциональность оленья, говорят мне, хватит, хватит, поносили бы вы её на себе.
Женщины бальзаковского возраста называют это очарованием юности, смотрят хитро из-за вееров.
Я неплохо сложён, несмотря на углы, я, мол, вырасту в настоящего героя-любовника. Как же-как же, дорррогие, почему нет?

Характер персонажа
Я - лжец. Я - шут. Я - фокусник, висельник, ещё немного палач, отшельник, сумасшедший, ловкач, вор, политик, философ, убийца. Или был ими много лет назад.
Кто я сейчас? Маразматик, не брезговавший играть с собственным сознанием столь часто, что уже и не знаю, что делал вчера, сегодня, минуту назад, зато помню деталь в деталь события двухсот- а то и двухтысячелетней давности? Консерватор, не желающий выглядывать на улицу, запершийся в обветшалом замке с сумасшедшей женой, как персонаж дешёвого викторианского романа? Эксцентричный старик, нацепивший детское лицо поверх всех своих морщин и шрамов?

Мои родные интригуют, заводят романы, плодятся, как кролики, спорят с судьбой.
Я наблюдаю. Смотрю за порядком, сочувствую старшим, припугиваю младших, когда слишком заиграются. Они очень жадные, мои родственники - до жизни, до крови, до веселья. Это красиво. Я тоже играю, но моей игрой всегда была ложь.
Может быть, я солгал вам каждым словом. А может и нет.

Биография персонажа
Амадеус уже пал, когда я родился. Великий Пир кончился, кланы враждовали, скучали по былому великолепию. Я рос.
У нас ещё были рабы, и мы вовсе не хлестали их плетями и не продавали семейства по разным домам. Раб ценился по тому, сколь образован он был: мои учителя по географии, словесности, истории не были свободными людьми - и это было в порядке вещей. Они прибыли из других, незнакомых мне стран, волнующих воображение столь непривычными укладами. Я был не очень хорошим учеником, но когда меня обратили, отравив еду - год стоял не помню какой, на современный лад 961 до нашей эры - решил им стать. Мне не хотелось больше выходить на улицу, меня пугал собственный голод и сильные, жадные, чёрные эмоции, проникающие в мою голову как будто извне. Я усмирял плоть, подобно паломнику, и сдерживал чувства, я пробовал самобичевание, оставлял на коже своей рубцы и кровоподтёки, даже серьёзные раны, но всё заживало, как на собаке. Тогда я понял, что Бог бросил меня. Правда, забыл, какой именно это был бог.
Я испытывал глухую тоску и неприязнь ко всему, пока отец не взял меня в Сенат. Там я понял, что нет ничего слаще лжи. Я был её проводником, её пророком, её совершенным оружием. И плевать, сколько мне было лет, двадцать шесть или всё те же вечные четырнадцать. Науки открылись мне с новой стороны, а дядя Тэсматис пришёл ко мне на помощь в плане изучения небесных светил.
Между тем на пороге стояла война (отчасти, может, виновато то, что родственники мои продолжали плодиться - как и весь вампирский род, места казалось так мало, мы же привыкли к большим территориям). В ней погибла моя бабушка. Чтя уставы семьи я участвовал в этом, но лишь как гонец и шпион. Мне было за что мстить, но я не хотел.
Кончилась война, рождались всё новые члены семьи, чьих имён я не запоминал, находясь в своём маленьком аду, метаясь меж опостылевших мне стен или уходя в небытие собственного разума. Когда Микаэль создал кинжалы, возможность смерти прельстила меня, она стала такой близкой и реальной, что кровь запела в жилах, сделала меня, мертворождённого, живым - только тогда я почувствовал вкус существования, всю его полноту. Желание покинуть Арканум росло, но я решил ждать - уж чего-чего, а времени мне хватало.
Умерла моя мать - чьи это были интриги неизвестно и по сию пору. Я покинул дом и странствовал по материку, притворялся дервишем, рабом, разносчиком сладостей, циркачом. Жизнь обрела запахи - я знал всё в этом мире, но попробовал впервые. Я потерял невинность с проституткой, она пахла кислым вином и потом, я пил это вино прямо из её шеи, я впервые отнял жизнь. Небесные светила не доставали своими лучами до тех пещер, в которые я спускался. На тех вершинах, которые я покорил, никогда не таял снег.
Время тогда было медленное, тягучее - помню, больше десяти лет я только пас коз на зелёных холмах Арканума, похищал тайком деревенских девушек из их глинобитных хижин. У них были налитые упругие тела, глаза чёрные, как оливы. Я лгал им про любовь и чужие земли , они отдавали кровь охотно, звали меня мальчик-пастушок. они были не умнее коз, не умнее земли, на которой стояли их дома, но им и не надо было.
Впрочем, от этого сна я тоже устал. ещё до того, как пала империя. Пошёл в добровольцы и разрушал её, любимую и величественную, боем своего барабана, сладкими своими речами (в бой мальчишку не взяли бы, но я знал, где пригожусь).
Изменившийся Арканум не был мне так интересен, и я первым же кораблём уехал в Лациум. Там я бродил, как мальчик-жонглёр, приглядывался к другим звукам и другому небу (звёзды здесь казались мельче, поворачивались другим боком). Чужаки невзлюбили меня, но и я не испытывал к ним жалости, кровь моих обидчиков, впрочем, была неприятна на вкус.
На ярмарочной площади, у столба, где все оставляли свои просьбы и объявления, Матильда показывала трюки с ручными мышами, она была костлявая и гибкая, как змейка. Я всё смотрел на неё, на наглость и находчивость такой силы, что чудом уместились в этом маленьком теле. Я был заворожён, я пришёл к ней с этим, впервые действительно попавший в плен. Она отправила меня к "чертям собачьим", а через месяц собралась уехать с одним горбоносым моряком. Я свернул ей шею, а потом заставил себя забыть про это, но она приходила ко мне ночами, с головой, склонённой набок, и пела свои мрачные портовые песенки, а мыши плясали и грызли мои кости. Мертвой она была ещё притягательней. как жаль, что это была только галлюцинация, подкинутая мне моим сознанием.
Отец вспомнил обо мне, я был ему нужен, я и мой хитрый язык. Мы обсуждали стратегии и планы расстановки войск в этой новой войне, уж и забыл, как она звалась. Всякий пыл жизни во мне спадал. К концу войны я почти иссяк, отец разрешил мне отправиться на покой, но обременил женой - ей было и вовсе тринадцать, какая-то дальняя королевская родственница. Оказалось - с дефектом, умалишённая, сначала она хотя бы говорила, а потом перестала почти, агрессии ей было не занимать, пол-замка расколотила, пожалуй, пугала бедных слуг до горячки. Я привык к ней, не собирался держать её в башне, пока не выпрыгнет. Мы сошлись, считали вместе камни в кладке, кричали на лунный свет. Я сделал её вампиром, когда по округе пронеслась эпидемия холеры, боялся потерять - она была единственным моим другом, верная, как собака, и совершенно-абсолютно-двинутая, как я сам.
И годы шли, я выбирался из своего замка лишь когда назревало что-то интересное (таковое случалось редко - заинтересовать меня было задачей трудновыполнимой), в свободное время коллекционировал собачьи чучела и особо впечатляющие убийства.
Как вдруг случился 1414, такой шумный год, весёлый, я помог свергнуть Корнелиуса - всему своё время - и даже поучаствовал в создании конвента власти, красиво вышло, ничего не скажешь.
Ныне всё продолжается по-старому, мы с женой продолжаем играть в покер в нашем осыпающемся поместье (я играю за двоих, но с моим расстройством личности это довольно просто, а она кусает обивку кресла и поёт неразборчиво) - но, к несчастью, отец снова попал в переделку с одной из очередных своих жён (уже почившей) и сбросил на меня заботу о своей псарне, где все такие молодые и задиристые, совсем не знающие своего места. Ну что ж, почему бы и нет?

Способности
Мастер I, Руна Абсолютное сознание

Навыки и особенности
Отвратительно готовит, с техникой совершенно на "вы" и хуже, она так и норовит взорваться в его руках, мастер карточных игр всех мастей, лютый обманщик и говорун, обожает телефоны доверия, расходует огромное количество средств по уходу за кожей, так же обстоит дело с парфюмерией и различными косметическими средствами. Обожает принимать ванны и при этом ненавидит плавать. Находит особую привлекательность в гольфе, но играет посредственно.

Планы персонажа на игру:
Вдоволь напакостничать и порезвиться, пугая юнцов из доверенного ему клана

Планы игрока на игру:
примерить на себя необычного персонажа

Как вы нас нашли?
через Live Your Life

Связь с вами
triash@ya.ru

Игровой стаж?
пару месяцев

Отредактировано Юлий Кавендиш (24.09.2015 22:26)

+4

2

http://savepic.ru/7826288.png

Код:
[align=center][img]http://savepic.ru/7826288.png[/img][/align]

Как следует оформить подпись?

создание персонажа, пост №2;

Что делать с карточкой?

Оформить её в соответствии с инструкцией в этом разделе;

Что делать дальше?

Оформите тему в разделе "события минувших дней"

Не забудьте также отметиться в переписи населения

Тема находится здесь

Если вы не вампир, то не обращайте внимания на этот пункт

К прочтению свита вампиров

Хотите получить лицензию на ношение оружия?

Выдача лицензии

Подпись автора

Ты пришел и говоришь: Авалон, мне нужна справедливость, мне нужен пост. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал меня крестным админом.

Хронология

0


Вы здесь » Любовники Смерти » Удаленные анкеты » Аnkеta: Юлий Кавендиш